Главная » 2016 » Апрель » 2 » Лахесис. Часть 4.
Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 02.04.2016 в 22:55
Материал просмотрен: 49 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Через несколько дней после того разговора с лейтенантом, я заметил странное поведение Саймона, того маменькиного сынка, который прибыл вместе со мной. До этого он был не самым общительным парнем во взводе. Избегал товарищей, на приглашения поиграть в карты или покурить травку всегда отказывался, будто бы его драгоценная мамочка и за несколько тысяч миль унюхает запах канабиса. Парни шутили над ним, расплескивая обычные похабные армейские шуточки, а он лишь скрипя зубами, проглатывал их, уткнувшись в подушку. Но в один день все изменилось. Он стал садиться с нами за стол, чтобы перекинуться в покер, сделал несколько затяжек с косячка, скрученного сержантом и даже рассказал старый пошлый анекдот, который наверняка услышал в школе, в мужской раздевалке после футбола. В общем, стал тем парнем, которого если не любили, то, хотя бы, принимали за своего.
Я искренне забыл о произошедшем в кабинете Фарето и думать не думал, чтобы связать те события с преображением Саймона. Но сержант Алекс, как обычно, оказался проворнее меня. Однажды ночью, когда уже вся казарма уснула, он вызвал меня на перекур. Я никогда не отказывался от лишней сигаретки, да и компания была приятной. Мне нравились рассказы Алекса: честные, без прикрас, они были полны правдивой истории, которую вы не прочитаете в книжках, благодаря ним я чувствовал, как сам становлюсь частью этой истории.
-Лишь бы не мертвой ее частью. – Говорил Алекс.
Но на этот раз, мы, молча, курили, сидя на низких табуретках перед входом в палатку. Он смотрел на горизонт, а я наблюдал за тем как меняется выражение его лица, когда он видит всполохи напалма. Он морщился, будто за сотни миль чувствовал гарь от него. Хотя это гарью провоняло все вокруг и мы сами.
-Он не просто так изменился. – Прохрипел сержант.
-Саймон? – Уточнил я. – Наверное, просто привык. Забыл о мамашке. Может, он втайне мечтает о какой-нибудь девице из деревни неподалеку. – Оскалился я.
Сержант серьезно покачал головой.
-Нет. Не каждый в этой войне может устоять перед искушением. Такие как он нуждаются в крепкой спине, которая будет прикрывать и поддерживать их. Там этой спиной была его мать.
-А здесь? – Спросил я.
Сержант посмотрел на меня удивленно, будто я сморозил какую-то глупость.
-Сам решай. Только неспроста вся его толкотня вокруг. Он хочет стать своим, - сержант последний раз затянулся и бросил сигарету на землю, - спрашивается, зачем.
Он зашел обратно в палатку, а я еще несколько минут размышлял над его словами. Никогда в жизни мне не приходилось встречаться с «крысами» лицом к лицу и поверить в их существование было не так-то просто.

***
-Марлини, я не привыкла избавляться от людей при свидетелях. – Кетрин посмотрела на опешившего Питера, который, только войдя в ее квартиру, тут же увидел широко улыбающегося Уолтера.
-Ммм…, Кетрин, я, - мужчина повернулся к напарнице и виновато улыбнулся.
Робинсон взмахнула рукой и приняла у него куртку.
-Сядь. – Приказала она. – Если вы оба начнете ту же историю снова, мне придется вас убить. – Прищурилась она, посмотрев на брата.
Уолтер тут же поднял руки, смиренно кивнув.
-Конечно, женщина из ФБР.
Кетрин удовлетворенно хмыкнула и повернулась к двери.
-Ты куда-то собрался? – Спросила она, приподняв бровь, когда увидела спортивную сумку Питера.
Марлини посмотрел на свою ношу, на Уолтера, будто ища спасения и снова, бегло, на Кетрин.
-Кет, я знаю, что это не самый приемлемый для тебя вариант, но…
«Господи, вот сейчас она точно тебя убьет», - подумал он и протяжно выдохнул.
-Ты хочешь переехать к нам с Рейч? – Перебила Кетрин его.
Она даже поверить не могла, что когда-то Питер появится на ее пороге.
«Дурочка, о чем ты думаешь?! Это же Марлини, ни к чему хорошему это не приведет», - думала она про себя, хотя сама же с трудом могла сдержать восхищенный трепет.
-Кет, пойми, сейчас мы все под ударом. Я не хочу, чтобы вы пострадали.
Уолтер сидел на диване, широко распахнув глаза. Та сцена, которая развернулась у него перед глазами стоила всех лет ожидания. Он, как наивная девица, уже строил планы на то, как сложится совместная жизнь Питера и Кетрин, но тут одернул себя. Ответа еще не получено. Он с мольбой посмотрел на Кет. «Пожалуйста, прими его обратно!» - Практически кричал его мозг.
«Он будет жить здесь, спать в соседней комнате, завтракать вместе с нами, ужинать, смотреть телевизор на этом диване. Разве ты не хотела этого все это время?» - Спрашивала она себя.
-Я просто хочу побыть рядом. Убедиться, что все в порядке. Я уеду, как только все закончится. Пожалуйста. – Последние слова Питер прошептал так тихо, что Кет скорее почувствовала их шорох, чем услышала.
Она даже боялась посмотреть на него. Его щенячий взгляд мог бы убедить любого. Почему нацисты на Нюрнбергском процессе им не пользовались? Он бы им точно пригодился. Она наклонилась и подняла его сумку.
-Ладно, Марлини, но если ты не будешь закрывать тюбик зубной пасты, я вышвырну тебя на улицу.
Он увидел ее маленькую, скрытую улыбку и готов был растечься по полу от расслабления.
-Клянусь. – Прошептал он.
Уолтер еле сдержал возглас восхищения.
Она посмотрела на брата и предупредительно прищурилась. «Если мама об этом узнает, тебе не жить», - мысленно произнесла она. Уолтер прекрасно понял ее красноречивый взгляд и мог только улыбаться и кивать как идиот.
-Я сейчас. – Буркнула она и скрылась в спальне.
«Идиотка, что ты ему позволяешь? Хочешь родить еще одного внебрачного ребенка?» - Корила она себя, когда доставала дополнительный комплект постельного белья из комода. – «Ты же не сможешь быть с ним так близко. Кет, ну же, давай, скажи, что это плохая идея. Пусть он уедет». – Она выпустила тяжелый вздох и не заметила, как сзади подошел Питер.
- Уолтер там, наверное, уже список гостей на нашу свадьбу составляет. - Улыбнулся Питер.
Кетрин чуть рассмеялась.
-Молись, чтобы об этом не узнала моя мать. Иначе тебе придется заказывать костюм в ателье и бутоньерки.
-Кет? Все нормально? Если ты ну уверена, мне стоит уехать, если я буду мешать.
«Черт возьми, Марлини! Это не ты будешь мне мешать, а я тебе, долговязый болван!» - Кетрин уже почти злилась, но все же смогла выдавить из себя улыбку.
-Нет, успокойся. Просто я уже отвыкла от того, что мне придется стирать два комплекта белья. – Она всучила ему подушку и простыни.
-Конечно, Марлини. Я найму тебя, когда мне понадобится прачка.
-Я не так плох, как тебе может показаться. – Рассмеялся Питер
-Я и не думала, что ты бесполезен. – Покачала она головой.
«Ох, хотела бы я еще раз проверить это», - подумала женщина. Воспоминания о прошлом накрыли ее так стремительно, проносясь в голове, как стая саранчи над кукурузным полем, что она почувствовала, как начала краснеть.
-Ты будешь ужинать? – Спросила она, удивившись высоте собственного голоса.
-Нет, спасибо, я перекусил в китайском ресторане.
Марлини бросил на диван все постельные принадлежности и сам рухнул рядом.
-Ты прочитала документы?
Кетрин сгребла все бумаги в кучу и передала их Питеру.
-Да. Стандартные договоры о поставке: номера, имена, цены, условия расчета. Только предмет продажи вызывает подозрения.
Уолтер до этого от нервного напряжения переключавший каналы в телевизоре, бросил пульт рядом с собой на диван и уставился на агентов.
-Ребята, мне стоит уйти? Я не хочу стать свидетелем разработки секретного плана.
-Ты уже им стал. – Пробормотала Кетрин. – И тебе лучше остаться. Мне нужно спросить тебя кое о чем.
Уолтер наклонил голову, ожидая продолжения.
-Там говорится о каком-то товаре. – Кет снова обратилась к Питеру. - Что это за товар и для чего он предназначается не указано.
-Этот товар продавали на Ближний Восток?
-Да, основной покупатель торговые корпорации Ирана, Ирака, Сирии, Ливана, Кувейта.
-Твой отец подписывал эти договоры? – Осторожно спросил Питер.
Кет кивнула.
-Подождите, подождите! – Взмахнул руками Уолтер. – Отец?! Кет?
Робинсон сжала губы и неопределенно посмотрела на брата. Она достала из папки с документами фотографию и показала ее мужчине.
-Ты видел этого человека?
Уолт внимательно рассмотрел изображение и протянул его сестре.
-Нет, а должен?
Кет посмотрела на Питера: «Я же тебе говорила!»
-Это генерал Трэвис и он утверждает, что знал нашего отца.
-Ну и что? Мало ли кто был знаком с нашим отцом. Мы должны всех знать? – Прыснул Уолтер.
Кетрин забрала у него фотографию.
-Нет, Уолт, ты не понял. Он говорил так, будто и с нами был знаком, приходил к нам домой, знаком с мамой. Он даже знает о твоей свадьбе!
Уолтер нахмурился и повернулся к Марлини.
-Я не понимаю, Питер. Что это за Трэвис: причем здесь наш отец?
Марлини посмотрел на документы и провел пальцами по волосам.
-Я думаю, этот товар на самом деле оружие. Возможно, эта группа, о которой нам сказала Уилла, продавала технологии террористам.
-Но зачем? – Воскликнула женщина.
-Коммерческую выгоду еще никто не отменял. – Пожал плечами Питер.
-Нет, я не верю. – Покачала женщина головой. – Даже если мой отец замешан в этом всем, я не верю, что он мог бы продаться только ради денег. Слишком мелко для него. Пойми, я знаю своего отца.
-Кетрин, подожди, я вообще ничего не понимаю! Как со всем этим мы связаны? Отец продавал оружие террористам?
Кетрин села на корточки перед диваном.
-Уолтер, ты знаешь, где Саманта?
Мужчина удивленно развел руками.
-Конечно, она сейчас дома, работает над статьей. Ей тоже грозит опасность?
Женщина взяла со стола копию записки, оставленной вчера ей под дверью и отдала брату.
-Что это за хрень?! Рейчел?
Кетрин успокаивающе положила руку на колено брату.
-Успокойся и не кричи. Она в безопасности. Но, если они захотят на нас надавить, под ударом все.
-Я не верю, что отец мог так поступить. Ты права, мы знаем своего отца. – Не скрывая испуга произнес дрожащим голосом Уолтер.
Марлини взял Кетрин за руку.
-Может быть, вы знали другого человека.
Кетрин задумчиво посмотрела на брата. В словах Питера была доля правды, но принять ее было не так просто.

***
То, что мы хотели испытать на вьетнамцах, обрушилось на нас. Когда я впервые присутствовал на отправке цинковых гробов на родину, в которых лежали трупы моих однополчан, я, наверное, тогда понял границу между иллюзией и реальностью. Крышки их гробов и стали этой границей. Они приходили сюда, как и я, надеясь, что делают нечто верное, а уходили, может быть, так и не поняв, что их вера никому не оказалась нужна. Нас отправили сюда, как лишние куски говядины, которые сбрасывают в море на корм рыбам, сохраняя только видимость справедливости. Только эта справедливость будет похоронена вместе с этими молодыми ребятами.
-Жутко смотреть, так?
Лейтенант Фарето стоял за моей спиной, когда я посмотрел наверх, вслед взлетающему вертолету.
-Жутко оставаться позади. – Ответил я.
Я не замечал, как изменился за последние месяцы, но потом, пересматривая фотографии, сделанные до отправки на фронт и через полгода после, я не смог не удивится. Словно, два разных человека смотрели на меня: один, молодой, полный надежд и глупых стремлений, с сияющими глазами и развевающейся челкой на ухмыляющемся лице; другой, со старой душой, потухшим взглядом, направленным куда-то вглубь. Это было лицо человека, вылизавшего дно ада.
-Я могу обеспечить тебе жизнь. Нормальную, без потерь и разочарований.
Глаза лейтенанта сощурились, но не от солнца. Он, будто бы, таким образом скрывал правду, будто бы через узкие глаза, она не могла выплеснуться.
-Нормальную? – Переспросил я.
Фарето поправил форму и прокашлялся.
-Меня отправляют в штаб в Сайгон. Я могу замолвить за тебя пару слов.
-Но я должен буду заплатить, став крысой. – Прохрипел я.
Фарето рассмеялся.
-Не будь таким идеалистом, Чарли. Жизнь не зебра, в ней столько дерьма, что высунуть голову из этой навозной кучи, можно только если встать на головы других.
-Но Вы-то уже давно вылезли по самые пятки. – Бросил я и, обогнув лейтенанта, пошел прочь.
Я думал, что это последний наш разговор. Кто мог предположить, что его тень будет преследовать меня до самой смерти.

***
«Прекрати, Кетрин, или это доведет тебя до невроза», - женщина ерзала в постели, не находя себе места. Мужчина, спавший на ее диване в гостиной, был явным предметом, сбившим с толку весь ее сон. «Сколько это будет длиться? Я же не вынесу этого недели, а может и месяцы». Она тяжело вздохнула и поднялась с кровати.
Рассеянный сиреневый свет лился из спальни Рейч, и женщина быстро проверила, как спится ее дочке.
«Ну, хотя бы она рада», - заметила Кет про себя. Марлини в прошлый вечер долго наблюдал за сном девочки, будто пытался восполнить все потерянные мгновения.
«Теперь восполнишь», - подумала Кет. Она решила выпить воды, чтобы немного отвлечься, пошла на кухню натолкнулась на сонную фигуру Питера, блуждавшего по коридору, как сомнамбула.
-Марлини! – Шикнула она. – Какого черта ты делаешь? Ты меня напугал.
Питер мгновенно очнулся и уставился на женщину. Короткий голубой халатик, слабо завязанный на поясе, никак не скрывал приятные очертания ее фигуры, открывая полет для фантазии. Черные кружева на ночной рубашке, окаймляли грудь, привлекая внимание.
Осознав, что стоит перед ней в одних пижамных штанах Питер вдруг ощутил себя неловко, поймав ее пристальный взгляд на себе. Кетрин же без зазрения совести рассматривала крепкое спортивное тело своего напарника, борясь с непреодолимым желанием провести ладонью по его груди и ниже.
Она громко сглотнула и испуганно посмотрела на мужчину.
«Давай, не хватало, еще чтобы он узнал о твоих грязных мыслишках, идиотка. Мало он тебя подкалывает на работе?» - Разозлилась она на себя.
-Кет, прости. Я просто хотел пить. – Оправдался Питер.
-Да ничего, ты меня извини. Нужно смотреть куда иду. Не привыкла, что в доме есть кто-то, кто может передвигаться без посторонней помощи. – Пыталась она скрыть волнение улыбкой.
Она все еще не смотрела ему в глаза, остановив взгляд на жилке на шее.
«Поцелуй его туда, ты же знаешь, он это любит», - пронеслось у нее в голове.
-А ты чего не спишь? – Хрипло спросил он.
Его голос был глуховатым ото сна, но Кет могла бы ощутить дуновение его дыхания на своей коже. Или ей просто хотелось его ощутить.
-Тоже хочу пить. – Ответила она.
Марлини промолчал. Его ладони вспотели и он нервно обтирал их об штаны, боясь как бы пот не стал течь ручьем от напряжения. Он облизнул губы и посмотрел на босые ноги женщины. Ему вдруг нестерпимо захотелось поцеловать каждый палец на ее ноге, а потом, поднимаясь выше, покрывать поцелуями каждый дюйм ее кожи. Он проследил взглядом ее снизу доверху и поймал заинтересованный взгляд.
-Жарко сегодня, да? – Глупо спросил он.
Кет сделала шаг вперед, но он и с места не сдвинулся, в итоге они почти соприкасались кожей.
-Жарко. – Тихо ответила она.
«Поцелуй ее», - подумал он. – «Брось, что вам терять, вы же не чужие. Поцелуй ее по-настоящему».
Он вспомнил все те разы, когда мог урвать ее поцелуи и понял, что с тех пор, как они расстались, все они были лишь оправданием чего-то: боли, страха, потери, утешения, смирения, поддержки. Но никогда еще не было поцелуя любви, хотя она и была для них всем: болью, страхом, потерей, утешением, смирением.
Она стояла перед ним, безвольно опустив руки, будто глина, ждавшая, когда из нее слепят нечто. Марлини был ее скульптором.
-Посмотри на меня. – Он нежно поднял ее подбородок.
Ее голубые глаза даже в темноте комнаты светили так ярко, что нельзя было отвести взгляда. Он медленно наклонился к ее губам и неуверенно провел по ним своими губами, как пробуют на вкус горячий шоколад, боясь обжечься.
Кетрин не закрывала глаза, боясь, что если сомкнет веки, потеряет это видение, что Марлини исчезнет, превратившись в очередной сон. Она раскрыла губы, навстречу поцелую и притянула его за шею к себе. Теперь его грудь касалась ее кожи и Кет ощутила жар мужского тела, которое так долго хотела почувствовать. Его руки крепче прижали Кетрин к себе, и она положила свои ладони ему на плечи. Поцелуй, казалось, длился целую вечность и прервался, когда в груди уже зажгло от недостатка воздуха.
-Кетрин? Ты же не собираешься ударить меня?
Она усмехнулась и положила голову ему на грудь, выводя руками круги на спине.
-Я бы с удовольствием, но боюсь, что ты мне еще пригодишься.
Он немного отодвинул ее от себя, только чтобы еще раз посмотреть на ее лицо. Довольная улыбка расплылась по его лицу, когда он заметил блестящие глаза и припухшие от поцелуев губы. На мгновение ее взгляд изменился, потемнев от нахлынувшей волны желания и Питер, на этот раз быстро, захватил ее губы в плен. Томный стон вырвался из ее груди, когда он подхватил ее на руки и, крепко прижимая к себе, понес в спальню.
-Кетрин, Кетрин, Кетрин, - как мантру повторял он, целуя теперь ее шею, скулы, плечи.
Она водила руками по его плечам, вплетала пальцы в волосы, притягивала к себе, призывая продолжать, пытаясь поцеловать, куда могла дотянуться. Питер нежно опустил ее на кровать и накрыл своим телом. Его взгляд полный такой теплоты, убил всю необходимость в словах. Он смотрел на нее с таким благоговейным трепетом, что Кет подумала, что сейчас расплачется.
-Кетрин?
Наверное, несколько слез все же скатились по щекам, раз Питер испуганно посмотрел на нее. Он провел рукой по ее скулам и поймал губами соленую каплю на краю челюсти.
-Все хорошо. – Улыбнулась она. – Это от счастья.
Марлини ответил на ее улыбку и завел выбившиеся пряди ей за уши.
-Я люблю тебя.
У нее перехватило дыхание от услышанного.
-Я тоже тебя люблю. – Прошептала она.
Питер перекатился на спину и утянул женщину за собой. Она уютно устроилась у его бока, жадно прижимаясь к нему. Впервые за долгое время все встало на свои места. Каждый находился на своем месте, они находились рядом.
Кетрин проснулась от того что солнце било в глаза, через плохо задернутые шторы. Она перекатилась на спину и пошарила рукой по другой стороне кровати. Холодно. Женщина быстро открыла глаза и посмотрела на подушку рядом. Пусто. Она вскочила на ноги и почти выбежала из спальни. Сон. От боли, сдавившей грудь, захотелось кричать. Новый проклятый сон, в котором все так сладко, что проснувшись, ты осознаешь всю горечь своей жизни. Никогда. Этого никогда не произойдет в реальности. Она поплелась обратно в спальню и встала у окна. Утро. Оно всегда приносит только разочарование.
-Питер, открой, пожалуйста, это, наверное, няня. – Крикнула она из кухни, вытирая руки полотенцем.
Завтрак оказался более спокойным, чем она от себя ожидала. На время она даже смогла забыть о сне, но стоило Питеру нечаянно прикоснуться к ней, когда она убирала со стола, воспоминания снова обернулись вокруг нее плотной смирительной рубашкой.
-Кет!
Его голос звучал как-то неуверенно, и она вышла в гостиную.
-Что это? – Спросила она, когда увидела, что Питер держит в руках желтый почтовый пакет.
-Тебе. – Кивнул он, показав ее имя на пакете.
Робинсон бросила полотенце на диван и быстро подошла к напарнику.
-Я не знаю, что это может быть. – Пожала она плечами, легонько потрясся пакет. – Давай посмотрим.
Внутри почты оказался набор напечатанных на старой бумаге, откопированных документов, которые были заверены печатью министерства обороны.
-Секретно. – Пробормотала Кетрин, посмотрев на Питера.
Он взял у нее конверт и посмотрел на штемпель.
-Отправлено из Александрии.
Я нахмурилась.
-Из Александрии? Кто мог… Гордон? – Вдруг дошло до нее. – Но он отказал мне.
Марлини скривился.
-Может, ему нужно было отказать тебе. Мы не знаем, на кого он работает на самом деле, и не знаем, какие цели преследует.
-Ты не веришь ему? – Спросила она, хотя ответ и был очевиден.
-Отнюдь, Кетрин. – Марлини встал, и женщина удивленно посмотрела на него. – Я верю, что он хочет помочь тебе. Я думаю, он отказал тебе в первый раз, потому что за ним могли наблюдать. Может, его тоже контролируют.
-А теперь наблюдение сняли, и он решил отправить почту прямо из своего кабинета ко мне?
-Не из кабинета. Ты же видишь, это личная посылка. – Стал доказывать он. – Я знаю, что говорил раньше, но теперь, мне кажется, его помощь нам пригодится.
Робинсон посмотрела на документы.
-Давай почитаем. – Предложила она.
-Я позвоню Оливеру. – Кивнул Питер.
Нолл прибыл к Кетрин меньше, чем через час и не был нисколько удивлен, что Марлини находится у нее в квартире. Если еще хоть кто-нибудь скажет ей, что мужчины не болтают о пустяках со своими дружками в баре, она пристрелит его из своего табельного оружия.
-Что здесь? – Спросил Уинстер, взяв документы в руки.
-Это копии соглашений о поставках оружия на Восток.
-Оружие на Восток? Те документы, которые нам передала Уилла?
Марлини покачал головой.
-Нет. Другие. Это пришло сегодня утром по почте.
-Я думаю, это Майкл. Хотя, это и неожиданно. – Подернула плечами Кет. Она поставила перед Оливером большую кружку кофе и села, напротив, за кухонным столом.
-То есть, они подтверждают, что Пентагон поставлял оружие террористам? – Уточнил Оливер.
Кет нажала пальцами на глаза и закрыла ладонями лицо.
-Это старые документы. – Пояснил Питер. – Они относятся еще к восьмидесятым годам. Но…, - он осторожно посмотрел на Кет.
-Но там тоже есть подпись моего отца. – Закончила она.
Мужчины почувствовали себя неловко. Им казалось, что это они выпачкали имя Чарльза в грязи, а теперь пытаются оправдаться перед его дочерью.
-Это все еще проект «Лахесис»? – Спросил Оливер.
-Да. – Кивнул Марлини. Он протянул напарнику несколько документов. – Но есть кое-что смущающее. Рядом с подписью Чарльза Робинсона есть подпись полковника Фарето. Мы проверили – он был лейтенантом во взводе, где служил Чарльз, во Вьетнаме, сделал успешную военную карьеру, стал контролирующим агентом в министерстве обороны, потом заместителем в отделе внешней разведки.
-Значит, нужно поговорить с этим Фарето. – Заметил Оливер.
-Дело не в этом. В этих же документах есть упоминания имени генерала Трэвиса и полковника Морриса. Все они в той или иной степени контролировали этот проект.
-И двое из этого проекта убиты. – Нолл посмотрел на Кет. Она почти незаметно кивнула, давая согласие на определение. Ее отец погиб не просто так, и это, со всей очевидностью, можно было назвать убийством. – Остальным либо грозит то же самое, либо они знают виновных.
-Я позвоню в Пентагон. Нужно найти этого Фарето. – Заявил Питер.

***
Три года во Вьетнаме прошли, и я после очередного, но на этот раз, более серьезного ранения был демобилизован. Осколок в ноге еще несколько лет беспокоил меня, до тех пока моя жена практически под дулом пистолета не заставила меня пойти на повторную операцию.
Сразу после возвращения из этого пекла я поступил в Джорджтаун, где и познакомился со своей будущей женой. Не проходило и дня, чтобы я не вспоминал, во что она была одета в тот день. Голубое платье с белый мелкий цветочек и трикотажный кардиган с пришпиленной брошью с живыми цветами. Она сладко улыбнулась мне, когда проходила по коридору, а я чуть не уронил книги по уголовному праву. Клянусь, она сияла каким-то неестественным светом.
Через несколько дней мы снова увиделись на совместной студенческой вечеринке, устроенной моим приятелем, который потом был шафером на нашей свадьбе. В тот день лил дождь, но она, уже мокрая, прячась от ливня под раскидистым вязом, смеялась над моими глупыми шутками. Я чувствовал себя тринадцатилетним подростком, настолько благоговея над ней, что боялся даже прикоснуться. Она же, как оказалось, не была такой стеснительной и поцеловала меня так крепко, что у меня чуть глаза на лоб не вылезли. Кто говорил, что если бы мужчины знали, о чем на самом деле думают женщины, они бы не были такими застенчивыми?
Мы поженились через восемь месяцев, на первых летних каникулах, хотя родители и уговаривали нас подождать. Но если ты любишь по-настоящему, тебе никогда не хватит времени, проведенного с человеком, его всегда будет недостаточно, а тянуть я не хотел. Еще через полтора года родился наш сын, и Бетти пришлось уйти из университета, чтобы заниматься семьей. Но в тот день, когда она вышла из больницы с моим сыном на руках, я поклялся, что сделаю все, чтобы она смогла закончить свое обучение. Я любил ее и не мог позволить ей превратиться в курицу-наседку против ее воли.

***
-Я удивлена. Мне казалось работники Пентагона не так уж рады видеть «федералов». В Белый Дом проще пробиться.
Кетрин шла чуть позади своих коллег, рассматривая таблички на дверях.
-Если только они не хотят от нас получить кое-что. Они сами приходят к нам, потому что им это нужно. Пора платить по счетам. – Заявил Питер.
-У них безлимитный абонемент. – Ответил Оливер.
Кетрин неловко усмехнулась и посмотрела на позолоченную табличку на одной из дверей.
«Роберт Уильямс»
-Я знаю его.
Мужчины резко остановились и обернулись на коллегу.
-Что?
-Я знаю его. – Повторила она.
Марлини и Оливер подошли к двери и прочли надпись.
-Кто он?
-Знакомый моего отца. Он был у нас в доме незадолго до его гибели.
Кетрин прищурилась, восстанавливая в памяти события многолетней давности.
-Просто дружеский визит? – Переспросил Марлини.
-Стала бы я об этом говорить. – Цыкнула Кет. – Они ссорились. Я не помню из-за чего.
Кетрин закрыла глаза и повела головой в сторону.
-Хочешь с ним поговорить?
Она усмехнулась.
-И что я ему скажу? Здравствуйте, я дочь человека, с которым вы ссорились два года назад перед тем, как он погиб в теракте. – Раздраженно ответила она, но проблема решилась сама собой, когда дверь кабинета открылась, и в коридор вышел тот самый Роберт Уильямс.
-Кетрин? Кетрин Робинсон?
Женщина опешила от неожиданности.
-Простите? – Прокашлялась она.
Мужчина оглядел агентов, стоящий за ее спиной и через секунду, помедлив, распахнул дверь шире.
-Входите.
-Похоже, тебе Кет, пора вешать на грудь ленту «Мисс Популярность Пентагона». – Отметил Оливер шепотом.
-Вы знали моего отца? – Спросила она, без разрешения присаживаясь перед столом Роберта.
-Я знал очень многих людей, Кетрин. – Учтиво ответил Уильямс.
-Тогда, может быть, вы вспомните, зачем Вы приходили к нам незадолго до 11 сентября? – Кетрин вдохнула побольше воздуха и задержала дыхание.
Роберт прищурился.
-Кетрин, ты совсем не знала своего отца. В этом правда.
-Правда?!
Кетрин резко поднялась, опрокинув стул, казалось, весь поток ярости, накопившейся в ней, сорвался и пролетел шаровой молнией до Роберта.
-Какая правда? Все твердят мне, что я не знала своего отца, что он был не тем, за кого себя выдавал, но никто не хочет рассказать мне, кем он был! Так кем он был на самом деле?
Она выдохнула и села на поднятый Питером стул.
-Тебе больно будет это услышать. – Предупредил Роберт.
-Лучше один раз испытать боль, чем двадцать раз ждать ее. – Ответила Кет.
Уильямс вынул пачку сигарет из верхнего ящика стола и протянул ее агентам. Те в унисон покачали головой.
-Я узнал твоего отца незадолго до его гибели. – Закурив, начал он.
Кетрин постучала пальцами по столешнице, в нетерпении, но, когда мужчина заговорил, замерла, даже не моргая.
-То есть, я слышал о нем и до этого, но поработать совместно нам никогда не удавалось.
-Над чем вы работали? – Тихо спросила Кетрин.
Мужчина повернулся на кресле полубоком к окну и выпустил длинную дымку.
-Ты знаешь, кто такая Лахесис? – Спросил он, обращаясь к женщине.
-Проект министерства обороны, в нем, предположительно, был задействован и мой отец. – Быстро ответила Кетрин.
Мужчина поморщился и покачал головой.
-Нет, нет, нет, речь не о проекте. Кто такая настоящая Лахесис?
Кетрин раздраженно вздохнула, втянув воздух носом. Она опять на лекции по мифологии?
-Одна из сестер-мойр, покровительниц необходимости, судьбы, которая неподвластна даже богам. Их трое: Клото - прядущая нить жизни; Лахесис - определяющая судьбу и Атропос - неумолимая, неотвратимая участь, смерть. По одной из версий, Клото поёт о настоящем, Лахесис — о прошедшем, Атропос — о будущем. – Продекларировала она.
Роберт удовлетворенно ухмыльнулся.
-Отлично, мисс Робинсон. Никогда не сомневался в Вашей компетенции. Не кажется ли Вам, что это очень символично – назвать проект в честь мойры – богини судьбы, от которой не смогут увернуться даже высшие силы. – Мужчина потушил одну сигарету и достал вторую.
-Причем здесь мои знания в религии? – Нетерпеливо спросила Кет.
-Не причем. – Коротко бросил Роберт. – Просто я хотел дать вам понять, откуда все берется.
Марлини наклонился над столом, рядом с Кетрин, уперевшись ладонями в столешницу.
-Нас мало волнует название всего этого дерьма, нас волнует суть проекта. Они торговали оружием с террористами? – Задал он прямой вопрос, не отводя глаз от Роберта.
-Мистер Марлини, я не знаю всего. Я могу лишь предположить, почему убили мистера Робинсона.
Кетрин напряглась, выпрямившись на стуле, и сощурилась.
-Он пошел против проекта? – Предположила она.
Роберт рассмеялся.
-Вот видите, мэм, Вам даже не нужна наша помощь. Он действительно имел отношение к этому проекту, но, незадолго до 11 сентября, решил выйти из него. Я не знаю, в чем заключалась суть его работы, и почему он решил ее бросить, но это, вряд ли, понравилось бы нашему начальству.
-Тогда в чем была ваша совместная работа? – Грубо спросил Питер.
Роберт посмотрел на агента, как преподаватель на студента-двоечника, который достал его своими пересдачами.
-Мы должны были контролировать поставки оружия на Восток. – Прямо ответил он.
-Вот оно! – Хлопнул ладошками по столу Марлини. – Вы говорите, что не знаете, чем занимался Чарльз, но признаете, что должны были контролировать поставки.
-Вы не понимаете! – Крикнул Роберт, вскочив. – Это был только контроль. Мы всего лишь отправляли данные кому, что и в каком количестве дошло. Думаете, они писали прямой адрес: Ирак, Багдад, Саддаму Хусейну?! Не будьте глупыми!
-Подождите, подождите! – Развела руками Кетрин. – Вы ссорились с моим отцом накануне его гибели?
Роберт снова сел в кресло.
-Да. То есть, мы спорили. Он хотел уйти, а я пытался его остановить.
Кетрин приложила руки к лицу и закрыла глаза. Все снова летело к чертям. Они так ничего и не нашли. Все снова шло по кругу, они еще никогда не двигались так медленно.
-Мисс Робинсон, я не знаю, насколько хорошо они осведомлены, но я знаю их. – Голос Роберта был тихим, вкрадчивым. – Они готовы на все.
Кетрин посмотрела на него понимающим, даже примирительным взглядом.
-Ответьте себе, готовы ли вы пожертвовать будущим, ради прошлого? – Спросил он, посмотрев на Питера.

***
Так много «если бы»: если бы я не пошел во Вьетнам, если бы я родился чуть позже, если бы меня отправили в другой взвод, если бы меня убили, если бы я согласился тогда на предложение Фарето. Был бы я там, где потом.
Я встретил Фарето уже в университете, на последних курсах. Он прибыл на факультет в составе группы агентов из ФБР и АНБ для подбора студентов. Я даже не сразу его узнал: он отпустил усы и короткую бороду, волосы стали чуть длиннее и он стал больше похож на одного из «хиппи», чем на представителя власти.
-Рядовой Робинсон. – Нет, я ошибся, его глаза и ухмылка остались прежними.
-Уже, сержант, сэр.
Я выстрелил в него взглядом, хотя предпочел бы сделать это из винтовки.
-Ах, да, Чарльз, слышал, как ты обезоружил нескольких партизан в семьдесят первом.
Я усмехнулся.
-Вы следите за моей карьерой?
-Я всегда слежу за тобой. – Серьезно сказал он, прикуривая.
Меня насторожило подобное внимание, но я старался скрыть это.
-Слышал, ты женился. Теперь отец.
Я нахмурился.
-Вам-то что за дело. Вы уж точно не пришли подарить колыбель моему сыну. – Рявкнул я.
Он взялся пальцами за виски, будто в голове росло напряжение, с которым он не смог справится.
-Я многое могу решить, Чарли. Например, вопрос о твоей карьере.
Я посмотрел на пробегающих мимо меня однокурсников.
-Думаю, Вы сможете найти кого-то, кто смог бы воспользоваться Вашими услугами. Я не хочу. Слишком дорогая цена.
Фарето покачал головой.
-А что если я хочу?
Я сжал челюсть одновременно с кулаками.
-Это не рассматривается.
Фарето голодно улыбнулся.
-Все в этом мире крутится вокруг таких, как я.
Я не стал дослушивать, развернувшись, но под стук собственных шагов услышал его громкий голос:
-Потому что, такие, как я, крутят этот мир.

***
Когда в дверь постучали, Уилла шестым чувством поняла, что это не были случайные гости или почтальон, по ошибке забредший не туда. Женщина быстро закрыла документы, которые просматривала за компьютером и запаролила файл.
-Мисс Хэвишем, нам нужно поговорить. Откройте, я знаю, что Вы там.
Женщина посмотрела на дверь и нервно постучала пальцами по клавиатуре. Компьютер выключался слишком медленно.
-Минутку. – Крикнула она незваному гостю.
Когда следы, наконец, были заметены, она открыла дверь.
На пороге стоял Майкл Гордон. Уилла видела его пару раз на фотографиях, на видеосъемках, она помнила, как рвал и метал ее напарник после того, как Майкл избил Кетрин. Уилла подумала, что Бред, наверное, готов будет разорвать его на куски при встрече.
-Сэр? – Она сделала вид, что не узнала гостя.
Майкл нахально отодвинул женщину и вошел в комнату.
Узкая, длинная, как конюшня, темная и пыльная комната была как раз подходящим убежищем для подпольщиков. Всюду компьютеры, телефоны, записывающие устройства.
-У Вас тут не хуже, чем в секретной лаборатории Белого дома.
Уилла захлопнула дверь.
-Разве Белый дом еще что-то контролирует? Мне казалось, все давно ушло в подполье.
Майкл широко улыбнулся.
-Я смотрю, Вы сторонница теневого правительства. – Он подошел к ее рабочему столу и положил руку на системный блок. Горячий.
Уилла поняла, что скрыть факт своей работы вряд ли удастся, оставалось надеяться, что они хотя бы протянут время. Может, просто убить его прямо здесь?
-Мисс Хэвишем, я пришел сюда не за тем, чтобы выпытать у Вас информацию.
Уилла хмыкнула и оперлась на косяк.
-Тогда зачем?
Майкл осмотрелся и подозвал ее жестом.
-Вы любите Сен-Санса? Знаете, у него есть потрясающая музыка. Пляска смерти. С ума от нее схожу.
Женщина нахмурилась и сдвинула брови. Она думала, что его мотивы очевидны и лежат на поверхности. Никогда не стремилась копнуть глубже, видя в Гордоне только заносчивого тщеславного робота, готового пройти по трупам.
-Не хотите послушать?
Мужчина достал диск, вставил его в проигрыватель и включил. Забили барабаны, тяжелая, мрачная, но сильная игра полилась из приемника. Он снова подошел к женщине и наклонился над ее ухом.
-Нас слушают. – Прошептал он.
Уилла, кажется, не была удивлена. Она скорее поразилась тому, что Гордон не хочет, чтобы их слушали.
-Это же Ваши люди… - Попыталась возразить она.
Майкл прижал палец к ее губам и оттолкнул обратно к стене.
-Они не мои, а я не их. – Он навис над женщиной, оперевшись одной рукой на стену, над ее головой и прямо посмотрел в ее глаза.
-Что Вы хотите? – Не дрогнув, спросила она.
-Того же, чего и Вы. – Повел бровями Майкл. – Помочь ей.
-Кетрин? – Воскликнула Уилла.
-Шшш! – Он быстро приложил руку к ее рту. – Кажется, на это имя жучки срабатывают, как ядерная бомба на красную кнопку.
Уилла удивленно захлопала глазами и одернула его руку.
-Тогда, что Вам нужно, я не понимаю. Зачем мы Вам, если Вы так хотите ей помочь, так помогите.
Майкл отпустил руку от стены, но продолжал максимально близко стоять к женщине.
-Потому что я не могу помочь ей открыто. Если я сделаю это, они убьют меня. Им все равно, они даже Рейчел не пожалеют.
Уилла уперлась руками в грудь мужчины и легко толкнула его. На нее давило слишком огульное нарушение личного пространства.
-Что от нас требуется? – Спросила она, исподлобья смотря на Майкла.
Он достал из внутреннего кармана пальто тонкий белый конверт и протянул его женщине.
-Здесь все, что я пока мог достать. Информация строго засекречена, даже президент ограничен в доступе. Он вообще вряд ли подозревает о существовании этого проекта. Вернее, теневой его части.
Уилла неуверенно взяла у него конверт и потрясла над ухом.
-Не беспокойтесь, бомбы там нет. Смертельного вируса тоже. Я слишком сильно… - Майкл осекся, посмотрев на женщину. – Не для того помогаю Кетрин, чтобы убить ее таким способом.
Уилла снова посмотрела на Гордона, но теперь он показался ей другим человеком. Удивительно, как один и тот же незнакомец за несколько минут может преобразиться. Сначала она видела в нем лишь карьериста, насильника и эгоиста. Но теперь, пусть бледным, почти потухшим, но все еще лучиком, в его глазах светилась забота. Может, он и вправду любил Кетрин и не все диктовалось лишь его личными мотивами. Вернее, не всегда его личные мотивы лежали в одной плоскости.
-Вы не должны говорить, кто представил Вам эти документы. Даже Бреду.
-А Кетрин? – Уточнила Уилла.
Майкл горько усмехнулся.
-Она все равно не поверит.
Мужчина быстро вышел из комнаты и силой захлопнул за собой дверь, что женщина даже вздрогнула. Теперь в ее руках лежало смертельное доказательство чего-то, что осознать, принять и понять, был не в силах каждый человек.
Всего комментариев: 0
avatar
24
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0