Главная » 2016 » Апрель » 2 » Лахесис. Часть 3.

Лахесис. Часть 3.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 02.04.2016 в 22:54
Материал просмотрен: 51 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Кетрин пила кофе медленно и лениво. Она просто пыталась насладиться минутой отдыха в суматошном дне, но мысли, роящиеся в ее голове не давали покоя.
«Здравствуй, Майкл, можем мы встретиться. Да, это Кетрин. Да, ты все верно расслышал. Я все объясню при встрече. Это очень важно, Майкл. Нет, я не могу говорить по телефону», - этот разговор дался Кет тяжелее, чем когда-то невыученный экзамен по этнологии. Но мысли о предстоящем диалоге сводили с ума еще сильнее.
Что сказать? Как поступить? Как поприветствовать его? Поцелуй? Объятие? Простая улыбка? Рукопожатие? Все не подходило. Было или слишком сухим, или чересчур уж дружелюбным.
Она отставила чашку подальше от себя и посмотрела в окно. Майкл, борясь с порывом ветра, дувшим в лицо, перебегал через дорогу, и Кет в порыве паники захотела убежать.
-Кетрин! – Осипший голос Гордона окликнул ее прямо от входа, и она вынуждена была встать, натянуто улыбнувшись.
-Привет. – Выдавила она из себя, мотая руками вперед-назад, не зная, куда их деть, от волнения.
«Идиотка», - корила она себя, - «после всего, что произошло, просить его о помощи сейчас? Глупее не придумаешь!»
-Ты хотела поговорить. – Властно заявил Гордон, присаживаясь напротив.
Кетрин села обратно за столик и потупила взгляд, будто провинившаяся горничная, разбившая любимую чашку хозяина.
-Да. Честно говоря, я не знаю с чего начать. – Она потерянно посмотрела на Майкла, развалившегося на стуле с такой самодовольной ухмылкой, что теперь ей захотелось размазать ему по физиономии какой-нибудь десерт.
-Так начинай с самого начала. – Просто заявил Гордон.
Она провела ладонями по лицу, стирая то ли неуверенность, то ли ища секундной передышки.
-Помнишь, ты говорил, - она замолчала, подбирая слова, - тогда в Египте, ты говорил, что мой отец как-то связан с делом о поставке оружия на Ближний Восток.
Майкл удивленно поднял брови, наморщив свой узкий лоб, и подался вперед.
-Помнится мне, что ты не возжелала меня слушать тогда. – Издевательски насмехаясь, ответил мужчина.
Кетрин почти незаметно покачала головой.
-Майкл, - умоляюще произнесла она.
-Ладно, с чего ты вдруг решила поговорить об этом? – Будто делая ей одолжение, проговорил Майкл.
-Ты знаешь полковника Морриса?
Гордон неопределенно пожал плечами и кивнул.
-Допустим. Ты расследуешь это дело?
Что-то в интонации Майкла заставило женщину понять, что он уже знал, о чем пойдет речь, но изо всех сил пытался себя не выдать, будто был на выпускном экзамене и теперь пытался спрятать вываливавшуюся из рукава шпаргалку.
-Мы с Питером. – Подтвердила она.
-Ах, ну да, Питер. – Раздраженно воскликнул он.
Он обратно откинулся на спинку стула и закурил.
-Что дальше?
-Мой отец был знаком с Моррисом. Как?
Гордон усмехнулся.
-Ты хочешь получить информацию, но что ты можешь предложить мне.
-Майкл? – Конечно, она и не думала, что все обойдется просто так, но в глубине души надеялась на хотя бы частицу бескорыстия в нем.
Он оперся локтями на стол и стал поглаживать свои руки.
-Я не могу всего, ты же понимаешь. – Растянуто заговорил он. – Но я могу знать тех, кто может все.
-Майкл, если ты пришел шантажировать меня, то я не собираюсь платить за призрачную надежду.
-А разве не ты говорила, что готова на многое, чтобы получить свое.
Кетрин могла выдержать все, но не откровенное издевательство себе в лицо. Она яростно хлопнула ладошкой по столу и резко встала.
-Может я и готова на многое, но брать что-то от тебя и так означает переступить через мою гордость. Так что если ты думаешь, что я смогу получить свое только от тебя, то ошибаешься. Я найду тех, кто сможет мне помочь.
Она развернулась и быстро направилась к выходу, услышав лишь смешок Майкла в ответ:
-Обратись к Питеру! Он же все может!
Несмотря на насмешливую мину на лице, внутри Майкл негодовал. Его ревность, которая, как ему казалось, ушла, теперь вспыхнула с новой силой. Он быстро набрал чей-то номер телефона и, после непродолжительных гудков, сказал:
-Она ничего не знает. Мне сказать ей?
На другом конце провода что-то ответили, видимо, не совсем ожидаемое для Гордона, но он, скрыв внутреннее колебание, произнес:
-Конечно, сэр. Я подготовлю бумаги.

***
-Но почему сейчас?
-Когда-то должно было подойти время для этого. – Пожала собеседница плечами.
Девушка, сидящая напротив Оливера и Питера, отвела волосы назад и высокомерно посмотрела на мужчин. Оливер многозначительно посмотрел на партнера и перевел глаза на женщину.
-Какова ваша выгода?
Женщина закинула ногу на ногу, поймав медленный, оценивающий взгляд Питера и самодовольно усмехнулась.
-Пока вам достаточно знать, что мы просто хотим помочь.
Марлини прищурился и отошел к шкафам, будто отгораживал документы в них от непрошеной гостьи.
-Но мы не можем просто полагаться на бескорыстную веру.
Женщина коротко усмехнулась.
-Не все в этом мире чего-то от вас хотят, мистер Марлини.
-Не все в этом мире могут мне что-то отдать, мисс. – Возразил он.
-Марлини? – Трое собеседников обернулись и на секунду замерли.
-Кет. – Кивнули разом Оливер и Питер.
-Что здесь происходит? – Она неуверенно прошла внутрь кабинета, словно, шла по минному полю.
-Кетрин, присядь. – Услужливо попросил Питер, отодвигая для нее стул.
-Что здесь происходит? – Более раздраженно повторила она, бросая пальто на стул.
-Здравствуйте, мисс Робинсон. Мне говорили, что вас не просто так сбить с пути.
Кетрин прищурилась.
-О Вас мне никто не говорил. – Прошипела она.
-Кет, - Питер положил руку на спину женщины, - это мисс Уилла Хэвишем. Она располагает кое-чем особо важным.
Робинсон бросила на женщину еще один укоризненно-прожигающий взгляд и посмотрела на Оливера. Он как отдушина, всегда был для нее тем, чье слово оказывалось последним в цепи. На этот раз хватило одного заверяющего взгляда, чтобы Кет, хотя бы, согласилась выслушать. Она села на стул и скрестила руки на груди.
-Что Вы знаете?
Мисс Хэвишем лукаво улыбнулась.
-Могли бы проявить большую открытость человеку, который принес вам сырный пирог.
Кетрин раздраженно посмотрела поверх головы женщины и более расслабленно раскинулась на стуле.
-Хорошо. – Удовлетворенно отметила ее собеседница. – Итак, у меня есть кое-какой набор фактов, которые подтверждают участие Вашего отца в проекте «Лахесис».
Кетрин поерзала на стуле, покоробленная подобным заявлением.
-Я знаю, что Вы не ждали подобного от отца, но лучшего принести не могу. В группу этого проекта входит много крупных чиновников из министерства обороны, ФБР, ряд высших лиц из Японии, Франции, Великобритании, России и Китая. Можно сказать, что мир многополярен, но это только иллюзия. Он всегда был однополярным.
-Хотите сказать, что «Лахесис» контролирует весь мир? – Чуть рассмеявшись, уточнила Кетрин.
-Это не так неожиданно, как может показаться на первый взгляд. Поймите, все эти конспирологические замашки, которыми так блещут умы параноиков в начале XXI века, подпитаны дымом истины. Ничто не может появиться из ниоткуда. Только проект «Лахесис» всего лишь звено в цепи. Организация, которая контролирует его разрабатывает куда более далеко идущие планы. Таких проектов масса. Они пронизывают абсолютно все, как рак в последней стадии, распустивший свои метастазы по всему больному организму. Это сделано для того, чтобы любой обыватель был затронут.
-Какое отношение к ним имеет Чарльз Робинсон? – Спросил Питер.
Хэвишем покачала головой.
-Не все так ясно. Его подписи стоят на некоторых документах. В основном, связанными с поставками оружия на Ближний Восток.
-Террористам? – Прошептала Кетрин. – Причем здесь мой отец? Он не был главой антитеррористического отдела.
Хэвишем кивнула.
-Не торопитесь, агент Робинсон. Он был заместителем директора ФБР. Тот доступ, который имел он, не мог иметь никто.
-Доступ к чему? – Не выдержала Кетрин.
-К информации, к чему же еще? – Удивленно ответила Уилла.
-Какое отношение все это имеет к Моррису? Почему его убили? Почему убили Чарльза? – Спросил Нолл, пододвинувшись на стуле к Уилле.
-Похоже, что внутри группы уже давно назревает внутренний конфликт. Есть «бунтари», не готовые переступить определенные границы. Ваш отец был среди них. Моррис тоже.
-Поэтому они убили их?
Женщина покачала головой, облизнула губы и встала со своего места.
-Они просто позволили им умереть.
Она положила бумаги Кетрин на колени.
-Кет?
Марлини встал перед ней, наблюдая за ее немым взглядом, упертым в документы.
-Кетрин! – Окликнул он еще раз.
Она подняла глаза, и паника отразилась на ее лице.
-Мисс Робинсон, я понимаю, что в это трудно поверить, тем более трудно принять, но мы не стали бы вам врать.
-Мы? – Удивилась Кетрин.
Хэвишем скрытно улыбнулась и отвела глаза.
-Если бы вы знали, сколько у вас поклонников в подпольных кругах. – Женщина самодовольно посмотрела на Питера, прищурившись, будто предупреждая его. Она поднялась, прошла к двери и обернулась, еще раз окинув взглядом присутствующих. – Я еще позвоню вам.
Кетрин нахмурилась, опустила голову на руки и тяжело вздохнула.
-Что сказал Гордон? – Марлини сел перед ней на корточки.
Женщина резко выдохнула и открыла глаза.
-Он готов был взять, но не отдать.
-Что это значит? – Спросил Нолл.
Кетрин встала со стула, прижала документы к груди и жалостливо посмотрела на агентов.
-Он недвусмысленно намекнул мне на то, что я могла бы получить все за… - она потерялась, подбирая более тактичное выражение, - за возможность возобновления отношений с ним.
Не нужно было даже смотреть на Питера, чтобы услышать, как захрустели суставы его пальцев, сжимавшихся в крепкий кулак. Под его скулами заходили желваки, и, если бы сейчас, Гордон появился на пороге, то Питер разорвал бы его голыми руками.
-Ты… - Неуверенно начал он, желая убедиться в том, что Кетрин хватило ума отказать Майклу, но женщина резко развернулась к нему лицом и злобно посмотрела на него.
-Ты еще думаешь, что я могу согласиться?! И это меня ты называл полоумной! – Воскликнула она, схватила пальто и практически выбежала из кабинета.
Питер было ринулся за ней, но рука Нолла, схватившая его за локоть остановила мужчину.
-Не надо. Дай ей успокоиться. – Предупредил Уинстер.

***
«Я не предам нашу любовь, никогда, слышишь, никогда», - эти слова мы прочитали в письме, которое получил последним тот парень, застреливший вьетнамскую девочку.
Дело замяли, как нам сказали, за недоказанностью. Полказармы парней не могли сойти за свидетелей. Будучи до конца честным, стоит признать, что нас просто запугали. Сдав этого солдата, мы бы подставили самих себя, сержанта и лейтенанта Фарето. Никто не хотел быть стукачом, поэтому единственным оптимальным вариантом стал перевод этого парня в другой взвод на другой конец страны.
Я в ту ночь совсем не спал, думая о родителях той девочки. Живы ли они? Знают ли они, что с ней случилось? Почему она попала к нам? За что судьба оказалась к ней так жестока? Она искала у нас помощи, в бреду, не зная, куда идет. Хотя, возможно, это и было ее избавление. Кто знает, что могло бы стать с ней дальше? Стать проституткой при одном из американских взводов, забеременеть от одного из них, сделать аборт, или, в лучшем случае, получить возможность уехать в США?
-Рядовой!
Я по инерции подскочил с кровати, отозвавшись на крик моего сержанта.
-Рядовой Робинсон, к Фарето, срочно! – Крикнул он мне, от входа.
Парни, прибывшие со мной, сострадательно подняли головы с подушек, секунду посмотрели на то, как я натягиваю майку и штаны, и бессловесно рухнули обратно.
-Вызывали, сэр? – Я явился в кабинет лейтенанта, слегка дурной от бессонницы и мятый от долгого ворочания.
-Рядовой Робинсон? – Лейтенант поднял на меня свои мутные глаза и кивнул.
Я сел, подчинившись приказу, и посмотрел в окно, поверх плеча лейтенанта. Темное небо, с алым заревом.
-Рассвет похож на кровь, не так ли, рядовой?
Я даже не сразу понял, что проговорил лейтенант.
-Что, сэр?
-Крови так много, что она уже дошла до небес и льется через край.
Я кивнул.
-Да, сэр.
Лейтенант медленно поднялся и обошел меня со спины.
Я не могу сказать, что он был простым человеком. На самом деле, с самого первого дня нашего знакомства мне было не по себе в его присутствии. Его взгляд такой беглый, затуманенный, скрытный. Он говорил с вами, а на самом деле, дырявил вас взглядом, пронзая насквозь, вынимая душу и вытрясая правду. Даже если вы ее не говорили.
-Мне нужно поговорить с тобой, Чарли. – Его сладкий голосок лился как мед на оладьи. Проблема в том, что я терпеть оладьи не мог, а уж мед тем более.
-Ты у нас недавно, но уже, наверно, понял, что к чему.
Я передернул плечами.
-Здесь не Округ Колумбия, где удобно и светло, где можно сходить в бар или посмотреть на девчонок в коротких юбках. Здесь девчонка может оказаться таким же смертельным оружием, как напалм.
-Сэр, я не совсем понимаю, к чему вы ведете. – Пожал я плечами, повернувшись к нему, но он сразу остановил меня, прикоснувшись к плечу.
-Понимаешь, после того дела с вьетнамской девчонкой, я понял, что совершенно не знаю своих солдат. А ведь мне приходится воевать с ними. Я доверяю им свою жизнь, понимаешь?
-Конечно, сэр. – Кивнул я.
-Тогда ты должен понимать, что никто не сможет сказать мне больше, чем тот, кто живет рядом с ними.
-Вы хотите, чтобы я «стучал» на своих? – Я возмущенно вскочил.
-Сядь, парень, сядь. – Твердо сказал он. – Зачем такие выражения. Не стучать, а предоставлять информацию, необходимую для офицерского корпуса. Тут все свои.
Он слащаво улыбнулся и снова сел напротив меня. Наверное, мое лицо выразило все, что я хотел ему ответить, потому что он моментально помрачнел.
-Я не буду заниматься этим, сэр. – С напускной учтивостью ответил я.
Фарето прищурился.
-Ты еще не знаешь, от чего отказываешься, парень.
-Вы угрожаете мне, сэр? – Хладнокровно спросил я.
-Мелко для меня, рядовой. – Прищурившись ответил он. - Ты можешь идти.
Мне не нужно было повторять и, тем более, говорить, что этот разговор не должен был выйти за пределы кабинета.
Я вернулся в казарму, когда уже совсем рассвело. До подъема оставалось пять минут, но мой сержант не спал. Он сидел на кровати, рядом с моей и, когда я вошел, поднял голову. Мы посмотрели друг на друга и кивнули. В тот момент я понял, что не я был первым в списке лейтенанта. Не мне и быть последним.

***
Гордон вошел в кабинет и остановился на пороге.
-Я не ждал Вас.
В его кресле сидел полковник Фарето, расслаблено покачиваясь из стороны в сторону, подкидывая и бросая вверх теннисный, белый мяч.
-Ты припозднился, Майкл. С каких пор опаздывать на работу стало твоей привилегией.
Гордон прищурился.
-Вы из трудовой инспекции? Пришли проверить мою выработку? – Он поставил портфель на стол и прошел к кофеварке.
-У тебя противный кофе. Кетрин готовила лучше.
Гордон резко повернулся, метнув на полковника угрожающий взгляд.
-Кстати, о ней. – Не обратив внимания, на мужчину, продолжал полковник. – Как прошла ваша встреча? Я не думал, что она посмеет обратиться к тебе. После всего, что было. Похоже, страх действительно сделал из нее более податливой.
-Можно подумать, Вы не знаете, как прошла наша встреча. Я уже получил указания. Не от Вас ли? – Майкл налил полкружки кофе и, посмотрев на мутную пенку на поверхности, брезгливо отставил ее.
-Ладно, Гордон, не будь таким заносчивым.
Майкл сел напротив полковника и закинул ногу на ногу.
-Что Вы еще хотите? Я не рассказал ей ничего. Она получит почту завтра. С условленным содержимым. Все идет по плану.
Полковник поморщился и покачал головой.
-Нет. Мы не учли, что, таких как Марлини и Кет сотни по штату и тысячи по Америке, они захотят им помочь.
Майкл прыснул от смеха.
-А что у нас уже на первой полосе печатают кто из Бюро каким расследованием занимается?
-Они осведомлены об этом и без газет. – Тряхнул головой полковник. – Я хочу, чтобы ты присмотрел кое за кем.
Он достал из внутреннего кармана пиджака две фотографии и протянул их Майклу.
-Это Уилла Хэвишем и Бред Келлоган. Они уже несколько месяцев следят за Питером и его коллегами.
-Они уже вышли на них?
Полковник кивнул.
-Сегодня Уилла передала Кет документы, в которых фигурирует имя Чарльза. Ничего серьезного. Пока это привязывает его только к проекту «Лахесис». Но это первая ниточка. Если они выйдут на Пентагон, наши бунтовщики захотят воспользоваться этим.
-Что мне делать с ними? – Указал пальцем на фото Майкл.
-Пока только посмотри.
Полковник поднялся с кресла и, одобрительно улыбнувшись, похлопал парня по плечу.
-И не провали все на этот раз, только потому, что твои маниакальные наклонности разбушуются по весне.
Гордон закрыл глаза и сжал кулаки до побелевших костяшек. Он схватил кружку с кофе и бросил ее в закрывшуюся за полковником дверь.
-Будь ты проклят!

***
-Кетрин, можем мы поговорить.
Покрытый красной скатертью стол чуть не перевернулся, когда Майкл, встав из-за него, поманил Кет рукой.
Она пренебрежительно посмотрела на него и попыталась сделать вид, что не видит, но его глаза моментально поймали ее. Женщине пришлось подойти, хотя каждый шаг давался, будто в кандалах.
-Привет. – Добродушно улыбнулся Майкл.
-Что на тебя нашло? – Спросила она.
-Присядь. Мы должны поговорить.
-Майкл, если ты снова начнешь старую песню об изменах и предателях, то я не намерена это выслушивать.
Пара агентов прошла мимо них, явно обратив внимание, вырвав слова из контекста. Женщина натянуто им улыбнулась и снова повернулась к Майклу.
-Нет. Это касается твоего отца.
Лицо Кет перекосилось от неожиданности, она села.
-Теперь моя должность позволяет узнать кое-что большее, чем было раньше. Хотя, не стану скрывать, мне и до этого было известно, что с гибелью твоего отца не все просто.
-Что ты имеешь в виду? – Прошипела она.
Майкл наклонился ближе к столу, сминая скатерть, и посмотрел Кет прямо в глаза. Все напоминало ей дурацкий детектив о заговорщиках и шпионах.
-Твой отец погиб, потому что должен был погибнуть. Ты никогда не думала, какого черта он оказался в Пентагоне? Что за встречу ему там назначили?
-Майкл! Он же Заместитель Директора ФБР. Да мало ли за каким чертом его туда послали! – Воскликнула она, чуть подавляя голос.
-Да ну, - съехидничал мужчина, - и часто Теренс ездит в Пентагон?
-Я за ним не слежу. – Буркнула Кет, скрестив руки.
-Прекрати, Кет. Ты же сама об этом задумывалась. Это неразумно. Они убрали его.
-Они? – Переспросила женщина.
Майкл возвел глаза к потолку и стал насвистывать какую-то странную мелодию.
-Я не понимаю, почему?
Мужчина пожал плечами.
-Просто он стал мешать. А теперь извини, мне нужно идти. Больше ни о чем не спрашивай и о разговоре забудь.
Кетрин вошла в квартиру и остановилась возле дивана, вспомнив разговор с Майклом в Египте, когда впервые получила странный намек на нечистоплотность отца.
Она все равно не могла смириться с тем, что ее героя не просто спустили с лестницы, а кубарем столкнули с вершины. Как можно было в один день быть героем, а в другой стать проклятым. А что будет, если узнает Бюро, или мама? Уолтер?
Кет опустила голову на руки и простояла так, пока не почувствовала теплую руку на своей.
-Кетрин?
Женщина очнулась и посмотрела на Лилиан – няню Рейчел.
-Лили, - улыбнулась она.
-С тобой все нормально? – Обеспокоенно спросила та.
-Да, все хорошо, я просто устала.
-Ты сегодня рано. Что-то случилось?
Кет обошла диван и подошла к манежу, где сидела, увлеченная строительством домика из кубиков, Рейч.
-Привет, сладкая. – Подняла она девочку на руки, которая тут же прижалась к маме. – Нет, все нормально, просто решила больше времени провести с дочкой. Я и так ее почти не вижу. – Ответила она.
Девочка стала что-то бурно рассказывать на своем детском языке о проведенном дне, что заставило Кетрин рассмеяться. Лишь часть слов можно было разобрать, но из них женщина сделала вывод, что день был интересным.
-Маленькая моя. – Поцеловала она дочь.
-Я могу идти? Или ты будешь работать? – Спросила Лилиан.
-Да, конечно, ты свободна. Я поработаю, но это ничего. – Улыбнулась Кет.
-Хорошо, спасибо. – Спешно ответила Лили, забирая вещи.
Женщины попрощались, и Кет усадила дочку на высокий стульчик за столом.
-Давай посмотрим, что можем покушать. Ты ела сегодня черничный пирог? – Спросила она из кухни.

***
Рейчел уже давно уснула, и Кетрин оставалось только позавидовать крепкому, беззаботному сну ребенка. Она знала, что и сама в детстве могла проваляться в кровати до обеда. Черт, да она и сейчас бы это с удовольствием сделала, если бы не…
Перед ней на кухонном столе лежали документы, полученные от Уиллы Хэвишем. Девушка не вызывала у Кетрин доверия, но она дала им хотя бы что-то. Оставалось понять, почему она появилась именно сейчас. Марлини был прав, в этом мире никто не давал им что-то безвозмездно.
-Кетрин, открой, это я.
Робинсон удивилась.
-Уолтер? – Она явно не ожидала увидеть его сейчас на своем пороге.
-Привет. Можно я войду?
Женщина шире распахнула дверь и впустила брата. Она медленно окинула его взглядом. Вся фигура мужчины, ровно, как по струнке стоящего перед сестрой говорила о злости, отчаянии и обиде. Джинсы, чуть свободные на бедрах, черная водолазка и кожаная куртка, от которой пахло табаком.
-Ты курил? – Удивилась Кет. Она знала, что Уолтер мог позволить себе пару сигарет только в особенных случаях.
-Прости. – Смущенно ответил он.
Женщина слегка улыбнулась. Он был похож на маленького провинившегося мальчика, который выпрашивал у мамы разрешение погулять.
-Я не ждала тебя. Что-то с мамой? – Испугалась она.
Уолтер захлопнул дверь и максимально близко подошел к сестре. Его глаза были такими же ясными, как у Кет, только более темными, глубокими, цвета горького шоколада. И теперь они светили яростью. Яростью к Кет.
-Я не понимаю, Уолт, что случилось? – Нервно спросила она, отступая, но мужчина схватил ее за руку.
-Нет! – Рявкнул он. – Ты не уйдешь!
Робинсон нахмурилась и вырвала руку из захвата.
-Да объясни же все, наконец! – Воскликнула она и тут же прикрыла рот рукой, опасаясь, что разбудит дочь.
Уолтер посмотрел через плечо женщины в сторону детской и обошел Кет, усаживаясь на диван.
-Мне звонил Питер.
Кет почувствовала себя как олень, попавший в свет фар мчащегося грузовика. Она секунду замешкалась, водя глазами по комнате, будто искала, куда бы спрятаться. Со всей очевидностью становилось ясно, что мог наговорить Уолтеру Питер.
-Ты… Он… - Заикалась она. – Он… Что он сказал тебе?
Уолтер сузил глаза.
-Ты говорила с Гордоном? – Кетрин рассмеялась бы сейчас, понимая, что сейчас похожа на себя четырнадцатилетнюю, когда мать поймала ее за курением у бассейна Роми Паульс.
-Ну, говорила. – С вызовом ответила она.
Уолтер подлетел к ней и сжал руками ее плечи.
-Тебе было мало того, что он сделал с тобой?
«Господи, он говорит, как Питер!» - Подумала она. – «Ну, что?! Что им всем от меня нужно?!»
Она вдруг ощутила накатывающиеся, жгучие слезы и отвернулась, пытаясь их скрыть. Не хватало еще распускать теперь сопли.
-Я просто хотела узнать правду. – Проговорила она тихо, но грубо.
Уолтер заметил, как задрожали ее плечи, как покраснели щеки, увлажнившиеся катящимися слезами.
-Кейти, милая, пожалуйста, не плачь. – Он притянул ее к себе.
Кетрин сначала сопротивлялась, отталкиваясь от груди брата кулаками, но скоро сдалась, разрыдавшись.
-Нет, милая, пожалуйста, не плачь. Я не хотел этого. Я просто…
Мужчина замешкался, ища ответ. Он и сам не знал чего хотел. Просто неожиданный звонок Марлини выбил его из колеи. Кетрин встречалась с Гордоном. Он предлагал ей… Господи! У него даже от одной мысли все внутри ходуном ходило, что Кет снова могла… Он был зол на нее, был зол на Майкла, зол на Питера, который все это допустил. И в тоже время смеялся над собой. Как он мог не допустить! Разве Кетрин можно было что-то запретить? Разве мог кто-то встать у нее на дороге? Даже их собственная мать не была на это способна.
-Кетрин, пожалуйста, не плачь. – Он утянул ее на диван, продолжая обнимать. – Я знаю, что ты не стала бы повторять своей ошибки, то, что произошло тогда, не было твоей виной. Слышишь? Просто мне до ужаса хочется расколотить череп этому Гордону.
Кетрин уже стала успокаиваться и бегло рассмеялась замечанию брата.
-Мне кажется, что даже тогда, двенадцать лет назад, я не был так зол, как после случая с Майклом.
Кетрин поерзала в его руках и отстранилась.
-Хотя бы об этом, ты мог бы не вспоминать. – Укоризненно сказала она.
-Прости. – Виновато прошептал Уолтер.
Кетрин покачала головой. Она знала, что те события, как и избиение Майклом стали для ее семьи не меньшим испытанием, чем для нее. Может, даже большим. «Тому, кто остается в стороне всегда больнее от осознания беспомощности перед неизбежным», - когда-то сказал ее отец. Она пыталась это помнить, но, иногда, собственная боль становилась такой невыносимой, что до чужих страданий уже не было дела.
-Питер рассказал тебе, зачем я с ним виделась? – Спросила она.
Уолтер покачал головой.
-Он сказал, что ты сама расскажешь.
Кетрин усмехнулась.
-Тогда я позову его. Пусть поприсутсвует.
-Ты надерешь ему задницу. – Без сомнений сказал Уолтер.
Кетрин широко улыбнулась.
-Я постараюсь оставить целыми важные части тела.
-Мое сердце будет кровоточить, когда он будет страдать. – Приложил руку к груди Уолтер и закатил глаза.
Кетрин встала с дивана, обернулась на брата, показала ему язык и стала набирать номер Марлини.
Всего комментариев: 0
avatar
22
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0