Главная » 2016 » Февраль » 8 » Десять казней египетских. Часть 6.

Десять казней египетских. Часть 6.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.02.2016 в 21:52
Материал просмотрен: 90 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
-Простите, что я отвлекаю Вас. - В кабинет вошел низенький худощавый человек в светлом костюме.
-Что тебе еще?! – Резко и грубо прикрикнул на него высокий крепко сложенный мужчина средних лет в белой рубашке и черных брюках на подтяжках.
Подчиненный потупил взгляд и сложил губы бантиком, протягивая ему сложенные напополам листок бумаги.
-Что это такое, Рахмет? – Спросил тот, разворачивая бумагу. Его тон смягчился, но взгляд по-прежнему оставался суровым.
Рахмет, стоявший согнувшись у стола шефа, повинно склонил голову и забубнил:
-Пришли результаты экспертизы, сэр.
Мужчина внимательно прочел сыпавшие медицинскими и химическими терминами заключение и с каждым предложением, все сильнее сдвигал брови, образовавших на его лбу две глубокие вертикальные складки, доходящие почти до линии роста волос.
-Это цианобактерии. – Пояснил Рахмет. - Биохимик сказал, что она разлагаются очень быстро под влиянием какого-то синтетического вещества. Его добавили в воду около двенадцати часов назад, то есть примерно часа в три ночи.
-Она опасна? – Спросил начальник, стараясь скрыть обеспокоенность.
-Да, очень ядовита. Способна убить любую живность в воде. – Подтвердил тот.
Начальник сжал кулаки и стукнул ими по столу.
-Проклятье! Разведка уже здесь? – Поинтересовался он.
-Нет, сэр. – Покачал головой Рахмет. – Пока, нет.
-Шайтан, только не сейчас. Время абсолютно не подходящее. – Раздраженно буркнул мужчина.
Подчиненный понимающе кивнул.
-Это из-за них умерли те люди? – Спросил Рахмет.
Начальник посмотрел на него, и одного озабоченного взгляда хватило для ответа. Слишком очевидны были совпадения, чтобы быть случайными.

***
Питер и Кет прибыли в дом убитого заместителя министра, получив возможность осмотреть место преступления.
Их проводили в опечатанную комнату на третьем этаже особняка с плотно задернутыми тяжелыми бархатными шторами окнами. По центру кабинета стоял массивный дубовый стол с красно-коричневым сукном на столешнице. Бумаги были аккуратно разложены, подставка для ручек, задвинута почти на край стола, а перед ней стояла бронзовая статуэтка египетского божества в виде человека с головой сокола.
-Похоже, что здесь все тщательно убрали. – Сообщил Питер, проводя пальцем по полке книжного шкафа, встроенного в стену.
-Санитарная служба позаботилась. Они опасались, что следы яда могли остаться на других документах и вещах. – Пояснила Кетрин, взяв в руки статуэтку.
-Кто это? – Поинтересовался Питер, указывая на изображение божества.
-Гор. Бог неба, царской власти, покровитель армий в Древнем Египте. Его воплощением на земле считали фараона. Сын Осириса и Исиды, отомстивший дяде за смерть отца и воскресивший Осириса. Его воплощением был сокол. Судя по всему, наш убитый не был большим поклонником монотеизма. – Предположила Кетрин, бросив взгляд на несколько картин и вышивок на стенах кабинета, изображающих того же Гора в разных ипостасях.
Питер пожал плечами и сжал губы. Он пролистал несколько книг, произвольно взятых с полок.
-Может быть, ему следовало приобрести какой-нибудь амулет, который бы охранял его жизнь. – Посоветовал мужчина.
Кетрин, как раз открывшая верхний ящик письменного стола, достала оттуда раскрашенное в синие и зеленые цвета изображение глаза, с подвесными полудрагоценными и драгоценными камешками.
-Похоже, что твой совет ему не помог. – Отметила она, достав оберег.
Питер вопросительно посмотрел на девушку.
-Что это?
-Всевидящее око – Уджат или глаз Гора. По легенде этот глаз был вырван Сетом в битве за первенство в пантеоне, а когда Гор одержал победу, глаз вырос снова.
Кетрин отдала Питеру оберег, а сама принялась обыскивать письменный стол дальше.
-Зачем он нужен? – Осведомился Питер, беря в руки амулет.
-Отводит зло, дарует долголетие и, может быть, бессмертие. – Пролистывая документы, аккуратно разложенные по кожаным папкам, пояснила женщина.
-Не слишком он действенен, видимо. – Справедливо заметил мужчина. - Смотри, по-моему, это нечто поинтереснее. – Показал он напарнице копию письма, вложенную между листами в книге.
-Что здесь такое? – Поинтересовалась Робинсон.
-Я не знаю арабского. – Пожал плечами мужчина. – Но, наверняка, что-то важное. Нужно показать специалистам.
-Это копия. Интересно, где оригинал? – Обратилась к напарнику Кетрин.
-Если этот оригинал еще существует.
-Знаешь, я думаю, стоит побеседовать кое с кем из окружения покойного. Возможно, кто-то знал о записке. – Понадеялась Кетрин.
Питер, не разделяя ее упования, тем не менее, согласился, что попробовать стоит.

***
Доктор Месбах постучал ручкой по пластиковой корочке своего блокнота, в который тщательно записывал все необходимые данные на пациентов и перевел взгляд на окно, плотно задернутое горизонтальными жалюзи нежного молочного оттенка.
-Так-так-так, господин Болат. Я выпишу Вам антисептик, будете наносить мазь трижды в день и туго перебинтовывать. – Обратился он к пациенту - седому краснощекому мужчине с забинтованной от плеча до запястья рукой, которую тот положил перед доктором на стол.
-Увидимся через пять дней. Придете ко мне, - врач, задумчиво посмотрел на часы, висящие над входной дверью, – в три часа в следующий вторник. Устроит? – Он посмотрела на пациента через тонкие очки в металлической оправе желтоватого цвета и, получив согласие, отдал рецепт, заполненный удивительным для врача аккуратным почерком.
Мужчина вышел из его кабинета и Месбах уже хотел позвать нового пациента, когда внутрь зашли те же двое мужчин, что посещали его вчера.
-Мистер Месбах, - категоричным голосом приветствовали они, протянув мужчине руки.
Тот, попытавшись скрыть волнение, вполне нормальное для любого человека, которого уже два дня подряд терроризируют агенты разведки, ответил на их рукопожатие и жестом пригласил присесть в неглубокие обитые белой мягкой тканью кресла перед его рабочим столом.
-Мы пришли, чтобы уточнить кое-что. – Пояснил высокий мужчина – агент Насер.
Месбах, сохраняя холодное безразличие на лице, кипел от любопытства изнутри, что выдал только вздернутой бровью.
-Надеюсь, что наш разговор не выйдет за пределы этого кабинета. – Предупредительно произнес второй – агент Халфани.
Доктор только коротко кивнул, тем самым предложив продолжать.
-Вам хорошо знакомо имя Мустафа Ашраф? – Осведомился агент Насер.
Месбах встал из-за стола и подошел к двери. Немного распахнув ее, он сдвинул табличку с надписью не входить и запер дверь на защелку.
Мужчины переглянулись, одобрительно кивнув его предусмотрительности.
-Думаю, он моим пациентом. – Выдохнул Месбах.
-Вы знаете, что он умер вчера? – Спросил высокий агент, уже предполагая исходный ответ.
-Да, мне сообщили сегодня утром. Скончался от отравления батрахотоксином. – Плоско ответил врач, усаживаясь в свое кресло.
-Вы знаете, как можно получить подобное отравление?
Агенты явно чего-то недоговаривали, ходя вокруг да около и задавая ненужные вопросы. Вернее, эти вопросы были вполне очевидны, но Месбах справедливо полагал, что на них уже даны ответы. Так или иначе, теперь не он устанавливал правила.
-Это сильнейший алкалоид, который находится на кожных покровах лягушки-древолаза. Вызывает фибрилляцию желудочков сердца, паралич дыхательной системы и мышц конечностей. – Пояснил Месбах тоном лектора в медицинской академии. – Он может попасть в кровь через слизистую оболочку, рану, малейшую трещину на коже и тогда наступает смерть. Но я не могу сказать вам как подобный яд мог попасть к господину Ашрафу. – Повел он плечами.
Агент Насер, положил на стол бежевую папку и пододвинул ее к врачу.
-Посмотрите. – Указал он.
Месбах, оглядевший обоих мужчин взял документы в руки и откинулся на высокую спинку кожаного кресла с мягкими гибкими ручками, на которые он поставил локти. На несколько минут в кабинете воцарилась звенящая своей пустотой тишина, сопровождаемая тихими глубокими вздохами врача и еле слышным поскрипыванием кресел под агентами.
-И что это? – Спросил Месбах, наконец, отложив папку на край стола.
-Я думаю, Вы поняли, как был отравлен господин Ашраф. – Туманно заговорил агент Халфани.
Месбах нахмурился, что означало только то, что он не был бы так уверен.
-Что вы хотите от меня? – С долгими паузами спросил он.
Насер выдохнул и как само собой разумеющееся произнес:
-Участия, господи Месбах, только участия.

***
Десятки мужчин, сидя в кругу, не проронив ни слова, внимательно слушали шепот пустыни, глухие стоны песков, похожие на причитания мертвецов, навеки оставшихся в их недрах. Большинство из них покрыли свои головы черными палантинами, перевязанными позолоченными и черными лентами. У некоторых на головах были тюрбаны, а у одного или двух простая тюбетейка. Но все неизменно были облачены в темные, запыленные балахоны с длинными полами и такие же темные, широкие шаровары, заправленные в невысокие кожаные сапоги со шпорами.
К их тесному кругу медленно приближалась пегая лошадь, чьи тонкие сильные ноги заплетались в песке. Пожилой мужчина, сидящий на ней, остановил ее, резко потянув за вожжи в центре круга и слез с коня. Он встал так, чтобы каждый из сидящих видел его достаточно хорошо, поднял свой жезл, привязанный к поясу, над головой и произнес:
- …Аарон простер руку свою с жезлом своим и ударил в персть земную, и явились мошки на людях и на скоте. Вся персть земная сделалась мошками по всей земле Египетской. Старались также и волхвы чарами своими произвести мошек, но не могли. И были мошки на людях и на скоте. И сказали волхвы фараону: это перст Божий. Но сердце фараоново ожесточилось, и он не послушал их, как и говорил Господь.
Он ударил жезлом о землю и опустился на колени.
-Да будет так, ибо ожесточилось сердце правителей, ибо не желают они идти вслед за народом своим, ибо не ведут они народ свой, а лишь следуют за страстями своими!
Когда старейшина закончил, все мужчины встали и выстроились в шеренгу. Тот подошел к каждому из них и, поднося книгу, заставлял целовать ее обложку, а затем молодой слуга, следовавший за ним, обмазывал лоб каждого ароматным маслом. Это был запах сандала и пачули с древесными нотками и длинным гвоздичным шлейфом. После него в голове возникали загадочные образы настоящего Востока с его длинными караванами, богатыми шатрами, приторными сладостями, таинственными героями и смуглыми красавицами в позолоченных нарядах.
Когда ритуал был проделан, старейшина встал перед мужчинами и произнес последние слова-наставления:
-Ибо пусть во имя Великого и Единственного Бога совершится то, что должно совершиться!
Мужчины вскочили на своих лошадей, привязанных неподалеку, и умчались сквозь пустыню.

***
Весь вечер перед приездом министра был посвящен подготовке к его прибытию.
Агенты проверяли все номера, проводили обыск постояльцев, вызывающих подозрения, расставляли свои посты по всему отелю. Проводилась проверка техники, служащей для отслеживания каждого шага министра. Каждый агент проходил специальный инструктаж в последние часы и получал индивидуальные задания. Оливера задержали в криминалистической лаборатории и он обещал принести последние данные по экспертизе.
В конце вечера сил на то, чтобы элементарно переодеться и принять душ уже не было. Измотанные агенты сидели в номере Питера на кровати и смотрели в пол.
-Я так устала, что вряд ли усну. – Проговорила Кетрин, рассматривая пальцы на ногах.
-Я даже представить боюсь, что будет завтра. – Предположил Питер.
-Лишь бы какой-нибудь придурок не решил прибить министра прямо в отеле. – С надеждой произнесла Кет.
Питер криво усмехнулся и выпрямил спину.
-Что тебе удалось узнать о той записке? – Поинтересовался Марлини, повернувшись к Кетрин. Ее кожа на удивление быстро приобрела бронзовый оттенок, контрастируя с молочно-белым лаком на ногтях. Щеки и плечи зарумянились, покрывшись карминово-коричневым оттенком, и, видимо, чесались, обгорев под зимним солнцем, потому как женщина то и дело намеревалась расчесать свой загар.
Кетрин вытащила ее ксерокопию из кармана темно-лилового пиджака, висящего на спинке стула у кровати, и протянула мужчине.
-Это написано на древнем диалекте арабского языка, смешанного с диалектом на котором говорили египтяне времен Римской империи. Это текст из Ветхого Завета. О второй казни египетской – наказание жабами. «И сказал Господь Моисею: скажи Аарону: простри руку твою с жезлом твоим на реки, на потоки и на озера и выведи жаб на землю Египетскую. Аарон простер руку свою на воды Египетские; и вышли жабы и покрыли землю Египетскую…» - Процитировала она записку.
-То есть это все-таки повторение десяти казней? – Уточнил Питер.
Кет расстроено выдохнула и опустила плечи.
-Я не знаю, Питер. Превращение воды в кровь не было, да и то, что случилось с чиновником вряд ли можно прямо назвать казнью жабами…
-Но он умер от яда, который разносит лягушка-древолаз. - Парировал Оливер, вошедший в номер, тут же бросив коллегам отчеты токсикологов.
-Но почему тогда они перешли сразу к жабам, где же кровь вместо воды? – Не унималась Кетрин, уже вставшая с кровати, будто бы стоячее положение придавало ей уверенности.
Старый добрый спор между напарниками вновь грозил разгореться. Тот самый спор, которого каждый из них боялся и ненавидел, но одновременно ждал с нетерпением. Это была своего рода интеллектуальная битва, в которой не было проигравших. Каждый давал другому пищу для ума, стимул для активной работы.
-Возможно, что-то и было, не зря те агенты из разведки вели себя как-то странно. – Напомнил Питер.
Она не могла не согласиться с ним, принимая такой аргумент, но пыл спора уже сделал свое дело, и Кет должна была играть свою роль – роль спарринг-партнера Питера и Оливера.
-Они не вели себя странно. Они вели себя как типичные сотрудники засекреченной службы. – Неуверенно сделала она ход.
-Но они что-то скрывают. - Напирал Оливер, улегшись на свою кровать, позади напарников и закинув ноги на ее спинку, стимулируя отток крови.
Ладно, на этот раз ее пешка была удалена с доски.
-Скрывают, но как ты думаешь, можно ли скрыть факт отравления воды в реке? Это же не горный ручей в Андах, до которого три дня добираться на ослах! Нил у тебя под носом и не заметить «красного прилива» невозможно. Даже если у тебя зрение минус 12. – Кетрин чуть повысила голос, будто пыталась докричаться до мужчин. Она где-то читала, что в пылу спора люди начинают кричать, потому что тонкие нити, связывающие их, растягиваются и их энергетические тела отдаляются и чтобы они могли услышать друг друга приходится кричать. Да уж, ее энергетическое тело сейчас как никогда далеко от Питера.
-При чем здесь красный прилив? Заражение могло произойти где угодно, на той же водозаборной станции. - Пробубнил Оливер, растирая голеностоп.
-Неужели ты веришь, что если бы сотни людей отравились, то об этом бы никто не узнал? – Она отошла чуть в сторону, чтобы видеть напарника, но тот полусидел с закрытыми глазами, отвернувшись к окну.
-Кто говорит о сотнях, кажется, тем, кто решил пойти на убийство, важны чиновники из министерства обороны, они могли пострадать, прежде всего. - Робинсон нетерпеливо выдохнула и оперлась спиной о стену. - Каковы ваши идеи? – Развела она руками.
-Расскажи нам о десяти казнях египетских. – Попросил Питер, похлопав по кровати рядом с собой.
Как благородно, противник решил затянуть игру.
Кетрин, повиновавшись, села рядом с ним и, уставившись в пол, стала вспоминать все, что знала об этой легенде.
-Десять казней впервые описаны в древнем папирусе Ипувера, составленном задолго до Ветхого Завета. С исторической точки зрения это трактат о переходном периоде истории Египта.
Питер кивнул, призывая продолжать. Похоже, противник заманивает твои фигуры в ловушку, Кет.
-В число десяти казней входят: наказание кровью, наказание жабами, мошками, песьими мухами или оводами, моровая скота, язвы и нарывы, гром и молнии, наказание саранчой, песчаная буря и смерть первенца фараона. – Кет перечислила все казни, загибая при этом свои пальцы, чтобы ничего не упустить.
-Но ведь сейчас они растолкованы наукой? – Уточнил Оливер, прекратив свой массаж и подойдя к коллегам, смотря на тонкие изящные руки своей напарницы.
Кет несколько секунд помолчала, покачала головой и кивнула в знак согласия.
-Да, так называемое «наказание кровью» это окрашивание воды в красный цвет из-за особых бактерий, которые водятся в Ниле и не только в нем. Так называемый «красный прилив», он известен, например, у берегов Калифорнии. Эти бактерии быстро размножаются и очень ядовиты, поглощают кислород, рыбы дохнут, отравляя тем самым воду. Из-за изменения в водной экосистеме головастики быстро превращаются в жаб, но их становится очень много и еды не хватает – они гибнут.
-Раз гибнут жабы – размножаются насекомые. - Перебил ее Питер.
-Да, - продолжила Робинсон, кивнув. – Насекомые разносят болезни у скота и людей. Те умирают. Гром, молнии, огонь с небес – скорее всего активизация какого-то вулкана. В древности это была достаточно сейсмоопасная зона. – Женщина развела руками, излагая, с ее точки зрения, очевидные вещи. – Ну, а три дня без солнца – песчаная буря для Египта также естественна как сезон дождей для тропиков.
-Хорошо, а что с саранчой и наследником? – Поинтересовался Оливер, сев рядом с Питером и развернувшись к женщине так, чтобы видеть ее усталое, но напряженное лицо, исполненное интересом и жаждой деятельности.
-Саранча любит влагу, она всегда придет туда, где прошел дождь. После града. И не оставит после себя ни-че-го, - вытянула она по слогам. – Только токсины, содержащиеся в ее экскрементах опасны для человека. Они остались на посевах, а наследник престола в Египте всегда получал самую большую порцию самым первым. Отравился. – Простодушно заметила Кетрин. – Вот и все.
Марлини сосредоточенно уставился в одну точку, смотря сквозь девушку, видимо, перерабатывая всю полученную информацию.
-Питер? – Окликнула его девушка. Похоже, идея об энергетических телах не так уж и глупа.
-А, да, - очнулся он. – Казни состоялись из-за того, что фараон не хотел отпускать евреев из египетского плена.
-Угу. Каждая казнь это еще и протест против языческих богов. Ни один из них не защитил египтян от кар еврейского Бога. – Подтвердила Кетрин.
-Тогда против кого направлены эти наказания? Какова их цель? – Задал пока неразрешимый вопрос Уинстер.
Кетрин только покачала головой.
Питер устало улыбнулся. Кет выглядела такой естественной и искренней, как ребенок очумелый от дневного похода в парк аттракционов. Сейчас не хотелось думать ни о чем: ни о Майкле, ни о прошлом, ни о будущем, ни о словах, ни о действиях, ни об ошибках, ни о неудачах, было только настоящее, только ее рука в его руке, только ее маленькая улыбка, ее искренние глаза, ее губы.
Он взял ее ладошку в свою и еле заметно сжал. Оливер, сидящий позади него, поерзал на покрывале и в раздумьях отвернулся, не зная как уйти незамеченным.
Кетрин посмотрела на то, как сплелись их пальцы, и волна нежности прокатилась от кисти рук до пяток.
-Я хочу спать. – Почти шепотом сказала она, немного наклонившись над его ухом.
Опустив глаза, Питер мог бы рассмотреть глубокое декольте ее расстегнутой рубашки, но в этот момент ему жутко хотелось утопать в ее лазурных глазах. Он провел рукой по ее руке от кисти до плеча, борясь с желанием крепче прижать ее к себе. Мужчина даже кивнуть не мог. Сжимая другой кулак, он дергал покрывало на кровати, пытаясь сохранить самообладание.
-Сладких снов. – Добродушно пожелала она, встав с постели.
Питер проводил ее взглядом и, как только дверь за ней закрылась, с силой смел будильник с прикроватной тумбочки.
Шах и мат.
Всего комментариев: 0
avatar
21
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0