Главная » 2016 » Февраль » 8 » Десять казней египетских. Часть 14.

Десять казней египетских. Часть 14.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.02.2016 в 21:57
Материал просмотрен: 128 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Агенты перешли через черно-желтую ленту заграждения и вошли в дом, уже заполненный полицией и спецслужбами.
-Агенты из Бюро? – Спросил подошедший к ним высокий мужчина с круглыми маленькими глазками.
Питер кивнул и пожал руку мужчине, то же самое сделали и Кет с Оливером.
-Я Боб Блэкуэл, - представился тот. – Не удивляйтесь я - американец, переведен сюда в 1999 году. – Уловив замешательство агентов, сразу пояснил он.
-Отлично, сэр. Что здесь произошло? – Осведомился Оливер.
-Боб. Зовите меня Боб. – Поправил его молодой человек. – Тело обнаружила горничная, когда принесла хозяину какао на ночь. – Полицейский протянул агентам папку с личным делом убитого.
-Али Наг-Хаммади, 49 лет, вдовец, детей нет. С момента смерти жены в 1995 году жил с братом Мохаммедом, убитым несколько дней назад в этом же доме. – Коротко зачитала Кетрин.
-Как он умер? – Спросил Питер и тут же, словно, в ответ из спальни Хаммади вынесли тело Али, накрытое темной простыней.
Кетрин быстро подошла к нему и откинула покрывало. Кожа мужчины, израненная волдырями и коростами, представляла ужасное зрелище.
-Это похоже на оспу. Я видела такое в университете. Один мой преподаватель ездил на Сомали в конце семидесятых и сфотографировал заболевших. У меня до сих пор эти картины перед глазами.
-Как можно заразиться болезнью, которой уже нет? – Удивился Оливер.
-Господи, Нолл, не будь наивным. Вспомни 2001 год, когда русские подослали нам коробочки с сибирской язвой. Что тогда было приказано? Привить всех военнослужащих в целях защиты от распространения биологического оружия. – Парировала Кет.
Они поднялись по лестнице в спальню Али и осмотрелись. Спецслужбы хорошо сработали, собрав все видимые улики, но не оставив после себя погрома. Вещи остались на тех же местах, что были и при хозяине.
-Но вирус оспы достать не так просто. – Недоумевала Кет, наблюдая за обстановкой.
-Вот именно. – Кивнул Нолл. - Есть только два места – одно из них в России и второе у нас в Штатах – в одном из Центров по контролю и профилактике заболеваний.
Марлини обшарил еще раз обе прикроватные тумбочки, стеллаж с книгами, полку с вазами над камином, заглянув в каждый из сосудов, но ничего подозрительного не нашел.
-Что если оспа была выведена искусственным путем, где-то за пределами лаборатории? – Предположила Кет, повторяя обыск вслед за напарником.
-И меня еще называли наивным. Кетрин, не в пустыне же они это делать будут! – Питер повертел в руках узкую оранжевую вазочку с высоким горлышком, расписанную сине-зеленым орнаментом и чуть было не выронил ее.
-Я и не говорю, что ее делали в пустыне. Что если в биологических лабораториях Каира или каких-то других крупных городов есть незаконные или не совсем законные разработки новых видов оружия. – Высказалась женщина.
-Холодная война продолжается? – Скептически заметил Уинстер.
Неожиданно Кетрин отвлеклась от обыскивания шкафа с бельем Али и обратила внимание на картину, висящую над комодом у кровати убитого.
-Ребята, - она указала пальцем на изображение. – Она висит вверх ногами.
Марлини ошеломленно приподнял бровь. На холсте были только крупные цветные мазки: фиолетового, красного, синего, желтого оттенков, и для него как не поверни картину, она все равно была одинаковой.
-Как ты это поняла? – Спросил он.
-Какая разница, помоги мне! – Женщина взобралась на низкий стульчик и сняла картину, передав ее Питеру.
Поставив ее на пол, агенты обшарили заднюю обивку.
-Нужно отрезать, там что-то внутри. – Сообщил Нолл. Он схватил с комода маленькие ножнички и распорол тонкую ткань, защищающую картину от повреждений.
На полотне был закреплена картонная папка с несколькими десятками печатных листов с информацией на арабском языке.
-Что это? – Одновременно произнесли агенты, посмотрев друг на друга.
-Я понятию не имею, но готов поставить сто баксов, что это не сочинение по литературе. – Сыронизировал Марлини.
-Нам нужен переводчик. – Пролистав бумаги, произнесла Кет.
-Но можем ли мы доверять кому-то здесь? – Загадочно сообщил Уинстер.
Кет понимала, к чему он ведет. Если Али прятал эти документы, то очевидно, что он боялся кого-то наверху, вполне возможно из своих собственных коллег и начальства.
Марлини стал метаться по комнате, что было лишь свидетельством его активной умственной деятельности. Его мозг кипел, а тело лишь отражало эту кипучую деятельность.
-Питер, - женщина встала перед ним и перегородила дорогу. – Ты должен позвонить Терезе. Она наша единственная надежда.
-Кет! – Он отвел глаза, как нашкодивший школьник. – Я не могу.
-Питер, тогда позволь мне сделать это. – Она слегка сжала его руку и наклонилась так, чтобы рассмотреть его лицо.
-Кетрин. - Мало было сказать, что мужчина находился в смятении.
-Питер, мы должны сделать это. – Выдохнула она. Робинсон самой не улыбалась перспектива разговора с девушкой своего друга. Она уже могла предположить каков будет этот диалог.

***
Окровавленная рубашка прилипла к телу. Ее темный воротник пропитался густой соленой жидкостью, идущей из раны на шее и уже немного высохшей. Лошадь остановилась перед воротами дома и, спрыгнувший с нее всадник, стащил свой безжизненный груз с коня.
Он перебросил тело Рахмета через плечо и тяжелой натужной походкой прошлепал к калитке. Нужно было осмотреться, но повернуть шею было тяжело, а для лучшего обзора ему пришлось вертеться целиком.
Мужчина потратил несколько секунд, чтобы проверить окружающую обстановку и только теперь избавился от своей ноши. Труп глухо ударился о землю перед калиткой, но в тиши ночи этот звук показался пароходной сиреной.
Незнакомец еще раз посмотрел на соседний дом: тихое и спокойное обиталище, погруженное в сон. Никто не видел его. Мужчина вскочил на коня и галопом помчался обратно.

***
-Так, господин Бройман, теперь Вам уже нечего терять, поэтому, может быть, Вы, наконец, сознаетесь? – Агент Гордон сидел напротив Бориса Броймана в узкой пыльной комнате для допросов, освещенной мутным синим светом.
-Для чего? Я все равно получу пулю в лоб. – Плоско произнес Бройман.
Майкл обратил на него вопросительный и недоумевающий взгляд.
-Если Вы признаетесь, что причастны к данным преступлениям, то Вам сохранят жизнь. – Предложил Гордон.
Бройман издал короткий фыркающий смешок, через несколько секунд превратившийся в раскатистый злобный смех.
-Вы, действительно думаете, что меня оставят в живых? – Заикаясь, задал он вопрос.
Майкл понимал недоверие Бориса, но по-другому вывести его на разговор не знал.
-Мы передадим Вас правительству США, Вас будут судить по законам Штатов. – Сказал агент.
Бройман покривился в презрительной усмешке.
-Я лучше буду гнить в египетской тюрьме или болтаться тут на виселице, чем вернусь в Америку. – Ответил он.
Терпение агента подходило к концу. Уже несколько часов длилась бесперспективная беседа с этим человеком. У них были доказательства причастности Броймана к покушению на министра, но для пущей уверенности необходимо было еще и признание. Это бы значительно упростило процедуру. Но Бройман был уперт как баран, хотя требовать от него чего-то иного было бессмысленно.
-Послушай, раз уж тебе настолько плевать, облегчи жизнь хоть кому-нибудь. Просто скажи, за каким дьяволом ты охотился на министра и зачем устроили теракт на площади?
Мужчина просто проигнорировал его слова и, насвистывая глупую детскую песенку, качался на стуле. И это стало последней каплей в кувшине терпения.
-Да говори же ты, скотина! – Хлопнув ладонью по столу, заорал Гордон.
Это, словно, выбило Броймана из мира фантазий, он чуть было не упал со стула, но вовремя ухватился за край стола.
-Что ты хочешь знать? Что эти люди позаботились о том, что мой отец был обвинен в шпионаже в пользу Советов? Или в том, что это настолько подкосило его, что он умер от инфаркта в 36 лет? Или в том, что на мне всю мою чертову жизнь лежало проклятье сына шпиона? Что ты хочешь от меня услышать, ты – чертов сукин сын!
Лицо мужчины перекосила гримаса ненависти. Казалось, что еще мгновение, и он готов уничтожить все человечество.
-Почему от этого страдают неповинные? – Стараясь сдержать собственные эмоции, спросил Майкл.
-Потому что я тоже был невиновен. – Просто ответил Бройман.
Гордон обошел стол и встал позади Броймана. Он медленно наклонился над ним и быстро обхватил за шею, притянув к себе.
-Говори, с кем ты работаешь! Кто еще причастен к этому?
Он резко дернул мужчину назад и тут же пинком по стулу оттолкнул. Бройман ударился грудью о стол и чуть повернул голову к Майклу.
-Министерство обороны США. – Прошипел он. – Ты же знаешь. Ты читал их досье. Ты должен знать, кто стоит за всем этим. – Он сузил глаза и погладил себя по коленям, удовлетворенный реакцией.
Майкл яростно метнул на него взгляд, отступил к окну и вышел за дверь.
-Никого к нему не впускать! В отдельную камеру и охрану! – Прокричал он полицейским в коридоре.
-Еще рано говорить об этом вслух. – Пробормотал он, повернувшись к двери.

***
Кетрин смотрела на белый пластиковый телефон в полицейском участке и не решалась позвонить. Всего несколько нажатий и ты уже на связи с другим концом планеты. Но отважиться на это было сложнее, чем нажать на курок.
Девушка сняла трубку и приложила ее к уху, слушая продолжительный гудок.
«Ну, давай же, давай, тряпка! Что тут такого – пара слов и все. Ты должна это сделать!» - уговаривала она себя.
-Алло? Тереза? Привет… Это Кетрин. – Несколько секунд потребовалось ей чтобы, наконец, проглотить ком неуверенности.
-Кетрин?! – Тереза даже не пыталась скрыть шок в своем голосе. – Что-то случилось?
-Нет. Нет, Тереза, все нормально. С Питером все хорошо. – Сразу успокоила ее агент.
-Тогда почему ты звонишь?
«Она имеет в виду: я звоню или почему я звоню?» - Подумала Робинсон.
-Мне нужно твое мнение, как специалиста. – Промямлила она. – У нас тут кое-что происходит.
Кет чувствовала себя неразумной студенткой на экзамене.
-Кетрин? – Окликнула ее Тереза.
-Тереза я пришлю тебе текст. Он на арабском. Ты можешь перевести? – Спросила женщина, попытавшись взять себя под контроль. «Ты – профессионал, ты – профессионал, ты - профессионал», - твердила она себе.
-Конечно. Но вы же в Египте? Там что никто не говорит по-арабски? – Издала короткий смешок Тереза.
-Дело не в этом. Просто необходим надежный человек. Ты сможешь принять факс?
На другом конце трубки повисла тишина, затянувшаяся для Кетрин на вечность.
-Конечно, Кет. Я сделаю. – Отрывисто произнесла Тереза.
Вздох облегчения слетел с губ Кет, хотя самая тяжелая часть оставалась впереди.
-Кет? Ты слышишь? – Вернула ее к реальности женщина.
-Да, Тереза, спасибо. Спасибо.
-Не за что.
Тереза уже хотела положить трубку, но неожиданно спросила.
-С Питером точно все в порядке?
Это выбило Кетрин из колеи. Она понимала, что суть вопроса в другом: Тереза хотела знать, почему не он позвонил.
-Потому что у меня есть еще личная просьба. – Ответила она на незаданный вопрос.
-Что за просьба? – Напряглась Тереза.
Кет взяла с кресла листок бумаги, на котором были начертаны знаки из ее сна. Длинный и красивый китайский иероглиф.
-Я отошлю тебе еще кое-что. У меня есть предположения, что это китайский иероглиф, но я не уверена. Ты сможешь узнать, что он означает? – Попросила Кет.
Еще несколько секунд молчания и тяжелых вздохов в трубку.
-Конечно. Высылай все, что есть. – Согласилась Тереза.
-Спасибо. – Кет сама не ожидала, как по щекам потекли слезы. Она положила трубку.
«Господи, да что это такое! Что со мной происходит!» - Злилась она сама на себя, сминая лист с иероглифом.
Разговор с Терезой дался настолько тяжело, что она мечтала убежать куда-нибудь, свернуться калачиком в темной безлюдной комнате и спать несколько часов, а лучше дней подряд. Чтобы ее никто не трогал, чтобы исчезли все: террористы, маньяки, жертвы, Питер, Тереза, все!
-Кет? Ты в порядке? – Как назло в противовес ее желанию Оливер появился из-за спины и положил свою руку ей на плечо.
-Да. Я поговорила с Терезой. Мне нужно отправить факс.
Бросила ему в ответ женщина и, скрывая прослезившиеся глаза, вышла из комнаты.

***
Когда Насер вошел в кабинет, то обнаружил, что Маннерс стоял к нему спиной, встав на фанерную коробку и выглядывая в узкую форточку под потолком.
-Что? Он не раскололся? – Предположил Насер.
Маннерс сделал медленный тягучий глоток дрянного кофе и повернулся, одарив разведчика холодным непроницаемым взглядом.
-Отчего же? – Пожал он плечами. – Он все рассказал.
-Все? – Недоверчиво переспросил Насер.
-Ну, да. – Маннерс сел за стол, закинув ноги и, взяв карандаш в рот, стал нервно раскусывать его кончик. – Он сдал нам всех своих подельников – тех, кто причастен к теракту на Тахрире. Правда, от этого мало толка. Там где раньше была их штаб-квартира, так сказать, осталось только пепелище.
-Пепелище?
Любое слово Маннерса впускало в мысли Насера еще больше сомнений.
-Они сожгли абсолютно все: начиная от хиджабов своих женщин, заканчивая ящиками с консервами.
-Он признался в покушении на министра? – Уточнил Насер.
-Угу. – Промямлил Маннерс. – Только это не имело ничего общего к деятельности их террористической группировки. На его решение повлияли, - Маннерс прокашлялся, - как бы это сказать, личные причины.
-Поэтому такой необычный способ? – Предположил Насер.
-Угу. – Снова кивнул агент. – Он использовал яд кураре для отравления стрелы. Быстрая и гарантированная смерть.
-Ясно. – Выдавил разведчик. – Тогда что тебя беспокоит?
Маннерс опустил ноги на пол и обошел стол.
-Просто мне кажется, что есть преступления, в которых все – жертвы.
Насер хотел спросить, что означают слова Маннерса, но его отвлек вошедший в кабинет Халфани.
-Господа, к нам гости. И, по-моему, нам стоит вызвать агентов из ФБР.
Халфани обернулся и кивком головы пригласил войти в кабинет двоих: мужчину и женщину примерно одинакового возраста и одинаково угрюмыми выражениями на лицах.
-Это Земфира и Джафар Зеяб.

***
-Что теперь? Что с нами теперь будет?
Молодой мужчина метался по шатру, наблюдая за тем, как старик спешно скидывает вещи в сундук размером с целый холодильник и обитый витиеватыми металлическими планками.
-То же, что и со всеми. Успокойся, Саид! – Крикнул ему старик.
-Мы не довели дело до конца. – Сообщил молодой мужчина, встав перед сундуком и захлопнув его крышку.
-Ничего страшного. У нас есть план отступления.
Старик мягко отодвинул молодого человека от сундука и снова открыл его, скидывая туда все свои нехитрые пожитки.
-Почему мы должны уходить сейчас? Они молчали всегда, хотя знали где нас искать? Почему они не промолчат теперь?!
Саид возмущенно фыркнул, но позволил старику продолжить сбора.
-Потому что теперь им нечего терять и некого бояться. Мы не можем удержать на цепи собаку, лишившуюся щенков.

***
Кетрин бросила на стол несколько фотографий с места преступления и села напротив агентов из разведки и напарника.
-Что это? – Спросил Насер.
-Богиня Сехмет - целительница, обладавшая магической силой напускать болезни и излечивать их, покровительствовала врачам, считавшимся её жрецами. Не слишком оригинально оставлять ее изображение в доме человека, умершего от оспы. – Ядовито огрызнулась женщина.
-Мы нашли это на ковре под кроватью. Львиная голова – символ этой богини. – Дополнил рассказ напарницы Питер.
Кетрин расслабленно откинулась на спинку стула и покрутилась несколько раз на нем.
-Только одного понять не могу: почему эти люди – столь педантичные в своих преступлениях пропустили одну казнь. - В недоумении девушка сжала губы и вытянула их трубочкой.
Господи, ее губы: алые, окрашенные ее новой помадой оттенка «Индийское лето», не слишком пухлые, но и не тонкие, четко очерченные и такие аппетитные. Марлини мог бы поклясться, что все мужчины в этой комнате готовы были отрезать себе руку за один поцелуй этих губ. Он бы и сам отрезал себе обе руки за право секундного прикосновения к ним. Повторного прикосновения. Дьявол, Марлини! Соберись или ты сейчас выпрыгнешь из штанов! Она же твой напарник, ради Бога!
-Они пропустили одну казнь? – Переспросил Насер.
«Не пялься на нее, засранец!» - Мысленно кричал на него Марлини.
Кетрин еще раз прокрутилась на стуле, ее шелковые волосы, как обычно распрямленные и тщательно уложенные в ракушку немного выбились из прически и тонкая каштановая прядь опустилась на глаза. Она игриво сдунула ее и заправила за ухо.
О, Мой Бог! Марлини готов был вытащить сейчас свой пистолет и пристрелить кого-нибудь, лишь бы она прекратила, прекратила быть такой сексуальной.
-Они пропустили – мор скота. Где убитые коровы?! – Неожиданно воскликнула она с притворным возмущением, будто требовала представить ей мертвую скотину.
-Мор скота? – Переспросил Насер. – Коровы.
-Погодите-ка! – Хлопнул в ладоши агент Халфани. – Скот это же не только коровы? Лошади! У Наг-Хаммади были лошади. Они держали целый табун.
-Табун? – Прищурился Насер.
-Ну, да. Табун лошадей. Только вот насколько я помню слуга, дворецкий или садовник, черт, какая разница! Они что-то твердили мне об убитых лошадях, что весь табун был потравлен.
-Опаааньки! – Кетрин резко прекратила вращаться на стуле и хлопнула ладошками по столу.
Этот звук вырвал Питера из мира фантазий и он, наконец, заговорил.
-Вы не смотрели стойла?
-Нет, я не придал этому значения. – Виновато ответил Халфани.
Кетрин цокнула, подражая звуку копыт лошади.
-Ладно, тогда давайте сделаем так. Я съезжу к Хаммади и посмотрю, есть ли там что-нибудь подозрительное. А вы поговорите с этими, как их там, Земфирой и Джафаром Зеяб.
Марлини был несколько поражен этим предложением. Женщина встала из-за стола и, проводя пальцем по краю столешницы, посмотрела на напарника, приподняв бровь.
-Что-то не так?
-Ты уверена? Может, лучше поехать с тобой? – Смущенно спросил он.
«Она не может стоять немного дальше?» - Спрашивал он самого себя, хотя Кет и так находилась в другом конце комнаты.
Робинсон подарила ему такой холодный взгляд, которым можно было заморозить мозг.
-Боюсь, что мне нужно сделать это одной, Питер. – Сухо ответила она, выйдя из кабинета.

***
Агент Маннерс стучал кончиками пальцев по столу в кабинете, куда определили Земфиру и Джафара Зеяб, для проведения допроса. Пластиковая столешница, казалось, еще чуть-чуть и расколется под его нажимом. Мелкие царапины сеткой расползлись по ней, сплетаясь в тонкий, почти незримый узор старости и изношенности.
-Сэр, мы можем приступать? – Сразу же с порога спросили вошедшие в комнату агенты Насер, Халфани и Гордон.
Маннерс немного повернул голову им навстречу и встал со своего места.
-Ради Бога. – Указал он рукой на свой стул, с холодным безразличием.
Майкл тут же занял место старшего агента и, сложив руки на столе, после продолжительной паузы заговорил.
-Итак, что вы хотели нам рассказать?
Земфира и Джафар переглянулись, мужчина положил свою теплую, слегка влажную от волнения руку на ее колено и первым начал разговор.
-Дело в том, что сегодня на пороге нашего дома мы обнаружили тело Рахмета.
Гордон поднял брови в негласном вопросе, но Земфира тут же добавила:
-Это мой младший брат.
-Его убили вчера. – Пояснил Джафар.
Агент Насер подошел к Майклу и положил перед ним папку с делом.
-Рахмет аль Иссуди. Тридцать один год, работал в министерстве обороны, был секретарем у Мохаммеда Наг-Хаммади. Вчера ночью был обнаружен на пороге дома своей сестры Земфиры Зеяб. – Насер покосился на женщину, но ее лицо было непроницаемо для эмоций. – По предварительным данным патологоанатома сам вскрыл себе шейную артерию острым кинжалом или чем-то вроде серпа.
-Нет! – Закричала женщина. – Он не мог! Это они убили его! Они!
Она истошно взвыла и опрокинула голову на руки, повалившись на стол.
-Они? – Хором спросили все трое агентов.
-Понимаете, - Джафар налил жене стакан воды и приобнял за плечи. – Рахмет был участником секты Сынов Израилевых. Восемь лет назад он попал туда совершенно случайно, по молодости и глупости, но вскоре понял, что эти люди слишком опасны и, естественно, решил уйти.
Мужчина остановился и перевел дух. Его лицо покрылось испариной, а руки дрожали так, будто бы он только что очнулся от трехнедельной пьянки.
-Что произошло дальше? – Потребовал продолжения Гордон.
-Они пришли к нему спустя столько лет. - Шепотом заговорила Земфира. Ее глаза наполнились непролитыми слезами. – Они…
-Миссис Зеяб? – Осторожно подталкивал Насер, стоящий перед столом.
-Они просто, просто они угрожали нам. - С трудом выговорила женщина.
На этот раз Насер перелистнул несколько страниц из дела Рахмета и остановился на странице с копией письма, полученного несколькими днями ранее от члена той секты.
-Это те самые угрозы. Здесь сказано, что если Рахмет не согласится на их условия, то пострадают его родные.
-Что за условия? – Уточнил Майкл, обращаясь к Джафару.
-Они потребовали от него вернуться. И, как я понимаю, не просто так.
Мужчина потер брови и закатил глаза. Все смешалось в голове: жертвы, способы убийств, древние легенды, Рахмет, теперь эти его родственники, Кетрин… Черт возьми, Кетрин, отправившаяся в тот дом одна! Этот недоумок Марлини, везде сующий свой нос теперь отчего-то неспособный сопроводить ее!
-Я так понимаю, от Рахмета потребовали прямого участия в делах этой секты? - Предположил он.
-Да, сэр. – Кивнул Джафар.
-Тогда нам нужно знать, как их найти.
Всего комментариев: 0
avatar
7
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0