Главная » 2016 » Март » 8 » Вечное слово. Окончание.
Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 08.03.2016 в 19:40
Материал просмотрен: 93 раза
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Я бы очень хотел убежать, но вы останавливаете меня. Вы шепчете мне, куда нужно идти, а я не могу сопротивляться. Теперь вы говорите мне, что я должен сделать, но я даже не буду помнить этого, и вы будете упрекать меня. Вы контролируете меня, а я не могу не подчиняться. Я всегда подчиняюсь. Вы мои господа.

***
-Итак, мистер Дайон, раз уж Вы официально отказались от адвоката, то, может быть, захотите поделиться своими знаниями. – Саркастично предложил Оливер, сидя в допросной перед Эриком.
Молодой человек шмыгнул носом, утерся краем рукава и состроил такую страдальческую физиономию, будто готовился разрыдаться.
-Что вы хотите знать? – Тихо спросил он.
-Вы подтверждаете, что являетесь курьером в кафе «Бургер Болл»?
-Глупо отрицать очевидное. – Получил Оливер в ответ.
Его порядком стало раздражать напускное спокойствие Эрика, и он готов был размозжить ему череп о стены этой комнаты, лишь бы добиться признания.
-Вы доставляли заказы по этим адресам? – Он предложил ему список с несколькими улицами.
-Думаете, я помню все адреса, куда езжу? – Почесал шею Эрик.
-Это постоянные клиенты. – Уточнил Оливер. – Их-то можно запомнить.
В течение минуты Эрик рассматривал список и потом отодвинул его обратно агенту.
-Я был там.
Оливер прикрыл глаза рукой и обернулся на коллег, стоящих за стеклом, в коридоре.
-Как складывались Ваши отношения с Леонардом?
Вопрос выбил Эрика из колеи, и он выдал свое удивление резким вздохом.
-То есть? – Попытался он восстановить дыхание.
-То и есть, мистер Дайон. Как складывались ваши отношения с Леонардом Ли Рошем?
-Мы были друзьями с детства. – Сглотнул Эрик.
Оливер снова бегло посмотрел за стекло, подумав, как по-разному может сложиться детская дружба, представляя себя и Питера в юности.
-Вы были посвящены в его проблемы с матерью?
-Кто не был! Я уже говорил об этом. – Отметил Эрик.
-Да, в прошлый раз вы сказали, что Лео сломали ногу. Но у нас есть другие сведения. – Оливер стал искать в папке перед собой результат клинической экспертизы, но Эрик остановил его.
-Намекаете на мою хромоту?
Оливер исподлобья посмотрел на него, ожидая продолжения.
-Я сломал ногу в 14 лет, упав с дерева. Это зафиксировано в моей медицинской карте. И это правда. Моя мать хоть и не подарком, но и я не был праздником 4 июля. К тому же она рано умерла. – Небрежно пожал плечами Дайон. – Так что не доставила мне много хлопот.
-То есть, Вы признаете, что имели конфликты со своей матерью? – Переспросил Оливер.
-А кто их не имел? – Сквозь истеричный смешок проговорил Эрик.
-Но не каждый решается на убийство. – Отметил Нолл. – Скажите, это Ваша фотография? – Он протянул ему фото, найденное в домах Пенни и Лео.
-Наверное, моя. Я уже говорил. Такая фотка была у меня, Пенни и Лео. Здесь мы и моя мать.
-Почему только Ваша?
Эрик вздохнул, собираясь с мыслями. Он поглаживал большим пальцем по фото, обводя лица своих друзей и матери.
-Потому что, мать Лео никогда не фотографировалась, а мать Пенни вообще не знала о существовании этой фотографии. По большому счету, она одна из нашей компании имела нормальную семью, и родители запрещали ей с нами общаться, боясь как бы наши с Лео чеканутые мамашки не повлияли на нее. Вообще-то будь я на их месте, я бы сделал то же самое.
-А что на счет синих туфель? Ваша мать любила эту обувь?
Дайон поморщился и протер рот рукавом.
-Откуда мне знать, можно подумать, я помню, что она там носила. Но это не ее туфли.
Оливер чуть со стула не упал, когда услышал ответ.
-Не ее? – Переспросил он.
-Это туфли матери Лео. Она взяла их, чтобы сфотографироваться.

***
Кетрин стояла за спиной Марлини, почти уткнувшись носом в его плечи. Она уже потеряла мысль повествования, наслаждаясь только терпким запахом его одеколона и жаром его тела, проникающего под кожу. Она приподняла руку, чтобы прикоснутся к нему, но тут же в нерешительности опустила ее.
«Что ты делаешь? Он не принадлежит тебе! Остановись! Он не твой и твоим никогда не был!» - Шептал внутренний голос.
-Кетрин! – Голос Питера вырвал ее из забытья.
Теперь он стоял к ней лицом и заглядывал в глаза.
-Где ты была? – Слабо улыбаясь, спросил он.
Кет подняла на него непонимающий взгляд.
-Ну, я зову тебя уже не в первый раз, а ты просто уставилась в одну точку и молчишь. Что-то не так? Тебе не хорошо?
Кет опустила глаза и тихо вздохнула.
-Нет, все нормально, просто задумалась. Зачем ты звал меня?
Марлини недоверчиво посмотрел на напарницу и обошел ее с другой стороны.
-Квартиру Леонарда обыскали. Нашли кое-что интересное. Нужно ехать туда. Оливер справится здесь.
Кет обернулась к допросной, понаблюдав в течение секунды за Ноллом и Эриком и медленно кивнула Питеру, согласившись с ним.
Дом Леонарда был похож на обитель популярной кинозвезды, которая покончила с собой: журналисты, все же пронюхавшие детали расследования, полицейские беспомощно пытавшиеся отвлечь пустых зевак, и сама любопытствующая толпа, готовая разорвать любого, кто выходил наружу.
Полицейский, стоящий на границе участка перед домом Леонарда уже готов был с ненавистью отбрехаться от Кет и Питера, но те быстро показали ему свои значки и он, опустошенно кивнул.
-Что Вы нашли? – Сразу же спросил Марлини у детектива Детезги, чуть ли не на пороге дома.
-Кое-что настолько любопытное, что остальным это знать не положено. – Мужчина завел их внутрь и провел в спальню Леонарда.
-Когда мы приехали сюда, то ничего кроме погрома не нашли, но потом ребята разгребли завалы и мы нашли в комоде второе дно. – С трепетным чувством собственного превосходства пояснил Детезги.
Кетрин и Питер заглянули внутрь ящиков и увидели, что один из них полностью забит вещами, так некстати украденными с мест преступлений.
-Это же вещи жертв. – Заявила Кет, будто это не было очевидным и без этого.
-Конечно, агент Робинсон. Мы сняли отпечатки и проверим, но как мне подсказывает чутье, они принадлежат Лео. Похоже, мы с вами ошибались, считая его невинным. – Обернулся он к Питеру.
Марлини неопределенно пожал плечами и осмотрел комнату.
-Что-то еще? – Поинтересовался он.
-Да, пара синих туфель того же размера, что и был надет на жертвах и чеки на покупку обучи оптом в магазине «МакКларенс». – Детезги протянул агенту пакет с кипой чеков и неуместно улыбнулся.
-По поводу нахождения Леонарда что-то известно? – Спросила Кет.
-Нет, разослали ориентировки, пока молчком. – Покачал головой Детезги.
Телефон Кетрин зазвонил и она спешно достала его из кармана.
-Да, Робинсон.
-Кет, это Барбара. Я провела экспертизу тела Джойслин Барнет и обнаружила под ногтями следы эпителия. Похоже, она оцарапала преступника.
-ДНК? – Нетерпеливо спросила Кет.
-Конечно, стала бы я тебе звонить. Следы принадлежат Леонарду Ли Рошу. У нас есть прямое доказательство его причастности к преступлениям.
-А следы? – Кет подошла к стене напротив кровати Леонарда и задумчиво посмотрела на светлое пятно на обоях, прямоугольной формы.
-Те, что мы нашли в доме Пенни, совпадают со следами Эрика. Так что я не совсем понимаю происходящее. – Кет буквально услышала, как Барбара неуверенно покачала головой.
-Кажется, я понимаю. – Она положила трубку, даже не попрощавшись. – Скажите, что здесь было? – Обратилась она к детективу.
Детезги вытащил из коробки с уликами упакованную фоторамку с изображением старого моста.
-Что это?
-Это мост Майо, здесь в Ричмонде. – Пояснил Питер. - Почему вы сняли эту фотографию?
-Видите, она была разбита и на ней капли крови.
-Почему он разбил ее? – Посмотрела на Марлини Кетрин, прикусывая верхнюю губу.
Питер потерянно осмотрелся, словно искал в обстановке подсказку и задержав взгляд на высоком подоконнике, испуганно взглянул на Кет.
-Он хочет покончить жизнь самоубийством. Быстро, едем к мосту. Срочно!
Детезги выглянул из окна и крикнул нескольким полисменам на улице:
-Кроул, Джейк и Белински едете с агентами Марлини и Робинсон! Сейчас же!

***
Смерть – изнанка Жизни, Убийца – изнанка Создателя, Дьявол – изнанка Бога. Но вы же не отрываете подклад у пальто? Изнанка нужна, что фасад лучше смотрелся. Убивая, мы делаем вас лучше, мы как черное пятно на белом фоне, делаем вас еще белее, хотя вы, наверняка, серы.

***
-Так, Эрик, теперь уже бессмысленно отпираться. Мы знаем, кто убийца и знаем, кого ты покрываешь. Давай, рассказывай. – Оливер отпил из большого картонного стаканчика кофе и с довольным видом уставился на Эрика.
-Что Вы знаете? – Будто глухой переспросил тот.
-Дайон, не выводи меня из себя. Говори, почему ты покрывал Леонарда?
Эрик подался назад, словно его окатили волной неизвестной ему новости. Он качнулся на стуле, но удержал равновесие, зацепившись за стол, и резко упал вперед.
-Он мой друг и мне казалось, что тем самым я помогу ему. – Прошептал он.
-Что значит поможешь? – Недоверчиво скривившись, спросил Оливер.
-Я не хотел, чтобы его поймали. – Пожал плечами Эрик.
Оливер постучал пальцами по столу, взял стаканчик с кофе, брезгливо посмотрел внутрь, но пить не стал и поставил стакан обратно.
-Говори. – Выдохнув, приказал он.
-Я приходил на места убийств уже после него и заметал следы.
-И тебе не было жаль этих женщин? – Пренебрежительно спросил Нолл. – Даже Пенни? – Удивился он.
-Пенни была из их числа. Девочка-принцесса, опустившаяся на дно, только чтобы подчеркнуть все свое великолепие, чтобы блистать еще сильнее. Я вытирал все, к чему мог прикоснуться Лео, но, видимо, сам куда-то вляпался.
-Хорошо, как ты вообще узнавал о том, где был Леонард?
-Следил за ним. Ваше наблюдение, кстати прокололось. – Надменно усмехнулся Эрик.
Оливер поджал губы, одарив Эрика двадцатидолларовым взглядом.
-Он убил свою мать?
Эрик сглотнул и отвернулся.
-Он… Я не знаю. Этого я действительно не знаю. Но он же отвел вас на ее, - Эрик скривился, - «могилу»?
Оливер протяжно выдохнул. Голова его гудела, а в ушах звенело так, будто он засунул в уши колокола.
-Агент Уинстер, это срочно. – В допросную заглянул молодой стажер, со странными рыжими усами и почему-то черной бородой.
Оливер тяжело поднялся со своего места, бросил на Эрика суровый взгляд и вышел.
-Что случилось?
Стажер протянул ему телефонную трубку и виновато улыбнулся.
-Агент Уинстер.
-Оливер, до тебя как до Белого дома. Какого черта с твоим телефоном? – Сердитый голос Барбары прошелестел в трубке, заставив Нолла невольно нахмуриться.
-Барбара? Что произошло?
«Все ведь в порядке? Ты в порядке? Ты хорошо себя чувствуешь? Что-то с ребенком? Ты в больнице?» - Пролетели мысли в его голове.
-Да все со мной нормально. – Буркнула она. – С Ли Рошем не совсем.
-Вы нашли его? – Облегченно выдохнул Оливер.
-Не то чтобы мы его нашли, - замялась Барбара, - скорее, это он нас нашел. Или…, короче, ты там закончил со своим Эриком?
Оливер обернулся к стеклу, Эрик сидел, сложив руки на груди и уставился в одну точку на потолке в комнате.
-Предположительно. – Ответил он.
-Тогда спроси у него напоследок, не хочет ли он рассказать тебе о происшествии десятого ноября 1995 года.
-Десятого ноября 1995 года? – Переспросил Нолл.
-Ага. Ты спроси, спроси, а потом увидишь. Мы скоро приедем.

***
Тело Леонарда прибило к берегу и его посиневшее лицо, почти сливалось с пакетом, в который его упаковывали.
-Жаль парня. – Вздохнул Питер.
Кетрин встала плечом к плечу с напарником и высоко задрала голову, наблюдая за серыми облаками над его головой.
-Почему он сделал это? – Шепотом спросила она.
-Он убил свою мать. Его «голоса» все же нашептали ему это. Он не мог больше выносить ее ипохондрию. Но осознав это, я думаю, он понял, что натворил и не смог этого пережить. Он любил свою мать, кем бы она ни была.
Голос Питера сквозил горечью и Кет, пытавшаяся отвести его от воспоминаний о матери, натолкнулась на стену, слишком высокую для себя. Сама жизнь преподнесла им «подарок» в виде этого дела, так туго связавшего их жизни с жизнями жертв и преступников.
-Я думаю, что все теперь встало на свои места. – Мужчина протянул ей листок, вырванный из дневника, найденного в доме Лео.
«Я, наконец, исцелился. Рубиновая кровь стала для меня воплощением жизни. Я заберу его тайну с собой в могилу, где бы меня не похоронили. Я спасу его жизнь, может быть, моя жертва остановит его.» - Кет медленно прочитала каждое слово на листке и отдала его Марлини.
-Почему он хранил его в кармане?
Марлини пожал плечами.
-Может, не хотел, чтобы кто-то узнал. Он решил спасти друга от тюрьмы, но не понял, что его смерть так ничего и не решила.
-Оливер звонил.
Барбара, тихо подошедшая сзади к коллегам, немного напугала их и Кет озябло подергала плечами, растирая руки.
-Что он сказал? – Марлини, даже не смотря на напарницу, снял перчатки и протянул их женщине.
Кетрин сладко улыбнулась, погладив большим пальцем по тыльной стороне его ладони, но Питер лишь покачал головой.
-Эрик сознался. – Кивнула Барбара. – Его мать действительно была еще той тираншей, это она сломала ему ногу в детстве, но не как представил Эрик, а в порыве жестоких побоев.
Кетрин отвела взгляд, не в силах даже выслушать рассказ Барбары. Она никак не могла понять, как мать может отнестись к своему ребенку подобным образом.
Она всегда говорила Питеру, что мать любила его, но сама в глубине души не могла простить ее. Как женщина может быть настолько жестокой к своему ребенку? Она боялась, что та доля жестокости, о которой знала Кет, была лишь малой толикой, которую позволил себе раскрыть Питер и ее пугала эта неопределенность.
-Он стал убивать женщин, потому его мать умерла, а он так и не смог отомстить ей.
-Первое убийство в 1999 тоже его? – Донесся до Кет голос Питера.
-Очевидно. – Пожала плечами Барбара. – Леонард лишь хотел замести следы. Он приходил на места преступления уже после Эрика и тщательно все обрабатывал. Он даже вещи, украденные Эриком у жертв, забрал себе, когда Эрика арестовали. С Пенни так не вышло, потому что Лео и сам был «в обработке». Он рассказал все Джойслин Барнет, но Эрик, на его беду, уже приметил ее.
-А туфли? Чьи они, все-таки? – Поинтересовалась Кет.
-Матери Леонарда, тут Дайон не соврал. Вернее, сказал полуправду. Эти туфли, действительно, принадлежали миссис Ли Рош, но потом, когда мать Эрика в них сфотографировалась, они ей так приглянулись, что она их выкупила.
Марлини посмотрел на Кет, наблюдавшую за спокойной водой, в которой утонул Лео и увидел отражение в ее глазах. Испуганное и замерзшее. Она быстро оглянулась на него и через секунду это отражение погасло, но Питер смог его заметить и оно сургучовой печатью застыло в его сердце. Кетрин испугалась за него. Она поставила его на место Леонарда и боялась повторения его судьбы для Питера.
Марлини взял ее за руку, которая была одета в его перчатку и поднес к своей щеке.
-Я буду жить, Кет. Ради тебя и Рейч, я забуду ее и буду жить.
Кетрин вяло улыбнулась и резко упала ему на грудь. Ветер задул сильнее и Марлини крепко обнял женщину, потеревшись щекой о ее макушку.
-Только попробуй не выполнить свое обещание. – Сквозь одежду услышал он тихий голос Кет. Только это стоило того, чтобы сдержать обещание.

***
-Здравствуй.
Глаза Кетрин опустились к серой могильной плите, цепляясь за черную гравировку: «Чарльз Эрик Робинсон. 1951-2001. Ты сражался как рядовой, жил как капитан и погиб как генерал».
«С щитом или на щите», - подумала женщина.
Снег снова начал падать: впервые за три недели он не мокрым и липким, а мягким и пушистым, словно ватное одеяло, укрывал землю.
Кет захотело войти в этот летящий покров и укрыться в нем навсегда, задержаться за этой стеной, убежать от мира и от себя.
-Прошел год. – Выдохнула она, будто этим фактом изложила всю историю.
Она села на корточки и неуверенно протянула руку к надгробию, тут же отдернув ее, как от кипятка. Ее глаза пробежались по верхушкам деревьев, вспоминая события прошлого февраля. Она вспомнила незнакомца, которого повстречала на кладбище и который показался ей чудаковатым сначала. Но только сейчас она осознала всю силу, сказанных им слов: «Мы теряем, чтобы приобрести».
Тогда ей казалось, что она ищет замену отцу, но она искала замену пустоте в ее сердце, замену ушедшей любви.
«Клинический случай. Тебе пора в сериал про психов, Робинсон», - усмехнулась она про себя.
-Я так сильно люблю тебя папа, что боюсь потерять даже сейчас, когда тебя уже нет. Боюсь потерять веру в тебя, веру в твою честность, веру в твою честь.
Она поднялась на ноги и решила найти могилу жену того незнакомца. Деревья тоскливо провожали ее по кладбищенским аллеям, когда она глазами искала знакомое надгробие. Побродив полчаса, она, наконец, нашла его и рядом с ним свежий памятник.
«Теодор Филипп Бленд. 1939-2003». Кет перевела глаза к соседней могиле: «Мария Летиция Бленд. 1941-1993. Одиночество – всего лишь мгновение, но без тебя оно – вечность».
Тяжелый вздох слетел с губ Кетрин, но в то же время ее глаза просияли. Незнакомец приобрел имя, уйдя к той, чье отсутствие разрывало ему жизнь, а Кет приобрела знание: каждый, рано или поздно, найдет, что ищет.
Всего комментариев: 0
avatar
12
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0