Главная » 2016 » Апрель » 5 » Равнодушный клоун.

Равнодушный клоун.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 05.04.2016 в 08:13
Материал просмотрен: 74 раза
Категория материала: Рассказы
К материалу оставлено: 0 комментариев
Автобус ехал очень медленно. Тихо играла спокойная музыка. Да, я узнала её, это Осень (Скучная картина) П.Чайковского, слова А.Плещеева. Вот, сейчас будет, «Дождик так и льётся, лужи у крыльца…рябина мокнет под дождём». Когда слушаешь протяжное пение, время тянется бесконечно. На улице жуткий холод. Ох, лучше бы я мокла сейчас под дождем. Еще эти слова из песни, «Сердце просит света и тепла».

Люди все больше заполняли салон, становилось невыносимо тесно. Я продвинулась к окну с морозно - серебристой росписью. Наслаждаясь хрустальными мазками неведомого художника, подумала: «в детстве я была уверенна, что эти рисунки оставляет дед Мороз». При этих мыслях, моё тело передернулось. Ноги никак не отогревались.

За окном ничего не видать, и я переключила свое внимание на рядом стоящих людей. Взгляд упал на мужчину крупного телосложения, за его широкой спиной могли спрятаться три человека. Прикрыв заплывшие от жира глаза, он откровенно и очень сладко зевал, и остальные, заражаясь, время от времени тоже позевывали. Парнишка, на вид семнадцати лет, протискиваясь к выходу, что-то недовольно буркнул. В руках его был телефон, на который он каждые пять секунд бросал быстрый взгляд. «Спешит», - подумала я, - «скорее всего на учебу».

Наконец объявили мою остановку, я посмотрела на часы уже 15 мин. 11-го. «Опоздала, а обещала быть вовремя». Накинув капюшон и, затянув потуже шарф, поспешила к выходу. Оказавшись на улице, я вновь ощутила дыхание Мороза так, словно в мое лицо вонзили тысячу мельчайших иголок. Прикрывшись пушистой рукавицей, я быстрым шагом направилась в сторону работы. «Включу обогреватель, выпью с девчонками чашку горячего чая. Скорей бы в тепло».

Вдруг вспомнила, что здесь за поворотом иногда по утрам стоит мужчина, просит подаяние. С мольбой в очах он трясёт баночкой перед прохожими. Я тогда не раз думала: «Не инвалид ведь, мог бы работать. Мне двоих детей кормить надо, не выхожу же с протянутой рукой». Я поймала себя на том, что все-таки переживаю за него. Холодно как. Завернув за угол, убедившись, что его нет, подумала - «Это хорошо».

Шагнув ещё метров, пять, боковым зрением я вдруг заметила ребёнка. «Не может быть!» - я резко повернула голову в ту сторону. Девочка шести лет в ситцевом платьице не по размеру, линия талии которого доходила до худеньких бёдер. Босая она ступала по белоснежно сверкающему снегу. «Господи это в наше время, зимой на улице раздетый ребёнок!» - при этих мыслях моё сердце сильно сжалось.
Мимо прошла молодая пара. Девушка, кутаясь в шарф, посмотрела брезгливо на малышку и сквозь зубы произнесла: «Попрошайка».

Подбежав к девочке, я прикрыла пушистой рукавицей её полуобнаженное плечо. На ресницах блестели замёршие кристаллы.

Совсем рядом, не останавливаясь, шла старушка, голова её всё время была повернута в нашу сторону. На любопытном лице я прочла безразличие.

Я одела на безропотно стоящую девочку связанные собственноручно рукавицы. Сняла с себя шарф и быстро обмотала им голову и плечи малышки. Несмотря на холод, лицо девочки пылало жаром.

– Где твоя мама? Дом? Почему ты на улице раздетая, что случилось? - спрашивала я. Думая, что она может совсем замерзнуть, я расстегнула пуховик и взяла девочку на руки, поймав её печальный взгляд. Она еле слышно произнесла:

– Холодно.

Запахнув плотнее пуховик, я торопливо зашагала. Несчастная уткнулась мне в плечо, её ледяные ноги морозили мой живот. До работы оставалось метров 300. Я спешила, приговаривая:

– Потерпи чуть-чуть, почти пришли, скоро согреемся.

Вот уже виден павильон. Я всегда покупала там что-нибудь вкусненькое к чаю. «Да, сейчас бы я от горячего чая не отказалась, да и малышка, думаю, тоже».
Наконец мы внутри, а то я уже совсем не чувствую рук. Усадив девочку на стул, я включила обогреватель и вызвала скорую помощь. Бедняжка не открывала глаза, а только все время стонала.
Градусника не было, но и без того ясно - температура очень высокая. Я растирала ее ледяные ступни.
Тело с мороза стало отогреваться и неприятно покалывать.

– Больно, – тихим голосом сказала девочка.

– Где у тебя болит? - я посадила её себе на колени, – покажи.

Тяжело вздохнув, она захрипела и закашлялась, после того, как раздирающий кашель прекратился, тихо произнесла, отвечая на мой вопрос: «везде», и заплакала.

Часто поглядывая на часы, я думала: «как же долго едет скорая помощь».

Девочка то засыпала, то начинала сильно кашлять, стонать и плакать. Когда всё прекращалось, изнеможенная она опять пыталась заснуть.

Вот и приехала скорая помощь. Молодая девушка фельдшер бегло посмотрела на меня, потом на больную.
– Что случилось? Температуру мерили? Что вы ей давали? Сколько лет? - она засыпала меня вопросами, – Вот, поставьте градусник.

Когда девушка замолчала, и у меня появилась возможность, я рассказала, что встретила несчастную на улице, раздетую и босую.

Фельдшер послушала её, осмотрела, попросила открыть рот. Почти не взглянув, сказала:

– Поставлю укол, температура спадет. Больше горячего питья. Завтра придет врач с поликлиники. Рядом с работой была детская поликлиника.

– Куда придет врач?

– Да, это же не ваш ребёнок… - после паузы она спросила:

– Что будем делать?

Я была возмущена, и с трудом сдерживалась.

– Вы, давали клятву Гиппократа, вам лучше знать, что делать. Её надо везти в больницу.

– Да, собирайте ребёнка.

«Надо же, именно к несчастной девочке, которая, итак, настрадалась, приехала равнодушная женщина. Наверное, у нее нет детей, в противном случае мне их жаль», - подумала я, неся малышку в машину. Перед тем, как закрылась дверь, я поинтересовалась, в какую больницу её отвезут.
Всю ночь я не могла сомкнуть глаз, вертелась с боку на бок, думая: «где её родители? Кто они?»
На следующий день я ушла с работы пораньше. По дороге купила фруктов, сок и, несмотря на усталость и жуткий мороз, поехала в больницу.

Когда я вошла в палату, малышка лежала на кровати, грустно рассматривая что-то на стене. Я подошла и осторожно прикоснулась к ней, она сразу узнала меня и очень обрадовалась. Лечащий врач сказал, что пациентка больна пневмонией. Я стала навещать её каждый день и узнала, почему она в такой лютый мороз оказалась на улице.

Матери не было, а мачеха её недолюбливала. В очередной раз она отправила падчерицу в магазин, и разозлилась, что та вернулась очень скоро с пустыми руками. Эта женщина была вечно всем недовольна, когда она выпивала, а последние дни это было регулярно, она как заведённая ругала всех вокруг, даже папу, который старался брать сверхурочную работу, либо ночевать у друзей только бы не столкнуться с «вулканом», боясь извержения.

Вечерело. Лиза готовилась ко сну (так звали девочку). Несмотря на поздний час, разгневанная мачеха вытолкала её за дверь. Малышка не могла вернуться домой без денег, проплакав какое-то время, обессиленная она уснула здесь же, на лестничной площадке.
Утром, проснувшись от холода, она несколько раз постучала, ей никто не открыл, мачеха спала. Девочка вспомнила, что вчера выбежав из подъезда, переложила деньги в другой карман «Наверное, там и обронила».

Пока Лиза осматривала вокруг, дверь захлопнулась. Стоять на месте было невыносимо холодно, никто не выходил из подъезда, тогда она решила пойти в ближайший магазин погреться. Если бы я её тогда не встретила, что могло быть?

Прошла неделя, как я навещаю девочку. И вот однажды, идя по коридору, я вдруг увидела весёлого клоуна. Держа разноцветные шары, он направлялся в детское отделение. Я улыбнулась: «Какой молодец этот артист, хорошее дело делает, радует детишек, больше бы таких! Повезет же его ребёнку!».
– Извините, - обратилась я к нему, - скажите, вы в каждую палату будете заходить?
Мне хотелось, чтобы он непременно зашел к Лизе и, после положительного ответа, так обрадовалась, словно она моя родная дочь.

Сидя с девочкой, я с нетерпением ждала, когда же он войдет. А чтобы не выдать своё волнения я заплетала малышке косу из длинных светло-русых волос. Наконец дверь открылась. Вбежал клоун, стал смешить детей. Комната наполнилась весёлым смехом. Вдруг неожиданно малышка громко крикнула:

– Папа!

Все посмотрели на неё. Ничего не понимая, я взяла её за руку.

– Папа, - шёпотом повторила Лиза.

После недолгой паузы клоун снял свой яркий парик и, подойдя к больной, тихо спросил:

– А что ты здесь делаешь?

Пауза уже затянулась. Как вдруг неожиданно для всех он громко сказал:

– Ладно, выздоравливайте, меня ещё другие детишки ждут.

Артист натянул свой яркий парик и вышел из палаты. Только за ним закрылась дверь, малышка не в силах больше себя сдерживать, разрыдалась. Она все никак не могла успокоиться. Сквозь её безутешный плачь, я слышала, как за стенкой раздаётся звонкий смех.
Всего комментариев: 0
avatar
23
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0