Главная » 2016 » Февраль » 27 » Распятые. Часть 5.

Распятые. Часть 5.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 27.02.2016 в 18:28
Материал просмотрен: 110 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Мы работали уже третий день, а я до сих пор не знала даже имени лейтенанта Райдека. Рон? Дон? Джон? Плевать! Будь он хоть Хулио Мария Мигель Авитаджанкарло. Он раздражал меня так, как никто из всех предыдущих шовинистов – служителей закона, за два года моей работы в Бюро, сваливавшихся мне на шею. Просто все они, по обыкновению, смотрели на меня как на жвачку, прилипшую к их ботинку, и которую они никак не могли отодрать, пока не придут домой и не снимут ботинок. А этот… Джанкарло…еще и умудрялся беззастенчиво клеится. То есть, понимаете, когда человек три минуты назад заставляет тебя окунуться в дерьмо только потому, что ты женщина, вынуждая защищаться; тут же ловит момент для нежного прикосновения, неуместного рыцарства или учтивой улыбки, хочется долбануть ему по башке клюшкой для гольфа.
Может быть, дело в том, что я скучала по Питеру. Может быть, дело в том, что мне не хватало советов Оливера. Может быть, мне нужен отпуск. Длительный, восьминедельный отпуск на Гавайях.
Я взяла Рейчел из манежа и усадила к себе на колени.
-Детка, ты скучаешь по папе?
Она загукала, услышав знакомое слово, и засмеялась. Ее смех был похож на золотой колокольчик с тонкими стеночками, и я не могла не улыбнуться. Питер говорил, что мы с ней улыбаемся одинаково, а я говорю вам, что она улыбается также соблазнительно, как и ее отец.
Я бы могла сейчас предаться воспоминаниям о губах Питера, но Рейчел ловко стянула с моей небрежно заплетенной косички резинку и, еще громче рассмеявшись, бросила ее на пол, за диваном.
-Эй! Как тебе не стыдно, мошенница! – Деланно обиделась я.
Девочка пролепетала еще что-то, больше похожее на обвинение в духе «сама виновата» и уставилась на рисунок на моей футболке. Там была изображена Эйфелева башня, вершиной врезавшаяся в облако и я, заметив, как внимательно Рейч рассматривает ее, улыбнулась.
-Как только ты немножко подрастешь, мы отправимся в Париж. Это красивый город. Он тебе понравится. Может, даже папа с нами поедет.
Папа… Черт, я не могу сосредоточиться на мыслях, в которых не было бы Питера, даже на несколько минут. Ну, подайте на меня в суд за это! И знаете что, будь у вас дочь, так похожая на Марлини, вы бы тоже не могли сосредоточиться.
Я взяла пухлую ручку дочки и поцеловала каждый ее пальчик.
-Ты не хочешь посмотреть мультики перед сном? – Спросила я, не выпуская ее большой палец из плена губ.
-Муфы. – Кивнула она, что означало «Смурфики».
Откуда мне знать, почему моя дочь любит этих синих малышей, но они приводили ее в полный восторг, даже с учетом того, что она мало что понимала в свои полтора года.
Короче, строгой матерью меня вряд ли можно назвать и я любила потакать желаниям своего ребенка, особенно учитывая, что видела я Рейчел реже, чем ее же няня.
-Ну, «Муфы», так «Муфы», - передразнила я ее, включая на телевизоре нужное видео.
Мы посидели еще несколько минут, наблюдая за приключениями героев, и я больше смеялась не над происходящим на экране, а над смехом дочки. И когда я уже хотела перемотать финальные титры и включить следующую серию в дверь постучали.
-Кто это к нам пришел? – Спросила я у Рейч, но та, естественно и внимания на меня не обратила, также увлеченно рассматривая бегущие списки всех, принявших участие в создании мультика. – Твой отец, обычно, любит навещать нас так поздно, но он вряд прикатил из Огайо.
Я посмотрела в глазок и чуть не прикусила язык. Лейтенант Райдек.
-Здравствуйте. – Я открыла дверь и с трудом выдавила приветствие.
-Привет. – Он улыбнулся, будто предвкушая что-то.
-Что-то случилось? – Я усиленно пыталась вспомнить, не мог ли он звонить мне, и не могла ли я пропустить его звонок.
-Нет. Я не насчет работы.
Он нагло отстранил меня от двери и вошел в квартиру. Я привыкла к нетривиальным попыткам мужчин разного возраста «подкатить» ко мне, но обычно, после первого, на крайний случай, второго замечания они так же быстро отстранялись, как и прилипали.
Райдек побил все рекорды.
-Не предложите кофе?
Он вел себя, словно, желанный гость, но хоть не «тыкал» больше.
-Простите, но я так поздно кофе не пью и Вам не советую. – Я закрыла дверь, но осталась стоять рядом, готовясь выпроводить мужчину в любую секунду.
-Ну что ж… - Он простодушно пожал плечами и обернулся к телевизору. – Что смотрите? О!
Рейчел, услышав незнакомый мужской голос, привстала на диване, ухватившись за спинку, и распахнула глазки так широко, как могла. Ну, давай же, детка, сыграй свою роль. Большинство мужчин боятся женщин с детьми. Должна же ты помочь маме.
-Это моя дочь. – Надменно улыбнувшись, сказала я, подойдя к девочке и подняв ее на руки.
-Понятно. – Выдавил из себя детектив. Он был обескуражен, но не напуган и я прищурила глаза, приготовившись к очередной неожиданности.
-Вы что-то хотели? – Бесхитростно спросила я снова.
Райдек к моему удивлению и не подумал уходить, усевшись на мой диван и, нахально, переключил мультики на спортивное обозрение. Я чуть было не поймала муху, открыв рот от удивления.
-Просто подумал, что нам стоит познакомиться поближе, раз уж мы работаем вместе.
Ну, ничего неожиданного на этот раз. Во всяком случае, он не стал ходить вокруг да около, заявляя, что является представителем внеземной цивилизации, вымершей от большого ядерного взрыва и теперь нуждается в продолжении рода. А я должна, нет, просто обязана помочь Вселенной, восстановить безвременно ушедшую древнюю цивилизацию на планете Омикрон-52.
-Я, кажется, уже упоминала, что мы с Вами напарники временные и вынужденные. Так что я не думаю, что нам стоит продолжать знакомство и, тем более, углублять его. – Я поморщилась, даже не скрывая этого.
-Ой, да брось! Я так противен? – Райдек повернулся ко мне, положив одну руку на спинку дивана и смотря на меня, как кот на канарейку.
Меня аж передернуло от его хамства. Противен? Нет, милый, противен мне мой бывший однокурсник Ричард Конни, который вечно распускал слухи, что переспал с Бритни Спирс. А ты, тебя я готова придушить прямо сейчас.
-Мистер Райдек, если вы сейчас же не уйдете, я вынуждена буду принять меры. – Попыталась спокойно ответить я.
Но он только улыбнулся.
-Детка, мне нравятся неприступные, если ты еще не поняла. Я люблю, когда они сдаются, наконец. Вы такие страстные, когда корчитесь подо мной.
О, Бог, дай мне сил не убить его прямо здесь.
-Сэр, по-моему, Вы заговариваетесь. И чтобы избежать последствий, пока еще можете, уходите. Я постараюсь не вспоминать об этом разговоре, если Вы больше не позволите себе начать его.
Мое раздражение кипело уже где-то в гортани, и только ручка Рейчел нежно обнимавшая меня за шею не позволяла наорать на этого полоумного.
-О, да уложи ты ее спать, наконец, и тогда я покажу тебе, как ты ошибалась, сопротивляясь.
Он подвинулся ближе и схватил меня за лодыжку. Я инстинктивно отступила назад, прижав Рейчел крепче к себе, и задышала чаще.
-Райдек, убирайся отсюда, пока не схлопотал обвинения в сексуальных домогательствах. – Прошипела я.
Детектив поднялся на ноги и уставился на меня взглядом триумфатора.
-Милая, кого же ты привлечешь в свидетели? Не эту же милую девчушку? Она говорить-то умеет?
-Свидетели не понадобятся. – Буркнула я. Пришло время разобраться с этим индюком, и я усадила дочь обратно в манеж.
-Да ну! – Рассмеялся Райдек. – Не слишком ли самонадеянно? Кажется, один раз ты уже подверглась насилию? Во второй раз будет звучать не так убедительно. Признайся, ты просто любишь, когда все происходит грубо.
Он приблизился ко мне еще на шаг, но я и с места не двинулась, уже готовясь размозжить ему череп. Глупо было спрашивать, откуда он узнал о насилии надо мной. Я федеральный агент и мое дело, по-прежнему где-то пылится. К черту все!
-Убирайся! – Я с размаху ударила его по лицу и оттолкнула.
Я, вообще-то, ожидала сопротивления, но вместо этого Райдек, схватившись за горящую от пощечины щеку, сощурился и пристально посмотрел на меня.
-Я еще не сдался, милая.
Он развернулся и быстро покинул мою квартиру.
Я еще долго простояла в полном оцепенении, пока Рейч не подала о себе знак, начав раскачивать стенки манежа. Я снова взяла ее на руки и прислонилась щекой к ее личику.
-Ничего, все будет хорошо. Только папе об этом не рассказывай, ладно?

***
Мы уже доели вторую большую пиццу с анчоусами, откинув коробки на пол, а результатов по-прежнему было меньше, чем снега я июле. Обычно несравненная идея, потом раскрученная мной или Ноллом, или Кет, приходила нам к середине первой пиццы, чаще всего с грибами и ветчиной. На этот раз не было даже намека, хотя бы на малюсенькую мыслишку. Полная закупорка.
Оливер сидел у спинки кровати, а я растянулся напротив него.
-Итак, что мы имеем. Три жертвы. Все три появлялись на шумных вечеринках и там же цепляли своего насильника. При этом никто никогда не видел жертв с кем-то подозрительным. Первая жертва вообще пришла на вечеринку случайно, поддавшись уговорам подруги.
-И по показаниям свидетелей не общалась почти ни с кем, весь вечер, проведя у барной стойки. – Добавил за меня Нолл.
Я кивнул.
-Так-то так, но при этом она все же с кем-то познакомилась? И этот кто-то увел ее с этой вечеринки. – Я буравил глазами потолок, сложив руки на животе.
-Очевидно, что он, скорее всего, действует не силой, во всяком случае, в начале. Схема проста, как долларовая купюра. – Оливер встал с кровати и заходил по комнате. – Он подходит к девушке, говорит какую-нибудь банальность, привлекая внимание. Потом строит измученный, уставший вид, спрашивает, как она оказалась там, говорит, что не любитель подобных развлечений и предлагает пойти в уединенное место. Просто прогуляться. – Нолл развел руки в позе сдающегося и продолжил: - Потом плетет еще какую-нибудь ерунду в духе «меня никто не любит и никто не понимает» и когда доходит до предварительно выбранного места утаскивает жертву.
Я внимательно выслушал друга и похлопал в ладоши, раздумывая.
-А что если, он не знает, не выбирает заранее место преступления. Явно, наш преступник настолько приевшийся герой подобных мероприятий, что на него никто и не подумает. Он обычный герой вечеринок, каких десятки, если не сотни. – Нолл не дал мне договорить, уже, по обыкновению, ухватив мою идею еще в полете.
-Ты намекаешь, что этот парень просто клеит девчонку, но, с непривычки встретив сопротивление, звереет и насилует ее в ближайшем более или менее подходящем для этого месте?
Я опять кивнул.
-Смотри, - я приподнялся с кровати и схватил с тумбочки показания свидетелей: - Между первым и вторым изнасилованием прошло четыре месяца, между вторым и третьим – три недели. Я не думаю, что этот парень нуждался в женском внимании, но ты верно подметил, что он не привык к отказам. Ему просто «не повезло», если можно так выразиться. Первая жертва была благовоспитанной католичкой, угнетенной матерью, помешанной на религии и первородном грехе. Она взбунтовалась, пойдя на эту вечеринку, но не собиралась продолжать эту революцию, скорее всего, разочаровавшись в поступке. Возможно, она уже корила себя за подобный проступок и готова была «идти и молиться в подвал», когда встретила этого беса. Она, естественно, отказала ему, а он взбесился. Я не думаю, что он отдавал себе отчет в своих действиях и не собирался убивать девушку. Ему, опять же, повезло, когда она, не выдержав унижения, повесилась.
Оливер сел обратно на кровать.
-Хочешь сказать, что он получил кайф от насилия? – Спросил он.
Я свесил ноги и отдал ему фотографии второй и третьей жертв.
-Ему приелась обыденность. Он привык к согласию от девушек, к тому, что прыгали к нему в кровать без раздумий.
-Сопротивление возбуждает его. – Подтвердил Нолл.
-Не просто сопротивление, - уточнил я: - нежелание.
Теперь настала очередь Оливера кивать.
Ну, во всяком случае, идеи у нас появились.

***
Стоит ли говорить, что утром я хотела на работу не сильнее, чем еретик на костер инквизиции. Один вид Райдека мог бы стать мне мотивом для убийства. Ладно, в случае чего, вы предоставите мне алиби.
Я допивала утренний кофе, смотря «Друзей» по кабельному, тихо, чтобы не разбудить дочь, смеялась над шутками Чендлера и ждала прихода няни. Лилиан, обычно не опаздывала, но сегодня, боги решили оттянуть мое удовольствие от встречи с детективом и сделали так, что машина няни застряла на Ригз-роуд.
Мой телефон затрещал, и я быстро ответила на звонок, даже не посмотрев на дисплей, переживая, чтобы он не потревожил чуткий утренний сон Рейчел. После вчерашнего инцидента она уснула очень быстро, словно, сама получила дозу морального истощения от этого кретина Райдека, но по утрам. Да и я, на удивление не мучилась бессонницей и провалилась в сон, кажется, еще до того, как моя голова упала на подушку.
-Да, Робинсон слушает. – Ответила я, заглядывая в детскую.
-Агент Робинсон, это детектив Райдек.
О, Боже! Интересно, если я истыкаю телефон иголками, ритуал вуду против этого слизняка сработает?
-Я слушаю. – Равномерно сказала я.
-Вы где?
-Дома. – Просто ответила я, прикрывая дверь детской.
Райдек молчал несколько секунд, наверное, подбирая слова.
-Вы позволите узнать почему?
Его тон сквозил ехидством, хотя и неуверенным.
-Потому что няня моего ребенка задержалась и мне нужно ее дождаться.
Не думаешь же, ты, чертов недоумок, что я не пришла на работу из-за тебя?! – Подумала я.
Райдек слабо усмехнулся, не поверив моим словам, но, так или иначе, был более снисходителен, чем обычно. Может, с ним рядом была комиссия по профессиональной этике в полном составе?
-И как долго Вы собираетесь ее ждать? – Поинтересовался он, с трудом изображая учтивость.
-Я буду в участке минут через сорок. – Ответила я, параллельно увидев на экране Монику, надевшую на голову индейку, феску и солнечные очки и выплясывавшую перед Чендлером. Я с трудом подавила смех, хотя видела этот сюжет не раз.
-Нет, агент Робинсон. Боюсь, что в участке Вы меня не найдете.
Впервые за весь разговор Райдек привлек мое внимание на сто процентов.
-У нас новое убийство. Приезжайте на Хегал-Плейз, 42. – Сразу пояснил он и отключился, даже не потрудившись выслушать мой ответ.
Какого дьявола?! Где черти носят эту Лилиан?!

***
Когда я, наконец, передала дочь в руки няни и добралась до очередного места преступления было уже почти девять утра и эксперты сворачивали работу, завершая сбор последних улик. Барбара уже отправилась с телом в Квантико и я, судорожно искала с кем бы поговорить и узнать, наконец, что произошло.
Райдек возник за моей спиной так неожиданно, что я, чуть было, не подпрыгнула.
-Робинсон, я думал агенты ФБР более пунктуальны. – Его физиономия так и светилась едкой усмешкой, перекосившей лицо.
«Знал бы ты моего напарника», - подумала я.
-Я думала, детективы Вашингтонского департамента не подкрадываются к своим коллегам, словно на сафари. – Парировала я.
Он снова усмехнулся, теперь уже издав хриплый звук, и похлопал себя по карманам.
-Хотите узнать, что произошло? – Он вытянул сигарету из пиджака и закурил.
Мы вышли на улицу, осматривая лужайку перед домом. Выкрашенный в бежевый цвет почтовый ящик с красным рычажком маячил, что хозяину стоило бы проверить входящую корреспонденцию. Коротенькие голубые ели были чуть-чуть припорошены снегом, словно эльфы из свиты Санта-Клауса, выстроились в ряд у расчищенной дорожки, ведущей к дому.
-Убитый Карл Блекморс, 32 года. Женат три года. Есть годовалая дочь. Жена – Мэри Энн сейчас с дочкой у матери Карла в Сан-Диего. Соседка видела, что накануне вечером возле дома крутился какой-то парнишка. Он позвонил, постучал несколько раз, но, не дождавшись ответа, ушел. Она не придала этому значения. Ну, мало ли кто может прийти к человеку. – Райдек беспечно пожал плечами. - Тем более жертва, по описанию, предпочитала ночной образ жизни, несмотря на семейный статус.
Я присела, захватила снег и скатала крепкий снежок.
-Она рассмотрела этого парня? – Спросила я, взглянув на Райдека снизу вверх.
На удивление он даже вида не подавал о вчерашнем инциденте и на секунду мне подумалось точно ли это был он, но это было лишь до того как я замечала его самодовольные ухмылки.
-Когда он уходил, соседка посмотрела в бинокль и смогла разглядеть некоторые черты его лица, хотя он, выйдя на дорогу, натянул кепку, и больше разглядеть его она не успела.
-Понятно. – Ответила я. – Фоторобот бесполезен?
Райдек покачал головой. Он бросил окурок прямиком в урну, стоящую за калиткой и повернулся ко мне.
-Что будем делать?
Ба! Не узнаю детектива! Ему что все же вчера втемяшили по башке? С каких это пор он со мной советуется?
-Поговорим с женой и друзьями. Может, они знают об этом пареньке что-нибудь. И еще, - я указала рукой на фонарный столб напротив дома, - там есть камера. Она могла что-нибудь засечь.

***
Если вы когда-нибудь были в Цинциннати, то, наверняка, посещали музей, расположенный в старом здании железнодорожного вокзала и уж точно проверяли акустику в нем. Признайтесь, что вы кричали? Цинциннати Редз круче всех!? О, скажи, видишь ты в первых солнца лучах / Что средь битвы мы чли на вечерней зарнице? / В синем с россыпью звёзд полосатый наш флаг / Красно-белым огнём с баррикад вновь явится ? Элвис Пресли жив!? А что на самом деле хотели прокричать? Я ненавижу копов?! Долой правительство?! К черту Саддама?!
Когда я первый раз был в этом музее, мне было, наверное, около двенадцати и я до жути хотел прокричать, что мне нравится Пегги О’Нил – девчонка из соседнего дома. Но мы с Оливером тогда, встав друг к другу спиной, и, отойдя метров на шестьдесят, заорали как оглашенные, что миссис Харрисон целовалась с мистером Франклином в школьном туалете на перемене перед уроком биологии. Хотя орать было и не обязательно – акустика в этом музее действительно хорошая. Несмотря на то, что ни миссис Харрисон – нашей учительницы английского, ни мистера Франклина – учителя химии в старших классах, не было тогда с нами, мы огребли по полной программе, от нашей учительницы – мисс Браун. Может быть, я теперь должен расплачиваться за тот опрометчивый поступок, выслушивая сплетни о себе и Кет? В общем, по прибытии обратно в Ричмонд, нас с Ноллом в течение трех недель оставляли после уроков и заставили публично извиниться перед учителями.
В общем, я снова оказался в этом музее и теперь мне дела не было до того целовалась ли миссис Харрисон с мистером Франклином в школьном туалете или где бы то ни было еще. Меня, если честно, больше заботило, не целовал ли в этот момент какой-нибудь недоумок Кетрин Робинсон, но мы с Ноллом и Деборой прибыли в музей не для этого.
-Мне позвонила Эшли Уильямс. Она была на вечернике вместе с первой жертвой.
-Она что-то вспомнила? – Спросил я.
Мы стояли в центральном зале музея, и Дебора искала взглядом Эшли.
-Сказала, что ей есть что рассказать, но она не уверена. – Детектив уже хотела позвонить девушке, но мы вдруг услышали окрик со стороны служебного входа, у гардероба.
-Детектив Тернер!
Нам махала рукой маленькая хрупкая блондинка, с забранными на затылке волосами, слабо сплетенными в тонкую косу и, повязанные голубой лентой, в тон ее рабочей форме.
-Привет. Это агенты Марлини и Уинстер. – Представила нас Дебора и девушка тут же обвела нас взглядом с головы до ног, будто мы представляли значимость в качестве экспоната для ее музея.
-Пойдемте. – Пригласила она и прошла чуть вперед, провожая нас к почти пустому с утра залу. Посетителей в начале рабочего дня было мало и в зале орудовали только сами работники музея, но они, занятые новой коллекцией, завезенной позавчера, не обращали на нас внимания.
-Итак, о чем Вы хотели поговорить? – Спросила Дебора, когда мы остановились в дальнем углу зала, усаживаясь на мягкую скамейку, обитую дешевым заменителем бархата.
-Мы с Бекки познакомились, когда я покупала книги в магазинчике, где она подрабатывала после школы. Пожалуй, единственное место, куда мать отпускала ее, за исключением самой школы и продуктового магазина. – Причмокнув, начала Эшли. – Я прохожу практику здесь, - она, подняла на меня свои большие серые глаза, чуть увлажнившиеся от воспоминаний, - я учусь в местном университете. Занимаюсь историей искусства, люблю Дюрера. – К чему-то решила пояснить она.
-Четыре всадника Апокалипсиса . – Кивнул я, но девушка опять перешла к теме разговора.
-Короче, знаете, если у вас в классах были типичные жертвы подростковых издевательств, то Бекки мне описывать не стоит. Она как раз из их числа.
-Тем не менее, вы подружились. – Помотал головой Нолл.
Эшли посмотрела на него, будто ожидала укора и кивнула.
-Я не знаю, может, я просто пожалела ее. Я пригласила ее вечеринку, который устраивала моя старая подруга и она, к моему удивлению, согласилась. Наверное, достала опека мамаши. – Пожала плечами Эшли.
-Но она весь вечер провела в одиночестве? – Продолжила за нее Дебора.
-Ага. Сначала к ней клеились какие-то мужланы, но она всех отшивала и под конец осталась одна на том же месте, куда я усадила ее – у барной стойки. Наверное, я виновата, нужно было утащить ее за собой, заставить растрястись, потанцевать, покурить…, - тут девушка запнулась, видимо, опасаясь, что сболтнула лишнего, но мы и ухом не повели и без того зная, что творится на подобных мероприятиях.
-Но кое-кто все же проявил к ней внимание? – Чуть напористо спросила Дебора.
Эшли неуверенно поморщилась и как-то даже ссутулилась, наверняка, уже жалея, что завела этот разговор.
-Я не знаю его и моя подруга, у которой мы отрывались, тоже. Я видела, как один парень подошел к ней и заговорил. К моему удивлению она даже не отшатнулась от него. Было не очень светло, и кругом стоял дым коромыслом, так что сильно рассмотреть мне его не удалось, только в общих чертах. Да я и не придала ему значения. – Она цокнула и помолчала минуту. – Когда я обернулась в следующий раз, парня уже не было, а Бекки сидела с таким лицом, будто готовилась подписать пакт о ненападении. Он, видимо, оставил ее на пару минут, дав поразмыслить, что ли. Ну, в общем, меня снова потащили танцевать, а Бекки так и сидела одна. Я не знаю, пришел ли он за ней или она ушла к нему, но потом я уже видела ее в труповозке.
-Вы сказали, что можете описать его только в общих чертах. Почему не сделали этого раньше? – Спросил Нолл.
-Да потому что я только вчера все вспомнила! – Как само собой разумеющееся произнесла Эшли.
Я угрюмо выдохнул и, поблагодарив девушку, отошел с Ноллом в сторону.
-Она назовет нам самые общие характеристики, подходящие под половину парней в Цинциннати и три четверти по всей стране. Я умру раньше, чем мы всех проверим. – С грустью сообщил я.
Нолл оглянулся на Эшли и Дебору, которая еще что-то расспрашивала у нее и снова повернулся ко мне.
-Хочешь все-таки попробовать гипноз? – Понял он мои намерения.
Я посмотрел на девушку, через плечо Нолла.
-Нужно позвонить мистеру Бейкеру. Мелинда не должна отказать. – Понадеялся я.

***
Ад продолжал наступать мне на пятки. Хотя я уже не чувствовал себя на дне Ледяного озера и мог достаточно отчетливо улавливать дуновение свежего воздуха. Воздуха свободы.
В то утро, когда мы с Кет проснулись в одной постели, я ждал, что она прострелит мне голову, но так умело, что я не умру, а останусь прикованным к постели инвалидом на всю жизнь. Но она повела себя, как ни в чем не бывало, проснувшись раньше меня, она уже успела принять душ и одеться для очередного испытательного дня и даже достала нам кофе.
Я же, напротив, чувствовал себя потерянным. Моя футболка еще помнила влажность ее слез, а проснулся я в обнимку с ее подушкой, пропитанной ее запахом. Мое сердце раскололось, поняв, что это была не моя женщина, и собралось вновь, когда я увидел ее. Она стояла надо мной и улыбалась, как ребенок рождественским утром и протягивала мне чашку с черным кофе.
-Я помешала. – Просто сказала она, имея в виду сахар.
Я сел на кровати и тупо уставился на нее, как олигофрен на красивую девицу.
Она подошла к окну, одернула шторы и, улыбаясь, направила лицо к уже яркому солнцу.
-Хорошее утро, Питер. – Почти неслышно сказала она.
Я молчал. Говорят, иногда, лучше заткнуться и позволить женщине выговорится. Я не вовремя последовал этому совету.
-Деллом сказал, что сегодня мы можем быть свободны. – Она повернулась ко мне, а я, словно, девственник натянул простынь до подбородка. – И мне даже не пришлось идти с ним на свидание. – Она захихикала.
Я молчал.
-Я хочу пройтись по магазинам. – Ее голос не был таким радужным, но все еще таил в себе надежду. – Чем ты будешь заниматься? – Она села за стол у окна и взяла свое кофе.
Я пожал плечами, все еще молча.
Я знаю, что она подумала. Подумала, что я жалею, что не хочу с ней говорить, потому что не хочу обидеть. Она думала, что последнее, чего я хотел это проснуться с ней в одной постели. Мог ли я сказать ей, что это первое о чем я мечтаю каждое утро, просыпаясь и последнее, о чем я думаю, засыпая, неважно в одиночестве или нет. И вы еще удивляетесь, почему она ассоциирует любовь с горечью.
-Я не буду завтракать. – Ее голос стал горьким и сухим. Она не правильно поняла, но мог ли я обвинить ее в чем-то, если и сам не понимал, почему молчу.
Она взяла куртку и ключи и уже в дверях бросила мне через плечо.
-Можешь не заправлять кровать. Я, очевидно, захочу спать после марафона по магазинам.
Я молчал.
Я снова свалился к последнему кругу царства дьявола.

***
Если вы думаете, что я глупая ничего не соображающая тетка с гипертрофированным чувством гордости и огромным багажом самонадеянности, то вы… правы.
Ну, да. Моя гордость родилась впереди меня. Да я самонадеянная. Да я вредная и упрямая. Но не «ничего не соображающая». Я понимаю, почему Марлини ведет себя, так, как ведет. Я понимаю все его слова, его поступки, его проступки, даже его молчание. Я понимаю его вину, его обиду и его страх. Он думает, что я все понимаю неправильно, что я дуюсь на него, что я виню его, а я думаю, что он болван. Думаете, я не понимаю, что он хочет быть со мной? Что он до сих пор чувствует себя виноватым за произошедшее в Академии? Что он, возможно, даже любит меня? О, я понимаю! Глупо было бы не понять. Он привык, что никто не будет его любить просто так, что рано или поздно все уйдут, поэтому не пускает к себе никого, строя из себя племенного жеребца-осеменителя, путаясь в случайных связях и трахая всех, кто моложе Тильды Суинтон. Он признался мне в любви однажды, а я убежала, как девчонка. Ну, вообще-то я и есть девчонка и, иногда, веду себя хуже моей дочери, но тот раз превзошел даже меня по глупости. Да я просто испугалась. Я испугалась снова отдать ему все. Вернее не отдать ему все, потому что я и так принадлежу только ему, я испугалась получить мордой об стол. Короче, как вы понимаете, мы стоим друг друга и, как говорит Оливер, нам нужно сойтись, чтобы не испортить жизнь другим ни чем не повинным людям. И, если честно, я жду. Жду, что Питер, наконец, поймет меня. Потому что, я устала понимать его. Я хочу знать наверняка, но сказать об этом не могу, потому что, как я уже говорила, моя гордость родилась вперед меня. Хотя, может, это была глупость. Я уже ни в чем не уверенна.

***
-Сэр, я думаю, это единственный способ помочь Вашей дочери и другим девушкам. – Оливер мог быть дипломатичным, когда хотел. А он почти всегда хотел.
Я не знаю, может быть, на это влияла его семейная жизнь, в которой, как ни крути, придется идти на компромиссы. Может, он просто был таким от природы. Черт его разберет, да и мне, честно говоря, было плевать. Если бы я хотел разбирать характеры обычных людей, я бы не ушел из психологии, ежедневно выслушивая проблемы зажравшихся бизнесменов и неудовлетворенных домохозяек. Важны были не причины, повлиявшие на характер Оливера, а тот факт, что он оставался моим самым близким другом, несмотря на мой дерьмовый характер.
Мы сидели в кабинете мистера Бейкера, пытаясь дать ему понять, насколько важен и полезен был гипноз в случае с его дочерью. Вообще-то, фактически, мы могли и не обращаться к нему, ведь Мелинде было уже 22 года и она, согласно всем законам, могла сама принимать за себя решения. Но поговорить с отцом было, просто, делом чести. Мы должны были заручиться его поддержкой не просто ради того, чтобы избежать в будущем иска за превышение полномочий и давление на пострадавшую, которая, как нам было заведомо известно, находилась не в самом здоровом расположении духа. Он должен был понять, что это поможет его дочери вспомнить, а значит, поможет найти виновного.
-Поймите, мистер Бейкер, агент Марлини психолог по образованию. Он знает, о чем говорит. – Сослался Оливер на меня.
-Мы уже неоднократно использовали подобную методику в своих расследованиях. – Добавил я. – Она помогает жертве…пострадавшей не только вспомнить детали, от которых она подсознательно отгораживается, но и выбросить эту энергию. Поймите, ей не будет легче, если она продолжит нести на себе этот груз. Как бы банально это не звучало, но чтобы избавиться от демонов нужно выпустить их наружу.
Мистер Бейкер безэмоционально выслушивал наши доводы, лишь медленно качая головой.
-Вы сами будете проводить сеанс?- Спросил он.
-Нет! – Воскликнул я. – Для этого нужна определенная квалификация и опыт. Но у меня есть подходящий для этой роли профессионал. Он знает, как работать с подобными случаями.
Бейкер снова поднял на нас глаза и спросил:
-Это поможет моей девочке?
Я посмотрел на Нолла, который тут же вернул мне дарующий уверенность взгляд.
-Только если она сама захочет себе помочь. – Ответил я.
Бейкер снова закачал головой и решительно произнес:
-Я согласен. Пусть она вспомнит.
Всего комментариев: 0
avatar
9
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0