Главная » 2016 » Март » 1 » Прости за то, что так и не спасла…
Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 01.03.2016 в 08:25
Материал просмотрен: 85 раз
Категория материала: Рассказы
К материалу оставлено: 0 комментариев
«Многие люди проживают жизнь, так никогда и не испытав это чувство: когда крылья такие большие, что летишь наяву, готова обнять весь мир, подарить каждому частицу своего счастья, чтобы сделать счастливыми всех остальных. И даже если он не любит – может, ему просто это не дано, такое бывает. Ведь можно жить и так: ходить, разговаривать, улыбаться, даже делать благие дела, но душа умирает. Кажется, вот-вот, сейчас, еще чуть-чуть и, быть может, что-то шевельнется в пока еще живой душе. Возможно, какое-нибудь слово - одно из тысячи, уже сказанных - заставит его задуматься. Но нет, уже поздно. Слова уже не слышны.
Бог мой! Музыка! Он творит музыку! Композитор – посредник между мирами. Но как же это так?
Ну и все равно. Ну и пусть!
Бог мой! Спасибо тебе за этот дар! Спасибо за возможность, если не быть любимой, то любить самой! Я твердо знаю: моя любовь спасет его, если не в этом мире, то в ТОМ. Поможет ему, оправдает его. Буду молить, кричать – но спасу. Даже если он этого не хочет, даже если не понимает.
Музыка… На первом месте у него музыка… Я стану твоей музыкой, только чтобы быть рядом. Я стану музыкой – может, тогда ты меня услышишь. Стану музыкой твоей души, чтобы оживить давно забытые или неведомые тебе чувства. Может, хотя бы на миг ты очнешься и увидишь меня – увидишь настоящей, а не искаженной осколком льдинки в твоих глазах. Мой бедный Кай. Обнять, согреть и растопить лед – одно желание, одна надежда, одна вера, одна любовь», - так думала она, идя по берегу Невы. Мудрая река с мрачной историей. Сколько ты всего повидала на своем веку? А теперь вот пришла Людмила. Лето: люди отдыхают, ходят на экскурсии, приезжие, иностранцы – суматоха. А она стоит, не двигаясь. Рядом с ней время остановилось. Только слезы, наперекор застывшему времени, льются из глаз.
А Владимир рядом, совсем недалеко – в этом же городе. Но никак не встретиться. Если только совсем силы покинут и гордость иссякнет, наберет его номер или напишет сообщение: «Можно встретиться?». В любое время – хоть ночью. Хотя бы на полчаса, хотя на пятнадцать минут, да и две минутки встречи с ним было бы счастьем.
Он выходил из Капеллы и садился в автобус с хористами – нужно ехать на Валаам, где будет исполняться его музыка.
А она стояла недалеко. Целый час провела под жарким солнцем в ожидании его – увидит или нет. Совсем уже отчаявшись, собиралась уйти со своего одинокого поста, но ноги отказывались повиноваться. И она так и стояла, не обращая внимания на проплывающие по реке катера, на отдыхающий народ. Она ждала его – все остальное не имело никакого значения.
Вдруг, появился он. Она даже не пошевельнулась, чтобы подойти. Владимир шел один, и ей ничего не мешало просто поздороваться. Но – нет. Только сердце вырвалось из груди и уехало вместе с ним на Валаам.
«И если музыка – это оправдание твоего существования, я стану твоей музыкой, я оправдаю тебя перед всеми: перед этим миром и тем. Я стану музыкой, чтобы в ненастные дни приносить утешение. Я стану музыкой, чтобы в радостные дни тебе стало еще веселей. Я стану музыкой, чтобы в печальные дни быть твоей светлой радостью».

- Мы через два года должны приехать в Питер вместе, - сказала Людмила ему, позвонив по телефону.
- Хорошо, - ответил Владимир. Но у него были совсем другие планы, в которые Людмила определенно не входила.

Но и в Москве Владимир не выходил у нее из головы. Однажды приехала к его дому зимой. На звонки он не отвечал, и девушка сразу забеспокоилась – вдруг, с ним что-нибудь случилось? А жить в мире, где не было его, она не могла. На звонок в дверь тоже никто не ответил. Мила приняла решение ждать.
Было около двадцати градусов мороза, но девушка, как ей казалось, не чувствовала холода – ее согревала мысль, что она рядом с его домом, куда Владимир два года назад впервые привел ее и где она была действительно счастлива. Пускай, счастье было недолгим, но ни за что на свете Мила не согласилась бы отдать эти мгновения, даже если за ними и последовали бы годы муки и страданий.
«Храни тебя Господь, любимый. Где ты сейчас?» - в мыслях о любимом Людмила провела на лавочке почти час.
- Милая, что сидишь-то? – одна сердобольная старушка подошла к замерзающей девушке, - вон, гляди, вся синяя уже от холода. Ну-ка, вставай. Кого ждешь?
Ноги не двигались от долгого сидения на морозе. Посмотрев последний раз на его окно и, не обнаружив там никакого движения, она вздохнула и не спеша пошла в сторону метро.

Как выяснилось потом, Владимир спал, работая всю ночь над своим очередным произведением.
- Лучше умереть рядом с тобой, чем жить вдали от тебя, - говорила ему Людмила в порыве нахлынувших чувств.
- Я позову тебя, когда соберусь умирать, - как всегда равнодушно ответил он.

Но однажды она так и не смогла дозвониться до Владимира - целую неделю он не брал трубку. И, когда Мила совершенно отчаялась услышать его голос, он ответил.
- Я уже несколько дней пытаюсь до тебя дозвониться. Понимаю, конечно, что у тебя есть гораздо более важные дела вместо того, чтобы разговаривать со мной, но хотя бы просто сказать: «Все хорошо, я просто занят» можно было? Я же переживаю за тебя.
- Я в больнице, - спокойно ответил Владимир.
- С тобой что-то случилось? – у Людмилы «перехватило» дыхание.
- Честно говоря, да. Я очень неудачно упал на улице, когда спускался с лестницы.
- Отделался синяками и ссадинами? – с надеждой спросила она.
- Не все так хорошо. Я повредил спину.
- Это серьезно?
- Да, это серьезно, - ответил он.
- В какой ты больнице? Я сейчас приеду, буду помогать тебе.
- Да не надо, здесь медсестры, врачи.
- Позволь мне быть с тобой, - настаивала Мила, это нужно больше даже мне, чем тебе.
- Ну хорошо, приезжай, - он назвал адрес больницы.
Через несколько часов Людмила уже была у самого дорогого для нее человека. Лечащий врач сказал, что у Владимира поврежден позвоночник и в связи с этим он не может ходить.
- Позволь помочь тебе, - просила Мила.
- Зачем? Для этого есть специально обученные люди.
- Но никакие сиделки не заменят тепла любимого человека.
- У меня есть друзья и родные.
- Ну, пожалуйста. Хотя бы на какое-то время, - Людмила понимала, что вдали от него ей будет совсем невыносимо. Что значит физическая боль по сравнению с душевными муками?
- Ну, хорошо, - наконец сдался Владимир, - на какое-то время.
Радости Милы не было предела: она будет с ним! Она, казалось, совершенно не чувствовала усталости, ухаживая за любимым человеком. Помогая справится ему с нелегкой ситуацией, она пыталась успеть везде: постирать, приготовить, погладить, сходить в магазин, погулять с ним – эти и другие неотложные дела составляли повседневный график женщины.
Она жила у Владимира уже полгода. Как-то он сидел у компьютера, ведя с кем-то деловую переписку.
- Принеси, пожалуйста, мой телефон, - попросил он Милу, - я его забыл на кухне.
Людмила встала, но тут у нее резко закружилась голова и, не успев вовремя лечь на диван, она упала в обморок.
Очнувшись, она увидела склонившегося над ней Владимира.
- Как ты оказался возле меня?
- Я не знаю, - искренне ответил он, - ты начала падать в обморок и я машинально хотел подхватить тебя. Как-то встал…
- Ты встал! Сам! – Мила уже не думала, по каким причинам она сама лишилась сознания. Все ее внимание было поглощено любимым – он ходит!

Но и тут ее ждало разочарование: через несколько дней Владимир сердечно поблагодарил ее за помощь и сказав, что нет надобности больше жить вместе, вызвал ей такси.
Она ему простила и это. Людмила была готова простить ему все. «Главное, он жив и здоров», - успокаивала себя влюбленная женщина.

Через два года:
- Ты сейчас в Москве? – робко спросила Мила, позвонив ему в очередной раз.
- Нет, в Питере. Завтра премьера моего произведения. Если хочешь, приезжай.

На раздумья времени не оставалось. На последние деньги купив билет на поезд в Санкт-Петербург, Людмила поехала на встречу с мужчиной, который несколько лет назад забрал ее сердце.
Билет был только в одну сторону: Мила не могла думать о том, где будет жить и когда вернется – эти вопросы ее мало интересовали сейчас. Она ехала к нему – это было важнее всего.

Счастливее ее не было никого в этом мире! Она вновь летала, как птица! Вновь жила!
Когда Владимир встретил ее на вокзале, она даже не поверила, что он пришел встречать именно ее.
- Ты здесь кого-то ждешь? – радостно спросила девушка, увидев его на перроне.
- Тебя, - спокойно произнес Владимир и поцеловал ее.
Людмила решила не разбираться в том, что же происходит, а просто наслаждаться тем, что она рядом с ним.
- Где ты остановишься в Питере? – спросил он.
- Я не знаю пока, - честно ответила Людмила.
- Давай тогда вещи оставим у меня в номере – гостиница недалеко.

У него была репетиция перед концертом, поэтому какое-то время Людмила была предоставлена сама себе.
Что с ним вдруг произошло? Почему такие внезапные перемены? Да какая разница! Главное – он рядом.

А вечером она была вместе с ним на концерте. Владимир вышел на сцену и, как показалось Миле, улыбнулся ее оттуда.
«Конечно, показалось», - успокаивала она себя – от его улыбки сердце забилось в два раза чаще.
- А дорого снимать номер в гостинице, где ты остановился? – спросила она Владимира после концерта. Они шли по ночному Санкт-Петербургу, взявшись за руки.
«Чудеса все-таки случаются», - думала она, не веря до конца, что все происходит с ней по-настоящему.
- А зачем тебе? – улыбнулся он.
- Остановиться где-нибудь. Хотя мне, наверное, лучше будет просто погулять всю ночь по городу, - ответила Мила, вспомнив, что денег у нее осталось только на обратную дорогу.
- Да, ночной Питер очень красив, но я думал, мы перенесем прогулку на другое время. Пойдем в гостиницу, я немного устал.

Эту ночь в Санкт-Петербурге Людмила уже не забудет никогда. Его объятия, его поцелуи – она любила, она жила им!
Впервые она осталась с ним до утра. Впервые, проснувшись в состоянии абсолютного счастья, Мила прижалась к Владимиру. Но что-то было не так. Она тихонько позвала его – Владимир никак не отреагировал. Взволнованная, девушка пощупала его пульс – пульса не было, сердце не билось. Владимир умер во сне.

«Я позову тебя, когда буду умирать»…
«Я стану твоей музыкой, любимый. Мой композитор, мое счастье…».
Всего комментариев: 0
avatar
15
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0