Главная » 2016 » Февраль » 8 » Десять казней египетских. Часть 9.

Десять казней египетских. Часть 9.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.02.2016 в 21:54
Материал просмотрен: 105 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Поздно вечером вся община вышла в пустыню и разожгла большой костер. Люди бросали в огонь сухие ветки, приговаривая что-то тихо и неразборчиво. У костра не было только старейшины. Он стоял у своего шатра и смотрел, как черное суровое небо вдалеке озаряется яркими вспышками молний. До того места, где он находился, доносился только слабый отзвук грома.
К шатру подошел молодой высокий парень в черном тюрбане и черном балахоне.
-Старейшина, Вы звали меня? – Обратился он к пожилому мужчине, от которого доносился пряный пьянящий аромат кальяна.
-Да, Саид. Я прошу отнести эти свитки.
Старик достал из балахона длинную узкую, резную шкатулку и открыл ее. Внутри нее лежал блестящий клинок с кривым лезвием. Позолоченная рукоятка была украшена надписями на иврите и странными символами. А под ней сверток, перевязанный черной лентой. Старейшина взял клинок и вложил в ножны, болтающиеся у него на поясе, а сверток отдал молодому мужчине.
-Конечно, старейшина. Остается все меньше дней…, а они не хотят выполнять наши требования. - Сказал тот, с поклоном принимая свиток.
-Ничего, мы не остановимся. Они рано или поздно сдадутся. У них не будет выбора, ведь на кону их собственные жизни. – Заверил его старейшина. – А теперь ступай.
-Да, старейшина. – Молодой человек поклонился и, засунув свиток за пазуху, отошел от шатра.
Через несколько минут старик присоединился к своим общинникам, терпеливо ожидающим его. Как только он занял свое почетное место в центре круга, один из слуг стал подносить каждому из общинников широкую плоскую чашу, обмазанную белой глиной, с черным пеплом. Мужчины брали в руки пепел и обтирали им свои лица. Когда все общинники совершили этот ритуал, слуга подошел к старейшине и, упав перед ним на колени, поднес чашу с оставшимся пеплом.
Старейшина взял горсть и, встав перед костром, сдунул этот пепел с рук. Костер вспыхнул ярким пламенем и искры брызнули во все стороны
-Разлетится этот пепел, принося не благо, а неся лишь мор и разрушения!

***
Они сидели на полу узкого кабинета с тремя письменными столами, расставленными у стен и заваленными бумагами, рассматривая черно-белые фотографии с места последнего убийства.
-Питер, я могу спросить тебя?
Марлини неуверенно посмотрел на друга и едва заметно кивнул.
-Что произошло между вами с Кетрин?
Питер дернулся, будто через него прошла эпилептическая конвульсия и протяжно выдохнул.
-А что между нами произошло? – С наигранной наивностью переспросил он.
Оливер сжал челюсть и требовательно приподнял бровь. Нет, сегодня, Марлини не уйдет от разговора.
-Почему появилась Тереза? – Уточнил он.
Марлини едко ухмыльнулся и положил руку на плечо друга.
-Знаешь, Нолл, когда-то 26 лет назад один сперматозоид оплодотворил одну яйцеклетку и, тем самым, была зачата Тереза Уинтер. Подробности появления детей нужны? – Ехидно проговорил он, чуть наклонившись к лицу Оливера.
-Марлини, не будь идиотом! – Раздраженно фыркнул тот.
Питер горько усмехнулся. Он ухватил волосы, сжав их в тугой кулак, и опустил голову.
-Оливер, хотя бы ты не начинай. Можно подумать мне легче от этого.
-Питер, ты сам отправил себя по дороге из черного кирпича. И вместо того, чтобы уйти в сторону, упрямо следуешь вдоль темной стороны.
Питер выслушивал его с напряженным вниманием, лишь изредка хмыкая и, в конце концов, неучтиво фыркнул.
-Ты не знаешь всего. Думаешь, я просто захотел отвлечься! – Мужчина на секунду задумался, уставившись на напарника. – Хотя, да, ты прав, я захотел отвлечься.
-И ты думаешь, что это правильно? Чего ты ожидал, что она кинется тебе в объятия после пары слов? Помнится мне, один раз она уже поверила твоим словам. – Ядовито заметил Оливер, выслушав Питера. Теперь, во всяком случае, он понимал причины произошедшего.
Лицо Марлини исказилось в отвратительной гримасе.
-Думаешь, я не понимаю?! – Зарычал он, вскочив на ноги. – Я просто понял, что никогда не смогу иметь желаемое, так пусть у меня будет хотя бы жалкое утешение.
Оливер разочарованно покачал головой.
-И ты тем самым готов разрушить жизни троих: Терезы, которая вынуждена терпеть унизительное положение «замены», Кетрин, которая вместо настойчивой уверенности в твоей искренности получила пинок под зад, в очередной раз и свою, будучи вынужденным жить с той, которую не любишь. Ты воспользовался этой заменой? Получил, чего хотел? - Голос Оливера возвысился на несколько тонов.
Ответ не требовался: все и так стало понятно, после одного взгляда на глубокие, темные глаза Питера, полные отчаяния и ненависти к самому себе.
-Кетрин? – Тот неожиданно переключился на дверь, за секунду до того, как в нее вошла женщина.
Оливер обернулся и увидел изменившуюся Кет. Она ссутулилась, ее глаза поблекли и покраснели от усталости, она, будто, высохла.
-Кет? – Окликнул он ее. – Ты в порядке?
Она подняла на мужчин покрасневшие от усталости глаза.
-Все нормально. – Она подарила им мягкую, сонную улыбку. – Я просто хотела проверить все перед завтрашним днем.
-Кет, тебе нужно отдохнуть. – Оливер подошел к ней, неуверенно поднял руку и провел ладонью по ее щеке. – Нам всем. – Добавил он, бегло посмотрев на Питера.
-Тебе нужно поспать. – Улыбаясь, проговорил он. – Я позвонил в египетскую разведку, связался с теми агентами, которые приходили к нам. У нас назначена встреча на завтра.
Кетрин кивнула и медленно закрыла глаза.
-Я заведу машину. – Он спешно вышел из кабинета, в глубине души боясь оставить их с Марлини наедине.
-Маннерс сказал, что Наг-Хаммади хотел поговорить с кем-то после того теракта, но потом резко передумал. Почему?
Ее голос был тих и нежен, как прикосновение матери к своему малышу. Марлини взял из ее рук фотографии.
-Пойдем. Нам нужно возвращаться в гостиницу. Обо всем этом можно подумать и завтра.
Он помог ей надеть пиджак и собрал все бумаги, разбросанные по полу в одну стопку, которую положил на край стола.
-Питер, - женщина положила свою руку ему на предплечье, заставив посмотреть на себя. – Как давно ты звонил Терезе?
-Терезе? – Питер удивился так, словно впервые слышал это имя.
Кетрин обогнула его и открыла дверь.
-Просто я ни разу не видела, чтобы ты разговаривал с ней. – Небрежно сказала она, уже пожалев, что начала этот разговор.
И почему женщины всегда начинают говорить не о том?
-Кетрин, - теперь пришла очередь Питеру напрячься. Он облокотился на край стола, задвинув бумаги, как можно дальше. Не слишком ли много упоминаний о его девушке от посторонних за сегодня?
Девушка остановилась, прикрыв дверь, и подошла к напарнику ближе.
Марлини не смотрел на нее, уставившись в темное застарелое пятно от пролитого кофе на полу.
-Я не думаю, что мои отношения с Терезой…
Кетрин вернула ему прикосновение, подняв его лицо на себя.
-Питер, ты не должен говорить. Прости, что я спросила, ты прав, нам нужно возвращаться. – Попыталась уйти она от темы.
-Нет, Кетрин, нет! – Марлини быстро выпрямился, нависнув над ней всем своим ростом. – Это хорошо, что ты спросила. Тереза хорошая девушка и она нравится мне, но, - Питер покачал головой и отошел от девушки, не зная как продолжать этот разговор.
-Но ты не видишь с ней будущего? – Закончила она за него фразу.
Он никогда бы не подумал, что будет говорить о подобных вещах с Кетрин. Не то чтобы он не доверял ей, или она не могла понять его. Скорее наоборот, она слишком хорошо знала его и слишком хорошо понимала. Как никто. Он никогда не имел такого друга, во всяком случае, среди женщин точно. Кетрин же была воплощением преданности, чуткости и в тоже время честности. Она не была тем другом, который будет лгать тебе, лгать, лишь бы не обидеть, она скорее скажет правду, чем скроет ее. Она спорила с его идеями и методами, но уважала его мнение.
Если вы смотрели на ее внешность, то видели женственную, привлекательную, мягкую девушку, но если вы смотрите в ее душу, то видите стальной шар, готовый раздавить вас в случае надобности. Она как атом, убивающий, так и дарующий энергию, она могла убить, но могла и возродить тебя, собрав весь пепел в твоей душе и вдохнуть в тебя жизнь.
И с каждым днем Питер чувствовал как эта дружба одновременно и крепнет, и разрушается. Они становились все ближе друг другу, почти переходя опасную черту. И когда он, в конце концов, решил ступить на новую землю, вернее, на старую землю с новым ковром, она убежала, и теперь он говорит с ней о Терезе.
-Я просто не могу дать ей того, чего она ждет от меня, а заставлять ее ждать еще более подло, чем держать при себе. Она влюблена в меня, а я могу лишь убеждать себя каждый день, что смогу ее полюбить, ища в ней свой идеал. – Проговорил Питер с исповедальной интонацией.
Кетрин наклонила голову, ее руки опустились по швам, а плечи поникли.
-Ты осуждаешь меня? – Усмехнувшись, спросил Марлини.
-Нет. – Покачала она головой, снова посмотрев на него. – Я завидую тебе. – Неожиданно ответила Кетрин.
Питер смог только поднять брови в удивлении.
-Что значит завидуешь?
-Ты понял все достаточно быстро, а мне понадобилось много лет.
Питер, наконец, понял, о ком она говорит, но не понимал, к чему ведет.
-Майкл был тем мужчиной, за которого я собиралась выходить замуж, но я не любила его. Я думала, что люблю Майкла, но это была ложь, самообман. Просто когда-то утром я заставила себя поверить в то, что люблю его, но это не так.
В ее словах была горечь, сожаление, но не из-за неудачи, а из-за потери времени. Той драгоценности, которую вернуть не получится.
Питер только хотел сказать слова сожаления, как Кетрин неожиданно для самой себя засветилась лучезарной улыбкой.
-По-моему, я и правда устала. Давай все-таки поедем в гостиницу.
Марлини понял, что это были окончательные слова. Они сказали друг другу все, что требовалось и больше никто и никогда не поднимет эту тему.

***
В темной комнате, освещенной только голубой люминесцентной лампой на прикроватной тумбочке, спала молодая женщина. Она откинула одеяло, прикрыв только щиколотки его уголком и раскинувшись посередине кровати тяжело дышала. Во сне она слышала далекие отголоски грома и испещряющие темное небо всполохи желтых молний. Она словно наблюдала за этим буйством природы со стороны.
Пустынное поле, поросшее старой сухой травой, словно дрожало от редких ударов грома. В его сердцевине стояло одинокое дерево – совсем еще молоденькое, неокрепшее, то и дело, пригибающееся к земле под порывами жестокого ветра. Молнии били в землю рядом с ним, а оно, будто бы, защищенное невидимым кольцом оставалось недоступным для стихии.
Неожиданно отголоски грома стали приближаться, его стоны превратились в бьющие по ушам звуки, похожие на крики сов в полночь. Дерево, стоящее посреди поля вытянулось по струнке, его зеленая верхушка потянулась к нему и, показалось, что оно будто бы хочет взлететь, но поле крепко удерживало его в своем плену.
Одним ударом молнии трава, растущая на нем, воспламенилась, и все поле сгорело дотла в один миг.
Женщина откинула голову назад и резко проснулась. Она до сих пор чувствовала жар, будто это она горела, а не трава. Ее кожа покрылась испариной и покраснела.
Женщина подошла к окну и отдернула шторы, плотно отгораживающие спальню от улицы, и посмотрела наружу. Сонный город в три часа ночи был пугающе прекрасен своим блеском. Никакого поля, дерева или грозы. Она выдохнула, будто до последнего ждала, что этот кошмар окажется явью.
-Ну, вот и все, агент Марлини. Вот и все. Наша история закончена. – С долгими паузами проговорила Тереза и задернула занавески.

***
Кабинет агентов Насера и Халфани не был чрезмерно уютным. Да и просторным его вряд ли можно было назвать. Несмотря на достаточные полномочия, эти парни, которые кичились своими значками и положением агента общей разведки, ютились в маленькой комнатушке метров в 12.
Кетрин сидела на жестком кресле – единственном во всей комнате, у письменного стола, Марлини, подпирал стену у входной двери, а агенты Насер и Халфани суматошно ходили из угла в угол.
-Вы хотя бы понимаете, чем это грозит? – Насер остановился посреди кабинета и уставился на Питера испуганно-недоверчивыми глазами.
Марлини оторвался от стены и, засунув руки в карманы, подошел к креслу, на котором в пол-оборота сидела Кет. Ее взгляд был, мягко говоря, недружелюбным, а на лице четко отпечатывалось пренебрежение.
-Послушайте, - Марлини говорил вежливо, но твердо. – Давайте сделаем так, вы нам все рассказываете, мы занимаемся этим делом, раз уж нас к нему подключили, а в случае чего вы ни при чем. Идет? – Глупо улыбнувшись, развел руками Питер.
Насер посмотрел на своего напарника, который в свою очередь внимательно следил за Кетрин, с предупредительной осторожностью рассматривающую обивку подлокотника.
-Послушайте, я знаю, что вас не случайно пригласили сюда. Я знаю, что вы лучшие в своем деле. Я знаю, что ФБР не будет абы кому доверять такое дело. Но я знаю еще и то, что какими бы ни были результаты вашего расследования - наши головы полетят.
-А разве не вы получите Орден Республики, если виновные будут найдены? – Кет повела бровями, высказав разумное предположение.
Халфани горько усмехнулся.
-Мэм, сколько лет вы уже в ФБР?
Кетрин косо посмотрела на напарника и снова обратилась к агенту.
-Два года. Какое это имеет значение?
-Вы много дел расследовали за это время? – Снова спросил мужчина.
Кетрин задумалась на секунду и пожала плечами.
-Хм, десятки, я не знаю, сотни? – Неуверенно произнесла она.
-Я уверен, что каждое из них имело гриф государственной важности – формально или неформально. И сколько раз за все это вы получили награды? В лучшем случае добрые слова от начальства. – Без разочарования, с простой очевидностью сказал Халфани.
Кетрин и Питер посмотрели друг на друга, в глубине души согласившись с его словами.
-Но речь сейчас не о том. Никто из здесь сидящих не делает свою работу только ради ордена от правительства – вашего или нашего. – Марлини говорил жестко, уверенно и напористо. – Я хочу сказать, что раз уж вы приглашаете нас на обед, то разрешите хотя бы выбрать костюм.
Теперь пришла очередь Насера и Халфани обмениваться взглядами.
-Ладно, ребята, тогда слушайте. – Насер оперся ладонями на свой стол и стал объяснять: - Три недели назад нам поступило сообщение о смерти одного из чиновников из министерства обороны. В общем-то, мало подозрительного – неврологическое расстройство, вызванное гнойником в мозгу.
Кетрин поморщилась от последних слов Насера, но продолжала внимательно слушать.
-Потом было еще двое с теми же симптомами. А потом Абдулл Маджид – старший помощник заместителя министра. И это уже перестало быть просто смертями. – Насер настораживающе оглядел агентов. – И тогда мы вышли на вас. Американцы включили вас в группу агентов, наблюдающих за переговорами наших правительств. Мы до последнего сомневались - стоит ли включать вас в эту работу.
-Почему? – Удивилась Кет.
-Все убитые получали предупреждения, подобные тем, что вы нашли у того отравленного лягушачьим ядом. На них не обнаружено никаких токсинов. Это просто предупреждения о ближайшем наказании. – Развел руками Насер. - Они сами скрывали это, и наше начальство дало понять, что если подобная информация всплывет, то…
-Переговоры будут сорваны. – Закончил за него Марлини.
-Да. – Кивнул Насер.
-Мы потеряны. Мы даже не можем обратиться к кому-то за помощью. – Огорченно добавил Халфани.
-Думаю, теперь вы нашли тех, кого искали. Чип и Дейл спешат на помощь! – Обреченно сказал Марлини с натянутой гримасой радости.

***
Месбах был выжат как лимон перед рождественским обедом. Его всегда смуглое лицо, теперь было больше похоже на забитую серой дорожной пылью решетку радиатора. Морщины в уголках его потухших темно-карих глаз стали более глубокими, губы потрескались, и руки ломило так, будто бы он в течение трех суток рубил вековые деревья над Сьерра-Невадой маникюрными ножничками.
Он зашел в ординаторскую и рухнул на диван, уткнувшись лицом в плоскую маленькую подушечку.
-Ты в порядке? – Спросил у него еще один врач, вошедший следом.
Он был примерно ровесником Месбаха, но чуть полнее и, несмотря на утомительные дни, с пышущим здоровьем темным лицом и выделяющимися на его фоне яркими зелеными глазами.
-Если я еще жив, то тогда почему мне так плохо, если я уже мертв, то ты и в аду будешь меня преследовать?! – Пробормотал Месбах, не отрываясь от подушки.
Его коллега издал резкий короткий смешок и сел за стол.
-Да, эти дни были скорее похожи на марафонский забег, чем на больницу. Проклятый теракт! – Ругнулся он, наливая себе остывший кофе. – Я слышал, что у доктора Аль-Кахтани дочь погибла в этом ужасе.
Месбах чуть приподнял голову и повернул ее в сторону собеседника.
-У Ясмина? О, Господи! Она же еще совсем ребенок. – С неподдельным ужасом в глазах, шокировано произнес он.
-Семнадцать лет. Гуляла с подругами после учебы. Решила посмотреть на «саккарский самолетик» .
Месбах поднялся и сел на диван, оперевшись локтями в колени.
-Ужасно. Это просто невыносимо.
Дверь в ординаторскую открылась и на пороге остановилась сестра Кеби. Ее лицо было похоже на маску мумии: широко распахнутые глаза, красивые черты лица, но без проблеска какой-либо эмоции. Она, словно, была охвачена паникой настолько, что даже рта раскрыть не могла.
-Кеби? – Месбах встал со своего места и приблизился к женщине. – С тобой все в порядке? Кто-то умер? – Обеспокоенно спросил он, взяв девушку за плечи и, чуть ли не силой, втащил внутрь.
-Сестра Кеби? Все хорошо? – Повторил вопрос другой мужчина.
Она по-прежнему стояла в неестественно напряженной позе, выпрямившись так, будто проглотила полутораметровую жердь. И только худая, будто высохшая за эти неугомонные дни, рука протянула Месбаху сверток.
Мужчина недоуменно посмотрел на нее, потом на свиток и взял его.
-Что это? – Спросил он. Хотя в его голове уже проносились тысячи предположений.
Он развернул плотную бумагу, больше похожую на музейный экспонат и увидел размазанные, нечеткие символы.
-Что там? – Поинтересовался другой врач, подошедший к нему.
-Я думаю, что, - Месбах быстро скрутил сверток и посмотрел на Кеби. – Не волнуйся, слышишь?! Я позвоню сейчас кое-кому и мы все уладим! Хорошо? Не волнуйся. Только не волнуйся! – Он прижал женщину к себе, и только обвитая его дрожащими руками она, наконец-то немного расслабилась.
-Да что же происходит-то?! – С недовольным нетерпением спросил мужчина, стоящий позади их.
Месбах повернулся, не отпуская женщину из рук, и кивнул головой в сторону своего стола.
-Найди там карточку с именем агента Уинстера. Мне нужно позвонить. – Сказал он. – Они помогут. Они единственные, кто может помочь. – Добавил мужчина снова повернувшись к Кеби.
Всего комментариев: 0
avatar
21
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0