Главная » 2016 » Февраль » 8 » Десять казней египетских. Часть 3.
Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.02.2016 в 21:50
Материал просмотрен: 116 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
-Доктор Месбах? – Сестра Кеби заглянула в ординаторскую, окинув ее нахмуренным взглядом.
-Да?
Из скрытого за ширмой угла комнаты выглянул мужчина с закатанными до локтя рукавами и забрызганном водой светло-голубом халате. Он выключил воду в кране и, наспех вытерев руки полотенцем, чуть прихрамывая, ухватившись рукой за бедро, проковылял мимо стеллажей с книгами к дивану цвета слоновой кости.
Кеби оценивающе посмотрела на врача и, протянув ему папку с историей болезни, обеспокоенно спросила:
-Вас снова беспокоит нога?
Доктор Месбах как-то неопределенно покачал головой и сел на диван, вытянув вперед больную ногу.
-Это ничего. – Сказал он хрипло и открыл папку. – Что здесь?
-История болезни того мужчины с сепсисом. – Пояснила Кеби, присаживаясь рядом с врачом.
Мужчина нахмурился, откашлялся и в течение нескольких минут внимательно читал аккуратно выписанные результаты анализов.
-Жена уже знает? – Мельком спросил он, перелистывая страницу за страницей.
Кеби кивнула и отвернулась, найдя взглядом гипсовую фигурку змеи, поглощающей свой хвост. Небольшая по размеру символическая статуэтка нефритового цвета была украшена росписью, а вместо глаз у змеи были вставлены два искусственных камешка, больше похожих на рубины. Девушка взяла фигурку в руки и задумчиво произнесла:
-Тебе не кажется, что слишком странно. Человек никогда ничем не болел, кроме простуды, да и то в бог знает каком году, а тут вдруг сепсис.
-Не мне тебе объяснять, что самая маленькая рана может привести к заражению. – Не отвлекаясь от чтения, ответил врач.
-В том то и дело, что ты не найдешь никаких указаний на раны. Даже царапин не было! – Возмущенно произнесла девушка и, поставив змею на место, подошла к Месбаху вплотную.
-Что сказали в лаборатории? – Отбросив документы на диван, посмотрел на нее мужчина.
Кеби пожала плечами.
-Сказали, что сепсис вызван каким-то токсином. Они еще не делали полной аутопсии.
Врач качнул головой и, пододвинувшись на край дивана, медленно, опираясь на кожаный подлокотник, встал.
-Спецслужбы его заберут. Мне позвонили сегодня почти сразу после того как он прибыл к нам. По-моему, они думают, что это убийство. - Подойдя к окну, мужчина достал из кармана пачку сигарет и закурил.
-Еще бы, он уже третий. – Ничуть не удивившись, откликнулась Кеби.
Она подошла к врачу и, положив одну руку ему на плечо, другой вытащила сигарету из его рта и метким движением забросила ее в урну.
-Тебе нельзя. Ты же сам сказал, что бросишь.
Месбах кивнул, поджав губы, и похлопал рукой по бедру.
-Наверное, мне нужно подняться к травматологу. – Поморщившись, сказал он.
Кеби провела ласковой рукой по его широким квадратным скулам и приподнялась, чтобы поцеловать, но в ординаторскую, запыхавшись, как после марафонской дистанции влетел с взъерошенными волосами молодой санитар.
-Доктор Месбах, еще один с сепсисом!

***
-Мне нужно идти. Я должен успеть на самолет или Кетрин распнет меня прямо в зале регистрации.
Барбара прыснула от смеха, высвобождаясь из объятий мужа. Она села на колени перед ним и погладила теплой ладонью по щетинистой щеке, задевая кончиками пальцев волосы на висках.
-Думаю, что ей хватит и Питера. – Мягко улыбнулась она, проведя большим пальцем по припухшим от поцелуев губам мужчины.
Он взял ее ладонь в свою руку и поцеловал в центр. Из его груди вылетел протяжный свистящий звук.
-Что-то случилось? – Побеспокоилась женщина, увидев маленькую морщинку на лбу Оливера.
-Ты помнишь Терезу? – Спросил он, продолжая целовать ее маленькую ладошку.
Барбара наморщила нос и поджала губы, словно пыталась восстановить в памяти образ женщины, упомянутой ее мужем.
-Допустим. Она беспокоит тебя? – Поинтересовалась женщина.
Оливер встал с кровати, чуть подтолкнув жену, которая тут же повалилась назад и легла на бок, подставив локоть под голову.
-Не то чтобы беспокоит, не то чтобы она. - Промямлил он.
Барбара молчала, но Оливер спиной чувствовал ее испытующий взгляд.
-Меня беспокоят ее отношения с Питером. Почему она появилась? Почему именно она?
Барбара села на край кровати рядом с мужем и положила ему голову на плечо.
-Почему именно она тебя беспокоит? Она же не первая девушка у Питера. – Сонно пробормотала она.
Оливер странно посмотрел на жену, обняв ее.
-Потому что она появилась в странное время. Знаешь, мне казалось, что Кет и Питер только начали сближаться, их отношения наладились, они даже, вроде бы, стали друзьями, он так сблизился с Рейчел и…
-Ты надеялся, что они снова будут вместе? – Перебила его Барбара.
Оливер снова посмотрел на жену и поцеловал ее в лоб.
-Да. Я надеялся, что они, наконец, закроют дверь в прошлое.
-Я тоже. – Кивнула Барбара.
-Тогда причем тут Тереза?
-Может, мы ошибались. – Пожала плечами Барбара. – Может, встреча с Кет была их ошибкой. Может, именно Тереза – та самая?
Оливер недоверчиво посмотрел на жену.
-Не говори глупостей. Это же Питер и Кетрин. Я не знаю, они как Шерлок и Ватсон, как Бонни и Клайд, как Сид и Нэнси…
-О, лишь бы не закончили так же! – Добавила женщина.
-Как Рокки и Бульвинкль, в конце концов! – Усмехнулся Нолл.
-О, да! – Притворно восхитилась сравнению Барбара. – Кто из них лось? – Она отвернулась от мужа, легла на бок и закрылась одеялом с головой.
Оливер пожал плечами.
-Просто их нельзя не представить вместе.
-Просто мы привыкли верить, что когда-то они будут вместе. – Спокойно парировала женщина.
Нолл искоса посмотрел на жену и крепко прижал к себе. Ему не хотелось верить в ее слова, но он боялся, что они окажутся истиной.

***
Агенты прибыли в отель в полдень, когда жара стояла в самом разгаре. Яркое солнце сильно припекало. Кетрин, несмотря на то, что была в солнечных очках, подсознательно прищурилась и осмотрелась. Да, а в Вашингтоне сейчас холод и снег. От этих мыслей у нее мурашки побежали по коже.
Отель представлял собой многоэтажное здание, облицованное желтоватым камнем. У входа стояли высокие совершенно гладкие колонны с изображенными на них древнеегипетскими божествами. Тяжелые двери из кедра были распахнуты, а проем прикрывала тончайшая занавеска, сотканная египетскими мастерицами вручную.
Молодые люди прошли в большой парадный зал в центре которого располагался огромный фонтан, который, однако, не работал. В зале было прохладно, небольшие окна не позволяли солнечным лучам разогреть помещение изнутри, а зеркала на крыше отражали солнце, что также уберегало здание от перегрева.
Проходя мимо фонтана, Кетрин, заметила, что на его расписных бортиках виднеются красные подтеки, что удивило женщину.
Они подошли к стойке регистрации последними и представились.
-Агенты из Вашингтона? – Переспросил мужчина, находящийся за стойкой. – Для вас приготовлены номера 511 и 513.
Он протянул им два ключа и широко улыбнулся, но заметив хмурый взгляд женщины насторожился.
-Что-то не так? – Спросил он.
-Нет, все нормально. – Покачала головой хмурая Кет.
Ее настроение не было, откровенно говоря, приподнятым, хотя она изо всех сил старалась настроить себя на позитивный лад. Свой настрой она объяснила просто нежеланием работать в предрождественские дни.
Их номера представляли собой просторные комнаты с живописным видом из окна. Пальмы и песок на фоне чистейшего голубого неба и великой реки, видневшейся издалека, были просто великолепны.
Дизайн номера Кет был выполнен в нежно-голубых и глубоких синих тонах. Небольшие креслица, стоящие рядом с электрокамином были обшиты темной синей бархатной тканью. Высокий шкаф-купе с зеркальными дверцами и низенький комодик, вместе с будуаром на резных ножках и приставленным к нему пуфиком были сделаны из дерева и выкрашены в белый цвет. Но самым главным достоинством номера была огромная двуспальная кровать, покрытая голубым шелковым покрывалом с вышивкой из синих шелковых ниток.
У Марлини и Уинстера обстановка была подобной, но лишь в темно-фиолетовой и сиреневой гамме.
Уинстер бросил чемодан на свою кровать и ретировался в ванную, спеша смыть с себя пыль от долгого перелета. Питер завалился на кровать и уставился на потолок над ней. Он сейчас думал не о Терезе, не было ни доли скуки по девушке в нем. Он лишь вспоминал надежды, которые заново возродились в его душе несколько месяцев назад, как Кетрин, холодная и неприступная, стала таять на глазах, все ближе подпуская его к себе. Эти воспоминания сжигали душу в прах и от которых он сходил с ума до сих пор. Мужчина положил чемодан на кровать, а сам пошел на балкон.
Ему хотелось, вернуть все назад, лежать с ней в одной постели, обнимать ее и прижимать к своей груди. Те поцелуи были как обжигающий кипяток, боль от которого уже прошла, а шрамы навсегда остались. От них по-прежнему кружилась голова, как в первый раз.
-Питер, ты здесь? – Окликнул его Оливер, вернувшийся из душа.
Мужчина зашел обратно в спальню и увидел Нолла. Он уже переоделся в легкий спортивный костюм и кеды.
-Я хочу прогуляться, раз нам дали выходной. Не составишь мне компанию? – Предложил он.
Питер, оторопело смотрящий на друга, так словно тот открыл перед ним все тайны мира, широко улыбнулся и откликнулся на его предложение.
-Конечно, ты подождешь? – Потрепал он себя за лацкан пиджака, показав, что хочет переодеться.
Оливер быстро кивнул и вышел в холл.

***
-Мисс Уинтер, мисс Уинтер!
Студент в рваных джинсах и клетчатой рубашке с закатанными на четверть рукавами бежал по заполненному коридору. Женщина обернулась. Ее молодое лицо выражало всю серьезность, но при этом было притягательно доброжелательным.
-Да, Эдмонд? – Чуть вскинув бровь, откликнулась она.
-Мисс Уинтер, я принес курсовую работу, как вы и просили. – Протянул в темно-зеленой папке свою работу паренек.
-Хорошо, Эдмонд, я посмотрю. – Кивнула Тереза и, прождав еще пару секунд на случай если студент захочет сказать еще что-то, направилась к себе в кабинет.
Закрыв за собой дверь, она положила все документы на стол и посмотрела на мобильник. Питер не звонил уже давно – с того момента, как их самолет приземлился в Каире. Это немного беспокоило Терезу, учитывая накаленную обстановку на Ближнем Востоке, о которой она знала не понаслышке.
Несколько месяцев назад Питер и его коллеги обратились к ней как к специалисту по восточным культурам. Им требовалась консультация в одном из очередных дел, связанных с религиозной подоплекой. Тереза тогда сразу заметила Марлини, но он был настолько поглощен работой, что, казалось, не обратил на нее никакого внимания. Когда преступление было раскрыто, их пути окончательно разошлись, и Тереза уже позабыла о привлекательном агенте ФБР, когда Марлини неожиданно сам позвонил и предложил встретиться. Так и закрутился их роман. Питер оказался внимательным, заботливым мужчиной, обаятельным и приятным собеседником, нежным и страстным любовником и все, казалось, шло как нельзя лучше.
Тереза была в него влюблена, он, будто бы, тоже отвечал взаимностью, но была некая недосказанность во всем. Питер не был раскован перед ней, уходил от некоторых тем, и в частности, он почти никогда не говорил о Кет. По большому счету, те слова, которые Тереза произнесла за их совместным обедом накануне, составляли всю информацию о ней. С одной стороны, это могло бы порадовать – раз Питер о ней не упоминает, то она не представляется для него кем-то большим, чем просто коллега, но с другой – Тереза чувствовала, что здесь все как нельзя наоборот. Кет и Питер были достаточно близкими друзьями, даже если внешне это ни в чем не проявлялось. Их внутренняя связь была настолько крепка, что, даже, не говоря друг о друге, они постоянно думали об этом. Поэтому-то Тереза и решила сама все разузнать о Кет. Она не ревновала ее к Питеру, потому что видела, что та не претендует на него как на мужчину. Она не сомневалась в верности Питера, но ее коробило то, что Кет он мог рассказать больше, чем ей. Но в конечном итоге она списала все это просто на короткое время знакомства. Питер и Кет знали друг друга уже год, а с ней он знаком только три месяца. Все придет со временем – так успокаивала себя Тереза.
Хотя тот обед все не шел у нее из головы. На самом деле каждый обед с Кетрин оставлял непонятный след в ее памяти. Тереза каждый раз звала Кет на эти обеды, чтобы познакомится с ней поближе, узнать получше напарницу и друга своего жениха. Но не получая ничего из этого, она, как ей самой казалось, сильнее отделялась от Питера. После каждого такого ленча Марлини вел с ней себя настолько равнодушно, что мурашки бежали по коже. Да и во время самих обедов Тереза чувствовала себя «третий лишней», словно, это Кет была девушкой Питера, а она просто приглашенной гостьей.
Вот и последний их совместный обед не прошел даром. На этот раз Марлини превзошел сам себя, сказав, что хочет побыть один и даже не сообщил когда уезжает в Египет. И уже из аэропорта, перед самым отлетом отправил sms.
Тереза посмотрела на свой мобильный, он по-прежнему молчал, лишь терпеливо ожидая нового отклика. И с каждым часом подсознание Терезы подсказывало ей, что надежды не оправдаются.

***
Длинный кухонный стол, с толстой широкой столешницей из мореного кедра, на крепких ножках, выхолощенный и отполированный, плотный и фактурный яркого янтарного оттенка он как могучий богатырь объединил вокруг себя в комфортной обстановке трех женщин. Одна - пожилая, полная, низкого роста с черными с проседью волосами, заправленными в узорчатый платок. Ее расплывшаяся фигура напоминала рыхлое яблоко, готовое треснуть от сочности. Две молодые девушки, похожие друг на друга, в длинных темно-фиолетовых сарафанах и белых с рукавом в три четверти хлопковых рубашках.
Пожилая женщина быстро-быстро шинковала красный сладкий лук, смотря на то, как его ровные колечки отскакивали от широкого ножа и в такт стуку ножа об деревянную разделочную доску, толщиной в полфаланги, рассказывала девушкам старые сказки.
-Когда я была совсем девочкой, эту историю рассказала мне моя бабушка. Она в молодости долгое время жила с коптами, которые жили здесь еще да арабского пришествия. Моя бабушка говорила мне, что среди коптов есть до сих пор верования в Осириса – воскресающего бога, поэтому они восприняли христианство очень широко. Они ведут свой век от «эры мучеников», когда в Риме правил император Диоклетиан известный своими гонениями на христиан. Именно от них бабушка и узнала ту легенду о десяти казнях египетских.
-Эта легенда,…о чем она? – Перебила старуху одна из горничных, моющая кукурузу в алюминиевом тазу.
-Слушай, - призвала ее рассказчица. – Копты, как и все христиане, верят, что в Египте много тысяч лет назад жили евреи и был у них пророк Моисей. Евреев всячески притесняли, они были нечто вроде третьего сорта, хуже скота для египтян. И их бог, чтобы избавить свой народ от египетского плена стал насылать на Египет бедствия: воды Нила он превратил в кровь, лягушки заполонили все деревни, потом напали мошки и комары, потом оводы, распространившие язвы у человека и животных. Наслал их бог на Египет песчаную бурю и нашествие саранчи, и, наконец, убил первенца фараона.
-Это что реально так было? – Удивилась другая горничная, разрезая спелые гранаты, брызгающие кровавым соком на стол.
-Кто ж его знает, но только есть люди, которые верят, что копты обладают особым знанием и могут вернуть эти казни, если их продолжат притеснять мусульмане. – С таинственностью в голосе ответила кухарка.
Горничные переглянулись и скривились в усмешке.
-Да уж конечно! – В голос недоверчиво произнесли они.
-Может это и ложь, только когда будешь постарше, начинаешь понимать, что случиться может и это. – Заметила пожилая женщина.
Все трое в раз замолчали и больше за вечер не проронили ни слова.
Всего комментариев: 0
avatar
10
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0