Главная » 2016 » Март » 19 » Визит Глава третья (4 часть)

Визит Глава третья (4 часть)

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 19.03.2016 в 16:11
Материал просмотрен: 92 раза
Категория материала: Фэнтези
К материалу оставлено: 0 комментариев
— Вот и прославились, — заявил утром Амон. Светлана тем временем была в ванной. Швырнув на журнальный столик пачку газет. Амон с довольной усмешкой сказал: — Посмотри, какие заголовки! «Мафия против мафии», «Новая Коза-ностра топит своих конкурентов?», «Кровавое побоище в казино!», а вот этот заголовок мне особенно понравился, слушай, как звучит: «Миллионер заявляет о пропаже своего любимца!». И этот любимец, самая обыкновенная дворняжка.
Покинув ванную, девочка подошла к журнальному столику. Взяла несколько газет, вглядываясь в напечатанные фотографии, снятые на месте происшествий.
— Одни трупы, — сообщила она о своём наблюдении, возвращая на стол газеты. — И конечно же, тут приложена Ваша рука.
— Разумеется.
— Да... О собаке. Можно узнать, почему Вы решили, что она дворняжка? Её фотографии я не заметила, и, судя что это любимец богатого человека, значит, породы должна быть благородной. Дог или овчарка, — прищурившись, Светлана, внимательно посмотрела на Амона, — это Вы, похититель любимца? Вас собаки не любят, вот над одной из них Вы и расправились.
— Ты очень близка к истине, — заметил Амон. — Только она по доброй воле увязалась за мной. В ней, что-то дикое, волчье. Хозяин держал её в клетке, по-видимому, сам опасался этого монстра. Она первая подала голос, обращая на себя внимание. Такая смелость не могла остаться незамеченной. Я вытащил её оттуда, и она решила поменять своего хозяина.
— И новый хозяин это - Вы?
— Да. Кстати, это не «она», а «он». Если он придется тебе по душе, то я оставлю его на твоё попечение.
— Где он находится? — заинтересовалась Светлана.
Амон подошёл к двери соседней комнаты, приоткрыл её. Оттуда, не дожидаясь команды, величаво вошёл в гостиную пёс.
Помня, что теперь животные не пылают к ней любовью, Светлана попятилась назад от зловещего вида собаки. Действительно, от собаки в ней было немного, огромная она походила на кавказских волкодавов, но узкая морда с выступающими из-под верхней губы клыками, создавали жуткое зрелище. Близко посаженые глаза, дополняли его неприглядный вид. И это ещё не всё. Пёс был альбиносом, его глаза сверкали как угольки красным цветом. Короткая белая шерсть плотно прилегала к мускулистому телу, только на загривке и по шее она была длиннее, создавая впечатление львиной гривы. Хвост был купирован. Создание опиралась на длинные, крепкие ноги, ступня с ладонь мужчины. Ростом, пёс достигал высоты теленка, может, немного пониже. И всё же, это было создание, которое как нельзя лучше подходило своему новому хозяину - дьяволу
Войдя в гостиную, пёс замер в стойке, принюхиваясь, не сводя огненных глаз с девочки. Светлана тоже замерла под гипнотизирующим взглядом чудовища. Помня, как дог враждебно отнёсся к ней, она решила что сейчас и этот «волкодав» начнет рычать, и, может даже, кинется на неё.
И пёс кинулся. Виляя обрубком хвоста и приниженно опуская ужасную морду к земле. С каждым шагом, замедляя свое движение, он приблизился к девочке, последний метр, ползя на брюхе, капая слюной с выступающих клыков. Ткнувшись мордой в ноги, замер, только остаток хвоста усиленно молотил воздух.
Видя такое дружелюбие, девочка не могла не погладить его по голове. Когда рука коснулась белой шерсти, пёс замер. Потом резко вскочил и как кот потёрся о ноги. Напоследок, положив огромные лапы ей на плечи, повалил на диван и со смаком облизал лицо, тихонько подвизгивая, как щенок.
Амон свистнул псу и тот тут же отскочил в сторону, но вилять обрубком не перестал. Амон заметил:
— Я вижу, вы друг другу понравились, — но многозначительно добавил: — собака неравнодушна к тебе, но она знает, кто её хозяин, имей в виду.
— Как его зовут?
— А никак. Позже, в ином мире, я дам ему имя, а пока зови просто "Пес".
— Очень ёмко. Но как я знаю, Вам нравится чёрный цвет, а собака белая как снег.
— Исправить не трудно, смотри, — Амон щёлкнул пальцами, и пёс стал чернеть, начиная с морды. Как будто окунался в краску. Сначала голова, потом шея, грудь, спина, лапы и хвост приобрели цвет ночи. Нос собаки, из розового стал чёрным. Алые глаза, казалось, стали ещё краснее, как будто огонь затрепетал в них. Единственно, что осталось неизменно, так это его длинные острые клыки, выпирающие из-под верхней губы, они по-прежнему наводили почтительное оцепенение перед их мощью.
— Отлично, — оценил свою работу Амон, — Я оставлю его в твоём номере. Он отчаянный защитник и сторож, ты можешь полностью положиться на него. Но Неаполь будем осматривать без него. Слишком уж известная личность. Газеты и так пестрят событиями, не будем прибавлять ещё одно.

На улицах Неаполя было многолюдно, толпы людей осаждали церкви. Девочка с недоумением смотрела на происходящее, пока не спросила шедшего рядом Амона:
— Сегодня в городе праздник? Почему так много людей?
— Воскресенье, — с пренебрежением махнул тот рукой. — Многие спешат на воскресную мессу.
— Признаться, я потеряла счёт дням. Даже не знаю, какое сегодня число и месяц, — огорчённо пожаловалась девочка.
— Что изменится, если будешь знать?
— Ничего, — уныло согласилась Светлана.
— Сеньорита, сеньорита!
Прицепился к ним мальчик. Он явно хотел привлечь к себе внимание. Амон остановился и резко спросил:
— В чём дело?
Мальчик в ответ разразился целым каскадом фраз, ничего не значащих для девушки, хотя, мальчик обращался к ней, а не к её спутнику.
Светлана растерянно посмотрела на Амона. Поморщившись, сухо и коротко он перевёл долгое обращение мальчика к девушке.
— Предлагает тебе следовать за ним.
— Зачем? Мы же не знакомы? — удивилась Светлана, и с изумлением посмотрела на маленького итальянца. Тот, умоляюще сложив руки, что-то опять принялся объяснять.
Амон молчал. Светлана заметила, как изменилось его лицо. Оно стало жёстким и суровым, а рука медленно поползла к рукояти кинжала. Она бросилась к нему, с просьбой перевести, что сказал мальчик, и помочь разобраться в происходящем,
— Амон, ради Бога! — она ахнула от внезапной боли ожога, это напомнило о себе клеймо. Секунду, помолчав и подавив в себе стон, снова обратилась, к молчаливо стоящему дьяволу. Мальчик не отходил ни на шаг, с напряжением ожидая развязки. — Что он сказал? Переведите мне, что он сказал. Я прошу Вас, Амон!
С ненавистью, бросив взгляд на ребенка, Амон сквозь зубы процедил:
— Милосердие. Он взывает к твоему милосердию. — и в сторону еле слышно: — Топить мальцов надо, слишком много себе позволяют.
Светлана в растерянности посмотрела на ребёнка, и, подумав, возразила:
— Что в этом такого? Он ведь не является Вашей жертвой? И ни одному из Ваших друзей тоже не принадлежит. Так, почему Вы не говорите, что он просит?
Зло, усмехнувшись, Амон всё-таки соблаговолил ей ответить.
— То, что он, просит тебе не под силу.
— Так что же?
— Он ещё глупый, верит во всякие чудеса. Ангелы ему, видите ли, мерещатся. Сейчас я его проучу чтобы не приставал к прохожим.
С угрожающим видом Амон направился к мальчику. Мгновенно сориентировавшись, спрятался за Светлану. Умоляюще посмотрев на Амона, девушка попросила его о полном переводе.
— Хорошо, — проворчал Амон, — он утверждает, что ты - ангел и можешь исцелить его братишку, он серьёзно болен. Мальчик умоляет пойти с ним и исцелить прикосновением руки. Вот видишь, что только не выдумывают люди. Ты можешь спокойно идти дальше, ибо такое чудо ты не потянешь.
— Да. Вы правы. Я на такое не способна, — она замолчала и пристально посмотрела на дьявола.
Перехватив её взгляд, Амон с раздражением заметил:
— Ну, да. Могу. Но не буду. Скажи, какая мне от этого польза? Какая выгода, кроме никому не нужной благодарности?
— Вам никакой. Но просто так можно? Что Вам стоит?
— Пойдём, — зло скомандовал Амон, потянув за руку. При этом он так уничтожающе посмотрел на ребёнка, что тот попятился и спрятался за угол дома, и уже оттуда наблюдал за удаляющейся парой.
Пройдя несколько метров, Светлана остановилась.
— Амон, Вы не могли бы дать мне денег? И не говорите, что их у Вас нет.
— Зачем они тебе? — подозрительно покосился Амон,
— Хочу кое-что купить. Не верите? Прочтите мысли.
— Ещё успею прочесть. Держи. — он протянул увесистую пачку банкнот.
— Я сейчас.
Взяв деньги, девушка побежала назад, туда, где мальчик все ещё наблюдал из-за угла дома. Вложив деньги ему в руку. Светлана вернулась к сердитому Амону.
— Нет, надо было сначала покопаться у тебя в мозгах, — недовольно заметил он. — Иначе я бы не дал денег. Мне не нравится такая покупка.
— Хорошая сделка, — возразила девушка. — Я купила относительное спокойствие. Вы же тоже заключаете сделки ведь так?
Амон ухмыльнулся.
— А что ты скажешь, если сейчас в руках у мальчика будут не деньги, а просто бумажки? Могу устроить.
— Нет, Вы не сделаете этого, — не поверила ему Светлана.
— Сделаю. — прищурился Амон.
— Амон. — Светлана замолчала, собираясь с духом. Амон повернулся к ней, очевидно, выжидая, когда она произнесёт роковые слова. — Амон, — повторила она. — пусть это будет моим милосердием!
— Ты всё-таки признала, что если дал деньги я. То уже становлюсь заинтересованным лицом в этой сделке, и он автоматически становится моим. Но, ты попросила милосердия для него. Помнишь наш уговор?
— Да, — кивнула девочка.
— Я оставлю ему деньги. Но за это будешь расплачиваться ты. Своей болью. Может это чему-нибудь научит тебя. Поход отменяется. Возвращаемся в отель.
Они направились назад. Побледневшая девочка молча шла за дьяволом. Поднявшись на свой этаж, они приблизились к её номеру. Амон толкнул закрытую дверь. Замок щелкнул, и она распахнулась, приглашая внутрь. Пёс радостно кинулся навстречу, виляя остатками хвоста, припадая передними лапами к полу, подвизгивая от восторга. Амон кратко рявкнул:
— Вон! — и указал рукой на приоткрытую дверь соседней комнаты.
Пёс, покорно опустив голову, поджав хвост, понурившись, поплёлся прочь из гостиной.
Амон повернулся к стоявшей в дверях девочке, мотнув головой приглашая зайти в номер. Как только они переступила порог, дверь со стуком закрылась, сама собой повернулись ручка замка.
Девочка выжидающе посмотрела на Амона. Но он её взгляда не заметил, так как стоял спиной, разглядывая что-то в окне.
Шум проезжающих под балконом машин наполнил тишину. Не поворачиваясь, Амон пригласил:
— Подойди ко мне.
Подчиняясь, девочка медленно подошла к нему. Амон рукой указал на летящие машины и спешивших, куда-то людей.
— Посмотри на них, сколько в них равнодушия. Разве они заслуживают этого...
Девочка вскрикнула, побледнев все сильней, она смотрела на свою правую руку рассеченную от локтя и до запястья.
Дьявол, проделал это так молниеносно, что девочка не успела проследить взглядом за его движением. Резкая боль и потоки крови заставили её пошатнуться. Дьявол все ещё держал окровавленный кинжал в руке, по которому пробегали маленькие искры.
Из раны, кровь потоком устремилась по руке вниз, заливая паркет, образовывая лужу. Из вскрытой артерии она быстро покидала тело. Перед глазами девочки всё поплыло, в ушах зазвенело. Слабея от потери крови, девочка попыталась вникнуть в слова, которые говорил Амон. В глазах потемнело. Потеряв сознание, она упала, но последняя фраза дьявола все-таки достигла её сознания. — «Кровь смоет милосердие, которое я оказал по твоей вине».
Амон склонился над лежавшей без сознания девочкой.
Кровь все ещё продолжала увеличивать лужу у окна, струясь из глубокой раны. Дьявол убрал кинжал в ножны и опустил руку на рану. Возникший яркий свет между рукой Амона и рукой девушки, померк. Когда Амон выпрямился, уже ничто не напоминало о расплате за оказанное милосердие. Как он и обещал, даже шрама не осталось на месте раны.
Девочка по-прежнему лежала без сознания.
— Спи, — приказал Амон. Отнес её на кровать. После его слов обморок перешёл в сон. Светлана перевернулась на другой бок, и глубоко вздохнув, уснула.
Прошло несколько часов, когда шум в номере выдернул её из глубокого сна. Очнувшись, Светлана попыталась оглядеться, но маячившая перед лицом морда, мешала это сделать. Сфокусировав взгляд, Светлана разглядела горящие глаза и чёрную шерсть. Влажный и горячий язык прошёлся по лицу, оставляя за собой влажную дорожку. В опасной близости мелькнули острые клыки. Попытавшись погладить пса, Светлана обнаружила, что почти не в силах поднять руку, настолько она ослабла.
Пёс подполз ещё ближе, положив голову на грудь, стал бросать по сторонам взгляды. Девочка опустила руку ему на шею, погружая пальцы в шерсть. Закрыла глаза и почувствовала, как снова тонет. Сознание отделилось от неё, и она погрузилась в небытие. Подчиняясь несущим прочь волнам, девочка снова отдалилась от реальности, ушла в тёмное марево, засасываемая обволакивающим спокойствием уносящим прочь мысли желания и силы. Ещё немного, и она была бы в коме, но прозвучавший рядом голос вернул к реальности. Сопротивляясь засасывающей пустоте, сознание вновь вернулось и пробудило из опасного сна.
— Просыпайся, — снова требовательно звучал голос.
Светлана изо всех сил пыталась следовать ему. Еще одно усилие и глаза открылись. Она увидела стоявшую рядом чёрную фигуру, которая что-то протягивала. Сосредоточившись, девочка, наконец, поняла, что это Амон и протягивал он фужер до краев наполненный тёмно-красным напитком. Лучи света, играя на дне фужера, окрашивали напиток в яркий вишнёвый цвет.
Одной рукой Амон помог девочке приподняться, а другой приблизил фужер к её губам.
— Пей, — приказал он
Светлана сделала глоток и с недоумением посмотрела на дьявола. Напиток был ей незнаком и по вкусу не совсем приятный. Перехватив удивлённый взгляд, Амон пояснил:
— Красное вино, и, возможно, оно придётся тебе не по вкусу. Но это лучший сорт и ты выпьешь его до капли. Немного захмелеешь, но это и к лучшему. Вино поможет пополнить силы.
Глубоко вздохнув, Светлана последовала его совету. Содрогнулась.
— Гадость. И как его пьют?
— О вкусах не спорят, — философски изрек Амон пожав плечами, попутно стаскивая с кровати, вновь залезшего туда, пса.
Светлана почувствовала, как силы вновь возвращаются к ней, но теперь закружилась голова. Вспомнив о первом пробуждении, она поинтересовалась:
— Кто шумел в номере?
— Твоя подруга, — ухмыльнулся Амон. Сел на край кровати и взглядом приказал псу не двигаться.
— И что же она с Вами не поделила? — вежливо спросила Светлана.
— Не со мной, с ним. — Амон кивнул себе под ноги.
Пёс словно чувствуя, что разговор касается его личности, поднял голову и облизнулся. Амон счел нужным прояснить обстановку:
— Покидая номер, я приказал ему никого не впускать, что он и сделал. Я встретил Катерину, когда она выходила из отеля. Была страшно обижена и разочарована. Куда-то торопилась, похоже на свиданье, и второй раз подняться, у неё не было времени. Передала через меня свои извинения.
— Догадываюсь, на какое свидание она так спешила, — слабо улыбнулась Светлана, вспомнив преследующую их яхту.
Вместе с прибавлением сил девочка почувствовала голод. Амон угадав настроение, вышел из спальни, но вскоре вернулся, неся в руках поднос с едой. Поставив его на низенький столик у кровати, направился к дверям, по-видимому, собираясь оставить её в обществе пса.
Светлана окликнула его, когда он уже переступал порог:
— Амон, Вы оставили деньги мальчику?
На что он, зло усмехнулся, вышел за дверь, бросив через плечо:
— Оставил.
Удовлетворенная ответом, она села за столик, сказав внимательно слушавшему ее псу:
— Тог¬да всё в порядке
Принявшись за еду, Светлана не забыла и просидевшего рядом пса. Но, к удивлению, этот монстр игнорировал подачки, оставшись равнодушным к её заботе. Решив, что дьявол позаботился о своей собаке, она оставила его в покое, хотя он по-прежнему продолжал следить за каждым кусочком отправляемым ею в рот.
Насытившись, девушка оставила стол и собаку, все ещё с вожделением смотревшую на блюда, подошла к окну. Шторы были плотно задвинуты, и лишь узкая щелка пропускала в комнату луч света, достаточный, чтобы немного осветить затемнённую спальню. Девушка распахнула шторы, впуская в помещение свет и воздух. Открыла дверь балкона. Холодный воздух, проникнув в спальню, заставил её поёжиться от неожиданной прохлады. Повернувшись к псу, Светлана вопрошающе сказала:
— Сколько же времени прошло после того?
Собака в ответ зевнула, показав полный набор зубов, включая, обнаженные до дёсен великолепные клыки.
Девушка направилась к дверям, желая посмотреть телевизор в гостиной. За её спиной послышались мягкие, вкрадчивые шаги, переходившие в цоканье когтей, когда их обладатель, переходил с ковра на паркет.
Обнаружив гостиную пустой, девушка внезапно переменила свои планы. Она не стала включать телевизор, перешла через гостиную и заглянула в следующую комнату, та тоже оказалась пустой. Рассудив, что сейчас ей никто не помешает покинуть номер отеля и обратиться к любому блюстителю порядка, с просьбой направить её в Российское посольство (ведь раз его нет в Неаполе, то они направят в другой город, где оно есть). С этой надеждой девушка метнулась в ванную, потом в спальню, преследуемая не отходившей от неё ни на шаг собакой. Одевшись и напоследок погладив пса, девушка устремилась к входной двери, желая как можно быстрей покинуть это здание.
Предвкушая свободу, протянула руку к ручке двери, но внезапно её схватили за брюки. Обернувшись, Светлана обнаружила, что клыки пса цепко ухватили ткань одежды. Его глаза казалось, умоляли не покидать номер.
— Всё в порядке, — успокоила она его, — ты же остаешься здесь, со своим хозяином. А я прогуляюсь по городу. Ну, же отпусти одежду.
Пёс выпустил ткань из зубов, но обошёл девушку и встал между ней и дверью, глядя все так же умоляюще в глаза. Пожав плечами, Светлана опять потянула руку к двери, и, замерла. Угрожающий рык заклокотал в горле пса, теперь уже не мольба, а вызов горел в глазах монстра.
Девушка опустила руку, рокот прекратился. Медленно, проверяя, Светлана опять протянула руку к заветной ручке. Пёс издал громкое рычание, обнажая длинные клыки, морща нос. Огорченно кивнув, девушка прекратила свои попытки прорваться сквозь заслон. Прислонившись спиной к косяку, посмотрела на кружившего неподалеку пса.
— Так, Амон. — обратилась она в пространство. — Значит вот какой у меня сторож. Никого не впускает, но и не выпускает тоже.
Девушка медленно сползла по косяку на пол. Обхватила руками колени, уставилась на собаку. Та, словно извиняясь, подползла и положила морду на ее колени. Хмыкнув, Светлана обратилась уже к псу:
— Конечно, ты не виноват. Ты, только подчиняешься приказам. Но, в конце концов, ты же собака, значит, тебя можно провести. Но как?
Пёс молчал. По-прежнему подпирая спиной косяк, Светлана, мысленно, принялась перебирать возможные варианты побега. Вспомнив, вскочила и направилась к спальне. Пёс по пятам следовал за ней. Балконная дверь в спальне по-прежнему была открыта. Ветер нежно шевелил шторы.
Девушка вышла на балкон, подставляя лицо солнцу. Облокотясь о перила посмотрела вниз, три этажа отделяли её от земли. Но как их преодолеть? Рядом послышалось движение. Пёс подошел поближе и, подняв передние лапы на перила, тоже уставился на движущийся внизу людской поток. Сверкая алыми глазами, он с ненавистью смотрел на них, издавая приглушённое рычание.
Внезапно она придумала.
Попятившись назад, к спальне, и привлекая внимание чудовища, указала рукой на противоположный конец балкона. Коротко приказала: Взять! Ощетинившись, пёс пробежал несколько метров в том направлении, рыча и скалясь. В эту секунду он не заметил, как девушка метнулась в спальню, закрыв за собой балконную дверь. Когда он оглянулся, то оказалось, что на балконе находится один.
Светлана еле успела повернуть щеколду, когда страшный удар снаружи сотряс дверь. За этим ударом последовали и другие. Один за другим. За стеклом пёс бесновался в ярости. На чёрной, морде рубинами сверкали глаза, вдруг они остановились на лице девушки смотрящей на него через окно спальни. Следующий удар тела пса пришелся по окну. Задребезжали стёкла.
Сообразив, что сейчас пёс разобьёт стекло, и уже ничто его не остановит, Светлана помчалась к входной двери, на ходу готовя ключи.
Рванув ручку на себя, она вылетела в коридор. Налетев на чью-то грудь, остановилась, посмотрела, кого же она чуть не сшибла. Рыжий, сверкающий в ухмылке клыками, Амон с интересом смотрел на растерявшуюся девочку. Стук на полу возвестил об упавшем из рук Светланы ключе.
Амон молча нагнулся, поднял его с пола, засунул в свой карман.
Растягивая слова, с усмешкой сказал:
— Я вижу, ты уже пришла в себя. И силы вернулись, раз решила, не дожидаясь моего возращения прогуляться по городу.
Шум разбивающегося стекла, донесшийся из распахнутой двери, прервал Амона. Огромным прыжком пёс выскочил в коридор. Его вид был ужасен: взъерошенная шерсть, раскалённая пасть с рядами жёлтых клыков, и горящие яростью глаза. Лапы оставляли за собой кровавые следы.
Увидев в коридоре Амона. Пёс мгновенно присмирел. Улегся у его ног и принялся зализывать лапу и рассеченную осколком стекла грудь.
Амон перевёл взгляд с лежащего пса, на стоящую в оцепенении девочку. Приглашающим жестом указал ей на номер, откуда выбежала она, а затем пес.
— Не возражаешь, если вернёмся в номер?
Разочарованно Светлана вошла в гостиную. Амон попридержал дверь, впуская собаку. Дверь захлопнулась, щёлкнул, закрываясь, замок.
Усадив девочку в гостиной, дьявол прошёл в спальню, и оттуда донёсся его весёлый голос:
— Не плохо придумано, не плохо. Но второй раз повторить не удастся. Он быстро учится.
Амон вернулся в гостиную и тут же, в углу зазвонил телефон. Светлана, зная, что всё равно не поймёт сказанного, предоставила разбираться с ним Амону.
Бросив пару слов в трубку, тот положил на рычаг, повернулся к ней и сообщил, что это интересуются служащие отеля. Они услышали шум и позвонили, дабы узнать всё ли у нас в порядке. Он же успокоил их, сообщив что ничего не произошло, и всё «на высшем уровне». При последних словах девочка вздохнула, мысленно пожалев, что не знает местного языка.
— Сейчас собираемся посетить казино, возрастные ограничения пусть тебя не беспокоят, решим. Присоединишься, или предпочитаешь провести день в компании пса? Предупреждаю сразу, номер с балконом второй раз изобразить не удастся. Я запру дверь твоего номера и балкон, на случай, если вздумается сигануть вниз. В общем, в случае отказа, день тебе придется коротать наедине с телевизором и этим преданным псом.
— Вам, — резко бросила слово девочка.
— Что «мне»?
— Преданным Вам псом. Вы хотели сказать, — пояснила свою реплику Светлана.
Амон развёл руками:
— Как тебе будет угодно считать. Ну, как? Идешь с нами в казино или... Он обвел глазами гостиную
— Иду с вами, — решила девочка
— Отлично! Тогда номер, останется закрытым только с собакой. Пока не покинем Неаполь, псу придется быть всё время в помещении, и, обращаясь к собаке: — Вечером накормим.
— Он не голоден. Я предлагала ему со стола, не захотел, — объяснила Светлана.
— Ха! Такое создание должно питаться только мясом, сырым мясом. Конечно, он оставил без внимания твою заботу. Он ждет от нас более существенного,
— Надеюсь, не человека? — съязвила девочка.
— Нет. Кролика ему хватит, хотя, об этом надо поразмыслить. Человек, он конечно вкуснее, и моему псу он должен прийтись по вкусу. А моя собака должна получать только самое лучшее.
В коридоре их уже ждали.
Пока Амон запирал номер, девочка успела рассмотреть эту компанию. К своему удивлению она обнаружила нового спутника. Возле Барона и Валентина стоял толстяк с хитрыми кошачьими глазами. Приблизившись, девочка поразилась его глазам, они действительно были кошачьими, изумрудно-зелёные с вертикальным зрачком.
Прищурив свои изумительные глаза, толстяк голосом Юма спросил:
— Светлана, не узнаём?
Мысленно припомнив все встречи, Светлана призналась:
— Нет, не узнаю. Как Вас зовут?
— Юм. Знакомое имя, не правда ли?
— Да. Вас не узнать в новом виде. А хвост куда дели?
— Спрятал, — с заговорщицким видом, подмигнул Юм Светлане. — Пришлось принять подоба¬ю¬щий вид, котов в казино не пускают. Прошу.
Юм предложил руку девочке, и та оперевшись на неё, последовала за остальными, ушедшими немного вперёд. Из отеля вышли все вместе, и двинулись по дороге, держа свой путь в казино.
Казино встретило компанию ровным гудением голосов, разрываемым время от времени восторженными возгласами или громким стоном отчаяния и разочарования.
Потные, взволнованные игроки, с равнодушием встретили вновь прибывших. Сейчас, в этом мире, для них ничто не существовало кроме рулетки, на которую была поставлена жизнь игрока. Останется ли он без копейки в кармане, или, разорив казино, выйдет новым миллионером.
Горящие азартом глаза, дрожащие руки отсчитывающие возможно, последние банкноты, объединяли людей окруживших столик и крупье. А тот, как всевышний невозмутимо движением руки, разорял или обогащал смертных. Он был спокоен ведь, как не велик был бы выигрыш игрока, казино всегда останется со своей львиной долей. Бросая подчас целые состояния на разрисованный стол, люди, внимали ему как оракулу, предвещавшему великие бедствия или о грядущей жизни полной всяческих соблазнов.
Вдоль стен стояли игральные автоматы, но большинство присутствующих толпилось возле рулеток. Кое-кто пытал свое счастье за карточным столом.
Разменяв банкноты на жетоны, посетители ринулись в гущу событий.
Юм шепнул Светлане:
— Посмотрим, сможет ли казино обыграть дьявола, — и потянул её к карточному столу. Небрежно кинув несколько жетонов, Юм присоединился к игрокам. Заранее зная чем, кончится игра. Светлана оглянулась в поисках остальных. К её удивлению из всей компании (исключая Юма) к игре подключился только Валентин.
Амон и Барон, подобно Светлане, только наблюдали. Они с жадностью вглядывались в лица окружающих, словно пытаясь понять, до какой степени отчаяния доведён какой-нибудь разорившийся на ставках игрок, не покидающий заведение, и с интересом следящий за игрой остальных с завистью и злобой. Догадавшись, что Амон и Барон ищут свои жертвы. Светлана отвернулась, подошла к Юму, по крайней мере он играл, хоть и жульничал, но играл. По горке жетонов, видно, что игра идёт по-крупному. Его постоянный выигрыш не мог не привлечь внимание окружающих.
Возвышаясь на столе, жетоны, не оставили равнодушными любителей лёгкой поживы. Возле Юма стали увиваться сомнительные типы, и симпатичные девушки старались привлечь его внимание. Самой решительной оказалась молодая женщина с иссиня-чёрными волосами, чёрными глазами, её губы были накрашены ярко алой губной помадой. В глазах Светланы она выглядела несколько шокирующей.
Платье брюнетки притягивало взгляды своими откровенными вырезами, которые были так глубоки, что казалось, потяни немного за плечи, и оно разойдётся на две половинки, до пояса.
Небрежно оттеснив сидящих рядом с Юмом, брюнетка по-свойски положила руку на его плечо, и что-то шепнула на ухо по-итальянски. Оба дружно рассмеялись. Не оставляя улыбки на лице, Юм пододвинул рукой жетоны к этой женщине, другой рукой обнял её за талию. Спустя какое-то время она незаметно опустилась на пару ладоней ниже. Женщина с жаром проигрывала, одну ставку за другой, Юм ей не препятствовал, он с удовольствием наблюдал, как она транжирит его деньги. Подмигнув Светлане, он нацепил чёрные очки, возможно, пытаясь скрыть свои необычные глаза. Взяв из оскудевшей кучки несколько жетонов, Юм, под уничтожающим взглядом брюнетки протянул их Светлане, жестом указал на стоявшую неподалеку от них рулетку.
— Сделай ставку, — предложил он ей.
Неуверенно девушка направилась к рулетке. Там, не спеша, попыталась вникнуть в правила игры.
Время летело незаметно. Будь в казино окна, то Светлана заметила бы, как стемнело.
С удивлением Светлана констатировала, что подобно остальным игрокам, она поддалась азарту.
Удача была переменчива, но в конечном итоге жетоны остались на столе, и теперь они принадлежали кому-то другому.
Облегченно вздохнув, и не желая вновь впадать в азарт игры, Светлана поспешила отойти от манящего к себе стола. В её отсутствие от реальности, в казино ничего не изменилось. Единственно Юм перекочевал со своей подружкой от карточного столика к игральным автоматам. Опять привлекая внимание, Юм выпустил поток монет в одном из автоматов. Брюнетка, звонко хохоча, подставляла ладони под этот источник. Судя по некоторым алчным взглядам, многие были не прочь последовать её примеру.
Барон стал увиваться возле взъерошенного парня, волосы которого выглядели так, как будто он собственноручно пытался снять себе скальп. Что-то с жаром ему, втолковывая, Барон незаметно уводил незадачливого игрока в сторону, туда, где в ожидании стоял Амон. Там же, в стороне от общей массы людей, они стали горячо нашептывать, попутно, шелестя бумагами и хрустя новыми купюрами.
Юм со своей подругой приступили к опустошению третьего игрального аппарата. Подрядив одного из любопытствующих держать поднос усыпанный блестящими монетами.
Светлана подошла к Валентину, с любопытством наблюдая за его игрой.
По видимому кто-то из казино сообщил о странном толстяке, срывающем огромный куш, так как повседневность казино была нарушена громкими криками, и в помещение ворвались вооруженные люди. На удивление они не пытались скрыть свои лица, словно верили в свою безнаказанность. Сделав несколько предупредительных выстрелов и прокричав хрипло угрозы, они заставили присутствующих лечь на пол.
Валентин потянул Светлану за собой, под стол. И уже из-под стола они наблюдали, как разворачиваются события. Впрочем, не понимавшая ни слова из получившегося диалога девушка, так и не получила полного представления о происходящем. Единственно в чём не приходилось сомневаться, так это в том, что их грабят.
Бандитов было шестеро. Они разошлись по всему залу, держа его под наблюдением.
Звук упавшего из ослабевших рук добровольного помощника Юма - подноса заставил всех бандитов отвлечься и бросить взгляд на незадачливого игрока. Звонко звеня, монеты рассыпались в разные стороны, и у близстоящих столов возникла какая-то оживленность. Сидящие под ними посетители, тянули руки в проход, стараясь как можно больше загрести монет под стол.
— Эй! Это мои деньги! — громко возмутился Юм. Его голос пронесся над притихшим залом.
Бандиты зашевелились.
— Ты, толстый. Заткнись. — хрипло прорычал ближайший к нему бандит, угрожая револьвером. — Быстро лицом в пол!
— Это мои честно заработанные деньги, точнее выигранные, и заметьте – честно! — не думая затыкаться, возвестил Юм
Брюнетка потихоньку начала отползать от него в сторонку, под спасительный стол. Там её встретили ворчанием, все места были забиты.
Юм же напротив, прятаться не собирался. Он вызывающе смотрел на захватчиков, засунув глубоко в карманы брюк руки.
— Юм! — раздался знакомый Светлане носовой голос, из другого конца зала. Дальше речь Амона происходила на итальянском языке: — Не приставай к ребятам. Пусть делают своё дело и уматывают отсюда. Они и так появились здесь не вовремя.
Юм капризно надул щеки и, посмотрев на ошарашенных захватчиков, которые впервые столкнулись с таким диалогом в их присутствии, и теперь в замешательстве соображали, что предпринять, продолжил обвинительную речь:
— И не подумаю! Это возмутительно! Ворваться, когда я играю, испугать мою кошечку, — с этими словами он нагнулся и, выискивая свою подругу, позвал: — Кис! Кис! — выпрямившись, обвиняюще ткнул пальцем в бандита. — Ты испугал её! Теперь давай, ищи, где она спряталась.
— Этот тип - сумасшедший! — повернулся к товарищам бандит. Сверкнув глазами, приказал: — Живо на пол!
Подтверждая свои слова выстрелом, нацеленным на игральный аппарат, позади Юма. Пуля разбила экран, и мелкие замыкания на время заискрили в чреве аппарата. Повалил дым.
Юм невозмутимо остался стоять на месте. Но, по-видимому, решил пойти на компромисс:
— Может, вы позволите собрать мне мой выигрыш? — вежливо поинтересовался он.
— Будьте так любезны, — вежливо ответил бандит, протягивая Юму мешок. — Собери вот сюда...
— Юм! — опять донесся знакомый Светлане голос. — Оставь чёртовы деньги, пусть они убираются отсюда!
— Последуйте совету вашего друга, — согласился бандит, всё ещё настроенный вполне миролюбиво. Его товарищи тем временем опустошали кассу и карманы сидящих под столами.
— Только через мой труп! — торжественно возвестил Юм.
— За этим дело не станет, — озлобленно прошипел бандит, выпуская в Юма четыре пули.
Женский визг, оглушая, разнёсся по казино. Слабый пол забился в истерике. Мужчины зароптали. Выпустив ещё несколько пуль по столам, захватчики успокоили зал.
Юм упал в лужу крови, подёргав с десяток секунд всеми конечностям. Смотрелось потрясающе! Устланный монетами пол и в этой сверкающей груде тело. Брызги крови на метр оросили всё вокруг. И теперь Юм лежал в странном сочетании золотого блеска и алой крови.
Светлана этого не видела, соседние столики загораживали обзор зала. Да и ей было не до этого. Зная, что Юм придуривается, она не беспокоилась о нём.
Амона, что-то не было слышно, а обирающий карманы игроков бандит уже подходил к рулетке, под которой находились она и Валентин, и, ещё несколько человек. Он заглянул под стол.
— О, сколько вас тут! — пробормотал бандит по-итальянски. — Раскошеливайтесь мои милые. – и обращаясь к Светлане: — А тебя, цыпочка, я обыщу сам. В каких интересных местах бывают спрятаны эти деньги, что просто диву даешься! Он протянул руку к её груди.
Не понимавшая ни слова, Светлана вполне сообразила, что ему надо. По возможности, забравшись как можно глубже, она огляделась в поисках сидящего рядом Валентина. Но он куда-то исчез. Впрочем, он быстро обнаружил себя, сказав раздражённо по-русски:
— Ты уже всё забрал! О, нет! Там-то, уж точно ничего нет, — его голос доносился с другого конца стола. Добавив несколько слов на местном наречии, опять перешёл на русский:
— Что, убедился? Нет.., ну что ж поищи и здесь, раз тебе доставляет это удовольствие.
Девушка с отчаянием повернулась, и вовремя. Волосатая рука уже была готова ухватить и вытащить её из-под стола, где она пряталась. Чёрные глаза захватчика сверкали немым торжеством. Не отрывая от неё взгляда, отрывисто прошептал:
— Выходи, — теряя терпение, прорычал: — Дурёха!
Не имея возможности отползти дальше, девушка замера, в ужасе смотря на приблизившегося к ней бандита. Его рука цепко ухватила ногу и теперь вытягивала на проход. Молча, Светлана попыталась извернуться. Вспомнила о стилете, всегда висевшем на поясе. Судорожно сжала пальцы на костяной рукоятке.
Лампа, висевшая над рулеткой, ослепила глаза, когда последним усилием бандит вытащил её в проход между игральными столами,
Коротко размахнувшись, девочка пронзила стилетом его руку насквозь.
Громко вскрикнув, бандит отпрянул, с изумлением разглядывая окровавленный стилет, лезвие которого выходило с другой стороны запястья. Попытался выдернуть, но при прикосновении к рукоятке, его словно ударило током. Свалившись на пол, он закорчился от боли, непрерывно вопя. Его крики проносились по казино, будя эхо.
Светлана с не меньшим ужасом, широко раскрыв глаза, наблюдала, как меняется раненая рука с торчащим из неё стилетом. Клинок будто живой вгрызался в тело, обращая его в пепел. Сначала появился волдырь, словно стилет был раскаленным. Он лопнул. Потекла жидкость. Обнажилось мясо. Красное обгорелое мясо, оно продолжало поджариваться, и мышцы обугливались, оголяя кости. Испепеляющая язва, уничтожая плоть, продвигалась от запястья по руке, к плечу оставляя за собой голую кость. Теперь стилет торчал среди костей кисти. Бандит затих, по-видимому, потеряв сознание.
Но не успел умолкнуть этот человек, как хор из нескольких голосов снова зазвучал в зале.
Бандиты уже не знали куда броситься, просто стояли и рассеянно смотрели, то в одну сторону, то в другую. На этот раз виновником был Юм. Точнее не он сам, а его результат «вежливого разговора» с захватчиками.
Оставив Юма лежащим в крови, они уже не обращали внимание. Крики укрывающихся рядом людей привлекли всеобщее внимание. Один из кричавших извивался от боли. Его кожу разъедала неизвестно откуда взявшаяся кислота. Она медленно прокладывала свой путь через одежду, через кожу, трепещущие мышцы, разъедая по пути рёбра, направляя свой путь, к бешено бьющемуся сердцу, распространяя за собой запах тления и пузырящуюся пену.
Счастливчики, избежавшие этой участи, отпрянули в сторону, поддерживая стон разъедаемого, многоголосым хором ужаса.
Кислота уничтожила часть стола и пол неподалеку от него, и под ним. Капли крови толстяка внезапно превратились в съедающий всё на своем пути раствор. Самому толстяку это ничем не грозило, хоть он и находился в самом центре пузырящейся массы. Более того, под напряженными взглядами, он стал оживать. Открылись глаза. Зашевелились руки.
Зал погрузился в безмолвие.
Человек, которого все считали мертвецом, встал. Медленно двинулся на затаившихся в страхе людей. Гробовую тишину разрезал очередной истошный женский визг. Он послужил сигналом.
Толпа ринулась к выходу, игнорируя бандитов, стараясь, быстрее покинуть здание и выскочить на улицу, в надежде, что там кошмар прекратится.
Осаждая недоумевающих таксистов, боролись за транспорт и с безумием в голосе диктовали свои адреса.
Проезжающие автобусы были атакованы. Выломав двери ещё при движении, люди вломились в салон, с мольбой и угрозой обращаясь к водителю дать по газам и увезти их как можно быстрее с этого злосчастного места.
Опустевший зал представлял собой печальное зрелище: перевёрнутые столы, сумки с деньгами и драгоценностями, пол разъеденный кислотой зиял многочисленными дырами. Лежащие труппы и один передвигающийся. Последний, подняв руки, издал душераздирающий стон.
— Юм! Прекращай выламываться! — Амон все ещё находящийся в углу зала с Бароном, окриком остановил вошедшего в роль Юма. Неудачник, которого они хотели раскрутить на договор, исчез вместе с остальными. И это не прибавило радости в голосе Амона, да, и Барон выглядел не совсем счастливо. — Ты и так сделал всё, чтобы помешать нам в удачной сделке.
Обвинил Юма Амон, пробираясь между столами к сидевшему в оцепенении, единственному оставшемуся человеку. Он сидел на полу, закрыв лицо руками. Возле него лежало тело с торчавшим из костей руки стилетом и продолжающее медленно терять свою плоть. Большая часть трупа уже сверкала вычищенными до блеска костями. Подойдя к трупу, Амон выдернул стилет, и распространение язвы прекратилось. Там, где мясо не обуглилось, оно представляло собой волдыри и обнажённые сошедшей кожей - мышцы. Зрелище сожженного тела было ужасающим.
Амон приблизился к оцепеневшему человеку, положил руку на его плечо.
— Пойдём, нам тут уже делать нечего.
Очнувшись будто от сна, девочка подняла голову, растерянно посмотрела на стоявшего рядом дьявола. Он протягивал ей стилет. Вскочив на ноги, она с ужасом отпрянула в сторону, не желая касаться этого страшного оружия. Её взгляд остановился на трупе. Крик застрял в горле, она только подняла руки к лицу, словно, желая укрыться от этого зрелища.
— Чисто ты его, — усмехнулся весело дьявол, кончиком туфли двигая кости. — Держи свой стилет, и уйдём отсюда. — обращаясь к Юму, всё ещё передвигавшемуся по залу не сгибая колен. — Хватит, оставшиеся зрители не оценят твоих усилий. Зомби ты сыграл нормально, но не вовремя. И вообще, какого чёрта, стал спорить? Пусть ребята поживились бы. Валентин! Много из тебя «вытрясли»?
Валентин всё ещё приводил себя в порядок, заправлял рубашку, надевал туфли. На вопрос Амона только развел руками и с ухмылкой произнёс:
— Все! Очень по-дружески отнеслись, попытались насколько можно облегчить мой вес. Ремень с золотой пряжкой стащили, — поддерживая брюки, он прошелся по залу в поисках своих вещей. — Вот он! — воскликнул Валентин, поднимая свою вещь с пола. Поспешно вдев в брюки ремень, облегченно вздохнул: — Вероятность потери брюк по дороге свелась к нулю. Сейчас полиция, должно быть нагрянет. Нужно уходить.
Вместе с Юмом, Валентин направился к выходу. Барон последовал за ними. Амон потянул Светлану за собой. Ещё толком не придя в себя, она последовала за дьяволом к дверям. Кинжал, протянутый ей Амоном, проигнорировала. Этот стилет, так страшно убивший человека, вызывал в ней отвращение. Они вышли на улицу. Амон державший в руке стилет, аккуратно прикрыл двери казино за собой. Издалека доносился звук сирены. Он приближался.
Стёкла домов, стоявших вдалеке, отразили блики проблесковых маячков полицейских машин. Четверка последних, покинувших здание не спеша, двинулась по тротуару освещённому уличными фонарям, фарами встречных машин и светом неоновых вывесок. Посмеиваясь, они направлялись к ближайшему ресторану, так как Юм заявил, что за время проведение трупом, он изрядно проголодался. Найдя подходящее заведение, группа решила осчастливить его своим появлением. Словно их и не обдирали бандиты, они заказали множество выпивки и еды. Светлана сидела, понурившись, сейчас застолье ей было в тягость, Амон всё-таки вернул стилет в ножны. Теперь своей тяжестью он напоминал о случившемся, и, роли которую он сыграл.
— Юм! Почему ты раньше не стал оживать? — поинтересовался Валентин. — Начал бы на несколько минут раньше, и меня бы не раздели, и Светлана, избежала бы шока, — поворачиваясь к девочке, — Я так понимаю, Светлана, тебя тоже хотели тщательно обыскать?
Юм замахал на Валентина руками.
— Ты не прав! Я как раз вовремя! Как здорово она его проткнула! И кинжал оставила в ране, и, насладилась всей гаммой его страданий. Жаль, что он быстро отключился. Чтобы эффект не пропал, пришлось подключиться мне. К счастью, когда я падал, кровь попала на того, второго, который стал следующим трупом. Он мне здорово подыграл, с его помощью, моё воскрешение восприняли как нельзя лучше.
Амон с ним не согласился:
— Какого чёрта, ты вообще стал срывать банк казино? От такого шума, они как мухи на мёд полезли. Может, ты и повеселился, но сделка, на которую мы рассчитывали, сорвалась.
Юм с ехидной усмешкой забормотал:
— Прошу прощения. Но это же не единственное казино в городе. Найдём ещё одно, пусть нелегальное.
— Как же, — фыркнул Барон. Тыча пальцем в Юма, напомнил: — Вчера, кто устроил заваруху в другом заведении? Вспомни заголовки газет: «Кровавое побоище в казино». А после этого случая, возможно, остальные просто закроются, потому что люди побоятся их посещать.
— Но есть же и другие игры, — защищался Юм.
— Есть, но попробуй там заключить договор. Не думаю, что тебе удастся. — Барон махнул рукой. — Ну, да, ладно, оставим эту тему. Валентин, где твоя подружка? Что - то давно её не видели.
— Ей всё маникюр, причёски, платья. Вот и носится по Неаполю. И всё у неё причины, — пожаловался Валентин. — Я и сам Катерину вижу только ночью, а утром опять покупки, салоны. Что поделаешь, женщина. — Валентин повернулся к задумчивой Светлане. — Спагетти просто восхитительны! Советую попробовать.
— Что-то не хочется, — отвернулась девочка.
Нахмурившись, Амон пододвинул тарелку.
— Ешь, если не хочешь, чтоб тебя заставили.
Глубоко вздохнув, девочка повернулась к тарелке, решив сделать вид, что ест. И все же попробовав, она почувствовала, что действительно голодна. Происшествие в казино отбило всякие мысли о еде, но вкус спагетти, как признал Валентин, был восхитителен и напоминал, что последний раз она была за столом, ранним утром. Дружеская беседа и отличные блюда отодвинули недавнее происшествие в прошлое, и только воспоминания, как шрам, остались в душе у девочки. События теперь казались ночным кошмаром, здесь, в освещенной множеством огней комнате, где люди пришли отдохнуть за трапезой и послушать приятную музыку.
Погружённая до этого в свои воспоминания, Светлана, и не заметила, что тихая мелодия давно плывет над залом, убаюкивая и успокаивая израненную душу. Даже Юм притих, вслушиваясь, но и не забывая, попутно опрокидывать рюмку коньяка.
Счастливый покой царил в ресторане, и официанты неслышно скользили межу столами, обслуживая клиентов.
За освещенными окнами царила ночь, где в темноте затаился ужас и мрак, от которого люди пытались скрыться в помещениях, яркий свет которых заставлял темноту скрываться в проулках, забиваться в подворотни, таиться в тёмных подвалах.
И случайный прохожий, забредший туда, мог стать жертвой насильников и грабителей. Но в этом ресторане - островке света и спокойствия, люди наслаждались безопасностью и не вспоминали о ночи караулящей их за дверьми. И только утренние сводки газет напоминали им, что ночью не спит и ещё кое-кто. Слуги, которого сейчас пировали в этом маленьком раю.

Шум у входной двери и рычание пса проникли в сон Светланы, а затем и вовсе прогнали его. Потянувшись, девушка окончательно проснулась. Настойчивый стук в дверь не прекращался, этому стуку аккомпанировал пёс, вкладывая в рычание, похоже, всю душу.
Ещё раз, потянувшись, она вскочила с кровати, накинула халатик и направилась к дверям, в которые кто-то усиленно ломился. Желая открыть дверь, девушка протянула руку, но быстрый разворот тела собаки от дверей к ней, остановил её. Теперь Пёс, внимательно наблюдал за её движениями, не подпуская к двери и игнорируя стук.
— Кто это? — громко спросила Светлана, надеясь, что за дверью её услышат и поймут.
Её услышали. Перестали рваться в номер, и голос Валентина, приглушённый дверью спросил:
— Светлана, Катерина у тебя?
— Нет... Её здесь нет. Она пропала?
— Похоже пропала, — голос из-за двери вздохнул. Помолчав, Валентин сообщил: — Пойду к Дорну, он скажет, где она.
Через несколько секунд шум у соседнего номера возвестил ей, что Валентин вошёл в апартаменты Дорна.
Возбуждённая такими событиями, девушка уже не думала возобновлять прерванный сон. Посуетившись по комнатам и приведя себя в порядок, Светлана не находила себе места в запертом номере. Пес как привязанный следовал за ней по пятам.
За окном день только начинался, и тьма нехотя отползала за горизонт - на запад. Солнце ещё не взошло, и небо только - только набирало краски на востоке.
Вероятно, Валентин всю ночь не спал, волнуясь о своей подруге.
Светлана прошла в третью комнату в надежде застать там Амона, который прояснил бы обстановку сообщил бы, что всё-таки происходит. Но и в той комнате его не оказалось, а тренер уже ждал её. Сообразив, что теперь эту комнату так просто не покинуть. Светлана отослала пса в гостиную, а сама приступила к тренировкам, на всём протяжении которых, мысль о Катерине не покидали её.
— Такое усердие похвально, — раздался голос Амона, когда тренировка подходила к концу.
Небрежно махнув рукой на склонившегося в почтительном поклоне тренера зомби, он заставил того исчезнуть. Мягко ступая, как гепард на охоте, приблизился к Светлане.
С удивлением, Светлана подумала, что Амон странно меняет свои походки. На людях он хромает, иногда переходя на нормальный шаг, а когда находится при Дорне то двигается крадучись, как будто принадлежит к кошачьей породе. Должно быть, его реальная походка именно такая, когда он ходит только среди своих.
С ухмылкой Амон осмотрел девочку с ног до головы, и тут в его лице что-то изменилось. Взгляд стал холодным, жёстким, с неудовольствием в голосе он спросил:
— Почему без медальона и кинжала?
Светлана пожала плечами:
— Потом одену. С ними заниматься неудобно, — и в свою очередь спросила: — Амон, Вы не в курсе, что случилось с Катериной?
— Стилет всегда должен быть при тебе, — приказал Амон оставив без внимания её вопрос. Протянув руку и взяв из воздуха ножны с кинжалом, он подал всё Светлане. Та молча прицепила их к поясу. Щёлкнув пальцами, Амон сотворил медальон, который неизвестно как оказался на шее девушки.
— Чтоб больше я не повторял этого, — предупредил он.
Светлана вернулась к волновавшему её вопросу.
— Валентин потерял свою подругу. Вы не в курсе, где она?
— В курсе, — Амон крадучись направился в гостиную. Светлана поспешила следом, стараясь не пропустить ни одного его слова.
— Я был у Дорна, когда Валентин посетил нас... — тут он замолчал. Пёс в гостиной, обрадованный их появлением, проявил слишком бурную радость, чтобы Амон смог продолжить разговор. Усмирив взглядом разошедшегося пса и потрепав его за загривок, Амон видя, что Светлана с нетерпением ждет продолжения, снова заговорил: — Да, я в курсе. Валентин, хоть сейчас не принадлежит к людям, но и наших способностей не имеет. Дорн сообщил ему, где находится его подруга. И Валентин покинул наше общество на энное время. Он уже в пути, по следам Катерины.
— Но где же она? — удивилась Светлана.
— В данный момент, Катерина покинула Тунис и с небольшой компанией направляется на юг страны.
Светлана изумленно уставилась на Амона не в силах усвоить эту информацию. Ещё вчера утром Катерина пыталась её навестить, а сегодня утром, кое-кто утверждает, что она в Африке, неизвестным образом преодолев за сутки Средиземное море.
— Почему неизвестным, — откликнулся на её мысли Амон. Развалясь на диване и положив руку на шею развалившегося тут же, рядом пса, он наслаждался произведённым эффектом. Светлана рухнула на стоявшее напротив дивана кресло не в силах вымолвить и слово, Амон небрежно махнул свободной рукой. — Способ передвижения вполне известен, это яхта. Могу ещё добавить, что яхта принадлежит арабу.
— Но почему она уплыла с ним? Заставить он её не мог, значит, Катерина добровольно?
— Говоришь «не мог заставить»? — усмехнулся Амон, — позволь узнать, откуда у тебя такие мысли?
Светлана пожала плечами.
— Она не человек, и при Дорне. Разве можно совершить насилие над его свитой?
Амон нахмурился, резко убрав руку с собаки, приподнялся на локте.
— Ты не путай. Я, Барон, Юм - это совсем другое, нежели Катерина и Валентин. Дорн вернул их в мир людей на время и на время дал им тела. Но они уязвимы, как и все люди. В отличие от нас, Катерина, как всякий человек на Земле подвержена алкоголю, наркотикам, её можно оглушить, усыпить, убить. Правда Катерина вернется туда, откуда Дорн позвал её, — скривившись в улыбке, добавил: — И как женщина, она не уступает живым людям, а в кое-чем даже превосходит этот якобы «слабый пол». Она в полной мере владеет женской магией. Араб попался на её крючок, и ещё нужно разобраться кто чей пленник.
— Амон, но Вы поможете Валентину? В отличие от него, можете преодолевать расстояния моментально. Что вам стоит навестить Катерину и освободить её?
— Натурально - ничего, — согласился Амон. — Но «кесарю - кесарево, Богу – богово», Валентин сам поможет ей. Мы не будем вмешиваться. Единственно в чём поможем, это укажем, где она находится, и одолжим наш корабль. Кстати «Летучий голландец» уже в пути. Сейчас мы тоже двинемся в путь.
— Всё-таки поможете, — обрадовалась девочка.
Амон отрицательно покачал головой:
— Валентин сам справится. А Дорн покидает Неаполь и держит свой путь в Рим. И, разумеется, мы сопровождаем Хозяина.
Амон поднялся с дивана, направляясь к двери, предупредил:
— У тебя полчаса на завтрак и сборы,
— Но судно ушло с Валентином!
— В Рим мы попадем автомобилем, ты сможешь посмотреть панораму Италии.

Амон остался верен своему слову и через полчаса он открывал дверь номера с приглашением следовать за ним к выходу.
Выйдя первой, Светлана, обернувшись, увидела, как Амон ведёт за собой собаку. Приблизившись к порогу, пёс постепенно стал исчезать, по мере того как переступал порог, его тело растворялось в воздухе. Последним мелькнул кончик хвоста, и пёс исчез полностью.
Амон закрыл дверь, и не спеша, двинулся по коридору, вертя ключ на пальце.
— Куда же Вы дели пса? — спросила Светлана.
— Он рядом со мной, можешь подойти и потрогать.
Светлана неуверенно протянула руку, и возле Амона почувствовала в воздухе нечто, похожее на шерсть. Что-то мокрое прошлось по руке и, вздрогнув, она догадалась, что язык пса. Ладонь была влажной. Изумленно покачав головой, Светлана поспешила за Амоном и его невидимой собакой.
Служащие с огорчением проводили до выхода на улицу своих щедрых постояльцев и искренне пожелали скорой встречи. Напоследок сунув пачку банкнот швейцару, заботливо попридержавшему дверь, Амон со спутницей вышел на улицу.
Заметив последний жест Амона, Светлана, не удержавшись, с ехидством спросила:
— Амон, а как же милосердие? Пачка денег - это как-то на чаевые не похоже.
Амон с досадой посмотрел на девочку, словно он был разочарован её непониманием. Но все-таки разъяснил:
— Это не милосердие. Это шик. Так лишний раз я доказываю, что я богаче любого на Земле и деньги для меня просто мусор, пыль. Кидая пачку денег, я унижаю его, и, его представление о мире, — усмехнувшись, добавил: — И, потом, ты не наблюдательна. Кое-кто заметил столь щедрый жест и принял на заметку. Так что этот человек сегодня ночевать не будет, через пару часов он пострадает именно из-за денег, которые я дал. Это не милосердие, а помощь быстрее перейти в иной мир.
— Эй! Вы ещё долго будете дискутировать? Я уже устал вас ждать! — голос Юма прозвучал рядом, из чёрного шикарного лимузина, что стоял у обочины.
Приземистый и длинный, лимузин не мог не вызвать чувство восхищения.
— Мы поёдем в нём? — с восторгом спросила Светлана, проводя рукой по чёрной полировке машины. Очищенный до зеркального блеска, он сверкал на солнце как тёмный бриллиант.
— Прошусс. — с этими словами Юм открыл дверь изнутри и опять запрыгнул на сиденье рядом с Дорном. Барон занимал место возле водителя.
Сев по соседству, Светлана посмотрела, как Амон направляет невидимого пса в салон. Дрогнувший пол под ногами возвестил, что животное уже в машине.
— Чудовище! Чудовище! — завопил кот, и когтями раздирая обивку, полез на спинку сиденья. — Амон! Что за фокусы! Выгони его отсюда, он же меня съест! Вон как смотрит! Ты кормил его?
— Это мой пёс, — сообщил Амон и, не обращая внимания на Юма, сел рядом со Светланой.
Шофёр аккуратно прикрыл дверь машины.
— Твой пёс! — возмутился Юм. — А обо мне ты подумал? Останови его, Амон, что ты смотришь! Он же на меня лезет!
Обивка сиденья прогнулась, как будто что-то тяжелое легло на неё. Кот внезапно преобразился. Вставшая дыбом шерсть, легла в противоположном направлении привычному шерсти. От хвоста к голове. Дальнейшие возмущения кота прояснили, что же с ним произошло.
— Твой чёртов пёс, всего меня измусолил. Будто я кость какая-то! — застонал Юм, стараясь пригладить шерсть в нужном направлении. О! Он опять лизаться лезет, Амон убери пса! И пусть свои нежности он высказывает на ком-нибудь другом. Светлана, тебе нужен лижущийся пес?
Светлана покачала головой. Пёс, конечно, лижется, но, он принадлежит Амону, и об этом не стоило забывать.
Похоже, пёс присмирел, так как Юм, успокоившись, слез со спинки на сиденье и, свернувшись клубком, уютно устроился. Единственно, его глаза, то и дело возвращались к тому, что было под ногами у пассажиров.
Машина плавно тронулась, и быстро набирая скорость, устремилась к дороге, ведущей в Рим.
(продолжение следует)
Всего комментариев: 0
avatar
22
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0