Главная » 2016 » Март » 19 » Визит Глава третья (5 часть)

Визит Глава третья (5 часть)

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 19.03.2016 в 16:13
Материал просмотрен: 88 раз
Категория материала: Фэнтези
К материалу оставлено: 0 комментариев
Мягко и быстро неслась машина. Деревья стоявшие по обочине, сливались в одну сплошную полосу, но дальше, за деревьями, открывался замечательный вид на покрытые виноградными плантациями холмы. Строгие ряды виноградников мелькали в такт движения автомобиля, и, казалось, что большой спрут раскинул свои конечности, головой уходя куда-то вдаль, и быстро перебирал щупальцами, словно догоняя мчавшийся по трассе чёрный лимузин. Время от времени, чёрная молния обгоняла на своём пути туристические автобусы, легковые машины, фуры, которые несмотря на разницу в скорости стремились к одной цели — Рим. И рано или поздно они все достигнуть его. Но сидевшие в лимузине, наслаждаясь комфортом и скоростью, прибудут в легендарный город, далеко оставив позади себя путешествующих по этой трассе.
— Страна виноделия, — сказал Дорн, окидывая взглядом, вид из окна. — Не зря Италия занимает одно из первых мест по выпуску вина. Светлана, ты пробовала местный напиток? Как он, пришелся тебе по вкусу?
Искоса посмотрев на сидящего рядом Амона, пожав плечами, Светлана несколько неуверенно ответила:
— Да, как-то пришлось выпить, но я была не в восторге от него.
Дремавший на мягком сиденье кот, вскочил, будто его подбросила пружина.
— Амон! Неужели ты предложил девочке низкосортное вино? Мадеру не нашел что ли? В твоем распоряжении все марочные вина. И усмири своего пса. Чего это он на меня так смотрит?
И действительно, пёс, который при выезде из Неаполя, снова стал видимым, не сводил горящих алым пламенем глаз с кота. Розовым языком пёс прошелся по своей морде. А по пути не забыв смачно облизать и жёлтые клыки. В зевке звучно захлопнулась пасть.
Кот занервничал.
— Амон, ты всё-таки признайся, кормил его? Что-то мне глаза пёсика не нравится. Может пёс хочет вина? — и уже обращаясь к девочке: — Светлана ты попробуешь предложенное мною вино? Оно будет гораздо лучше, чем то, которым тебя поил Амон.
Презрительно фыркнув Амон, наигранно с ласковым недоумением, спросил Юма, причем этот ласковый тон не сулил ничего хорошего:
— И где же ты достанешь этот лучший из лучших?
— А из твоих погребов, — парировал кот.
— Хорошая мысль, — подключился к разговору Барон, — Амон, а ну-ка раскошеливайся.
— За этим проблем не будет, — махнул рукой Амон. Внезапно возникла пузатая бутылка из тёмной керамики, покрытая пылью и паутиной. Горлышко бутылки было залито сургучом.
Сразу у всех в руках появились рюмки (даже у шофёра). Кот принялся важно разливать вино. Барон держал две рюмки, тем самым, помогая шофёру. «Нам ещё нужно доехать до Рима», — пояснил он заботу о водителе: — «А после можно угостить и его».
Дорн решительно запретил и Светлане пить этот напиток, бросив уничтожающе-суровый взгляд на Юма. «Еще не время», - сказал Дорн, забирая рюмку у девочки.
Светлана неуверенно заметила:
— Вообще-то мне не хочется пить, — и поинтересовалась: — Почему мне нельзя из этой бутылки?
— Это не для людей, — ответил Дорн и добавил: — Но ты попробуешь вино Амона, когда придёт время. Ведь так, Амон?
Амон согласно кивнул головой. Посмотрев на потрясённую девочку, растягивая слова, сказал, обращаясь к ней:
— К моему сожалению, это будет нескоро.
— А может вообще, не будет? — предположила Светлана.
Кот фыркнул в свою рюмку. Барон мерзко захихикал, а Дорн как-то мягко, почти незаметно усмехнулся. Амон промолчал, но присоединил свою ухмылку к всеобщему веселью, вызванному последними словами девочки.
— Да.., «Вечный город» ещё долго будет радовать людей своими напитками. — выпив сразу из двух рюмок, заключил Барон.
— Что за «Вечный город»? — спросила девочка.
— Так называют Рим. Хотя, я могу и поспорить. Вот только спорить не с кем. Ну да ладно, пусть говорят, что хотят, история нас рассудит, — углубился в философию Барон. Он ещё что-то бормотал, но его уже никто не слушал.
Опять центром внимания стал Юм, что ему, по-видимому, очень льстило. Неожиданно, он принялся рассказывать о происшедшем в казино во всех подробностях. Дорн рассказом явно заинтересовался, а при упоминании о стилете, бросил на Светлану взгляд полный любопытства и интереса. Когда кот закончил свое повествование и прекратил наглядный показ. Дорн спросил девочку:
— Ты не догадывалась о возможностях этого оружия?
— Нет, — покачала головой Светлана, — иначе не воспользовалась бы им.
— И предоставила бы бандиту обшаривать тебя с ног до головы, — заключил Дорн, с еле заметной усмешкой.
— Не знаю, как бы я поступила, но теперь пользоваться оружием не стану.
— Не загадывай вперёд, — с иронией посоветовал Дорн, — разве тебе не доставило удовольствия видеть, как корчится в муках, тот, кто хотел причинить тебе вред?
Дорн выжидающе посмотрел на Светлану. В ответ она лишь покачала головой, отрицая такое предположение.
— А я. Как, я того кислотой! — влез в разговор Юм, — и пена во все стороны. Согласитесь, зрелище круче Американских горок, дух захватывает!
— Ты лучше расскажи, что устроил в другом казино, — мрачно сказал Барон. Зачем стал изображать захват бандитами? Сколько людей полегло, и всё без пользы.
Юм счел нужным защищаться:
— Ну откуда я знал, что там мафия соберётся, и они решат, что напали противники. Вот ребята и растерялись и устроили маленькую войну.
Барон на оправдания Юма только махнул рукой.
— Всё тебе было известно. Поэтому ты так и поступил.
Юм театрально вздохнул, поднял глаза к небу.
— Нет в жизни счастья. Все придираются, придираются. А. ты вспомни, как было весело, когда выбрасывали трупы в море. Вспомни, что газеты обвинили мафию. Тебе, Барон, только бы заключить с кем-нибудь сделку, а просто повеселиться некогда.
Дорн потрепал кота по шерсти.
— Сейчас, повеселишься. Кое-кто настойчиво ищет с нами встречи.
И словно отзываясь на его слова, позади лимузина раздался вой сирены. Полицейская машина поддав газу, пошла на обгон, мигая всем, что в ней могло светиться.
Водитель лимузина вопросительно посмотрел на Барона, и, получив от него кивок разрешающий остановиться, надавил на тормоза.
Визг покрышек и через несколько метров машина остановилась у обочины. Полицейская машина не успела повторить маневр, и ей пришлось возвращаться задним ходом несколько десятков метров. Сидящие в лимузине, с интересом наблюдали за маневрами полицейского. Наконец, он подъехал в притык к лимузину, блокируя возможный неожиданный отъезд. Хлопнув дверью, полицейский направился к ним, небрежно положив руку на пояс, поближе к кобуре. Водитель, опустив стекло, выжидающе смотрел на блюстителя порядка. Тот не заставил себя долго ждать и решительным тоном потребовал права, предварительно сообщив им о значительном превышении скорости. Внезапно кот исчез.
Полицейская машина была пуста, и какова же было изумление водителя. Когда её мотор неожиданно завелся, и, подняв пыль с песком, машина умчалась по дороге с пустым салоном.
Полицейский так и остался стоять, зажав в руке права, и с тоской провожая взглядом исчезающую – вдали, патрульную машину. Где-то на горизонте появилась вспышка. Столб дыма возвестил о безвременной кончине, этого «почти нового» транспортного средства. Выдернув у застывшего в оцепенении полицейского права, водитель лимузина аккуратно завел машину, и не спеша, двинулся по дороге объезжая по пути все ещё недвижимого человека в мундире. Последний даже не заметил такого бегства от штрафа, будучи полностью поглощенный одной цель: добраться до машины и посмотреть, что в ней сохранилось.
Проезжая мимо развороченного каркаса машины, Светлана обнаружила, что надежам полицейского не дано осуществиться. Как Юму удалось её так искорежить, осталось загадкой, было впечатление, что машина сначала побывала под катком, затем её зажало между трамваями, а напоследок прокрутили через мясорубку.
Посылая в воздух последнюю струю дыма, масса металлолома представляло собой печальное зрелище.
С довольной физиономией, появился Юм, облизываясь как после хорошей трапезы. Надавив на педаль, водитель лимузина, старался догнать потерянное время, увеличив скорость ещё на пару десятков километров, побивая рекорд скорости до остановки их полицейским.
Время пролетело незаметно и спустя два часа, как был оставлен Неаполь, лимузин уже въезжал в Рим. Светлана прильнула к окну, с интересом разглядывая этот легендарный город.
Проезжая мимо одного из зданий, Амон кинул реплику, должно быть, обращаясь к Светлане:
— Это здание Российского посольства.
Стараясь получше рассмотреть и запомнить его расположение в городе, Светлана проводила взглядом здание. Как ей хотелось в этот момент покинуть машину.
Проехав центр города, лимузин остановился возле двухэтажного особняка. С колоннами, он больше походил на дворец.
— Это гостиница? — поразилась Светлана, восторженно разглядывая здание.
— Наш дом, — любезно сообщил Барон, вежливо отворяя дверь в салоне. — Мы его давно приобрели. Хорошее капиталовложение, согласись. За прошедшие века он стал гораздо дороже.
— Наверное, уйму денег стоит. Такой дом может вместить в себя школу. — сказала Светлана, ещё раз, окидывая взглядом из конца в конец дом.
— Уж чем-чем, а в деньгах мы неограниченны, — важно заявил Юм, направляясь к дверям. — Да, Амон, — обернулся кот, — надеюсь, пёс будет жить во дворе.
— Напрасно, — проворчал Амон, выводя пса из салона. — Он будет жить в моей комнате, а значит, второй этаж в полном его распоряжении.
— О каком равноправии может идти речь? — возмутился Юм. Но через секунду махнув лапой, обиженно сообщил: — Ну, что ж, буду жить в холле, нам не привыкать.
Опустив хвост, кот поплелся за остальными, пропустив вперед себя пса. Похоже, дверь была открыта, так как Барон её просто толкнул, и она легко распахнулась на обе створки. «Впрочем», — вспомнила Светлана: — «Для дьяволов запертая дверь не проблема». Войдя в дом, она остановилась. Её взору предстал большой зал, и сразу, у входа, две лестницы вели на второй этаж, образуя кольцо и соединяясь уже наверху возле таких же огромных, массивных дверей, что и входные.
Стоявший рядом Амон, кивком указал девушке на второй этаж.
— Иди выбирай себе комнату, — предложил он. Помня, что пёс тоже будет наверху, девочка спросила:
— А на первом можно устроиться?
— Поднимайся, — коротко приказал Амон, предотвратив разом любые споры.
Глубоко вздохнув, Светлана направилась к лестнице покрытой ковром. Мимо кометой пролетел пёс, взлетел на второй этаж и скрылся за дверьми. Последовав за ним, Светлана вышла в длинный коридор, по обе стороны которого располагались комнаты. Двери были распахнуты, словно приглашая осмотреть их. Светлана решила остановиться на ближайшей к ней. Ближайшей к выходу на первый этаж, в холл. Эта комната включала в себя спальню с ванной, решив, что этого достаточно девушка оставила без внимания остальные помещения, уходящие куда-то вдаль по коридору бесконечной вереницей распахнутых дверей. Услышав крадущиеся шаги за спиной, Светлана обернулась, и увидела Амона с льнувшим к нему псом. Критически осмотрев выбранную комнату, Амон заявил:
— Не лучший выбор. Через пять дверей отсюда, есть помещение гораздо удобнее. Советую посмотреть.
— Меня и эта вполне устраивает, — попыталась возразить девочка.
— И всё-таки посмотри, — в его голосе зазвучал металл.
Не желая спорить, а уж тем более вызывать вспышку гнева, девочка покорно направилась в указанную ей дверь. Удаляясь тем самым от заветного выхода. Другое помещение включало в себя уже три комнаты, но Светлана, мысленно пожелала бы вернуться в выбранную ею. Но, решив лишний раз не злить Амона, она осталась в этой, сообщив что устраивает,
Амон занял комнату напротив, а пёс остался в коридоре. И, по-видимому, собака больше всех была довольна, в её распоряжении был весь коридор, который она отмеряла галопом из конца в конец,

Немного посидев у телевизора, Светлана решила пройтись и осмотреть здание, в котором, по-видимому, ей придется жить. Ещё в холле оно поразило ее воображение. С фасада, с парадного входа, здание, можно сказать, ничем не отличалось от окружающих его домов, разве, что своими размерами. Но внутри был поражающий простор, обилие и разнообразие декора. Светлана, уже получила первые впечатления об ослепительной роскоши. Узорный наборный паркет, кариатиды и вазы, золотая роспись стен.
Колонны и расписной плафон, исполненные в стиле барокко придавали дополнительную красоту и изящество помещению.
Для начала девушка решила ещё раз посетить холл, а там, если возможно, и остальные комнаты,
Выйдя на парадную лестницу, Светлана сразу же увидела вещь, которую в первый момент не обнаружила. Над входными дверями висел огромный платиновый картуш, изображающий уже знакомую перевернутую пятиконечную звезду, на фоне которой переплелись в сложнейшем орнаменте кинжал, рапира, какие-то каббалистические знаки, руны, даже череп человека вплетался в эту странную эмблему. Возможно, там еще были незнакомые знаки, символы, да все вместе, создавало впечатление своеобразного «герба» Хозяина Ночи и от него веяло величием, могуществом и властью, подчиняющей себе века и века. На картуш нельзя было смотреть без содрогания.
Кариатиды, поддерживающие потолок, резко отличались от скульптур вышедших из-под руки знаменитых ваятелей. Художник, создавший это, тоже обладал огромным даром, но, отличающимся от принятого, несущего великолепие, спокойствие и красоту фигур. Словно, этот «дар» был не от Бога, а от иной силы, чуждой Создателю.
В неуловимом жесте фигур сквозило отчаяние, их лица были искажены ужасом и страданием. Широко открытые глаза на прекрасных женских лицах, казалось, видели то, что простому человеку увидеть не суждено.
Поистине велик был скульптор создавший творения из мрамора. Кариатиды казалось, дышали и жили, в молчаливей мольбе обращаясь к присутствующему в здании.
Подняв глаза к потолку, Светлана с любопытством всмотрелась в расписной плафон. Вместо привычных изображений Аполлона, Нептуна, Зевса и других мистических богов и ангелов, здесь царил иной мир. Казалось, кто-то потрудился и приоткрыл занавес в таинственное царство Аида. Властелин преисподней (но не Дорн) в окружении уродливых созданий. У некоторых фигур Светлана заметила рога, ну, а уж клыками, когтями обладали все изображённые там существа, кроме находящегося в центре. На чёрном фоне, фигуры были на мгновение освещены красным, подземным огнем и чья-то кисть запечатлела эту картину на века. Поёжившись от внезапно охватившего озноба, Светлана медленно спустилась с лестницы. Возникший, неизвестно откуда пёс по пятам следовал за ней. Угрозы кота оказались беспочвенны, в холле его не было. Дверь между двумя лестницами была декорирована орнаментной резьбой, и уже знакомые кариатиды занимали свои места по бокам дверного проема.
Десюдепорт в виде выпуклой перевернутой пятиконечной звезды с рунами в центре, венчал массивные двери. Толкнув их Светлана подивилась, с какой лёгкостью они открылись. По толщине, напоминая дверь сейфа, они в то же время подчинялись лёгкому нажиму ладони.
Зал, скрывающийся за этими дверьми, был не менее великолепен, чем холл. Но и тут в декоре присутствовало нечто неуловимо зловещее. Резные панно придерживались той же системы украшения этого здания. Они включали в себя неизменные каббалистические знаки, руны. На отдельных панно явно проглядывала морда мистического животного. Паркет из тёмного дерева лишь усиливал гнетущую атмосферу. На всем протяжении зала, вдоль стен стояли и крепились подсвечники, и Светлана заподозрила, что в это здание электричество так и не было подведено.
Впереди виднелась ещё одна дверь. Подойдя поближе, девушка увидела мистического зверя во всей его красе. Десюдепорт с неизменной пятиконечной звездой включал в себя и фигуру зверя. Чем-то он был похож на идущего следом за Светланой пса. Но более дикого, ещё длиннее клыки, ещё свирепей взгляд. Лапы с огромными как у грифа когтями, длинный хвост с кисточкой на конце как у льва, обвивал задние лапы чудовища.
Было жутко проходить под этим изображением, но дверь была одна, и приходилось выбирать или идти назад, или открыть и эту дверь. Светлана уже догадалась, что в отличие от второго этажа первый представлял собой анфиладу - сквозной ряд комнат.
Дверь легко открылась. Следующий зал был обтянут шёлковой, серебристой тканью с изображением всевозможных орудий убийств. Причем тут преобладало холодное оружие. Роспись падуг повторяла рисунок на ткани. Здесь стояли диван и кресла, всё с той же серой обивкой из серебристого шёлка. Плафон, был расписан сценами битв. Несколько картин в затейливых рамах позволяли посетителю присутствовать в самых кровавых мгновениях войны.
Следующая дверь венчалась десюдепортом в виде верхней части черепа, пронзенного кинжалом, что-то знакомое было в этом.
Автоматически посмотрев на свою татуировку, Светлана признала, да уж, очень знакомо. За дверью следовал зал, который можно было назвать диванной. Легкая мебель с затейливой, резной спинкой стояла повсюду, и в ней за маленьким столиком расположилась вся знакомая ей компания.
Амон лежал на диване, закинув ноги на подлокотник, увлеченно полировал кинжал. В креслах, возле столика, восседал Дорн и Барон, играя в шахматы. Кот приставал то к одному, то к другому с просьбой сменить игру с шахмат на карты.
— Давайте! — кричал кот, — Кто выиграет, тот умерщвляет по собственному усмотрению, того, кто был в выигрышной карте!
Амон выжидающе посмотрел на Дорна, так же вопросительно смотрел и Барон. Усмехнувшись, Дорн согласно кивнул головой и движением руки, отправляя в неизвестность шахматы. На столе возникла знакомая Светлане колода карт.
Вошедший следом за ней пёс, радостно виляя остатками хвоста, кинулся к сидящим, вызвав небольшой переполох. Точнее, переполох устроил Юм, который при виде собаки взвился на стену и, уцепился когтями в ткань. Голосом, полным страдания, запричитал:
— Амон! Нужно следить за своими животными. И не позволять, так врываться в компанию.
Неуклюже сползя со стены, кот добавил:
— Так недолго и разрыв сердца получить. Доведёт он меня до инфаркта, ясно как день!
— Хватит паясничать, — махнул рукой Барон и, повернувшись к всё еще стоявшей в дверях Светлане, приглашающим жестом указал на диван стоявший поблизости.
Светлана подошла к столику, попутно бросив взгляд в конец зала. Там была ещё одна дверь. «Интересно», — подумала она, — «Сколько же комнат на первом этаже?»
В ответ на мысли прозвучал голос Барона:
— Тринадцать комнат. На втором этаже значительно больше, но размерами они не велики. Впрочем, размеры не проблема, в одну комнату можно уместить и город, главное, надо знать, как это сделать.
— Девочка, присоединишься к игре? — спросил Дорн указывая на карты лежащие на столе.
— Я не умею.
— Научить нетрудно. Тут вопрос другой, какой у тебя интерес к выигрышу. У остальных ясно, они получат возможность отправить в «мир иной» человека, который в данный момент будет в карте. Любым способом, который ему удобен. Но ты-то не сможешь этого сделать. Если только… — Дорн кинул взгляд на Амона. — Если, только кто-нибудь не возложит на себя эту обязанность.
— А можно дать шанс и, наоборот, подарить жизнь? — полюбопытствовала девочка.
Кот фыркнул, Амон и Барон промолчали.
— Но, если только выиграешь, — уточнил Дорн. По-видимому, тем самым, давая своё согласие на такую, необычную для них, игру.
Быстро преподав девочке теорию, раздав карты, с увлечением предались игре. Играли долго, и девочка даже не заметила, как наступила ночь. Тяжёлые шторы закрыли окна, в канделябрах сами собой вспыхнули свечи.
Итог вечера был таков: Дорн выигравший три карты не стал утруждать себя заботой о них. С пренебрежением откинув их в сторону, он сообщил, что там всё равно «смертники», а ему безразлично каким образом эти несчастные попадут в его царство. Амон и Юм выиграли по одной. Исчезнувший, а затем вновь появившийся Юм, хвастливо рассказывал, как он помог своему покинуть этот «бренный мир». По его словам это был юноша, и его растерзали бродячие собаки. «Жаль, что тебя там не было», — сообщил Юм лежавшему под столом псу: — «Как раз твоей пасти там и не доставало».
Что касается Амона, то молча исчезнув, так же молча, и появился. Только сменившаяся личность на карте сообщила присутствующим, что своё дело он сделал. А как, это осталось загадкой, по крайней мере, для Светланы. Возможно, остальные знали, как он действовал. И, разумеется, Светлана не выиграла ни одной карты, как впрочем и Барон. Оставшись равнодушным к своей неудаче. Барон, вскочив с кресла предложив всем пройтись в соседний зал, где их ждал запоздалый ужин. Получив одобрительную поддержку присутствующих, он, галантно предложив Светлане руку, повёл в следующую комнату, тоже освещённую множествам свечей.
Свечи были везде, укрепленные в стенах, в свисающих люстрах, и, конечно, на столе, что стоял в центре зала с полной сервировкой. Усевшись за стол, они приступили к трапезе, ведя негромкую беседу, перекидываясь между собой репликами. Из всего сказанного девочка уяснила, что сегодня прогулка по Риму отменяется, но никто не против, если она одна выйдет на улицу. Единственным условием было, что пёс её будет сопровождать повсюду.

Закрыв парадную дверь, спустившись со ступенек, Светлана вышла на улицу. Уходить далеко как-то не хотелось и, найдя поблизости удобную скамейку, девушка расположилась на ней, с интересом разглядывая проходящих мимо людей. Пёс тихо сидел рядом сливаясь с ночью. Алые глаза жутко отражали свет далеких огней и фар проезжавших машин. Случайные прохожие, бросив взгляд на Светлану и её сторожа, ускоряли шаг, стараясь как можно быстрее пройти это место.
Тёмный силуэт мелькнул в темноте и на скамейку рядом со Светланой опустился Амон. Он, как и пёс сливался с ночью, только его глаза светились своим внутренним огнем. Мягко струился жёлтый свет во взгляде Амона, и казалось, они просто отражают случайные огни освещения улиц. Но девушка знала, что это не так, и что его глаза имеют свой источник.
Амон обратил пылающий взгляд на Светлану и, отразив клыками свет, спросил:
— Тебе ещё не надоело таращиться в темноту? Предлагаю вернуться в дом, посмотришь мою комнату.
— А что в ней? — заинтересовалась Светлана.
— То, что тебе будет не без интереса увидеть. Да, и в будущем пригодится.
Светлана последовала за дьяволом, сгорая от любопытства и нетерпения увидеть его комнату. Поднявшись на второй этаж, они приблизились к дверям стоявшим напротив комнаты девушки. Распахнув дверь, Амон жестом пригласил Светлану войти в зал. Переступив порог, девочка с изумлением осмотрелась.
В этом не очень большом помещении (по сравнению с залами первого этажа) преобладал красный цвет, начиная с паркета выполненного из красной древесины саппанового дерева. Столик, стулья, диван и ещё кое-какая мебель были изготовлены из тиса. Обиты они были тёмно-красным шелком, с фантастическим рисунком. Этим же шёлком алели и стены зала. Но стены не только полыхали огнём, на них висело холодное оружие. Развешенное в определённом порядке, оно занимало все стены сверху донизу. Оружие было просто великолепно. Даже не смотря на свое дилетантство в этом вопросе, Светлана не могла не признать, что всё выставленное здесь, в полной мере обладало художественной ценностью. Каждая вещь была произведением искусства.
И какого оружия здесь только не было! Изогнутые клинки шашек и сабель, сверкая полировкой, отражали красный цвет, казались, по рукоять облитыми кровью. Другую стену занимали кинжалы, стилеты, ножи, рукоятки которых были украшены золотом и драгоценными камнями. Тут же, рядом, висели изумительной чеканки ножны.
Рапиры, шпаги, мечи с ювелирной отделкой и сверкающим клинком занимали свои места на стенах. Здесь была полная коллекция холодного оружия.
В восторге девочка рассматривала представленные здесь орудия смерти, ей на мгновение показалось, что она находится в музее, где собраны лучшие произведения искусства в этой области.
— Я смотрю, тебе понравилась эта коллекция, — заметил Амон. Светлана с восторгом кивнула головой. Но Амон был мрачен, он явно ожидал чего-то другого, но дальнейшие слова прояснили, чем он недоволен: — К моему сожалению, в них ты видишь только их художественную ценность.
— Да, а что ещё тут есть? — удивилась Светлана, ещё раз окидывая взглядом стены, пытаясь выяснить, что же она упустила.
— Мне хотелось бы видеть твоё восхищение не только их отделкой, но и их готовностью к прямому назначению. Посмотри, какая полировка! Как они остры! Любое из этого оружия может соперничать с лезвием бритвы. Неужели тебе не хочется проверить с какой лёгкостью отточенная сталь войдёт в тело? Они прямо тянутся в руки, просят крови, ведь они для этого и созданы, чтобы купаться в крови жертвы. Рассекать кожу, мускулы, мясо. Разрубать кости, сухожилия. Словом всё, что составляет живое тело.
— Да, я хочу потрогать и подержать оружие в руках, — остановила Амона Светлана, но не для того, чтобы убивать. А чтобы, лучше рассмотреть узоры и гравировку. Посмотреть, как изящно переплетаются линии сложнейших узоров орнамента. Да, я восхищаюсь полировкой, остротой, балансом оружия, но только восхищение это основывается на мастерстве изготовления. Ведь сколько нужно умения и времени, чтобы создать такое чудо.
— Много, — согласился Амон, — иной раз мастер за всю жизнь создаст только одно произведение. Но, сколько он туда вложит. Можно сказать в нём душа мастера и это будет очень близко к истине. Но у тебя есть стилет. Сам Хозяин вручил его тебе и, все это оружие, — Амон обвел рукой помещение, — не стоит его одного. Всё, что тут находиться, сделано руками людей. Твоего же стилета, рука человека не касалась. Ты первая из людей взяла его в руки. Оно обладает силой, кое-что ты уже видела, но это мелочи по сравнению с его реальной мощью.
— А оружие, которое носите Вы, оно изготовлено людьми?
— Которое ношу - нет. Но я могу пользоваться любым оружием, и даже предпочитаю использовать в деле ножи и кинжалы изготовленными смертными. Как правило, оружие мне не нужно, я запросто справлюсь и голыми руками. Для простого смертного быть убитым моим оружием - большая честь. Обычно, Местр занимается отправлением в «иной мир», я же выполняю особые миссии.
— Он действует, так же как и Вы?
— Иначе. В отличие от меня, — Амон хищно улыбнулся, — Местр беспристрастен и одинаково сочувствует всем своим жертвам. Я же вполне могу подыграть кому-нибудь, сделать исключение.
— Исключение, — повторила девочка, нахмурившись пытаясь понять, что этим он хотел сказать, — Вы можете пожалеть и не убить? — с надеждой посмотрела на Амона, может он не так жесток, как ей казалось.
Амон лениво улыбнулся, растягивая слова, объяснил:
— Как я уже говорил, я выполняю особые миссии, и милосердие в них не входит. Всё гораздо проще. В случае если человек мне понравился - я убиваю быстро.
— Вот уж исключение. — фыркнула девочка.
С иронией Амон согласился.
— Конечно, долгая агония гораздо лучше, особенно если при этом заживо гниешь. Или месяцами умираешь от рака. Я предпочитаю быстрое решение и мгновенный результат, то чего не скажешь об Местре. Хотя, следует отдать ему должное, ещё никогда Местр не появляется преждевременно. — Амон осклабился: — Чего, не могу сказать о себе.
— Почему? — пробормотала Светлана, чувствуя как холодок страха, пробежался по телу. Что-то страшное было в этом признании.
— Местр - исполнитель. Я - сам по себе, и, только Дорн может мне приказать.
— Понятно, — прошептала девочка. Промолчав несколько секунд, спросила: — Местр когда-нибудь и ко мне придет, ведь так?
Амон покачал головой.
— Нет. Ты - моя и мне решать, когда настанет время. Почему ты думаешь, Дорн запретил тебе пить вино из моих погребов? — Светлана пожала плечами. Амон продолжил: — Выпив его, ты бы ушла туда, откуда уже никто не возвращается.
— А как же Катерина и Валентин? Они уже побывали в «ином мире»?
— Это другое дело, сам Дорн вызвал их оттуда. С таким успехом по Земле могут ходить люди заслужившие «свет» но с согласия Его спустившиеся на Землю, но это редкие исключения.
— Когда Местр приходит к умирающим, то отрезает им головы косой? На картинах смерть всегда изображают с косой.
— Нет. Проще. Он смотрит в глаза. И все. Спросишь: - а как же слепые? Отвечу. Они все едины. Посещение Местра тебе не грозит. Но бойся моего гнева, не зли меня, иначе, я смогу отправить тебя «туда» гораздо быстрее его. А время ещё не пришло, и мне как не странно будет жаль если такая ситуация произойдёт.
Светлана нервно сглотнула, через силу улыбнувшись, стараясь быть как можно безразличней, спросила:
— Когда оно придет... время?
— Ты узнаешь, — зло усмехнулся Амон, положив руку на кинжал. — Такой момент ты не сможешь пропустить. Уже поздно, у тебя нет желания пройти в свою комнату?
Светлана, напоследок осмотрев зал и бросив взгляд на потолок, вышла за дверь, направляясь к себе.
Уже позже, ложась спать, Светлана никак не могла забыть, и вспоминала вновь и вновь плафон комнаты Амона. Всего пару секунд ушло на его осмотр, но в памяти он запечатлелся надолго. Казалось, там вообще нет потолка, и стены уходили в ночное небо. Нет, даже не небо было там. А вид, который возможно открылся бы из космоса.
Угол плафона пересекал Млечный Путь, уступая место изогнутой туманности, через которую смутно шёл свет звезд. Одиночные звезды щедро усыпали космос, где-то вдалеке просматривалась спиральная галактика.
Художник, написавший на потолке картину, не иначе как был там, в открытом космосе, и ощутив всё величие Вселенной, перенес увиденное, изобразив плафон бездонным небом. Передав ощущение пространства, художник, заставил задуматься зрителя над ничтожностью своего существования, в масштабах Вселенной,

Рано утром, когда ещё солнце только вынырнуло из-за горизонта, у парадного входа огромного здания, остановился лимузин.
Все замерло в предрассветной тишине и ни звука не доносилось, ни из машины, ни из дома.
Прошел час, и, первый луч солнца, достиг нижних окон здания. И словно послужил сигналом. Водитель, выскочил из машины и распахнул дверь салона. Двухстворчатая дверь дома распахнулась на обе створки, на улицу, покидая здание, вышла группа довольно-таки странных личностей все они были одеты в одежды тёмных тонов. Самый толстый, с кошачьей физиономией тут же надел тёмные очки и стал удивительно похож на гангстера, его бандитская морда только на такую мысль и наталкивала. Тут же, рядом, шел длинный, какой-то нескладный мужчина с жиденькими усишками и в очках с зеркальными стёклами. Как император вышагивал к машине человек с лицом, как будто сожженным вечным загаром. За ним прихрамывая, следовал еще один мужчина с огненно-рыжими волосами. Немного в стороне, за ними шла девочка, лет пятнадцати.
Все разместились в лимузине. Машина тронулась, направляясь в Рим.
— Прокатимся по городу, а Светлана посмотрит на Рим и оценит его красоту. — потянувшись сообщил Юм, — Мы этот город знаем как свои пять пальцев. — Юм замялся и неуверенно уточнил:
— Как сейчас свои пять пальцев, а вообще-то у меня их четыре. Амон ты что-то хотел сказать?
— Чтобы не отходить от истины, давай отрежу по пальцу с каждой руки.
— Что за варварство! — возмутился Юм. — Я говорю, что хорошо знаю город, а не то что у меня что-то лишнее.
— Что вы посоветуете обязательно увидеть в Риме? — спросила Светлана желая остановить начинающуюся ссору.
— Колизей, — бросил Амон. — Больше достопримечательностей в Риме нет.
Дорн возразил:
— Ты не прав. Конечно, при свете луны Колизей прекрасен. Но есть и другие места и выглядят они не хуже, — обращаясь к Светлане. — Обычно, туристы предпочитают осмотреть ворота Сан-Джовани, Капитолий, Форум, и... другое.
— Я думала в Риме больше достопримечательностей, — разочарованно сказала Светлана,
Приподняв очки. Юм бросив на неё лукавый взгляд, сказал с иронией:
— Конечно больше. Магистр решил не упоминать о дворцах Канчеллерия и Франезе. Не помешает увидеть тридцати восьмиметровую колонну Траяна, посетить Пантеон. Есть ещё собор святого Петра в Ватикане, почему-то туристы обожают его. Но я ничего интересного не нахожу, и можешь последовать моему совету, смотреть там нечего, и лучше вообще не посещать.
— Я прислушаюсь к Вашему совету и постараюсь попасть в Ватикан при первом удобном случае, — улыбнулась Светлана,
— Отчего ж так? — обиделся Юм, — К добрым советам не прислушиваемся?
— Сначала на мой вопрос ответьте, — попросила девочка.
— С превеликим удовольствием, — с готовностью откликнулся Юм.
— Почему не хотите там побывать?
— Видел я как-то со стороны, а внутрь заходить желания не было, да и, что там смотреть, — отмахнулся Юм.
Посмотрев на Юма, Светлана вежливо спросила:
— А, может, Вы попасть туда не можете? Собор - святая земля не так ли?
Юм нечего не ответив, толкнул Амона и указывая ладонью на девочку посоветовал:
— Своди её в Колизей. Расскажи, как там сражались гладиаторы. Ты там был не только в качестве зрителя но и сражался. Может, тогда она забудет этот храм. Ведь Колизей строили для людей, для зрелищ, не то, что для этого Петра святого, отгрохали здание, скучно должно быть там.
— Должно быть? — подхватила Светлана последнюю реплику Юма. — Значит Вы не были в соборе, тогда, зачем хаять то, чего не видели?
— Неправда! — возмутился Юм. — Я всё видел, — и тихо уточнил: — на картинках.
— И Вы, конечно. составите мне компанию и убедитесь воочию насколько картинки соответствуют действительности.
— Уела она тебя, — бросил через плечо Барон, сидевший возле водителя.
— Это ещё как посмотреть. Она ведь тоже не сможет посетить собор. Ведь так Амон?
Юм вопросительно посмотрел на Амона. Такой же во просительный взгляд был и у Светланы.
Что-то прикинув Амон сказал:
— Я покажу тебе Колизей.
Из ответа Светлана уяснила, что поход в храм святого Петра отменяется. Юм с довольной ухмылкой отвернулся к окну. Дорн предложил:
— Мы уже на месте, пройдёмся по улицам города. Поближе посмотрим современных римлян, так сказать, при жизни.
Машина тут же остановилась.
Покинувшая её компания не спеша, двинулась по улице, разглядывая прохожих. Что касается Светланы, то она вертела головой, старясь как можно больше увидеть.
Прошло порядочно времени, когда компания вышла к колонне. Вершиной она упиралась в небо, а у подножия толпилась масса людей. Все они были разбиты на маленькие группы, имея в каждой своего гида, который с увлечением что-то рассказывал, активно жестикулируя руками. Поодаль стояли автобусы с терпеливо ожидавшими своих пассажиров - водителями.
Колонна мерцала, освещаемая вспышками фотоаппаратов, которых тут было в избытке.
Юм и Барон потянули за собой в стоящий по близости ресторан, Светлана уже шагнула вслед за ними, когда резко изменила своё решение и остановилась,
— Я ещё посмотрю колонну, — произнесла она полувопросительно, обращаясь к Дорну. На что тот, пожав плечами двинулся вслед за Бароном. Амон подошел поближе.
— Неужели ты не голодна ? — с интересом спросил он её.
— Нет-нет, — быстро ответила Светлана и уточнила. — Так я могу остаться здесь?
Немного поколебавшись, Амон, соглашаясь, кивнул и оставив её одну последовал вслед за компанией. Светлана облегчённо вздохнула. После того как до неё внезапно долетел русский говор из стоявшей неподалёку группы, она опасалась, что её наоборот, уведут отсюда подальше. Она даже не ожидала такой быстрой уступки, ведь Дорн и Амон знали что здесь бывают туристы из России, и тем не менее разрешили остаться. «Впрочем», — подумала Светлана: — «Я всё равно не смогу присоединиться к ним. У меня нет ни паспорта, ни визы». И если я подойду к ним с рассказом о нечистой силе, то меня, просто, упекут в местную психушку. Нет, надо идти в посольство, а там что-нибудь придумают.
Светлана приблизилась к группе, прислушиваясь к русской речи гида и туристов, и разглядывая их. Гид с акцентом, но увлеченно и доходчиво излагал историю создания колонны Траяна. Да, это была та самая знаменитая колонна которую стремятся увидеть туристы и о которой вспоминал Юм. Тридцати восьми метровая мраморная колонна, поднималась ввысь, казалось, выше своей реальной высоты. А для тех, кто стоял у подножия, она и вовсе уходила в небо.
Ствол колонны был покрыт рельефами, из слов гида, Светлана узнала, что рельефы изображают сцены воин с даками, и поставлена в честь победы над ними.
Туристы, уже порядком уставшие рассеяно слушали своего экскурсовода, крутили головой разглядывая окрестности. Некоторых привлекла внимание девушка стоявшая поодаль, но с явным интересом прислушивающаяся к гиду. Она была красива. Распущенные светлые волосы обрамляли её печальное личико. Может она в трауре? Так как одета была в чёрное. Кроме медальона, никаких других украшений, Впрочем, более наблюдательные, замечали и браслет, который нет-нет да сверкнет золотой искрой из-под рукава. Судя по её внимательному и напряженному взгляду, скованным, неуверенным движениям, она хотела подойти к ним поближе, но явно не решалась или чего-то опасалась.
Закончив лекцию, экскурсовод повернулся к туристам, к его удивлению немногие слушали его. Проследив за взглядами остальных, он увидел стоявшую неподалеку девушку, в отличие от группы она внимательно его слушала.
Широко улыбнувшись, гид спросил:
— Понимаешь по-русски?
С улыбкой, но с серьёзностью в голосе она ответила:
— Я русская.
— Вот как ,— удивился гид. Он был молод, лет девятнадцати - двадцати, и грустное лицо девушки не могло не взволновать его, — Отстала от группы?
— Нет, — покачала головой девушка и проводила взглядом удаляющихся к автобусу туристов.
Гид так же бросил взгляд на свою группу, и сделав несколько шагов в их направлении внезапно остановился. Обернулся к одиноко стоявшей девушке, предложил ей:
— С нами не хочешь прокатиться? У нас впереди ещё пара интересных мест, а после, отвезу тебя туда, где ты остановилась.
Тут окончательно удивив его, девушка спросила:
— А в Российское посольство можете заехать? Или хотя бы подсказать? Город я не знаю, и, похоже, заблудилась.
— В посольство ? — озадаченно повторил парень. — Да, конечно могу. Но туда ехать не обязательно, если заблудилась. Назови свой адрес, и мы найдем твою гостиницу или просто вспомни какие-нибудь приметы. Я хорошо знаю город и думаю, не составит труда найти твой дом. Оглядываясь по сторонам и немного нервничая, девушка попросила:
— И всё-таки я бы хотела попасть в посольство.
— В посольство так в посольство, — согласился парень и жестом указал Светлане на автобус в котором уже разместились туристы с нетерпением ожидавшие экскурсовода.
Перекинувшись парой слов с шофёром, парень усадил девушку на свободное место. Двери закрылись, и автобус под говор туристов и экскурсовода медленно двинулся к следующей, намеченной по плану, цели.
— Покинула нас девчонка, — сообщил Барон, опрокидывая рюмку в рот. — Села на автобус, и, поминай как звали. Нужно было отдать её мне, от меня бы не убежала.
— Вот проблема, — с презрением фыркнул Амон, — пусть покатается, может, чему-нибудь научится.
Юм с сомнением покачал головой.
— Она сейчас в Ватикане. Всё-таки попала в этот собор святого Петра, а если она решит остаться там? Или в каком-нибудь другом храме?
— Нет, она об этом не думала. Хочет попасть в посольство, ну так пусть попадет. А мы посмотрим, что из этого выйдет, — заметил Дорн.
— Да, посмотрим, — поддакнул Юм.
— Подождём, — согласился Барон. — Тем более что мы можем себе позволить такую роскошь как выжидание, или, Амон, ты все-таки перехватишь?
Амон махнул рукой.
— Нет, ей пора понять, что пути назад отрезаны, мосты сожжены. Но мне что-то этот парень не нравится. Со священниками якшается, ещё заморочит ей голову церквями или монастырями. Нужно быть в курсе всех событий.
— С такой «свастикой», близко к монастырю не подпустят, — заметил Барон.
— Если будут знать о ней, — возразил Юм. — Но, ведь, обыскивать то не будут, а так не видно.
— Да, ладно вам, — проворчал Амон, наливая себе ещё одну рюмку коньяку. — В любом случае, она никуда не денется. Что бы ни случилось, всегда и всё, к лучшему.
— Раз мы освободились от «детской половины», — с усмешкой сказала Барон. — То мы можем спокойно пойти в бар.
— Отличная идея! — подхватил Юм. — Нужно посмотреть стриптиз, жаль, Светланы с нами не будет, но она ещё увидит. Мы же не один день будем в Риме.
— Не думаю, что девочка оценит такое шоу, но кто знает, может ей и понравится, — с полуулыбкой заметил Дорн.
На время оставив девушку в покое, компания осталась в баре.
Светлана не знала об этом коротком разговоре, и быть может, зная, что решила свита Дорна, она бы спокойнее путешествовала по городу и не ожидала бы за каждым углом если не Амона, то Юма или Барона. Озираясь, со страхом она следовала за группой туристов, прислушиваясь к гиду и ожидая каждую минуту незваных гостей.
Экскурсовод, говорил правду: они действительно посетили только два храма, первый Светлана даже не запомнила, всё ожидая визитеров, но второй не мог не обратить на себя внимания.
В чём-то Юм оказался прав, собор святого Петра действительно стоил, того чтобы его «обожали».
Быстро пролетело время, автобус повернул назад.
— Ты все ещё настаиваешь, о посещении посольства? — спросил гид Светлану, когда автобус остановился возле гостиницы. и усталые туристы вяло покидали его.
— Да, — кивнула девушка.
Гид с интересом посмотрел на неё. Неожиданно, даже для себя, спросил:
— Ты чего-то боишься? От кого-то убегаешь?
— Почему Вы так решили? — удивилась девушка, слегка запаниковав.
— Я наблюдал за тобой, — пояснил гид. — Ты была всё время в напряжении, словно ожидала визита неприятного гостя. И потом, посольство. Довольно странное желание для девушки. С тобой что-то случилось? Расскажи, быть может я смогу помочь.
Светлана в раздумье посмотрела на него. Открытое, честное лицо, которое любит улыбаться. Глаза смотрят прямо и не убегают в строну, когда сталкиваются их взгляды. Может ему действительно всё рассказать? Кто знает, вдруг он сможет помочь.
— Вы всегда так настойчиво предлагаете помощь посторонним? — немного с вызовом спросила Светлана.
Гид широко улыбнувшись, сознался:
— Нет. Только когда симпатичная и грустная девушка неожиданно просит отвезти её в посольство. А это значит, что кроме посла из России ей обратиться не к кому. И это очень необычно, согласись, русская девочка в другом государстве и одна. Так чем я могу тебе помочь?
— Для начала выполните своё обещание и отвезите к послу, — уклоняясь от ответа, сказала девушка, всё ещё опасаясь откровенного разговора с малознакомым человеком.
— Воля ваша, — сказал гид и поговорив с шофёром обернулся к девушке.
Шофер, снова завел автобус и вырулив на дорогу присоединился к мчавшемуся потоку машин.
— Вы местный? — поинтересовалась девушка.
— Да. Я здесь родился и вырос, — охотно откликнулся экскурсовод,
— Русскому языку где научились?
— Прошел курсы. Потом конкурс, и как видишь, мне доверили группу туристов. Интересная работа. Мне нравится.
— Сёстры, братья есть?
— Брат. Но он уехал и теперь живет в Швеции, — тут гид вздохнул. Заметив мимолетную грусть, Светлана поинтересовалась:
— Вы очень к нему привязаны, любите его?
— Конечно. С детства были неразлучны. Но так повернулась судьба. Теперь он там, я здесь, и похоже, что как многим другим людям нам предстоит видеться всего раз за три-четыре года или того реже. Должно быть так устроена жизнь, что тех - кого мы любим, судьба разлучает. И больно даже думать, что за всю свою жизнь мне суждено увидеться с родным человеком не больше десяти раз, а может, я его и вовсе не увижу.
Светлана, соглашаясь, кивнула головой.
— Да. Я Вас понимаю. Очень трудно провожать человека куда-то вдаль, зная, что впереди всего несколько недолгих встреч. Ещё труднее знать что больше никогда не увидишь его.
— Ты кого-то потеряла? — вежливо интересовался гид.
— Свою семью. И… Опекуна.
— Он умер?
— Нет. Всего месяц назад он был жив, и надеюсь у него впереди ещё длинная и счастливая жизнь.
— Тогда в чём же дело?
— Он забыл меня. И если сейчас увидит, то не узнает, — печально вздохнула девушка.
— Но как же так? — удивился гид,
— Вот так, — неопределенно ответила Светлана и отвернулась к окну, не желая продолжения разговора.
Свернув на стоянку, автобус остановился. Светлана и парень покинули салон и направились к близстоящему дому. Перекинувшись с парой слов со стоявшим там охранником, гид провёл девушку внутрь здания,
— Попробую связаться с моим знакомым, он кое-кого тут знает.
Предложив ей посидеть в холле, он исчез. Прошло минут десять, прежде чем он спустился по лестнице в сопровождении солидного, уже в летах господина.
— Это она? — просил тот обращаясь к парню.
Гид подтверждая, кивнул. Седовласый господин, приглашающим жестом указал на лестницу.
— Что ж, прошу. Попробуем разобраться с Вашим делом.
Девушка не заставила себя упрашивать дважды. Вскочив со стула быстро последовала за ним. Проходя мимо гида, она с признательностью кивнула и улыбнулась. Светлана искренне надеялась, что её мытарства подходят к концу, и из этого здания у неё будет только один путь – в Россию.
Пройдя в небольшой, но удобный кабинет. господин уселся за массивный стол уставленный телефонами. Указав рукой на мягкое, кожаное кресло, спросил:
— Давно в Италии ?
— Не очень, — неопределенно ответила девушка.
Господин вздохнул, сцепив руки на столе, кивнул:
— Рассказывайте.
Собираясь с мыслями, девушка несколько секунд помолчала, после, неуверенно и запинаясь начала свою повесть. По мере продолжения рассказа её голос окреп и звучал более уверено. Господин её внимательно слушал не сводя пристального взгляда.
Девушка рассказала всё: начиная с родного города и заканчивая Италией, единственно, в ходе рассказа, она упустила имена похитителей и кем на самом деле они являются, назвав их просто бандитами. Повесть заняла довольно много времени, но мужчина терпеливо и не высказывая никакого раздражения, спокойно дослушал до конца.
Закончив, она выжидающе посмотрела на него.
Потерев подбородок, господин опустил руку на стол, слегка прихлопнув его ладонью:
— Так, теперь подождите в соседней комнате, я наведу справки. Ведь документов при Вас никаких нет и мне необходимо связаться с вашим городом, с детским домом в котором проживали, ну, и с Африкой тоже. Но я думаю, это не займёт много времени.
Девушка прошла в соседний зал уставленный креслами, уютно устроившись в одном, стала ожидать исхода разговора. Несмотря на обещание время затянулась. За окном стемнело. Наконец, за дверью послышался шум, и она распахнулась от сильного удара и в зал влетел разъяренный господин.
— Авантюристка, — с ходу ещё не отдышавшись обвинил он её. - Покиньте здание немедленно, или же я позову охрану и ночь тебе придётся коротать в тюрьме, а может и не только ночь...
— Что случилось? — вскакивая с дивана воскликнула девушка.
— Она ещё спрашивает! — фыркнул господин. — Иди, иди, и чтоб я тебя больше здесь не видел!
— Прошу! Скажите что же произошло?
— Что произошло? Ты и так знаешь, — сказал господин подталкивая девушку к выходу. — И на что, рассчитывала, сочиняя эту байку про бандитов? Или ты думала, что я не запрошу сведений о похищениях? И вот, что я тебе скажу, похищения не было! Более того, тебя вообще не было в России, и в Африке. Как ты объяснишь, что на тебя нет никаких документов, справок даже воспоминаний. В Детском доме вообще никто не мог вспомнить такую девочку как Светлана, но что ещё говорить об Африке. Да, там действительно живет некий Ерасов, но когда его спросили, есть ли у него дочь - он рассмеялся, у него никогда не было дочери! Он даже не был женат! Так что, покиньте здание, и пусть с Вами разбираются местные органы власти, может, им Вы скажете своё настоящее имя. И запомни, даже если говоришь по-русски, то это ещё не значит что ты россиянка.
Последние крики господина, Светлана услышала уже в холле. Спустившись с лестницы, открыв входную дверь, вышла на улицу. Она была ещё слишком ошарашена, чтобы реально разобраться в случившемся.
Прислонившись к стене, уставившись на вечерние огни, пыталась прийти в себя. Неподалеку послышались шаги, они приближались.
— Почему ты здесь? — спросил голос с акцентом. В нём она узнала голос гида.
— Меня выгнали. Мне не поверили, — пробормотала девушка и обхватив себя руками. Дрожь, запоздалой реакцией прокатилась по её телу.
— Может, ты не всё рассказала? — предположил парень, накидывая на дрожащую в ознобе девушку, свою куртку.
— Я рассказала всё. Но на меня нет документов, нет воспоминаний. Меня вообще, нет на свете! — В отчаянии воскликнула девушка.
— Может не всё так плохо, — попытался успокоить он, но девушка лишь отмахнулась.
— Нет. Ты не понимаешь. Это ОНИ всё уничтожили и заставили людей меня забыть. Они хотели чтобы и я забыла родных, но я отказалась, — прошептала она, обессилено сползая со стены на тротуар, и садясь на корточки. Парень сел рядом.
— Ты объясни - я пойму. Кто это «они»?
— Всё равно не поверите, — покачала головой девушка.
— Может, и поверю, расскажи всё, и то, что утаила в посольстве.
Уже не волнуясь что он о ней подумает, девушка тихо рассказала свою историю. Очень кратко, но на этот раз всю правду. После её рассказа парень долго молчал, наконец через несколько минут, по просил:
— Докажи хоть чем-нибудь что ты права. Уж очень смахивает на фантастику, Чем докажешь что не придумала?
— Я же говорила - Вы не поверите, — вздохнула Светлана. Встав, вернула парню куртку и направилась по улице бросив через плечо: — Спасибо, что всё-таки пытались понять и помочь.
Смотря ей вслед, парень что-то переваривал, и, вот, когда очередной фонарь осветил её фигуру и волосы вспыхнули золотым светом, он сорвавшись с места кинулся за ней. Подбежав, остановился. Остановилась и девушка ожидая что он скажет.
— Ты куда пойдешь? — запыхавшись, прерывисто спросил он.
— Туда, — махнула рукой она куда-то вперед.
— Но ты же не знаешь города.
— Неважно. Они найдут меня, — пожала плечами девушка и повернувшись продолжила свой путь выходя из освещенного круга и теряясь в темноте.
— Подожди!
Парень кинулся за ней, и легко догнав, схватил за руку.
— Опасно ходить ночью по безлюдным улицам. Хочешь, я устрою в гостинице?
— Нет, спасибо, в Риме у них есть свой дом и он шикарней любой гостиницы.
Девушка снова повернулась, чтобы уйти, потянула свою руку из его руки. Не желая оставлять её одну в темноте, парень не отпускал, пытаясь уговорить.
— Я верю, что ты связалась с сомнительными типами, но не ДЬЯВОЛЫ же они! Пойдём, я помогу тебе устроиться на ночь.
— Отпустите меня! — рванулась девушка.
Тут парень увидел как что-то засветилось у неё на руке когда задрался край рукава. Мягко испуская свет, череп пронзенный кинжалом злобно косился на него с татуировки. Алели руны вокруг пятиконечной, перевёрнутой звезды, на фоне которой и светился череп с кинжалом. Тут же ниже на запястье, рубиновые глаза черепа с золотого браслета казалось, излучали свой собственный, не отражённый откуда-нибудь свет.
— Что это? — потрясённо выдохнул гид, не в силах оторвать взгляд от светящейся символики.
Резко выдернув руку, девушка нервно поправила рукав, прикрывая мерцающую татуировку.
— Это их знак. Они меня заклеймили.
— Но. Этого не может быть! — парень всё ещё не мог прийти в себя. Такого в своей жизни ему видеть не приходилось.
— А это - может? — спросила Светлана, приподнимая кофту и вытаскивая из-за пояса стилет.
Клинок молнией сверкнул и замерцал во мраке. Парень потянулся было к оружию, желая поближе рассмотреть, что же могло заставить лезвие так светиться. Но девушка отдернув руку быстро спрятала его в ножны.
— Это не фосфор, — предупреждая его вопрос ответила она. — И он слишком опасен чтобы к нему прикасаться. Ты не видел, что стало с человеком, когда клинок вошёл в его тело. И я не знаю, как он отреагирует на прикосновение посторонних.
— Значит... Бог, всё-таки существует. — прошептал парень устремляя взгляд в небо, в космос.
— Вот, вот, — усмехнулась девушка. — Я тоже пришла к такому выводу, Но ОН на небе а Сатана здесь, на Земле среди людей. Он гораздо ближе, чем ты думаешь, и нет от него спасения.
— Нет спасения, — тихо повторил парень, всё ещё смотря в небо. Потом перевёл взгляд на стоявшую рядом девушку и возразил: — Нет. Ты ошибаешься. Спасение есть. Я устрою тебя в церкви. Она на окраине города. Там мой знакомый, мы вместе учились на курсах. Он поможет тебе там устроиться.
— Но татуировку нельзя показывать, а то решат, что пришёл конец Света, — возразила девушка, вспомнив наставления Амона.
— Мы ему ничего не скажем, просто попросим помощи, и он не откажет. Он слишком хороший священник чтобы подозревать или допрашивать. Без вопросов, он предоставит тебе убежище.
Светлана с благодарностью приняла его предложение. Остановив такси, гид назвал адрес, и машина помчалась прочь из города.
(продолжение следует)
Всего комментариев: 0
avatar
21
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0