Главная » 2016 » Февраль » 27 » Распятые. Окончание.

Распятые. Окончание.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 27.02.2016 в 18:31
Материал просмотрен: 86 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Мы забрали Дебору и Райдека по пути к дому Маргарет и, хотя детективы настаивали на вызове спецгруппы, мы с Оливером решили начать с мирных методов.
Я сидела за рулем и листала дело Маргарет, которое нам достали Райдек и Тернер.
-Здесь сказано, что в шестнадцать лет ее забрали из школы и поместили в закрытый пансион в Швейцарии. Все было подано, как продолжение обучения заграницей, но, очевидно, что она проходила курс лечения. Я узнала, что доктор Пирс как раз в то время начал свою практику в Швейцарии. Никаких протоколов, допросов и очных ставок проведено не было. Дело вообще не было заведено, что странно само по себе.
-Родители не захотели придавать огласке? – Спросила Дебора.
Я поморщилась.
-Вызывает сомнения, как родители могли проигнорировать факт насилия над дочерью, даже если насилие совершил их сын.
Оливер отвлекся от дороги и взял фотографию шестнадцатилетней Маргарет.
-В деле сказано, что они не родные. – Сказал он.
-Да. Мать Маргарет вышла замуж за отца Джереми, когда дети были еще маленькими. Мать Джереми умерла от рака, когда ему было три года, а об отце Маргарет ничего не известно. Мы даже не знаем, жив ли он. – Сообщила я.
Оливер вернул мне фотографию и нахмурился.
-Я хочу, чтобы ты поговорила с ней наедине.
Райдек и Тернер ошеломлено посмотрели на него, но он пресек любую попытку их сопротивления.
-Она не должна нас видеть. Мы будем ждать в коридоре и, в случае чего…
-Нолл, она не станет нападать на меня. Для нее я такая же жертва, как и она сама и ты знаешь это. – Я взяла его за руку и провела большим пальцем по тыльной стороне ладони.
Он кивнул.
-Но ты не жертва.
Я усмехнулась, но промолчала. Рассказать ему?
В доме Маргарет не горел свет, но мы точно знали, что она там. Я вышла из машины первой и посмотрела на окна. Они были плотно зашторены и темны. Требовалось несколько секунд, чтобы набраться смелости для разговора. Впервые за два года мне было настолько тяжело пойти на разговор с подозреваемым. Наверное, потому что я впервые осознала, что каждый преступник таже жертва, только по другую сторону.
Дверь в квартиру была приоткрыта и я, чуть помешкав, вошла.
-Маргарет? Мегги?
В глубине души я боялась, что события начнут развиваться как в триллере, когда маньяк нападает на жертву из-за угла в темной квартире, но наша жизнь также далека от фильма, как Сахара от Антарктиды.
-Агент Робинсон? – Женщина вышла из спальни, обернутая в одеяло, заспанная и лохматая.
-Мегги, я пришла поговорить.
-Опять? – Воскликнула она.
Я сделала шаг ей навстречу и протянула руку.
-Не как полицейский и подозреваемый, а как жертва с жертвой.

***
Ближе к ночи меня стало колотить так, что я слышал лязганье собственных зубов. Но только мне почему-то казалось, что дело не в холоде. Я уже приготовился к тому, что мой похититель, наконец, «явит миру свое лицо».
Мое томление продлилось, наверное, около часа, прежде чем я услышал тяжелые, но быстрые шаги. Бежали. Несколько человек.
-Эй, я здесь! Я агент ФБР! Я здесь! Вы слышите меня?
-Питер!
Кетрин! Ее голос как свежий хлеб для голодного.
-Кет! Я здесь! – Я приложил ухо к двери и постучал кулаком.
-Питер отойди от двери, мы сейчас освободим тебя! – Теперь уже кричал Нолл.
Господи, ребята, если это слуховая галлюцинация, то я покончу жизнь самоубийством.
Я отошел от двери и встал у противоположной стены.
Несколько глухих ударов по двери сделали свое дело, она упала на землю, и с улицы повеяло холодом.
-Марлини!
Кетрин бросилась ко мне, а я мог только выставить вперед руки.
-Одеяло быстро и воды! – Закричала она и тут же один из агентов подал ей плед и бутылку с водой.
-Как ты? – Прошептала она, оборачивая меня в одеяло.
-Все нормально. – Попытался улыбнуться я.
Кетрин увидела, что мои руки связаны и попыталась развязать путы, но ее манипуляции приносили только режущую боль в запястьях.
-Потерпи немножко, милый. Потерпи.
Оливер тоже стоял надо мной и, заметив ее замешательство, достал нож и перерезал веревки быстро и умело.
-Ты свободен. – Проговорил он.
Я посмотрел на Кет, жадно глотая воду из бутылки, не обращая внимания на то, как она текла у меня по подбородку и капала на живот. Кет отводила глаза, избегая меня.
-Кет? – Я приподнял ее подбородок и заставил посмотреть мне в глаза.
Неожиданно она заплакала и притянула меня к себе, так крепко обняв, что я думал, что задохнусь.
-Питер, я думала, что потеряла тебя! - Слезы, покатились у нее из глаз и капали мне на грудь и живот.
Я провел огрубевшей грязной ладонью по ее лицу и блаженно улыбнулся.
-Ты никогда не потеряешь меня.
-Прости меня¸ прости! – Молила она, вжимаясь в меня еще сильнее.
-За что? – Недоумевал я, наслаждаясь моментом близости с ней. Если бы кто-то сказал мне, что за ее объятия я должен пройти этот ад снова, я бы согласился не задумываясь.
-Просто прости, за все. За все, что не сказала и что не сделала. – Она отпрянула от него и посмотрела в лицо. Слезы рассекли ее личико красными полосами, но теперь она улыбнулась.
-Ладно, ребята, поднимайтесь. У вас еще будет время для любезностей. – Оливер помог встать мне, а потом подал руку Кетрин. – Пошли, Марлини.
-Я рад тебя видеть, засранец. – Широко улыбнулся я.
-А я-то как рад! – Он обхватил меня за плечи и повел к выходу.
Позади нас плелась Кетрин, удерживавшая мое одеяло, чтобы не сползло. Я спасен. Она нашла меня. Она всегда меня находит.

***
Маргарет была тиха и спокойна, а я наоборот перевозбуждена настолько, что дышала с трудом. В мозгу крутилась только одна мысль: «Питер спасен. Он жив. Мы нашли его. Он в порядке». Оливер, сидящий перед Маргарет, был похож на кота, слопавшего канарейку и теперь, готовившегося к долгому сладкому сну на кровати хозяев.
-Маргарет Пристли, Вы осознаете в чем Вас обвиняют? – Спросил он.
Женщина кивнула и улыбнулась.
-Я убила их, потому что они такие же, как он. Он изнасиловал меня в шестнадцать. Не один раз. Он наслаждался мной, а я даже не могла закричать, потому что боялась разбудить родителей.
Оливер посмотрел на меня, но я отвернулась. Маргарет вполне способна была отвечать за свои действия и воспоминания, несмотря на свою болезненность, не разрушили бы ее личность сильнее, чем она уже была разрушена.
-Родители все знали, но молчали. Даже матери он был дороже меня. Они только говорили, что я сама спровоцировала его. Отправили меня лечиться к Пирсу, а он…
Маргарет замолчала и посмотрела на меня. Я уставилась в маленькое окошко в допросной, но ее взгляд заметила.
-Он помог Вам? – Спросила она меня.
-Мне? – Удивилась я.
Женщина усмехнулась и покачала головой.
-Вы никогда не признаетесь. Он тоже заставил меня молчать, и я поверила ему. Я поверила, что я сама виновата. Он сделал меня такой.
Я смотрела на эту женщину и испытывала жалость. Вообще не характерное для меня чувство, а тем более по отношению к преступникам. Но она была для меня больше пострадавшей, чем истязателем. Даже принимая во внимание все условия.
-Вы говорите о Джереми? Вашем брате? – Уточнил Оливер.
Маргарет кивнула.
-Я полюбила его и не смогла убить бы, даже если бы он повторил все. – Констатировала она.
-Почему Питера ты похитила? – Я подошла ближе к ней и встала рядом с Оливером.
-Потому что он особенный. – Просто ответила она, будто в этих словах содержалась истинное решение всех проблем.
Оливер постучал пальцами по столу, и Мегги проследила каждое движение его суставов.
-Он особенный. Он не такой как все. Он не должен был умереть.
Я вопросительно наклонила голову.
-Он должен был заменить тебе брата? Ты хотела приручить его и превратить его в Джереми? – Спросила я.
Маргарет улыбнулась.
-Вы никогда не признаетесь. – С глупой усмешкой ответила она.
-В чем я должна признаться? – Это начинало меня раздражать, но я старалась держаться.
-Он был так похож на Джереми. Такой красивый и сильный. Я бы любила его. Почти также как Джереми. Он должен был сломаться.
Маргарет так быстро перескакивала от вопроса к ответу, что я почти теряла мысль.
-Ты не учла одного, он не сломался бы никогда. – Оливер встал из-за стола и захлопнув папку вышел за дверь.
-Может быть, я боюсь стать такой как ты, поэтому не признаюсь. – Сказала я Маргарет, уходя.

***
Я почти не слышал, как постучали в дверь и если бы не проходил мимо в тот момент, то, наверняка, проигнорировал бы это.
-Кетрин?
На пороге стояла Кет, счастливо улыбавшаяся мне, словно увидевший Санту малыш.
-Питер, я не помешала? – Он взяла меня за руку, а я испуганно водил по ее фигурке глазами, словно олень под светом фар, не зная куда бежать. – Я только хотела узнать как твои руки.
Она взяла мои запястья и провела большими пальцами по ссадинам на моей коже, оставшимися после веревок.
-Кетрин, - я хотел выйти наружу и закрыть за собой дверь, но за моей спиной уже появилась Дебора.
-Питер! – Она стояла в одной моей рубашке и явно ждала объяснений, блаженно улыбаясь.
Не нужно быть пророком, чтобы понять, что происходило незадолго до появления Кет. Я был гол до пояса, а детектив Тернер, наоборот одета в мою рубашку.
Я обернулся на Дебору и тут же вернул взгляд Кетрин.
О, Боже! Опять этот взгляд. Снова эта боль. Но теперь она даже не пыталась ее скрыть.
-Простите, я не хотела мешать. - Она сконфуженно отступила назад и попыталась улыбнуться, но получилось так фальшиво, будто ей сделали «улыбку Глазго» . – Я только хотела узнать как ты.
В ее глазах формировались слезы и я проклял все, что произошло.
-Простите. – Глупо произнесла она.
-Кетрин, - я хотел остановить ее, протянув ей руку, но она подалась назад и уперлась спиной в стену.
Она покачала головой и хотела уйти, но вдруг остановилась.
-Я хотела отдать тебе еще кое-что. – Она достала из заднего кармана джинсов, свернутую напополам плотную бумагу, желтоватого цвета и протянула ее мне. – Ты хотел знать, что мне попалось в карточке на том семинаре.
Она почти силой впихнула мне в руку бумажку и пошла прочь.
Когда я раскрыл карточку, то чуть было не упал. Мне еле хватило смелости перечитать еще раз ту короткую фразу, которая была написана ровным курсивом.
«Любовь»
Двери лифта почти закрылись, когда я вышел на середину коридора и поймал ее глаза. Мертвецки холодная голубизна пронзила меня с такой силой, что мне захотелось умереть. Лучше бы меня убила Маргарет Пристли, потому что я, судя по всему, убивал себя сам, таща за собой еще и Кет.
Всего комментариев: 0
avatar
8
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0