Главная » 2016 » Март » 8 » Вечное слово. Часть 1.
Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.03.2016 в 19:35
Материал просмотрен: 78 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
Полозова Татьяна

Серия КРОВАВЫЙ НАВЕТ

«Вечное слово»

То, что человек должен матери,
он никогда не вернет.

Баскская пословица

Перед ней я всегда чувствовал себя ущербным. Она великая, красивая, изящная. Она молода в моей памяти. Она строга. Я просто убогий ублюдок, недостойный родиться на свет. Она должна была убить меня еще до того, как я родился. Я не мог остановить ее. Я не способен ни на что. Я худшее отродье из всех. Я никогда не буду хорошим сыном. Я кусок дерьма на ее туфле. Синей туфле.

***
Единственный свободный пластиковый стол в столовой Бюро был заляпан кетчупом и странной зеленой субстанцией, похожей эктоплазму.
-Ну и? – Оливер смотрел на Питера взглядом удава, готового слопать кролика.
Марлини оглядел помещение и дурашливо усмехнулся, заметив, что пара агентов из отдела по борьбе с наркотиками вышла из-за своего стола.
-Сядем подальше от входа. – Кивнул он.
Оливер покачал головой и прошел вслед за другом.
-Ну и? – Повторил он, когда они сели.
Марлини посмотрел на него и приподнял одну бровь.
-Ты сегодня коммуникабелен как никогда. У Барбары гормональный взрыв и она довела тебя до заикания? – Усмехнулся он.
Нолл сжал вилку в руке и воткнул ее в котлету с такой силой, что мог бы, наверное, продырявить тарелку.
-Марлини, клянусь, если я убью тебя, то меня оправдают. Присяжные будут на моей стороне, запомни это. – Он указал той же вилкой на напарника и нахмурил брови.
Питер поднял руки и манжеты его рубашки, приподнялись, оголяя ссадины на его запястьях, еще не зажившие после встречи с Маргарет Пристли. Мужчина зашипел и потер одну руку другой ладонью.
-Что еще болит? – Поморщился Оливер.
-Нет, чешется. – Пробормотал Питер.
В этот момент они оба инстинктивно повернулись, увидев, что в столовую вошла Кетрин. Она вся светилась и даже не пыталась скрыть улыбки, периодически срываясь на смех, прикрывая рот рукой. За ней шел долговязый, чуть сгорбленный молодой агент, поддержавший перед ней дверь и с самодовольной улыбкой положивший руку ей на поясницу.
Марлини проводил взглядом Кетрин от входа до буфета, сжимая и разжимая кулак и даже не заметив, как на полу оказались все его столовые приборы. Она даже не обернулась к ним с Оливером, все еще мило воркуя с тем навязчивым увальнем. Хотя, он, похоже, не казался ей навязчивым.
-Это агент Купер. – Проговорил Оливер. – Я знаю, что он не так давно был стажером в ОТП. Говорят, у него большое будущее.
Марлини прохрипел и ненавистно посмотрел на Нолла, с явным желанием расщепить его на субатомные частицы.
-Конечно. Отлично. Как угодно. – Буркнул он.
-Марлини, прекрати. Она тебе ничего не должна, когда ты уже, наконец, поймешь это.
-Ничего не должна. – В глазах Питера вдруг появилась такая тоска, что Ноллу показалось, что он сейчас заплачет.
Кетрин заказала себе только кофе, хотя, судя по умиленно-придурковатому лицу агента Купера, тот был не прочь угостить ее еще чем-то. Они встали по центру столовой и Питер хотел застрелиться, когда увидел, как Кет закусывала свою нижнюю губку, подавляя рвущийся наружу смех.
-Конечно, агент Купер, была рада увидеться. – Она мягко пожала руку мужчине и повернулась к своим напарникам.
Марлини хотел быстро отвести взгляд, но голубизна ее глаз гипнотизировала.
-Привет, парни. Простите, что бросила вас на растерзание Теренсу. Но он сам попросил меня помочь другим агентам. – Она, извиняясь, улыбнулась и села рядом с коллегами.
Оливер предостерегающе посмотрел на Питера и попытался перевести разговор в русло, где никто не мог бы утонуть.
-Что там за дело?
Кетрин неприязненно поморщилась и выдохнула.
-Хрень какая-то. Они нашли пентаграмму на месте последнего убийства и хотели знать, что это означает. – Она небрежно пожала плечами.
-Судя по всему, ты помогла достаточно. – Буркнул Питер, и Оливер несильно пнул его по голени под столом.
Кетрин сузила глаза, но промолчала.
-Я встретила своего студента. Он учился у меня в классе в Джорджтауне. Как тесен мир. – Она снова пожала плечами.
Марлини гулко втянул чай и оскалился.
-Думаю, он хочет проверить еще тесноту других частей этого мира.
Кетрин снова посмотрела на Марлини, на этот раз прошипевшего от боли в колене, по которой его ударил Нолл.
-Ладно, видимо, мне здесь не рады. Пойду, открою тайны Вселенной и подумаю над тем, кому мне раскрыть тесноту окружающих предметов. – Она смяла стаканчик с кофе и метко забросила его в мусорную корзину у обеденного стола Уинстера и Марлини. – Если я понадоблюсь, то буду в офисе. Приятного аппетита, джентльмены.
Она удалилась с таким непрошибаемым чувством собственного достоинства, что вся британская монархия склонилась бы на колени.
-Ну, вот что ты за человек, Марлини! Иногда я думаю, что все люди на 80% состоят из воды, а ты из дерьма.
Оливер взял поднос со стола и, отправив его содержимое в ту же мусорку, пошел за Кет.

***
-Мама, я дома.
Мужчина пригладил и без того прилизанные волосы перед мутным зеркалом в коридоре и оскалился, оголив неровные, выпирающие вперед зубы.
-Лео? Это ты? Где ты был? – Из спальни донесся писклявый высокий голос и мужчина поморщился.
-На работе. Ты же знаешь, мама, что я был на работе. – Терпеливо ответил он, проходя на кухню. – Что ты ела сегодня?
Он открыл холодильник и мечтательно оглядел содержимое: пара консервных банок с фасолью, вчерашняя жареная рыба в фольге, салат с красной капустой и две бутылки пива.
-Мама? – Окликнул он снова и фыркнул, когда женщина не ответила.
Он пожал плечами, достал рыбу и салат и пошел в спальню.
-Мама, что ты ела сегодня? – Спросил он.
Полная седая женщина, развалилась на диване, нажимая кнопки на пульте, и сосредоточенно смотрела куда-то поверх телевизора.
-Ты даже не поцелуешь свою маму? – Плаксиво спросила она, откинув голову назад.
Мужчина натянуто улыбнулся, прищурив свои маленькие серые глаза, и наклонился над матерью, бегло поцеловав ее во влажную щеку.
-Что ты ела сегодня? – Снова спросил он, отходя обратно к двери, будто находиться в этой спальне для него было чем-то запретным.
-Ничего. – Помотала головой женщина.
Мужчина прохрипел что-то и вышел.
-Знаешь, мне звонила тетя Глория. Она бы очень хотела с тобой встретиться. Она говорит, что ее дочь вернулась из Атланты, и приглашает нас на ужин.
Лео напрягся, остановившись на пороге кухни.
-Но я сказала ей, что ты очень занят и не можешь отвлекаться на такую ерунду как ужин у дальних родственников. Это глупо. Какая-то бездарная девчонка, которая и колледж-то с трудом закончила не может стать хорошей парой тебе. Я ведь знаю, что эта Глория пытается сосватать тебя своей дочке.
Лео обреченно покачал головой и выдохнул. Ничего никогда не меняется.
-Я вообще не учился в колледже. – Крикнул он, ставя рыбу в микроволновку.
-Да, но это, потому что ты заботился о своей маме. Ты ведь такой милый мальчик. А эта стерва Глория со своей уродливой дочкой хотят тебя отнять у меня. – Обиженно проговорила женщина.
Лео закатил глаза.
-Нет, мама, никто и никогда меня у тебя не отнимет.
Он не слышал, что ответила мать, но мог бы поставить руку на то, что женщина расплылась в улыбке.

***
Я любил тебя, но ты никогда не принимала меня. Я приходил к тебе, а ты прогоняла меня. Когда я убивал тебя, ты была только моей. Я никогда не хотел делить тебя с кем-то еще. В эти последние секунды ты смотрела на меня с обожанием. Я был последним, кого ты видела в своей жизни. Я достиг, чего хотел.

***
Когда Марлини вошел в кабинет, Кетрин стояла спиной к двери, копошась в папках со старыми делами, доставая и снова убирая их в железные ящики у стены.
-Оливер пошел к жене, так что я не думаю, что нам скоро его ждать. – Сказал он, по дороге из столовой, решив загладить вину непритязательным разговором.
Кетрин не ответила. Она достала одну из папок и, быстро пролистав ее, бросила обратно в ящик, с силой захлопнув его.
-Теренс ничего не сказал по поводу отчета? – Спросил Питер. – Что будет с Маргарет?
Кетрин снова проигнорировала его и прошла к своему столу.
«Ладно, ты же знаешь, что я попытался извиниться. Я кретин – прими меня назад», - подумал Питер.
-Знаешь, мне даже жаль ее. Она столько натерпелась. Брат-насильник, родители, покрывавшие его, потом все это дело… Ничего удивительного, что она помешалась. Мало кто выдержал бы такое. – Марлини сел на свое место и включил компьютер, продолжая искоса смотреть на напарницу и в то же время бормоча, лишь бы хоть как-то привлечь ее внимание. – Знаешь, я думаю, в ней должны проявить снисхождение. Я уже поговорил с Теренсом об этом. Он не в восторге, но, надеюсь, согласится. Ради Бога, это же Теренс! Он всегда соглашается, даже, если мы…
-Я думаю только об одном: как после всего дерьма в моей жизни, не свихнулась я. Может мне тоже стоит убить кого-нибудь, чтобы заслужить твое снисхождение. – Резко оборвала его речь Кетрин, даже не поднявшая глаза от бумаг.
Марлини даже сначала не понял, что она проговорила. Он посмотрел на нее поверх монитора, но увидел только макушку.
-Снисхождение? – Заикаясь, переспросил он.
Наконец, она подняла на него глаза, но тут же быстро отвела их. Однако одного мгновения хватило Питеру, чтобы понять, какую боль она носила в себе. Эти глаза он никогда не забудет. Даже в Академии они не были такими… туманными и холодными.
-Прекрати, Марлини. – Тут же сухо прокомментировала она. – Я не умираю прямо перед тобой.
Питер хотел подойти к ней и обнять, но она сейчас источала такой могильный холод, что даже он боялся ее.
-Я могу сегодня прийти к Рейчел?
«Отлично, Марлини, теперь ты решил воспользоваться дочерью как объектом шантажа». – Подумал он.
Кетрин встала из-за стола и поправила пиджак.
-Конечно. Рейч будет счастлива.
Она прошла к двери и остановилась на секунду, крепко сжав дверную ручку.
-А ты? – Прошептал Питер.
Кет резко усмехнулась и подернула плечами.
-Лишь бы она была счастлива. Мне все равно.
С этими словами она вышла из кабинета, оставив после себя стойкий запах разочарования.
«Горький и красный», - крутилось в голове у Питера. Этими эпитетами она наделила любовь.
Мужчина схватил подставку под карандаши и запулил ею по двери, как раз когда та открылась и на пороге показался Оливер. Тот ловко увернулся от орудия поражения, отклонив голову в сторону и округлившимися глазами уставился на друга.
-Парень, ты сдурел?! Что я тебе сделал?! – Воскликнул Нолл.
Марлини провел ладонями по лицу и сожалеющее кивнул.
-Прости, Нолл, я не хотел. Просто…
-Я понял. – Оливер поднял с пола подставку и разбросанные карандаши и поставил ее на стол Питера. - Кетрин летела по коридору как на баллистической ракете. Вы опять поругались?
Марлини покачал головой.
-Хуже. Она меня игнорирует. Ей все равно. – Он посмотрел на напарника глазами побитого щенка, но Оливер только тряхнул головой.
-Питер, ты просто придурок. Дебил. Клинический.
Марлини безропотно выслушивал обвинения, которые казались ему слишком мягкими, по сравнению с тем, что он хотел сделать с собой.
-Слушай, Питер, я знаю тебя еще с тех времен, когда прыщи на твоем носу были больше, чем горы Большого Каньона. Я знаю, в чем твоя проблема: ты слишком боишься привязанности, боишься, что люди, которые любят тебя в конечно итоге уйдут, только это, по-моему, не про Кет.
-Но я сказал ей, что люблю ее. – Попытался оправдаться Питер.
-Ха-ха-ха… - Оливер выдавил из себя истерический смех. – И ты думаешь, что она поверила бы тебе? Кетрин слишком трезво мыслит для этого. Кроме того, кажется, мы это уже проходили.
-Я просто не верил в то, что она любит меня. – Продолжал скулить Марлини.
-О, тогда ты слепой клинический дебил. Это же очевидно. С того самого дня как она вошла в аудиторию в Квантико, когда ты сел за ее столик в учебной столовой, с того дня, как она решила оставить твоего ребенка, несмотря на то, что ты оказался последней скотиной. Она была влюблена в тебя уже тогда и уж тем более сейчас! А ты вместо того чтобы прижимать ее к себе сейчас сидишь и ноешь о своей несчастной судьбе, в то время как…
-Как она развлекается с другими. - Закончил за Оливера Питер.
Оливеру захотелось ударить Питера. Не в первый раз, конечно, но теперь по-настоящему. Он в замешательстве уставился на друга и чуть не обронил компьютер, наклонившись над его столом.
-Что? Ты что позволишь ей искать утешение с другим мужчиной? Ты что не понимаешь, что это убьет ее окончательно? И тебя тоже.
-Убьет ее? – Сомнительно произнес Питер.
-О, Господи, если бы я знал насколько ты тупой, никогда не стал бы твоим другом. – Негодующе воскликнул Оливер. – Неужели ты не понимаешь, что для женщины это равносильно внутреннему саморазрушению. Она сейчас проведет с кем-нибудь ночь, будь это Купер или агент Доннован, или даже Майкл, - на этих словах он сам поморщился так будто проглотил горькую таблетку, - но независимо от того насколько хорош он будет, завтра она захочет пристрелить себя, потому что будет думать, что предала тебя!
-Предала? – Марлини говорил как ребенок в возрасте «почемучки». Оливер же вел себя как терпеливый педагог, разговаривающий с отстающим учеником.
-Даже не смотря на то, что ты трахал других баб, даже не смотря на то, что вы никогда не были официальной парой, любые отношения с посторонним она рассматривает как предательство. В этом вся Кетрин. Я понял это, потому что она похожа на Барбару. Поэтому иди и скажи ей, наконец, все что думаешь!
-Но ты же сам сказал, что она не поверит мне никогда. – Трусливо отступал Питер.
-Ну и придурок! Господи, я теперь уже сомневаюсь, нужно ли Кетрин заводить роман с тобой! Мало ли что я сказал!
Марлини тяжело вздохнул.
-Я скажу тебе кое-что, но ты должен пообещать, что никогда не будешь упоминать об этом.
Оливер наморщил лоб и сел у стола Питера.
-Я, кажется, родился, чтобы хранить ваши с Кет секреты.

***
Пустое кафе было освещено только несколькими подвесными лампами над круглой стойкой посередине зала, отделявшей кухню и подсобку от обеденной половины. Красные кожаные кресла и белые столы были уже убраны, кафельный пол блестел, только что вымытый, посуда убрана в мойки, а двое парней, оставшихся на дежурство, заканчивали свои дела в служебном помещении.
-Мать достала тебя?
Лео дернул завязки на фартуке, но те, вместо того, чтобы развязаться, затянулись еще сильнее.
-Ты сам-то как думаешь? – Прорычал он.
Парень, стоящий рядом с ним у раковины и вымывавший сгустки вчерашнего кофе из кофемашины, усмехнулся.
-Иногда я думаю, что тебе повезло больше, чем мне. – Леонард повернулся к зеркалу над раковиной спиной и, подпрыгнув, попытался посмотреть на затянувшийся узел на фартуке.
Его напарник провел рукой по лбу, оставив на коже мыльный развод, и бросил чашу от кофейной машины в воду.
-Это ты так думаешь. – Он повернул друга за плечи к себе спиной и резким движением развязал его фартук, хлопнув по спине рукой.
-Спасибо. – Кивнул тот. – Слушай, Эрик, я знаю, что для тебя это больная тема, но, так или иначе…
-Забудь. – Эрик качнул головой и снова принялся за мытье посуды. – Просто, сытый голодного не разумеет.
Леонард виновато улыбнулся и положил свою руку на его плечо.
-Это уж точно.
Эрик поставил чашку на стол, рядом с раковиной, и вытер руки о рубашку.
-Может, нам стоит пойти домой. Раз уж сегодня мистер Будовский не следит за нами, как мажордом.
Леонард скривил рот и цокнул языком по зубам.
-Он идиот.
Судя по всему, это было одновременно и согласием на предложение, и констатацией давно известного факта.
-Что это?
Звук полицейской сирены отвлек служащих на секунду и Лео подошел к окну, отодвинув неплотно задернутые жалюзи. На той стороне улицы, куда выходили окна подсобки, было темно, несмотря на ранний час, а соседнее здание загораживало вид на широкую сторону проспекта, где собралась уже толпа зевак.
-Какого хрена там творится? – Спросил вставший позади Лео Эрик.
-Копы приехали и скорая. Убили что ли кого-то? – Предположил Леонард.
Эрик приподнял жалюзи поверх головы Лео и заинтересованно осмотрел улицу. Единственное, что можно было увидеть, это несколько полицейских машин, карету скорой помощи и людей, столпившихся вокруг подъезда дома напротив.
-Как обычно, мы с тобой все проворонили. – Разочарованно произнес Эрик. – Пошли посмотрим.

***
-Миссис Марлини, Вы не могли подойти в палату 351, мистеру Галлахеру нужно поменять капельницу.
Женщина с короткими, убранными в маленький хвостик, каштаново-рыжеватыми волосами, подняла голову на радио, по которому проговаривали информацию для медработников. Она закатила свои карие, глубоко-темные глаза и обреченно выдохнула.
-Конечно, кроме Марлини это сделать некому. – Буркнула она, бросив на металлический поднос хирургические инструменты, которые собирала в операционной и мрачно улыбнулась другой женщине в комнате.
-Ну, хочешь, я схожу? – Предложила та.
Марлини махнула рукой и сняла перчатки.
-Брось. Этот зануда Галлахер все равно докопается. Ему нужна только я.
Женщина усмехнулась и приняла из рук миссис Марлини поднос с инструментами.
-Тогда он в твоем распоряжении.
-О, да, он только мой! – Закатила глаза Марлини и вышла из операционной.
Коридор больницы был переполнен, несмотря на еще ранний час и медсестра не успевала здороваться со всеми проходящими мимо нее уставших сестер и врачей, ходивший после ночного дежурства с такими лицами, будто только что предотвратили вторую Чернобыльскую аварию.
-Итак, мистер Галлахер, что у нас тут? – Она натянула на себя приветливую улыбку и подошла к совершенно седому худому старику, почти незаметному на больничной койке.
-О, Маргарет, ты как всегда во время. Мне нужна новая доза. – Оголив гнилые зубы, улыбнулся мужчина.
-Конечно, мистер Галлахер. – Не без неприязни прикоснувшись к сухой морщинистой коже старика, ответила Маргарет.
-Знаешь, я, может, и болен, но еще ого-го! Я мог бы стать отцом твоему ребенку. – Бесстыдно ухмыляясь, говорил Галлахер, пока женщина меняла повязку у него на руке и готовила новую капельницу.
-Конечно, в этом я не сомневаюсь, но мой ребенок уже сам отец.
Женщина закрепила пакет с физраствором на стойке рядом с кроватью пациента и присоединила провода к игле.
-Да брось, тебе же не больше тридцати пяти! – Неподдельно удивился Галлахер.
«Ничего удивительно, что ты так преуменьшаешь мой возраст, самому-то не меньше восьмидесяти. Для тебя я просто девочка». – Подумала Маргарет.
-Чуть больше, все-таки. – Ответила она.
Галлахер повернул руку и ухватился за ладонь медсестры.
-Тем не менее, может, он не откажется от брата или сестры?
Марлини строго посмотрела на мужчину и буквально выдернула руку из его некрепкого захвата.
-Думаю, он больше занят вопросом о том, как бы подарить брата или сестру своей дочери. – Улыбнувшись, сказала женщина и, поправив подушку под головой мужчины, вышла из палаты, облегченно вздохнув.
-Лучше бы я умерла. – Пробормотала она, направляясь к дежурному посту.

***
-Марлини, скажи, что ты просто пошутил. – Оливер и Питер сидели в приемной Теренса, ожидая, пока там закончится совещание с другими агентами и они смогут узнать для каких целей их вызвал начальник.
Питер повернул голову к другу и мрачно улыбнулся.
-Если бы.
Секретаря Теренса не было на месте и агенты могли более или менее спокойно поговорить, без лишних ушей.
-Ты вообще понимаешь, что творишь?! – Прошипел Оливер. – Ты переспал с Деборой и теперь думаешь, что она после всего этого простит тебя? Да ты хоть знаешь, что она была чуть ли не единственной кто верил в твое похищение, вернее, в твое возвращение.
Телефонный звонок прервал его тираду, но Оливер, убедившись, что никто не собирается мчаться, чтобы взять трубку, сбросил звонок.
-Она единственная кто верил, что ты похищен Маргарет. Она помогла нам раскрыть это дело. Да, черт побери, она его раскрыла! Она спасла твою задницу! А ты после всего этого повернулся к ней, этой самой задницей!
Оливер был на грани истерики. Если раньше ему хотелось своротить Питеру челюсть, то теперь он хотел пристрелить его, причем из его же оружия и тем самым избавить всех от страданий.
-Ты просто ублюдок! Даже мне противно говорить с тобой, не представляю, как Кетрин живет с этим…
-С чем я живу? – Неожиданно появившаяся в дверях Кетрин окатила мужчин непроницаемым холодным взглядом.
-Привет, Кет. – Глупо поздоровался Нолл, будто они не провели вместе сегодня половину дня в офисе.
Она приподняла бровь и по-прежнему требовательно смотрела на мужчин.
-Мы говорили о героине одного фильма, который смотрели еще в юности. Знаешь, в детстве. Решили просто вспомнить.
«О, Господи, женатая жизнь не научила меня врать», - проклинал себя Нолл.
-И что за фильм? «Проповеди Кетрин Кульман» ? – Ядовито усмехнулась Кет.
Нолл нахмурился, будто припоминал о чем говорит Кет и посмотрел на Питера, ища поддержки, но тот лишь опустил глаза в пол и не смел взглянуть на женщину.
-Нет…, нет…, - заикаясь проговорил Нолл, быстро ища ответ в голове, - это было, это был фильм по книге… это… это было… Нортенгерское аббатство! – Нашелся он к своему облегчению.
Кет и до этого-то не верившая в россказни Нолла, чуть было не рассмеялась его выбору.
-Ну, конечно! Я даже и подумать о другом не могла. Сразу же подумала о Кетрин Шлезингер и Питере Ферте . – Она вдруг неистово расхохоталась, подавшись вперед и закрывая лицо ладонями. – О, Господи, это просто сумасшествие какое-то! – Она также быстро успокоилась, как и начала, что вообще было ей не свойственно, потому что смех Кетрин, обыкновенно, было непросто остановить.
Нолл уставился на нее, как абориген, впервые увидевший мушкет.
-С тобой все нормально? – Побеспокоился он.
-Со мной? – Женщина утерла капли слез в уголках глаз, шмыгнула носом и ослепительно улыбнулась. – Конечно. Как нельзя лучше!
Теренс в этот момент выпроводил своих посетителей и вышел в приемную.
-Агенты, прошу вас. – Он широко распахнул дверь, пропуская Кетрин вперед, и одарил Нолла и Питера смущающе-грозным взглядом, как отец дочери-подростка, которая заявила, что пойдет на свидание с одним из них.
-Как вы понимаете, я позвал вас не для раздачи дисконтных карт в Блумингдейл. – Сказал Теренс, когда агенты уселись на свои обычные места напротив его стола.
-Было бы неплохо. – С сожалением отметила Кетрин.
Теренс попытался улыбнуться, но это получилось у него настолько вымученно, что было больше похоже на улыбку Гуинплена, чем на искренность.
-В Ричмонде за последние шесть недель было совершено уже три убийства. Все жертвы – молодые, успешные женщины от 30 до 40 лет, с хорошей карьерой, без семьи и детей. – Теренс бросил перед агентами папку с делом и выжидательно посмотрел, как дрессировщик смотрит на своих собачек, кто быстрее схватит кость. Кет даже не подняла глаза на дело, в то время как Питер, рассматривал портрет президента на боковой стене кабинета Теренса, так что единственным реактивным кандидатом оказался Оливер.
-Что с ними? – Спросил он, тут же брезгливо поморщившись, увидев фотографии.
-Убийца поджидает их в темных переулках, у подъездов, на плохо освещенных нелюдимых улицах, нападает сзади, оглушает, перерезает горло.
-О, Боже… - Кет протерла глаза и взяла дело из рук Оливера. – Что-то еще?
-Да, как видите, на жертвах надеты синие туфли. Они не принадлежат убитым, соответственно, мы смеем предположить, что их надевает убийца, тем более, что они не всегда подходят по размеру.
-У туфель один размер? – Очнулся от прострации Питер.
-Да. 39. – Кивнул Теренс. – Это что-то значит?
Марлини пожал плечами.
-Наверняка. Он не стал бы так копошится с обувью, если бы она не имела значения. Размер, в данном случае, тоже важен.
-Отлично, еще один Чарли Менсон на нашу голову. – Буркнула Кетрин.
-Агент Робинсон, я понимаю, что это не самое приятное, но…
-Нет, сэр, все в порядке. – Перебила Теренса Кет. – Просто я думаю иногда, есть ли этих парафиликов-психопатов выходной? Где их период эмоционального покоя, когда они не мочат всех подряд вокруг?
Теренс поджал губы и снял очки.
-Наверное, нигде. Они никогда не успокоятся, просто мы должны принять это и попытаться избавится хотя бы от одной болезни. Пока метастазы не пошли дальше.

***
-Маргарет, ты точно не хочешь пойти? – Женщина в синей униформе медсестры снимала больничные штаны, сидя на холодном краю железной скамейки в раздевалке.
-Уволь. – Покачала головой Маргарет, вешая в свой шкафчик свой рабочий костюм.
-Галлахер пригласил тебя на свидание? – Улыбнулась женщина.
Маргарет нервно рассмеялась и достала большую красно-коричневую мешковатую сумку.
-Конечно, теперь я думаю только о том, как мы поместимся на его койке, не сдвинув катетер.
Она достала из сумки все: деревянную расческу, маленькое зеркало с изображением Статуи Свободы, упаковку бумажных платочков, тряпичный кошелек в шотландскую клетку, красную кожаную визитницу, ежедневник с желтыми тюльпанами на обложке, разрядившийся телефон в потрепанном чехле, заколку-автоматик, легкий детективный роман, и наконец, добралась до действительно необходимого. Оранжевый полупрозрачный пузырек с маленькими желтоватыми таблетками.
-Опять приступ? – Обеспокоенно спросила собеседница.
Маргарет небрежно покачала головой и выпила сразу две таблетки.
-Нет, просто Шип посоветовал пить постоянно.
-Маргарет, кажется мне, что тут уже просто таблетками не обойдется. – Осторожно сказала вторая женщина, аккуратно складывая свою униформу в своем шкафчике.
-Прекрати, Холли. На тебя опять напало «материнско-заботливое настроение»? Побеспокойся лучше о своем сынке. – Злобно пробурчала Маргарет.
-Прекрати. Я не собираюсь нянчиться с тобой, просто говорю как медик.
-А я по-твоему кто? – Саркастично спросила Маргарет.
-По-моему, ты сумасшедшая раз запускаешь болезнь. Это же не простуда.
Маргарет одарила женщину предупредительным взглядом и быстро сложила все обратно в сумку, на этот раз, оставив пузырек с таблетками в боковом кармане.
-Я сама разберусь.
Она быстро поднялась на ноги и перебросив сумку через плечо, махнула рукой Холли.
-Пока, до послезавтра. И перестань думать обо всем подряд, а то опять не уснешь.
Холли поморщилась и протянула женщине руку.
-Главное, чтобы ты не прибегала к своему старому снотворному. – Заметила она.
-Его нельзя принимать с этими таблетками. – Спокойно ответила Маргарет и вышла из раздевалки.
-Будто когда-то тебя это останавливало. – Покачала головой Холли.
Всего комментариев: 0
avatar
22
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0