Главная » 2016 » Апрель » 2 » КОРСАР (окончание)

КОРСАР (окончание)

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 02.04.2016 в 10:04
Материал просмотрен: 92 раза
Категория материала: Рассказы
К материалу оставлено: 0 комментариев
...Сквозь ромбики металлической сетки на них уставился бессмысленный круглый глаз. Когда фонарик перестал так плясать в руке Натали, они с Алисой различили темный клюв и «корону»; отливающую синевой шею и хвост – веер с десятками глазков.
- Ты!..- Натали задыхалась. – Птица! Павлин-мавлин!
Тут Алиса и Натали вспомнили о Леночке. Она лежала неподвижно на досках площадки. Они переглянулись. «Кажется, она говорила, что у неё порок сердца», – прошептала Алиса.
Наверх было уже далеко. Внизу, казалось, никого не было. Практичная Натали, откашлявшись, хмуро крикнула в пространство:
- Помогите!..
И ещё раз:
- Кто-нибудь! Помогите!
- Чего кричишь? – раздался хриплый мужской голос с нижней лестницы. На площадку уже поднимался кто-то огромный, под кем хлипкая лестница скрипела и дрожала. В руке у него был большой и яркий фонарь, как у обходчиков железнодорожных путей.
- Что тут у вас?
Алиса и Натали одновременно заговорили:
- Мы шли… Он закричал… Она упала… У неё сердце…
- Понятно. Вы сверху? – он указал большим пальцем на обрыв. Потом всмотрелся:
- И я вас даже знаю.
Они молчали, не зная, что сказать.
- Я тут начальник пансионата,- догадался пояснить он.- Вадим.
Они всё еще молчали.
Он присел на корточки и стал рассматривать Леночку, которая, казалось, не дышала. Потом поставил фонарь на площадку и осторожно взял её на руки.
- Пойдёмте. Только фонарь возьмите…
И он не спеша стал спускаться по крутой лестнице.
- А… Вадим!.. Нам наверх!
- Наверх пойдёте потом, а сейчас ей нужен врач. Это я, между прочим.
Натали посмотрела на Алису:»Да, от Ангела тут мало проку, а врача у нас нет».
Внизу, под лестницей, выходившей на центральную улицу, стоял большой деревянный дом. По знаку Вадима, Натали открыла дверь, а он осторожно внёс Леночку внутрь. В комнате горел свет, было шумно. Вокруг бильярдного стола в густом табачном дыму перемещались тени с киями.
Леночку уложили на диван в углу. Дверь осталась открытой настежь. Кто-то открыл окно и приглушил музыку. Все замерли.
Вадим брызнул водой Леночке в лицо, взял безжизненное запястье. Принесли нашатырь. Вдохнув, она тихонько застонала. Потом чихнула и открыла глаза. Стягивая у шеи и комкая воротничок полосатой рубашки, Леночка попыталась встать. «Сейчас извиняться начнёт», - шепнула Натали в ухо Алисе. Она не ошиблась. Мощная рука Вадима пресекла попытки Леночки сползти с дивана. «Что-то он больше на борца похож, чем на врача», - машинально подумала Алиса.
Все в комнате снова зашевелились, задвигали стульями, табуретками. На столе среди рыбьей чешуи и кусков хлеба зазвенели стаканы и кружки.
- Нам пора, - решительно объявила Натали. – Нас будут искать.
- Конечно, мадемуазель, - насмешливо ответил Вадим. – Как я сразу не догадался! Вся королевская конница, вся королевская рать…
Сидя на диване, он всё ещё держал запястье Леночки, которая с обожанием уставилась на своего спасителя. Конечно, очки она и не подумала надеть.
Видя суровое лицо Натали, Вадим не стал возражать, но заявил, что Леночку понесёт на руках.
Когда они шли мимо вольера с павлинами, Вадим попросил Натали посветить и показал Леночке её «кошмар». Леночка улыбнулась бледными губами и склонила голову туда, где борцовская шея переходила в борцовские плечи.
Наверху уже объявили тревогу. Перед отбоем бригадир «студентов» Борис всегда делал перекличку. Он же по утрам пронзительным голосом кричал:»Подъём!» у самого окошка палатки девушек, отчего больше всего страдала Алиса.
Теперь, ночью, все ходили у края обрыва с разнокалиберными фонариками и кричали:»Девчонки! Алиса! Натали!». Громче всех кричал Ангел.
Появление процессии во главе с Вадимом все восприняли с облегчением. Ангел вертелся у палатки девушек, пока Леночку уложили. Когда Вадим вышел, Ангел деловито пожал ему руку:»Благодарю». На каблуках и вместе с сомбреро Ангел едва доставал до плеча Вадима. К счастью, при рукопожатии обошлось без травм.
Утром Борис, как обычно, прокричал подъём. Ещё сонные, все выстроились на «линейку»-наряд на той же площади, где по вечерам толкли пыль дискотеки. Из репродуктора бодро неслось:»Мой дельтаплан, мой дельтаплан!!!». Или у радиста не было другой записи, или эта была его любимая.
После сытного обеда Ангел уехал в город и всех отпустили на пляж. Натали аккуратно сняла свой парик орехового цвета, тщательно повязала голову с короткими светлыми волосами белой косынкой и поплыла красивым кролем на отмель.
Алисе лень было плыть за ней. Она придумала себе гимнастику – сидя на опрокинутой лодке, отклонялась назад, пока пальцы рук не касались песка за бортом. Короче, каждый развлекался, как мог. В ярком свете полуденного солнца волны равномерно поднимались блестящими слюдяными горами и опадали, всхлипывая и уплывая снова, но недалеко.
С наступлением сумерек у палатки девушек раздался голос Вадима. Леночка выскочила и через минуту вернулась, смущённая и радостная. Уже нарядная, вышла снова. Вернулась она утром, к самой линейке. Борис почему-то её не искал, хотя Натали дважды ходила к нему и вызывала «пошептаться».
После работы, сидя на траве у моря, Леночка говорила Алисе, срывая мелкие цветы и скручивая их в букет:
- Да, а я вот замужем.
Алиса удивилась. Леночка продолжала:
- Целый день готовишь, стираешь, убираешь. Ждёшь Андрюшу. Вечером приходит Андрюша. За столом читает, курит, меня не видит. «Вкусно, дорогой?» – «Нормально». А у самого пепел в тарелку падает.
Леночка всхлипнула.
- Поел. Ушёл. Спит. Утром на работу. И так каждый день.
Леночка бросила в траву измятые цветы.
- Но я-то – человек!
Алиса не возражала. Она всё ещё не могла поверить, что Леночка замужем. Она казалась Алисе совсем ребёнком. Может, потому, что Алиса была почти на голову выше…
Вадим стал приходить за Леночкой каждый вечер. Потом она уже сама уходила в ночь.
Жизнь продолжалась. Ребята научились ловить рыбу бреднем почти у самого берега. Девчонки научились потрошить её и жарить на костре. Дискотеки надоели. По вечерам все сидели у костра, рассказывали страшные истории, смеялись. Один из шоферов (который пел басом под гитару) сочинял серенады Лиле и безуспешно просил номер её телефона.
По утрам и целыми днями репродуктор надрывался:»Мой дельтаплан! Мой дельтаплан!». Радиста найти не удавалось, он был невидимкой. Возможно, что так подрабатывал Ангел.
Постепенно словом «дельтаплан» стали заменять приветствие. Затем оно стало ругательством.:»Дельтаплан тебя возьми!». В конце концов, все согласились, что «дельтаплан» - это диагноз. И вся бригада больна…
Перед наступлением первого дня сезона «студенты» - то есть молодые сотрудники НИИ – уезжали. Институтский «Икарус» опаздывал, и, бросив на берегу сумки, все ещё успели поплавать в тёплой желто-зелёной воде. Из воды и увидели красный «Икарус», ползущий вниз по неровным бетонным плитам пологой дороги наискось с обрыва к берегу.
На работе было всё то же – чертежи, интеллигентные разговоры и оперные арии по радио и шахматы в перерыв.
Натали уехала в командировку.
На третий день после приезда с моря к Алисе подошла Лиля и тихо увела её в коридор. Там уже стояла почти вся бригада из разных отделов. «Пойдем в кафе после работы?». Алиса подумала, что можно и пойти.
На террасе у реки заняли почти все столики. Лилю и Алису подхватил под руки Борис и подвёл к столику в стороне. Когда они втроём уселись, к свободному месту подошёл мужчина. Это был Корсар. Весьма неумело изобразив удивление, он спросил разрешения у девушек и сел к ним за столик. Громкая музыка и шум спасали от объяснений.
Пили кофе, ели мороженое. Потом Корсар что-то сказал Борису, тот кивнул и куда-то ушёл. Алиса под столом толкнула Лилю: пойдём. Но та заказала себе ещё пирожное и не собиралась от него отказываться. Начало смеркаться.
Вернулся Борис, улыбнулся девушкам, глянул на Корсара. Лиля, наконец, расправилась с пирожным. Борис и Корсар помогли девушкам выйти из-за стола.
- Спасибо. Всё было прекрасно, - сказала Алиса на ступеньках кафе, вдыхая вечернюю прохладу и собираясь домой.
У тротуара стояло такси. Борис сказал, что их приглашают в гости. «В такое время?» - удивилась Алиса.
- Ещё даже не темно! – заявили в один голос Борис и Лиля.
- Обещают настоящий бразильский кофе, фрукты и шампанское!
- Ну, тогда всё ясно. Теперь Лилю не удержит ничто, - заявила Алиса философским голосом. Борис засмеялся:
- Но ведь ей одной неудобно!
- Ладно, пострадаю ради подруги,- сдалась Алиса. Вспомнив о девочках в одинаковых цветастых сарафанчиках, она внутренне посмеялась, что не взяла с собой сомбреро.
Все четверо погрузились в такси. Корсар сел вперёд и объяснял водителю, как лучше подъехать к дому.
Красивый высотный дом стоял на набережной, среди цветущих деревьев и старинных фонарей. Такси не стало съезжать с шоссе, и все пошли к дому по аллее ароматных лип. В лифте Алиса уже пожалела, что согласилась. Но Лиля так веселилась! И нечасто они куда-то выбираются вместе.
В квартире где-то работало радио. Корсар зажёг свет в прихожей и на кухне. Достал хрустальные фужеры. К восторгу Лили, появились и фрукты, и обещанное шампанское. Корсар побежал ещё за чем-то. Из глубины квартиры раздался его голос. Там что-то упало. Лиля заваривала кофе, Борис открывал шампанское.
- Иди, узнай, что там, – сказал Борис Алисе.
Немного поплутав среди дверей и коридоров, Алиса неожиданно столкнулась с Корсаром. Было не похоже, что ему нужна помощь. Алиса хотела было спросить, что… Но Корсар, как бы опомнившись, не сходя с места, протянул к ней руки и обнял. Она слышала его дыхание и даже ощущала, как бьётся его сердце. В комнате горел мягкий свет. Из-за плеча Корсара Алиса видела широкую кровать, круглые часы на стене, вокруг них – павлиньи перья… Возле портьеры с рюшами на полочке блестела стеклом цветная фотография в рамке – жена и дочь. Прижавшись друг к другу, они прямо и неподвижно смотрели в объектив.
Алиса подняла руки к плечам Корсара и мягко попыталась отстраниться. Он взял её руки и стал целовать ладонь, пальцы. Алиса подняла голову и прошептала:»Не надо…». Он не дал ей договорить и стал целовать, не отпуская.
Тогда Алиса резко выпрямилась и посмотрела ему в глаза. Он опустил руки. Она вздохнула и пошла искать кухню, по дороге натыкаясь на чью-то обувь и путаясь в ковриках.
Ни Борис, ни Лиля ни о чем не спрашивали. Корсар по телефону в прихожей вызвал такси. Попрощались скомкано. В лифте ехали молча. Сбежали со ступеней, набились в машину.
Тем временем пошёл дождь. Капли блестели в темноте, как метеориты. Корсар проводил их до шоссе и теперь стоял один, в холодном свете фонаря, окружённый со всех сторон темнотой и шелестом дождя. Алиса смотрела на него в окно, и шофёр почему-то не спешил уезжать. Все молчали. По мокрому шоссе с брызгами проносились автомобили, сверкнув огнями. Мигало отражение цветного неона.
В последнюю секунду Алиса всё же открыла дверцу и вышла из машины. Прошла три шага, ощущая, как по открытым плечам стекает теплый дождь.
Он стоял, не поднимая головы, и мокрые чёрные пряди волос прилипли ко лбу.
Алиса обняла его и прижалась лицом к теплой груди, где всё так же громко стучало сердце. Он несмело и неуклюже обхватил её руками. Алиса подняла голову и поцеловала его нежно, прощаясь. Потом мягко высвободилась из его рук, повернулась и села в машину, хлопнув дверцей.
За мокрым стеклом Алиса видела огни вечернего города, мелькающие перила моста. Дождь усилился, и к подъезду пришлось бежать по лужам.
Рассказ из сборника "Влюблённое зеркало"[/i]: https://www.createspace.com/6173713
Всего комментариев: 0
avatar
16
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0