Главная » 2016 » Февраль » 8 » Десять казней египетских. Часть 7.

Десять казней египетских. Часть 7.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.02.2016 в 21:53
Материал просмотрен: 92 раза
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Утро началось с беспокойства. В семь утра по местному времени правительственный самолет с американским министром на борту сел в Каирском аэропорту, что означало только суматошную возню по проверке всего и вся для предотвращения возможных терактов. Проблема заключалась не только в том, что накануне вечером в американское посольство прибыла телеграмма от неизвестного лица, грозившего взорвать министра, как только он ступит на египетскую землю. Но если бы все ограничилось только этой угрозой, то это было бы полбеды. Кроме телеграммы, отправленной в посольство, подобные сообщения получили все крупные телеканалы страны, а значит уже утром всеобщая паника, вызванная сообщениями о готовящемся теракте, сыграла свою роль. Сотни людей спешно покидали страну, или старались, хотя бы, уехать из города; многие отказывались выходить на работу; большинство школ и воспитательных учреждений были закрыты, а полицейские участки разрывались от звонков обезумевших паникеров о том, что в их доме живет «террорист».
-Ну и где они? – Обеспокоенно спрашивала Кетрин, постоянно поглядывая на часы.
Она с Марлини и еще несколькими агентами стояли в холле отеля, ожидая прибытия министра с минуты на минуту.
По холлу сновали туда и сюда туристы, обеспокоенные последними событиями. Наиболее разгоряченных старался успокоить управляющий, заверяющий их, что они зря так быстро уезжают, так как вскоре администрация отеля и муниципалитет решат все насущные проблемы и обеспечат им нормальный отдых. Некоторых удалось убедить остаться еще на пару дней, однако основная масса постояльцев, все-таки покинули свои номера.
-Они задерживаются из-за митинга на центральной площади. – Пояснил Марлини, только что связавшись с Оливером, сопровождающим министра из аэропорта.
-С ними все в порядке? – Уточнила Кет.
-Вроде да, они уже на подъезде к отелю. – Ответил мужчина. - Если мы выживем сегодня, то я уже знаю, что загадаю Санте. – С надеждой добавил он.
Кетрин слабо усмехнулась, в сарказме скривив рот, и покачала головой. Ее самообладание не было поколеблено сообщениями о готовящемся теракте. После 11 сентября такие вести приходили с завидной регулярностью. Скорее ее беспокоила паника, разведенная по вине нерасторопной прессы. Она, конечно, понимала, что за рейтинг ребята с телеканалов могут продать душу дьяволу, но должны же быть какие-то границы разумного!
Ей вспомнились события двухлетней давности.
Кетрин была одной из самых молодых студенток, которую взяли на место взрыва. По сравнению с опытными взрослыми мужчинами, многие из которых прошли боевое крещение на Ближнем Востоке или долгое время прослужили в полиции, она – желторотик, юнец, из любопытства вылетевший из гнезда и все только и ждали, как она обломает себе крылья при падении с дерева.
Но не это тогда беспокоило ее сильнее всего. Она знала, что ее отец должен был отправиться на деловую встречу в Пентагон в тот день, и молила всех богов, чтобы единственный раз в жизни он опоздал или еще лучше не пришел на нее вообще.
-Так, ребята полная боевая готовность! – Воспоминания того трагического дня были прерваны приказом Гордона. – Внимание, министр заходит.
Кетрин, сделавшая резкий глубокий вдох, словно вместе с воздухом получила заряд мужественности приблизилась к входу.
В эту секунду дверь распахнулась, и в нее зашел чиновник в сопровождении своей свиты. Агенты сразу же обступили его и направились к номеру, где должен был он остановиться.
-Патрик, у вас там все чисто? – Спросила Кет по рации, закрепленной у нее на браслете, у агента, охраняющего номер.
-Да, все чисто, Кет.
-Отлично, мы поднимаемся.
Министр, Кетрин, Марлини и двое охранников зашли в лифт. Путь до третьего этажа казался вечностью. Кетрин в нетерпении уставилась в зеркальный потолок, подергивая ногой, краем глаза замечала, как сжимает и разжимает руку ее напарник, стоящий к ней так близко, что касался рукавом своей рубашки ее руки.
Наконец двери открылись, и Питер вышел из лифта первым. Убедившись, что все спокойно, он дал знак, чтобы выходили остальные. Они завернули в коридор, ведущий к люксу министра. Пустой коридор отдавался только отголосками шагов. У Кет было такое чувство, что они идут по минному полю и вот-вот раздастся оглушительных удар. Но вот уже и номер министра. Он натянуто улыбается с таким лицом, будто бы ему начинает жать галстук и от этой улыбки Кетрин самой начинает казаться, что у нее галстук на шее. Передав его в руки новой пары агентов, Марлини и Робинсон спустились вниз.
-Все в норме. – Заверил Питер группу, ожидающую внизу. И только взгляд его напарницы – отстраненный и туманный говорил об обратном.
-Что-то случилось? – Он наклонился над напарницей, окатив ее шею своим горячим дыханием, словно, ошпарив из котелка, снятого с костра.
-Нет! – Резко бросила она, отскочив в сторону.
Марлини остановился.
-Я, просто, просто, прости. – Она, запинаясь, хватала ртом воздух, беспорядочно трогая себя за лицо. – Нужно идти, Питер.
В голове некстати пронеслись слова Гордона:
«Я знаю, чьи приказы на самом деле он выполнял.… Он многое поставил на карту, заняв пост заместителя директора»
Она тряхнула головой, отгоняя непрошенных гостей и опустила глаза к полу.
-Расскажешь? – Спросил Питер.
Он дернула плечом, сбрасывая его тяжелую руку, и проскрежетала:
-Я же сказала все нормально. Идем.
Она услышала слова Гордона, но не поняла их смысла. Они были для нее болью, которая настолько сильна, что ты даже не можешь определить, где она зародилась и куда идет.

***
Площадь Тахрир – давнее место народных выступлений и бунтов была названа в честь человека, пытавшегося превратить Каир в эдакий «Париж на Ниле» - вице-султана времен владычества над Египтом Турции. Она же стала символом освобождения, народного волнения и народной воли для египтян, всегда становясь традиционным местом для акций протеста.
Худая очень высокая женщина с туго заплетенными в косу вьющимися волосами смотрела над головой, где в небе кружили несколько вертолетов.
-Такое чувство, что они готовы сбросить на нас вторых «Малыша» и «Толстяка» . –Она проследила взглядом один из них и посмотрела на оператора, стоящего перед ней.
-Как бы то ни было, давай начнем. Конкуренция не терпит. – Кивнул в сторону оператор, указав на несколько съемочных групп, расположившихся неподалеку от них.
Женщина моргнула и подняла микрофон.
-Три, два, раз… Пишем! – Махнул рукой оператор и женщина надела на лицо убедительную маску приветливости.
-Здравствуйте, с вами Ширли МакЛейн. Мы находимся перед штаб-квартирой Национально-демократической партии Египта, где сейчас проходит подготовка к предстоящей встрече министров обороны США и Египта. Это долгожданное событие должно внести ясность в позицию обеих стран относительно их политики в Ближневосточном регионе и решить вопрос об участии Египта в Иракской кампании.
Женщина стала отходить назад, приглашая проследовать за собой ближе к входу в здание.
-Напомню, что ранее Египет заявил о своем нежелании участвовать в войне на Ближнем Востоке, несмотря на ряд нерешенных вопросов с Ираком Хосни Мубарак заявил, что не намерен нарушать стабильность в регионе, а урон от войны, развязанной США против Ирака, будет непоправимым для всех участников конфликта.
Она осторожно обошла клумбу перед штаб-квартирой лидирующей партии и встала перед рослым седым, короткостриженым мужчиной в темно-синем шелковом костюме и бледно-голубой рубашке, оттеняющей его блеклые глаза.
-Мистер Монейм, - обратилась к нему журналистка, - не могли бы Вы пояснить, чего ждете от этих переговоров и на какие результаты приходиться рассчитывать?
Мужчина кашлянул в кулак и принял строгое выражение лица и заговорил.
-Я думаю, что суть данных переговоров не только должна решить вопрос об участии Египта в Иракской кампании, но и поддержать американо-египетские отношения на дружественном уровне. Наши страны сотрудничают уже достаточно продолжительное время, и Египет по-прежнему остается одним из ключевых партнеров США в регионе по обеспечению безопасности и борьбе с терроризмом.
Вся его фигура источала уверенность: ровная спина, широкие расправленные плечи и сосредоточенный не моргающий взгляд.
-Но что касается последнего… Как Вы прокомментируете последние заявления о, якобы, готовящемся теракте против американского министра? – Задала насущный вопрос журналистка, который, однако, нисколько не сбил с толку мужчину.
-Эти заявления простая провокация, направленная на срыв переговоров и подрыв дипломатической дружбы между нашими странами. Смею уверить всех граждан и гостей страны, что никаких террористических актов не было и не будет. Наши службы безопасности, работающие совместно с американскими, введены в состояние полной готовности и отразят любую угрозу, еще до ее воплощения. – Спокойным, размеренным голосом ответил он. – Теперь, я надеюсь, у Вас больше нет вопросов.
-Да, спасибо, мистер Монейм. – Журналистка благодарственно улыбнулась мужчине и повернулась на камеру. – Как видите, опасности для жизни и здоровья граждан, находящихся на данный момент в Египте нет.
Словно насмешка над ее словами в ту же секунду в нескольких метрах от съемочной группы раздался оглушительный хлопок и земля задрожала под ногами. Оператор инстинктивно подбежал к репортеру, укрывая ее собой, и повернулся в направлении взрыва.
-Что это за черт?! – Закричал он, не слыша собственного голоса за криками раненых.
-Паркер, быстрее! Быстрее, черт возьми! – Завизжала женщина, высвобождаясь от его объятий, и побежала к месту взрыва.
Все люди, на тот момент находящиеся на площади бурным потоком ринулись к зданию Каирского египетского музея. Его розовые главные ворота с белыми колоннами на фасаде были задымлены пеплом от взорвавшейся бомбы, а вода в фонтане перед входом обагрилась бурыми пятнами человеческой крови, сгустками плававшей в еще минуту назад чистой воде.

***
Мохаммед Наг-Хаммади стоял у раскрытого окна, наполовину закрытого полупрозрачной занавеской и смотрел на город. Центральная мечеть Каира, которую было хорошо видно почти из каждого уголка, была особенно красива из его кабинета. Нежный оттенок ее стен играл на солнце яркими бликами, словно небеса хотели подарить миру еще больше света.
Мужчина обернулся, услышав, что в кабинет кто-то вошел и по одному взгляду понял, кем были его посетители.
-Мистер Хаммади, здравствуйте. Мы можем поговорить? – Спросил один из вошедших.
-Как я могу отказать Службе общей разведки. Мы ведь все служим одному делу.
Мужчина повел бровями и жестом пригласил агентов присесть.
-Думаю, что нам всем есть чем поделиться друг с другом, не так ли, господин Хаммади? – Интригующе спросил второй агент, усаживаясь в конце длинного стола.
-Я предпочту, если вы начнете этот диалог. – Предложил Мохаммед, сцепив руки в замок и положив их поверх газет, разбросанных по его столу.
Его лицо было спокойным и уравновешенным, даже, скорее равнодушным. Ни доли волнения, заинтересованности или недовольства - только сухое, хладнокровное выражение.
-Тогда позволите начать с вопроса? – Без надобности спросил разрешения Гордон. – В каких отношениях вы состояли с господином Маджидом и господином Ашрафом?
-Исключительно деловых. Они были сотрудниками нашего министерства и насколько я знаю, проработали в нем достаточно долгое время. К ним не было никаких нареканий. Они честно исполняли свой долг перед Родиной и перед Аллахом. – Ровным голосом проговорил Наг-Хаммади.
Посетители, похоже, были удивлены таким ответом. Лицо Майкла исказилось гримасой недопонимания, смешанного с неодобрением. Он и его коллеги явно ожидали другого ответа.
-Хорошо, господин Хаммади, тогда как Вы объясните, что все погибшие, которых было уже пять человек, регулярно посещали один и тот же хаммам, причем в одно и то же время. – Более напористо проговорил агент Насер.
-То, чем занимаются мои подчиненные во внерабочее время, меня мало волнует. – Абсолютно безэмоционально ответил мужчина.
-Вы хотите сказать, что и сами посещали этот же хаммам в те же дни по чистой случайности? – Как паук, поймавший муху в свои сети, уточнил Халфани.
Видимо, последнее заявление все же возымело нужный эффект на Мохаммеда и он повернулся в своем кресле, немного откатившись от стола.
-Хорошо, мы действительно посещали этот хаммам, вместе. Но по каким-то невиданным причинам это не нравилось нашему начальнику, который выступал против завязывания дружеских отношений на работе. Поэтому я и не стал говорить. Это, вообще, не было предметом для обсуждения. – Пояснил он, немного нахмурившись.
-Понятно… - недоверчиво протянул Гордон, бросив косой взгляд на коллегу. – Вы встречались с ними на прошлой неделе?
-Нет. – Покачал головой Хаммади. – Я ужинал со своей семьей в ресторане «Беркут». Можете спросить у администратора, столик был заказан на восемь вечера.
Разведка, видимо, поняла, что дальше Хаммади врать не намерен и сменила тон на более располагающий.
-Вы знаете, что происходило в тот вечер между Вашими друзьями? – Спросил Халфани.
-Знаю, что они по обыкновению курили кальян, выпили немного, заказали танцовщиц из клуба «Сахара» и все. Подробности мне неизвестны. – Развел руками Мохаммед.
Насер хотел задать еще какой-то вопрос, но телефонный звонок, раздавшийся в кабинете, прервал его.
-Да, господин министр. Да. Что? – Хаммади резко соскочил с места, так что даже кресло опрокинулось. Его лицо, еще секунду назад спокойное как горное озеро теперь превратилось в бушующий океан эмоций, в котором самой большой волной была волна страха. – Да, конечно. Сейчас буду. Да, уже иду.
Он бросил трубку мимо телефона и, уставившись на агентов, нетерпеливо ожидавших его ответа, произнес:
-На площади Тахрир произошел теракт. Мне нужно идти.
Насер и Халфани обескуражено посмотрели друг на друга и не могли сказать ни слова, пока дверь за Наг-Хаммади не захлопнулась и не вернула их в реальность.
Всего комментариев: 0
avatar
6
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0