Главная » 2016 » Апрель » 2 » Лахесис. Часть 9.
Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 02.04.2016 в 22:58
Материал просмотрен: 106 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Теренса ранило в начале марта, когда основные операции уже подошли к концу. Но окончание битвы не означает окончания войны. Это я понял еще во Вьетнаме.
Осколки противопехотной мины разрезали ему, но, к счастью, не задели кость и через 14 дней, несмотря на протесты врачей, он уже был в строю.
Откровенно говоря, Генри оказался единственным человеком, с которым я мог быть искренним. Нет, естественно, я не стал выкладывать ему все подробности моей службы в Вашингтоне. Но когда я спросил как бы он отнесся к людям, которые продают государственные секреты, он лишь ответил, что государство еще продажнее любой шлюхи из Лос-Аламинос, так что судить не ему.
Мы вернулись в Вашингтон в октябре 1992 года. Моя дочь превратилась в привлекательную девушку, с шикарными каштановыми кудрями, хотя сама она их ненавидела. А я смеялся, заглядывая в ее голубые глаза, которые стали еще ярче и были похожи на сапфиры. Уолтер стал настоящим мужчиной, отечески заботящимся о матери и сестре, пока меня не было.
Спустя пару месяцев Теренс, с которым мы не потеряли связь, поступил в Академию и через некоторое время пришел в ОТП. Я сразу же взял его, что называется, в оборот, уже будучи начальником отдела. И в те дни, потом уже вспоминая, я понимал, что был счастлив, потому что хотя бы на несколько лет меня оставили в покое и я не переживал о том, какие еще тайны должен буду утащить за собой в могилу.
Но не все было так радужно. С середины девяностых обстановка снова накалилась: Россия на месте бывшего Союза, Югославия, Латинская Америка и Африка. Каждый раз, когда в новостях передавали об очередной локальной войне, революции и беспорядках, гражданской войне или попытке государственного переворота, я ждал звонка от людей Фарето со словами: «Вы смотрите NBC?»
Я знал, что Фарето к тому времени еще дальше залез по карьерной лестнице и ждал с нетерпением, когда он свалится и сломает себе шею. Но этого не происходило, а звонки, после долгого перерыва становились все более частыми гостями в моей жизни.
И вот, в канун девяносто девятого года, я вынужден был раскрыть все карты перед Генри. Я уже пять лет, как находился на должности заместителя директора и понимал, что занял этот пост, скорее потому что моя кандидатура была выгодна некоторым личностям по другую сторону Правительства.
Но также я понимал еще и то, что через пару тройку лет меня уберут, как только представится случай. Их задания становились все абсурднее, а я все нетерпимее и мне оставалось только одного – дождаться, когда моя семья будет более или менее готова к моему уходу.
Кетрин заканчивала Университет, куда пошла то ли по настоянию матери, то ли назло самой себе, хотя не скажу, что она училась через силу. Кажется, ей предлагали научную карьеру, но моя девочка еще в пятнадцать определилась с выбором и не отступала даже когда моя жена пригрозила ей, что отправит ее во Францию, в глубокую провинцию ловить рыбу с вонючими моряками. Но Кет только посмеялась. Уж, конечно, никто никуда бы ее не отправил. Она заявила, что окончит Джорджтаун только для того, чтобы потом пойти в Академию. Я не мог сдержать страдальческой радости. Конечно, не такой участи я ждал для своего ребенка, но меня распирала эгоистичная гордость за сделанный ей выбор.
Только одного я боялся – что она попадет в ту же ловушку, что и я. И я молил всех богов, чтобы этого не произошло, потому что знал, лучше умереть в перестрелке, чем пресмыкаться перед крысами. Хотя, я сам был еще хуже таракана.
В общем, последнее дело, которое стала раскручивать группа Фарето, было связано с последней растущей активностью террористов. Они заявляли, что в США орудуют не те, кому они поставляли оружие, но вы бы поверили им? Я тоже.

***
-Все прошло по плану?
-Не совсем.
-Что это значит?
-Он жив. Сейчас в Джорджтауне.
-Как это получилось?
-Нас спугнули. Агент ФБР следил за Гордоном. Нам не хотелось светиться.
-Он заметил вас?
-Заметил достаточно, чтобы не придать значения.
-Он сможет вас описать?
-Нет. Мы слишком привлекали интерес, чтобы он обратил на нас внимание.
-Ладно.
-Нам довести дело до конца?
-Нет. Не сейчас. Это вызовет подозрения. Я буду ждать гостей.
-Они придут к Вам?
-Конечно. Они не так глупы.
-Но мы не связаны.
-Они же об этом не знают. Гордон мой подчиненный.
-Что нам делать?
-Пока ничего. Гордон должен поправиться.
-Есть, сэр. А что делать с Келлоганом?
-Пока просто следить.
-Есть, сэр.

***
Кетрин любила гулять в этом парке с дочерью. Теперь она не высунула бы и носа из дома без необходимости, тем более, не стала бы выходить на публику с Рейчел. Женщина прошлась по аллее, понаблюдала за влюбленным парочками, которые зажимались на скамейках или тихо смеялись, идя в обнимку. Несколько одиноких прохожих также хмуро бродили мимо, в каждом из которых Кет старалась разглядеть своего неведомого собеседника.
Старик, который выгуливает таксу на длинном поводке? Такса была очень увлечена ботинками женщины, а мужчина только смущенно извинялся и утащил собаку прочь. Или женщина, примерно того же возраста, что и Кетрин или чуть старше. Она понуро опустила голову, пиная камешек впереди себя, и время от времени утирала нос. Наверное, любовная размолвка. Нет, ей сейчас точно не до Кетрин. Мужчина средних лет с суровым испепеляющим взглядом, одетый в черную куртку и джинсы, засунув руки в карманы, торопливо прошел мимо Робинсон, задев ее плечом, но тут же извинился, обернувшись, и продолжил уверенно идти вперед. Он слишком торопится куда-то.
Кетрин разочарованно вздохнула и села на скамейку. В конце концов, если незнакомец сказал, что сам найдет ее, то пусть ищет, чего ей переживать? За забором парка залаяла собака, и засвистел мужчина. Кет обернулась, вглядываясь в темноту, а когда повернулась, перед ней уже стоял мужчина.
-Простите?
Лицо мужчины было скрыто в темноте, но он быстро выступил вперед в луч фонаря и улыбнулся.
-Генерал Трэвис? – Удивилась женщина и встала.
-Прогуляемся, мисс Робинсон, если вы не против, конечно.
Женщина слабо кивнула и прошла за генералом.
-Ваш отец был упрямым. В этом вы похожи. – Улыбнулся он, но Кет не отреагировала, лишь сурово спросила:
-Вы пришли поговорить о наследственности?
Генерал усмехнулся.
-Нет, конечно, нет. Генетика меня мало волнует. Я пришел поговорить о последних событиях. – Он с беспокойством посмотрел на Робинсон. – Рад, что все обошлось.
Кетрин прищурилась.
-Можно подумать, что все обошлось только потому что… В общем, не делайте вид, что не имеете к этому отношения.
Генерал насупился.
-К этому – нет.
Кетрин недоверчиво поморщилась.
-Нет, я клянусь. Это событие вне моей компетенции.
-Тогда о чем речь? – Нетерпеливо спросила Кетрин.
Они завернули на другую аллею и мужчина осмотрелся.
-Потеряли кого-то? – С сарказмом спросила Кет.
-Нет, смотрю сдержали ли Вы обещание.
Кетрин слабо ухмыльнулась.
-Мои напарники заняты другим делом. К тому же, если Вы так хорошо меня знаете, могли бы знать, что я приду одна.
Генерал сосредоточенно посмотрел на нее и медленно кивнул.
-Убийства Уиллы, обстрел Вашей квартиры и ранение Майкла сплетены.
-Совершены одними людьми? – Кет наклонила голову и, нахмурившись, посмотрела на мужчину.
-Косвенно. – Пояснил генерал. – Заказ от одних и тех же людей.
-А мой отец и полковник Моррис? – Поинтересовалась она.
Трэвис вытер платком губы и лоб и продолжительно выдохнул.
-Ваш отец и полковник Моррис были знакомы еще до того, как оба стали занимать важные посты в госструктурах. Они оба воевали во Вьетнаме.
Кетрин прищурилась.
-Через несколько лет Моррис стал частью программы «Лахесис», которая еще тогда подавалась под прикрытием контрактов между правительством и рядом частных компаний.
-Но правительство не покупало, а продавало. – Заключила Кетрин.
Генерал неопределенно подернул плечами.
-Только не правительство.
Кет приподняла брови.
-Поймите, мисс Робинсон, дело ведь не в деятельности Белого дома, президента или госсекретаря. Это другая структура.
-Тайное правительство? – Переспросила женщина.
-Это звучит не так глупо, как кажется.
-Ладно, с теорией заговора мы разберемся потом. Как мой отец замешан в этом?
-Вы читали досье?
Кет подала плечами.
-Не успела. Что там?
-Ваш отец воевал в отряде полковника Фарето и попал под его внимание еще в Сайгоне. Но, как я уже сказал, он был упрямым человеком и не собирался предавать свои принципы.
-Что изменило его мнение? – Нехотя проговорила Кет.
В ней боролось два жгучих желания: пристрелить генерала и вытрясти из него душу, чтобы он, наконец, выложил всю правду.
-Все тривиально. Семья. Вы. Ваш брат и Ваша мать. Он просто понял, что лучше пресмыкаться, чем потерять всех. Хотя, думаю, если бы мы предоставили ему этот выбор еще раз он бы просто пустил себе пулю в лоб.
Кетрин тяжело опустила голову и несколько минут молчала, переваривая информацию: Питер был прав – его заставили.
-Моррис привлек его, да? – Спросила она.
Генерал кивнул.
-Другого выхода у нас не было, Чарльз доверял ему. Думаю, после этого он не доверял вообще никому.
-Почему они убили его? – Неожиданно для себя, спокойно, спросила Кет.
Генерал посмотрел на темное небо. В той части парка, куда они зашли, было тихо и безлюдно. «Идеальное место для убийства», - подумал он.
-Потому что Ваш отец решил выйти из игры. Ведь Вам уже говорили это.
К забору подъехала черная машина неопознанной марки. Кетрин посмотрела на генерала. Тот заторопился и отошел от нее на несколько шагов.
-Но Вы ничего не сказали мне! – Крикнула она.
-Я сказал Вам больше, чем требовалось! – Ответил генерал и выскочил в калитку. – Он обернулся в последний раз и посмотрел на женщину через прутья забора.
-Не верьте тому, что Вам отдали. Не вся правда на бумаге или в электронике. Иногда, нужно просто верить.
Кетрин побежала за ним, но мужчина быстро сел в автомобиль и уехал.
Она раздраженно хлопнула руками по бедрам и выругалась. Она нахмурилась, вспомнив последние слова генерала, и посмотрела на дерево, растущее за калиткой. Его вершину упиралась в небо, рассекая пространство, а на ветке сидел ворон, который звучно каркнул и взлетел. Хотелось бы Кетрин сейчас также улететь, куда глаза глядят. В прошлое.

***
После того как смертники решили всей своей гурьбой ополчится против западного мира и вместе с терактами, посыпавшимися на мир как из рога изобилия, проходили антизападные демонстрации, ФБР решило взяться за эту тему своими клешнями и не отпускать ни на йоту.
Но если бы только Бюро. Поставки оружия участились, а их объемы выросли в несколько раз. Я молча роптал на свою трусость, но по-прежнему выполнял работу, заметая следы и скрывая факты.
Но одно событие сломило, что называется, спину верблюда. Летом 2001 в Тель-Авиве произошел взрыв в результате которого погибло много детей. Такого же возраста, как мои дети, даже младше. Моя жена с содроганием выслушала новостной выпуск, а потом с укором посмотрев на меня спросила:
«А если бы это были наши дети, Чарли?»
В тот момент меня как будто вышибли из самолета на высоте десять тысяч метров. Моя жена, которую я оберегал от всего дерьма в мире и в своей работе, особенно, все знала. А если не знала наверняка, то догадывалась. Она все поняла. И я так думаю, что с самого начала.
Первым моим желанием было пойти к себе и застрелится. Я даже поднялся в кабинет, достал пистолет и положил его на стол. Я долго смотрел на его дуло, которое уже сверлило дыру в моей голове и проматывал через себя все детали своей жизни. Я вдруг все вспомнил с такой отчетливой ясностью, как никогда. Я помнил каждый свой шаг в детстве, каждую разбитую коленку, каждый раз, когда получал двойку в школе, каждого своего одноклассника, каждого учителя, имена всех моих товарищей по армии, лица всех убитых мной вьетнамцев, запах крови каждого мертвого товарища, слова каждой женщины, с которой я спал, все платья моей жены, которые она надевала за эти годы, ее улыбки и каждые слезинки в ее глазах, первые шаги моих детей. Я помнил все и понял, что ради этой памяти должен выжить. Я должен выжить, чтобы искупить свою вину перед теми, кто по моей вине умер сегодня или вчера, или еще умрет завтра. Я впервые признался сам себе в вине. И не стал оправдываться.
Когда я поднял глаза, моя жена стояла в дверях моего кабинета и смотрела на меня. В ее глазах читалась мольба, прощение, смирение, любовь и боль. Я быстро встал и побежал к ней. Я рухнул на колени и обнял ее за талию. Я не помню, что говорил, но слезы хлынули из моих глаз, а она только шептала ласковые успокаивающие слова и гладила меня по голове.

***
Когда Кетрин вошла в офис, Оливера и Питера еще не было. Она удивилась и посмотрела на часы. Не то чтобы они были королями пунктуальности, но во время серьезных расследований их за уши от работы было не оттащить. Кет потянулась к телефону, когда дверь распахнулась и мужчины вошли.
-Вы ночуете вместе, что ли? – Попыталась пошутить она. - Смотри, Нолл, слухи о том с кем ты приезжаешь на работу, могут дойти до твоей жены.
Кет улыбнулась и мужчины усмехнулись. Ладно, не всегда же ходить с угрюмым видом Сквидварда их «Спанч Боба».
-Ты что-то нашла? – Спросил Питер.
Кетрин положила перед ним досье отца, на которое потратила всю ночь и безаппеляционно заявила:
-Это не досье моего отца.
Марлини покачнулся на стуле, куда уже успел сесть, и чуть не свалился.
-Что значит не досье твоего отца?
-То и значит. – Пожала женщина плечами.
-Подожди, Кет. – Остановил ее Оливер. – Мы понимаем, что поверить в такое сложно, что он твой отец, и этого никто не собирается отнимать, но…
Кетрин покачала головой.
-Нет, вы не поняли. Я не говорю о том, что мой отец не был предателем. Как раз им-то он и был.
На удивление спокойно признала она, что удивило мужчин.
-Тогда что? – Потребовал Питер.
-Это не досье моего отца, потому что факты потасованы. Как ты говорил: ложь легче всего скрыть между двумя правдами? Вот так оно и вышло.
Марлини развел руками и нетерпеливо воскликнул:
-Кет, объясни толком! Я ничего не понимаю.
Оливер молча придвину стул ближе к столу напарника и внимательно посмотрел на женщину, приготовившись слушать.
-Смотрите, они сказали, что мой отец участвовал в проекте «Лахесис», они сказали, что сам проект был связан с поставками оружия.
-И что из этого ложь? – Перебил ее Оливер.
-Это-то как раз правда. – Скривилась Кетрин. – Они солгали в том, почему погиб мой отец.
-Это тебе генерал Трэвис намекнул? – Уточнил Марлини.
Кет недовольно поморщилась.
-Генерал Трэвис сказал мне не так много, но он дал больше поводов задуматься. Они все твердили, что мой отец специально был подослан в Пентагон, чтобы оказаться среди жертв теракта.
-Но? – Марлини заерзал на стуле.
-Но суть в том, что они не знали о готовящемся теракте. – Удовлетворенно ответила Кет.
-Не знали?! – Изумился Нолл.
Кет кивнула.
-Они не собирались его убивать и ложь как раз в этом. Он был им нужен. Да, он хотел, что называется, «соскочить», но Роберт Уильямс, который приходил к нам домой за несколько недель до теракта не отговаривал его от отказа. Он отговаривал его от того, чтобы отец не открывал все секреты.
-Какие секреты? – Заикаясь, уточнил Питер. У него аж пот выступил на лбу от напряжения, и мужчина снял пиджак.
-Мой отец хотел все огласить. Он хотел признаться. Хотел передать все материалы в прессу и в Бюро. Но ему нужны были не просто бумажки, по которым, как раз, все было чисто.
-Ему нужны были признания, факты, материальные доказательства. – Домыслил Питер.
Кетрин, улыбаясь, кивнула.
-Он хотел продолжить работу, чтобы получить их. И чтобы их получить отправился в Пентагон. И вот тут нам снова выдали полуправду. В тайной группировке действительно созрел заговор, там действительно появились люди, которые больше не желали гнаться за прибылью ценой смерти невинных.
-Только они не собирались выходить из игры. Они хотели раскрутить ее, чтобы заговорщики проглотили приманку. – Добавил Оливер.
Кетрин сжала губы и повела бровями.
На несколько минут воцарилась тишина. Марлини взял со стола досье и открыл его.
-Но как ты поняла? – Спросил он.
Женщина забрала у него папку и пролистала.
-Трэвис сказал мне, что нельзя верить бумагам и файлам, что истина не в них. – Покачала она головой. – И тогда я пошла к единственному человеку, которому могу верить на сто процентов.
Марлини выпучил глаза и онемел.
-Да, Питер, моя мать все знала. – Признала она догадку Питера.

***
Блондинка с коротким каре выщипывала брови, стоя перед зеркалом в ванной. Она удивилась, когда услышала звонок в дверь. Запахнув махровый халат светло-зеленого цвета, она босиком прошла через узкую длинную гостиную, совмещенную с прихожей, и посмотрела в глазок.
-Кто там? – Спросила она, увидев двух незнакомых мужчин.
-Мы из ФБР. Агенты Марлини и Уинстер, позвольте нам поговорить.
Женщина отступила на пару шагов и сказала громче.
-Назовите мне номера ваших значков. Я проверю.
Один из мужчин за дверью что-то недовольно пробурчал, но через несколько секунд назвал номер:
- PGM06031993
-Помедленнее! – Крикнула блондинка, записывая в блокнот буквы и цифры.
Мужчина медленнее повторил номер удостоверения.
-А напарник? – Занудно протянула женщина.
Второй агент назвал свой номер.
Она написала их в блокноте и позвонила в Бюро. На этот раз она не стала ничего спрашивать у посетителей, судя по всему, уже не первый раз интересуясь тем, кто может приехать к ней. Когда на другом конце провода ей подтвердили, что господа Марлини и Уинстер являются агентами ФБР, женщина открыла дверь.
-Простите, но сейчас такое время…
Она не успела договорить, как мужчины втолкнули ее внутрь и зажали рот рукой.
-Поедешь с нами, красотка. – Прошипел один из них.

***
-Когда это произошло?
Марлини наклонился на ковриком в прихожей, на котором остались два четких следа от обуви.
-Около семи утра. Она, судя по всему, собиралась на работу. – Ответил полицейский.
-Не торопилась, видимо. – Добавила Кетрин, рассматривая одежду похищенной, которая была брошена на диван в комнате. – Соседи позвонили? – Уточнила она.
Полицейский кивнул.
-Они описали нападавших? – Спросил Оливер, вынося из ванной пакетик с незначительной уликой.
Полисмен смущенно уставился в блокнот и замолчал.
-Сержант? – Надавил на него Уинстер.
-Они описали вас, сэр. – Пробормотал парень.
Кетрин удивленно посмотрела на Оливера, а Нолл и Питер и на сержанта.
-Что значит нас? – Переспросил Оливер.
Молодой мужчина прокашлялся.
-Они описали двух молодых мужчин до тридцати. Одного высокого брюнета, другого блондина, обоих в серых деловых костюмах, которые заявили, что они агенты ФБР.
Оливер и Питер переглянулись, осмотрев друг друга. На них обоих были серые костюмы. Кетрин, посмотрев на мужчин, не смогла сдержать усмешку.
-Отлично, как будто двух недоумков мне не хватает, появились еще и ваши двойники. – Иронично заявила она.
-И что они… мы хотели? – Уточнил Питер.
-Они, - сержант осекся, - вы хотели поговорить с мисс Мэттьюс, но о чем, никто не знает.
-О ком же, как не о женихе. – Простодушно заявил Оливер.
Сержант снова потупил взгляд.
-Смотрите, - окликнула их женщина, - в блокноте что-то писали. Совсем недавно.
Она подняла записную книжку и отклонила ее к свету.
-В мусорном ведре что-нибудь нашли? – Спросила она у полицейского.
-Нет, мэм, никаких бумаг.
Женщина поморщилась.
-Дайте карандаш. – Она протянула руку, и сержант вложил ей свой карандаш.
Робинсон заштриховала отпечатки надписи и рассмотрела их на свету.
-Марлини, скажи мне, что я помешалась, но не ваши ли это номера удостоверений? – Она отдала Питеру блокнот и тот посмотрел на штриховку.
Он приподнял брови, удивляясь, и кивнул напарнице.
-Это мой номер и номер Нолла.
-Ничего не хочешь объяснить? – Коротко улыбнулась она.
Оливер взял блокнот с карандашом и отдал их сержанту.
-Упакуй как улики. – Он обратился к напарникам. - Я думаю, эти парни, вышли на невесту Майкла раньше нас, но светиться не захотели и решили прикрыться нашими именами.
Кетрин и Питер одновременно кивнули, соглашаясь.
-Она, наверное, хотела подтвердить, действительно ли такие агенты числятся в Бюро. Сейчас все стали подозрительными. – Предположила Кетрин, глядя на дверь.
Марлини сдвинул челюсть и поджал губы.
-Еще бы знать, что это за герои.
-Очевидно, те же, кто попытался убить Гордона. Кстати, как он? – Спросил Оливер.
Кет пожала плечами. Я попросила брата присмотреть за ним, раз уж он все равно в его клинике. Он мне позвонит, как только Майкл придет в себя.
Питер и Оливер удовлетворенно качнули головами.
-Ладно, здесь нам делать нечего. Не похоже, чтобы эта мисс Мэттьюс беспокоилась о Майкле. – Безразлично заметил Нолл, и агенты вышли из квартиры.

***
-Итак, мисс Мэттьюс, не хотите ничего нам рассказать?
Старый человек в костюме-тройке жевал сигарету в зубах, сидя перед женщиной в удобном глубоком кресле.
-Я ничего не знаю! – Проскулила она, поерзав на стуле.
Двое мужчин, «агентов ФБР», положили руки ей на плечи и усадили на место.
Старик недовольно посмотрел на них, приказывая не вмешиваться.
-Хотите сказать, что Ваш жених ничего Вам не говорил? – Не верил он.
-Он мне не жених! – Процедила девушка.
Старик улыбнулся.
-Жених - не жених, муж – не муж, брат - не брат, какое это имеет значение? – Беспечно пожал он плечами. – Будь он хоть папой Григорием Тринадцатым. Главное, что он рассказал Вам. – Мелодично протянул он.
Женщина сердито посмотрела на старика, потом оглянулась на подставных агентов.
-Он ничего не говорил мне! – Повторила она. – И, вообще, что вам всем от меня нужно? Я, между прочим, на работу опоздала!
Старик тихо посмеялся и смял сигарету в пепельнице.
-Не о работе Вам нужно сейчас думать, мисс.
-Скажите еще, о вечном! – Буркнула она.
-Ну, может, и не о вечном, это Вам не по возрасту. – Покачал головой старик. – А, например, о женихе, - он быстро оправился, - простите, о возлюбленном.
-О любовнике, скорее. – Прищурившись, поправила его девушка.
-Как угодно. – Согласился мужчина. – Так что он Вам говорил?
-Да что Вы хотите знать, я не понимаю.
Старик выдохнул через нос. Его терпение было на исходе, но он по-прежнему был вежлив и невозмутим.
-О работе, о своих обязанностях, о деле, которым сейчас занимается. – Пояснил старик. – Поймите, я знаю Майкла и знаю, что еще тот болтун.
-Тогда, может, лучше спросите его бывшую. Ей-то он точно что-нибудь да растрепал! – Злобно ответила женщина.
-Ага! – Усмехнулся старик. – Значит, и о Кетрин Вы знаете!
Девушка сердито посмотрела на него и уставилась в пол.
-Кто о ней не знает. – Пробурчала она.
-С чего Вы взяли, что она может что-то знать? – Поинтересовался старик. Он выглядел так, будто спрашивает из чистого любопытства.
-Сами же сказали, что Майкл болтун. – Ответила она.
Старик покачал головой и надул губы.
-Они встречались в последнее время?
-Откуда мне знать! – Воскликнула женщина, но ее голос и интонация выдали ревнивую нотку оскорбленной любовницы и старик сразу догадался, что к чему.
-Когда? – Спросил он. – И сколько раз?
Женщина посмотрела ему в глаза и поняла, что дальше отпираться бесполезно.
-Я знаю только о двух встречах.
Старик поморщился. Значит, им было известно то же самое.
-Он говорил Вам что-нибудь о них? Для какой цели встречался?
-Только упомянул, что это касается работы. Я не собиралась его держать. К тому, как я понимаю, его все равно от этой Кетрин не оторвать, как репей от штанов!
Старик потянулся за еще одной сигаретой, но вытащив пачку из кармана, передумал и вернул на место.
-Думаю, мисс Мэттьюс Вы можете нам помочь.
Женщина впервые за встречу заинтересовано посмотрела на собеседника.

***
-Ты вряд ли помнишь это. – Сказала миссис Робинсон.
Ее дочь сидела перед ней за кухонным столом. Она посмотрела на часы и удрученно вздохнула. Почти полночь. Она могла бы отговорить дочь от такого позднего разговора, но Кет пришла к ней с непоколебимой решительностью выяснить все сейчас или никогда, поэтому Элизабет не подумала отступить.
-Мама, я должна это знать, мне все равно расскажешь ты Уолтеру или нет. Даже, может, лучше нет, чем да, но я должна знать. Потому что теперь это угрожает Рейчел.
Элизабет виновато посмотрела на дочь.
-Если бы я знала, чем все это закончится, я бы сама сдала твоего отца.
Кетрин удивленно посмотрела на мать. Она никогда не отзывалась о муже плохо, а ее оперной преданности можно было только позавидовать.
-Мама?
-Твой отец не этого хотел. – Пробормотала старшая женщина.
Она сделала большой глоток чая и отодвинула кружку от себя.
-Я узнала после того, как Чарльз отправился в Персидский Залив. – Она сделала паузу, собираясь с мыслями, и закусила губу. – Ко мне пришли двое. Они сказали, что из Министерства Обороны, и я должна им помочь. – Продолжила она.
-Они рассказали тебе? – Уточнила Кетрин, смотря не на мать, а на чаинки, плавающие в кружке, на поверхности.
-Нет. – Женщина качнула головой. – Вернее, не совсем рассказали. Они пришли не для того, чтобы рассказать. Их желание сводилось лишь к тому, чтобы запугать.
-Что они сказали тебе?
Миссис Робинсон растерла виски, где отбойными молотками стучало поднимающееся давление.
-Они сказали, что часть вины на терактах и тех событиях, что происходили на Востоке лежит на моем муже. Они рассказали, в чем состояла его работа. И сказали, что если я буду много болтать, то пострадаете вы с Уолтом.
Кетрин нахмурилась. Конечно, как ее мать должна была поступить?
-Ты поверила им? – Спросила Кетрин.
-Конечно, нет! – Воскликнула Элизабет. – Неужели ты думаешь, что я бы так просто отринула больше пятнадцати лет жизни?
Кет повинно опустила глаза.
-Я не поверила им и не поверила бы никогда, если бы сам Чарльз не подтвердил это.
Кетрин удивленно подняла голову.
-Да, милая, он рассказал мне все. Конечно, не сразу. Далеко не сразу. Прошло еще почти десять лет, пока он не сознался.
-И что он тебе рассказал? – Заикаясь, спросила Кетрин.
-Что должен был скрывать тайные поставки оружия на Восток, что он прикрывал деятельность тайной организации и Пентагоне, которая занималась продажей оружия, что подавлял любые попытки расследований в этой области.
-Чистильщик. – Отвернувшись, произнесла Кетрин.
-Что? – Переспросила Элизабет.
-Чистильщик. – Повторила молодая женщина. – Человек, который заметает следы.
Миссис Робинсон кивнула.
-Теперь понимаешь, почему я не хотела, чтобы ты шла в ФБР. И я готова проклинать твоего отца, что он позволил тебе это сделать! – Неожиданно злобно воскликнула она.
Кетрин взяла руку матери в свою и мягко улыбнулась.
-Все будет нормально. На меня они не вышли. Я в эту ловушку не попадусь.
-Твой отец тоже так думал. – Усмехнулась Элизабет.
-Но он не знал всей истории до конца. – Отметила Кет.
Всего комментариев: 0
avatar
5
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0