Главная » 2016 » Февраль » 27 » Распятые. Часть 9.

Распятые. Часть 9.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 27.02.2016 в 18:30
Материал просмотрен: 95 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Майкл ушел около полуночи, хотя и не без сожаления. Он оставил мне свой новый номер телефона, заверив, что для меня всегда будет на связи, а я только кивала, болтая головой как китайский болванчик.
Утро выдалось еще тяжелее, чем прошлый день. Проснуться и понять, что все это не была страшным снов, что реальность оказалась адом. Ночь дает надежду. Утро ее забирает.
Теренс настоял, чтобы я взяла всю работу на дом и достаточно убедительно заявил, что если увидит меня в офисе, то запретит мне как бы то ни было заниматься этим делом.
Выбора было не очень много. Я могла посвятить день общению с дочерью, встретится с мамой, поплакать о совей горькой судьбе, предаться воспоминаниями или, в конце концов, сделать то, что должна – найти Питера. Угадайте, что я выбрала?
Я знаю, что коллеги не верили в то, что Питера похитил тот же человек, который повинен в прошлых убийствах, но я верю.
-Алло? Агент Доннован, это Кетрин. Вы сказали, что утром я могу узнать результаты экспертизы? Они готовы?
-Да, агент Робинсон. – Спокойный голос криминалиста на другом конце провода почему-то не утешал меня на этот раз.
-В квартире обнаружено несколько типов отпечатков. Из свежих только агента Марлини, Ваши, агента Уинстера и еще одного человека.
Я молчала, напряженно ожидая продолжения.
-Мы не можем сказать, чьи они, но они идентичны отпечаткам, найденным в квартире Сьюзанн Пит.
-Это ее отпечатки? – Выдавила я.
-Нет. Ее следов нигде не обнаружено. Она вообще не посещала мест преступлений или работала в перчатках.
Я выдохнула и села на диван.
-Сумасшествие какое-то… - Пробормотала я.
-Агент Робинсон, у Вас все нормально? – Спросил Доннован.
-Да, да. – Спешно ответила я. – Спасибо.
Не всегда факты, доказывающие твою правоту, приносят облегчение.

***
-Маргарет, береги себя. Если что, звони. Ты же знаешь, что всегда можешь на меня положиться.
Молодой мужчина с аккуратно выстриженной бородкой провел тыльной стороной ладони по скулам Мэгги и боязливо улыбнулся.
-Конечно, Кен. Все будет хорошо. – Прошептала девушка и ненапористо подтолкнула его вперед, фактически выставив за дверь.
-Я зайду еще. – Кивнул парень и обернулся. Из лифта в тот момент вышли Оливер и Райдек, и Кен обвел их таким взглядом, будто они задолжали ему миллион долларов.
-Все нормально, Мэг? – Спросил он еще раз у девушки, но та, заметив детективов вынужденно улыбнулась и кивнула.
Проходя мимо Оливера, Кен еще раз окинул его взглядом сверху вниз и угрожающе посмотрел.
-Сэр. – Поприветствовал его, как обычно, спокойный Оливер, не получив в ответ ничего.
Маргарет стояла в дверях, провожая Кена взглядом и даже смотреть не желала на новых посетителей.
-Мисс Пристли, нам нужно с Вами поговорить. – Райдек действовал топорно, но с такой непогрешимой самоуверенностью, что не отступить было нельзя.
Оливер и Райдек прошли в гостиную и остановились на пороге.
-Мисс Пристли, Вы можете сказать, кто это писал? – Оливер протянул женщине развернутую записную книжку ее брата.
Женщина три секунды посмотрела на последнюю запись и сглотнула.
-Это писала я.
Нолл и детектив переглянулись, не ожидая честности.
-Вы знаете этого человека? – Уточнил Оливер.
Мэгги неопределенно поморщилась.
-Доктор Алан Пирс крупный специалист, но лично я его не знала.
Детектив недоверчиво хмыкнул, но ничего не сказал.
-Зачем Вам его контакты?
Маргарет задумалась. Ее тихий голос сбился, стал еще тише. Она стала нервно расчесывать пальцами распущенные, спутанные волосы и посмотрел в окно.
-Подруга попросила.
-Зачем? – Спросил лейтенант.
-Ей нужна была консультация хорошего специалиста, я слышала о Пирсе, как о лучшем в своем деле. Достала ей номер и узнала, когда он будет в Штатах.
Оливер сощурился. Облака на небе рассеялись, и выглянувшее солнце засветило ему прямо в глаза.
-Мы можем узнать о какой подруге идет речь? – Уточнил он.
Маргарет посмотрела на него, почти ненавистнически.
-Нет. Это вас не касается, а ее проблема слишком интимна, чтобы о ней говорить.
Оливер потеребил лацкан своего пиджака и посмотрел на Райдека. Тот равнодушно смотрел на женщину, будто все происходящее его не трогало, и он, вообще, оказался здесь случайно.
-Мисс Пристли, речь идет об убийствах. – Заметил Оливер.
Маргарет оскалилась.
-И что? Теперь вы меня подозреваете?
-У нас работа такая… - Отметил Райдек.
Пристли вдруг охватила злость. Она подлетела к детективу и устремив на него выпученные глаза, прошипела:
-Пошли вон!
-Мисс, - попытался перебить ее Оливер, но она еще сильнее рассвирепела.
-Сначала вы обвиняете моего брата, потом он умирает, потом вы говорите, что он насильник, теперь заявляете, что я в чем-то виновна! Пошли вон! Я и слова вам не скажу.
Как-будто в доказательство своих слов она отступила назад и скрестила руки на груди. Райдек, наверное, хотел сказать еще что-то, но Оливер, положив ему руку плечо, остановил его и резко дернул головой.
Детективы попрощались и вышли за дверь, но каждый из участников этого разговора понимал, что еще ничего не закончено.

***
-Да как вы, черт бы вас побрал, не можете понять главного?! Отпечатки совпадают! Отпечатки, мать вашу совпадают! – Я кричала так, что меня, наверное, в Калифорнии слышно было.
Оливер спокойно смотрел на мою мечущуюся в кабинете Райдека фигуру, а сам детектив уставился на записную книжку Пристли, будто телепатически пытался вычислить истину.
-Это совпадение? – Ехидно спросила я. – Женщина, побывавшая в квартире Питера, была и Сьюзанн. Я не говорю, что она напрямую причастна к преступлениям, но вычислив, кто она, мы, во всяком случае, сможем узнать хоть что-нибудь об убийствах! И самое главное – найдем Питера!
Оливер повернулся ко мне и протянул руку, видимо, в попытке унять мое «броуновское движение» по комнате, когда дверь кабинета открылась и вошла молодая привлекательная женщина.
-Детектив Тернер?! – Рука Нолла так и застыла в полете, а я остановилась на месте, хлопая ресницами и бездумно смотря на посетительницу.
-Агент Уинстер. – Натянуто улыбнулась она. – А Вы, видимо, агент Робинсон? – Она протянула мне руку, но мое движение было скорее автоматическим, чем осознанным.
-Детектив Тернер? – Переспросила я.
Женщина снова улыбнулась.
-Я узнала о случившемся с агентом Марлини и приехала, чтобы помочь в расследовании его исчезновения.
Я посмотрела на Оливера, но тот лишь недоуменно пожал плечами, похоже, что он и сам не до конца понимал, как она оказалась здесь.
-Можете звать меня Дебора. – Она поздоровалась с Райдеком, чьи глаза сразу загорелись как новые пятицентовики и он неистово пожал ее тонкую худую руку.
-Тело уже обнаружено? – Холодно спросила она.
-Что простите? – Я даже не сразу поняла, о чем она говорит.
-Ну, тело. – Она развела руками и села за стол. – Тело агента Марлини уже обнаружено?
Я потеряла остатки речи, которые еще были у меня. Эта женщина вламывается сюда и неприкрыто намекает на то, что шансов найти Питера живым, уже нет.
-Тело агента Марлини? – Переспросила я, все же надеясь, что у меня слуховая галлюцинация.
Тернер посмотрела на Оливера, так будто хотела удостовериться, не тронулась ли я умом. Кто еще из нас тронутый!
-Насколько я знаю, прошло уже достаточно времени и вы предполагаете, что похититель тот же маньяк, что убивал тех мужчин. Но тело так и не нашли, пока, что вызывает серьезные сомнения.
Ее голос был настолько равнодушный, что даже сдержанный Теренс, будь он здесь, наверняка, почувствовал бы себя сопливой девчонкой.
-Я не думаю, что есть основания полагать, что Питер Марлини убит, - восстановив спокойствие сказала я, - даже учитывая, что все прошлые жертвы были убиты.
-Тогда стоит вопрос, чем Питер так примечателен, если его не убили сразу?
Ты говоришь это так, будто сожалеешь, что его не распяли! – Подумала я.
-Он может быть примечателен, потому что имеет особую связь с преступлениями. Он не просто жертва. Он жертва, способная сопротивляться. – Указала я.
-Остальные не сопротивлялись? – С ехидством спросила Дебора.
Я гневно сузила глаза.
-Сопротивлялись. Но они боролись только за свою жизнь, а Марлини борется еще и за жизнь остальных.
Тернер пригладила свои коротко стриженые волосы и улыбнулась мне как ребенку, которого нужно отвести на болезненную прививку.
-Агент Робинсон, я понимаю, что Вы не хотите верить в произошедшее, но эти выводы слишком надуманы… и они вряд ли помогут…
Я встала перед ней и оперлась ладонями на столешницу.
-Может, мои выводы и надуманы, но моя вера, по крайней мере, дает мне силы искать. А если я хочу найти, то я найду. Этому меня учил Питер. И если Вы не способны чего-то понять и принять, только потому, что это не укладывается в Ваши выводы, то я ничем не могу Вам помочь.
Я резко развернулась и вышла из кабинета.
Полли – секретарь Райдека посмотрела на меня с таким испуганным выражением лица, будто я навела на нее дробовик.
-Агент Робинсон? – Натянуто улыбнулась она.
Я бросила на нее беглый взгляд и тут же увидела на краю стола Вашингтон Пост, развернутую на полосе с объявлениями.
-Полли…
Я взяла газету и сама не понимая почему обратила внимание на небольшую заметку к которой говорилось об общине при церкви Святого Франциска, которая помогает людям пережить утрату. С членами общины работают психологи, священники, кроме того «прихожане» могут просто помочь другу, выслушав и выговорившись.
- Только тот, кто прошел с тобой одной дорогой, может понять тебя. – Прочитала я последние сроки.
У меня перед глазами вдруг пролетели все события: Джереми Пристли, погибающий в автокатастрофе, мужчины, распятые жестоким убийцей, Маргарет Пристли, скорбящая о брате, насильник, издевающийся над девушками, Сьюзанн Пит, повесившаяся в своей квартире…
Я вырвала страницу с этой заметкой и вернулась в кабинет.
-Потому что она права… - Услышала я обрывок фразы Оливера.
-Маргарет Пристли сама пережила насилие! – Воскликнула я.
Райдек, Тернер и Оливер посмотрели на меня, будто я только что созналась в преступлении.
-Что? – Переспросил Нолл.
Я выдохнула и бросила на стол вырванную страницу из газеты.
-Маргарет Пристли сама пережила насилие. Несколько лет назад, возможно в юности. Я не знаю, почему я не поняла этого с самого начала, но теперь вспомнив все это очевидно. Все ее поведение говорило за то, что она сама когда-то была жертвой.
Оливер поймал взгляд Деборы и Райдека и переспросил меня:
-С чего ты взяла?
Я испуганно посмотрела на Нолла, будто косуля, попавшая под прицел.
-Я не могу тебе объяснить. Я просто знаю это.
-Мы можем это проверить, - предложил Райдек.
Я покачала головой.
-Нет. Ее имя, наверняка, скрыто. Нигде не будет упоминаний о том, что она пережила. Это же может объяснить, почему в записной книжке было имя Алана Пирса. Она для себя его записывала, нет никакой подруги. Она сама хотела поговорить с психологом. Возможно, после того как выяснились все подробности этого дела, причастность ее брата к насилиям, это открыло старые раны и ей вновь понадобилась помощь.
-Даже после стольких лет? – Спросила Тернер.
-Эти раны не так просто вылечить. Даже если жертва насилия забывает о самом факте, то любое событие может стать катализатором, даже через много лет. – Пояснила я.
-Но тогда нам нужно поговорить с Маргарет. Теперь уже в новых обстоятельствах. – Предложил Райдек.
-Нет, - Нолл встал из-за стола и взял вырезку со стола, - сначала поедем в эту церковную общину и поговорим с прихожанами.
Я посмотрела на него и кивнула. Собственно, согласия остальных нам и не требовалось.

***
Похоже, что я проспал дольше, чем раньше. Когда я открыл глаза, снова было светло, но не так, как бывает светло утром, когда день еще только начинается, свет был больше похож на предсумеречный, когда вечер уже наступает на пятки.
Стало холоднее, но я не могу сказать с уверенностью, было ли это изменение погоды за пределами моего убежища, или стало последствием нахождения с полуголом состоянии на протяжении уже пары дней.
Я снова долбился в дверь, конечно, безуспешно, кричал, звал на помощь, но никто не откликался.
-Наверное, прошла Третья Мировая война и теперь на земле только я и тараканы. – Невесело пробурчал я себе под нос.
Я обыскал свою новую «спальню», в пределах возможного в попытке найти хоть что-то позволившее бы мне открыть дверь сарая. Но нашел только старую прогнившую доску, которая при попытке сделать из нее рычаг, обломилась и рассыпалась трухой под моими ногами.
-Черт бы тебя побрал! – Прорычал я.
Я ударил ногой по двери, но та, даже не скрипнула. Впервые за все время пребывания здесь я по-настоящему задумался о смерти.
Суждено ли мне было умереть в 27 лет, еще до того как я родился? Вся моя жизнь, каждый мой шаг, любой мой выбор был лишь шагом к этому дню? Шагом к моей гибели? Не самая глупая смерть для агента ФБР, скажу я вам, но это не приносит утешения.
Я знаю, что человек никогда не будет готов к смерти, даже если будет принимать ее как закономерный итог жизни. Но я никогда не задумывался об этом по-настоящему. Подвести итог не дожив до тридцати? А есть ли в моей жизни что-то, под чем стоит подводить черту? Список моих свершений достоин того, чтобы прекратить все сейчас? Я всегда думал, что любой человек умирает на вершине славы, уходит в том момент, когда жизнь не просто выжила из него все, она возвела его на пьедестал, и чтобы он не зазнавался скинула его с этого пьедестала. Я уже достиг его?

***
Оливер остановил автомобиль прямо перед небольшой церквушкой святого Франциска. Это было невысокое здание из красного кирпича. На фасадной стороне, над входом висел большой позолоченный крест, а над ним крупные часы, показывающие ровно восемь часов. Я крепко сжала в руках газету и посмотрела вверх, туда где острая крыша церкви, врезалась в небо.
-Кет? – Окликнул меня Оливер.
Я посмотрела на него, кивнула и вслед за ним пошла к церкви.
Внутри все было как обычно – узкие деревянные скамейки темно-коричневого цвета с высокой спинкой. На нескольких из них сидела пара-тройка человек, которые не обратили на нас никакого внимания. Мы прошли к алтарю и встали прямо перед обликом Пресвятой Богородицы. Я подняла голову и почувствовала как по щекам заструились слезы, скатившиеся с уголков глаз. Мы с Ноллом долго смотрели на скульптуру, лишь изредка глубоко вздыхая.
-Простите, господа, - мы услышал тихий низкий голос за спиной и, оглянувшись, увидели священника.
Невысокий подтянутый мужчина в темном костюме с белым воротничком ласково нам улыбнулся.
-Я могу Вам чем-то помочь? – Спросил он.
-Святой отец, - обратился к нему Оливер, – я агент Уинстер из ФБР, а это моя коллега – агент Робинсон. – Мы показали ему жетоны. - Нам нужна Ваша помощь.
Пастор поправил воротник своей рубашки и, оглянувшись на прихожан, качнул нам головой в сторону боковой двери.
-Пройдемте со мной. – Позвал он.
Мы прошли за тяжелую бархатную занавеску, отделяющую «служебные помещения» и зашли в небольшой кабинет. Узкие маленькие окна почти не пропускали свет заходящего солнца, и святой отец включил лампу, стоящую на его письменном столе.
-Нам хотелось бы с Вами поговорить о том обществе, которое создано при вашей церкви.
-А что с ним не так? У нас все законно. - Начал говорить мужчина.
-Нет-нет. Дело не в этом, – Тут же пояснила я. – Хотелось бы поговорить об одной из ваших прихожанок. – Я протянула священнику фотографию Сьюзанн.
Тот надел очки и в течение нескольких секунд рассматривал ее.
-Сьюзанн Пит. Она потеряла дочь около полугода назад. Девочка пережила насилие и, не выдержав этого, повесилась.
Лицо мужчины приняло страдальческое выражение, полное боли, как за собственного ребенка и смирения.
-Ее мать тоже была обнаружена в своей квартире повешенной. – Добавил Оливер.
Священник низко опустил голову и глубоко вздохнул.
-Да. Нам уже рассказала Маргарет.
Мы с Ноллом как собаки Павлова отреагировали на знакомое имя.
-Маргарет? – В голос спросили мы.
Священник удивленно посмотрел на нас и кивнул.
-Да, Маргарет Пристли. Она была единственной, с кем общалась Сьюзанн. Эти женщины как-то очень быстро нашли общий язык. Маргарет пришла в нашу общину за несколько недель до прихода Сьюзанн и оказала той наибольшую поддержку. – Объяснил он. - Если нам вообще удалось ее поддержать. – Сокрушенно добавил он.
-С какой проблемой обратилась к вам Маргарет?
-Агент Робинсон, - сопротивляясь, заговорил отец, но я тут же перебила его.
-Святой отец, я понимаю, что это тайна исповеди, но речь идет о нескольких смертях. Наш коллега похищен и есть основания полагать, что Маргарет, прямо или косвенно, имеет к этому отношение.
Мужчина обескуражено посмотрел на меня и выдохнул.
-Конечно, мэм. – Пробормотал он. – Маргарет сама была жертвой насилия. В шестнадцать лет ее изнасиловал незнакомец. Она была очень подавлена, но как она сама говорил пыталась справляться с этой болью, до поры до времени.
-Что стало «спусковым крючком»? – Уточнил Оливер.
-Гибель ее брата. Джереми погиб несколько недель назад и это возымело странную реакцию от нее.
-Странную? – Переспросила я.
Священник встал из-за стола и отошел к книжному шкафу, снизу доверху забитому книгами в темных переплетах.
-С одной стороны, она, естественно, горевала по брату, но в тоже время у меня сложилось такое чувство, будто она избавилась от какого-то бремени, терзавшего ее.
Я посмотрела на Нолла, но тот лишь внимательно наблюдал за священником, видимо, пытаясь читать между строк.
-А с другой стороны, когда мы говорили об ее насильнике, она не пыталась его обвинить…
Святой отец замолчал на секунду, перехватил воздуха и продолжил:
-Вернее, она пыталась его обвинить, но как-то вынужденно, будто ее заставляли это сделать, понимаете?
Я кивнула и достала блокнот из кармана, написав пару строк в нем и протянув Ноллу.
Тот быстро прочитал и покачал головой.
«Стокгольмский синдром»?
Непохоже, что Уинстер с этим согласен.
-Понятно, сэр. Вам кажется, что она пыталась его защитить? – Переспросил он.
Священник покачал головой.
-Не то, чтобы защитить. Она будто просто не винила его в случившемся, говорила, что обстоятельства могут быть сильнее нас, что, иногда, природе тяжело сопротивляться. Конечно, как священник я был рад такому смиренному принятию боли и страданий с ее стороны, но согласитесь, для жертвы это не характерно.
-Подставь левую щеку, когда тебя ударят по правой. – Проговорила я.
Нолл встал с кресла и незаметно дернул меня за рукав.
-Спасибо Вам, святой отец. Вы действительно нам очень помогли.
Священник пожал нам руки и попрощался.
Выйдя из церкви я, наконец, могла в открытую спросить у Нолла его мнение.
-Ты не думаешь, что это Стокгольмский синдром?
Оливер снова покачал головой.
-Нет, Кет. Маргарет защищала своего насильника, не потому что ее разум помутился, а потому что ее насильником был Джереми. Она просто защищала брата.
Всего комментариев: 0
avatar
11
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0