Главная » 2016 » Апрель » 2 » Лахесис. Часть 1.

Лахесис. Часть 1.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 02.04.2016 в 22:53
Материал просмотрен: 60 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
Полозова Татьяна

Серия КРОВАВЫЙ НАВЕТ

«Лахесис»

Каждый идет своим путем.
Но все дороги всё равно идут в никуда.
Значит, весь смысл в самой дороге, как по ней идти…
Если идешь с удовольствием, значит,
это твоя дорога. Если тебе плохо –
в любой момент можешь сойти с нее,
как бы далеко ни зашел.
И это будет правильно

Карлос Кастанеда

Не было ни одного дня, чтобы я не вспоминал ту ночь, когда впервые прибыл в свой взвод. Сержант и ребята, с которыми мне пришлось, потом стоять бок о бок против вьетконговцев не приняли меня дружелюбно, смотря так, будто я был дерьмом на лопате. Хотя, в общем-то, я им и был.
Мне исполнилось восемнадцать в ноябре 1969 года и уже через три недели, 12 декабря, меня и еще нескольких добровольцев выкинули в Сайгоне. Я пришел во Вьетнам с упрямым чувством патриотизма и верой в глупые идеалы. Уходил я оттуда, ни черта не понимая: какого дьявола я вычеркнул три года из своей жизни? Кто будет платить по счетам?
Мой сын как-то спросил меня, чувствую ли я себя героем. Я мог бы соврать, объяснив, что та война была необходимостью. Но я сказал правду: героизм самая глупая вещь на свете. Парни, погибшие во вьетнамской жаре не нужны своим матерям и женам, как герои. Они нужны им живыми и им плевать вернулись они без щита или на щите.
Сначала ты думаешь, что все это иллюзия, что ты станешь таким же, как твой отец или дед. Но они были защитниками, а ты нападающий. Ты просто наглый полицейский, который решил заняться рэкетом; старшеклассник-хулиган, зажавший первоклашку в углу, вымогая у него деньги на молоко. Здесь ты чужак, вломившийся в окно, когда перед ним закрыли двери.
Проснувшись в одну из ночей ты понимаешь, что храп твоих друзей, который не дает тебе уснуть, может прекратиться завтра или прямо сейчас, если мальчишка-вьетнамец вломится в вашу казарму, обвешанный гранатами. И ты иногда думаешь, что лучше бы умер вчера, так тебе, по крайней мере, не пришлось бы видеть гибель твоих друзей завтра.
Ты учишься жить в новом мире, привыкая к смерти, когда она топчется рядом с тобой каждую минуту, только поджидая, когда в ее списке твоя фамилия подойдет к вершине.
Ты уже не смотришь на смерть как на нечто противоестественное, а на насилие как на противоречие гуманистическим идеалам человечества. Ты плюнул на эти идеалы, чтобы выжить, а человечество плюнуло на тебя, чтобы не замараться в крови. Они умыли руки.

***
-Привет.
Ее голос выдавал явное недовольство наступившим днем. Оливер поднял на напарницу глаза, оторвавшись от чтения нового дела, и неспешно кивнул.
-Привет.
Кетрин повесила пальто на вешалку перед дверью и заглянула за перегородку.
-А где босс? – Спросила она, кивая в сторону стола Питера.
-Его вызвал Теренс. Что-то очень срочное и сверхсекретное. – Оливер помахал руками над головой и закатил глаза.
-Опять он переспал не с той секретаршей? – Вполне серьезно спросила Кетрин.
Оливер усмехнулся, но промолчал.
-У нас новое дело? – Кетрин села перед ним, закинув ногу на ногу и покачивая носком влево-вправо.
Оливер нервно отбросил папку в сторону и сцепил руки на груди.
-Ну, если ты предпочитаешь узнать, как шестидесятилетняя женщина смогла родить черепаху, то конечно.
Кетрин удивленно приподняла брови и взяла дело со стола.
-Какое это к нам имеет отношение? – Возмутилась она.
-Эту женщину считают колдуньей.
-Аааа, ну тогда, да, конечно. Естественно. – Кивнула она с сарказмом. – Почему бы и нет. Я пойду разводить костер?
-Не спеши, дорогая.
Марлини появился в кабинете так бесшумно, что качавшийся на стуле Оливер чуть не упал назад.
-Ты уже спалил бабушку? – Притворно обидевшись, спросила Кет, повернувшись к нему.
Марлини цокнул языком и недовольно покачал головой.
-Нет, у нас есть кое-что посерьезнее. Ты слышала когда-нибудь о проекте «Лахесис»?
-Ну, да. – Сомнительно ответила она. – Группа, якобы, занятая специальными разработками в области вооружения.
-Якобы? – Переспросил ее Марлини, будто уже знал ответ.
Кетрин развела руками, обдумывая ответ.
-Их рассматривают как часть всемирной теории заговора, якобы, - акцентировала она, - они совместно с разведкой и ЦРУ готовили высадку в Персидском заливе. Они же, по слухам, являются частью мирового тайного правительства, которое контролирует все крупнейшие мировые державы.
Марлини удовлетворенно повел бровями.
-Не ожидал? Я могу еще и про протоколы сионских мудрецов рассказать. – Ухмыльнулась Кетрин.
-Я не понимаю, мы тут причем? – Отозвался Оливер.
Марлини сел на край стола перед ним и раскрыл папку с фотографиями, протянув пару из них коллеге.
-Знакомое имя?
-Полковник Моррис. – Прочел на оборотной стороне Нолл. – А должно? – Пожал он плечами.
Марлини скривился.
-Мне почем знать. Короче, этот Моррис, прибыл в Штаты три года назад из Марокко. Сразу попал в группу генерала Трэвиса, который как раз и занимался разработкой новой программы по контролю над вооружением.
-Все равно мы к этому, какое отношение имеем? Их зарезали ритуальным ножом семнадцатого века? – Предположила Кет, посмотрев на фото.
-Не мы, Кетрин, а ты.
Робинсон подняла удивленные глаза на Питера и наклонила голову, ожидая продолжения.
-Вернее твой отец.
-Марлини, я же просила тебя не лезть в это болото. – Проскрежетала Кет. – Оттуда все равно не выбраться.
Питер хлопнул руками по бедрам.
-Кет! Не ты ли говорила мне, что твоего отца подозревали в предательстве? Что его убрали, потому что он перестал подчиняться?! Неужели ты не хочешь знать правду?!
Кетрин вскочила со своего места и отошла к стене.
-Не хочу, Питер! Не хочу! Ты сам сказал: он мой отец и это превыше всего! Мне все равно, в чем его подозревал Гордон или кто-то еще.
-Может, ты просто боишься, что его слова окажутся правдой?
Марлини пожалел о сказанном еще до того как начал говорить, но остановится не мог.
-Неужели, имя Чарльза Робинсона в списках проекта «Лахесис», чем бы они не занимались, не значит ничего? Он ведь не был коллекционером артиллерийских установок, как я помню.
-Остановись, Марлини. – Угрожающе прошипела Кетрин. – Остановись сейчас же.
-Упрекнешь меня в нечестности? Но я как раз хочу узнать правду! И я хочу знать, почему Гордону она стала известна еще раньше? Как министерство обороны привязано к этому?
-Они контролировали поставки оружия на Восток. - Пробормотала Кет. Она опустила голову, часто моргая, смиренно смотря в пол и теребя ручку.
-Чарльз Робинсон был участником той войны! – Ядовито отметил Марлини.
Кетрин оторвалась от стены и подошла максимально близко к Питеру.
-Марлини, кто тебе сказал, что мы должны этим заниматься? Это вопрос ведомства министерства обороны, в крайнем случае, отдела контрразведки. Ты стал контролирующим агентом? С каких вдруг времен?
Она уставилась на него, прожигая дыру между глаз, ловя каждое движение зрачков.
-Теренс поручил мне это дело. – Теперь была очередь Питера замолчать и потупить взгляд.
-Но что мы расследуем? – Отвлек коллег Оливер.
Марлини и Робинсон разом повернулись к Ноллу, и Кет перевела глаза на Питера.
-Полковник Моррис убит вчера утром в своем кабинете, который охраняется лучше, чем хранилище в Федеральном Резервном Банке.
-Военные допустили рядовых агентов ФБР до расследования убийства их человека? – Недоверчиво переспросил Оливер.
-Теренс выбил нам это дело по своим каналам. Он непрозрачно дал мне понять, что это необходимо именно нам. – Марлини прикоснулся пальцем к лацкану пиджака Кетрин.
Она смиренно оглядела мужчин и опустила глаза. Внутри она знала, что Питер был прав: правда должна была выйти наружу. Она больше не могла прятаться в тенях лжи.

***
На улице стояла духота и такая влажность, что у меня вся экипировка до исподнего промокла еще в вертолете. Нас выкинули в Сайгоне, дав последние инструкции перед прибытием в штаб. Мой сержант был низким и худым парнем двадцати восьми лет, с поперечным шрамом во все лицо и обожженной левой щекой. Он говорил громко и отрывисто, глотая воздух между предложениями, и морщился так, будто ему в рот муха залетела.
Новобранцев приняли холодно и отслужившие уже несколько месяцев «старики», считавшие последние дни до дембеля, смотрели на нас со смешанным чувством презрения и жалости. Каждый из них видел в нас себя и ловил разницу, произошедшую с ними за время пребывания во Вьетнаме. Думаю, они поначалу нас и ненавидели за то, что когда сами были такими же, как мы и уже никогда такими не будут. Не будем.
316 взвод, в котором мне довелось служить до 1972 года, контролировал границу с Камбоджей и нас на вертолете перекинули туда. И мы ждали еще часов девять, когда группа разведки с лейтенантом Фарето вернется из вылазки против партизан, чтобы, наконец, получить инструкции.
Вместе со мной, новобранцами были чернокожий девятнадцатилетний парень Фрэд Лайнус, который все время что-то записывал в свой тонкий потрепанный блокнот, без обложки; Люк Джарвис – высокий, крепкий техасец, который мог бы буйвола завалить одним ударом кулака; Саймон Николс – смазливый маменькин сынок, по злой иронии, попавший на войну, и вечно распускавший слюни, вспоминая свою мамочку.
Нас закинули в казармы и дали время освоиться перед тем, как нас примет офицер. Если вы думаете, что я злился на этих парней, загорелых и вечно блестящих от пота во влажных, плохо проветриваемых спальнях, с обветренными, сморщенными лицами, вечно нахмуренных, даже когда они улыбались. Вы ошибаетесь. Я никогда не вспоминал ни одного из них дурным словом.
-Отлично, парни, если вы мечтали о летнем лагере, то ошиблись параллелью. Это не мамина юбка, чтобы под ней можно было спрятаться.
Сержант Джерри Алекс вечно жевал спичку, и когда она превращалась в кашу, менял ее на свежую. Он даже во сне с ней не расставался. Он сплюнул сквозь зубы и дернул меня за плечо.
-Как тебя зовут? – Грубо уставился он на меня.
-Рядовой Робинсон, сэр. – Выпрямившись, ответил я.
-Я не спрашивал твоего звания, я спросил твое имя, болван! – Рявкнул он.
Я отклонился чуть назад и посмотрел на него ошалелыми, испуганными глазами.
-Чарльз, сэр. Чарльз Робинсон. Сэр.
-О'кей, парень, значит Чарли. Какого дьявола ты сюда притащился?
Я отошел от него на шаг, внутренне опасаясь, как бы он снова на меня не налетел.
-Доброволец, сэр. – Кивнул я.
По казарме пролетел шепот, среди которого я мог расслышать только слова «кретин» и «полный кретин».
-Доброволец. – Недоверчиво прищурился сержант. – Отлично. Если не сдохнешь во время первой вылазки в джунгли, может быть, тебе хватит ума понять, что это стало самой большой ошибкой в твоей жизни.
И это стало моей самой большой ошибкой в жизни. Но не из-за того, что вы подумали.

***
Дождь лил как из ведра, и они с трудом могли различить машины, идущие в нескольких метрах впереди. Марлини барабанил руками по рулю, отбивая ритм, в такт с движением дворников.
-Если Теренс решил поручить это дело нам, то почему ничего не объяснил? – Спросила Кетрин, наклонившись вперед, между двумя передними сиденьями.
-Мне показалось, что он и готов был бы рассказать, но не смог. Знаешь, я никогда не видел его таким напуганным.
Кетрин посмотрела на Оливера, а тот перевел взгляд на Питера. Марлини остановил свою дробь и крепко сжал руль.
-Что? Почему вы так странно себя ведете? Вы еще что-то знаете? – Напряглась Кетрин.
Марлини посмотрел на друга через зеркало заднего вида и закусил губу.
-Оливер? – Надавила Кет, понимая, что от Питера вряд ли чего-то добьется.
Нолл опустил глаза к ногам и потеребил ручку на двери, будто предпочитал выпрыгнуть из машины на полном ходу, чем объясняться.
-Уинстер! – Воскликнула Кетрин, хлопнув его рукой по плечу.
Мужчина повернулся к ней и посмотрел потерянным, почти убитым взглядом.
-Кет, не проси меня, ты же знаешь, я не смогу тебе отказать.
Робинсон прорычала что-то невразумительное и отклонилась назад.
-Отлично, можете хранить свои секреты, конспирологи. – Недовольно пробурчала она.
Марлини наклонился вперед, рассматривая дорогу, и притормозил у первого неонового знака, который можно было разглядеть.
-Кетрин, - повернулся он к напарнице, - успокойся. Никто от тебя ничего не собирается скрывать.
-Послушай, Марлини! Ты втянул меня в это дело! – Она наклонилась вперед и выставила палец вперед. - Ты заставил меня вытащить правду наружу! Ты сказал, что мы должны узнать, что случилось с моим отцом! А теперь все это похоже на то, будто я маленькая девочка, от которой родители скрывают смерть любимого кролика. – Она снова откинулась на спинку пассажирского сиденья и повернулась к боковому окну.
-Кет, не будь ребенком. – Выдохнул Питер. Он посмотрел на Оливера, и одного мига хватило, чтобы мужчины поняли друг друга.
-Незадолго до того как нам поручили это дело на адрес Бюро пришла почта с именем Питера и моим. – Кетрин посмотрела на Нолла, увлекшись началом его рассказа. – Это была записка, напечатанная на компьютере, очень лаконичная. В ней говорилось только, что мы вскоре получим дело, не из нашей компетенции. Автор намекнул, что игра не стоит свеч и, если мы не хотим никого потерять, то не должны вступать в нее, а особенно вовлекать тебя.
-Он угрожал?! – Воскликнула Кетрин.
Оливер отвернулся, потер лоб рукой и переплел пальцы в замок, пользуясь заминкой для поиска подходящих слов.
-Он не настолько глуп, чтобы угрожать. Это было, скорее, предупреждение. – Закончил за Нолла Питер. – Но незнакомец дал понять, что нас в этом деле быть не должно.
-Или мы потеряем все. – Процитировал автора Нолл.
-Но как можно потерять что-то, чего нет? – Резонно спросила Кетрин. – Что можно потерять, если мы и так ничего не знаем? Они что боевиков про Крутого Уоккера насмотрелись? Собираются убивать членов наших семей?
Марлини и Уинстер посмотрели друг на друга и пожали плечами.
-Надеюсь, что нет. Но, если ты считаешь, что… Если ты думаешь, что Рейчел… Если…
-Марлини! – Кетрин толкнула передние сиденья и уставилась на Питера. – Прекрати, чтобы он не писал и не говорил, Рейч никогда не пострадает от этого! Но это не значит, что я хочу повесить все грехи на своего отца. Мне нужно это. – Умоляюще произнесла она.
Марлини посмотрел на Оливера, поймав едва заметный кивок головы. Всем было это нужно. Кто мог отказать сам себе?

***
Полковник Фарето прошел по узкому коридору, обитому красными деревянными панелями с пола до потолка и вышел в просторный квадратный зал, без дверей, с панорамными окнами, рамы которых были того же оттенка, что и стены в коридоре.
-Господа, - учтиво обратился он к собравшимся, - думаю, что у нас могут возникнуть определенные проблемы.
Седой старик, сидящий в глубоком кресле с высокой спинкой, чуть приподнялся, оперевшись на подлокотник и тут же сел обратно.
-Что произошло, мистер Фарето?
-Это связано с убийством полковника Морриса.
Мужчины в зале нервно передернулись, как по команде и вытянулись по струнке, будто ожидали смертного приговора.
-Мне казалось, что этот вопрос улажен. – Ответил молодой мужчина, с густыми смольными волосами, небрежно торчащими, из-за своей пружинистой жесткости.
-Было улажено. – Поправил его Фарето. – Теренс поручил это дело Марлини и Робинсон.
-Марлини и Робинсон? – В унисон переспросили мужчины.
Фарето кивнул.
-Но проблема не в этом.
Он грузно упал в кресло у окна и достал из кармана позолоченный портсигар.
-Кетрин знает, что ее отец не был чист на руку.
-Как? – Возмущенно воскликнул тот же молодой мужчина.
Фарето покрутил в руках тонкую сигарету и сунул ее обратно в портсигар.
-Это остается загадкой. Его личное дело было строго засекречено. Даже Теренс не был знаком с деталями.
Мужчины обернулись в дальний угол комнаты, где на краю дивана, закинув ногу на ногу, сидел Майкл Гордон.
-Что? – Возмущенно уставился он на них. - Думаете, я бы проболтался?
-Ты единственный кто мог бы это сделать. – Ехидно скривился мужчина с маленькой аккуратной круглой залысиной на затылке и тонкими белесо-пепельными волосами на висках.
-Ей никогда не составляло труда вытянуть из тебя что-то. – Заметил седой старик.
Гордон вскочил на ноги и в три шага оказался в центре комнаты.
-Вы вообще соображаете, что говорите?! – Завопил он, крутясь вокруг себя, оглядывая мужчин. – Разве не вы подсылали меня к ней, чтобы я вытаскивал из нее информацию?
Фарето встал и твердо подошел к Гордону. Он положил руку ему на плечо и резко дернул к себе.
-Успокойся! Ты получил все, что хотел, мы получили все, что хотели. Каждый остался при своем. Никто не виноват, что появился этот Марлини. Мы не приняли в расчет чувства. Это была наша ошибка, но мы не собираемся оставлять все как есть. – Он обернулся к собравшимся. – Никто никого не будет обвинять. Мы позволим им прийти к тому, чего они так хотят. Они хотят знать правду – они ее получат.
-Но… - Попытался возразить молодой мужчина.
-Но только ту, что мы позволим им получить. – Закончил Фарето.
Всего комментариев: 0
avatar
24
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0