Главная » 2016 » Март » 8 » Вечное слово. Часть 4.

Вечное слово. Часть 4.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.03.2016 в 19:37
Материал просмотрен: 97 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
-Моя мать родилась в Такахо. Она познакомилась с отцом на школьном осеннем балу. Он приехал в гости к тетке, которая преподавала биологию в школе, где училась мама. Так они и познакомились. Он был старше ее на 9 лет и мои бабушка и дедушка, естественно, воспротивились их отношениям, посчитав, что мама была слишком молода, чтобы крутить роман с двадцатисемилетним мужчиной.
Марлини и Робинсон лежали на кровати в бывшей детской комнате Питера, укрывшись вязанным лоскутным покрывалом. По потолку бегали блики фар из окна, а пол свистел сквозняком, задувавшим между старых досок.
-Естественно, она не послушала. Сразу после окончания школы она уехала с ним в Ричмонд. Он был подсобным рабочим в автомастерской. Я родился уже в Ричмонде.
Кетрин перевела взгляд с книжного стеллажа на Питера, но тот уставился в одну точку, немигая и наблюдал за тем, как свет из окна рисует узоры на полках шкафов.
-Но даже после моего рождения ее родители не смогли простить ей такой опрометчивости. Впервые я увидел их, когда мне было два года. Они приехали незадолго после того, как отец бросил нас. Мама всегда говорила, что так сложилась жизнь и не винила его в случившемся. Думаю, она всю жизнь любила его.
Марлини посмотрел на Кетрин и улыбнулся. Она поняла, что этой улыбкой он спрашивал, не считает ли она его похожим на отца. Не поступил ли он также подло, как когда-то его отец. Она высунула руку из-под покрывала и нежно сжала его ладонь, заверяя.
-Я помню, как сильно кричала бабушка и как мама обвиняла ее, что она не может смириться с тем, что ее дочь сама вольна выбирать свою жизнь.
Кетрин усмехнулась. Сколько таких же споров было между ней и ее матерью. Миссис Робинсон никогда не могла принять решение дочери.
-В общем, каждое лето мама отправляла меня к родителям, но всю оставшуюся жизнь сама разговаривала с ними сквозь зубы.
-А ты? – Тихо спросила Кет.
-Я любил их всех и чувствовал себя как тот осел, который метался между двумя снопами и так и остался голодным. Может, я действительно остался голодным до любви. Получая ее от бабушки и деда, я чувствовал себя виноватым перед мамой. Она-то была лишена их внимания. Не получая любви от мамы, я корил себя за то, что не воспользовался любовью ее родителей. Короче, всю жизнь метался, выбирая как поступить правильно, а в итоге сломал жизнь всем.
-Ты никому не сломал жизнь, не будь глупым. – Укорила его Кет.
-А ты?
Питер виновато посмотрел на нее и Кет сглотнула, ловя себя на мысли, как же тяжело ему, наверное, пришлось. Она забыла всю боль, которую получила от него, желая в данную секунду лишь освободить Питера от его собственной.
-Я счастлива, что встретила тебя. И будь у меня выбор, я бы не изменила ни одного дня.
-Ни одного? – Неуверенно переспросил Питер.
-Ну, может быть, можно было бы меньше возиться с отчетами для Теренса. – Пряча улыбку, сказала она.
Питер обнял ее одной рукой за плечи, а в другую взял ее руку.
-Ты самое лучшее, что было в моей жизни.

***
-Как прошло вскрытие?
Оливер и Барбара сидели на кровати, разложив перед собой пиццу, коробочки с китайской едой и отчет об аутопсии.
-Как тебе сказать, - закашлялась Барбара, проглотив слишком большой кусок пиццы, - ничего нового я не нашла. На нее напали, ударили по голове, немного придушили, но только, чтобы она не сопротивлялась, а потом вырезали язык и вшили его в «карман» на груди.
Оливер поморщился, положив обратно взятый кусок пиццы.
-А что с орудием убийства?
-Охотничий нож, очевидно, - подернула плечами Барбара, - широкий, очень острый с двойным лезвием, с зазубренными краями. Длина, примерно сантиметров пятнадцать.
Оливер сбросил пустые коробки на пол, отодвинул бумаги и присел ближе к жене. Она проследила недовольным взглядом его манипуляции, но когда он повернул ее спиной и притянул к себе, вопрос был снят.
-Оливер, ну, не сейчас же! – Прохихикала она, когда он пощекотал ее шею, влажно поцеловав.
-Я ничего и не делаю. – Наивно ответил он. – Мы говорим о деле. – Простодушно заявил он. – Ты не заметила, раны, которые убийца нанес, были уверенными или…
-Небрежными, - Барбарами вздрогнула, когда рука Нолла пробралась ей под рубашку и погладила голый живот, - но уверенными. Он, конечно, делает это не впервые. Действия отточены и решительны. Кроме того, стал бы он так рисковать, если бы был «начинающим»? Доктор Воловитц была убита в своем офисе, где есть камеры, охрана, засидевшиеся коллеги. Кто угодно мог увидеть ее. И его. – Она снова засопела, скрывая смешки от щекотки мужа.
-Знаешь, я не думаю, что это Леонард. Он, как-то слишком похож на убийцу, чтобы быть им. – Голос Оливера был спокойным, несмотря на все манипуляции. Будто, это не его рука, сейчас пробиралась выше под одеждой жены.
-Очень внятное объяснение. – Отметила Барбара.
Нолл хихикнул.
-Мы не нашли ничего общего между женщинами, кроме типажа, естественно. Они не были знакомы, не ходили в один бассейн или фитнес-клуб, не посещали одного психотерапевта, не наблюдались у одного врача, не покупали продукты в одном магазине. Абсолютно ничего.
-Но как-то же маньяк выходит на них? Случайный отбор?
-Слишком сложно для случайного отбора. Ему ведь важна не только внешность, но и личность, а ее, просто идя по улице, не разгадаешь.
-Значит, он все же, ох, Нолл, - рука мужчины сжала ее грудь и Барбара откинула голову назад, предоставив мужчине большую площадь для поцелуев, - он все же знает их, следит за ними какое-то время.
-Значит, следит. Я говорил с друзьями Леонарда. Они не верят в его вину, хотя и признают, что в последнее время он вел себя более чем странно.
-Расщепление личности – частый диагноз для маньяков. – Кивнула Барбара, закинув руку наверх и поглаживая волосы мужа.
-Еще более часто, это инсценировка, чем реальность. Лучше они проведут свои годы в психушке, чем в тюрьме. – Оливер подтолкнул жену, повалив ее на спину рядом с собой и слащаво улыбнулся. – Но, не пошли бы они!
Он навалился на нее и вдавил в матрас.
-Оливер! – Вскрикнула женщина и притянула к себе, обвив шею руками. – Я уже думала, ты никогда этого нее сделаешь. – Пробурчала она, яростно поцеловав мужа.
-И не надейся, что я откажусь. - Покачал он головой.

***
Розовый восход разрезал серый сумеречный горизонт, когда Кетрин приподнялась на кровати. Она посмотрела на противоположную сторону кровати и тяжело вздохнула.
Женщина опустила ноги на пол и нашарила тапочки. Она спустилась вниз, спросонья наткнувшись на перила лестницы, больно ударившись голым бедром и просвистев сквозь зубы ругательство.
Питер стоял у плиты, готовя завтрак, и выглядел вполне выспавшимся и довольным.
-Питер? – Она встала в дверях, оперевшись на косяк и нервно дергала края длинной рубашки, которую надела вместо пижамы вчера вечером. – Ты в порядке?
Он повернулся к ней и улыбнулся, достаточно искренне, как показалось Кет.
-Все хорошо. Я отлично выспался. – Он протянул девушке кружку горячего кофе и остановил прикосновение на ее руке, погладив ладонь большим пальцем.
Робинсон улыбнулась в ответ и отвернулась.
-Ты не поедешь в маме? – Опасливо спросила она, садясь за стол.
-Нет. Я звонил доктору Уэсту, он сказал, что ничего не изменилось. – Он сел напротив, взяв руку Кетрин в свою, улыбаясь и отпивая кофе.
-Мне жаль, Питер. – Прошептала она, напрягаясь, и аккуратно освободилась из захвата.
Она не могла посмотреть ему в глаза, ерзая на стуле, и чувствовала себя несовершеннолетней девушкой, вынужденной объяснять отцу, где она потеряла юбку.
-Все в порядке. Шансы равны, а, значит, никто не будет сдаваться. – Выдавил Питер из себя. – Оливер позвонил полчаса назад.
Кетрин вопросительно посмотрела на мужчину.
-Они заедут за нами с Барбарой.
-В тюрьму? – Поинтересовалась Кет о месте назначения.
Марлини кивнул.
-Кажется, Леонард близок к признанию.
-Эй, ребята! Мы уже тут.
Голос Оливера был бодрым и обнадеживающим, будто над ними не висело дамокловым мечом еще нераскрытое дело.
-Мы на кухне. – Крикнул Питер.
-О, привет. – Оливер крепко пожал руку Питеру, похлопав его по плечу, и странно посмотрел на Кет.
-Как ты, Питер? – Участливо поинтересовалась Барбара, подойдя к Марлини.
Марлини мягко улыбнулся и погладил женщину по плечу.
-Все хорошо. Доктор сказал, что еще есть надежда.
Барбара ответила улыбкой и села рядом с Кетрин, бросив на нее мимолетный, но говорящий взгляд, от которого той захотелось провалиться в самый глубокий бункер времен холодной войны и саму себя зарыть землей.
-Мы еще успеем выпить кофе? – Спросил Питер.
-Если ты собираешься и дальше меня дразнить кофеином, то я вылью на тебя горячий чай. – Приподняла бровь Барбара.
-Ладно, я не хочу стать свидетелем этого. Будет горячо, визжи. – Улыбнулась Кет.
Она встала из-за стола и только теперь поняла свою ошибку. Короткая рубашка еле доходила ей до середины бедра и очевидно открывала все подробности вчерашнего вечера, создавая двусмысленную ситуацию.
-Простите. – Невнятно пробормотала она, чувствуя, как краска заливает ее лицо и еле сдержала себя, чтобы не побежать.
-Марлиииинииии, - протянул Оливер с таким сладко-занудным голосом, что из него можно было слепить ириску.
Питер встал из-за стола и отвернулся к раковине, делая вид, что ему срочно нужно вымыть тарелку, которая лежала там, по меньшей мере, недели три.
-Думаю, есть еще одно дело, которое нужно раскрыть. – Прошептала Барбара, наклонившись к мужу. – Мне провести вскрытие?

***
Агентам пришлось обогнуть весь город, потому как, приехав в тюрьму, они узнали, что Леонарда срочно доставили в психиатрическую клинику и им пришлось тащится на другой конец Ричмонда, мысленно проклиная всех, кто не удосужился их предупредить.
-Я не понимаю, зачем они взяли наши телефоны, если им не хватает ума, позвонить и предупредить. – Бормотал ругательства Оливер, идя по коридору больницы.
-Прекрати, Уинстер. – Шикнула на него Барбара, дернув за рукав, как маленького непослушного мальчишку.
-Нам сюда.
Марлини открыл бежевую пластиковую дверь с маленьким окошечком и решеткой и вошел в длинную светлую комнату с четырьмя кроватями по углам и небольшим письменным столом у окна с поднятым на него деревянным стулом на кривых ножках. Три кровати были пустыми, ровно застеленными выцветшими покрывалами и с плоскими, пролежавшими подушками. А четвертой сидел Леонард, опустивший голову на руки и внимательно рассматривающий пол, не моргая.
-Мистер Ли Рош?
Леонард повернул голову и поджал губы, увидев агентов.
-Можем мы поговорить? – Спросил Питер, садясь напротив него на другой кровати.
-Я убил свою мать. – Прохрипел Леонард.
Марлини посмотрел на Нолла и тот незаметно кивнул. Ни Кет, ни Барбара не понимал, что означала эта бессловесная коммуникация.
-Когда это произошло? – Спокойно спросил Питер.
-В тот день, когда я обратился в полицию. Я убил ее перед тем, как пойти на работу. Она попросила меня принести ей завтрак, а я и так уже опаздывал. Я сказал, что она могла бы попробовать сделать хоть что-нибудь сама, а она назвала меня неблагодарным выродком.
Леонард говорил неуверенно, постоянно заикаясь и делая большие паузы между предложениями.
-Что было потом? – Спросил Питер, наклонившись к Лео.
-Я сказал, что она должна извиниться, но она только рассмеялась и сказала, что мать не обязана извиняться перед сыном. Каждый сын обязан матери столько, что и за всю жизнь не расплатиться.
Марлини напрягся, и Кет почувствовала это. Она пытливо посмотрела на него, будто готовилась поймать за руку стоящего на краю пропасти. Но он даже не поднял глаз, лишь на секунду зажмурившись и снова обратил внимание на Леонарда.
-Она раздражала меня! – Крикнул тот. – Я схватил на кухне нож и полоснул ей по горлу, пока лежала в своей постели.
-Но в квартире не обнаружили следов нападения, сэр. – Спорно заявил Оливер.
Леонард так высокомерно посмотрел на него, что Уинстер уже пожалел о своем вмешательстве.
-Я все вымыл. Очень тщательно. Потом я отвез ее тело и закопал. Я не хотел держать ее в доме.
-Почему Вы не рассказали об этом сразу? – Спросила Кетрин.
Леонард отвел глаза к окну и странно улыбнулся.
-Я не помнил. Я захотел забыть и забыл.
-А теперь вспомнили. – Это не было вопросом. Оливер обошел женщин и встал рядом с Марлини, загораживая Леонарду окно.
Тот ненавистно посмотрел на агента и оскалился.
-Вчера голоса напомнили мне.
Оливер и Питер посмотрели друг на друга и разом кивнули.
-Хорошо, Вы покажете нам место?
Леонард встал с кровати и поправил помятые больничные штаны в коричневых жирных пятнах.
-Идем, пока голоса еще шепчут.

***
-Мама! Мама! Мама! – Мария забежала в квартиру и не снимая пальто, ринулась на кухню.
Ее мать сидела за столом, с аристократически-блаженным видом потягивая только что сваренный кофе.
-Что ты так кричишь? Пожар? – Подняв глаза на запыхавшуюся дочь, спокойно спросила женщина.
Девушка, распахнула пальто, стянула давящий шелковый шарф и оперлась ладонями на стол.
-Леонард, - она помахала рукой на лицо, хватая жаркий воздух кухни, наполненный запахом жареного лука и мяса, - Леонард Ли Рош в тюрьме.
Мать вскочила из-за стола и опрокинула стоящую у нее на коленях тарелку с овсяным печеньем.
-Что? За что?
Девушка повернулась к матери и потерла раскрасневшиеся щеки.
-Его обвиняют в убийстве матери. Он сознался.
Она села перед столом и взяла чашку с кофе из рук матери, отпив из нее большой глоток.
-Глории? Что ты несешь? Кто тебе сказал?
-У меня подруга работает в психушке. К ним сегодня утром привезли Лео. ФБР расследует это дело. – Девушка посмотрела на мать, выкатив свои серо-зеленые глаза, и часто захлопала ресницами.
-О, Господи, - прошептала женщина и снова села на стул, не заметив, как наступила на несколько печенек. – Но Леонард никогда бы…
-Никогда бы не убил женщину, которая в течение многих лет терроризировала его? – Перебила ее дочь.
Женщина укоризненно посмотрела на нее.
-Что? Можно подумать, это не ты говорила мне, как Глория издевалась над Лео. Она не дала ему поступить в колледж, хотя он был лучшим выпускником в школе, она устроила его в это кафе, лишь бы он поменьше работал и побольше сидел возле нее, она отсылала всех девчонок, которые крутились возле него. Ее материнская ревность вышла за грани дозволенного уже очень давно.
-Как он убил ее?
Девушка пожала плечами.
-Перерезал горло, что ли.
Мать покачала головой и наклонилась, собирая растоптанное печенье.
-Думаю, не он один страдал от матери-тиранши, будучи жертвой, но не он и стал убийцей.

***
Вот идет свеча горящая,
Чтоб кроватку осветить,
Вот крадется нож мясницкий,
Чтоб головку отрубить.
Скоро, скоро час пробьет,
Хаарманн к тебе придет.
И как только ночь наступит,
И кругом погаснет свет,
Из тебя ножом мясницким
Он наделает котлет .

***
-Какого хрена, ты вытворял там?
Леонард привел агентов в небольшой перелесок, неподалеку от дома и провел по давно растоптанной тропинке, вглубь.
Марлини шел вровень с Ли Рошем, Барбара и Оливер за ними, отставая на несколько шагов, а Кетрин еле плелась позади. Она напустила на себя безразличный вид, считая макушки сухих кленов.
-Вы решили подразнить маньяка? – Прошипела Барбара.
Оливер нервно дернул плечами и, подав жене руку, чтобы переступить через широкий свернутый пень, посмотрел на Кет. Сзади мелькали синие куртки опергруппы с белесо-желтыми надписями ФБР на спинах, а Робинсон с грустной мечтательностью на глазах посмотрела на бревно, переступила через него и улыбнулась Ноллу.
-Еще не доказано, что он маньяк.
Барбара недовольно покачала головой и буквально выдернула руку из захвата мужа.
-Успокойся, я же ничего не натворил. – Обиженно проговорил он.
-Я не собираюсь проводить аутопсию твоего трупа, только из-за того, что вы с Марлини решили вытащить потаенную натуру Ли Роша или еще кого наружу, самым идиотским способом. – Цыкнула она.
-Я похож на успешную молодую женщину-карьеристку? – Усмехнулся Нолл.
-Это здесь! – Леонард крикнул так, что услышали, наверное, во всей округе.
Барбара, Уинстер и Кетрин ринулись вперед, обгоняемые другими агентами, отправленными для осмотра места преступления.
На месте, где остановился Ли Рош была вырыта неглубокая яма, лишь слегка присыпанная землей и придавленная камнями.
-Я закопал ее здесь.
-Закопал – слабое слово. – Буркнул Нолл. – Ребята, приступайте! – Окликнул он криминалистов и оттянул Марлини от могилы на пару метров.
-Что ты думаешь? – Спросил тот у Оливера.
Уинстер посмотрел на Барбару, потом на Питера и пожал плечами.
-Я не верю, что это он. Можешь, зарыть меня прямо здесь.
Марлини скривил рот и нахмурился.
-Нас закопают вдвоем.
В его кармане завибрировал телефон, и мужчина спешно ответил на звонок.
-Агент Марлини слушает. Да.
Его коллеги отвлеклись от расследования и напряженно уставились на него, пытаясь по мимике понять, что произошло.
-Да, я все понял. Спасибо. Я еду. – Он прохрипел последние слова в трубку и бросил ее в карман, даже не нажав отбой.
-Питер? – Заикаясь, окликнула его Кет.
-Моя мать умерла. – Бросил он. – Разберитесь здесь. Я должен ехать.
-Питер, - Кетрин схватила его за рукав пальто, но тот дернулся так резко, что ткань затрещала по швам.
-Я поеду один. – Огрызнулся он, и Кет отступила назад.
Сейчас, впервые за долгое время они поменялись местами. Она хотела помочь, а он делал вид, что справится сам. Кетрин приняла это, но знала, что с этим справится невозможно. Никому. В одиночестве.

***
Мария вернулась на работу в половине седьмого вечера, когда большинство ее коллег уже расходились по домам.
-Где ты была?
Ее начальник – старый, лысый старик с худыми, непропорционально длинными руками и плотным животом, словно у рахитного ребенка стоял перед ней, вперив руки в бока.
-Мне срочно нужно было вернуться домой. Мой друг попал в больницу и я должна была ему помочь.
«Ну, это, во всяком случае, половина правды», - подумала она.
Не имело значения, что они с Лео даже не были лично знакомы, да и помощь ему она вряд ли могла оказать.
-Вы могли бы предупредить. – Зло цыкнул мужчина.
-Я передала сообщение через Люси – Вашего секретаря. – Потупив взгляд и теребя лацкан пиджака, проговорила Мария.
-Этого недостаточно, мисс. Если Вы хотите задержаться на этой работе, будьте любезны отвечать за свои поступки. – Предосудительно заметил мужчина.
-Конечно, сэр. – Кивнула девушка.
-А теперь идите и закончите, что должны.
Мария вошла в кабинет, который делила с еще четырьмя менеджерами по продажам холодильного оборудования и бросила пальто на стул.
Она нехотя надела микрофон на голову и, натянув улыбку, сделала первый звонок.
-Добрый вечер, это компания «Колд, Макферсон энд Компани» мы готовы предложить вам самое выгодное предложение, только в этом месяце, Вы можете приобрести оборудование по сниженным ценам…
-Детка, ты должна бы знать, что такое обращение не поможет тебе продать даже воду в Сахаре. – Ехидный голос прервал ее и Мария откашлялась.
-Простите, - пробормотала она.
-Я говорю, тебе не следует говорить дежурными фразами. Клиенты устали от этого.
Мария поняла, что к ней никто не обращался с другого конца провода. Там вообще уже давно положили трубку. Голос доносился откуда-то сзади. Она медленно повернулась и прищурилась, привыкая к темноте. Лампы в кабинете полетели еще вчера, но мистер Доннахью, так и не побеспокоился, чтобы их заменить.
-Кто здесь? – Окликнула она темноту.
-Недовольный покупатель. – Ответили из угла кабинета.
Последнее, что Мария успела сделать – это нажать кнопку нового вызова. Кровь, брызнувшая из ее горла, залила экран компьютера и клавиатуру. Очередной клиент услышал только сдавленный хрип умирающей девушки.

***
-Да, он описал способ убийства, но нож, на который он указал, орудием не является. Ее вообще убили не кухонным ножом.
Барбара оперлась на железную каталку, на которой лежало тело миссис Ли Рош, прикрытое голубой простыней.
-То есть это не он? – Оливер неуверенно расхаживал по лаборатории из угла в угол, растирая виски.
-То есть это не он. – Подтвердила Барбара. – Либо он получил настолько великий стресс, что забыл некоторые детали, что само по себе странно, учитывая, что он же подозревается в убийствах нескольких женщин.
Оливер сел за письменный стол.
-Это не он. – Кивнул он. – Зачем ему было убивать собственную мать? Для него она – идеал, он любит ее также сильно, как и ненавидит. Если бы он мог ее убить, то сделал бы это сразу. Он получал эмоциональную подпитку в других жертвах.
-Она подходит по типажу? – Барбара повернулась к мужу и темные круги под ее глазами в свете прожектора над столом стали еще ярче.
-Нет. Ее карьера не складывалась. Всю жизнь проработала официанткой, уборщицей, разнорабочей на конвейере. – Оливер положил на стол папку с личным делом миссис Ли Рош. Fac totum .
-То есть, это могут быть совершенно разные преступления? – Недовольно спросила Барб.
-Их все равно объединяет Леонард. Убийца он или жертва.
Барбара повернулась к операционному столу и откинула покрывало.
-На теле я нашла следы уколов. Одни из них довольно давние – от инсулина. Но есть один укол, на пятке, он недавний.
-Что за укол?
Оливер подошел к столу и наклонился над ногой жертвы, рассматривая след.
-Неясно. В крови посторонних примесей не обнаружено. Возможно это органическое соединение, которое встречается в организме человека, поэтому обнаружить тяжело. Я закажу токсикологию в Квантико.
Нолл кивнул.
-Поехали домой. – Устало предложил он.
-А где Кет?
-Она у Питера. Настырная девчонка.

***
Кетрин приехала к Питеру и, прождав несколько минут у двери, сама открыла ее.
Марлини лежал на диване в гостиной, уткнувшись носом в подушку, не раздевшись, в ботинках.
-Питер. – Она тихо подошла к нему и села корточки.
-Зачем ты приехала? – Зло пробормотал он.
-Я хотела узнать как ты. – Ответила Кет.
Она сняла свое пальто и бросила его на кофейный столик рядом.
-Питер, поднимись. Ты не можешь оставаться так все ночь. Диван неудобный. – Пыталась уговорить его Кетрин.
-Какого хрена тебе от меня надо?! – Прикрикнул он, но Кет даже ухом не повела. Она терпеливо перевернула его на спину и стянула ботинки.
-Питер, пожалуйста, помоги мне.
-Отвали! – Огрызнулся он.
Робинсон опустила руки и посмотрела на его лицо. Глаза Питера были закрыты и, ожидая увидеть ярость и раздражение, она увидела только боль и страх.
-Питер, я знаю, как это больно, просто позволь мне тебе помочь. – Прошептала она, наклоняясь ближе и положив голову ему на грудь.
Она обняла его двумя руками и притянула к себе. Но Марлини дернулся и резко поднялся на ноги.
-Как ты, девочка с золотой ложкой во рту, можешь меня понять? Ты думаешь, что если твой отец умер, то ты теперь можешь понять любого? Ты потеряла человека, который любил тебя, а я потерял мать, которая меня ненавидела, а я даже не знаю, почему страдаю из-за нее!
Его лицо покраснело, а по щекам катились горячие слезы. Его слова больно били по Кет, но она стойко выносила все, что он кричал ей в лицо.
-Пошла вон отсюда! Я видеть тебя не могу! Ты такая же, как она! Ты приходишь сюда и предлагаешь помощь, зачем? Я трахаюсь со всеми подряд, а ты все равно строишь из себя Мать Терезу? Ты пытаешься заменить мне мать? Или что?
-Питер… - Кетрин села на диван и подняла упавшее покрывало.
-Заткнись и катись отсюда! Ты на хрен никому не нужна! И твоя забота тоже! – Кричал Питер. Его голос стал истерично высоким, а слезы лились как из ведра, застилая глаза, что он уже почти ничего не видел перед собой.
-Питер, не превращайся в меня. Просто позволь мне помочь. Никто не должен быть один сейчас. Я пыталась быть одна и не смогла. – Кет смотрела на него, пытаясь справиться с обжигающими слезами.
-Может, еще предложишь мне секс из жалости?!
Робинсон вскочила на ноги и ударила с такой силой, что Марлини от неожиданности полетел назад, перевернулся, потеряв равновесие, и приземлился на пол.
-Знаешь, Марлини, может я и упрямая в попытке не пускать кого-то в свои проблемы, - она наклонилась над ним, схватив за края пальто, - но это не значит, что я не способна понять боль другого. И если ты хочешь прожить все это сам, то туда тебе и дорога!
Она развернулась на каблуках и вышла из дома.
Хлопок закрывающейся двери был для Питера звуком выстрела. Только что он сам прострелил себе голову.

***
-Ее обнаружили только утром. Ее коллега, - Оливер кивнул в сторону молодого человека с кудрявыми, рыжими волосами, который стоял, низко опустив голову и утирая нос, - он пришел первым.
-Почему он стал убивать в публичных местах? – Барбара подошла к мужу и присела краем бедра на комод.
-Потому что он уяснил свою неприступность. Он убедился в своей правоте, когда мы не поймали его после первого убийства и теперь хочет показать свое превосходство. – Оливер незаметно погладил жену по руке и обернулся, когда увидел ее испуганное лицо.
По коридору шел Марлини: помятый, небритый, с бурыми кругами под глазами, во вчерашнем костюме с заляпанным лацканом. Его лицо было больше похоже на старую кожуру от апельсина, а глаза на два потухших огарка.
-Питер? Я думал ты не приедешь сегодня. – Смущенно проговорил Нолл, крепко пожимая его руку. - Тебе нужно отдохнуть, позаботится…
-О похоронах, - перебил его Питер, - позаботится другой человек.
-Питер, мы сможем здесь все решить. – Тихо проговорила Барбара.
-Что здесь произошло? – Не обратив на нее внимания, спросил Питер.
-Мария Беккет – менеджер по продажам. Убита так же как и предыдущие жертвы. Но мы заметили кое-какую деталь. – Оливер провел Марлини к столу Марии и открыл верхний ящик стола. – Фотография ее и ее матери пропала. Коллеги сказали, что она всегда хранилась у нее в столе и сами видели, как она вчера ее доставала.
-Сувенир? – Переспросил Питер, наклоняясь к столу.
-Очевидно. Нужно проверить пропадало ли что-то у предыдущих жертв.
-Он решил убивать там, где его могут заметить, потому что больше не может получить прежнего удовлетворения. – Марлини отошел к окну и раздвинул жалюзи. – Наркоман, которому нужна все большая доза адреналина с каждым разом. Первая жертва была самой важной, он хочет повторить те ощущения каждый раз, но не может.
-Он не убивал свою мать. – Заключил Оливер, словно, и не слушал его лекцию.
Марлини кивнул.
-Он не убивал вообще никого. Он просто парень, получивший то, что получил.
-Родителей не выбирают, Питер, но это еще не значит, что мы должны стать такими как они или выбрать таких как они. – Оливер положил руку ему на плечо и посмотрел вглубь кабинета. – Кетрин поехала к матери Марии. Похоже, они имеют какую-то связь с Леонардом.
Питер вздрогнул при произношении имени Кет и поежился.
-Я уже сделал свой выбор.

***
-Миссис Беккет, откуда Вы знаете Леонарда Ли Роша?
Кетрин стояла на пороге дома Глории и Марии, кутаясь в твидовый пиджак. Вчера она убежала из квартиры Питера, оставив там свое пальто, и выглядела сейчас так, словно, и не надеялась его вернуть.
-Я знакома с его матерью. – Миссис Беккет запустила агента в прихожую своей квартиры и села на пуфик, обитый бежевой искусственной кожей. – Была знакома.
Кетрин осмотрелась и ненароком заглянула в гостиную. Самая простая обстановка в квартире пропиталась липким, густым запахом, похожим на мертвечину, будто Марию убили прямо здесь.
-Я училась с ней в школе. Мы дальние родственницы. У нас даже имена одинаковые.
Кетрин кивнула и встала рядом с круглым зеркалом на широкой ножке, напротив пуфика.
-Как Вы узнали о смерти миссис Ли Рош и о произошедшем с Лео?
Женщина странно посмотрела на агента, будто бы вся информация об этом деле и так висела на каждом баннере от Нью-Йорка до Лос-Анджелеса.
-Мария сказала мне.
Агент приподняла бровь в удивлении.
-Откуда она узнала?
Глория пожала плечами.
-Я не знаю. Я хотела познакомить ее с Лео. Они могли бы стать хорошей парой и Леонард, наконец, отвязался бы от назойливой мамаши. – Пренебрежительно поморщилась она.
-Как на это отреагировала Глория? – Кетрин передернулась, ощутив влажный холод от оттаявшего снега на плечах пиджака.
-Наверняка, захотела меня убить. – Брезгливо ответила женщина.
-Вы знаете, кто мог бы убить Вашу дочь? – Напрямую уставившись на нее, спросила Кет.
-Маньяк, кто же еще. – Пожала плечами Глория. Она встала с пуфика и прошла в гостиную.
Агент покачала головой и пошла вслед за ней.
-Лео мог бы на это пойти?
Она знала, что Леонард не виновен ни в одной из смертей, но он был слишком тугой нитью, перевязавшей всех жертв, чтобы перерезать эту нитку.
Глория в голос расхохоталась, наклонилась на колени, упав перед диваном и положив голову на него.
-Лео не смог бы даже убить пчелу, кусающую его за задницу.
-Ну, мать кусала его на протяжении многих лет. – Передернула плечами Кет. Она подошла к женщине и холодно прикоснулась к ней. Она поддержала ее за локоть и усадила на диван.
Вчера в ее сознании все перевернулось: словно она умерла на диване в гостиной дома матери Питера. Теперь она уже не чувствовала боли, просто хотела умереть. Что вы скажете, если чувствуете, как время сжимается вокруг вас плотным кольцом и словно течет назад? Вы думаете, что жизнь продолжается, а на самом деле вы раз за разом возвращаетесь к одному и тому же моменту, когда время течет обратно, когда Ева снова превращается в ребро, а Адам – в глину.
-Что ты хочешь сказать? – Подняла заплаканные глаза Беккет.
-Мне нужно осмотреть спальню Вашей дочери. Это все.
Глория кивнула в сторону маленькой комнатушки и отвернулась.
Похоже, здесь не одна Кет была мертвой внутри.

***
Барбара вошла в кабинет детектива, любезно предоставленный агентам на время расследования и сразу же села на жесткое кресло напротив центрального стола. Ее ноги немного опухли и больше теперь были похожи на маленькие барабаны. Она положила перед мужем и Питером бумаги и сбросила туфли. Желтое кресло, так некстати стоящее, осталось незанятым. Словно, оно было неприглядным учеником в новой школе, против которого ополчились все местные хулиганы.
-Я получила результат токсикологической экспертизы. В крови миссис Ли Рош обнаружены остатки ксилазина гидрохлорида.
-Это еще что за крокодил?
Марлини выглядел куда лучше, чем утром, сняв пиджак и галстук и закатав рукава рубашки до локтей. Он выпил уже, наверное, целую пинту кофе, и, хотя темные круги под глазами так и не сошли, лишь немного поблекнув, он стал бодрее и сконцентрированнее.
-Это препарат, который применяют в ветеринарии в качестве седативного и анальгезирующего средства. – Объяснила Барбара. – Была введена убойная доза, что привело к сильной седатации.
-Он в свободном доступе? – Оливер наклонился над креслом жены и оперся руками на спинку.
-Нет, конечно. Нужна лицензия и особое разрешение.
-Привет, ребята.
Кетрин вплыла в кабинет, размашисто бросив на стол конверт с фотографиями. Питер бегло посмотрел на нее и отвел глаза, будто нашкодивший школьник.
-Эта девочка, хочу я вам сказать, была не такой уж святой.
Марлини развернул конверт и достал несколько фотографий. На них была изображена обнаженная Мария, откровенно позирующая какому-то не слишком талантливому фотографу. Она бесстыдно раскрывала перед ним свое тело, похабно ухмыляясь, как заправская проститутка, зазывающая клиента на портовой улице.
-Не самые эстетичные фотографии. – Отметил Питер.
Кет криво усмехнулась, но промолчала.
-Мать не знала об их существовании и я, честно говоря, пожалела, что показала их ей.
-Она разочаровалась в ней? – Спросил Оливер.
Кет неопределенно качнула головой.
-Не знаю, но узнать, что твоя дочь вела себя как шлюха не самая лучшая информация после того, как ты понял, что ее убили.
-Что-нибудь еще нашла?
Питер вышел из-за стола и встал рядом с Кет. Робинсон быстро посмотрела на него, высоко задрав голову и отстранилась на несколько шагов. Они оба знали, что этот близкий контакт был способом Питера принести извинения, или хотя бы разрешением оправдаться. Они оба знали, что ничего уже не вернуть.
-Нашла. – Кивнула агент. – Оказалось, что преступник забирал «сувениры» не только от Марии. У каждой жертвы пропала какая-то мелочь, чаще всего фотография: в бумажнике, с рабочего стола, из медальона, который носят на шее.
-Убийца хочет получить памятный знак с места преступления, отметить момент, так сказать. – Проговорил Марлини. Он больше не делал попыток приблизится к Кет, но надеялся, что позже она все-таки сможет хотя бы выслушать его. – Ему необходимо получать эмоциональную подпитку и после совершения убийства.
-Он крадет вещи, потом любуется на них, вспоминает произошедшее, получает кайф, всплеск адреналина и, таким образом, разрывает свою, и без того, разрушенную психику. – Добавил Нолл.
-Убийца не стал бы рисковать ради какой-то мелочи, значит, для него эти вещи имеют действительную значимость. Как и синие туфли, которые он надевает на жертв. Откуда они, вообще, взялись? – Барбара надела свою обувь и встала с кресла, тяжело опираясь на скрипучие подлокотники.
-Это фетиш, имеющий сакральное значение для маньяка. Они вселяют ему чувство уверенности – он смог отомстить той, из-за которой страдает. – Пояснил Питер.
Он взял фотографии со стола и помахал ими перед лицами коллег.
-Я хочу выяснить, кто сделал эти снимки и почему Мария пошла на это.
-Марлини, а тебе не пора бы… - Барбара начала говорить достаточно уверенно, но к концу предложения растеряла все свое мужество, скатив голос к шепоту.
-Не пора. – Покачал головой Питер. – Вечером я поговорю с агентом. Он старый друг моего деда и поможет мне с оформлением всего необходимого. А теперь я просто хочу заняться тем, что по-настоящему важно.
Он схватил пиджак и, на ходу расправляя рукава рубашки, натянул его на себя.
Барбара и Нолл посмотрели на Кет, будто она могла решить все вопросы, но женщина лишь опустила голову и медленно вышла вслед за Питером.

***
-Как ты себя чувствуешь? – Пенелопа наклонилась над Эриком и протянула ему стеклянную кружку воды с красными вишнями на рисунке.
-Что? – Глаза Эрика покраснели и распухли.
-Что с тобой?
Девушка села перед ним на колени и положила руки ему на бедра.
-Я не спал всю ночь. – Хрипло ответил он, погладив ее по ладоням.
Она повернулась назад и посмотрела на приоткрытое окно. Ее пробрало легким холодком, и она потерла плечи.
-Закрой его. – Кивнул Эрик.
-Нет. – Покачала она головой. – Я хочу, чтобы сегодня мне было холодно.
-А что, холода в душе тебе уже не достаточно? – Мужчина посмотрел на нее непроницаемым взглядом и все же встал закрыть окно.
-Что с твоей ногой? – Пенни поднялась и села на диван. – Ты снова хромаешь.
Эрик посмотрел на свою ногу, переставил ее вперед-назад и глупо улыбнулся.
-Я не знаю. Она болит в последнее время. Наверное, от нервов.
-Иди сюда. – Подозвала его Пенни. – Я могу снять боль. – Она резко дернула его на диван, повалившись на спину и обвивая его руками и ногами. – Ты знаешь, я хороша в мануальной терапии. – Хитро прошептала она, наклоняясь над ухом Эрика.
Молодой человек перевернулся на спину, утягивая девушку за собой и крепко поцеловал в губы.
-Ты хороша. – Оскалился он.
Пенни села ему на бедра и провела руками по груди и плечам.
-Чувствую себя предателем. – Проговорил Эрик, нахмурившись.
Пенни поцеловала его лоб, провела большими пальцами по морщинке над переносицей и наклонилась к губам.
-Не ты один. Но жизнь продолжается, кем бы ни оказался Лео. Он сам отступил. Помнишь?
Эрик сжал бока Пенни и провел руками по спине наверх.
-Я помню.
Пенни лукаво улыбнулась и опустила голову на грудь парня.
-Я хочу, чтобы ты знал, все произошедшее не твоя вина.
Эрик посмотрел на нее и поцеловал в волосы.
-Может, и не моя. – Неопределенно пробормотал он.

***
-Питер, подожди. Как ты узнал?
Кетрин еле успевала за ним, особенно учитывая, что один его широкий шаг равнялся ее трем шагам, а она была на каблуках.
-Я откуда знаю! – Крикнул он через плечо.
Они шли по городскому кладбищу и каблуки Кет утопали в рыхлой земле, мокрой от только что растаявшего снега.
-Марлини, черт бы тебя побрал, как эта хренова могила связана с убийцей?!
Она остановилась и уперла руки в бока, словно, разъяренно мамаша.
Питер обернулся, и чуть было не рассмеялся ее глуповато-яростному виду. Она смотрела на него, прищурившись, и тяжело дышала. Ее волосы растрепались, выбившись из тугой прически, каблуки полусапожек были заляпаны в грязи, а на пальто налипли прошлогодние листья. Видя это, он забыл обо всех проблемах, о своей матери, об убийце, о том, что наговорил прошлой ночью…
Что он наговорил прошлой ночью! Она пришла к нему, просто желая быть рядом, а он просто обрушил на нее все дерьмо, которое в тот момент копилось в нем. Он всегда выливал на нее все, что думал, не задумываясь о ее чувствах. А теперь она стояла перед ним, выглядев как ревнивая жена, настолько милая в своем образе и все чего он хотел, это обнять ее.
Он подошел к ней и схватил за плечи.
-Просто поверь мне.
Она минуту смотрела ему прямо в глаза, а потом смиренно опустила голову.
-Конечно, как всегда. – Прошептала она.
Марлини улыбнулся и снова пошел вперед, заставляя Кет семенить за ним. Они подошли к высокому шпилеобразному памятнику с ангелом на вершине, который поддерживает земной шар.
-Чья эта могила? – Спросила Кет, отдышавшись.
-Я понятия не имею. На месте одного из прошлых убийств я заметил странную надпись: 10/13. Она была сделана незадолго до преступления.
-И ты подумал, что ее написал убийца? – Спросила Кетрин, взглянув на напарника через плечо.
-Я долго думал, что это может быть: дата рождения, место парковки, номер шоссе, но потом вспомнил, что когда-то давно, когда я еще был ребенком, мы с матерью ездили к ее родителям, впервые за много лет. У них были не самые лучшие отношения, хотя меня они баловали. В тот год умер дедушка, и мама решила, спустя несколько месяцев, навестить его могилу. Бабушка сказала, что не сможет пойти туда с ней, не может разбередить еще свежие шрамы и написала ей на клочке бумаги ряд и номер могилы. Она написала их именно через дробь. Вот почему я подумал…
-Что здесь тоже имелось в виду место на кладбище. – Закончила за него Кетрин.
Она сочувственно посмотрела на него, но Питер с таким хладнокровием рассказывал эту историю из детства, вспоминая почившую мать, будто она умерла не несколько дней, а несколько лет назад.
-Тогда давай выясним, кто здесь похоронен. – Уверенно кивнула она.
Всего комментариев: 0
avatar
29
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0