Главная » 2016 » Февраль » 27 » Распятые. Часть 8.
Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 27.02.2016 в 18:30
Материал просмотрен: 91 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
-Чего я не могу понять, Кет, так это того, почему сейчас?
Рабочая суббота была самым обычным делом для нас, как и для многих в Бюро. Никто не читал календарь, когда мы вели особо сложное дело. Считали только дни, от одного преступления до другого, от одной смерти до другой, от одного провала до другого и считали дни, когда мы, наконец, поставим точку. Потому что, сколько бы битв мы не проиграли, всегда была жива вера, что мы победим.
Оливер вышел из-за стола и встал передо мной.
-Откуда мне знать?
Я подернула плечами и села на подлокотник дивана.
-Откуда мне знать. – Повторила я через минуту. – Где Питер? – Я подняла глаза на Нолла, но он лишь поморщился.
-Я звонил ему, телефон молчит.
Мужчина подошел к столу Питера и набрал его домашний номер на нашем офисном телефоне.
-Глухо. – Немного нервно сказал он через полминуты.
К горлу стало подкатывать беспокойство. Питер, бывало, грешил подобным поведением, но сегодня это вызвало тревогу.
-Не волнуйся, он скоро будет. Это же Питер. – Положив мне руку на плечо, сказал Нолл. Последняя часть его фразы обычно означала «Опять провел ночь у какой-нибудь милой сговорчивой леди». И я всегда верила ей, этой фразе, но не сегодня. Хотя, именно сегодня мне хотелось поверить в нее больше всего.
-Так все же, я полночи проворочался думая о том, почему именно сейчас она решила покончить с собой? – Оливер взял фотографию с места происшествия и, нахмурившись, всмотрелся в синюшное лицо Сьюзанн.
Я поднялась с дивана и села за стол Питера, закинув ноги наверх.
-Возможно, просто не оставалось сил терпеть? Полгода прошло, и ее могли останавливать собственные религиозные взгляды. Вы же сами говорили, что она фанатичная католичка.
-Что не мешало ей стать подозреваемой в убийствах. – Перебил меня Нолл.
-Конечно. – Я кивнула. – Но это могло до поры до времени сдерживать ее порыв. Да и мы еще не уверены, не была ли она действительно повинна в убийствах. Может, ад в ее жизни стал настолько невыносимым, что она решилась на самый большой грех, потому что даже Лес самоубийц покажется развлекательным катком, по сравнению с ее жизнью .
Оливер горько улыбнулся и вдруг замер. Он развернулся на пятках и указал на меня пальцем.
-Стоп, проверь, когда день рождения Ребекки.
Я открыла папку с делом, пролистала несколько страниц и, придурковато ухмыльнувшись, подняла глаза на Нолла.
-17 января.
Оливер провел ладонями по лицу и пробормотал.
-Она покончила с собой в день рождения дочери.

***
Я проснулся от глухого звука, доносящегося откуда-то издали. Прислушался. Это было похоже на стук молотка. Я был связан, с кляпом во рту, лежал на дощатом полусгнившем полу, какого-то сарая, через крышу которого мог видеть узкую полоску неба. Так, уже светло, значит, я провел здесь всю ночь. Возможно, ребята уже меня спохватились. Я повозился, пытаясь освободиться от пут, но только усугубил ситуацию: веревка больнее впилась мне в кожу, но вот от кляпа мне удалось избавиться. Я неуклюже сел и притянул колени к голове, с трудом ухватив конец тряпки ногами, я потянул за нее и после нескольких попыток вытащил изо рта.
Так, часть задания выполнена. Мне стало жарко от усилий, хотя я сидел в одних джинсах и носках в обветшалом сарае, в щели которого дул ветер. На полу были разбросаны старые тряпки и клочки газет. Я попытался встать, но снова рухнул на пол, получив еще пару синяков на руках и ребрах. Горло сильно болело и очень давило, как-будто на нем по-прежнему была повязана веревка. Тем не менее, я смог несколько раз прокричать, надеясь привлечь внимание, однако эффекта не последовало. Молоток по-прежнему методично стучал вдали, а я снова проверил крепость веревок.
Бесполезно. Дьявол! Черт побери! Я, наверное, только сейчас осознал что происходит: стал жертвой того же маньяка, которого ловил. Значит, это не Сьюзанн Пит, если только ее душа не воскресла. Только почему меня не убили сразу? Я не знаю, стук ли молотка, или стук в моей голове не давал сосредоточиться и, почувствовав приступ тошноты, я оперся на стену. Стало холодно и меня пробирала дрожь. Голова раскалывалась и кругом все поплыло. Через мгновение я снова потерял сознание.

***
Я долго стояла под дверью, не решаясь даже постучать. На самом деле я боялась открыть дверь и увидеть его с другой, но еще больше я боялась не увидеть его.
-Мэм?
Меня окликнул лысый толстенький мужчина, с перебитым кривым носом и выступающей вперед нижней челюстью. Он был домовладельцем Питера и изредка мы с ним встречались в коридоре. Он жил на том же этаже, что и Марлини. Думаю, он знал, что мы с ним коллеги, но, также зная и репутацию Марлини, его представления вряд ли ограничивались этим.
-Мистер…
Черт, моя память на имена могла давать сбой в самый неподходящий момент.
-Джулиано. – Блаженно улыбнувшись, подсказал он.
-Да, мистер Джулиано, Вы не видели моего напарника? – Я постаралась спросить достаточно спокойно, но выражение лица мужчины, подсказало мне, что я выгляжу сейчас как ревнивая женушка.
-О, мисс, я не видел его достаточно давно. Я знаю, он уезжал по делам. Он часто ездит в командировки, - он посмотрел на меня, будто только что сделал открытие, - но Вы-то знаете.
Я мягко улыбнулась.
-Да, сэр. Но он уже вернулся из командировки. Вы не видели его вчера вечером? Может, он был не один?
«Ну, же, скажи, что он был с девушкой. Черт, да хоть с несколькими, только скажи, что ты видел его», - я буквально молилась в мыслях.
-Нет, мэм. Я не видел его.
Он, видимо, был удивлен моим разочарованием, но ничего не сказал.
-Понятно. Вы не откроете мне дверь?
-Мэм? – Джулиано переспросил мою просьбу.
-У Вас же есть ключи от квартир арендаторов? Можете Вы открыть мне дверь квартиры мистера Марлини? – Повторила я.
Джулиано замешкался и стал переминаться на своих коротких толстых ножках.
-Мэм, я не уверен…
-Сэр, агент Марлини может попасть в неприятную историю. Если Вы сейчас не сделаете этого, я все равно открою эту чертову дверь, и Вы знаете это. – Я начинала выходить из себя и мужчина, наверное, понял это, потому что стал позвякивать ключами в кармане своего синего джинсового комбинезона. - Так что давайте сохраним время и сохраним замок, во всяком случае, Питер… мистер Марлини, не будет удручен испорченной дверью.
-Но если мистер Марлини… - Сделал он неудачную попытку отмазаться от моей просьбы, но я сразу перебила его.
-Если мистер Марлини будет в порядке, то всю вину я возьму на себя. Надеюсь, меня он не пристрелит за вмешательство в частные владения. – Съязвила я.
Джулиано хотел, видимо, спросить, что значит «не пристрелит меня» и значит ли это, что Питер готов пристрелить кого-то еще, но я уперлась взглядом в его одутловатое, красное лицо и он, помешкав еще с минуту, согласился.
Я прошла в квартиру и огляделась. Джулиано стоял позади меня и делал маленькие шажки вперед, когда я проходила дальше в квартиру. Только зайдя в спальню, я остановилась в оцепенении. Кровать была смята, книжный шкаф опрокинут, часы, которые стояли на тумбочке теперь валялись на полу с разбитым стеклом. Я подняла их, чтобы посмотреть на время. Два часа пятнадцать минут.
Обернувшись назад, я увидела ошеломленное лицо Джулиано, который молча водил взглядом по комнате, не осознавая происходящего. Я быстро побежала на кухню, чтобы проверить все ли там в порядке. Наверное, я еще надеялась найти Питера здесь, как обычно боясь этого же. Мои страхи всегда были двоякими, как и мои надежды. Но на этот раз все встало на свои места за три секунды. Питера нигде не было, а следы борьбы становились достаточно отчетливыми.
-Алло, Оливер?! – Я почти задыхалась от волнения и страха, но все же смогла скороговоркой сказать Ноллу о произошедшем. – Нолл, я у Питера в квартире. Здесь нужна бригада криминалистов. Срочно.
Оливер даже переспрашивать ничего не стал, наверняка, и сам боязливо ожидавший чего-то подобного. Я вернулась в спальню, переступила через опрокинутый шкаф и села на кровать, опустив голову на руки. Все кругом плыло перед глазами.

***
Райдеку удалось поймать Троя только на следующий день, да и то случайно. Он зашел в бар неподалеку от полицейского участка и заметил сержанта за барной стойкой. Перед ним стояло девять стопок, выстроенных в ряд, бармен молча наливал ему стакан за стаканом, указывая на уже опустошенные и говоря, что остановится на дюжине.
Парень бездумно кивал и тихо потягивал виски, уставившись в пол.
-Сержант. – Осторожно проговорил Райдек и сел рядом.
Трой повернулся и, ухмыльнувшись, посмотрел на мужчину.
-Сержант, я искал Вас. Почему Вы не в участке?
-Взял выходной. – Ответил Трой.
Райдек прикусил нижнюю губу и обвел взглядом бармена. Тот прищурился, поднял правую бровь и, налив сержанту еще две рюмки отошел к другому краю стойки, оставив мужчин наедине.
-Я могу с тобой поговорить? – Попросил детектив.
Коллинз пожал плечами и обернулся. Он быстро осмотрел зал, видимо, уже зная обстановку и указал рукой на одинокий угловой столик.
-Давайте сядем вот там.
Райдек поспешно пошел вслед за парнем, который шагал достаточно уверенно для пьяного. Он сел напротив парня и положил руки на столешницу.
-Я знаю, что у вас есть против меня улики. Я знаю, что Вы нашли следы эпителия под ногтями Карла.
Райдек кивнул.
-Так вот, это действительно мои следы. – Неожиданно сказал он.
Глаза Райдека округлились и он, кажется, увидел как Трой мгновенно протрезвел.
-Да-да, но это не то, что Вы думаете. В общем… - Коллинз встал из-за стола, уцепившись за угол и подождав несколько секунд, ловя равновесие, поднял рубашку и показал ему свою голую спину, на которой виднелись следы царапин.
Райдек даже не сразу понял что происходит, он потянулся, чтобы потрогать эти царапины, не осознавая, видит ли это в реальности или это уже у него пьяный бред.
-Так что, ты что…. – Промямлил он.
-Да, сэр. Мы с Карлом были любовниками. – Трой повернулся и снова сел.
-Но ведь он…. О, Господи! – Райдек обхватил голову руками и стал растирать глаза ладошками. – В голове не укладывается.
Трой усмехнулся.
-Да он любил и девочек и мальчиков, если вы об этом. Я скрывал это, потому что боялся, что ребята с работы узнают…, знаете, я с трудом завоевал их доверие и не хочу...
-Зачем ты к нему приходил? – Лейтенант оборвал его на полуслове, подняв руку и отвернувшись, словно стеснялся теперь посмотреть ему в глаза.
Трой подернул плечами и залпом выпил обе рюмки с виски, которые захватил с собой от стойки.
-Хотел поговорить. Так больше не могло продолжаться, и я намеревался прекратить отношения.
-Ревновал его? – Райдек с трудом выдавил из себя вопрос.
Трой принялся кусать губы. Его руки задрожали и он, неожиданно расплакался.
-Я любил его. – Он посмотрел на лейтенанта, тут же уловив его подавленную гомофобию. – Да, лейтенант, Вы можете не понимать этого и даже ненавидеть это, но я любил его.
-Ты понимаешь, что сейчас все это выглядит как мотив для убийства? – Раздраженно заявил Райдек.
Коллинз закусил ноготь на большом пальце, только сейчас поняв слова Райдека.
-Я не стану отрицать, что во мне кипела ревность, когда я узнавал, что он проводит время с кем-то еще, но я не убивал его и уже тем более не трогал и пальцем других мужчин. – Спокойно ответил он.
Райдек хлопнул себя по коленкам и выдохнул.
-Ладно, Трой, поехали. Тебе нужно проспаться, а потом мы еще поговорим.

***
-Послушай, Кет. Я знаю как тебе тяжело, но ты должна верить. Мы найдем его – живым и невредимым.
Теренс сидел рядом со мной на диване в гостиной Питера и держал меня за руку. Его ладонь была холодной и потной, а сам он дрожал, хотя и пытался не показывать этого.
-А что если это тот маньяк?! – Зачем-то спросила я, хотя сразу понимала, что это именно тот человек, которого мы искали.
-Кетрин, маньяк не крал людей. Он убивал их сразу на месте. – Убедительно ответил Теренс.
-Тогда что с ним? – Я вскочила с дивана и сурово посмотрела на начальника. – Что с ним?! – Закричала я прямо ему в лицо. Сейчас мне было плевать на окружающих, на субординацию, на саму себя. - Я не знаю, почему маньяк решил действовать именно таким способом в этот раз, но я знаю, что это он…
-Кетрин.
Теплый голос отвлек меня и на секунду обернулась.
В дверях гостиной стояла Барбара: заспанная, в рубашке с закатанными рукавами и поношенных джинсах. Конечно, она знала о произошедшем, но смотрела вокруг с какой-то предусмотрительной небрежностью, будто ничего ее не заботило.
-Барб? Как ты? – Самый глупый вопрос, который можно было задать сейчас.
-Как я? – Она чуть не рассмеялась. – Тебе не кажется, Кет, что это у тебя надо спросить?
Я отвернулась и села обратно на диван.
-Все нормально. – Буркнула я.
-О, конечно! – Я не часто видела Барбару разозлившейся, но в гневе она страшна. Поверьте мне. – У тебя всегда все нормально! – Она подошла ко мне и схватила за плечи. – Какого хрена, я тебя спрашиваю?! Думаешь, что кто-то будет тебя осуждать? Кому-то есть дело до того ревешь ты или нет?! Можешь ты хоть раз признаться, что тебе плохо, больно, страшно?! – Ее глаза расширились, а губы исказились в яростной гримасе.
Я хлопала ресницами, уставившись на нее с выражением лица наивного ребенка, непонимающего, за что его наказывают. Теренс к моему удивлению молчал и только переводил глаза с меня на Барбару.
-Что «Барбара»? – Передразнила меня женщина. – Ты можешь хоть раз в жизни сказать правду? – Она села передо мной на колени и опустила голову на мои руки, которые я держала на бедрах. – Скажи правду и тебе самой станет легче.
Она вдруг неистово зарыдала, так сильно, что я растерялась, не зная как поступить. Ее слезы капали мне на ладони, а я сидела, не в силах пошевелиться.
-Я слышал крик своей жены здесь? – Оливер выглянул из спальни Питера, держа в руках пакет с разбитыми часами, и тут же бросил его на пол, когда увидел рыдания Барбары.
-Родная! Что с тобой? Ты что? – Он подлетел к нам и упал на колени рядом с женой. – Ты плачешь? Почему? Барбара? Это из-за Питера? Барбара! Поговори со мной! – Он прижал ее к себе и стал быстро гладить по голове.
Я смотрела на них и меня вдруг охватила такая волна злости, что я не смогла больше держать это в себе. Я вскочила с места и оттолкнула Оливера, загораживавшего мне путь.
-Правду?! Какую к черту правду ты хочешь знать?! Кому эта правда поможет? Мне больно? Да! – Я ударила себя в грудь и почувствовала, как горячие слезы полились по моим щекам. – Мне страшно? Да! – Я заметила, что все криминалисты, находящиеся сейчас в квартире обратили на нас внимание. – Мне плохо? О, нет! – Я истерично рассмеялась. – Нет, мне не плохо! Я хочу сдохнуть, потому что все это душит меня изнутри!
Я вылетела из квартиры, наплевав на все. Единственное, что я почувствовала – это удар ногой об угол телевизионной тумбочки.

***
Я очнулся, услышав скрип. Дверь слева от меня открылась, и я увидел только руку по локоть. Плотно застегнутая джинсовая рубашка огибала запястье. Это могла быть и изящная женская и очень худая мужская рука. В темноте, в полуобморочном состоянии, озябнув, я не мог увидеть большего. Рука выкинула вперед кусок материи и пока я, наконец, не сообразил сделать хоть какое-то движение вперед, дверь захлопнулась и я снова остался один.
Поворочавшись некоторое время, я поднялся на четвереньки и медленно подполз к брошенной ткани. Это оказалось старое, провонявшее собачатиной одеяло с отгрызанными лоскутами по краям. Но в данных обстоятельствах это было лучше, чем ничего. Я кое-как расправил его и, к моему счастью, оно оказалось достаточно большим. Я лег на один край и неуклюже поерзав смог укрыться другим концом.
Тепло вонючего лоскута показалось мне раем, хоть вся обстановка больше напоминала прихожую в аду. Голова по-прежнему гудела, а во рту был привкус, словно, я накануне объелся конского навоза. Я посмотрел наверх, в щель на потолке. Было все еще светло, но сказать с уверенностью был ли это тот же день, я не мог. Я знал, что должен что-то делать, чтобы выбраться отсюда любыми путями, но слабость была такая, что я, после своих усилий по утеплению, чувствовал себя измотаннее марафонца. Глаза стали слипаться и я снова отключился.

***
Я стояла в коридоре перед квартирой Питера, облокотившись на стену и, неморгая смотрела в пол. Слезы мои высохли, но руки все еще дрожали, а щеки горели.
-Кетрин?
Оливер подошел ко мне и встал рядом в ту же позу. Я не оборачивалась.
-Как ты?
Я усмехнулась.
-Сегодня это вопрос дня?
Оливер покачал головой и достал из кармана пачку сигарет. Я знала, что он, преимущественно, не курит, но в особых обстоятельствах позволяет себе пару-другую сигарет.
-Просто… - Затягиваясь, попытался он объяснить, но я перебила его.
-Просто что? Не мне одной плохо. – Я повернулась к нему и чувствовала, как гнев снова накатывает на меня. – Как ты, Нолл?! Он ведь твой самый близкий друг! Ты знаешь его с двенадцати лет! Как ты?! Как Барбара? Ей нужно все это видеть сейчас, когда она ждет ребенка? Как Теренс, для которого Питер не просто подчиненный? Как я? Да кто я ему! – Я небрежно махнула рукой и порвалась зайти обратно в квартиру, но Оливер схватил меня и остановил.
-Может быть, нам всем не просто, но ты самый главный человек для него. – Смотря прямо мне в глаза, сказал он и отпустил руку.
Я посмотрела на запястье, за которое он только что держал меня и начала плакать.
-А что если он так и не узнает, что значит для меня? Что если я больше никогда его не увижу? Что если Рейчел больше никогда не обнимет отца? Что мы будем делать без него?
Я превратилась в плаксивую истеричку и Нолл, бросив сигарету на пол, притянул меня к себе.
-Успокойся. Во-первых, он знает, что значит для тебя.
Я попыталась отодвинуться, чтобы оспорить его слова, но он только еще крепче обнял меня.
-Откуда он знает?! Когда он сказал мне, что любит, я убежала. Он думает, что я не люблю его больше. Он… - Я выдавливала из себя слова по одной капле, а слезы лились с три ручья.
-Он знает, что ты любишь его и понимает, почему ты тогда это сделала. И, в конце концов, он вернется, и вы сможете поговорить. – Голос Нолла был успокаивающим и ровным.
Я сильнее обхватила его за шею и уткнулась носом в плечо.
-Я ненавижу себя! – Пробурчала я. – Лучше бы он остался вчера. Почему он не остался? Я ведь предлагала ему остаться. – Почти обиженно проговорила я.
Оливер ничего не ответил. Может быть, он спрашивал себя о том же.
-Агент Робинсон? – Теренс появился в дверном проеме и я почему-то подумала, что он стоял там уже некоторое время.
Слышал ли он наш с Оливером разговор? Слышал ли он, как призналась в любви к Питеру? Знал ли он, что нас связывало с Питером? Знал ли он, что Рейчел – дочь Питера?
-Агент Робинсон, - снова окликнул он, и я отодвинулась от Уинстера, - нужны Ваши показания.
Он смущенно посмотрел в пол, и я поняла, что он все слышал и все знал. Но его стеснение было скорее взглядом человека, который неожиданно получил доказательства того, о чем и так догадывался.
-Оливер, можно попросить тебя остаться? – Я посмотрела на Нолла и тот, улыбнувшись, кивнул.
-Конечно.
Мы вернулись в квартиру и расположились на диване в гостиной. Барбара осматривала спальню после того, как остальные эксперты закончили свою работу, но когда увидела меня и Нолла, вернулась в гостиную. Нам достаточно было посмотреть друг на друга, чтобы извиниться и принять все.
Оливер и Барбара сели рядом на диван и он обнял ее за плечи. Я села чуть дальше от них на том же диване и лениво посмотрела на полицейского, который собирался записывать мои показания. Вот, теперь я точно поняла, что испытывают наши свидетели во время допросов. Больше всего мне сейчас хотелось ударить этого служителя закона и порядка вазой по голове и убежать.
-Мисс Робинсон, когда Вы видели агента Марлини последний раз?
Последний раз! Как жестоко это звучит! Я поклялась себе, что больше никогда не буду использовать эту фразу в своей работе. Наверное, нужно самому оказаться в тапках другого, чтобы понять, через что ему приходится проходить.
-Вчера вечером. – Коротко ответила я.
-На работе? – Уточнил полицейский.
-Мы выезжали на случай и пробыли там часов до девяти. Потом вернулись в офис, а около одиннадцати пошли в бар. – Объяснила я.
-Какой бар? – Тут же спросил мужчина.
-«На закате». Мы немного посидели там, а потом поехали по домам. Питер отвез меня домой, около двух часов ночи.
-Он не остался у Вас? – Заинтересовано спросил полицейский.
Я видела краем глаза, что Оливер дернулся, чтобы остановить его, но я хлопнула ладошкой по дивану, подав знак Ноллу, что все нормально. Конечно, этого вопроса невозможно было избежать.
-Нет. – Холодно ответила я.
Я хотела избежать подробностей наших отношений, в то же время понимая, что вряд ли удастся и дальше держать их в тайне.
-У него была женщина?
-Да откуда я знаю! – Всплеснула я руками.
Я повернулась к Оливеру и заметила нерешительность на его лице. Он, словно, хотел что-то рассказать, но не мог понять, нужно ли. Думаю, Барбара, тоже заметила это, потому что посмотрела на меня с беспокойством. И в эту секунду для меня все встало на свои места.
…Питер в аэропорту, обнимающий меня…
…Питер, ревниво пожимающий руку Райдеку…
…Питер, смотрящий на меня виновато, в квартире Сьюзанн Пит…
…Питер, странно избегавший любого разговора об Огайо и детективе Тернер…
…Оливер, укоризненно смотревший на Питера…
…Оливер, скрывающий нечто…
Марлини спал с детективом Тернер в Цинциннати. Опять. Я приложила ладони к лицу и наклонилась вперед. Я понимала, конечно, что Питер не давал обет безбрачия и частенько пользовался своей популярностью у женщин, не пропуская ни одной юбки, но это не значит, что мне не было больно от этого.
Я могла еще как-то жить, не зная имен, не видя лиц, не зная, где и с кем он сейчас, наверное, потому что оставалась надежда на то, что сейчас он один. Но когда я встречала его женщину, нынешнюю женщину, или знала о ней больше, чем положено, я с ума сходила. В общем, в эти моменты я становилась похожа на Питера – ревнивая, территориальная сучка, с комплексом неуверенности в себе. Я видела этих непрекращающихся любовниц и сравнивала их с собой. Конечно, что я могла дать ему… Невзрачная, обычная, простая, со скверным характером. Кому я нужна? А уж ему тем более.
Даже теперь, когда он был непонятно где, жив ли он, я думала только о том, что снова склеил какую-то девицу. На мгновение я возненавидела его настолько, что готова была пожелать ему смерти. Но это был лишь миг помутнения или, если хотите, момент ясности, и я снова пришла к реальности. А реальность – это ад без него.
-Мисс Робинсон, мистер Уинстер, спасибо. – Я посмотрела на полицейского и поняла, что в те минуты, пока я погрузилась в самокопание, он разговаривал с Оливером.
Он вымученно улыбнулся мне и отошел.
-Кетрин? Все нормально? – Боязливо спросил Оливер.
Я выдохнула и кивнула.
-Все как нельзя кстати. – Буркнула я и теперь уже окончательно ушла из квартиры Питера.
Думаю, Оливер понял, что я догадалась.

***
-Агент Марлини похищен сегодня из собственного дома.
Райдек сидел, закрыв лицо ладонями и смотрел сквозь пальцы вокруг. Трой осторожно зашел в кабинет и сел в дальнем углу кабинета. Он пару раз пожевал жвачку, но его чавканье было настолько громким в режущей тишине, что он тут же прекратил.
-Агент Робинсон думает, что его похитил наш убийца.
Коллинз протяжно выдохнул, прислонив кулак ко рту, но промолчал.
-Я хочу услышать твою версию событий. Сейчас.
Голос Райдека в тишине кабинета звучал как раскатистый гром над лугом и Трой, будто ударенный звуковой волной прислонился к стене, вытаращив на детектива глаза.
-Трой. – Напористо окликнул Райдек.
Коллинз потер руки, как на морозе и прокашлялся.
-Я пришел к Блекморсу часа в четыре. Он задержался на работе, а дома никого не было, поэтому я ждал прямо у главных ворот. Он пришел только около восьми. – Трой перехватил воздуха и продолжил: - Он провел время в очередном баре. – Сержант закусил губу и, даже показалось, что подавлял в себе желание расплакаться. – Я предложил ему выбрать.
Трой посмотрел на Райдека и усмехнулся брезгливой мимике детектива.
-Я предложил ему выбрать. Он должен был определиться, наконец, чего хочет от жизни.
-Как он отреагировал? – Райдек говорил сдавленно и отводил глаза в пол.
Трой глубоко вздохнул.
-Сказал, что собирается выбирать, потому что его все устраивает, а если я хочу чего-то иного, то выбирать нужно мне.
Трой сделал паузу и посмотрел на Райдека, но тот безразлично смотрел на него, лишь изредка моргая.
-Я с самого начала знал о его бисексуальности.
-И тебя это устраивало до поры до времени?
-До тех пор, пока я не понял, что люблю его. – Спокойно сказал Трой.
Райдек кивнул.
-Что было потом?
Трой провел руками по вчерашней щетине и наклонился вперед, уперевшись локтями в колени.
-Я сказал ему, что ухожу и, что если он хоть немного уважает меня, то не будет больше искать встреч. Хотя не думаю, что он стал бы звонить. – Коллинз оскалился и перехватил волосы между пальцами.
-Как ты себя чувствуешь?
Вопрос неподдельно удивил сержанта, и он пристально посмотрел на Райдека, пытаясь угадать, что тот имел в виду. Но тот лишь пожал плечами.
-Я просто хочу найти того, кто убил Карла.

***
Я сидел, прижавшись к одной из стен, и чувствовал, что на улице пошел снег, представляя как рады, наверное, дети, не получившие сполна «белого» Рождества и Нового Года. Снега тогда выпало очень мало, будто Небесная Канцелярия сама украла его где-то и теперь жадно делилась его малой толикой. Крыша моего пристанища не была надежным укрытием от непогоды и, теперь я вынужден был то и дело менять место своей дислокации, чтобы спастись от настырных капель, растаявшего снега и снежинок, падающих на пол, сквозь щели в крыше.
Я не знаю сколько времени прошло с того момента, как я очнулся, но на этот раз чувствовал себя лучше, даже почти выспавшимся и без головной боли. Конечно, я вполне стандартно начал свое сопротивление с толкания двери и криков. Я ломился наружу, но, несмотря на свою внешнюю ветхость, дверь не поддалась мне ни на дюйм.
Да и тем, кто был снаружи, если там вообще кто-то был, до меня дела не было. На самом деле я не представлял, в каком помещении меня держали. Вернее, как я и сказал, это было похоже на сарай или амбар – очень старый и очень ветхий, но что было за его стенами, мне было невдомек. Был ли это заброшенный участок на окраине города? Был ли это домик в лесу? Находился ли я вообще в Вашингтоне?
Я подполз к обрывкам старых газет, разбросанных на полу и стал искать хоть какое-то указание на мое место расположения. Вырезки из каких газет преобладали? Что за статьи были здесь? Я быстро пролистал их, подбирая и бросая обратно на пол. Мое раздражение от собственной беспомощности, закипало внутри и уже хотел бросить все, когда внимание привлекла одна небольшая заметка. Это была статья о новом обществе помощи людям, потерявшим своих родных при одной из небольших церквушек на окраине столицы. Там говорилось, о желании помочь и необходимости продолжения жизни, стандартные фразы о том, что Бог не посылает нам испытаний, которые мы не могли бы выдержать и о том, что это самое новое общество постарается сделать все, чтобы помочь людям вынести испытания.
«Только тот, кто прошел с тобой одной дорогой, может понять тебя», - было последней фразой в этой статье.
Ниже шел адрес, где располагалось это общество. Адрес показался мне знакомым. Я знал, где находится эта церковь и, честно говоря, немного успокоился, подумав, что все же еще нахожусь в Округе Колумбия.
Мне показалось, что за дверью кто-то прошел, и я ринулся вперед. Неожиданно для самого себя и быстро встал на ноги и стал бить все еще связанными руками по двери, крича и требуя, чтобы меня выпустили.
Глупая затея сама по себе. Понятно, что если Вас украли, то уж точно ни для того, чтобы продержать несколько часов в сарае, а потом выпустить. Да и желанием светиться перед жертвой, похитители, кем бы они ни были, обычно не отличаются.
Шаги снова стихли, и я опустился на пол, облокотившись на стену. Может, идеи у меня были глупыми, но умирать я не собирался.

***
Меня отправили домой, практически силой. Теренс пригрозил, что отстранит меня от дела, если я тотчас же не пойду к себе. Няня уже знала о произошедшем, но к моему счастью, даже спрашивать ничего не стала: просто взяла вещи и, поцеловав Рейчел на прощание, ушла.
Я села на диван в детской и посадила дочь себе на колени.
-Вот так, Рейчел. Мы с тобой остались совсем одни. – Я изо всех сил сдерживала слезы, но они сами прорывались наружу и капали на личико моей дочери. Она улыбалась мне, а я не могла выдавить из себя даже подобие улыбки.
Дети очень чуткие существа. Они способны понять твое настроение, только по твоему дыханию, по одному мимолетному взгляду, по одной кривой усмешке, по одной слезе в уголке твоих глаз.
-Ма-ма? – По слогам пробормотала Рейчел и приподнялась у меня на руках. Я поддержала ее и поставила ее ножки себе на бедра.
-Все хорошо, крошка. – На этот раз мне удалось усмехнуться.
Это было больше похоже на улыбку Гуинплена – вынужденную и горькую.
Дочка провела своей маленькой ладошкой по моему лицу и нахмурилась.
-Все нормально, девочка моя.
-Мама? – Снова произнесла Рейчел.
Я стерла слезы со своих щек и прижала руки дочери к своей груди.
-Все будет хорошо, милая. Нам только нужно найти папочку.
-Папочка. – Повторила за мной Рейчел и улыбнулась. Я погладила ее по голове и встала.
Ее личико всегда преображалось, когда она видела Питера, когда он брал ее на руки, когда качал ее, когда купал, когда кормил. Я была удивлена, как она так быстро сблизилась с ним. Но, как я уже говорила, дети очень чуткие существа.
В дверь постучали и я подумала, что это Теренс или Оливер, поэтому быстро пошла открывать, держа дочь на руках.
-Майкл?
Пожалуй, даже Питер, появившийся сейчас на моем пороге, стал бы менее неожиданным гостем.
За окном шел снег и на плечах Майкла таяли крупные снежинки. Его волосы намокли и крупная прядь падала на лоб, прикрывая одну бровь.
-Здравствуй, Кетрин. – Его голос охрип и звучал почти глухо в полумраке коридора.
-Здравствуй. – Заикаясь, ответила я.
-Я слышал, что произошло с Питером. – Он подошел ближе и улыбнулся Рейчел. Он погладил ее пальчики на руке и тоскливо посмотрел на девочку.
«О, Гордон, давай, не будем сейчас, мне и без того тоски хватает», - он смотрел так благоговейно, так жалостливо, что я почувствовала, как он скучает по моей дочери.
Я не могу сказать, что в нем бурлили отцовские чувства, когда мы были вместе, но и чужим для нее он тоже никогда не был. Наверное, мы оба ждали, что именно его она будет называть «папой» и оба этого боялись.
-Зачем ты пришел? – Восстановив дыхание, спросила я, отступая на шаг назад.
-Я просто хотел узнать, как вы. – Он все еще смотрел на Рейчел, но она, судя по всему, уже забыла его или просто не проявила любопытства.
-Все хорошо. – Рейчел отвернулась и уткнулась носиком мне в шею. Я крепче прижала ее к себе и стала медленно водить рукой по ее спине.
-Хорошо? – Усмехнулся Майкл. – Я не думал, что ты будешь так равнодушна к потере напарника.
Он отстранил меня и вошел в квартиру.
«Господи, у меня на двери, что табличка прибита «Заходи и бери!». Почему все мужчины так фривольно вламываются ко мне?» – Подумала я.
-Майкл, если ты пришел поиздеваться, то сейчас не самое подходящее время. – Спокойно сказала я, закрывая дверь.
-Я не за этим пришел. – Ответил он и, не раздеваясь, сел на диван. – Я хочу разделить с тобой твою тоску.
Думаю, что мое удивление скрыть было невозможно.
-Прости, Майкл? Я слышала то, что слышала? – Почти истерично рассмеявшись, переспросила я.
Он посмотрел на меня абсолютно серьезно и протянул мне руку.
-Иди сюда. Я хочу побыть с тобой сегодня.
Я пренебрежительно фыркнула и отошла.
-Майкл, мне казалось, мы все закончили и обо всем договорились. – Рейчел завозилась у меня на руках и, посмотрев в ее лицо, я поняла, что она хочет спать. – Прости, мне нужно уложить ребенка.
Майкл посмотрел на свои наручные часы.
-Самое время. – Согласился он. – Но так даже лучше. Нам никто не помешает.
Я раздраженно выдохнула, но решила сначала уложить Рейчел в кроватку, а потом уже распрощаться с Гордоном. К счастью, проблем со сном моя девочка не испытывала и мне хватило только положить ее в кровать, чтобы она тут же уснула, повернувшись на бочок.
-Майкл, ты еще не ушел? – Спросила я, вернувшись в гостиную.
-Я жду тебя. – Ответил он.
Он уже снял пальто и пиджак, оставшись только в футболке, брюках и ботинках. Я заметила, что на нем были те ботинки, которые я купила ему незадолго до расставания.
-Майкл, я хочу, чтобы ты ушел. Сейчас не время для воспоминаний. – Я встала у стены и завела руки за спину.
-Кетрин, детка, я люблю тебя, и я могу утешить тебя. – Он быстро подошел ко мне и придал крепче к стене.
-Майкл! – Я воскликнула, но он прислонил ладонь к моему рту.
-Я до сих пор помню твой запах, твой голос дрожит в моих ушах, иногда по ночам я просыпаюсь, представляя, что ты будешь рядом. – Он наклонился ко мне и шептал, целуя мою шею, уши, скулы.
-Майкл. – Хныча, я уперлась ладонями ему в грудь, но даже сил сопротивляться у меня не было. Я могла только просить. – Пожалуйста, не надо. Я не хочу. Майкл. Нет.
-Почему ты сопротивляешься? Разве ты не жалеешь об утраченном? Я ведь люблю тебя. Я всегда тебя любил. – Он схватил мое лицо в свои ладони и пристально посмотрел мне в глаза.
-Майкл, но я не люблю тебя.
Думаю, мои слова и мой взгляд сейчас ударили его больнее, чем применение любой физической силы. Он отпустил меня и отошел.
-О, Боже, ты действительно так сильно любишь его? – Он сказал это больше утвердительно, чем вопрошающе, а я стыдливо опустила глаза.
-Майкл, разве ты этого так и не понял?
Он задышал тяжело и громко.
-Я поверить не мог. Я не мог поверить в это! – Он начал выходить из себя, и я уже побоялась повторения событий почти годовой давности. – Я не хотел верить.
Я приложила ладони к лицу и заплакала.
Майкл снова приблизился ко мне и так крепко обнял, что я почти задохнулась.
-Господи, Кетрин, я и понятия не имел. – Прошептал он мне в волосы. – Я думал, что ты просто увлеклась, как тогда в Академии, что тебе просто наскучило, что я тебе наскучил, но я не думал, что все так серьезно. Понимаешь? Я не думал, что ты действительно любишь его.
Я расслабилась и уткнулась ему в грудь, все еще прикрывая лицо ладонями, а он нежно гладил меня по спине.
-Если бы я знал, если бы я знал. - Бормотал он. – Кетрин, если бы я знал.

***
Лейтенант Райдек выглядел так, будто его пытали сомалийские пираты в течение трех суток. Мятая рубашка, отсутствие галстука, небрежно закатанные рукава и лицо портового пьянчужки.
-Детектив?
В дверь просунул голову сержант Трой, настолько сосредоточенный, что готовился в любой момент, увернуться от броска в него чего-то тяжелого. Но Райдек только медленно поднял на сержанта полуслипшиеся от усталости глаза и кивнул, приказывая зайти.
-Вы что тут всю ночь просидели? – Побеспокоился Трой.
Райдек проигнорировал его вопрос и, откатившись на офисном стуле к окну, закурил, наверное, сороковую сигарету за эту ночь.
-Пришли результаты вскрытия Сьюзанн Пит, как и предполагалось, она повесилась сама, но странно другое – в квартире обнаружили отпечатки. Они не принадлежат ни умершей, ни хозяину квартиры.
-Может, прошлые жильцы. – Пожал плечами Трой.
Райдек неопределенно поморщился.
-Хозяин сказал, что ту квартиру никто не занимал уже полгода, а перед тем как заехать Сьюзанн буквально вылизала ее, чуть ли спиртом не протерла каждую полочку, каждым дюйм.
-Она могла все же что-то пропустить. – Уже не так уверенно сказал Трой.
Райдек раздраженно вздохнул.
-Нет. Эта женщина ничего не упускала. Ты видел ее квартиру? Да она все уши прожужжала хозяину, что это «адское логово должно быть очищено от скверны». К тому же те неизвестные отпечатки находились поверх отпечатков самой Пит и были достаточно свежими.
Трой подался вперед и положил руки на стол.
-И чьи они? – Спросил он.
-Да ничьи! – Рявкнул Райдек. – Я же говорю, не смогли определить. Криминалист сказал, что женские, но рука достаточно тяжелая.
Трой откинулся обратно на спинку стула и потер подбородок.
-А что с похищением агента Марлини? И где, кстати, агент Робинсон?
Детектив подошел к стеллажу с документами, достал одну из папок и бросил ее на стол.
-Робинсон верит, что его похитил тот же человек, который убивает мужчин. Но ничего не сходится. Да я согласен, что Марлини подходит по типажу, но встает вопрос, почему его выкрали, а не распяли прямо в квартире. Хотя, это, конечно, дает определенную надежду.
-Но Вы не верите? – Придурковато улыбнулся Трой.
Райдек покачал головой и снова сел на свое место.
-Почитай его дело. – Кивнул он в сторону папки, брошенной на стол. – Я хочу поговорить с Майклом Гордоном.
-Майклом Гордоном? – Переспросил Трой, ища в тексте упоминаемое имя.
-Не пытайся его найти. – Предупредил Райдек. – Этого там нет. Он бывший жених агента Робинсон, который, предположительно, избил ее в апреле прошлого года, приревновав к…
-Марлини? – Перебил его Трой.
Райдек кивнул.
-Только дело замяли, потому что этот Гордон – сынок больших шишек в Министерстве обороны. Но я чувствую, как от него несет дерьмом за милю. – Райдек поморщился, будто и вправду унюхал неприятный запах.
-Думаете, что Гордон мог отомстить Марлини?
-Ревность – важный мотив. – Заметил Райдек.
Трой задумался, отложив папку с делом.
-Вы говорили с коллегами из Бюро?
Детектив покачал головой.
-Пока нет, но они…
-Лейтенант Райдек? – В кабинет, по-хозяйски распахну дверь, вошел Оливер.
-Агент Уинстер!
Детектив подскочил на стуле, будто всю утро ожидал именно его.
-Я как раз хотел с Вами поговорить. Как агент Робинсон? – Неподдельно побеспокоился он.
Оливер кивнул и сел напротив сержанта Троя.
-В порядке. А Вы – Трой Коллинз? – Обратился он к молодому человеку.
Сержант медленно кивнул. Оливер пристально измерил его взглядом и, прищурившись, качнул головой, но ничего не сказал.
-Узнали что-то новое, детектив?
Райдек нагнулся вперед, положил локти на стол и уперся взглядом в одну точку.
-Ничего. Отпечатки так и не удалось опознать?
Оливер покачал головой.
-Нет. Но есть кое-что еще. Мы просмотрели записную книжку Джереми Пристли и нашли одну интересную запись.
Нолл достал книжку и, открыв ее на нужной странице, открыл перед детективом.
-Что я должен здесь увидеть? Телефон и имя некоего Алана Пирса. Что это за человек? И почему он привлек внимание?
-Потому что, это психолог, работающий с жертвами насилия. Его имя всплыло у нас во время расследования изнасилований в Огайо. Его порекомендовали одной из жертв, но мы думали, что он в Швейцарии.
-А оказалось? – Перебил Нолла детектив.
-Оказалось, что он в Швейцарии и уже довольно долго, но часто приезжает в США, где дает консультации.
-Зачем Джереми Пристли обращался к психологу? – Спросил Трой.
Оливер покачал головой.
-Не Джереми. Посмотрите предыдущие записи, - кивнул он в сторону книжки, - даже без каллиграфической экспертизы понятно, что эта запись сделана не рукой мистера Пристли.
Детектив пролистал блокнот и согласительно закивал, убедившись в правоте Нолла.
-Но в таком случае, единственным человеком, имеющим доступ к записной книжке Джереми, была его сестра. Она и сделала запись? – Предположил он.
-Очевидно. Но нам необходимо это проверить. – Ответил Оливер.
Всего комментариев: 0
avatar
29
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0