Главная » 2016 » Апрель » 2 » Расклад мадам Ленорман. Часть 4.

Расклад мадам Ленорман. Часть 4.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 02.04.2016 в 23:05
Материал просмотрен: 76 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
-Ты не рассказала никому, что я был в тот вечер в баре. – Заключил Бруклин.
Они с Мисси шли по университетскому коридору. Девушку, казалось, вообще ничего не трогало. Она отрешенно наблюдала за потоком студентов, энергично текущем из одной стороны в другу, бьющимся друг о друга волнам потоков, сама же, будто, воспарив над ними.
-Я не собираюсь всем трепать, что мы знакомы. Конечно, об этом узнают. Только я сделаю вид, что не узнала тебя.
Бруклин сощурился.
Мисси посмотрела на него через плечо и усмехнулась:
-Хочешь спросить почему?
Бруклин промолчал, но девушка угадала его желание.
Она вплотную подошла к нему и, встав на цыпочки, прошептала ему на ухо:
-Потому что ты убил ее.
Мужчина побледнел быстрее, чем великосветская дама от тугого корсета, и отпрянул от Мелиссы.
Девушка самодовольно усмехнулась ему в лицо и, надменно развернувшись, влилась в поток студентов.

***
Говорят нужно простить всех, кого можно простить, а остальных забыть. Забвение - лучшее лекарство и лучшее наказание. Это лучшая защита от старых обид и прошлой боли.
Кетрин сидела на диване в гостиной Анжелы и рассматривала фотоальбом. Он привлек ее внимание, потому что обложка альбома была такой же как и у ее матери. Девушка открыла его и посмотрела несколько фотографий - стандартный набор: младенчество, детство, разбитые коленки, первый велосипед, качели, родители, бабушка, детский праздник, шарики и клоун, школа, учебники, одноклассники, первая учительница, школьная парта, дискотека, друзья, поездка на море, поход, гитара, палатка, бутерброд с арахисовым маслом, подружка, слезы, смех, выпускной, колледж, общежитие, виски, диплом...
Кетрин захлопнула альбом и посмотрела поверх книжных полок. Все стремятся быть уникальными, тогда почему набор фотографий в семейном альбоме у всех одинаковый?
Она уже нашла колоду, которой гадала Анжела и поняла, что как раз карта, которая была найдена на ее теле и отсутствовала в той колоде.
Когда Кет собралась уходить замок в двери повернулся и в квартиру зашел незнакомый ей молодой человек. Девушка спряталась за шкафом в гостиной и достала пистолет. Мужчина прошел на кухню, осмотрел спальню и заглянул в гостиную. Когда он подошел к шкафу, Кет вылетела на него и направила пистолет:
-Стоять! ФБР!
Молодой мужчина опешил от шока и поднял руки, инстинктивно отступив на шаг назад.
-Эй, мэм, не надо стрелять!
Кетрин быстро оглядела его. Недорогой, но строгий костюм, начищенные ботинки, солидные часы. На вора или убийцу не похож.
-Кто Вы? - Строго спросила она.
Мужчина медленно опустил руки и выдохнул. Не похоже было, что эта сумасшедшая готова его пристрелить.
-Позволите, я достану удостоверение?
Кетрин махнула пистолетом, разрешив мужчине предоставить документ. Он вытащил из внутреннего кармана пиджака заламинированную карточку со своей фотографией и протянул ее женщине.
-Газета "Вашингтон Трэвэлс". - Кетрин пренебрежительно посмотрела на молодого человека. - Специальный корреспондент Брэдли Макмайер.
Она вернула ему удостоверение и опустила пистолет. Журналисты и полицейские были как кошки и собаки. Их противостояние длилось веками, даже тысячелетиями. С тех самых пор, когда первобытный человек вышел из пещеры и один превратился в полицейского, а другой в журналиста.
-Что газете о путешествиях и истории нужно в деле об убийствах? - Недружелюбно поинтересовалась она.
Макмайер посмотрел на диван, потом на женщину и снова на диван.
-Давайте сядем? - Предложил он.
Кетрин окинула его надменным взглядом, но кивнула в знак согласия.
-Я жду. - Потребовала она.
Журналист посмотрел на женщину и улыбнулся.
-Вы бы хоть представились. - Проговорил он.
-Специальный агент Кетрин Робинсон. ФБР. - Она показала ему свой значок и недовольно цыкнула.
-Мило. Вам в Академии ФБР прививают ненависть к журналистам? - Усмехнулся Брэдли.
Кетрин закатила глаза.
-Нет, она впитывается с молоком матери. Еще вопросы?
Журналист понял, что его обаяние не работает и решил не досаждать женщине.
-Я пришел сюда не по заданию редакции. Дело в том, что я всегда хотел стать писателем и детективы были предпочтительным жанром. Я зачитывался Агатой Кристи еще в юности.
-Вам бы в полицию пойти, а не в литературу. - Ядовито отметила Кет.
Брэдли слегка улыбнулся.
-Я подумаю.
-Вы пришли, чтобы собрать материал для книги? - Догадалась агент.
Журналист кивнул.
-Конечно. Массовые убийства благодатная почва. Тут даже придумывать ничего не надо. Все уже придумано за тебя убийцей.
Кетрин выдохнула и встала с дивана.
-В таком случае Вам лучше уйти и я, может быть, забуду о том, что мы виделись. Здесь не роман Агаты Кристи или Жоржа Сименона. Я на Эркюля Пуаро и уж тем более на комиссара Мегре не тяну... Да и вы не Арчи Гудвин. Так что давайте покинем это помещение, а если я узнаю, что вы еще раз попытались проникнуть в запломбированное помещение, которое стало местом преступления, будете собирать материалы для книги о тюремной камере.
-И даже не подскажете что-нибудь интересное? Например, зачем повторно осматривали место преступления? - С нахальной улыбкой спросил Макмайер, встав с дивана.
-Придумайте сами, Вы же писатель. - Натянуто ухмыльнулась Кетрин, достав из-за пояса наручники и помахав ими перед носом журналиста.
Брэдли повел бровями и поднял руки.
-Все понял. Тогда мне и, правда, лучше уйти. На свежем воздухе лучше думается.

***
Питер и Оливер вошли в бар, где бармен мгновенно напрягся за своей стойкой. Он помнил прошлый разговор с агентами и помнил, как они пытались выжать из него то, чего он не вспомнил бы даже в Гестапо.
-Нас ждет человек. Пол Рейс. – Питер добродушно улыбнулся бармену и тот облегченно кивнул в сторону столика, за которым в тот вечер сидели Мисси и Анжела.
Агенты переглянулись и посмотрели на щуплого, высокого паренька с болезненно серым лицом и жилистыми, тонкими руками, в розоватых пятнах.
-Мистер Рейс? – Уточнил Оливер.
Парень кивнул и привстал, приветствуя агентов.
Мужчины сели напротив него и выжидательно посмотрели. Они терпеливо молчали, ожидая, когда парень сам заговорит, но тот лишь растерянно водил глазами, не моргая.
-Вы хотели нам что-то рассказать? – Не выдержал паузы Оливер.
Пол дернулся, будто вышел из транса.
-Я знаю Анжелу. Знал.
Питер медленно кивнул и указал рукой продолжать.
-Я работал вместе с ней в салоне. Она гадала, я был подсобным рабочим. Я учусь вместе с Мисси – подругой Анжелы, на юридическом.
Оливер нахмурился. Пока ни один из изложенных фактов не представлял интереса. Тем не менее агенты молчали, а Пол дотошно объяснял.
-Я думаю, что Анжелу убил не тот человек, который… не настоящий убийца, понимаете?
Нолл посмотрел на Питера, тот на Нолла и мужчины в голос обратились к Полу:
-Что значит «не настоящий»?
Пол посмотрел на агентов, как на сумасшедших, одновременно читая в их глазах то же выражение.
-Вы же знаете, что убийц двое?
Оливер закашлялся. Он перехватил воздух, и уставился на Пола, как рыба на китобойное судно.
-Двое? – Попытался изобразить неподдельное любопытство Питер. Однако Пол, то ли понял, что это игра, то ли просто не захотел развивать эту тему.
-Я не знаю, кто из них кто. Кто настоящий, кто вымышленный. Но Анжелу убил подражатель.
-Почему Вы так решили? – Спокойно спросил Питер.
Пол раздраженно выдохнул.
-Потому что настоящий убийца не знал об Анжеле. Он же следит за всеми. Он все узнает до деталей. За Анжелой никто не следил.
Оливер нахмурился.
-Вы так уверены. Это настораживает. – Признал он.
Пол поджал губы и сплел пальцы между собой.
-Я все время присматривал за ней. Она жила одна и мало ли что могло произойти. Тем более после того, как начались эти убийства.
-То есть, Вы следили за ней? – Перефразировал Питер.
Пол замялся. Он понимал, как звучат его слова со стороны, но по-другому объяснить не мог.
-Я просто пытался ее уберечь вот и все.
Оливер и Питер посмотрели на сокрушенного парня и промолчали. Казалось, еще немного и тот заплачет от разгрызающего изнутри чувства вины.
-Вы видели что-то в ту ночь, когда убили Анжелу? – Спустя пару минут спросил Нолл.
Пол покачал головой.
-Я был в клинике. Спросите моего врача.
Нолл и Марлини снова переглянулись. Пол Рейс держался из последних сил, чтобы сохранить спокойствие. Агенты спросили контакты, по которым с ним можно связаться, обменялись визитками и быстро ушли. Никто из них не желал быть свидетелями его слез, которые вот-вот грозили пролиться.

***
Штейн вышел из своего кабинета, захватив портфель, хотя лекции у него не было, да и домой он не торопился. Он вообще не собирался уходить пока не увидит дочь. Сегодня после лекций в ее группе он попытался найти ее в парке, как и сказали студенты, но увидел всех, кроме нее. Бруклин и Пол - друзья Мелиссы, которые до колик досаждали профессору тоже испарились. Он мог бы вытрясти из них душу, если бы нашел.
Мелисса... В голове крутились одни только мысли. Он не боялся, зная, где она может быть. Он боялся ее и того знания, которым обладал.
Мелисса...
Профессор прошел мимо столовой, спортивного зала, тренажерного зала, читального зала библиотеки, еще раз обошел корпус, но нигде, в потоке студентов так и не увидел дочь. Он точно знал, что она в университете, просто чувствовал это.
Штейн вернулся в свой кабинет, открыл дверь и замер на пороге.
Мелисса сидела на его кресле, задрав ноги на стол и вульгарно сосала конфету на палочке, оголив ноги почти до нижнего белья.
-Мисси! - Не удержался Лэсли. Он редко называл ее ласково, предпочитая формальное обращение. Каждый раз, когда он срывался, Мелисса знала, что теперь может ударить, потому что отец обнажил раны.
-Привет, пап! - Невинно поздоровалась она. - Я пропустила лекцию, извини. Я потом перепишу у ребят.
Штейн обошел свое рабочее место, скинул ее ноги на пол и встал у окна.
-Где ты была?
Мелисса улыбнулась.
Поздно. Теперь ты уже показал свои болячки и прятать их бессмысленно. Ты обнажил душу, значит, можно бить.
-Ты же знаешь, где я была и что делала. - Ответила она с нахальной иронией в голосе.
-Ты с ума сошла, Мисси... - Штейн прокашлялся. - Мелисса. Это рано или поздно погубит тебя. Что если все узнают?
Девушка бросила чупа-чупс в корзину и рассмеялась.
-Тебя только это заботит? Что все узнают? То есть из всей этой истории важно только то, чтобы правда не всплыла наружу?!
-Это больно ударит по тебе... - Попытался оправдаться профессор. Он смиренно понурил голову и отвернулся от дочери.
Мелисса вскочила с кресла и дернула отца за плечо, развернув его.
-Это больно ударит по тебе!!! - Крикнула она. - Ты никогда не задумывался, почему я это делаю? Тебе плевать на то, что из-за меня убили Анжелу! Ты не понимаешь, что теперь я уже не могу вернуться назад! Я просто делаю то, что делаю и никогда не перестану! Назло тебе!
Она выплюнула обвинения как протухшую конфету и вылетела из кабинета.
Штейн посмотрел ей вслед, не имея возможности даже слова ей сказать в ответ. Когда дверь хлопнула, ему показалось, что с таким же звуком захлопывается крышка его гроба.

***
Уолтер не мог не заметить счастливого лица Билла и понимал, что это вряд ли из-за жажды к очередному рабочему дню.
Мужчины встретились в столовой, когда вышли на небольшой лэнч и Уолтер понял, что это единственный шанс узнать подробности.
-Привет! Ты сегодня так счастлив. Рвение к работе? - Невинно поинтересовался Уолтер, встав за Биллом в очередь за кофе.
Билл усмехнулся и пожал руку коллеге.
-Нет, конечно, нет. Просто я, кажется, иду верной дорогой. - Загадочно ответил он.
Уолтер сделал паузу, сделав вид, что выбирает пирожные, хотя сам ждал будет ли продолжение. Билл продолжал молчать.
-Я узнаю подробности? - Подтолкнул Уолтер.
Билл отошел от прилавка и бросил на брата Кетрин многозначительный взгляд.
-Ты же знаешь, кодекс чести не позволяет рассказывать о своих отношениях с женщиной. Кем бы она ни была.
Уолтер оценил порядочность Билла, но, тем не менее, любопытство было слишком сильным.
-Это хотя бы касается моей сестры? - Прямо спросил Уолтер.
Билл ухмыльнулся, отвел глаза и странно хмыкнул.
-Ты сам-то как думаешь? Неужели я стал бы так копошиться из-за нее, а потом променять ее на кого-то другого?
Уолтер вдохновлено приподнял брови и улыбнулся.
Он был искренне рад, что наконец-то Кетрин отвлеклась от своей сумеречной личной жизни, где и с фонарем ничего не разберешь, и решилась на что-то более открытое, зримое и искреннее. Да и кандидатура Уильяма не претила. Он хорошо знал Билла и хорошо знал, что ему можно доверять.
Питер...
Даже Уолтера не отпускало это имя. Питер Марлини - отчаяние и боль семьи Робинсон. Любовь и страх Кетрин. Мучение и счастье. Господи, он никогда не понимал, как настолько уверенный в себе мужчина, который обладает обаянием Казановы, может быть таким увальнем в отношениях с одной единственной женщиной, которую любит по-настоящему. В том, что Питер любит ее даже Уолтер перестал сомневаться. Может, это и удерживало его ненависть к нему. Если бы он по-прежнему думал, что для Питера Кет была игрушкой на несколько недель, он, скорее всего, выпотрошил бы его на своем операционном столе без наркоза.
Но странность заключалась как раз в том, что все вокруг были уверены в их взаимных чувствах друг к другу, кроме них самих. Как говорил один поэт: "Лицом к лицу, лица не увидать, большое видится на расстоянии". Видимо, того расстояния, которое было между Кет и Питером было недостаточно, чтобы рассмотреть это большое чувство.
-Ты против? - Неожиданно спросил Билл.
Уолтер был удивлен. Последний раз он слышал этот вопрос лет в семнадцать, когда за Кетрин ухаживал их сосед.
-С чего бы?
Билл пожал плечами.
-Мне кажется, тебя что-то напрягает. И не говори, что этот тот напарник Кетрин.
Уолтер опустил голову и скрыл слабую болезненную улыбку.
-Тогда мне лучше промолчать.
Билл тяжело выдохнул.
-Я понимаю, что вряд ли знаю всю правду, да и меня это мало волнует, если честно. Знаешь, как говорил Боб Марли: "Ты можешь быть у нее не первым, не последним и не единственным, но если она сейчас с тобой, что еще нужно?" Вот я и пытаюсь насладиться тем, что вчера она была со мной. И ни о каком Питере и не вспоминала.
Уолтер молча покивал головой, хотя знал, что это всего лишь начало. Никто и никогда не примет факта, что он остается вторым. А в случае с Кетрин кто бы ни был рядом, он всегда будет вторым. Просто потому что нельзя занять ту ступеньку, на которой уже кто-то стоит. Причем скинуть этого «кого-то» уже невозможно, потому что он, кажется, к ней присох.

***
Брэдли Макмайер вернулся в редакцию на удивление восхищенным и вдохновленным. Ему не удалось выведать ничего из квартиры жертвы, но встреча с агентом создавала новый поворот в его негласном расследовании, да и добавляла сюжета к книге.
-Ты снова склеил девчонку из бара? – Весело спросил его темнокожий длинноволосый парень, с широко распахнутыми глазами.
Брэдли усмехнулся.
-Нет. Просто хорошее настроение. Шеф у себя? – Кивнул он в сторону пластиковой двери со светлым непрозрачным стеклом в середине, на котором было напечатано имя редактора.
Темнокожий кивнул и нахмурился.
-Что? Уже устроил разнос? – Догадался Макмайер.
-Помнишь, я писал статью об одном блоггере, который путешествует по миру, останавливаясь в самых крупных городах не больше, чем на два дня и за сотню баксов.
Макмайер кивнул, на самом деле, с трудом представляя, о чем была та статья.
-Так вот редактору она не угодила, потому что не было лихо закрученного сюжета и слезливой истории. Он, вообще, в последнее время катится куда-то… Такое чувство, что мы работаем в журнале «Детектив и политика».
Макмайер усмехнулся.
Конечно, его коллеге было неизвестно о нынешнем расследовании и о том, что Брэдли приврал агенту Робинсон о книге. Он, конечно, писал детективы, но пока безуспешно, да и цель его была не настолько однобокой. На деле – редактор поручил ему особое задание пару дней назад. Его действительно в последнее время очень заинтересовали всякого рода убийства, ритуалы, серийные преступления, маньяки и тому подобные вещи.
Макмайер же ухватился за это стремление как за ниточку открыть для себя что-то новое.
Он кивнул своему собеседнику и вошел в кабинет шефа.
-Привет, Брэдли! – Радостно воскликнул тот. – Я ждал тебя, садись скорее. – Нетерпеливо указал он на кресло.
Во всех действиях этого худого, невысокого человека, с высокими висками и короткой челкой было что-то суетливое. Казалось, что в его штанах сидит рой пчел, которые то и дело его кусают, поэтому он не может долго оставаться в одном положении. Он спешно встал из-за стола, семенящей походкой подошел к двери и закрыл ее на ключ, а потом сел напротив Брэдли.
-Что ты узнал? – Даже его речь была тараторящей и спешной.
-Что ФБР тоже мало что известно. Я встретил одного агента, который ничего мне не рассказал, но я смог понять, что прибыла она для повторного осмотра места преступления. Значит, они топчутся на одном месте. – Сделал вывод журналист.
-Она? – Зацепился за слова редактор.
-Нет, мистер Браннер, она, как мне кажется, замужем. – Тут же отринул возможное предложение редактора, чтобы воспользоваться стандартным джентльменским набором и попробовать через неофициальные каналы.
Редактор нахмурился.
-Ладно, но хоть что-то ты выяснил?
Брэдли улыбнулся.
-Конечно. – Кивнул он. – Я увидел, что та самая агент Робинсон забрала из квартиры колоду гадательных карт.
-Колоду карт? – Переспросил редактор и еще сильнее нахмурился. Его сухие, худые руки легли ровно на колени, и он стал похож на дедушку в глухой деревне, сидящего на поваленном трухлявом бревне.
-Ну, я не думаю, что они решили раскинуть пасьянс на убийцу. – Едко произнес Брэдли.
-Что еще? – Спросил Браннер.
Журналист повел плечами.
-Больше ничего. Я благодарен, что она вообще меня не пристрелила.
-Нужно последить за ними.
Брэдли удивленно уставился на шефа.
-За агентами ФБР? – Он еле сдерживал смех. – Вы с ума сошли! Это же агенты Гувера !
Редактор похлопал себя по коленям, а затем Макмайера по плечу.
-Ничего, ничего. Сейчас не Маккартизм и мы все же свободная пресса…
-Поэтому можем себе позволить следить за федеральными агентами?! – Воскликнул Брэдли. Вообще-то, сопротивлялся он, скорее, для проформы, сам понимая необходимость и желание ввязаться в это мероприятие.
-Мы не будем следить за ними, мы будем расследовать. – Поднял вверх палец редактор.
Брэдли слабо рассмеялся, больше было похоже, что он попытался высморкаться. Но спорить с редактором не стал. Во-первых, зная, что если тот вбил себе что-то в голову, то уже не отступится, а во-вторых, ему и самому приглянулась идея довести это дело до конца.

***
-Судя по выражению ваших лиц этот Пол Рейс не похож на главного осведомителя Бюро.
Кетрин быстро села за столик в кафе, где они обычно обедали и улыбнулась Барбаре.
-Привет. – Поздоровалась она уже потом.
Официантка налила Кет кофе и спешно удалилась. Весь персонал кафе знал, что имеет дело с агентами ФБР и предпочитал не становиться свидетелями их разговоров.
-Этот Пол Рейс беззаветно влюблен в Анжелу и, по-моему, сам готов взять на себя вину за убийство. – Сказал Оливер.
Кетрин отпила кофе, поморщилась, обжегши язык, и поставила кружку подальше от себя.
-Все настолько плохо? – Поинтересовалась она.
Питер, до этого безынтересно наблюдавший в окно, вступил в диалог. Все еще избегая глазами Кетрин.
-Он знает, что убийцы два.
Кетрин открыла было рот, чтобы переспросить, но Питер продолжал говорить и она замолчала.
-Он знает, что есть подражатель. И он следил за Анжелой.
-Следил за Анжелой? – Теперь уже Кетрин не могла выдержать. Она развела руки в молчаливом недоумении, и Оливер поспешил все объяснить.
-Как он сказал, он просто пытался защитить ее и проследить, чтобы с ней было все в порядке.
-И в ту самую ночь, когда ее убили, он…
-Он был в больнице. Алиби железное. – Перебила ее Барбара.
-Что с ним?
Кетрин покосилась на кофе, но вспомнив жгучее чувство на кончике языка, поморщилась.
-У него опухоль, неоперабельная, лечение не помогает. Ему осталось жить не так долго. Пару месяцев. Может, даже пару недель.
Робинсон приложила ладони к лицу и закрыла глаза. Страшнее, чем узнать о смерти кого-то может быть только узнать, что кто-то скоро умрет. Ожидание смерти страшнее ее самой.
-Это могло повлиять на его…
-Мог ли он убивать из-за этого? – Переспросила Барбара. – Для этого нужен полный психологический портрет. Насколько я знаю, с ним работал психолог в клинике. Нужно будет сделать запрос.
-Они не согласятся без постановления прокурора, а прокурор не согласится дать постановление, основываясь на таких зыбких причинах. – Заявил Питер.
-Надо поговорить с его врачом. Кто он? – Уточнила Кетрин.
Барбара заглянула в блокнот и прочла имя.
-Уильям Монтегю, медицинский центр Джорджтауна.
Кетрин шокировано посмотрела на собеседницу и не поверила своим ушам.
-Уильям Монтегю? – Переспросила она, надеясь, что ослышалась.
Барбара смущенно посмотрела еще раз в блокнот и повторила.
-Ну, да, ты его знаешь?
Кетрин непроизвольно посмотрела на Питера, который уже расплылся в самодовольной, сардонической ухмылке.
-О, еще бы!
Кетрин понуро отвела глаза и пробормотала так тихо, что даже ее коллеги с трудом могли расслышать.
-Я поговорю с ним.

***
-Ты виделся с полицией? - Бруклин спросил лишь для проформы, прекрасно зная, где и с кем был Пол. Он надвинул свою тюбетейку на затылок и стоял покачиваясь с носок на пятки, засунув руки в карманы поношенных джинсов болотистого цвета.
Рейс лег на кровать, закинул руки за голову и уставился в потолок.
-Если знаешь, зачем спрашиваешь? - Пробормотал он. Его голос еще был сухим и сиплым, как будто из организма выжали всю воду и даже на то, чтобы говорить сил не оставалось.
Бруклин встал перед ним и резко дернул за ноги, что Полу пришлось подняться.
-Ты чего? - Воскликнул он, уперевшись руками в грудь друга.
-Чего? - По слогам выкрикнул Бруклин в лицо Пола. - Что ты им рассказал?
Рейс высвободился из крепкого захвата Бруклина и встал с кровати. Старые пружины под матрасом заскрипели и подпрыгнули, будто подталкивая Пола.
-Почему ты так беспокоишься? И я говорил не с полицией, а с ФБР.
Бруклин шикнул и махнул рукой.
-Да по мне хоть с АНБ. Что ты им рассказал?
Пол вышел из спальни и через плечо посмотрел на Бруклина.
-Не беспокойся, я не сказал, что ты был в баре в тот день.
Бруклин налетел на Рейса в коридоре и прижал его к стене. Он резко развернул мужчину к себе и схватил одной рукой за ворот футболки, а другой сжал горло.
-Откуда ты знаешь? Тебе эта шлюха Мелисса рассказала? Наркоша недоколотая! - Прошипел он в лицо Пола.
Рейс откинул голову назад и заглянул в остекленелые, затуманенные яростью глаза Бруклина и спокойно произнес:
-Мелисса даже не разговаривала со мной. Если она и узнала тебя, то не подала вида, ты ее знаешь. Она сама... - Парень осекся, глубоко вздохнул и закашлялся.
Бруклин отпустил ту руку, которой сжимал его горло, но продолжал держать за грудки.
-Кто тебе рассказал? - Повторил он, тряханув Пола и ударив его головой о стену.
Пол поморщился и схватился рукой за затылок.
-Ты.
Бруклин открыл рот, но парень его перебил.
-Ты сам мне рассказал. Ты же сказал, что пойдешь в бар. Ты сказал, что пробудешь там допоздна. Ты сам предложил пойти туда вместе с тобой.
Бруклин ослабил хватку, а потом и вовсе отпустил Пола. Он понял, что сам сдал себя и винить друга не в чем.
-Ты... - Попытался оправдаться он.
Пол потер затекшую шею и отодвинул Бруклина.
-Почему тебя так волнует, что тебя видели там? Ты сделал что-то?
Бруклин снял тюбетейку с головы.
-Я не делал ничего твоей Анжеле. - Проскрежетал он.
-Тогда почему беспокоишься о моей встрече с Бюро? - Повторил свой вопрос Пол.
Бруклин смял головной убор в руках и уставился в пол.
-Потому что их заинтересует, почему я скрыл факт знакомства с Анжелой. Почему Мелисса им не рассказала. Я ведь просил ее погадать. А ты знаешь, как относятся ко всем, кто приходит погадать теперь.
-Мелисса им не сказала? - Тихо спросил Пол.
Бруклин покачал головой, одновременно с плечами, так что его тело превратилось в какой-то обмякший холодец, в который ткнули вилкой, и он заколебался на тарелке.
-Нет.
Пол задумчиво посмотрел на Бруклина и закрыл глаза. У него в голове все помутилось, и он стал падать вперед.
-Эй, эй, эй! - Завопил Бруклин, подхватывая друга под руки. – Ты что?!
-Мне плохо... - Прошептал Пол и потерял сознание.
Всего комментариев: 0
avatar
34
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0