Главная » 2016 » Март » 8 » Вечное слово. Часть 6.
Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.03.2016 в 19:39
Материал просмотрен: 87 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Барбара стояла над лабораторным столом в центре экспертизы, в то время как Оливер словно ребенок перед дверью доброй соседки-старушки в ночь на Хэллоуин, ожидающий сколько фунтов конфет она ему отвесит. Он рассматривал коллекцию микроскопов на полках стеллажей, стоящих между научными книгами, колбами и центрифугами.
-И как долго это займет?
Молодой криминалист вывел на экран компьютера отсканированный слепок с ковра в квартире Пенни.
-Вы были правы, агент Уинстер, преступник прихрамывает. Видите, - он указал на отпечатки ботинка, - он перекатывается со стороны на сторону.
-А что с отпечатком пальца на туфле?
Оливер чуть было не уронил закупоренную бутылочку темно-желтого стекла с этикеткой на латыни и попытался отвлечь внимание повысившейся интонацией.
Барбара странно посмотрела на него и причмокнула.
-Отпечаток в наших базах не значится. Леонарду Ли Рошу он не принадлежит. – Покачал головой криминалист.
Оливер потер шею и подошел к жене, незаметно потянув ее за рукав. Женщина напустила на себя невозмутимый вид и слабо улыбнулась эксперту.
-То есть, опять ничего?
Мужчина встал из-за своего рабочего места и подошел к другому столу.
-Не совсем. След, который вы нашли в квартире последней жертвы имеет некоторые сходства. Мы прогнали его по федеральным базам и нашли похожий отпечаток. Дело 1999 года.
Мужчина протянул Барбаре несколько фотографии и старую папку с копиями отчета.
-Тогда тоже убили девушку. Перерезали горло, никаких улик, кроме этого следа найдено не было.
-То есть, наш убийца проявил себя еще раньше, но сейчас поменял свой почерк? – Заметил Оливер, забирая у жены снимки.
-Это вам решать. – Пожал плечами эксперт. – Я могу сказать только, что следы идентичны.
Барбара посмотрела на мужа и тот бегло кивнул.
-Что ж, спасибо, мы еще позвоним. – Улыбнулась Барбара эксперту и обогнув мужа, незаметно наступив ему на ногу, вышла из кабинета.
-И что это все означает? – Резко развернулась она, когда за спиной Оливера захлопнулась дверь лаборатории.
-Это означает, что нам стоит порыться в архивах. Меня всегда смущало, что первая жертва убита так искусно. Даже для матерых маньяков столь толковое обращение редкость. А тут все было расставлено по местам. Значит, он убивал и до этого, но простое перерезание горла больше не приносит ему удовлетворения и он решил прибегнуть к более изощренному решению проблемы.
Барбара недовольно вздохнула и повернулась к противоположной стене. На удивление там висела репродукция картины «Иван Грозный убивает своего сына».
Женщина подошла к картине ближе и задрала голову, чтобы получше рассмотреть ее.
-Странное место для подобного изображения. – Отметил Оливер, встав за спиной жены.
-А что если дело вовсе не в матери? – Она резко повернулась и уперлась прямо в грудь Нолла. Тот неожиданно отступил и посмотрел на нее удивленно. – Помнишь, Детезги сказал, что мы сконцентрировались на матери, забыв об отце? По-моему пришло время проверить того странного незнакомца из могилы обнаруженной Питером.
Оливер задумчиво кивнул и положил руку на плечо женщины.
-Тогда поехали в архив. И, похоже, у меня тоже начинается токсикоз.
Он поморщился, схватившись за живот, а Барбара только надменно усмехнулась. Ее саму покоробило напоминание о постоянной утренней болезни слишком часто перераставшей в дневную и вечернюю, а потом и круглосуточную.

***
-Лео, ты меня слышишь?
Женщина склонилась над ним, щекоча прядью своих длинных светлых волос его лицо.
Мужчина поморщился, дернулся и резко проснулся. Он почти упал с кровати, запутавшись в проводах капельницы и спутанных простынях.
-Тихо, тихо. – Подхватила его под локоть женщина. – Не нужно так дергаться. Я сейчас позову доктора, а ты пока приди в себя.
Женщина вышла, оставив Лео одного. Он протер глаза краем ладони, вцепившись в одеяло, скомкав его в кулаке. Он посмотрел на оштукатуренный потолок и зажмурился, через секунду снова открыв глаза, в надежде, что все исчезнет.
-Мистер Ли Рош? – Доктор зашел в палату, приветливо улыбаясь.
-Что здесь происходит? – Спросил Лео, приподнимаясь.
-Нет, нет, лежите. Вы не помните, что произошло?
Врач остановил его, прижав руку к плечу.
-Нет, - заикаясь, произнес Лео.
Он снова посмотрел на потолок и зажмурился.
-У вас что-нибудь болит? – Спросил доктор, дотрагиваясь до холодного лба пациента.
-Голова тяжелая, - на выдохе ответил Леонард.
-Это от лекарства. – Кивнул доктор. – Я позову доктора Барнет, она все объяснит.
-А Вы кто? – Удивился Леонард.
В палату вошла та же женщина, которую он увидел первой после пробуждения. Она прошла к его кровати и медленно опустилась на кресло рядом.
-Лео, меня зовут Джойслин Барнет. Я психотерапевт и моя задача помочь тебе справится с проблемами.
-С шизофренией, хотите сказать. – Усмехнувшись уточнил Лео.
-Зачем ты так, Лео. Шизофрения серьезное заболевание, прогрессирующее годами. Твой случай – всего лишь результат мимолетного стресса.
-И как вы собираетесь мне помочь? – Недоверчиво спросил он.
Женщина протянула ему свою раскрытую ладонь и снова улыбнулась.
-Я постараюсь помочь тебе вспомнить.

***
-Здравствуйте, я агент Марлини, а это агент Робинсон. – Питер показал значок дежурной медсестре за стойкой администратора и обаятельно улыбнулся. – Мы хотели бы видеть Леонарда Ли Роша.
-Простите, сэр, но доступ к нему ограничен. – Услышали агенты голос за спиной.
Позади них стояла невысокая шатенка в строгом деловом костюме под белым расстегнутым халатом.
-Я врач мистера Ли Роша. Меня зовут Джойслин Барнет. – Она протянула им руку для приветствия.
-Очень приятно, доктор Барнет, но нам сообщили, что мы сможем поговорить с Леонардом, как только он придет в себя. – Попыталась опротестовать ее слова Кетрин.
Женщина понимающе кивнула и повела агентов в сторону ординаторской.
-Да, но психологическое состояние Лео вызывает сомнения. Мы не можем с достоверностью сказать, воспримет ли он адекватно ваше присутствие.
Кетрин и Питер переглянулись.
-Конечно, мэм. – Кивнул Марлини.
«Лучше не нагнетать», - подумали оба агента.
-Тогда, может, Вы сможете нам помочь? – Предложил мужчина.
Джойслин пропустила их в ординаторскую и закрыла за собой дверь.
-В рамках врачебной этики, безусловно.
-Как его врач, Вы можете пояснить причины произошедшего с ним? – Поинтересовалась Кетрин.
Женщина села за рабочий стол и положила руки, сцепив их в замок.
-Серьезный стресс, перенесенный им из-за гибели матери, уверенности в своей виновности – все это повлияло на, и так, неустойчивую психику Лео. Думаю, что его возвращение домой стало катализатором.
-А природа голосов, которые он слышит? – Спросил Питер.
-Вы знакомы с понятием диссоциативного расстройства идентичности?
-Я психолог. – Кивнул Марлини.
Женщина одобрительно посмотрела на него, слабо улыбнувшись, и подалась чуть вперед.
-Тогда Вы должны знать, что причинами этого расстройства служат тяжёлые эмоциональные травмы в раннем детстве, повторяющееся физическое, сексуальное или эмоциональное насилие. Возможно, Леонард испытал подобное насилие в детстве и теперь пытается освободиться от накопленного негативного опыта, пытаясь передать часть своих эмоций другим личностям.
-Но вторые личности служат для защиты от избыточных эмоций и логичнее было если бы они проявились в подростковом возрасте, ведь, насколько я понимаю, в последнее время Лео не испытывал такого давления со стороны матери.
Марлини нахмурился и быстро посмотрел на Кетрин. Его напарница сидела, глубоко погрузившись в свои мысли, казалось, что она даже их не слушала.
-Не сказала бы. – Покачала головой Джойслин. – Эмоциональное давление продолжало негативно сказываться на психике моего пациента. Возможно, то, что он принимал в детстве и юности как должное, перестало быть таковым в двадцать с лишним лет. – Пожала она плечами.
-У него есть еще какие-то симптомы диссоциации? – Спросила Кет, с такой интонацией, будто только что вывела на чистую воду всю японскую мафию.
-Депрессия, тревога, расстройство сна. Но попыток суицида не было.
-А Вы уверены, что эти голоса вообще существуют?
Вопрос Кетрин поверг Питера и Барнет в шок. Несколько секунд они молча наблюдали за ничего невыражающей мимикой Кетрин, которая сидела так же спокойно, как и раньше.
-Что значит уверены? – Недоуменно спросила Джойслин.
Робинсон потерла ладони и приподняла брови.
-Ну, у вас же есть какие-то тесты, которые помогают определить лжет ли человек или действительно говорит правду об этих «голосах». Мы изначально отталкивались от веры в слова Лео. Но, никто так и не проверил его психическое состояние на этот предмет.
-Вы сомневаетесь в моей компетенции? – Почти злобно проговорила психиатр.
Кет закатила глаза. И почему женщины сразу переводят все на общую линию?
-Нет, я сомневаюсь в том, что Лео невиновен.

***
Джек-Потрошитель неслышной походкой
В спальню крадется с копченой селедкой,
Чтобы любимому папочке
Спрятать в домашние тапочки.

***
-И если фамилия этого человека будет на последней странице, последней книги, то я убью тебя.
-Как будто я в этом виноват? – Дернул плечами Оливер.
Перед ними лежала большая книга с желтоватыми листами в кожаном переплете и золотистыми теснением на корешке.
-Я вообще не понимаю, почему именно в тот день, когда мы решили все проверить, у них сломался компьютер! – Шикнула она, хлопнув рукой по книге и подняв облако пыли.
-Наверное, потому что на нас проклятье чувака, вечно пропускающего все интересное. – Сквозь кашель буркнул Нолл.
Барбара развернулась на стуле к высокому под потолок окну и мечтательно выглянула на улицу.
-А жизнь проходит, - вздохнула она, - если так и дальше пойдет, то наш ребенок родится во время аутопсии очередной жертвы.
Оливер подкатился к ней и крепко притянул за плечи.
-Прекрати, - прошептал он ей, зарывшись в волосы носом, - мы поедем отдохнуть после того, как раскроем это дело.
Барбара скептично посмотрела на него и нежно прижалась губами к переносице.
-Простите, - вошедшая в кабинет архивист смущенно застыла в двери, став невольной свидетельницей нежной сцены между агентами.
Барбара отшатнулась от Оливера, как кошка от холодной воды и встала навстречу женщине.
-Вы же искали Уильяма Чарльза Мэттьюса? – Барбара приняла из рук архивиста записку на тетрадном листке. – Я нашла одного подходящего.
Агент прочла бегло сведения, записанные мелким убористым почерком и чуть было не повалилась назад, прочитав знакомое имя на листке.
-Все нормально? – Обеспокоился Нолл, взяв из рук жены записку. – Ох, ты ж… - Он прикрыл рот ладонью, останавливая чуть было не вылетевшие ругательства и посмотрел на посетительницу.
-Спасибо, думаю, здесь нам больше делать нечего. – Он схватил жену за руку и потащил прочь. – Быстрее, Барб, теперь нужно торопиться. Я уже звоню Питеру.

***
-Ты же была на сто процентов уверена, что он невиновен? – Питер одернул Кет за рукав, остановив в коридоре больницы.
-Нет, это вы с Ноллом были в этом уверены, а я лишь положилась на ваше мнение. – Пожала она плечами. – Но сейчас я думаю, что Лео не такая уж невинность.
Марлини развел руками, пытаясь понять.
-Я не утверждаю, что он убил всех этих женщин и свою мать, я лишь говорю, что он может знать больше, чем представляет нам. А голоса для него лишь способ самооправдаться.
-Ты прочитала дневник?
Марлини взял у нее из рук книжку, которую они нашли в доме Леонарда и бегло пролистал ее.
-Когда бы? – Подернула плечами Кет. – Но я заметила одну особенность. – Она забрала у него дневник и открыла первую страницу. – Обрати внимание, здесь он пишет одним почерком, на протяжении почти всего дневника, и только на последних страницах почерк меняется. Ты же психолог, объясни мне.
Марлини снова забрал у нее дневник и внимательно оценил почерк, о котором говорила Кет и нахмурился.
-Почерк имеет свойство меняться, особенно при диссоциативном расстройстве. Каждая личность, живущая внутри человека, может иметь свое имя, внешность, возраст, социальное положение и даже почерк.
-Но у него даже нет сформировавшейся второй личности! – Она размахивала руками перед носом Марлини. – Он просто слышит голоса. У него конкретные глюки! Да ему до шизофрении как до Луны на сырной запеканке! И даже если он и долетел до нее, то должен был сделать это еще два года назад. Почему почерк не поменялся, когда появились эти голоса?
-Тише, тише, а то тебя положат рядом с Лео. – Питер положил руки на плечи напарницы и ухмыльнулся.
-Иди к черту! – Огрызнулась Кетрин и развернулась к выходу.
-Да, подожди же ты! – Смеясь, побежал за ней Марлини. Телефон в его кармане завибрировал и он вынужден был остановиться. – Алло? Да? Вот тебе… Черт! Конечно! Да, сейчас, только поймаю ее. Нет, не обращай внимания. Да, мы приедем туда.
Он бросил трубку и подбежал к Кетрин, стоящей на пороге, в последний момент затащив ее обратно в здание.
-Детка, нам нужно ехать к Эрику.
Она приподняла бровь и высвободила руку из его захвата.
-Похоже, нашелся хозяин той могилы.
Глаза женщины стали похожи на золотые луидоры, с той лишь разницей, что отливали не желтым блеском, а голубым. Кет даже спрашивать больше ничего не стала.
Кафе, где работал Эрик находилось как раз на пересечении кварталов между городским архивом и больницей, так что Уинстеры встретились с Кетрин и Питером прямо у входа в закусочную.
-Как вы умудрились? – Питер пожал руку Оливеру, будто видел его впервые за сегодня.
-Пошли и быстро. – Нолла всего издергало. Он чувствовал себя как на раскаленной сковороде и нетерпеливо стремился зайти внутрь, как желает прохлады изнуренный от жары.
Марлини посмотрел на Барбару, ища ответа, но та лишь небрежно пожала плечами.
-Мистер Дайон?
Кафе было почти пустым, и Эрик медлительно вытирал со столиков. Он оглянулся на делегацию агентов и прищурился, на секунду выдав презрительно-ненавистническую ухмылку.
-Агенты. – Нарочито вежливо кивнул он, бросил тряпку на стол и поставил поднос с пустыми коробками из-под картошки.
-Можем мы поговорить. – Выступил вперед Оливер.
Эрик пожал плечами и махнул в сторону подсобки.
-Вам знакомо имя Уильяма Чарльза Мэттьюса? – Нолл даже войти не успел, как вывалил на Эрика самый интересующий его вопрос.
Парень почти запнулся на пороге, удержав равновесие только благодаря тумбе у входа, за которую схватился.
-Кого? – Переспросил он.
-Вы слышали. – Кивнул нетерпеливо Оливер.
-Ну, раз вы спрашиваете о нем у меня, то знаете кто он такой. – Расправил плечи Эрик и запрыгнул на кухонную тумбу, сдвинув коробки с овощами.
-Кто он? – Грубо переспросил Оливер.
-Мой отец. – Холодно ответил Эрик.
Оливер, Барбара, Кет и Питер переглянулись и Питер задержал взгляд на Нолле. Они, будто, перекинулись парой непроизнесенных фраз, поняв друг друга за секунду. Марлини вышел вперед, отгородив заднюю дверь выхода и тем самым заблокировав Эрику возможный путь к отступлению. Нолл стал позади женщин, перед центральной дверью.
-Вы давно с ним общались? – Спросила Барбара.
-Никогда мы с ним не общались. – Прошипел Эрик. Он окатил взглядом манипуляции агентов и спрятал самодовольную ухмылку.
-Вы знаете, что он мертв? – Голос Питера звучал глухо, хотя и стоял он не так далеко.
-Знаю. Мне как-то все равно. Я не помню его. Он бросил нас с матерью, когда мне было два года. Мать стала пить, потом связалась с наркоманами. Они частенько захаживали к нам домой. Потом она, вроде бы, нашла какую-то приличную работу, но долго не задержалась. Выгнали за пьяный дебош. Кажется, выцарапала глаз начальнику, который ее домогался. - Эрик выложил историю жизни своей матери так быстро, будто это был трейлер к короткометражному бюджетному фильму.
-Ты можешь сказать, что это?
Марлини достал из кармана смятую бумажку, на которой криво был написан номер 10/13. Но вместе с бумажкой из его кармана выпала фотография, которую они забрали из дома Лео.
-Что это? – Эрик даже не обратил внимания на записку, протянутую ему агентом Марлини.
Питер спешно поднял фото и отдал его Эрику.
-Ты знаешь, кто здесь изображен?
-Конечно. Такая фотка есть у меня, Лео и Пенни. Мы здесь с моей матерью.
-С кем? – В голос спросили все четверо агентов.
-С моей матерью. – Как на умалишенных уставился на них Эрик.
Марлини уже и сам забыл о чем спрашивал, ошалело смотря на коллег. Все начинало складываться, но при сложении запутывалось еще больше.

***
-Лео, можно с тобой поговорить?
Леонард сидел перед окном на полу, разглядывая пустую стену напротив.
-Вы ведь не верите мне? – Неожиданно спросил он.
-Ты о чем? – Невинно посмотрела на него доктор. – Чем ты занят?
-Не переводите разговор. – Раздраженно хлопнул рукой по полу Лео. – Я хочу знать, верить ли вы в мою невиновность. Я убийца?
Джойслин тяжело вздохнула и к удивлению Леонарда села рядом с ним. Он чуть отодвинулся и она вытянула вперед ноги, сбросив неудобные туфли.
-Ты хороший парень, Лео, и я верю тебе. Но нам всем нужны доказательства. Ты поможешь их найти?
Леонард оценивающе осмотрел Джойслин и снова уставился на стену.
-Не боитесь, что у меня под рубашкой нож?
Джойслин вполне серьезно посмотрела на молодого человека и улыбнулась.
-Я вижу, что под рубашкой у тебя израненная душа. – Поэтично заявила она.
Леонард склонил голову набок и пробормотал:
-Задавайте свои вопросы.
Джойслин достала маленький блокнот из кармана халата и протянула его Лео.
-Ты не будешь против?
Лео бегло посмотрел на блокнот, прикоснулся указательным пальцем к краю его листов и покачал головой.
-Делайте свою работу.
-Голоса, которые ты слышишь, они появляются только при определенных обстоятельствах? Или могут заговорить с тобой неожиданно?
-Обычно после того как я подумаю о матери. Они укоряют меня.
-Ты советуешься с ними? Они всегда говорят одно и то же, или их мнения меняются?
-Они всегда говорят на одну и ту же тему. Они говорят, что я виноват.
-Ты веришь им?
Лео пожал плечами.
-Они раздражают тебя? Ты пытался от них избавиться раньше?
-Нет. Они никогда мне так не досаждали. Раньше. – Леонард поднялся с пола и протянул руку доктору.
Джойслин приняла его помощь и неуверенно посмотрела на пациента, растерявшись в обстановке. Она почувствовала, как при всей сложности ситуации, Леонард брал на себя руководство, словно, это она пришла к нему за помощью.
-Давайте пройдемся. Я расскажу вам кое-что.

***
-Когда он начал вести дневник?
-Дат и месяцев он не ставит. Но можно провести графологическую экспертизу и определить давность записей. Хотя бы приблизительно.
Барбара открыла середину дневника и несколько минут вдумывалась в строки, открывшиеся ей.
-Послушайте. – Привлекла она внимание коллег. - Был странный мистер Эдди большой оригинал: В постель девиц и женщин к себе не зазывал. А если поразвлечься он с дамами желал, Из них он серединку прилежно вырезал. А если их остатки он сохранить хотел — Развешивал в сарае кусочки дамских тел.
-Это еще что за хрень? – Поморщился Оливер, забирая у жены дневник.
-Стихи, детские «шуточки». Их там много. – Кивнула Кетрин.
-Зачем?! – Воскликнула Барбара, пренебрежительно поморщившись.
-Шутки о серийных убийствах, как и любой «черный юмор» просто способ закрыться от своих страхов. Как мы пытаемся скрыть свою боль чаще всего? – Отпустив на секунду руль, развел руками Питер. - Обращая все в шутку. Это не исключение. Серийные убийцы всегда порождали большое количество подобных произведений.
-А что с тем старым делом? Выяснили что-нибудь? – Обернулась Кет.
-След, который нашли в доме Пенни схож с тем, что был найден на месте убийства в девяносто девятом, но идентифицировать его не удалось. Мы взяли слепки с ботинок Эрика и Лео, но результаты пока не пришли. Кстати, стоило бы проверить, где они бы в 1999 году. – Ответил Оливер, протягивая ей дневник.
-Думаешь, кто-то из них замешан?
-Я не верю в совпадения, ты знаешь. Не мог один и тот же человек случайно оказаться на месте двух нераскрытых преступлений. Но, тебе, кажется по нраву больше кандидатура Леонарда. – Ехидно подметил Оливер.
Кетрин одарила его ленивым взглядом и посмотрела на Питера.
«Ты тоже скрываешь боль за смехом?» - Мысленно спросила она.
-Я не сразу вспомнил это дело. В девяносто девятом, еще во время практики в Александрии у меня была пациентка. Она пришла со странными симптомами, и я сначала хотел отправить ее к доктору Олдрину, но она с такой категоричностью заявила, что не намерена разговаривать с этим «напыщенным болваном», что за эти слова я готов был расцеловать ее. Сказать по правде, Олдрин и правда был еще тем придурком.
Марлини остановил машину на заправке, встав в длинную очередь к бензобаку, за высоким белым минивэном, из которого доносились хриплые звуки старого граммофона, проигрывающего баллады Элвиса.
-Я помню, что она рассказывала мне о своей приятельнице, которую убили незадолго до ее визита ко мне. И она так ужасно боялась, что ее постигнет та же участь, что уже три недели не могла уснуть.
-Она сказала, что знает убийцу? – Наивно предположила Барбара.
Марлини покачал головой.
-Не то чтобы… - Питер высунул руку в окно, будто пытался наощупь определить, сколько им придется стоять в очереди. – Она рассказала, что знает кто мог бы им быть. Незадолго до смерти к ее подруге частенько наведывался курьер. Приносил то цветы, то игрушки, от неизвестных поклонников. Этот же парень по странному стечению обстоятельств оказывался разносчиком пиццы и китайской еды.
-И чтец, и жнец, и на дуде игрец. – Заметила Кет.
-А потом эту подругу убили и курьер исчез. Полиция искала его, но так и не вышла ни на кого.
Машина агентов подкатила к бензобаку и Марлини вышел на улицу. Коллеги вяло поплелись за ним, лишь из любопытства узнать конец истории.
-Потом, она приходила ко мне еще пару раз, но ничего определенного я больше не выведал.
-Ты помнишь ее имя? – Поинтересовалась Барбара.
-Эмилия Сим. – Кивнул Питер. – Но тебе это вряд ли о чем-то скажет. Она погибла в автокатастрофе спустя три месяца после последнего визита ко мне.
-Да ты просто «Доктор «Синяя Борода». Все пациенты пропадают. – Лукаво сказала Кет, хотя на ее лице не дрогнул ни один мускул.
-Подождите-ка. – Оливер взял с прилавка пару шоколадок и протянул кредитку продавцу, даже не глядя на него. – Ты сказал, что к жертве часто заглядывал курьер? Позвони в кафе и узнай, кто у них доставляет заказы по домам. – Указал он Кетрин.
-Думаешь, это способ узнать жертву? – Марлини расплатился за бензин, забрал пакетик с семечками и кивнул продавцу, подав знак, что сдача не требуется.
-Подумай сам, это единственный способ выбрать себе жертву. Он может познакомится с ними заранее, узнать распорядок дня, выследить их.
-Оливер прав. – Присоединилась к разговору Кет, положившая телефон. – Я спросила были ли жертвы клиентами нашей закусочной и администратор подтвердил каждое имя.
-Кто доставлял заказы? – Нетерпеливо спросили Питер и Оливер.
-Эрик Дайон.

***
Они умирают, чтобы я мог жить. Я всю жизнь только и делал, что ненавидел. Убивая их, я воскрешаю в себе любовь. Каждая кричит так, будто это спасет ей жизнь. Вы никогда не забудете глаза, которые понимают, что сейчас умрут. Вы никогда не забудете ощущение холодеющих рук, сжимающих пальцы в последнем порыве. Вы когда-нибудь убивали? Я соединяюсь с ними, когда рушу их хрупкие жизни. Я становлюсь морем, а они ветром; я – пират, они мой корабль; я солнце – они пустыня; я золото, они – Мидасы; я смерть, они – воскрешение.

***
-Проверяем для начала Лео и Эрика. – Барбара стояла над трупом Джойслин Барнет, хладнокровно наблюдая за тем, как его упаковывают в черный пластиковый мешок. Сколько таких тел она видела за годы практики в Бюро. Вначале это вызывает дикость, потом страх, потом молчаливое смирение, потом ненависть, потом стремительное желание наказать всех и вся, а потом ты просто принимаешь это как неизбежность. Барбара уже находилась на последней стадии.
-Все бы хорошо, но Лео пропал. – Услышала она в ответ.
Барбара, Питер и Нолл обернулись на Кетрин, не веря ее словами, но она только развела руками.
-Исчез еще вчера, после нашего визита. Камеры не зафиксировали его ухода. Охранник отлучился. Короче, все как в банальном детективе. – Апатично заявила она.
-Дьявол! – Марлини стукнул кулаком по дереву и тут же схватился за запястье, сухожилия которого еще не зажили после попытки распятия.
-Марлини! – Раздраженно бросила Барбара, схватив его за руку. – Я говорила тебе, нужно носить повязку. – Укоризненно отчитывала она его. – Ты хочешь обеих рук лишиться. Чем тогда будешь лапать девиц?
-Я сразу перейду к третьей базе. – Криво усмехнулся он, мельком взглянув на Кет.
Робинсон потерла лоб и скрыла ленивую улыбку.
-Эрика нужно вызвать на допрос. Кажется, мы и так долго тянули. – Предложила она.
-Он под наблюдением со вчерашнего вечера. Сомневаюсь, что наши ребята проспали бы такой случай. – Небрежно пожал плечами Оливер.
-Когда ее убили? – Посмотрела через плечо Нолла Кет, в сторону трупа.
-Около семи часов назад. Точнее после вскрытия, ты же знаешь. Способ тот же. Отпечатков нет, но на сырой земле есть много следов. – Барбара поморщилась. – Толку мало. Все затоптано и без нас.
-Черт возьми, когда он уже успокоится. Я не помню, когда последний раз спала нормально. – Тяжело вздохнула Кетрин.
-Марлини храпит? – Попытался отшутиться Оливер, за что получил укоризненный ядовитый взгляд от Кет.
-Нет, пинается! – Огрызнулась она.
-Ладно, ребята, а то вы тут передеретесь. – Успокаивающе положила руки на плечи коллег Барбара. – Надумаете, заглянуть на огонек к патологу, я буду готова часа через четыре.
-Звучит, как фильм ужасов годов пятидесятых: «Огонек у Патолога». Уходи из ФБР, откроешь гостиницу с таким названием. – Ухмыльнулся Марлини.
-Конечно, тебя прикончат там, в номере люкс. – Оскалилась Барбара.
-За что твоя жена меня так не любит? – Марлини по-детски надул губы.
-Откуда мне знать, она и меня-то не очень жалует. – Наклонился к земле Оливер. – Смотри, что это?
-Наверное, псы смерти нагадили. – Небрежно ответил Марлини.
-Прекрати говорить как герой романа Эдгара Алана По. Я серьезно. – Нолл протянул коллеге пакет с куском холщовой материи.
-Странная ткань.
Найденная улика привлекла внимание Кетрин.
-Ничего странного. Обычное сукно. Такое используется для рабочей одежды. – Она подняла невинный взгляд на мужчин и поймала их удивленные лица. – Ну, что, что? Да, я подрабатываю в полиции моды.
-Нет, погоди-ка, про полицию моды потом расскажешь. – Остановил ее Питер. – Ты сказала для рабочей одежды?
-Эрик, мать его, Дайон! – Вскрикнул Оливер. – Поехали!
Кетрин ошарашено уставилась на удаляющиеся фигуры напарников. Как они могли вытащить из одной только фразы целую идею, которая могла привести к раскрытию преступления, но никак не могли понять простейших вещей в отношениях.

***
Ковер в красных пятнах, и нож в красных пятнах,
Жену ты зарезал, о, доктор Бак Ракстон.
Невольным свидетелем этого зла
Девица-служанка случайно была.
А чтобы сокрыть преступленье свое,
Ты, доктор Бак Ракстон, убил и ее.

***
-Мистер Дайон! ФБР! У нас постановление на обыск в Вашей квартире. Откройте! Мы знаем, что Вы там. – Оливер прислонил ухо к двери и чуть было не ввалился внутрь, когда Эрик открыл ее.
-Что вам нужно? – Ровно спросил он.
Агенты и сопровождающая их группа специалистов неаккуратно подвинула хозяина и прошли в квартиру.
-У нас постановление на обыск. – Повторил Нолл. – Прошу не трогайте ничего, пока мы не закончим. – Он обернулся к спецгруппе: - Ребята, мы ищем любые следы пребывания мистера Дайона на местах преступлений, предполагаемое орудие убийства, вещи жертв и все, что указывало бы на причастность мистера Дайона к убийствам косвенным или прямым образом.
-Что? Какого… - Нахмурился Эрик.
-А Вы, сэр, пройдете с нами. – Провел его за руку на кухню Питер.
-Что значит «причастность мистера Дайона к убийствам косвенным или прямым образом»? – Возмутился тот.
-Все по порядку, мистер Дайон. – Кивнул Питер, грубо усадив подозреваемого и сев напротив него. – Где Вы были вчера ночью?
-Спал. – Как само собой разумеющееся, ответил Эрик.
-Никуда не выходили? – Уточнил Питер.
Эрик окинул нежеланных гостей испуганным взглядом.
-Да…Нет, в смысле, никуда. – Запинаясь, ответил он.
Питер посмотрел на коллег, сузив глаза, и почти незаметно кивнул Кет в сторону спальни.
-Куда она пошла? – Выгнулся вперед Эрик, навстречу вышедшей Кет.
-Отвечайте на мои вопросы, сэр. Вы никуда не выходили? – Повторил Питер, чуть подтолкнув Эрика обратно на стул.
-Никуда. – По слогам ответил он.
Марлини достал из кармана пакет с лоскутом, найденным на месте последнего убийства, и бросил перед Эриком.
-Это от Ваших брюк?
Лицо Эрика приняло тот же белесо-сероватый оттенок, что и ткань перед ним, а руки задрожали, потянувшись к улике.
Марлини резко выбросил руку вперед и положил ладонь на пакет.
-Стоп! – Крикнул он. – Это от Ваших брюк? – Нетерпеливо повторил он.
-Марлини!
Кетрин вернулась на кухню, держа в руках темный пакет и встав перед столом, держась за края, достала оттуда окровавленные штаны того же цвета, что и улика.
-Мистер Дайон, Вы имеете право хранить молчание… - Марлини встал перед ним, грозно окинув его еще сильнее сжавшуюся фигуру, сделавшую ее обладателя похожим на высохший инжир.
Всего комментариев: 0
avatar
6
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0