Главная » 2016 » Март » 8 » Вечное слово. Часть 2.

Вечное слово. Часть 2.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.03.2016 в 19:36
Материал просмотрен: 84 раза
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
В квартире было подозрительно тихо и, даже телевизор, который чаще всего орал как оглохшая старуха на рынке, был выключен.
-Мама? – Леонард заглянул в гостиную, но не увидел никого.
Он провел взглядом по комнате, цепляясь за каждый предмет мебели, словно видел все это впервые. Красный диван, укрытый вязаным пледом, пара подушек с вышитыми пейзажами на наволочках; глубокое кресло с высокой спинкой с брошенным на нем вязанием; пожелтевший ковер с притоптанным ворсом и тумба со старым телевизором.
-Мама? – Нерешительно окликнул Леонард.
Его мать не покинула бы квартиры, даже если бы началась Третья Мировая война. Поэтому поводов для беспокойства у Лео было больше, чем перед всеобщей мобилизацией.
Он прошел по узкому коридору, протискиваясь между шкафом-купе под потолок и коробками со всяким хламом, и вошел в спальню матери. Дверь в нее была всегда открыта и уже из коридора Лео мог видеть, что матери в комнате нет. Кровать была идеально заправлена, какой была с утра, когда он уходил, окна чуть зашторены, пропуская лишь тонкую полоску света, брошенную на угол кровати и скользившую через комнату, теряясь в дверном проеме.
-Мама? – Снова прошептал он.
Его вдруг охватил такой панический страх, что он стал задыхаться. Жадно глотая ртом воздух, он крутился вокруг себя, усиливая и без того подступившие головокружение и тошноту. В глазах плыли предметы интерьера, а в голове неслись голоса…
«Леонард, Леонард, Леонард, ты сделал это, Леонард, это ты, ты это сделал, Леонард, Леонард, это сделал ты…»
Мужчина упал на колени и обхватил голову руками, покачиваясь взад и вперед, истерично засмеялся.
-Нет! Вы не знаете об этом! Вы не можете об этом знать! Нет! Нет!

***
-Классический случай. Полиция ждала, пока появится третья жертва, чтобы официально признать убийства серийными.
Марлини зашел в кабинет и сразу подошел к кофеварке. Столовское питье было не самым лучшим и единственным способом перебить противный затхлый вкус тамошнего кофе, было приготовить кофе дома… в смысле в офисе.
-У тебя уже есть идеи? – Спросил Оливер, кладя папку с делом на стол напарника.
-Пока нет, но пресса, наверняка, захочет все пронюхать. Так что лучше бы чтобы круг посвященных был как можно уже. – Питер поболтал остатки кофе в машине и, поморщившись от увиденного густого осадка на дне, поставил чашу обратно. – Не хочется попасть в фильм Оливера Стоуна .
-Пусть Барбара посмотрит на отчеты о вскрытии. Можно будет запросить эксгумацию, если что. – Предложила Кет, принимая чашу от кофеварки. – Неплохо было бы поговорить с родственниками. Правда, они, насколько я поняла, отказываются контактировать с внешним миром.
-Ну, от нас-то им не отвязаться. – Заметил Оливер. – Я закажу билеты в Ричмонд. Ты остановишься у матери? – Поинтересовался он у Питера.
Марлини ненароком задевший ладонь Кетрин дернулся и отступил назад, ошалело уставившись на Нолла.
-Что? – Переспросил он.
-Я говорю, у матери остановишься? – Повторил тот.
-О, - Питер замешкался и протер губы рукой. – Нет, я сниму номер в отеле.
-Номер в отеле? – Прищурился Нолл. – За каким дьяволом? Остановимся все у меня. Какие проблемы?
Марлини открыл рот, будто хотел возразить, но тут же захлопнул его, подняв глаза к потолку.
-Не всегда твоя мать была рада видеть меня в этом доме. – Слабо улыбнувшись, сказал он.
-Ой, прекрати! - Махнул рукой Оливер. – Она всегда была рада тебя видеть, при условии, чтобы ты не тащил ко мне в комнату всякую живность, и мы бы с тобой не устраивали химические опыты, которые потом стоили моим родителям нового ремонта.
-Да, особенно после того случая с Пегги Шеппард. – Вспомнил Марлини.
Оливер запрокинул голову назад и раскатисто засмеялся.
-Господи, я бы не хотел сейчас встретить Пегги. По-моему, она до сих пор нас не простила.
-Кто такая Пегги?
За спиной агентов, в дверях стояла Барбара. Ее облегающий строгий костюм, цеплялся за приятные округлости ее фигуры, еще без намека на превращение в маленького кита.
-О, Барб, что ты тут делаешь? – Оливер подошел к жене и тут же обнял ее за талию, вводя в кабинет.
-Ты не рад? Так кто такая Пегги? – Женщина встала перед столом Марлини и взяла папку с фотографиями.
-Старая подруга Питера. – Ехидно ухмыляясь, ответил Оливер, косясь на друга.
-Не такой уж и старой она была. – Почти обиженно парировал Питер. – Но ты же пришла не за мужем проследить?
Барбара просмотрела несколько фотографий с безразлично-холодным выражением лица и вернула их обратно на стол.
-Ну, уж конечно. – Всплеснула она руками. – А где Кетрин?
Марлини и Уинстер осмотрелись, только сейчас заметив отсутствие Робинсон и уже сами хотели задаться этим вопросом, когда она вернулась в кабинет с кофеваркой.
-Ходила за кофе. – Коротко ответила она. – Пока твой муж и Питер вспоминали подробности своего подросткового бунта. Еще одной истории я бы не выдержала. – Покачала она головой.
Она подошла к Барбаре и поцеловала ее в щеку.
-Привет. Кто был на этот раз? Нэнси Сид? Амалия Гольдштейн? Люси Биллингтон?
-Пегги Шеппард. – Ответив на поцелуй, сказала Барбара.
-О! Новый поворот в истории. О ней я еще не слышала. – Удивилась Кетрин, посмотрев на мужчин.
-Иногда, меня пугает, насколько хорошо ты знакома с моим прошлым. – Почесав за ухом и смотря в пол, произнес Питер.
-Лучше бы тебя пугало то, насколько хорошо я знакома с твоим настоящим. – Ровно ответила Кетрин.
Ее слова грозили тяжелой паузой, если бы Кет сразу же не сменила тему разговора, обратившись к Барбаре.
-Ты уже узнала о деле?
-Сорока на хвосте принесла. – Прищурившись, ответила та.
Она посмотрела на мужа, мысленно предупреждая его, что хочет услышать подробности, что опять произошло между Робинсон и Марлини. Но Оливер только отвел глаза, будто не замечая ее пытливого взгляда.
-Я начну с отчетов о вскрытиях, как всегда. Но не думаю, что найдется что-то необычное. В таких делах патологи очень тщательны. Потом греха не оберешься.
Кетрин положила руку на плечо Барбары и снова повернулась к мужчинам.
-А я хочу проверить самих жертв. Было ли в них, что-то, что могло спровоцировать убийцу.
Оливер кивнул и посмотрел на Питера.
-Ну, а мы с тобой сосредоточимся на психологическом портрете. Лучше бы я стал режиссером-документалистом, как советовала мне Пегги Шеппард. – Огорченно буркнул он.
Марлини издал рваный смешок, а Барбара предостерегающе посмотрела на мужа.
-Сегодня тебе придется многое мне объяснить, мистер Уинстер.
-Конечно, мэм. Лишь бы ты не заставила меня спать на диване. – Лучезарно улыбнулся Нолл.
-А это уже зависит от твоих объяснений. – Сказала Барбара, взяв его за руку.
Кетрин посмотрела на этот невинный жест, полный такой нежности и привязанности, что ее сердце сжалось от тоски. Она подняла взгляд на Питера, который все это время смотрел только на нее и, словно первый раз увидела его глаза. Она знала, что он пытался извиниться, но она обещала себе, что больше никогда не ступит на эту дорогу. Она обещала и должна сдержать это обещание.

***
Вы пытаетесь нас понять, но для вас мы всегда останемся людьми из параллельного мира. Для вас мы всегда загадки. Но мы такие же, как и вы. Мы сыновья, дети, родители, мужья. Мы среди вас и вам никогда нас не поймать, потому что вы смотрите мимо нас, вместо того, чтобы смотреть внутрь нас.

***
Женщина прислонила к стене кипу бумаг, ища в кармане приталенного твидового пиджака подходящий ключ. Она выудила связку с несколькими десятками ключей разного размера и прорычала что-то невразумительное. Она перебирала их одной рукой попутно мысленно выбирая более тактичное выражение для описания ситуации.
-Доктор Воловитц? – За спиной послышался приятный мужской баритон. – Вам помочь?
Женщина рефлекторно обернулась, потеряв на секунду точку опоры и папки, прислоненные к стене, полетели на пол.
-Проклятье! – Рявкнула она.
Мужчина в синем лабораторном халате, улыбаясь, подошел к ней и склонился, собирая бумаги.
-Кто умудрился нагрузить Вас? – Спросил он.
-Попечительский совет города Пасадена, когда выделил мне студенческий грант на обучение в Джорджтауне. – Морщась, ответила она, принимая на руки папки, которые собирал мужчина.
Тот усмехнулся и встал на ноги, забрав у нее все папки и прижимая их к себе.
-Думаю, нам стоит поблагодарить Попечительский совет города Пасадена за такой подарок антропологии.
Доктор Воловитц мягко улыбнулась, открыла дверь и пропустила мужчину вперед.
-Положите на кресло, пожалуйста, я потом разберу.
Кабинет был темным и душным, с красно-коричневой обивкой мебели, плотными, из искусственного бархата шторами и пыльным книжным шкафом до потолка.
-Спасибо. Вы прямо Флэш из Лиги справедливости. – Улыбнулась женщина.
-Вообще-то я больше любил «Зеленого фонаря», но Флэш тоже ничего.
Доктор Воловитц мягко рассмеялась и смущенно отвела глаза.
-Наверное, я могла бы предложить вам чашечку кофе или чая, но…
Женщина провела глазами вокруг, цепляясь за неряшливо разбросанные бумаги, коробки, набитые находками с археологических раскопок, непринятые в музей, книги, непоместившиеся в шкаф и брошенные среди всего этого хлама картонные тарелки и пластиковые стаканчики из-под спитого кофе.
Мужчина повторил ее осмотр и брезгливо поморщился, покачав головой.
-Я думаю, что сегодня мне уже хватит кофе и чая. Сами понимаете, я же в лаборатории работаю. – Пожал он плечами.
Воловитц отвернулась к своему письменному столу и набрала телефонный номер.
-Алло, это доктор Воловитц, мне не пришел новый номер «Антрополоджи Ревью». Я могу…
Мужчина, опешив, уставился на нее, не понимая, когда он пропустил окончание их диалога. Он покинул кабинет, но Воловитц даже не заметила его ухода, вряд ли даже помня о его присутствии.
-О, да, конечно, только в следующий раз я не хотела бы… Да, я все понимаю… Нет, я подожду. Нет, там должны были напечатать новое исследование по палеоантропологии. Нет, я буду у себя в кабинете допоздна. О, кажется, посылку уже принесли…
Женщина положила трубку на стол и подошла к двери.
-Сэр, да, я доктор Воловитц. Что такое? Сэр! Я не понимаю… Сэр!!!

***
-Мама, не начинай. Я не хочу об этом говорить.
-Но вы же поругались.
Кетрин посмотрела на мать и покачала головой.
-Мы не ругались. – Процедила она.
-Кетрин, если ты и не говоришь со мной, это еще не значит, что я не способна понять, когда ты мне врешь! – Терпение миссис Робинсон уже заканчивалось и она хлопнула рукой по спинке дивана, на котором они сидели с Кет.
-Мама, мы не ругались, понимаешь?! Мы вообще с ним не ругаемся! – Рявкнула Кет.
Миссис Робинсон состроила недовольную рожицу и взяла дочь за руку.
-Кетрин, вы только и делаете, что ругаетесь.
Кетрин повернула голову в сторону и прикрыла глаза рукой.
-Кейти? – Ее мать придвинулась ближе и притянула дочь к себе за плечи. – Все будет хорошо. Вы ведь миритесь чаще, чем ругаетесь.
-Мы никогда не ругаемся, в том-то и проблема. – Прошептала Кетрин, уткнувшись в плечо матери.
-Никогда не ругаетесь? И с каких пор это стало проблемой? – Усмехнулась миссис Робинсон.
-С тех самых, как люди научились говорить. Если бы ругались, мы, возможно, выяснили бы, в чем корень нашей проблемы. А мы просто смотрим друг на друга, ожидая чего-то, будто религиозные фанатики, смотрящие на небо и ждущие что в облаках появится лик Мадонны.
-Детка…
Кетрин обняла мать и прижалась к ней еще сильнее.
-Я не знаю, что делать. Просто когда я решаюсь на что-то, нам все время мешают: моя глупость, его глупость, маньяки, женихи, сексапильные детективы…
-Так поговори с ним. Вы же любите друг друга…
-Мама! – Кетрин повозилась в ее руках, но миссис Робинсон не позволила ей отступить.
-Что? Ты думаешь, я бы смирилась с тем, что мою дочь бросили беременную в одиночестве, если бы не знала, что этот человек любит тебя, а ты любишь его?
-Он меня не любииииит! – Кетрин завыла как шестнадцатилетняя школьница, только что столкнувшаяся с неразделенной любовью.
-Кетрин! – Миссис Робинсон почти засмеялась над интонацией дочери, но вовремя перебила смех кашлем. – Не будь ребенком. Ты вообще видела, как он на тебя смотрит? Как говорит с тобой? Господи, даже твой отец не смотрел на меня с таким трепетом, хотя мы прожили с ним почти тридцать лет. Вы похожи на Дею и Гуинплена , потому что одна слепо любит другого, несмотря на его недостатки, а он любит ее за то, что только она рассмотрела под маской вечной улыбки его истинное лицо.
Кет отодвинулась от матери и с недоверием посмотрела на нее.
-Трепетом? – Спросила она.
Ее мать терпеливо вздохнула и погладила дочь по голове.
-Конечно, да он смотрит на тебя будто ты фарфоровая статуэтка, а он гигант с кулаками размером с Род-Айленд и может раздавить тебя.
Кетрин улыбнулась, впервые искренне за этот вечер, да и за последние несколько дней.
-Фарфоровая статуэтка. – Повторила она.

***
-Я не могу получить удовлетворения,/Я не могу получить удовлетворения./Причина – я пытаюсь, и пытаюсь,/И пытаюсь, и пытаюсь,/И никак не могу получить, никак…
Маргарет Марлини держала в одной руке бутылку виски, уже наполовину пустую, а другой пыталась закрутить водопроводный кран на кухне, пережевывая в зубах истлевшую до фильтра сигарету.
-Когда я вожу свое авто,/И тот чувак по радио,/И он говорит мне больше и больше/О какой-то бесполезной информации./Предполагая зажечь мое воображение./Я не могу получить никак, о, нет, нет, нет./Хей, хей, хей, что я и говорю.
Она взвыла на последних строках, пытаясь сымитировать Брайана Джонсона, но ее прокуренный, осипший от алкоголя голос, был больше похож на скрип обветшалой дрезины по ржавым рельсам первой железной дороги где-нибудь в Техасе.
-Вот черт! – Она резко крутанула кран холодной воды, но слишком резко и тот, выскользнув из ее мокрой руки, сорвался, направив поток прямо ей в лицо.
-Проклятье! Чтоб вас всех черти разодрали! - Женщина наклонилась, пробираясь под тумбу, чтобы закрутить отсекающий кран, но по-прежнему не выпускала из рук бутылку виски, хотя и избавилась уже от сигареты, бросив ее в раковину.
-Тварь!
Женщина поднялась на ноги, нечаянно ударившись головой о край раковины и, поскользнувшись на мокром полу, распласталась на кафеле.
-Да что ж это такое! – Она уже почти зарыдала от досады и боли в затылке, приложив ладонь к голове и почувствовав теплую вязкую кровь на пальцах.
Маргарет попыталась подняться, хватаясь за край стола, но тут же повалилась обратно. Комната, хотя и была освещена яркой лампой над кухонной стойкой, поплыла в темноте, покрываясь странным, багряно-серым смогом с привкусом стали на языке. Женщина отпустила скатерть, за которую держалась и снова легла на пол. Ее медицинское образование скакало, подсказывая возможные варианты выхода, но пьяное сознание в последние моменты проигрывало куплет из Satisfaction The Rolling Stones.

***
-Офицер, мне нужно написать заявление. – Леонард, запыхавшись, подбежал к столу дежурного полицейского в участке.
-Я слушаю Вас, сэр. – Учтиво повернулся к нему тучный мужчина в еле застегнутой синей рубашке, из-под которой торчал край белой футболке. Просто шаблонная картина.
Леонард почувствовал себя героем триллера, в котором он станет либо второй жертвой, либо несправедливо обвиненным.
-Моя мать пропала. – На выдохе произнес он.
-Сэр, как давно это произошло? – Пожалуй, все, что отличало этого полицейского от типичного героя второсортного фильма, так это его вежливость и отсутствие капель кофе на воротнике рубашке, и сахарной пудры на усах. Собственно и усов-то у него не было.
-Она пропала сегодня. Днем. Утром. Я не знаю во сколько. Я ушел на работу в ночную смену. Я работаю в кафе «Бургер Болл». – Он говорил торопливо, запинаясь, с короткими паузами, в которые заглатывал воздух, словно это были его последние вздохи.
-Хорошо, сэр, как вы поняли, что она пропала? Она, наверное, просто ушла в гости? – Предположил полицейский.
-Нет! – Слишком резко крикнул Леонард. – Она никуда не ходит. – Он поморщился, будто проглотил противную надоевшую таблетку. – Она болеет, понимаете? – Он с надеждой посмотрел на офицера, но тот лишь выжидательно смотрел на Леонарда.
-Она инвалид? – Уточнил офицер.
-Нет. – Нетерпеливо прошипел Лео. – Она просто болеет. Ей плохо. – Повторял он, словно, загипнотизированный, растягивая слова. – Она не может ходить сама. Она даже по квартире ходит, потому что я ей помогаю.
Офицер настороженно оценил Леонарда и кивнул.
-Хорошо, сэр, понятно. Ваша мать больна…
-Она не больна! – Прорычал Леонард, стукнув кулаком по столу между ним и офицером. – Она болеет.
Полицейский не совсем понял, в чем разница, но предпочел вежливо улыбнуться.
-Хорошо, сэр, я понял. Она болеет и не может покинуть квартиру. Тогда куда же она делась, сэр?
-Это я и хочу узнать! – Завопил Леонард.
Неожиданно он присел на корточки и ухватил голову руками.
-Нет, нет, нет! Вы не можете знать! Нет! Вы ничего не знаете! Нет! Это не я! Нет!
-Сэр?! Что с Вами?! – Офицер перегнулся через стойку, по мере возможностей своего тела и уставился на Леонарда, пытаясь ухватить его за шиворот.
-Нет! Это не я! Я не делал этого! – Продолжал тот кричать, теперь уже катаясь по полу.
-Чак, вызывай 9-1-1! – Крикнул офицер своему напарнику, смотря на припадочного мужчину, словно, это был воскресший Элвис Пресли. – Да, парень, ни туда ты зашел. – Пробормотал он.

***
-Миссис Робинсон?
Появление матери Кетрин на пороге ее дома не было таким уж неожиданным явлением, но, тем не менее, выбило Питера из колеи. Он старался не встречаться с ней взглядом, наивно полагая, что Кет рассказала все Элизабет и та накинется на Питера с обвинениями. Элизабет, может, и накинулась бы на Питера с кулаками, но только для того, чтобы выяснить, что же все-таки произошло между ним и его дочерью.
-Здравствуй, Питер. – Умиленно улыбнулась она.
-С Кет все в порядке? – Выдавил из себя Марлини, проходя в квартиру.
-Да, конечно, она собирает последние вещи. – Элизабет подняла на руки, игравшую с мягким кенгуренком Рейчел и еще ослепительнее улыбнулась Питеру, когда заметила его взгляд на внучке.
-Рейч… - Прошептал он.
Девочка тут же отвлеклась от своего занятия, бросила игрушку на пол и протянула ручки отцу.
-Папа! – Воскликнула она своим тонким малышовым голоском, разрумянившись от радости.
-Привет, сладкая. – Питер принял ее у Элизабет и прижал к себе, поцеловав в лобик. – Как у тебя дела? – Спросил он.
Рейчел только непонимающе покивала и продолжала улыбаться.
-Папа сёл, ти бусись тут? – Пролепетала она.
-Нет, родная, нам с мамой надо уехать по делам. – Сконфуженно ответил Питер. – Но мы скоро вернемся.
Девочка улыбнулась и обвила шею отца сильнее, своими маленькими ручками.
-Папа, ты бусись тлеть мутики? – Снова спросила она, уткнувшись ему в шею.
Питер поморщился, разбирая слова.
-Она спрашивает, посмотришь ли ты с ней мультики? – Подсказала вышедшая из спальни Кетрин.
Марлини обернулся и не смог сдержать улыбки. Его чувство вины и самобичевания никуда не ушло, но радость от встречи и с Кет и факт того, что она, по крайней мере, говорит с ним, перекрывал все.
-О, сладкая, тебе придется подождать. Но я обещаю, что как только мы вернемся, то посмотрим с тобой любые мультики. – Питер снова улыбнулся, смотря в голубые глаза своей дочурки и поцеловал ее в щеку.
-Мама, спасибо, что присмотришь за Рейч.
Кетрин поставила перед дверью дорожную сумку и подошла к Питеру.
-Прекрати, она же моя внучка. Кто если не я? – Улыбнулась Элизабет, умиляясь нежной картиной перед собой.
Питер держал девочку на руках, гладя ее по спинке и корча забавные рожицы, от которых по гостиной звонким горошком катился заливистый смех Рейчел. А Кетрин стояла рядом, держа малышку за ручку, и улыбалась, наблюдая за ее простой радостью. Элизабет мечтала больше всего, чтобы эти двое взрослых людей тоже научились брать пример со своей дочери, радуясь простым вещам и, наконец, приняв то, что всегда шло рядом с ними.
-А что с няней? – Поинтересовался Питер.
-Она взяла короткий отпуск. Ей нужно было съездить к тете в Филадельфию. – Пояснила Кет.
Она бросила на Питера короткий взгляд, пытаясь поймать и понять его состояние, но тот был слишком поглощен дочерью, чтобы уловить вопрос в ее глазах. Хотя, вместе с вопросом, он упустил и ответ. Ответ на ночные размышления.
-Питер, ты увидишься с мамой? – Спросила миссис Робинсон. Вкрадчиво, зная, что отношения Питера и его матери не самые доверительные.
Марлини бегло посмотрел на Кет, но та уже отвела глаза.
-Думаю, да. Мы давно не виделись. – Сухо ответил он.
-Передавай ей привет. – Ненавязчиво сказала Элизабет.
-Конечно. – Натянуто улыбнулся Питер. Он не был уверен, что Маргарет захочет услышать хоть что-то о семье Робинсон. Он не был уверен даже в том, что она захочет услышать хоть что-то о нем.
-Питер, нам нужно ехать. Барбара оторвет нам голову, если мы опоздаем. – Кетрин поцеловала Рейчел и передала ее с рук Питера матери. – Я буду скучать, детка. Мам, спасибо.
-Прекрати. – Элизабет чмокнула дочь в щеку и прижала Рейчел к себе. – Была рада увидеться, Питер. Удачной поездки. Будьте осторожны.
Питер взял свою сумку и сумку Кетрин, улыбнулся миссис Робинсон и еще раз поцеловал дочь. Когда он склонялся над ней на руках бабушки, Элизабет воспользовалась моментом и прошептала на ухо Питеру:
-Береги ее, пожалуйста.
Марлини внимательно посмотрел на женщину и не смог сделать ничего большего, как только неуверенно кивнуть. Он понимал, что Элизабет волнуется за дочь, но сейчас впервые ощутил это физически.
-Я буду беречь ее, миссис Робинсон. – Вымученно улыбнулся Питер, думая о том, позволит ли Кетрин ему заботиться о себе.
-Только тебе она и позволяет. – Словно прочитав его мысли, сказала Элизабет.

***
Девица Лиззи Борден
Прокралась ночью в дом
И сорок раз мамашу
Хватила топором.
Немного отдохнула,
Топорик подняла
И столько же ударов
Папаше нанесла.
Потом она вздохнула,
Поправила платок
И стукнула папашу
Еще один разок .

***
-Миссис Марлини? Как Вы себя чувствуете?
Маргарет открыла глаза и увидела бледно-голубой потолок. Голос где-то ниже говорил с ней, но мускулы затекли, и она не могла пошевелиться.
-Где я? – Спросила она, хрипя.
-Вы в больнице. Вы помните что произошло? – Голос материализовался в молодого врача с аккуратно-выстриженными усами, переходящими в бороду, темно-рыжего цвета.
Женщина кашлянула, втянула носом воздух и нахмурилась.
-Виски, кран, вода, кухня, кафель, скатерть, удар, темнота. – Перебрала она события последнего вечера.
Врач мягко улыбнулся и кивнул.
-Что ж, суть Вы уловили правильно. Вы смешали снотворное с алкоголем, чего, как Вы понимаете, делать не следовало.
-Я поскользнулась на мокром полу. – Недовольно пробормотала Маргарет, пытаясь подняться.
-Конечно, мэм. – Врач помог ей привстать, поправив подушки под спиной. – Но это не значит, что нужно мешать…
-Ой, ладно, я сама разберусь! – Рявкнула женщина. – Как Вас зовут?
-О, простите, доктор Уэст.
Мужчина прижал планшет с историей болезни к себе и указал на бейджик с именем на своем халате.
-Прекрасно. Когда меня выпишут, доктор Уэст? – Маргарет натянула простыню до подбородка, поежившись от прохладного воздуха в палате, и одной рукой провела по глазам, стирая остатки сна.
-Нам нужно проверить все анализы, сделать МРТ, проверить, нет ли более сильных повреждений… Вы же сами знаете, что делают в этих случаях.
Женщина фыркнула.
-Вы хотите, чтобы мы кому-то сообщили? – Поинтересовался доктор.
Он действительно выглядел беспокоящимся, и Маргарет внутренне укорила себя за излишнюю грубость.
-Никому. Моему сыну все равно.
Она повернулась на бок, спиной к врачу и укрылась с головой.
Доктор Уэст небрежно покачал головой и вышел из палаты.

***
-Знаете, ребята я тут подумал… Барбара с тобой все в порядке?
Нолл посмотрел на позеленевшее лицо жены и потянулся к бумажному пакету.
-Нет, все нормально. Просто это твой ребенок и он не сдается просто так.
-Прости. – Дурашливо улыбнулся мужчина.
Женщина откинулась на сиденье в самолете и закрыла глаза, глубоко вдыхая носом.
-В следующий раз беременным будешь ты. – Буркнула она.
-Все для тебя, родная. – Оливер протянул ей стакан апельсинового сока, принесенного стюардессой, но женщина покачала головой.
-Нет. Не хочу. Господи, Кет, тебя тоже воротило от всего?
Робинсон повернулась к напарникам и просунула голову между сидений.
-Да, было не просто. Иногда все, что я могла есть - это соленые крекеры. Если, конечно, меня не раздражал их запах. – Улыбнулась Кет. – Может, тебе стоило остаться? – Побеспокоилась она.
-Да уж конечно! И умереть от токсикоза в одиночестве. Нет, уж лучше я помучаю вас своими гормональными припадками, и тогда, может быть, кто-нибудь не выдержит и убьет меня в порыве ярости.
-Хех, никто не захочет умереть от рук Оливера, в таком случае. – Усмехаясь, прокомментировал Питер. – Но если серьезно, то Кет, по-моему права, тебе нужно было остаться.
-Ой, заткнитесь! – Махнула рукой Барбара и отвернулась к иллюминатору.
Кетрин широко улыбнулась Оливеру, который виновато пожал плечами и накрыл жену одеялом, и снова повернулась к себе.
-Ты что-то нашел? – Спросила она, заметив, как Питер рассматривает фотографии последней жертвы.
Марлини покачал головой. Он неосознанно схватил ее руку и крепко сжал в своей ладони.
Кетрин посмотрела на их сплетенные пальцы и сглотнула. Не хватало только сейчас покраснеть. А она чувствовала, как краска льется по ее лицу, шее, ключицам и ниже. Кровь отливала от мозга, устремляясь южнее.
-Не глупи, Питер. Это слишком сложно. – Ее голос упал до шепота и она невольно посмотрела на губы напарника. Господи, эти губы сводили ее с ума и уже не раз толкали в омут. Она еле выплыла в прошлый раз и не собиралась бросаться со скалы в пучину снова. Или собиралась?
Марлини сам замер на полуслове, наслаждаясь нежностью кожи на ее ладони и теплотой тела, так близко от него, что он мог укусить запах ее духов.
-Ничего не бывает слишком сложно… - Смог он выдавить из себя.
«Да, конечно!» - Одновременно подумали они. - «Ничего, кроме нас с тобой».
-Питер, давай оставим это. Я не хочу. - Кетрин высвободила руку из его захвата, хотя и не без сожаления.
Чувство, словно его ударили в солнечное сплетение, прошло через тело, и Питер почти незаметно кивнул. Кетрин отвернулась от него, облокотившись головой на стенку, и зажмурила глаза. Подступающие слезы жгли, как кислота, плеснувшая в лицо, и Робинсон постаралась незаметно их утереть. Марлини снова открыл дело и, погрузив голову в бумаги, попытался забыться.

***
Пенелопа поставила на столик перед посетителями два картонных высоких стаканчика с колой, тарелки с бургерами и большую тарелку салата и, одарив молодую пару снисходительной улыбкой, ушла, развязно дергая руками при ходьбе.
-Пенелопа, можно с тобой поговорить?
Эрик выглянул из-за двери служебного помещения и заговорщически качнул головой.
-Привет, Эрик. Я думала, ты сегодня не выходишь. Давай через полчасика? У меня много клиентов.
Женщина неприязненно окинула зал вымученным взглядом и криво улыбнулась.
-Это срочно. – Твердо настоял на своем Эрик.
Официантка оглянулась через плечо, увидев, что администратора в зале нет, и быстро зашла в комнату для персонала.
-Ну, что такое случилось? Клингонцы напали на Федерацию ?
Она встала в дверях, поставив пустой поднос на тумбу и поправляя, сбившийся передник, перекрутившийся на бок.
-Иди сюда. И молчи. – Эрик потянул ее за собой, дальше в комнату и прижал к стене за пустыми стеллажами.
-Ты чего? – Удивленно уставилась на него девушка, уперевшись руками ему в плечи.
-Лео в тюрьме. – Прошептал Эрик.
-Чего? – Голубые глаза девушки выкатились вперед, и она сильнее надавила на плечи мужчины.
-Лео в тюрьме, говорю. – Повторил Эрик, оглядевшись по сторонам.
-С какого…?
-С такого. - Качнул мужчина головой. – Его мать пропала, он пошел писать заявление, а его загребли. Он нес какую-то чушь, и, похоже, полиция решила, что этот парень сбрендил. Ему слышались какие-то голоса…
-Голоса? – В вопросе девушки не слышалось ни нотки удивления, и Эрик отступил на шаг назад, чтобы удобнее заглянуть в лицо более высокой девушки.
-Ты что-то знаешь об этом?- Поинтересовался он.
Пенелопа потупила взгляд и затеребила края передника.
-Я…
-Пенни! – Оборвал ее сразу же Эрик.
Девушка выдохнула и нехотя посмотрела на него.
-Он говорил мне о голосах. – Прошептала она. – Говорил, что они чудятся ему и шепчут что-то нехорошее. Они говорят с ним и повелевают им. Но он сказал, что сопротивляется им.
-Только не уверен, что сможет устоять. – Кивнул Эрик.
-Ты тоже знаешь? – Воскликнула девушка.
Мужчина поморщился.
-Я боюсь, что он не устоял.
Глаза мужчины и женщины встретились и они оба поняли, что боятся одного и того же.

***
-Кто наш контакт в Ричмонде? – Кетрин тяжело несла свою сумку, будто нагрузила ее сильнее обычного, но Марлини не отважился бы ей помочь сейчас, даже если бы на кону стояла его собственная жизнь. Собственно, если бы он ей помог, то его жизнь и встала бы на кон.
-Детектив Детезги. Он ждет нас в полицейском управлении и сказал, что уже нашел для нас кое-что. – Питер открыл багажник автомобиля и по очереди сгрузил туда вещи всех коллег.
-Кое-что или кое-кого? – Уточнила Кет.
-Не подгоняй свою удачу, милая. – Ответил ей Оливер, открывая дверь перед женой и поддерживая ее за локоть, будто она уже носила ребенка месяце на девятом.
Кетрин посмотрела на них и улыбнулась. Коротко, бегло, почти незаметно, словно, украла улыбку. Только ее глаза оставались грустными и немыми. Они словно закатились куда-то за горизонт и, как бы ни старались окружающие вытащить их из ада тоски, все было тщетно. Мелькающая радость, смех, спор, - все было сиюминутным и проходило быстрее, чем наступало.
-Мы едем туда? – Где-то издалека раздался вопрос Барбары.
Кетрин дернулась, словно очнулась ото сна и удивленно уставилась на коллегу.
-Нет, сначала закинем вещи. Мы остановимся в доме моих родителей. – Непререкаемо заявил Нолл.
-Это…
Питер смущенно посмотрел на друга, но Оливер сразу его остановил взмахом руки.
-Нет, Марлини, в моем доме больше не живет Энн и тебе не двенадцать лет, так что заткнись!
Питер невинно захлопал ресницами и открыл рот, подбирая слова, смутившись еще больше, когда услышал еле сдерживаемый смех Барбары на заднем сиденье.
-Я даже не хочу знать, кто такая Энн. – Закатила глаза Барбара.
Кетрин села с ней рядом, но на удивление никак не отреагировала на замечание Нолла.
-Ну же, детка, Энн Миллер, моя двоюродная сестра, она была на свадьбе. Ты еще сказала, что ее зеленое платье делает из нее лягушку, а я сказал, что она лягушка и без него.
-Хэй! – Притворно возмутившись, хлопнул Питер по плечу Оливера. – Уважай ее!
Оливер рассмеялся.
-Ладно, ладно, герой, только не бей меня! Мои шрамы не зажили еще с той поры.
-А я все время удивлялась, почему Энн ведет себя на свадьбе так странно и вечно таскается за Питером. Хотя…, - Барбара посмотрела на Кет, но та безучастно наблюдала за городским пейзажем за окном, - за Питером там все таскались.
Питер возмущенно посмотрел на Барбару в зеркало заднего вида, но та лишь ядовито оскалилась.
Иногда, он был рад, что не видел Кет беременной. Ее раздражительности на фоне гормональной перестройки он бы не выдержал.
-Все таскались за Питером, только потому, что я был к тебе почти привязан. – Издевательски заметил Нолл.
-Чего!? – Провопила Барбара шлепнула мужа по плечу, но он ловко ухватил ее за пальцы и потянул к себе. Женщина оперлась на сиденье водителя и просунула голову так, чтобы достать до щеки мужчины.
Он быстро повернулся к ней и поцеловал. Губы Барбары расплылись в улыбке и она прошептала:
-Вот так-то, дружок.
Марлини посмотрел на Барбару и повернулся к Кет. Та по-прежнему смотрела в окно, но когда почувствовала взгляд Питера на себе, повернулась и мягко улыбнулась. Мягко и грустно.
Он всегда жалел, что не видел Кет беременной.
Всего комментариев: 0
avatar
28
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0