Игнат
13.11.2015 236 0.0 0

 
16
Игнат

А. Дешабо

Игнат не хотел об этом думать, но мысли упорно вспыхивали в его мозгу и долго не хотели гаснуть. Квартира, в которой он жил, досталась ему от родителей. Это был небольшой трехэтажный дом, окрашенный в розовый цвет с большими итальянскими окнами. Дом был построен в давние времена, когда в городе практиковалась точечная застройка. Отец Игната получил эту хрущевку, работая в монтажном спецуправлении. Главный архитектор города, при выделении участка под застройку, положил глаз на пустырь. Бытовавшая молва, что здесь в древности располагалось кладбище и находили кости не только людей, но и животных и даже однажды нашли челюсть динозавра. Но достоверных данных, ни в городском архиве, ни в историческом музее не было, да и на это никто не обращал внимание, и дом был построен. Несколько лет тому назад родители Игната уехали в деревню, купив там недорогую сельскую избу.
Отец тогда сказал: - подальше от генно-модифицированных продуктов и электромагнитного смога. Игнат был несколько раз у них в деревне. Там действительно была тишина и чистый прозрачный воздух. А в природе чувствовалась умиротворенность, и казалось, что время течет гораздо медленнее. Не было такой концентрации психической энергии. Но жить в деревне он не хотел, какая - то непреодолимая сила тянула его в город, в его двушку, не большую, но уютную.
Так какие мысли вспыхивали в его мозгу, и он их отгонял, но они возникали снова и снова. Ему казалось, что в доме кто-то есть, кто-то живой появляется рядом с ним. Игнат чувствовал его, но никогда не видел. И все же это случилось.
В то воскресное утро Игнат решил поспать подольше, спешить было некуда. Погода стояла слякотная, ноябрьская, с мокрым снегом и пугливым морозцем, который
- то наступал, то быстро таял по несколько раз в день. Игнат спал, а может, нет, ему только казалось, что он не спит. Он увидел сгущение света в районе кладовки, которую он все собирался сломать и на ее месте сделать вход в комнату и тогда бы его смежные комнаты, превратились бы в отдельные, изолированные. Свет продолжал неспешно сгущаться, превращаясь в человеческую фигуру, и перед ним предстал человек, если можно сказать, в классическом обличье учителя. Еще какое – то время они молчали, и Игнат услышал приятный мужской баритон.
- Я твой учитель. Я должен показать тебе планету, на которой живут люди похожие на вас, но они совершенно другие. Неожиданно Игнату стало легко и весело. То от чего он отгонял мысли, проявилось и оказалось совсем не страшно, а даже забавно.
- Ну и как же мы посмотрим на эту планету? – Игнат иронично задал вопрос учителю, - у меня даже нет телескопа – добавил он.
-Это гораздо серьезнее, чем ты думаешь – ответил учитель. – У тебя в кладовке открывается портал, он очень древний, ему двадцать шесть тысяч лет и сейчас пришло время, когда он заработал с новой силой. Хочешь войти, попробуй!
Игнат едва втиснулся в кладовку. У него только успела промелькнуть мысль – странно, у папы Карло был нарисованный очаг, у меня портал межзвездных путешествий, что это прогресс или разные уровни мировосприятия? Не успел он добраться до окончания своей мысли, как они оказались на зеленой лужайки небольшого сквера в огромном городе.
Они не шли, а проплывали на высоте 10-15 этажей над городом. Игнат удивился, что город похожий на земные города: метро, трамваи, троллейбусы и много автобусов и машин. Конечно конструкция несколько иная, но все очень похоже, дома, вывески, реклама и много людей на улицах. Все выглядит вроде так же и в то же время есть какие- то отличия, словно находишься за границей. Где-то на окраине он обратил внимание на трехэтажный дом, окрашенный в розовый цвет, с большими итальянскими окнами. Этот дом был похожий на его земной. Он еще подумал странное совпадение.
Учитель взял его за локоть, – Нам нужно возвращаться, далее находится здесь опасно. Как они возвратились, этого Игнат не заметил. Он оказался в своей квартире, лежащим на своем диване. Рядом на стуле сидел учитель.
- Ну как прошло путешествие? – спросил учитель.
- Нормально, даже очень хорошо – ответил Игнат.
- Ну, что же – с облегчением вздохнул учитель, - ты согласен вернуться на длительный срок, но уже в теле.
- Надо подумать – улыбнулся Игнат.
-Можно и так – голос учителя зазвучал с неясной настойчивостью – я буду у тебя через десять дней.
Игнат вздрогнул, как бы очнувшись. В комнате никого не было.
Эти дни для Игната пролетели довольно быстро. Он уволился с работы, сказав друзьям и знакомым, что уезжает работать по контракту на север. Когда вернется, не знает, но там интересная работа и он сможет немного заработать денег.
И все же это случилось, хотя он и не понимал, что с ним произошло. Он оказался на той же улице, где стоял розовый трехэтажный дом с широкими итальянскими окнами. Единственно, что он мог вспомнить, это учитель сажал его в какое - то кресло и надевал ему на голову шлем и начинал производить запись необходимых навыков и информации непосредственно в мозг. И когда он вошел в подъезд, он мог свободно говорить на местном языке, знал свою легенду, что он приехал с юга и хочет здесь найти работу. Игнат позвонил в дверь. Ему открыла девушка, лет двадцати пяти, на ней был наброшен халат сиреневого цвета, на котором проступали ярко желтые лепестки цветков, незнакомого Игнату растения. Он еще отметил нелепое сочетание цветов, но она так искренне улыбалась, что Игнат даже растерялся, но сосредоточившись, задал поспешный вопрос.
-У вас здесь сдается квартира, вы не подскажите, кто…?
Девушка улыбнулась еще шире – Это на втором этаже, тетушка Итон. Она уезжает за границу и хотела бы сдать квартиру ответственному человеку.
- Я очень ответственный – сказал Игнат.
-Хорошо, я вас провожу.
Они поднялись на второй этаж. Она нажала звонок. Интересно, подумал Игнат, разные миры, а поведение людей, устройство жизни, развитие техники так похожи. Наверно главную роль играет время, а не расстояние или точнее пространство. Попади он в другое время, что – то нашего средневековья или сверхразвитой цивилизации, будет другая картина, незнакомая, дружественная или враждебная и непонятная. А здесь время технического прогресса совпадает и получается до боли знакомая среда. Как будто он не перемещался через чудовищные расстояния, а только перешел улицу.
Дверь открыла чистенькая старушка невысокого роста и так же улыбаясь, пригласила жестом их войти. Старушка оказалась чрезмерно разговорчивой, она болтала без умолку, что у нее есть сестра, которая по ней очень соскучилась, они давно не виделись и наконец, решили встретиться и пожить хотя бы годик, вместе. Если она договорится со своим постояльцем, то завтра уже сможет уехать. Она поедет на поезде, это примерно двое суток. На весь этот словесный водопад, Игнат только подумал, странное имя у этой старушки, Итон, совсем не женственное. Впрочем, он многого еще не знал и не мог полноценно судить.
Игнат дал свое согласие и старушка повела его в отдельную комнату, показала мебель и сказала, что он может располагаться и отдохнуть с дороги, а ее вещи уже собраны и она завтра шестичасовым поездом уезжает. Игнат сел на кровать и начал осматривать мебель, убранство комнаты. Он подумал, что уровень технического прогресса развивается по какой - то единственной колее, есть оттенки, нюансы, но в целом есть и какая то стандартность мышления, от которой видимо уйти нельзя.
Утром Игнат проводил старушку на вокзал. Возвратившись, домой, он сел за стол, достал заранее заготовленную тетрадь и записал первую фразу. – Теперь я должен изучить их обычаи, традиции, изучить их историю и узнать как можно больше об этом народе.
Соседом по лестничной клетке оказался пенсионер, бывший школьный учитель истории.
-Кстати – подумал Игнат, - надо завязать с ним знакомство, может напроситься к нему на чай.
В другой квартире жил музыкант, он довольно часто играл на скрипке и звуки, хотя и приглушенные, но все, же слышимые в одной из комнат Игната. Доносившиеся мелодии были незатейливые, но иногда они приобретали нотки ностальгии, словно вспоминая и сожалея о прошедшем времени, которое имело более романтический оттенок, чем нынешнее. Под впечатлением этой музыки Игнат, почему то начинал вспоминать студенческие годы в университете. Но потом он переключился на день сегодняшний и пришел к выводу, если цивилизацию поместить в одинаковые условия, с одномоментным стартом, то они будут развиваться одинаково, с небольшими отклонениями.
На следующее утро он проснулся рано, еще не было шести. Первая мысль, которая пришла ему в голову, надо устроиться на работу, все документы в порядке и у него не должны возникнуть проблемы.
Он встал, сделал зарядку, выпил горячее кофе, которое имело другое название и другой вкус, и вышел на улицу. Был удивительно теплый весенний день. Он подошел к газетному киоску, долго рассматривал витрину, на которой блестели глянцевые журналы, небольшие книжки, газеты и другая печатная мура. Игнат выбрал газету с заглавием «Кадры решают все». Это был вольный перевод Игната, название газеты, конечно, было другим, но страницы состояли из объявлении о вакансиях или потребностях рабочей и интеллектуальной силы.
Игнат вернулся домой, удобно устроился в кресло и начал изучать сорокастраничную газету. В основном требовались продавцы, хотя они и назывались различными терминами. Тут были и консультанты, и советчики, и помощники покупателя, и менеджеры всех рангом, от самых низких, курьеров разносчиков до самых высоких топ-менеджеров, генералов и фельдмаршалов по управлению и организации продаж, что то вроде трестов, корпораций и непонятных для Игната объединений.В основном все фирмы делились на два вида направления: продажа и страхование. Видимо вложенная информация в его мозг была частично утеряна. Игнат почесал затылок: - Да, это один великий базар.- Подумал он.
Продукцию производили несколько корпораций, точное число Игнат не знал, но они были достаточно автоматизированы и находились далеко, где-то за рубежом. Недалеко от его дома оказалась фирма по продаже сантехники. Недолго думая, он отправился по указанному адресу.
Сначала состоялась беседа с начальником отдела кадров, потом с руководителем отдела, в котором ему предстояло работать. Руководство осталось довольным. Игнат был принят на работу и на следующий день он отправился на стройки с каталогом предлагаемых изделий. Работа ему понравилась, большой круг общения, разные люди, разные мнения. Потом наступило однообразие, рутина, текучка и полетели серые дни, пока в отделе не появилось объявление:
- Всем сотрудникам фирмы срочно поменять паспорта на универсальную электронную карточку. В объявлении был указан адрес офиса обмена. Игнат отправился туда после обеда. Это было небольшое здание, старинной архитектурой. Его направляли из одного кабинета в другой, пока он не оказался в комнате фотографа. Ему не понравилось, когда молодой человек направил ему в лицо объектив, и он почувствовал резкую боль во лбу, даже не боль, а скорее удар. Но боль быстро прошла и он, выходя из кабинета, почти забыл о ней. Теперь у него был документ, по которому он лечился, покупал необходимое в супермаркете, причисляли на него зарплату и он платил за все услуги. Теперь Игнат осознал, что он стал полноправным членом этого общества и, что он отныне будет жить по его законам и подчиняться им.
Однажды вечером неожиданно постучали ему в дверь, именно постучали, хотя имелся электрический звонок. Его сосед пенсионер-историк пригласил Игната на чай. Квартира соседа была небольшая, заставленная старинной, но лучше сказать старой мебелью и книгами. Книг было много в двух шкафах, на полках и даже на полу лежали стопками. Они уселись за небольшой журнальный столик. К Игнату опять возвратилась эта мысль, что цивилизации могут хоть как далеко находиться друг от друга, быть полностью изолированы, но путь развития определены какими, то параметрами или одинаковыми условиями, словно какая- то матрица штампует их и разница составляет только время. И все они бегут по одному коридору, проходя удивительные закоулки. Они пили чай, говорили о пустяках, пока не коснулись темы СОГа. СОГ – это служба охраны государства. Историк говорил тихо и задумчиво – Высший руководитель, национальный лидер у нас соговец. Соговцы всего мира связаны между собой и работают в одном ключе. Каждый руководитель страны или соговец или у них под колпаком. Правда, есть несколько стран, которые не подчиняются им. Их называют странами-изгоями и против них организовали всяческие блокады, экономические санкции. Руководителей этих стран убивают, а самим странам устраивают засуху, затопления и другие климатические экстримы, что бы вызвать голод и разруху.
Игнат стал понимать структуру власти, собственно она была такая же, как и везде, если кто захватывал власть, он не за что не хотел ее отдавать и готов пойти на любые преступления во имя ее сохранения. Они еще долго говорили о противниках власти, которые томятся в тюрьмах и лагерях. Неожиданно историк замолчал и потом заговорил еще тише, - они теперь ведут наблюдение за каждым, выдали всем электронные карточки, а на челе, верхней височной асимметричной ямке поставили лазером штрих-код, раньше они пытались вживлять чипы, но люди отказались от этого и они разработали новую технологию. Без согласия человека, при цифровом фотографировании якобы на фото для документа наносят штрих - код, который можно сканировать, передавать на центральный сервер Сога и отправлять любой сигнал человеку. Они охватили уже почти всех людей, остались единицы, которые им не покорились. Соговцы разработали такую систему, что пенсионерам дают два года жизни, потом их убирают, выключают как утюг из розетки, раз… и нет человека. Чиновникам, в зависимости от ранга дают пожить подольше, чем выше чиновник, тем выше продолжительность жизни, а сами они, кажется, получили бессмертие.
Домой Игнат вернулся уже за полночь. Придя утром на работу, он съездил на две стройки и, пообедав, сел в кресло, решив почитать, свежую газету. Неожиданно его ударило током, на столько сильно, будто он сунул два пальца в розетку. Только придя в себя и не поняв, что случилось, он почувствовал еще один удар, который, кажется, еще был сильнее и следом за ним еще один удар. Игнат, закрыв глаза, сидел минут пять не шевелясь, ожидая еще подобных ударов, но их не последовало и ему четко и ясно пришла мысль, что его приглашают в полицейский участок. И в это же время к столу подошел его начальник отдела и сказал – Что случилось? Тебя приглашают в полицейский участок, это два квартала по левой стороне, потом повернешь влево, третий дом от угла.
Его встретил толстый жирный военный в погонах, на которых рельефно выделялись по три золотые шайбы от болта М12. Он обратился к Игнату довольно грубо:
-Ну что получил наказание за вчерашние разговоры, учти мы только тебя пожурили, не наживай себе неприятности.
Когда Игнат вечером пришел домой, квартира пенсионера была опечатана. Он все понял и подумал, что надо быть осторожней.
Недели через две эта ситуация как – то незаметно сгладилась и он в обеденный перерыв пригласил девушку из соседнего отдела керамической плитки на чашку кофе вечером к себе домой. Ее звали Кара, она была шатенка, с красивой талией, красивым лицом и понимающим взглядом. Они поговорили немного о погоде, о том, как хорошо бы съездить на выходные в горы. Неожиданно, Кара пролила на скатерть несколько капель кофе и вспомнила детский садик. Их все торжественно принимали в юные соговцы. Юный соговец обязан следить за порядком и если кто баловался доносить об этом воспитателю.
- А в школе?- спросил Игнат. В принципе он все это знал, в него была заложена полная информация, но его интересовало, как она отражается в мозгу Кары.
- В школе – улыбнулась Кара – юные соговцы были только до четвертого класса. В пятом классе соговцев не бывает, их нет и в то же время они есть, только уже тайные, настолько тайные, что даже не знают друг друга, Кроме того их уже мало и они избранные. Потом Кара заспешила домой. Мне завтра утром вставать, еду в командировку на завод-изготовитель.
Информация о планете была заложена в мозг Игната. Он знал, что одна страна является лидером и давит все остальные страны. Он попал в государство, которое раньше было врагом этой стране, но потом стала почти ее колонией. Но его эта сторона дела меньше интересовала. Он пытался углубиться в быт, традиции, сопоставить уровень технического прогресса, что бы понять суть развития цивилизации изолированной друг от друга гигантскими расстояниями. Кара из командировки вернулась через два дня, и они стали встречаться все чаще и чаще. Они гуляли в городе или он приглашал ее к себе домой. В квартире пенсионера- историка поселилась молодая пара настолько замкнутая, что они даже не здоровались, живя в одном подъезде.
Как то он пришел к ней в отдел в обеденный перерыв и пригласил вместе пообедать в кафе напротив их офиса. Он ей еще сказал, я так проголодался и съел бы большую рыбину. Страшно хочу рыбы. Кара в ответ засмеялась. Он удивлено посмотрел на нее.
- А какой сегодня день недели? – спросила она, продолжая смеяться.
- Четверг – с недоумением и невнятно выраженной обидой ответил Игнат.
- Ты разве не знаешь, Высший руководитель нашего государства подписал указ о введении рыбного дня в четверг, в целях укрепления здоровья нации.
В кафе они ели рыбу с большим удовольствием и весело смеялись. Дни пролетали довольно быстро, они часто встречались вместе, гуляли в сквере, один раз ездили в горы. - Пора любви совпала с весенней порой,- высокопарно, но с небольшой иронией сказал он Каре – не обращай внимание на тавтологию.
- А я и не обращаю, главное весна, тепло и все хорошо.
Они стояли в сквере, деревья были похожие на липы, а может это, и были липы. Игнат подошел к дереву и начал чесать спину о ствол.
Она спросила – Что чешется?
Да – ответил он
- А какой сегодня день? – она едва сдерживала себя, что бы не прыснуть от смеха.
-Пятница, - ответил он растеряно – а что опять какой- нибудь указ свыше.
- Банный день! – торжественно изрекла Кара
Вечером, у себя дома Игнат принимал ванну с каким то непонятным наслаждением, не просто купался как обычно, а именно принимал как ритуал чистоты, дань гигиене.
Теперь они каждую неделю по четвергам ходили в кафе ели рыбу, а вот в пятницу ходить вместе в баню у них как – то не получалось, но надеялись что со временем все образуется. И пока они принимали ванну каждый у себя дома. Игнат стал замечать, что ему очень началась нравиться его работа. Если он раньше просто показывал каталог и говорил, какие есть сантехнические изделия, то теперь он убеждал, что красный унитаз это цвет - цвет огня и крови. Он активизирует отвагу, олицетворяет победу. Голубой унитаз это мудрость и терпение, истина и спокойствие, оранжевый дает возможность познания и веры в собственные силы. Он начинал говорить настолько убедительно, что заказчики не могли отказаться от приобретения. У него резко возросли показатели по продажам, повысилась зарплата и он стал чувствовать себя уверенным и даже немного важным.
Теперь он с Карой стал встречать все чаще и чаще и однажды вечером она пришла к нему домой. Он организовал легкий ужин, немного романтики, чарующей музыки и дальше был секс неистовый, всепоглощающий, это было состояние высшего блаженства, мульти-оргазм. Высший, космический оргазм. Потом они долго лежали опустошенные, боясь, пошевелится или нарушить то равновесие, которое разливалось по всему телу от макушки до кончиков пальцев рук и ног. Потом Кара неожиданно села и спросила Игната.
- Какой сегодня день недели?
- Суббота – настороженно ответил он.
- Высший руководитель подписал указ - час секса – суббота, десять вечера. Кстати, они убивают сперматозоиды через тридцать секунд после эрекции. На зачатие нужно иметь разрешение от администрации города.
В ней не было уже радости, а была обыденность и озабоченность. Словно все началось хорошо, а потом все поехало наперекосяк, не туда и не по той колее. Они оба как то сникли, сухо попрощались и Кара ушла домой. Игнат даже не пошел ее проводить.
В следующую субботу они не встретились. Игнат уехал в командировку, завод был далеко, он возвращался на самолете, потом он ехал из аэропорта на трамвае и десять часов вечера его застали в салоне вагоне. Людей было не много и все люди как то поднялись, ходили в проходе, все улыбались блаженными улыбками и обнимались как родные. Водитель остановила трамвай и вышла к ним.
-Хорошо, что не воздухе, он успел пересесть на трамвай – мелькнула у Игната мысль.
Потом он обнаружил себя в объятиях какой то толстой женщины, которая называла его, мой цыпленок. Игнат отвечал ей теми же чувствами, ему было хорошо и приятно.. Он называл ее ласточкой, не смотря на то, что в ней было за сто двадцать килограмм. И у Игната совершенно отсутствовало чувство иронии. Программа была составлена настолько искусно, что насмешливые и отрицательные чувства подавлялись по нулевой отметке. Это был тантрический секс - основанный на принципе энергетического взаимопроникновения партнеров. Все это продолжалось не долго, минут через пятнадцать все сели на свои места и трамвай продолжал ехать по своему маршруту.
Теперь они жили в ритме: по четвергам – рыбный день, в пятницу банный день, в субботу секс. Они по-прежнему встречались, интерес к друг другу не ослаб, наоборот любовь стала сильней, они как бы этим поддерживали себя. Кара даже как то заикнулась, может нам разрешат поженится и даже иметь ребенка, но потом смутилась и замолчала.
Игнат приобрел привычку в ближайшем киоске покупать свежие газеты и внимательно следить, что происходит в стране. Одна из газет сообщала о пике борьбы с коррупцией, которая приобрела неожиданный поворот. В стране открылось масса клубов анонимных взяточников. Они собирались после работы, садились в круг и признавались друг другу:
- Я имярек, брал взятки в особо крупных размерах, я сожалею об этом, я каюсь, я вел себя очень плохо по отношению к своим соотечественникам – у него текли слезы, он всхлипывал и растроганный садился на стул. Вставал другой и повторял тоже самое. Менялись только фамилии и имена. Особо крупные размеры оставались. Эта была эпидемия, которая охватила всю страну. Серверы в СОГе начали перегорать от перегрузки. Соговцы начали подключать дополнительные блоки, что бы удовлетворить раскаяние чиновников, которых было великое множество. Остальные новости были скучны и не интересовали Игната.
В субботу после секса Кара сказала Игнату,
- Завтра воскресенье – праздник. В двенадцать часов идем слушать Высшего руководителя. Запиши в свой блокнот – воскресенье в двенадцать часов день ликования!
Игнат засмеялся, - у нас есть еще три свободных дня: понедельник, вторник и среда. Мы их будем растрачивать в соответствии с нашей свободной волей.
- Не загадывай, у нашего Высшего руководителя есть еще наверняка кое, какие задумки.
В воскресенье город был расцвечен лозунгами и цветами, повсюду играла музыка. Люди, одетые в праздничные наряды шли и ехали в центр города на встречу с Высшим руководителем страны. Игнат с Карой подошли довольно близко к трибуне. На трибуну поднялся Высший руководитель страны в окружении маршалов, генералов и прочих важных лиц из близкого окружения. Толпа неиствовала, они кричали, смеялись, плакали от радости. Казалось, что на толпу из пожарного брандспойта было выплеснуто тонны гормонов серотонина и эндорфинов и счастье переполняло их. К ним вышел сам национальный лидер Высший руководитель страны. Громкоговорители обращались к толпе с просьбой смолкнуть, что бы Высший руководитель, национальный лидер и национальный герой мог к ним обратиться с речью. Неожиданно толпа стихла, кто то позади Игната тихо сказал, - сервер перевели в пониженный режим, а то соговцы подключали сорок дополнительных блоков на день ликования. Раньше – продолжал тихий голос – организовывали теракты, что бы сплотить народ вокруг вождя. Теперь новые технологии организации любви к нашему лидеру.
Он чуть обернулся назад, это говорил невзрачный мужчина свое спутнице, рыжей разукрашенной девице. Игнат подумал, какой - то виртуоз-соговец искусно управляет толпой.
Высший руководитель, национальный лидер минуту молчал, он был то же взволновал, и видно было, как у него из глаза покатилась слеза.
- Друзья, граждане, соплеменники мы много чего добились в этом году. Мы повысили зарплату, повысили пенсию. Национальный лидер неожиданно прервал свое выступление и выкрикнул:
- Вы счастливы? !!!
- Да…а…а - пронеслось мощная волна по толпе.
- Мы победили коррупцию! Мы построили идеальное государство! – продолжал лидер.
Потом он сделал небольшую паузу, и толпа опять взорвалась неистовыми криками. Игнат подумал, что видимо опять соговцы управляют паузами, потому что толпа вновь начала смолкать.
А высший руководитель продолжал говорить, что нам удалось преодолеть экономический спад, мы накинули узду на рецессию, мы победили. Мы самая счастливая нация в мире. Толпа продолжала кричать от восторга, все улыбались, обнимались, и из общих криков можно было только выделить общее скандирование - веди нас лидер!
После того как Высший руководитель уехал, люди еще долго не расходились, обменивались впечатлениями и счастье выплескивало из них на улицы и площади города.
В других городах были установлены широкополосные экраны и с таким же накалом разыгрывались спектакли ликования.
Уже только к вечеру они добрались домой. Кара ушла к себе, Игнат остался один.
В двенадцать ночи комната Игната осветилась белым светом, и перед ним возник учитель.
-Ну, можно считать, что твоя командировка окончилась. Ты устал?
- Да нет, - ответил Игнат, - даже было забавно.
- Вернем тебе право свободной воли, - он поднес ко лбу Игната небольшую коробочку, и Игнат ощутил резкий удар, который будто горячим лучом обжег ему мозг. Он вздрогнул, но боль быстро прошла.
- Ты готов вернуться домой? – спросил учитель.
- Я бы хотел попрощаться со своей девушкой.
- Тогда перенесем возвращение на завтра – учитель какое – то время стоял перед Игнатом, потом исчез, будто растаял.
В обед как обычно Игнат пригласил Кару в кафе. Они пили кофе, болтали о том, как хорошо говорил Высший руководитель, какой хороший праздник он им устроил.
- А что такое идеальное государство? – спросил Игнат.
- Это когда управление государством построено на принципах тотального страхования – задумчиво начала Кара, - понимаешь, все риски, которые встречаются на жизненном пути человека, возмещают страховые компании. Государство не несет никакой ответственности перед своим народом. Собираемые налоги, а они очень большие, идут на содержание армии, силовых структур и чиновников, которые купаются в роскоши. Но не будем об этом говорить, это очень опасно.
Потом они сидели молча, каждый думая о своем.

- А ты чего такой грустный? – спросила его Кара.
- Я уезжаю в командировку – ответил он.
- Но у нас вроде нет приказов по офису, я бы об этом знала.
- Я по линии СОГо – сказал он, и сделал многозначительный вид.
- А я догадывалась, что ты работаешь на них, но только молчала. Все равно ты хороший, не такой, как они.
Они посидели в молчании еще несколько минут, встали и пошли по своим рабочим местам.
На другой день Игнат был дома, у себя в родной хрущевке, по которой ужасно соскучился. Был канун Нового года, тридцать первого декабря. У него было чувство неясной ностальгии, что он потерял, что то важное, что то интересное и до конца не разгаданное. Но как хорошо было дома. Он прошел на кухню, приготовил чашку кофе, сел и включил радио. Он услышал родной, забытый голос дикторши:
- Передаем последние новости, с первого января наступающего года всем гражданам предписывается поменять паспорта на единый электронный документ.
Игнат откинулся на спинку стула и закрыл глаза.

Апрель 2013 г. Ессентуки

Читайте также:
Комментарии
avatar