Главная » 2016 » Февраль » 8 » Десять казней египетских. Часть 11.

Десять казней египетских. Часть 11.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.02.2016 в 21:55
Материал просмотрен: 126 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Кетрин прислонилась боковому стеклу автомобиля, в изнеможении наблюдая за проносящимися мимо городскими улочками Египта. Ее взгляд вылавливал отдельные детали: спешащих прохожих, дорожные знаки, повозки, запряженные ослами, женщин в хиджабах, ведущих маленьких детей под руки, пальмы, витрины сувенирных лавок.
-Меня утомляет это. Я вижу детали, но не вижу картины целиком. - Проговорила она, не имея в виду городские пейзажи. - Как мозаика из маленьких стеклышек, которую расколотили вандалы.
Питер посмотрел на женщину с пониманием.
-Я знаю, Кет. Я тоже. Вандалы постарались, скажу я тебе.
Кетрин поджала губы. Она взяла с передней панели папку с результатами экспертиз, которые они только что получили в лаборатории.
-Сначала четверо умирают от сепсиса, вызванного отравлением воды цианобактериями. Потом еще один умирает от этого треклятого токсина. Теперь Наг-Хаммади, у которого неожиданно открылась острая аллергия на укусы мошкары. Что происходит? – Нервно проговорила Кет.
-Я думаю, что дело не только в должностях, которые занимали все эти люди. И Месбах с его наркотой, стоит ли строить такую сложную схему только ради распространителей гашиша. Да и почему именно их? В стране сотни тысяч людей балуются наркотиками – от марихуаны до героина, а выбрали тех, кто подмешивает в кальян не только табак. – Марлини постукивал пальцами по рулю.
-Стоп! А что если Месбах распространял наркотики не только этим людям. Он врач, а значит, имеет доступ к лекарствам разного рода, к нему приходят не только вышестоящие чиновники, но и многие другие пациенты, с разными диагнозами. - Загадочно произнесла Кетрин.
-Хочешь сказать, что пострадавшие от его деятельности могли отомстить таким образом? Тогда какая связь его с другими убитыми? – Недоумевал Питер. - И остается непонятным, почему именно десять казней египетских? При чем здесь эта символика? – Засомневался он, тут же небрежно махнув рукой. - Ладно, прочитай что там, в отчете патологоанатома, - попросил он.
Кетрин пролистала несколько страниц отчета, пока, наконец не нашла нужное.
-Согласно аутопсии Мохаммед Наг-Хаммади умер между одиннадцатью и двенадцатью часами ночи от симули…, Господи, что за слова, симулидотоксикоза. – Еле выговорила она.
-Что это за зверь такой? – Уточнил мужчина.
-Это аллергическая реакция на укус, вызванная слюной мошки. Она проявляется у всех после укуса – небольшая опухоль, зуд, но редко в такой острой степени. Скорее всего заражение произошло за 3-4 часа до смерти.
-И много мошек его покусало? – Поинтересовался Питер, у которого уже начался нервный зуд по всему телу, от полученной информации.
-В том то и дело, что следов укусов как таковых обнаружено не было. – Ответила Кет.
-То есть как? Он же умер?! - Удивился Питер.
-Умер-то умер, но единственный след, вызвавший подозрения у коронера – это небольшой укол в области яремной вены, - пояснила девушка, прикасаясь пальцами к своей шее, - и все. Эксперт подозревает, что заражение произошло через этот укол. И этим объясняется столь быстрое и летальное течение болезни.
-То есть кто-то ввел Наг-Хаммади слюну мошки, но следов борьбы не было?! Если бы я воткнул тебе в шею шприц, ты бы не заметила?! – Марлини быстро повернулся и дотронулся пальцем до шеи напарницы.
Ее как током ударило. Женщина задрожала и отстранилась.
-Прости, не хотел. - Тут же смутился Питер.
-Все в порядке, - выдавила из себя улыбку Кетрин. – Просто неожиданно. – Почти шепотом ответила она.
Питер уставился на дорогу и только слегка кивнул.
«Не заметила! Как же! Я могу вести график всех твоих прикосновений с указанием моей реакции на них. Хотя реакция всегда одинакова», - подумала про себя женщина.

***
Американский чиновник лежал на боку, тупо уставившись в светло-сиреневую стену больничной палаты. Его кровать, несмотря на элитный статус палаты, была слишком жесткой, чтобы лежать на ней в течение долгого времени в одной позе. Хотя, возможно, это было сделано специально, так сказать ради поддержания позвоночника в тонусе.
-Простите, господин министр, я могу войти? – Спросил вошедший в палату Оливер.
-Ты уже вошел. – Буркнул министр.
Агент поджал губы и тихо прикрыл дверь.
-Как Вы себя чувствуете? – Спросил он, стараясь не обращать внимания на невежливость министра, понимая, что это вызвано стрессом.
-Нормально. – Коротко ответил мужчина.
-Сэр, я понимаю, что Вы чувствуете, но если Вы не против, я задам Вам несколько вопросов. - Присаживаясь на диван, попросил агент.
Мужчина встал с койки и обошел ее кругом, сев в кресло, стоящее напротив окна.
-Излагайте. – Указал он, махнув рукой.
-Сэр, нам удалось вычислить место, откуда звонили, но это оказался уличный таксофон, так что найти звонящего будет тяжело. – Сразу пояснил агент.
-Этого и следовало ожидать. – Равнодушно заявил министр.
Мужчина напрягся и поерзал на внезапно ставшем слишком жестким диване.
-Мы сделаем все возможное, чтобы найти его.
-Ну-ну. Что-то еще? – Недоверчиво спросил мужчина.
-Сэр, - Оливер замялся, еще сильнее заерзав на месте. – Я думаю, Вам стоит уехать. – Высказал он, чуть лепеча.
Министр наморщил лоб, удивившись его словам, и встал с кресла.
-Вы, что серьезно? – Не веря своим ушам, спросил он.
-Абсолютно, сэр. Речь идет о Вашей жизни и у нас есть сведения. - Встав в ответ, подтвердил агент.
-Что на меня готовится покушение? Это я уже понял и так. – Отмахнувшись, ответил министр.
-Но, сэр, это же неразумно. – Это звучало скорее как вопрос, нежели чем утверждение.
-Нет ничего более неразумного, чем отказ от переговоров сейчас. Это наш последний шанс. Вы хотя бы понимаете, насколько это важно?!
-Это я понимаю. – Кивнул агент. – Я не понимаю, как интересы войны могут быть выше интересов собственной жизни? – Пробурчал он.
Секундная вспышка негодования озарила лицо министра, но он также мгновенно смягчился и подошел к собеседнику.
-Послушайте, агент, - начал он, положив свою руку ему на плечо. – У каждого из нас своя война. У тех ребят, что сейчас кружат над домом Саддама – своя, а у меня – оставшегося здесь – своя. Ок?
-Ок. – Нехотя согласился мужчина. – Но тогда, хотя бы, выполните некоторые рекомендации.

***
В небе над Каиром звенел гром. Его устрашающие яркие звуки сопровождались сверканием молний, которые, казалось, рассекая небо, врезались прямо в землю египетскую, выжигая все на своем пути.
Град, размером со страусовое яйцо, с силой падал на землю, оставляя следы своего присутствия на асфальте, багажниках и стеклах автомобилей, разбивая витрины магазинов и оставляя трещины в стеклах жилых домов. Казалось, пламя Божьего гнева разлилось по всему миру и не прекратится никогда.
Люди, не успевшие укрыться от этой немилости природы, бежали теперь по улице, спасаясь от убийственных градин, прикрывая головы, кто чем. Несколько людей серьезно пострадало от него.
Рахмет вышел из дома своей сестры и посмотрел вверх. Над головой мелькали крупные гроздья льда. Мужчина подсознательно зажмурился и прикрыл голову ладонью.
-Рахмет! – Окликнул его незнакомец в черном балахоне и шароварах, заправленных в сапоги. Он подозвал мужчину быстрым движением пальцев и скрылся за углом дома.
-Не думал, что Вы появитесь в городе. – Озираясь по сторонам, сказал Рахмет, подошедший к незнакомцу.
-Я тоже не думал. – Кивнул тот.
-Зачем ты пришел?
-Ты знаешь.
Рахмет впервые посмотрел на собеседника. Его лицо было почти целиком закрыто плотной повязкой, оставляющей открытыми только круглые черные глаза.
-Я не вернусь. – Коротко ответил он.
-Ты должен. Нам не справится без тебя. Мы сейчас должны быть едины как никогда. Тебя тоже это беспокоит. Это не может не беспокоить. – Как само собой разумеющееся сказал незнакомец.
-Мне все равно. – Упорствовал Рахмет. Он развернулся, чтобы уйти, но второй мужчина крепко схватил его за руку и развернул к себе.
-Тебе не все равно. Ты боишься. – С упреком сказал он.
-Боюсь? Да, черт возьми, я боюсь. Боюсь потому что это зашло слишком далеко. Потому что вы дошли до последнего! – Прорычал Рахмет, приблизив свое лицо к лицу собеседника.
-Ты знаешь, что это рано или поздно должно было произойти. – Спокойно ответил незнакомец.
-Тогда хорошо, что я ушел рано. – Выпрямившись по струнке, заявил Рахмет и развернулся на пятках, чтобы уйти.
-Если ты уйдешь, пострадает твоя семья. – Холодным шепотом остановил его мужчина.
В переулке, где они стояли, повисла такая плотная тишина, что ее можно было резать ножом, казалось, даже градины повисли в воздухе, сжавшись в ожидании ответа.
-Ты не сделаешь этого. – Прошипел Рахмет, все еще не поворачиваясь.
-Конечно, сделаю. Не я, так кто-то другой. – Уверенно заявил другой мужчина.

***
Питер всегда знал, что терпение дорого ему стоит, но Вселенная редко проявляла к нему снисходительность, вес чаще посылая испытания его уравновешенности, с каждым разом все изощреннее. Вот и на этот раз она решила обременить его встречей с Гордоном. Питер, конечно, мог бы приложить его и с большим удовольствием, но радость пяти секунд была бы омрачена многонедельными комиссиями по профессиональной этике и тяжелым гнетом недовольства Кетрин. Поэтому нужно было держать себя в руках, хотя Майкл, видимо, решил испытать на прочность его нервную систему.
-Добрый день, агент Марлини. Вот мы и снова встретились.
Питер неопределенно фыркнул, даже не подняв на Майкла глаза.
-Как продвигается ваше расследование? – Продолжал расспросы мужчина, словно, встретился со старым другом.
-Продвигается. – Только ответил Марлини. Ему претило общество Гордона, но избежать его сейчас, значит, дать тому повод для ехидства. Выставить Майкла победителем Питер не мог.
-Это хорошо. Знаете, завтра нам понадобится помощь, и я хотел бы привлечь агента Робинсон.
-Что?! – Прорычал Марлини. Такой наглости он не мог ожидать даже от Майкла.
-Да, агент Марлини, я собственно и пришел предупредить Вас об этом. На завтрашней встрече Кетрин будет участвовать в моей группе. Думаю, один день вы без нее обойдетесь.
-Агент Гордон. – Марлини все сложнее было сдерживать желание размазать череп Майклу. – Агент Робинсон здесь для расследования убийств, а не для охраны министра и как ее непосредственный начальник не позволю отвлекать моих людей во время расследования.
Препираясь мужчины даже не заметили, вошедшую в кабинет Кетрин, теперь прищурившись наблюдавшую за их спорами.
-Агент Марлини, если здесь и есть начальник, то это я. – Уверенно произнес Майкл. – И я хочу, чтобы Кет участвовала в моей операции.
Питер холодно обвел Майкла взглядом и сквозь зубы процедил.
-Кетрин, я и агент Уинстер подчиняемся лишь заместителю директора Теренсу, что Вам доподлинно известно. В крайнем случае, старшему агенту Маннерсу. Нас привлекли сюда для расследования убийств, и Кетрин останется со мной.
Робинсон, наконец, не выдержала, дав о себе знать коротким покашливанием.
-Агенты…, - резко кивнула она, подойдя мгновенно засмущавшихся мужчин. Она отвела их презрительным взглядом, что Питеру показалось, что у него даже пальцы ног покраснели.
-Ознакомьтесь, агент Марлини, после того как оба определитесь кому принадлежит ваша кукла.
Она припечатала папку с документами к груди Питера так сильно, что у него все внутри зажгло и горделиво вышла.
В коридоре она оперлась на стенку, зайдя за угол, и закрыла глаза.
-Ненавижу тебя, Марлини. – Прошептала она.
Она зажмурилась и приложила кулаки к глазам.
-Ненавижу вас всех! – Рявкнула она в пустоту.
«Ты не знаешь всей правды, Робинсон», - пролетели в голове слова Гордона.
Нужно было встряхнуть его сейчас и вытрясти всю истину, которую он скрывал. Или всю ложь.

***
Есть люди, которые несут в себе ненависть ко всему живому, будто бы они появились на свет по ошибке и теперь обвиняют в этом ошибке окружающих. Есть люди, которые несут в себе страх, будто бы рождаясь, они увидели не глаза доброго акушера, а самого дьявола, чей лик настолько плотно засел в памяти, преследуя его и убивая спокойствие. Есть люди, которые несут в себе боль, будто бы обожглись, увидев белый свет. Есть люди, которые несут в себе любовь, будто не видели предательства в этой жизни. Есть люди, которые плывут по течению, подбирая те пороги, которые встречаются на его пути.
Доктор Месбах лежал на кушетке в своей ординаторской, мирно приняв последнее испытание – испытание смертью, не сопротивляясь ее силе, дав ей спокойно поглотить себя, держа в руках лишь туго сплетенную веревку с позолоченной головой сокола.

***
В просторном конференц-зале собралась группа агентов, которые получали наставления по поводу подготовки к предстоящей встрече министров.
-Итак, - заключил Майкл, - агенты Стивенсон и Сайрус, будут контролировать вход в зал. Агент Пимен контролирует квадрат А, агенты Джекобсон и Питерсон квадрат В, агенты Руалес, Фишер и Вентланд – зону С. Вопросы есть?
Вопросов не было. Агенты разошлись проверять свои зоны контроля и проверить степень коммуникации друг с другом. Были высвечены все наиболее опасные «слепые» зоны. Все здание, в котором должна была состояться встреча, было несколько раз проверено на наличие взрывных устройств. Специальная техника проверила уровень радиации и угрозу газовой атаки. Кинологи с собаками обшарили все потаенные уголки.
Робинсон шла по коридору третьего этажа, проверяя каждый угол узкого помещения с множеством дверей. Стук ее широких удобных каблуков утопал в мягкости дорогого ковра, а размашистые движения рук будто бы разметали невидимых демонов. Она остановилась у узкого высокого зеркала, закрепленного в витиеватой позолоченной раме.
Питер, с которым они были распределены в разные группы, должен был контролировать другой квадрат, но заблудившись, набрел на тот коридор, в котором стояла Кетрин.
Она не рассматривала себя в зеркале, как это обычно делают женщины – любуясь или ища недостатки; она не поправляла макияж или одежду; она не увидела на зеркале ничего подозрительного. Она просто смотрела в него, словно, пыталась получить ответ из Зазеркалья, ответ на вопрос, который еще не знала, как задать.
Питер встал позади нее, и волна дрожи пробрала девушку, как только она почувствовала его теплые руки на своих плечах. Она наклонила голову и потерлась щекой о его руку.
-Питер, - еле слышно заговорила она, спустя минутную паузу. – Что ты делаешь здесь? – Спросила она чуть громче.
-Я, хм, я немного заплутал. - Запинаясь, ответил мужчина, проследовав руками по всей длине ее рук.
Кетрин повернулась к нему лицом и подняла голову, чтобы получше разглядеть. Питер задержал свою руку на ее ладони и немного сжал ее. Он видел в ее глазах невысказанный, словно стыдливый, вопрос. Но боялся узнать, что она скрывает.
-Кетрин, ты должна отказаться от этого задания. – Мягко сказал он.
Девушка опустила голову и следила за движением переминающихся ног напарника.
-Почему? – Спросила она тихо.
-Потому что это чересчур. Потому что мы здесь не за этим.
-Людей не хватает. Нас прислали сюда за этим. – Неуверенно парировала она.
Марлини нежно приподнял пальцами ее подбородок, заставив посмотреть на себя.
-Кетрин, если с тобой что-нибудь случится, я никогда не прощу себе. – Сказал он.
Девушка слабо улыбнулась.
-Питер, пожалуйста, все будет хорошо. Я все сделаю правильно. – Настаивала она.
-Господи, Кет! Да я и не сомневаюсь в тебе! – Повысив голос, воскликнул он. – Неужели ты думаешь, что я не могу тебя отпустить, потому что сомневаюсь в твоей компетенции! Ты профессионал, каких свет не видывал! Я сомневаюсь в них! – Мужчина махнул рукой в неопределенном направлении.
-Но ты же будешь рядом. - Попыталась надавить с другой стороны Кет.
-Я могу не успеть. - Нерешительно ответил мужчина.
Его глаза стали влажными, но не от слез, а от страха за нее. Он мог потерять ее каждый раз, когда выезжали на какое-то безумное задание. Но это была их работа, и он был рядом с ней почти все время. А теперь их разделили, и он мог лишь слышать ее.
-Питер, я обещаю тебе, что все будет хорошо. Ты не потеряешь меня. – Только сейчас она сжала свою руку в ответ.
В кармане его пиджака зазвенел телефон, и Питер вынужден был разорвать плотную зрительную связь с девушкой.
-Алло? – Ответил он на звонок, выпустив ее руку. – Что? Где? Да, конечно. Мы сейчас приедем.
Марлини бросил телефон обратно в карман и посмотрел на напарницу, нетерпеливо ожидавшую его комментариев.
-Месбаха нашли в больнице. Он мертв.

***
И сказал Господь Моисею: пойди к фараону и скажи ему: так говорит Господь, Бог Евреев: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение; ибо если ты не захочешь отпустить и еще будешь удерживать его, то вот, рука Господня будет на скоте твоем, который в поле, на конях, на ослах, на верблюдах, на волах и овцах: будет моровая язва весьма тяжкая; и разделит Господь между скотом Израильским и скотом Египетским, и из всего скота сынов Израилевых не умрет ничего. И назначил Господь время, сказав: завтра сделает это Господь в земле сей. И сделал это Господь на другой день, и вымер весь скот Египетский; из скота же сынов Израилевых не умерло ничего…

***
-Почему это произошло? Ведь его должен был охранять специально обученный человек? – Злился Марлини.
Они уже осмотрели место преступления и теперь пили кофе в больничной столовой вместе с агентами из разведки.
-Мы выставили охрану, все, как и положено. Но тот человек, что стоял за дверью ординаторской не видел никого входящего или выходящего оттуда. Месбах был либо один у себя в кабинете, либо в операционной, либо с пациентом. – Отчитался Насер.
-Нужно проверить всех кого он принял за последние сутки. И я хочу еще раз просмотреть записи с камер видеонаблюдения. Поискать того, кто мог бы подложить тот сверток сестре Кеби.
В то время как Марлини раздавал указания, Кетрин уткнулась лицом в свои ладони, растирая указательными пальцами виски.
-А что с тем амулетом, который он держал в руках? – Спросил Халфани.
-Это изображение бога Монту. Бог войны при девятнадцатой династии в Древнем Египте. Его изображали с головой кобчика – птицы из отряда соколиных.
Кетрин сцепила пальцы перед лицом и уставилась на свой стаканчик, наполненный кофе.
-Оводы это определенного рода символ безжалостности. Война тоже дело жестокое. – Пробормотала она.
-Я не понимаю связи. - Засыпая в свой кофе еще сахар, проговорил Насер.
-Агент Робинсон хочет сказать, что каждое убийство несло в себе определенный смысл, который преступники пытались передать через амулеты или рисунки, оставленные на месте преступления. – Пояснил Марлини.
-В хаммаме, который посещали первые жертвы был обнаружен египетский иероглиф, обозначающий бога Нила – Хапи. Это первый выпад против египетских богов – чиновники были отравлены водой, в которой содержалось большое количество цианобактерии. Эту воду они получили в бане. – Добавила женщина.
Кетрин вышла из-за стола и встала перед кофейным автоматом, повернувшись спиной к мужчинам, продолжая говорить:
-Потом господин Ашраф, умерший от отравления токсином, выделяемым жабами. Жаба – символ смерти и греха. У египтян была богиня Хекет – она изображалась с головой жабы и по преданию слепила первых людей из глины. Возможно, Ашраф пытался уберечь себя от смерти и приобрел медальон – глаз Гора, который должен защитить от напастей. Мы нашли его в его доме. Там же обнаружили и изображение лягушки – под крышкой письменного стола.
Женщина отошла от автомата и прижалась спиной к холодной стене у двери.
-Все было хорошо спрятано, так будто бы те, кто убивал, должны были нарисовать эти знаки, но прочитать их полагалось только посвященным. – Добавил Марлини.
Он был утомлен не меньше напарницы, но где-то в глубине души чувствовал, что не затянувшимся делом вызвано ее угнетенное состояние.
-А что у Наг-Хаммади и у Месбаха? – Уточнил агент Халфани.
Кетрин потерла лоб и вернулась к столу, но не стала садиться.
-На скамейке в саду Хаммади был найден иероглиф обозначающий богиню Аментет – богиню подземного царства. Сам же чиновник умирает от аллергии на насекомых. Мошка это тоже, своего рода, символ загробного мира. Но она же и символ коллективизма.
Женщина оперлась бедром на край стола и крутила пальцем по краешку стаканчика с кофе.
-Думаю, что этим убийцы стремятся показать свой дух коллективизма, свое нежелание отступать.
Марлини обращался к агентам из разведки, но исподлобья смотрел на напарницу, весь день сегодня ведущую себя слишком странно. Да теперь еще и то задание, которое ей поручили на совещании. Она должна была отправиться вместе с министром по дороге из отеля к месту завтрашних переговоров. Конечно, она была не одна. Конечно, и Питер был задействован в деле охраны высокопоставленного чиновника, но это не унимало его страха за Кет. А она, как обычно, надела на себя непроницаемую маску хладнокровия. Это было больше похоже на скафандр водолаза, чем на вид агента ФБР. Но сказать, что это было необычным для нее нельзя. Питер знал как важно для Кет отгородится от эмоций, не показать своей слабости, доказать свою состоятельность – как профессионала. Она не хотела видеть снисходительные взгляды коллег-мужчин, больше похожие на презрение шовиниста. И скорлупа, в которую она нарочно закрывала себя, была средством против этого. Но все же ее нынешнее поведение не было столь типичным. Скорее можно было сказать, что ее скорлупа потрескалась.
-И, наконец, Месбах. Овод, безжалостность, жестокость, Монту. - бессвязно заговорила женщина. - Это пока еще не ясно. Способ убийства вряд ли можно назвать таким уж жестоким.
-Что, кстати, по этому поводу говорят эксперты? – Осведомился Халфани.
Марлини гулко выдохнул и облокотился на стол.
-Они говорят, что это, очевидно, инъекция.
-Снова отравление?! – Воскликнул Насер.
-Возможно, это самый простой способ убить. – Развел руками Марлини.
Кетрин все еще стояла у стола, сжимая в кулаке двадцати пяти центовую монету с изображением Брайс-Каньона .
Всего комментариев: 0
avatar
26
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0