Главная » 2016 » Апрель » 2 » Расклад мадам Ленорман. Часть 3.

Расклад мадам Ленорман. Часть 3.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 02.04.2016 в 23:04
Материал просмотрен: 77 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
Профессор Лэсли Штейн не был любимчиком студентов, но все прекрасно знали, что если пропустить хоть одну его лекцию, отработать ее будет титаническим трудом. Он обладал такой аномальной памятью, что казалось, запоминал не просто лица и имена каждого своего ученика, но и гардероб, привычки, манеры и интересы. Может, у него просто была тайная картотека на каждого?
-Итак, вы, наверное, слышали об убийствах, которые происходят в городе?
Он, по привычке, зашел в аудиторию, даже не поздоровавшись, сразу начиная с вопроса.
Любая лекция по уголовному праву начиналась с какой-нибудь ситуации настоящего или прошлого, в которой студенты должны были разгадать загадку.
-Убийства гадалок? Соседку моей знакомой убили на этой неделе. Говорят, она неплохо гадала. – Ответила одна из студенток.
Профессор посмотрел на нее через затемненные очки.
-Вы верите в их способности? – Неприветливо спросил он.
-Почему бы и нет? – Пожала плечами девушка, чувствуя себя неуютно.
Лэсли Штейн рассмеялся. При смехе его тонкие, закрученные вверх усики подергивались, а руки тряслись, болтаясь вдоль сгорбленного, сухощавого тела. Он был похож на таракана, который забрался в банку с медом.
-А во время практики тоже будете прибегать к их методам в расследовании? Гадать на чае? Воске? Таро?
Девушка раскраснелась и опустила голову.
-Так то. – Поучительно произнес профессор. – Так кто-нибудь готов мне рассказать историю этого дела? – Он окинул взглядом аудиторию и нашел жертву. – Мистер Джозеф?
Тюбетейка Бруклина поползла вверх, когда он услышал свое имя. Никому еще не удавалось отделаться от профессора, если тот решил вытрясти из тебя душу.
-Конечно, сэр. Насколько мне известно, убийца находит жертв неслучайно. Он приходит в салон, гадает, а затем душит и перерезает горло несчастным. Но до этого тщательно исследует все детали жизни жертвы.
Профессор сощурился.
-Что-то еще?
-Знаете, кто такая мадам Ленорман?
-Известная французская прорицательница и гадалка. – Ответил Штейн.
Бруклин усмехнулся.
-Она была идеалом. Она гадала Бальзаку и Россини. Она предсказала Марии Антуанетте гильотину, поражение Бонапарту и смертную казнь декабристам. Она знала все.
Профессор изменился в лице, услышав слова студента. Все знали, что он был таким же убежденным атеистом и скептиком, насколько верующим был Иисус, но замешательство, отраженное на его лице, показало, будто он поверил в слова Бруклина.
-Знаете, что-нибудь еще об этом деле? – Сдавленно спросил он.
Бруклин распрямил плечи, будто почувствовал, что настал его звездный час.
-Убийца оставляет карту Таро на месте преступления. Он показывает, кем будет его следующая жертва и предостерегает.
Штейн закрыл глаза и сел.
-Профессор? – Обеспокоенно спросил кто-то из студентов на первой парте. – Вам плохо?
Мужчина покачал головой.
-Нет. – Резко ответил он. – Записываем тему лекции. Преступления против свободы, чести и достоинства личности. Личная (физическая) свобода человека составляет важнейшее благо и нормальное условие развития личности и общества в целом…
Он начал читать заранее заготовленный текст, но мысли профессора крутились вдалеке. Он понял то, что не поняли остальные по одной простой причине. Он знал то, чего не мог не знать никто другой. Кроме убийцы.

***
Бар в дневное время был пуст и тих. Бармен и официантки убирали помещения, готовя их к новому наплыву. Администратор сидела за одним из столиков, подсчитывая доходы, и тихо бормотала про себя, какие-то ругательства.
Марлини и Робинсон вошли в темный зал, и сразу же нашли глазами бармена.
-Простите, мы можем поговорить? – Показал свой значок Питер.
Бармен посмотрел на администратора, которая тут же встала со своего места, оставив бумаги и подошла к агентам.
-Простите, господа, я могу чем-то помочь?
-Я агент Марлини, это агент Робинсон, - пояснил Питер, - дело в том, что эта девушка сегодня была обнаружена мертвой в своей квартире. – Он протянул фото женщине.
-Анжела?! О, Господи! – Администратор зажала рот рукой и отдала фото бармену.
Парень отреагировал менее эмоционально, лишь резко втянув воздух.
-Она убита? – Сдавленно спросил он.
Кетрин обернулась к молодому человеку и исподлобья посмотрела на него.
-Ее подруга Мелисса сказала, что они вчера были здесь?
Бармен кивнул и криво усмехнулся.
-Они почти каждый вечер здесь бывают. Они сидели там. Анжела гадала, насколько я помню.
Он указал на дальний столик, за которым вчера сидели девушки.
-С ними кто-то еще был? – Марлини оперся на стойку и сел на край барного стула. Стаканы, расставленные по столу, он отодвинул от себя, и пристально посмотрел на бармена.
-К ним подсел еще какой-то парень. Анжела, кажется, ему гадала. Но он не их знакомый. – Пояснил парень, начав развешивать бокалы над столом.
-Вы уверены? – Уточнила Кет.
Бармен кивнул.
-Простите, а у вас есть какие-то сомнения? – Спросила администратор, вмешавшись, наконец, в диалог.
Кетрин обернулась к ней и елейно улыбнулась.
-Нет, но нам нужно посмотреть записи с камер видеонаблюдения.
-Записи? – Прокашлялась администратор.
Кетрин и Питер настороженно прислушались к ее интонации.
-У вас ведь есть камеры? – С давлением спросил Питер.
Администратор отвела глаза и посмотрела на бармена.
-Вообще-то да, но они не в очень хорошем состоянии и мы вчера отключили их.
-Все?! – С досадой воскликнул Питер.
Женщина кивнула.
Он закатил глаза и повернулся к бармену.
-В таком случае вам придется проехать с нами и составить словесный портрет того мужчины.
-Но я же его почти не помню! – Воскликнул молодой парень.
-Ничего страшного, вспомните. – Раздраженно сказал Питер, беспрекословно.
Конечно, что можно было еще ожидать, именно в тот день, который мог бы облегчить все расследование и, сведя его к нескольким простым шагам, все пошло прахом.
Мужчина встал из-за стойки и вышел из бара.
Кетрин, извиняясь, посмотрела на сотрудников бара. Хотя, сама была раздосадована происходящим.

***
Уильям уже собирался уйти с незапланированного дежурства, чтобы, наконец, отоспаться дома, когда в его кабинет вошел Уолтер.
-Привет еще раз. – Устало улыбнулся Уолтер.
Уильям удивился посетителю, но пригласил его присесть.
Оба мужчины еле держались на ногах, поэтому Уолт с удовольствием принял приглашение и рухнул на диван.
-Что-то случилось? – Поинтересовался Уилл.
-Билл, слушай, я знаю, что ты… - Уолтер пожевал губу, подбирая слова, - ты симпатизируешь моей сестре.
Уильям ухмыльнулся и сел на край стола.
-Ты хочешь меня о чем-то предостеречь? Мне казалось, Кет уже давно не семнадцать, да и я не собираюсь пользоваться ей.
Уолтер взмахнул руками.
-Нет, нет, ты не понял. Я не собираюсь отговаривать тебя, предупреждать, что если ты обидишь ее, то я лично оторву тебе голову. Поверь, если бы я начал говорить об этом, то Кетрин сама оторвала бы мне голову.
Уильям рассмеялся.
-Тогда что? – Спросил он.
Уолтер протер лицо ладонью и посмотрел на фотографию Уильяма с министром здравоохранения, сделанную в прошлом году, на вручении медицинской премии.
-Ты уже пригласил ее куда-нибудь? – Сочувственно спросил он.
-Да, оставил сообщение через охранника. – Кивнул Билл, настораживаясь. – Слушай, если тебя что-то не устраивает, лучше говори прямо. – Уже раздраженно потребовал он.
Уолтер вздохнул.
-Я сам не знаю, что хочу сказать. Если Кетрин узнает, она меня препарирует. – Он горько усмехнулся. – Но я не могу не сказать. Ты спросил, есть ли у нее кто-то.
-И ты ответил, что нет, - перебил его Билл, - но теперь как я понимаю, ты хочешь изменить ответ.
Уолтер покачал головой и насупился.
-Нет. Она действительно свободна. Формально.
-Дело в ее напарнике, так? – Предположил Билл, вспоминая высокого симпатичного мужчину, которого видел рядом с Кет в прошлый раз.
Уолтер был удивлен проницательностью Билла и теперь уже скорее готов был слушать, чем говорить, тем более все равно не знал что сказать.
-Я понял сразу, что между ними не все гладко. Но ни она, ни ты, ни тот ее напарник не дали понять, что они вместе. Хотя, не знаю… - Билл потер переносицу, - я никогда не видел такой странной пары. Они вроде бы и вместе, и врозь, и чужие, и родные.
Уолтер встал с дивана и подошел к Биллу.
-Послушай, это не значит, что ты должен сейчас отойти. Просто я хотел сказать, что тяжелее, чем вклиниться в отношения Кетрин и Питера, нет ничего на свете, даже после нейрохирургии.
Билл усмехнулся, а Уолтер продолжил.
-Потому что, если бы они были вместе, все было бы понятно, кто на каких местах, куда можно войти и откуда выйти. Но в этой истории все так туго переплетено и так слабо завязано, что вроде бы и мог бы развязать это, но не знаешь за какую веревку дернуть.
Билл выслушал друга, пару секунд помолчал, и, положив руку ему на плечо, произнес:
-Я не собираюсь дергать за веревочки, Кет не марионетка, и я не собираюсь превращать ее в куклу. Я просто хочу попробовать быть счастливым.
Уолтер улыбнулся и вышел из кабинета. Он сделал все что мог и что должен был. Он предупредил, дальше уже решали, нет, не Билл и Кетрин, даже не Питер, а странности, которые постоянно двигали отношениями Кет.

***
Барбара стояла над трупом Джона Дэвидсона, рассматривая его как студент-первокурсник, впервые увидевший мертвое тело. Она уже не первый год занималась подобной практикой, она видела истерзанные садистами тела, она видела стариков, женщин, детей, она видела полусгнившие тела, видела только что умерших, у которых на губах застыл последний вздох. Она уже привыкла к смерти и в тоже время никогда не могла ее принять.
Что должен был сделать человек, чтобы его лишили жизни? Прервали короткую ниточку, протянувшуюся от прошлого к будущему, по которой он шагал и так неожиданно сорвался в пропасть, рухнув с отрезка. Кем должен быть тот, кто смог позволить себе обрезать эту дорогу? Как нужно ненавидеть свою жертву, чтобы не позволить ей жить, забрать у нее то, что не было дано тобой?
Барбара не верила в Бога, в судьбу, в предначертанность свыше, но почему-то каждый раз, когда она видела тело человека, умершего насильственной смертью, ей хотелось сходить в церковь. Она так и не смогла принять, что обычный человек может себе позволить убить кого-то. Может быть, она даже понимала тех преступников, которые объясняли свои действия «приказом высших сил». Лично для себя, ей было проще объяснить причины такой жестокости чем-то сверхъественным, чем простой жаждой крови.
Женщина закрыла тело Джона Дэвидсона простыней и отошла к рабочему столу. Рядом с монитором стояла фотография Оливера. Она взяла ее в руки и пристально посмотрела на улыбчивое изображение мужа. Она всегда признавала, что не смогла бы копаться в головах у преступников, что проще выпотрошить несчастную жертву, чем попытаться понять, почему нормальный с виду человек, идет на самый бесчеловечный поступок.
-Миссис Уинстер?
Судя по всему, агент Доннован, молодой эскперт-криминалист, который по всеобщему признанию уже почти год носил титул главного воздыхателя Кетрин, уже достаточно долго наблюдал за Барбарой.
-Агент Доннован? – Повернулась к нему женщина.
-Я принес результаты экспертизы. Мне кажется, у нас есть след.
Женщина насупилась и подошла к агенту. Ее мысли мгновенно перескочили через границу философствования и вернулись к рационализму.
-Что там? – Поинтересовалась она.
Молодой агент отдал ей отчет, но женщина даже не стала его раскрывать, понимая, что тот не принес бы его лично, если бы не захотел поделиться своими мыслями.
-Вы были правы, у нас есть убийца и его подражатель. При этом подражатель действует достаточно топорно. Такое чувство, что ему не важно воссоздать картину произошедшего. Он вряд ли руководствуется теми же мотивами, что и «настоящий убийца».
-Настоящий? – Усмехнулась Барбара. – Еще не известно, кто из них более реален. Мотивы? – Она покачала головой. – У каждого они свои и даже если бы он с точностью до деталей, пытался воссоздать все. Его цель в другом. Любой подражатель убивает потому что хочет убивать.
-А тот, кто является его кумиром? – Недоумевал Доннован.
Барбара тяжело вздохнула.
-Мне проще думать, что они просто не могут не убивать. – Пожала она плечами.

***
Бруклин Джозеф открыл квартиру приятеля своим ключом. После того, как с Полом случился последний приступ, и он с соседями не мог пробраться в квартиру больше часа, Бруклин сделал себе запасной ключ.
-Эй, Пол! Ты дома? – Крикнул он из прихожей.
Узкий маленький коридор с тумбой посредине, которая была завалена пакетами, обертками, упаковками от сигарет, неразборчивым хламом. Из коридора направо шла большая комната с балконом, пыльная и душная, в которой пахло пивом и резиной.
Налево шла маленькая кухня, где едва могли развернуться два человека, а за ней спальня Пола, где на кровати, лицом в подушку спал хозяин.
-Эй, друг!? – В первую секунду Бруклин испугался, но заметив неловкое движение друга во сне, выдохнул облегченно. – Ты чего? Был у врача?
Пол поднялся с кровати, посмотрел в окно и выпил стакан воды, стоящий рядом, на полу.
-Был. Сказали, что опухоль не растет, и я смогу жить еще лет сто, если не сопьюсь. – Равнодушно ответил Пол. – Который час?
Бруклин посмотрел на руку.
-Почти семь.
Пол сощурился, еще раз посмотрел в окно и обернулся на друга.
-Ты пришел просто так? – Хрипло спросил он.
Бруклин растерялся на секунду.
-Ну… хотел узнать как ты. – Заикаясь, ответил он.
-Узнал? – Грубо бросил Пол.
Бруклин встал с края кровати и злобно посмотрел на парня.
-Слушай, если хочешь, чтобы я ушел, я уйду, только на мне не надо срываться.
Пол протер глаза и посмотрел на дно пустого стакана. Там еще оставалось пара капель воды. «Как пара капель в моей жизни», - подумал он.
-Что? – Переспросил Бруклин.
-Ничего. – Покачал головой Пол. – Прости, ты прав. Давай сходим за пивом.
Бруклин вяло улыбнулся и кивнул.
-Теперь последние известия об убийствах предсказателей и гадалок, - новостной выпуск по телевизору, который стоял в самом углу комнаты на полу, прервал друзей. Оба мужчины обернулись.
-Как стало известно, подключившееся к расследованию ФБР, пока не дает никаких официальных заявлений по ходу следствия. Однако, независимые источники сообщают, что накануне произошло еще одно убийство. Жертвой стала молодая женщина – бывшая сотрудница гадательного салона «Мадам Регина», Анжела Вэйн. Убийца настиг ее прямо у жертвы дома.
На весь экран показали фото Анжелы, и Пол рухнул на кровать.
-Анжела? – Прошептал он.
Бруклин посмотрел на друга и положил руку ему на плечо.
-Ты знал ее? – Удивился он.
-Мы работаем в одном салоне. Она там гадала на картах. – Растерянно произнес Пол. – Это подруга Мелиссы.
Бруклин сел на кровать рядом с другом.
-Ты в порядке? – Участливо поинтересовался он.
Пол едва смог кивнуть. Он лег на кровать и укрыл лицо подушкой. Если бы он мог видеть лицо Бруклина, то заметил бы легкую, небрежную, самодовольную улыбку, с которой тот смотрел в телевизор.

***
Кетрин практически ввалилась в квартиру, спеша так, будто убегала от маньяка. Она захлопнула дверь и прижалась к ней спиной. Было уже поздно, и она думала, что Майкл встретит ее, но дома никого не было.
-Даже лучше, - прошептала она.
Девушка заглянула в большое зеркало на стене прихожей и дотронулась до отражения рукой.
-От себя не убежишь. – Одними губами произнесла она.
«Зато от других - можешь», - ответило ей подсознание.
Она стянула куртку, шарф, ботинки и прошла в спальню. Сегодня утром она даже не заправила кровать и теперь была счастлива этому как никогда. Кетрин села на край кровати, наклонилась и закрыла лицо руками. В голове летели мысли, которые шелестели, как листья за окном.

***
Ужин у профессора Штейна всегда был в одно и то же время. Его дочь была приучена к этому с детства, поэтому знала, что отец, начнись на улице хоть реализация романа Герберта Уэллса, всегда будет ужинать в семь.
Она накрыла на стол и села ждать, пока отец спустится со второго этажа, где находился его кабинет.
-Мисси, все готово? – Крикнул отец с лестницы.
Мелисса даже не сочла нужным отвечать, зная, что это просто традиция. Такая же как есть рыбные блюда в субботу.
Профессор вошел в столовую и сразу заметил напряженный взгляд дочери. Ее сутулая поза выдавала отчаяние и недоумение. Она, словно, сжалась в комок, чтобы отгородиться от реальности.
-Что с тобой? – Спросил профессор, усаживаясь за стол.
Тарелка с бифштексом была отодвинута. Дочь смотрела в пространство, будто слепая, не моргая. Ее руки дрожали, а лицо было каменным.
-Что с тобой?! – Настойчивее спросил отец, расстилая салфетку на коленях.
-Анжела убита. – Прошептала девушка.
Только ее губы чуть шевельнулись, а вся остальная поза осталась прежней.
Профессор вздрогнул, но через мгновение взял себя в руки.
-Как? – Прохрипел он, пытаясь восстановить самообладание.
-Убийца гадалок. – Ответила Мелисса.
Профессор пододвинул тарелку с ужином ближе к себе и взял приборы.
-Я говорил, что ее занятие не доведет до добра.
Мелисса нахмурилась и посмотрела отцу в глаза. Тот опустил голову к тарелке и сделал вид, что ничего не произошло.
-Как ты можешь так говорить? – Прерывисто, с надломом спросила она. – Ты! – Она стукнула ладонью по столу, так что звякнул бокал с вином.
Ее отец продолжил сидеть с невозмутимым видом.
-Ты не собираешься ужинать? Тогда не стоило и накрывать. – Безразлично произнес он.
Мелисса сощурилась.
-Ты просто хладнокровный ублюдок! – Процедила она сквозь зубы и вылетела из столовой.
Штейн приложил салфетку к губам и сглотнул. Когда его дочь вышла, он уже мог не сдерживать себя, но единственной эмоцией была скупая слеза, скатившаяся по его щеке.
Он сжал одну руку в кулак и закрыл глаза. Одному богу известно, что сейчас творилось у него на душе, но профессор никогда не стремился открыться, даже оставшись наедине с собой, он не признавал свои слабости. А эмоции, нежность и сострадание были для него слабостью.
Он потерял жену почти двадцать лет назад, сразу после рождения дочери и все это время Мелисса оставалась для него единственным близким человеком, частью его души, всей его душой. Однако, он считал, что воспитание должно быть черствым и, боясь избаловать единственного ребенка, не смог соблюсти грани и превратился в сухого бесчувственного тирана, который может только приказывать.
Входная дверь оглушительно хлопнула, и Штейн схватился за сердце. Он нахмурил брови и посмотрел через распахнутые двери столовой в коридор. Мелисса ушла и самое страшное, что его пугало, так это то, что он знал, куда она пошла. Иногда он думал, что незнание более легкий способ.

***
-Почему? Но я ничего...
-Кетрин?
Уильям стоял на пороге дома, за спиной курьера с букетом нераспустившихся лилий.
-Билл? - Удивилась Кетрин.
Она отошла от двери и впустила обоих мужчин. Курьер, судя по его блуждающему взгляду, мало понимал происходящее. Хотя тут, кроме Уильяма, вообще мало кто, что понимал.
-Спасибо, конечно, но...
Кетрин приняла букет, улыбнулась курьеру, который еще несколько минут растерянно смотрел на молодую пару и только, когда Билл легко толкнул его в плечо, отмер и попрощался.
-Мисс Робинсон?
Из детской вышла Лилиан, няня Рейчел, молоденькая, светлокожая блондинка, с кукольным личиком и неоправданно большими глазами, цвета зеленой глади озера Мичиган.
-Лили. - Кетрин обернулась к девушке и невинно улыбнулась, сжимая в руках букет.
Девушка удивленно посмотрела на незнакомца, стоящего в дверях квартиры.
-Я уложила Рейч. Но она еще не спит. Можете с ней поговорить.
Кетрин кивнула и обернулась к Биллу.
-Это Лилиан - няня моей дочери.
Она подумала, что Билл вряд ли знает о существовании Рейчел, но в момент, когда Уильям не удивился, а приветливо улыбнулся девушке, поняла, что Уолтер вряд ли сдержал себя, чтобы не рассказать всю историю личной жизни сестры.
-Очень приятно, Лилиан. Меня зовут Уильям Монтегю. Я друг Уолтера. - Мужчина подошел к девушке и пожал ее руку.
Лилиан опешила от такой напористости и смогла только вынужденно улыбнуться.
-Кетрин, ты, наверное, хочешь побыть с дочерью? Я могу подождать. - Билл повернулся к женщине и сладко улыбнулся.
-Я пойду, мисс Робинсон. - Лилиан спрятала лицо и быстро покинула квартиру, все еще удивляясь нахально-вежливому, дружелюбному и в тоже время наглому мужчине.
Кетрин поставила цветы в вазу и пошла в детскую. Пока она пыталась побороть растерянность, Рейч уже уснула и тихо сопела в своей кроватке, сжимая в кулачке лапку плюшевого зайца, которого ей подарил отец.
Кетрин несколько минут посмотрела на сон дочери, завидуя ее здоровому, крепкому отдыху и с сожалением отметила, что видит ее только во сне. Она либо еще спит, либо уже спит. Редкий случай, если Рейч может встретить маму еще бодрствуя. Или уж тем более, если они могут выбраться в выходные на прогулку.
Робинсон вышла из спальни дочери и увидела, как Билл рассматривал фотографии на комоде в гостиной.
-Я не ждала гостей, прости. - Уже успокоившись сказала она.
Уильям улыбнулся.
-Я и не собирался быть гостем. Я просто пришел проверить, получила ли ты цветы.
Кетрин посмотрела на букет и улыбнулась. Когда ей последний раз дарили цветы? Просто так, без повода? Просто потому что она женщина.
-Спасибо. Красивый букет. - Смущенно ответила она.
Уильям подошел к ней ближе и аккуратно взял за плечи.
-Кет, я не собираюсь на тебя давить. Я просто хочу попытаться узнать тебя поближе. Я понимаю, что ты сейчас будешь говорить о работе и дочери, что тебе некогда заниматься личной жизнью. Поверь мне, я знаю, это как никто. В конце концов, врач занят не меньше агента ФБР. Но хотя бы если мы будем видеться одну минуту в неделю, я постараюсь, чтобы эта минута длилась как можно дольше.
Кетрин подняла глаза на мужчину и улыбнулась. Впервые за долгое время ей говорили, что несмотря ни на что хотят быть с ней рядом, хотя бы мгновение, что рядом с ней человек может почувствовать себя счастливым. Впервые ей сказали, что она нужна. Она почувствовала себя необходимой.
-Билл, - Она опустила глаза и тут же снова подняла их, - ты хочешь кофе?
Уильям широко улыбнулся и кивнул.

***
Марлини нетерпеливо дергал ногой, ожидая, когда кофеварка, наконец, приготовит ему кофе. Обычно этим занималась Кетрин, которая раньше всех приходила на работу. И к тому моменту, когда на пороге, в конце концов, появлялись Питер и Оливер, их уже ждал горячий и крепкий напиток. Но на этот раз, даже при том, что Питер опять опоздал, Оливера, естественно, еще не было, но и Кет не спешила приходить. Марлини не спал всю ночь, ворочаясь с боку на бок и все думая о том Уильяме, который прислал Кетрин свою записку. Он был уверен, что этот «самодовольный нахал» не упустит возможности и вполне возможно Кет опаздывает именно из-за него.
-Да брось, она же пришла вчера слишком поздно, чтобы еще идти на свидание. – Успокаивал он сам себя.
-Ты не знаешь, может, они и договорились о поздней встрече. Ты же взрослый человек. – Точил его червячок сомнения.
-Она не из тех, кто будет встречаться с малознакомым человеком. – Тут же оправдывал он себя.
-Она взрослая женщина. И они не такие уж незнакомые. – Снова поднимала голову уродливая голова ревности.
-Привет, Питер! – Голос счастливой Кетрин вынул Питера из забытья и он посмотрел на вошедшую женщину.
Она сняла плащ, повесила его на крючок, посмотрела на туфли, не забрызгала ли, подошла к зеркалу, поправила прическу, улыбнулась Питеру и прошла на свое место.
Собственно ничего необыкновенного.
-Ты опоздала. – Сказал сухо Питер.
-Да, - женщина включила компьютер и достала бумаги из портфеля. – Прости. Проспала.
Марлини прищурился.
-Рейчел не давала спать? – Спросил он, пытаясь говорить как можно более спокойно.
-Нет. – Она нахмурилась, будто что-то забыла. – Рейчел спала сладко.
Женщина посмотрела в сумочку и достала еще один пакет с документами.
-Ты никогда не просыпала. – Уже раздраженнее сказал Питер. Его выводило из себя, что Кет выглядит так непринужденно, будто ничего не произошло, да и вообще не стремится с ним делиться.
«Идиот! Она и не обязана с тобой делиться! Может, ничего и не было!» - Тут же мысленно выругал он себя.
-Ну, все когда-то бывает в первый раз. – Улыбнулась Кетрин и посмотрела на Питера.
Его нахмуренное, неприветливое лицо, напряженная поза, вернее, нарочито расслабленная, выдававшая внутреннее недовольство, дала понять Кет, что мужчина ходит вокруг да около, не решаясь узнать самое главное.
-Привет. Я проспал! – Без тени сожаления воскликнул Оливер, влетая в кабинет.
Это отвлекло агентов на минуту, но Оливер, уже привыкший к постоянной недосказанности между двумя напарниками, носом почувствовал неладное. Он посмотрел сначала на Питера, который даже руки ему не протянул, потом на Кет, которая хоть и сияла, как начищенный самовар, тем не менее в глазах ее светилось недоумение.
-Есть что-то новенькое? – Спросил он, невинно улыбнувшись.
-Ничего. – Буркнул Питер. – Наша коллега, судя по всему, была очень увлечена чем-то, раз так и не удосужилась выполнить свое обещание. – Колко съязвил Питер, бросил беглый взгляд на Кетрин.
Робинсон усмехнулась и приподняла бровь, посмотрев на Питера.
-Если ты о моей встрече с гадалкой, то она будет сегодня. Во время ланча. Если ты о том, чтобы быть твоей навеки, то перед алтарем я не стояла. Не будем уточнять по чьей вине. – Со спокойной интонацией, до боли хладнокровно ответила Кетрин.
Женщина встала из-за стола и быстро вышла из кабинета, хлопнув дверью.
-Когда-нибудь, Питер, ты потеряешь все нити, которые тебя с ней связывают. Они и так уже настолько тонкие, что я удивляюсь, как они еще держатся. – Проговорил Оливер, смотря вслед Кетрин. – И уж точно держишь их не ты. – Добавил он, повернувшись к Питеру.

***
Профессор пришел на лекцию с опозданием. Это было большой неожиданностью и несколько студентов даже пошли узнать не случилось ли с лектором что-то. Однако только они вышли из аудитории, как на ее пороге появился сам Штейн.
-Я прошу прощения. Сложные обстоятельства. - Сухо произнес он.
Студенты тут же замолкли и внимательно посмотрели на профессора. Тот явно искал взглядом кого-то. Он несколько минут рассматривал полную аудиторию студентов, останавливаясь на каждом, вглядываясь в лица, фигуры, одежды, глаза. Но, видимо, так и не находил того, кого искал.
-Профессор, если Вы ищете Мелиссу, она в парке перед кампусом. С Бруклином и Полом. - Выкрикнул кто-то с последних рядов.
Профессор Штейн обернулся к студенту, который тут же скрылся за спинами товарищей и злорадно усмехнулся.
-Продолжаем лекцию. Мы и так слишком много времени потеряли. - Как ни в чем не бывало ответил он.
Он вернулся за кафедру и еще раз окинул полную аудиторию. Только тот студент был прав: он искал свою дочь и без нее любое помещение, наполненное людьми, было пустым для него.
Мелисса в это время действительно сидела в парке у студенческого кампуса и пила кофе с Бруклином и Полом.
-Я не понимаю, за что убили Анжелу. - Пробормотала она. Ее глаза были пустыми и блеклыми. Их цвет растворился среди белизны глазниц и слился в туманную дымку.
Пол, который сидел перед ней на траве, только пожимал плечами, молча слушал и изредка хмыкал.
-Она была убита тем же, кто убивал тех гадалок. Но ведь она хорошо гадала? - Заинтересованно спросил Бруклин. Он посмотрел на Мелиссу, та загадочно улыбнулась и кивнула.
-Очень хорошо. Знаешь, к нам вечером перед ее смертью подошел один парень и попросил погадать, потому что мы раскидывали карты в баре.
Бруклин напрягся, сжав руки в кулаки и испуганно посмотрел на девушку. Та продолжала говорить, будто о незнакомцах.
-Она сказала ему, что не видит кто он и чем занимается.
-Но?! - Бруклин сглотнул и скрипучим голосом переспросил: - Она что-то рассказала о нем?
Мелисса нервно рассмеялась.
-Конечно. Она же хорошо гадала. Она сказала, что все узнала о нем, сказала, что карты кричали ей.
Мелисса посмотрела на Бруклина укоризненно, с надменностью и презрением.
-Может, это и был убийца?! - Воскликнул впервые Пол, дернув Мисси за рукав. - Ты рассказала полиции?
Мелисса еще долго смотрела на Бруклина, будто пыталась прочесть его реакцию. Его глаза неуверенно бегали по ее лицу, пытаясь прочитать хоть какой-то ответ.
-Я сказала, чтобы они посмотрели камеры видеонаблюдения. Только там ничего нет и не будет. Они были выключены в тот вечер.
Бруклин не смог сдержать удовлетворенного вздоха и поймал на себе вопросительный взгляд Пола.
-Я думаю, что они все равно узнают, кто был тем человеком. Опросят барменов, официантов. - Предположил Пол.
Мелисса пожала плечами и улыбнулась.
-Я надеюсь. Если только он и есть убийца.

***
Кетрин уже хотела уходить, нетерпеливо смотря на часы, которые звенели во все колокола об опоздании ее знакомой. Пока она ждала ее в кафе, Кет прокручивала в голове события сегодняшнего утра и прошлого вечера. Она прекрасно провела время с Биллом, который, отнюдь не претендовал на то, чтобы занять место в ее жизни моментально и лидирующее. По всему было видно, что он хочет, чтобы она, для начала просто впустила его за порог.
Кетрин давно так не смеялась. Ей было легко. Они вспоминали юность, старые шалости, поездки и старых приятелей. Билл держал с некоторыми связь и рассказал ей о тех, кто уже женился, обзавелся семьей, кто строит карьеру, кто посвятил себя путешествиям, кто пытался реализовать юношеские мечты, а кто отказался от них раз и навсегда, или, хотя бы отложил в ящик "Потом".
Кетрин слушала, смеялась, радовалась и ловила себя на мысли, что ее жизнь могла бы пойти по-другому. Ее душу снова начали терзать сомнения: правильно ли она поступила, пойдя в Бюро, сделала ли она верный выбор в жизни, действительно ли это то, чего она хотела. Она понимала, что совершенно оторвалась от той реальности, которая окружала ее раньше, она потеряла связь со многими из тех, кто был ей дорог, многих друзей. Она даже не знала, что с ними теперь, где они и чем занимаются. Она спрашивала себя: стоило ли то дело, которому она посвятила себя, этих потерь?
Билл улыбался, рассказывая ей о том, как прошли эти годы, пока они не виделись, а Кетрин все глубже понимала, что кроме крови, насилия и жертв ей рассказать не о чем. Да, были отношения с Майклом, в которых она стала то ли жертвой, то ли преступницей. Был, роман с Питером, в котором до сих пор нет ни точки, ни запятой. Есть Рейчел, которая не видит мать даже по выходным, да и по праздникам редко. Есть семья, в которой отец, ее герой, ее образец, ее гордость, оказался то ли предателем, то ли глупцом. Есть мать и брат, которые не принимают ее выбора. И есть она сама, которая до сих пор сомневается в себе.
То есть кроме сомнений и рыхлой почвы под ногами нет ничего.
-Привет, прости, что опоздала.
Приятельница Кетрин, ее однокурсница, с которой они не виделись со времен последней встречи выпускников, то есть уже около трех лет, вырвала девушку из размышлений.
Это была темноволосая девушка с пронзительно большими зеленовато-бирюзовыми глазами на достаточно крупном лице. Ее слегка грубоватые, угловатые черты лица смягчались редкой длинной челкой, наискось.
-Привет, Энн. Рада тебя видеть. - Улыбнулась Кетрин.
Девушки обнялись и снова сели за столик.
-Ты изменилась в лучшую сторону. Слышала, у тебя растет дочь. Очень рада за тебя. - Искренне улыбнулась Энн.
Кетрин улыбнулась в ответ и сжала чашку кофе в ладонях.
-Да спасибо, Рейчел.
-Красиво имя. - Кивнула Энн. - Как Майкл?
Кетрин кашлянула и склонила голову.
-Мы расстались.
Энн растеряно посмотрела на знакомую и неловко поерзала.
-Прости, я не знала.
Кетрин усмехнулась. Она привыкла, что их расставание с Майклом, многие воспринимали как смерть кого-то из них. Хотя оба они, кажется, продолжали жить дальше. По крайней мере, Майкл.
-Все в порядке. Как ты? Как Лайл?
Энн улыбнулась так лучезарно, как только могла и кивнула.
-Все хорошо. Собираемся пожениться. Но ты же не об этом позвала меня поговорить?
Кетрин тяжело вздохнула. Опять. Все ее разговоры со старыми знакомыми становились возможными только если эти знакомые могли помочь в расследовании, или были жертвами, или свидетелями, или преступниками.
-Конечно. Ты, наверное, слышала о череде убийств?
Энн недовольно поморщилась.
-Да, это ужасно. Несколько салонов уже закрылись. Люди бояться. Тем более, такие люди как гадатели и маги. Они верят во всю чушь, которую несут.
-Чушь? - Рассмеялась Кетрин.
-Ой, прекрати, Кет. Ну, уж кто-кто, но ты-то ведь не веришь в подобные глупости?! Ты же всегда была скептиком. Тебя и лопатой не прошибешь.
Кетрин усмехнулась.
-Не думаешь, же ты, что какие-то карты, могут точно рассказать тебе о твоем прошлом, настоящем и будущем? Это всего лишь психология. Просто нужно задать правильные вопросы и тогда ты дашь правильные ответы. Вот и все. - Небрежно пожала плечами Энн.
Кетрин склонила голову и повела бровями. Она, действительно, не верила в гадалок и Таро, в предсказания и судьбу, но не ожидала, что человек, сам посвященные в эту сферу относится к этому так же цинично.
-Так что ты хотела узнать? - Поинтересовалась Энн.
-Расскажи мне о тарологах. Что это за люди? У них есть какое-то сообщество? Могли ли они помешать кому-то конкретно?
Энн задумчиво пожала плечами.
-Люди как люди. На самом деле вся эта магия, фокусы с картами, задумчивость и замкнутость просто антураж. Они такие же как мы с тобой. Они просто вынуждены соответствовать тому стереотипу, который сложился в обществе.
-Быть загадочными и нелюдимыми - Уточнила Кетрин.
Энн кивнула.
-Помешать кому-то? - Она пожала плечами. - Я не знаю. Есть, конечно, психи, которые после неудачного предсказания кидаются на гадалок, якобы их карты врут. Как они могут врать, если они вообще молчат?! Даже мадам Ленорман, упокой Господи ее душу, оказалась просто в нужное время в нужном месте и была слишком умна, чтобы зарабатывать на жизнь проституцией или вкалывать на ферме. Она нашла применение своему дару, но это отнюдь не дар предвидения.
-Мадам Ленорман? - Кетрин нахмурилась. - Что-то я такой не знаю.
Энн цокнула и поморщилась.
-Ну, это что-то вроде идеальной гадалки. Она жила во Франции в период революции и предсказывала самым известным личностям той эпохи. Все ее наиболее известные предсказания сбылись. Хотя, знаешь ли, предсказать королеве, что ее голова полетит с плеч, в то время как на улице орали "Смерть королям!" ума много не надо.
-Ты, я смотрю, не очень-то жалуешь своих коллег. - Улыбнулась Кетрин.
Энн закатила глаза.
-Поверь, большинство из них просто чопорные мещане, которые хотят сорвать с тебя побольше денег.
-Эта мадам Ленорман, она что-то вроде идеала для всех гадалок? - Уточнила Кетрин.
Энн кивнула.
-Да, она считается лучшей в своем деле.
Кетрин задумалась. Развернутые, рассыпанные детали начинали складываться в единый паззл.
-Я чем-то помогла? - Спросила Энн.
-Да, спасибо Энн. Прости, что отвлекла. Можешь сказать еще кое-что: убийца оставляет на месте преступления карту Таро. Это может что-то значить?
Энн хмыкнула и задумалась.
-Скорее всего, хочет рассказать о жертве. Может, он хочет таким образом показать почему убивает. Я не знаю.
Кетрин достала фотографии всех карт, которые были найдены на местах прошлых убийств и показала их подруге.
-Можешь сказать что-нибудь?
Энн почесала подбородок.
-Хм... странный набор. - Она взяла несколько фотографии и внимательно рассмотрела их. - Нужно подумать хорошенько, но если бы ты сказала мне, что их оставляют разные люди, я бы не удивилась.
Вот теперь пришло время удивляться Кетрин.
-Почему?!
Энн протянула ей фотографии обратно и указала на несколько.
-Смотри, вот эти из одного набора. Причем всегда из одного. А вот эти из других, причем всегда разных. Такое чувство, что в этом, этом и этом случаях убийца ходит со своей колодой, а в этих просто крадет первую попавшуюся карту.
Кетрин посмотрела на те фотографии, которые протянула ей Энн и поняла, что ее слова стали еще одним доказательством в пользу наличия двух убийц.
-Я бы на вашем месте проверила колоды жертв. Может, он крадет карты у них? Ни один таролог не будет пользоваться чужой колодой. Поэтому это очень странно. - Пояснила Энн.
Кетрин внимательно посмотрела на девушку и тяжело вздохнула. Убийца и подражатель были самым худшим вариантом, который можно было предположить.

***
Марлини чувствовал себя отвратительно. Еще пару дней назад, если бы только он не был трусливым индюком, он мог бы получить все, о чем желал. Если бы только в тот вечер, когда убили Джона Дэвидсона, он оказался чуть проворнее и, в конце концов, пришел к Кетрин и сказал ей все, что копилось у него в душе, ему не пришлось бы сейчас выгрызать себе душу ревностью и медленно убивать Кетрин своим маниакальным чувством собственичества.
"Дурак, с чего ты взял, что она согласилась бы быть с тобой!" - Кричал он сама на себя.
"Она любит тебя". - Твердило его подсознание.
"Она никогда больше не сможет доверять тебе", - опровергал он сам себя.
"Ты любишь ее, так скажи ей. Она хотя бы будет знать."
"Я ей не нужен".
-Марлини, черт тебя раздери! - Крик Оливера вернул Питера на землю и он чуть было не упал со стула, покачнувшись назад от неожиданности.
-Что?! - Недовольно буркнул он.
-Кетрин звонила. Где ты витаешь?! - Недовольно воскликнул Нолл. - Надо ехать по домам жертв. Она сказала, что объяснит потом. Она ждет нас у Джона Дэвидсона.
Марлини соскочил с места и схватил пиджак.
-Ну, так поехали, что сидишь? - Рявкнул Питер и вылетел из кабинета.
Оливер ошарашено уставился на Питера. Его не удивляло, что настроение друга меняется быстрее, чем у его беременной жены, но, иногда даже Нолл, был в ступоре от того, как может вести себя Питер.
Они приехали к дому Дэвидсона, когда Кетрин уже во всю обыскивала квартиру.
-Что случилось? - Спросил Оливер.
Кетрин протянула Оливеру и Питеру перчатки и отдала им колоду.
-Я встретилась с моей приятельницей. Она сказала, что все карты, которые мы нашли были разными. Вернее, из разных колод.
-Это удивительно? - Уточнил Марлини.
Кетрин пренебрежительно посмотрела на него и, повернувшись к Оливеру, ответила:
-Дело в том, что часть карт из одной и той же колоды. А другая часть, как раз у тех жертв, которые по заключению Барбары убиты другим человеком, взяты из других колод. Я решила найти личные колоды жертв.
-Там не хватает как раз тех карт, которые были найдены у тел? - Догадался Оливер.
-Пока могу сказать только о Дэвидсоне. Но сдается мне, что тоже самое подтвердится и у Анжелы.
-К дьяволу все это! - Бросил Питер. - Это издевательство какое-то! - Он всучил колоду Оливеру и вышел из комнаты.
Кетрин проводила его удивленным взглядом.
-Что с ним? - Обратилась она к Ноллу.
-Ты меня спрашиваешь? - Горько усмехнулся Нолл. - Мне кажется, что скоро у вас дело дойдет до двойного убийства. Я не хочу быть свидетелем. Я просто не переживу этого. А у меня ребенок на подходе.
Кетрин рассмеялась.
-Думаю, что еще чуть-чуть и это тебя посадят за двойное убийство.
Оливер вскинул руки.
-Упаси меня Бог!
Кетрин поджала губы и забрала у него колоду.
-Ладно, пошли. Клянусь, что не стану убивать кого бы то ни было до того, пока мы не найдем убийцу.
-Двоих. - Показал пальцами цифру два Оливер с обреченным выражением лица.
Кетрин поджала губы и пожала плечами.
-Тем более.
Марлини сидел в машине, оперевшись головой на руль, когда Оливер и Кетрин, наконец, вышли из квартиры жертвы.
-Что-нибудь еще? - Спросил он осторожно.
-Нет. К счастью, на этом все. Надо съездить к Анжеле.
Питер кивнул.
Его телефон зазвонил и он взял трубку.
-Марлини слушает. Кто? О, конечно, да. Где и когда? Хорошо. Ждите нас.
Ему даже не пришлось оборачиваться, чтобы понять, что хотят знать его коллеги.
-Звонил некий Пол Рейс. Друг убитой. Хочет поговорить.
-Где и когда? - Спросил Нолл.
-Сейчас. В баре, где накануне была Анжела с Мисси.
Питер обернулся к Кетрин, но та перебила его.
-Я поеду к Анжеле. А вы поговорите с этим Полом.
Марлини виновато опустил глаза и кивнул.
-Хорошо. Я подкину тебя.
Он посмотрел в зеркало заднего вида и поймал взгляд Кетрин. Глубокий, с грустной поволокой, маскировавший разочарование.
"Когда-нибудь ты потеряешь ее навсегда", - подумал он.
Всего комментариев: 0
avatar
41
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0