Главная » 2016 » Апрель » 2 » Расклад мадам Ленорман. Окончание.

Расклад мадам Ленорман. Окончание.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 02.04.2016 в 23:09
Материал просмотрен: 75 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлено: 0 комментариев
***
-И давно это продолжается?
Мелисса неопределенно пожала плечами в ответ на вопрос агента Робинсон.
-Я тоже сначала думала, что он виноват. Я ведь была тогда с Анжелой в баре, когда он попросил ее погадать.
Кетрин оправдательно улыбнулась.
-Но не выдала его.
Мелисса усмехнулась. Она посмотрела на Кетрин, будто ты могла дать ей ответы на все вопросы мироздания:
-Думаешь, я сглупила?
Наивный взгляд девушки не позволял Кет лгать, но и выдержать его долго она тоже не могла. Как она могла обвинить ее в глупости, если сама была пошита теми же нитками. Она осуждала ее как агент ФБР, но понимала ее, как женщина. Стала бы она покрывать Питера, если бы того обвиняли в убийстве? Могла ли она вообще подозревать его в подобном? Ответы для самой Кетрин были очевидны.
- Я думаю, что ты поступила, как должна была поступить. Несмотря на законодательство. – Ответила Кетрин.
Мелисса слегка улыбнулась, а ее глаза просияли.
-Мой отец так не считает. – С грустью проговорила она.
Кетрин придвинулась к ней ближе и взяла девушку за руку. Мелисса подняла на Кетрин глаза и с мольбой о спасении посмотрела на нее.
-Я понимаю, что это непросто, но он всего лишь заботился о тебе. – Кет поморщилась, пытаясь принять свои собственные слова. – Как мог.
Мелисса выдохнула и упала на подушки, уставившись в потолок.
-Он думает, что я убила всех этих людей только потому, что сама увлекалась гаданиями. Он думал, что раз я ходила к гадалке, которая не смогла мне объяснить, почему именно моя мать должна была умереть, я теперь буду мстить всем. Глупо?
Кетрин молчала, дав девушке выговориться.
-Я даже доктора Рудетту смогла сбить с пути. Он сразу же позвонил тому журналисту и выдал ему все. – Меличча обрывисто рассмеялась. – Господи, - она поднялась на кровати и обхватила лицо руками, - я просто хотела немного внимания от своего отца.
Кетрин положила свою теплую, мягкую руку ей на плечо и притянула к себе.
-Ты поэтому увлеклась наркотиками?
Мелисса упала ей на грудь и, всхлипывая, кивнула.
-Я думала, когда отец узнает, он обратит на меня внимание. А он только сдал меня в лечебницу.
-Он просто не хотел, чтобы это зашло слишком далеко. – Сделала робкую попытку оправдать профессора Кетрин.
Мелисса фыркнула.
-Конечно! – С сарказмом воскликнула она. – Его волновало только то, узнают об этом остальные или нет. Он беспокоился не обо мне, а о своей репутации. Только теперь…
Мелисса осеклась и посмотрела на агента. Кетрин неловко улыбнулась.
-Теперь что? – Переспросила она.
Мисси сглотнула и долго молчала, раздумывая над словами. Ее глаза оценивали Кет и возможность рассказать ей все.
-Ты о Роберте? – Подтолкнула Робинсон.
Мелисса вздрогнула.
-Вы знаете?
Кетрин отпустила ее и отвернулась.
-Мы нашли доказательства, что твой отец был у него в ночь убийства. Он засветился на камерах видеонаблюдения с соседней парковки и…
-Он убил его? – Перебила ее Мелисса.
Кетрин опешила от прямого вопроса и подумала о том, что эти двое стоят друг друга: отец верит, что дочь маньячка, дочь верит, что отец убийца.
-Мелисса, - Кет попыталась уйти от прямого ответа, но посмотрев в кричащие глаза девушки, поняла, что бесполезно что-то скрывать. – Да, он убил Роберта.
Женщины услышали сдавленный хрип за спиной и обернулись.
В дверях стоял Штейн. Он закрыл рот рукой и вытаращил глаза, не веря своим ушам.
Кетрин спокойно поднялась на ноги и подошла к мужчине.
-Сэр, я надеюсь, что Вы знаете свои права?
Штейн перевел взгляд от агента к дочери и ужаснулся: в глазах Мелиссы не было ни капли сожаления. Она, казалось, даже не удивлялась тому, что происходило сейчас в ее спальне. Штейн выждал еще несколько минут, все же надеясь на каплю сострадания или хотя бы неверия, но, не дождавшись, вытянул руки вперед и, тяжело выдохнув, произнес:
-Я все расскажу.

***
-Вы несете какую-то чушь! – Бруклин обозлено буркнул и отвернулся от Оливера.
-Возможно. – Пожал плечами Оливер и искоса посмотрел на дверь, за которой скрылся Питер. Кажется, Марлини и не думал возвращаться.
-Я не собираюсь реагировать на это. – Обиженно произнес Бруклин.
Оливер равнодушно посмотрел на парня, понимая, что все придется разруливать самому, но Питер, к его удивлению вернулся. Он выглядел еще мрачнее, чем с утра, но, похоже, настроился на рабочий лад.
Друзьям достаточно было переглянуться, чтобы понять, о чем они хотят поговорить.
-Мистер Джозеф, я так понимаю, Вы не собираетесь признаваться в убийствах?
Бруклин даже не обернулся к агентам, продолжая молчать. В этот момент он был похож на маленького ребенка, обиженного на родителей за строгость.
-Или, может, не хотите случайно выдать Мелиссу? Не волнуйтесь, теперь она уже вне подозрений.
Бруклин замер, но не оборачивался.
Оливер стоял и молча слушал Марлини. Он знал, что иногда ему стоило принять на себя роль Ватсона, но он знал еще и то, что у любого Ватсона был свой «звездный час», когда именно он выходил на авансцену. Поэтому сейчас спокойно позволял Питеру исполнить свою роль.
-Ты думаешь, что мы подозреваем Мелиссу, но суть в том, что агент Робинсон, которая сейчас пытается добиться от Мелиссы хоть части правды о ее собственной жизни, - Марлини перехватил дыхание, - суть в том, что агент Робинсон сейчас как раз арестовывает ее отца.
Бруклин встал со стула и, зажав руки в кулаки, уставился на Питера и Оливера.
-Штейна?
Марлини и Уинстер отвели глаза от Бруклина.
-Хорошо. – Кетрин стояла в кабинете и упрямо не желала верить в доказательства, которые плыли им в руки.
Так легко было поверить в то, что у них уже была вся картина преступления, якобы, совершенного Мелиссой. Теперь же получалось, что все летело к чертям.
-Как он вышел на них? – Она обратилась к Оливеру, стараясь игнорировать Питера, как могла.
Марлини же, наоборот, сосредоточился на ней, ловя каждое движения и мечтая, чтобы она хотя бы посмотрела на него. Потому что, если бы она посмотрела, то увидела, как он раскаивается во всем что сделал и еще больше в том, чего так и не сделал.
-Никак. Случайно. Он вообще не рассчитывал на такую удачу. – Оливер подернул плечами и посмотрел на жену.
Барбара отдала Кетрин результаты экспертизы и искоса посмотрела на Питера. Тот по-прежнему не сводил глаз с Робинсон. Кет поежилась, но не от прочитанного. Она чувствовала прожигающий взгляд Марлини, но держалась, упрямо не замечая его. Потому что, если бы она посмотрела, то увидела, как он раскаивается во всем что сделал и еще больше в том, чего так и не сделал.
-То есть он и «подражатель», и «кумир»? – Переспросила она, перечитав отчет.
Барбара кивнула.
-Я не знаю, по какому принципу он разделял их, но к одним он приходил после долгой подготовки, а к другим – просто по наитию.
-А Бруклин и Мелисса? – Кетрин села на кресло и повернулась спиной к Питеру. Пусть лучше сверлит ее затылок.
-Ничего. – Усмехнулся Оливер. – Они вообще случайные герои пьесы. Анжела Вейн – одна из жертв, оказалась подругой Мелиссы и коллегой Пола. Пол – однокурсник Бруклин. Бруклин – влюбленным в Мелиссу. Замкнутый круг.
-Который разорвал Макмайер. – Вздохнула Кетрин. – А Штейн?
Оливер и Барбара промолчали, и Кетрин поняла, что настала очередь Питера. Марлини молчал. Она нехотя повернулась на кресле и подняла на него свои глаза. На лбу Питера выступила глубокая морщинка, перерезавшая лоб напополам и уходящая к переносице. Уголки рта опущены, а глаза поблекли, как после долгого недосыпа.
-Ну и? – Нетерпеливо спросила она.
Марлини отвел взгляд.
-Штейн думал, что Мелисса помешалась после того, как стала общаться с Анжелой. Дело в том, что ее мать погибла как раз когда ехала от гадалки. Мелисса обвиняла гадалку, раз та не смогла предупредить ее мать об опасности. – Питер подошел к кувшину с водой и наполнил стакан.
-А когда она стала принимать наркотики, он подумал, что она воплотила свою ненависть? Так? – Предположила Кетрин.
Марлини кивнул, выпивая воду.
-И обвинил Роберта Перри, который по странному стечению обстоятельств оказался парнем Анжелы. Он убил его, потому что тот поставлял наркотики Мелиссе.
Кетрин прикрыла глаза ладонью и недоуменно покачала головой.
-Я бы никогда не поверила, что такое возможно.
-Все в жизни взаимосвязано. – Прошептал Питер.

***
Серый кабинет, оборудованный в качестве допросной, был тускло освещен лишь узким оконном под потолком и желтой лампой под потолком. Марлини и Робинсон стояли у стены, рядом с дверью, заложив руки за спины, и наблюдали за Оливером, который смотрел поверх головы Макмайера в стекло, за которым стояла Барбара.
-До конца не верил, что редактор позвонит. – Сказал Макмайер, закуривая.
Он вел себя достаточно фривольно, свободно и даже нахально, словно не его сейчас арестовали по подозрению в убийствах.
-Он исполнил свой долг. – Ответил Оливер.
Он поморщился от запаха дыма, который летел ему в лицо и отодвинулся от стола.
-Может, наконец, расскажете что произошло?
Макмайер долго затянулся и бросил сигарету в пепельницу.
-Конечно. О чем? – Наивно хлопая глазами, перепросил он.
Оливер посмотрел на мужчину, подавляя раздражение. У него чесались кулаки от желания разбить журналисту лицо, но он пытался держаться.
-О том, зачем Вы убивали этих людей. – Проговорил он сквозь зубы.
-Я? – С напускным недоумением переспросил Макмайер.
Оливер прищурился и, судя по всему, журналист понял, что дальше шутить не стоит.
Он потянулся за еще одной сигаретой, но Оливер выбросил руку вперед и остановил его. Макмайер сглотнул и убрал сигареты обратно в карман.
-Я должен был понять…, - журналист осекся и обернулся к Кетрин. Ее холодный взгляд был настолько обжигающим, что вся недавняя спесь Макмайера окончательно растворилась в прохладном помещении. Он снова повернулся к Оливеру и, теперь уже повинным тоном, продолжил: - Я хотел понять каково это. Что значит убить человека.
-Поняли? – Грубо сказал Оливер.
Макмайер наморщил нос и опустил глаза.
-Не знаю. Разве это возможно понять? Я убил шестерых, но так и не понял всего.
-И убивали бы дальше?
Кетрин вышла вперед и встала рядом с Оливером. Макмайер боялся посмотреть ей в глаза, потому что в них отражалось его собственное лицо. В них он видел себя настоящего – настоящего убийцу, который оборвал столько жизней ради простой прихоти. Для него было удивительно, что он не мог рассмотреть свою истинность в зеркале, в витрине магазина, в оконном стекле, но смог увидеть в глазах другого человека. Может быть, мы видим себя в глазах других, потому что мы и есть те, какими нас видят другие. Мы – отражение в их глазах.
-Почему гадалки? Зачем нужно было стряпать такую сложную схему? – Спросил Оливер.
-Случайность. – Пробормотал Макмайер. – Хотелось найти нетривиальную жертву, к тому же гадалки, магия, карты – это всегда создает дополнительный антураж.
-То есть сделали из убийств балаган. – Буркнула Кет.
Макмайер поднял на нее глаза и улыбнулся.
-Так проще было писать. Я ведь думал, что использую все это для своей книги. Да еще и эти герои – Мелисса, Бруклин, Рейс… - Он вздохнул. – Все как нельзя лучше вписывалось в сюжет.
-А идея с подражателем?
Глаза Оливера блестели, но не от радости раскрыто дела, а от непонимания: можно ли жить, зная, что принес в жертву почти десяток человек, ради призрачной мечты стать писателем.
-Разве «подражание» не самый главный признак признания? – Спросил он.
Кетрин нахмурилась и посмотрела на Оливера. Тот впал в ступор и сидел, словно, проглотил жердь.
-Подражатель был прикрытием. Это запутало вас? – Макмайер улыбнулся, и это стало для Кетрин последней каплей.
-Ты вообще понимаешь, что творишь?! – Она нагнулась над столом и уставилась на журналиста, который не ожидал вспышки гнева. – Ты убил нескольких ни в чем неповинных людей ради «красивого» сюжета для книги! Ты наплел историю о кумирах и подражателях лишь бы переплюнуть самого «Дюссельдорфского монстра» ! Ради чего? – Она кричала все громче и громче, а Макмайер отодвигался от нее, но она продолжала напирать. – Ты мог бы взять историю любого маньяка, разукрасить ее вымышленными деталями и оп! – Она хлопнула в ладоши прямо перед лицом Макмайера, что даже Оливер вздрогнул от неожиданности. – Получай бестселлер, деньги, слава, почет, уважение, и даже без смертей. Реальных смертей!
Макмайер смотрел на нее выпученными, испуганными глазами и ждал, что она сделает дальше. Но Кетрин выплеснула все, что хотела и, сверкнув глазами, вылетела из кабинета.
После непродолжительного молчания, Макмайер тихо спросил:
-Где мне подписать признание?

***
За окном расстилался туман и в вечерней заре он был как тонкое покрывало, укутавшее луну от холодных ветров. Кафе за углом, где Кетрин часто пропадала, когда удавалось побыть с дочерью, перед закрытием было почти пустым. За одним из столиков сидел седой старик с длинной бородой, оттирающий пятна кофе от шерстяного пиджака. Напротив него, держась за руки, щебетала молодая пара, а у противоположной стены одинокая женщина с ревностью наблюдала за ними.
-Питер, я хотела сказать, что нам нужно..., - Кетрин остановилась, вздохнула и продолжила: - Нам нужно закончить эту эпопею рано или поздно. От нее одни мучения.
Марлини молчал, слушая, но, не веря своим ушам.
-Я мучаюсь от надежды, что, может быть, когда-нибудь что-нибудь и произойдет. Ты мучаешься, потому что вроде бы и хочешь, но в тоже время боишься. А когда подрастет Рейчел, будет мучиться и она. Я не хочу, чтобы наша дочь видела ненормальные отношения между родителями. А они не нормальны.
Марлини взял ее за руку и нежно сжал пальцы Кетрин. Они были холодными.
-Это значит... – Ему и в страшном сне не могло присниться, что Кетрин когда-нибудь уйдет. Конечно, она никогда и не была рядом с ним, в полном смысле этого слова, но ведь он всегда считал ее своей, также как считал себя ее частью.
-Нет. Питер. Я не собираюсь искать тебе замену или нового отца для Рейч. – Она попыталась улыбнуться, но это получилось так вымученно, что лицо Кет стало похоже на маску грустного клоуна. - Ты всегда им был и навсегда им останешься. Поэтому давай просто будем родителями нашей дочери. Ради нее и нас самих.
Марлини выдержал паузу и посмотрел на Кет. Ему не верилось, что худший из кошмаров сбывается.
-Ты хочешь поставить точку? - Выдавил он.
Кетрин посмотрела на него долгим взглядом, борясь с собственными чудовищами сомнения, и кивнула.
-Да. Так будет лучше.
Марлини резко отпустил ее руку и откинулся на спинку стула.
-Хорошо. Я понял тебя...
-Питер..., - Кет попыталась объяснить, но Марлини перебил ее.
-Нет. Я все понял. - Он обернулся к окну и увидел машину Уильяма. - Тебе надо идти.
Кет проследила глазами взгляд Питера и сдавлено улыбнулась.
-Я надеюсь, когда-нибудь ты действительно поймешь.
Она вышла из кафе, но Питер не стал смотреть в ее сторону.
Карман пиджака жгла маленькая бархатная коробочка. Он достал ее и долго вертел в руках как крутят кубик Рубика. Только в его случае головоломка собрана неправильно и сколько не крути, кубик не сложится.
Он положил ее на стол и встал. Теперь она красным маяком, красной жирной точкой светилась в его жизни.
Он уже дошел до двери, когда решил вернуться. Он схватил коробочку со стола и на этот раз ушел окончательно. Любая точка может превратиться в запятую, если захотеть.
Всего комментариев: 0
avatar
20
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0