Главная » 2016 » Апрель » 9 » Визит Глава пятая (3 часть)

Визит Глава пятая (3 часть)

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 09.04.2016 в 09:43
Материал просмотрен: 62 раза
Категория материала: Фэнтези
К материалу оставлено: 0 комментариев
Джонни подвёл машину к воротам, Светлана с детским восторгом опознала вход в цирк! Как давно она не посещала это заведение! С нетерпением дождавшись, когда Джонни закроет машину, она поспешила в раскрытые ворота.
Билл как заправский телохранитель не отставал от неё ни на шаг, был начеку и подозрительно осматривал окрестности.
— Нет, нет, — остановил их Джонни, — нам не сюда. Войдём через служебный вход.
Обогнув зазывающие вывески, Джонни, привел к малоприметному входу. Перекинувшись короткими фразами, со стоявшим там человеком, он сделал знак подождать. Ожидание было не долгим, дверь стремительно распахнулась, и во двор вылетел человек с бьющей через край энергией, и соответственно эмоциями. В чёрном, удлиненном фраке с алым поясом и с бабочкой на белоснежной рубашке. Брюки были тщательно отутюжены, а надраенные туфли пускали «зайчики» в глаза, отражая внезапно выглянувшее солнце. Ослепив улыбкой, так же как и туфлями, он представился:
— Диего, управляющий этим балаганом, впрочем Джонни меня знает, — скаля белые зубы, он дружески хлопнул Джонни по плечу. Последний еле устоял от столь дружественного приветствия.
— Уолтон послал нас к тебе, — потирая плечо, сообщил ему Джонни.
Диего, с интересом стрельнув глазами, соглашаясь, кивнул:
— Да судя по описаниям Стива, это она. Мое почтение. — Он низко склонился в галантном поклоне.
Девочка улыбнулась:
— Меня зовут Светлана.
— Весьма рад знакомству. C минуты на минуту начнётся представление. Прошу прощения, но мне необходимо быть возле кулис, знаете, за всем нужно уследить. Будьте гостями, это огромная честь для нас. После представления, мы всё обсудим и обговорим. А сейчас прошу занять места в первом ряду!
— О! Я никогда не сидела в первых рядах! — обрадовалась девочка.
— Вот и отлично! — оживился Диего, распахивая двери для гостей. Он лично провёл под купол цирка, уже забитого до отказа зрителями. Усадил на специально оставленные места в первом ряду. Ещё раз, извинившись, Диего поспешил за кулисы.
Спустя пять минут освещение погасло, и разноцветные огни прожектора заплясали на арене. Девочка с восторгом смотрела на акробатов, воздушных гимнастов, с трудом понимая быструю речь клоунов, смеялась только над их выходками. Выход иллюзиониста, Светлана восприняла с большим равнодушием, нежели другие номера. Проделки Юма могли заткнуть за пояс любые фокусы, но у кота была мистика, а иллюзионист поражал зрителей ловкостью рук, и девочка не могла не признать в этом его мастерство.
Объявили выход наездников. Зрители с нетерпением смотрели на кулисы в ожидании холеных животных и их дрессировщика
Появились артисты изо всех сил тянущих за поводья упирающихся животных.
Показалась белоснежная голова коня с нервно прядущими ушами, стоило ему только кинуть взгляд на арену, как тут же он исчез за кулисами. Артист, не выпуская поводьев, рывком полетел вслед, скрывшись за портьерой.
Это вышло так комично, что зрители разразились смехом, восторженными возгласами и аплодисментами.
Больше никто не появлялся и оркестр, наигрывавший веселый марш в недоумении замолчал. В полной тишине до зрителей, наконец дошло, что тут что-то неладно. Из-за кулис несся приглушенный топот множества копыт. Храпели кони. Доносилась ругань и щелканье бича. Портьера шевелилась как живая. Наконец, разойдясь в стороны, пропустила взмыленного Диего. Влажные волосы прилипли к его вискам, да и вид был несколько пыльный. Замученной улыбкой он поприветствовал публику, извинившись, объявил антракт.
Зрители оживились, некоторая часть покинув скамьи, устремилась на выход перекусить, остальные остались на своих местах.
Светлана озабоченно склонилась к Биллу и прошептала:
— Билл, боюсь, я сорвала представление Диего,
Билл изумленно уставился на неё. Джонни услышав её фразу, удивленно спросил:
— Отчего ты так решила? Похоже, у них просто технические неполадки.
— И всё-таки сдаётся мне, что это моя вина, — повторила девочка и с неохотой предложила: — Может нам покинуть цирк?
— Нет, — категорично заявил Джонни. — Посмотрим, что будет дальше.
— Потом не говорите, что я не предупреждала, — заметила Светлана. — Своему другу, Вы оказываете сомнительную услугу.
— Ничего, Диего наш человек. Если в действительности всё так, как ты говоришь, то он получит ещё одно доказательство.
Похлопав её по руке, успокоил Джонни. Билл уже веривший во все чудеса, поёрзал на скамье устраиваясь удобнее, чтобы не пропустить ни одной мелочи в представлении и последствиях, о которых их предупредила девочка.
Служащие цирка засуетились. Из-за кулис стали выносить и устанавливать решётки, отделяя прочной стеной арену от зрителей. Прикатили железные тумбы и расставили их внутри ограды по периметру. Поставили стальные, изогнутые дугой лестницы и обручи на высоких подставках.
Прозвенел звонок созывающий публику внутрь шатра. Снова заиграла музыка. Помещение погрузилось в полумрак. Замелькали пятна прожекторов, и через железный коридор, тяжелой поступью прошествовал царь зверей, рыжая грива мантией укутывала его голову и плечи. Выйдя на арену, он, принюхиваясь, остановился. Следом за ним, стремительно выскочили тигры, огрызаясь между собой, разбежались по арене. Вышел дрессировщик. Решетка опустилась, отделяя коридор от ограды.
Щелкая бичом, дрессировщик попытался рассадить хищников по установленным вдоль ограды тумбам, но не тут-то было. Лев игнорируя человека не сдвинулся с места, водя тяжёлой головой, он глазами кого-то выискивал среди публики. Тигры кругами метались по арене, грозно рыча, обнажали жёлтые клыки. Наконец, они нашли то что искали. С взъерошенной шерстью и оскаленными пастями, тигры крадучись направились к решётке, не сводя горящих яростью и страхом глаз с сидящих в первом ряду людей.
Билл с религиозным экстазом переводил свой взгляд с замерших в безмолвном вызове тигров, на такую же замершую в оцепенении, под гипнотическим взглядом хищников Светлану.
— Вот это да! — сдавленным голосом пробормотал Джонни, чувствуя себя неуютно под массированным огнем глаз, как заинтересованных зрителей, так и хищников.
Возбуждение тигров нарастало, пытаясь преодолеть железную ограду, они сцепились между собой. Полетели клочья шерсти, брызнула кровь. Рёв, исходивший из пяти глоток, звучал оглушающее и страшно.
Дрессировщик, выскочив с арены, дал сигнал помощникам, и тугая струя воды ударила по клубку рвущих друг друга тел.
Один за другим мокрые тигры поспешили скрыться в распахнутом проеме коридора. Лев, до этого стоявший в стороне и не проявляющий почти никаких эмоций остался один. Не обращая внимания на все усилия дрессировщика загнать его вслед за остальными хищниками в клетку, он застыл на арене. Мягко ступая, медленно приблизился к ограде. Прислонив морду к прутьям решетки, уставился на сидящую неподалеку от него девочку. Обнажил страшные клыки и глухо зарычал. Не выдержав Светлана вскочила со скамьи и устремилась на выход. Её спутники с растерянным видом последовали за ней.
Лев не отрывая взгляда проследил за ними, пока, они не скрылись за дверью и огрызнувшись на подступившего к нему дрессировщика, величественно вернулся в свою клетку.
Диего наблюдавший сцену с начала до конца, поспешил на выход, чтобы перехватить людей сорвавших представление.
— Джонни! — крикнул Диего уже в дверях. — Что ж ты, испортив представление, так быстро уходишь, даже не насладившись произведенным эффектом. Прошу в мой кабинет.
Заведя их в директорскую, Диего подняв трубку телефона внутренней связи, задал несколько вопросов, отдал распоряжения и улыбаясь, повернулся к гостям
— Всё в порядке, — сообщил он, кладя на рычаг трубку. — Всё уладилось и пошло своим ходом. Признаться, вы меня здорово напугали и поразили. Не объясните ли мне причину столь успешного срыва представления?
Спрашивая, Диего посмотрел на девочку.
— Причина в знаке, — показывая на руку, сообщила Светлана.
Восхищенно вздохнув, Диего с фанатичным блеском в глазах признался:
— До этого момента, я всё воспринимал как игру, интересную, но игру. А сейчас я получил доказательство, что существуют силы необъяснимые, не подвластные нам. И наоборот, мы подвластны им.
— И конечно, теперь ударитесь в религию, — с улыбкой закончила его речь Светлана. — Будете молиться Богу, — произнеся последние слова, девочка вздрогнула, и тихо охнув от боли, накрыла правой рукой внезапно запылавшее клеймо. Она забыла о реакции, которая неизбежно последует при упоминании о Боге. Теперь ей приходилось расплачиваться за свою неосторожность.
Мужчины уставились на неё, недоумевая, что происходит. Билл аккуратно убрал её руку. Алые руны сияли ярким светом, обжигая кожу вокруг.
— Что, это? — прошептал Билл, пожирая глазами светящееся клеймо. Попробовал было прикоснуться пальцем, но тут же отдёрнул руку.
— Будто током прошибло.
Поделился он с остальными своими ощущениями. Свет, исходивший от рун, постепенно померк, обжигающее излучение прекратилось, Светлана, вздохнув, потёрла рукой знак, стирая неприятные ощущения. Кожа вокруг клейма покраснела и саднила. Но спустя какое-то время прошло и это, но когда именно, девочка затруднилась бы ответить, так как последующие события заставили начисто забыть об обожженной коже.
За дверьми послышались громкие голоса, истерические вопли, шум бегущих ног.
Диего нахмурился, не понимая что происходит в цирке. Поднял трубку телефона, но тот безмолвствовал. Озадаченный директор выглянул за дверь в надежде разобраться в происходящем. Через пару минут заскочил назад побледневший. Его глаза в поисках выхода метались по углам кабинета.
Рванув ворот рубашки, сдернув бабочку, будто она его душила, срывающимся голосом сообщил неприятное известие:
— Лев выбрался из клетки. Разорвал дрессировщика. Нам нужно выбираться отсюда.
Скользнув глазами по окну, забранному решёткой, Диего убедился, что тут только один выход через дверь. Но за ней уже доносилось утробное рычание хищника и шелест когтей по полу. Мягкая поступь явно приближалась к кабинету директора.
Мужчины молчали, мучительно пытаясь найти выход из сложившегося положения. Внезапно девочка приняла решение. Решительно встав с кресла, она направилась к выходу, сказав присутствующим:
— Он ищет меня. Только меня. Я это чувствую. Не надо лишних жертв. Я выйду к нему.
Билл рванулся было за ней, но Джонни ледяным тоном приказал ему:
— Билл, это её дело. Хозяин поможет ей, если она действительно от него.
— Но так нечестно, — возразил Билл, снова кидаясь к двери. — Неправильно уповать на его помощь. Мы сами должны защитить её.
Джонни преградил ему дорогу.
— Ты все ещё состоишь в нашей секте, — убийственно спокойным тоном сказал он. — Приказы Уолтона нужно выполнять. А то, что говорю я - считай, исходит от него самого.
Секундная битва глазами, и Билл отводя глаза в сторону, тяжело ступая, отошёл к окну. Вглядываясь в панораму за стеклом, он тем не менее, внимательно прислушивался к событиям, происходящим за стенами кабинета.
А там, девочка стояла неподалеку от остановившегося хищника, и как совсем недавно, они смотрели в глаза друг другу. Хвост нещадно хлестал льва по бокам, но он, не делая никаких движений, просто стоял и «ел» девочку глазами. Его пасть была окровавлена, лапы оставляли за собой кровавые следы. Несколько томительных секунд, показавшихся вечностью, и лев сделав шаг к Светлане, пригнув голову, грозно зарычал. Девочка по-прежнему не шевелилась, не зная, что ей предпринять. Лев ещё на один шаг приблизился к ней, прижался к полу, готовясь к прыжку. Светлана вынула стилет из ножен, всё ещё надеясь, что хищник утихомирится. Ей не хотелось использовать дар Дорна против этого царственного животного, но и быть разорванной зубами, ей тоже не хотелось.
Лев сжался, подобрал под себя лапы, напряг тело. Автоматически, девочка немного согнула ноги в коленях, готовясь к броску. Мгновение лев взвился в воздух. Метнув стилет в летящего льва, она уклонившись в сторону, нырнула под его когтистые лапы. Лев в воздухе попытался извернуться, но девочка была уже вне досягаемости. Приземлившись всей тушей, он ударом об пол загнал стилет в тело по рукоятку. Оглушающее взревев и содрогнувшись в судороге, затих. Оружие в ране не позволило ни капле крови упасть на землю. Более того, её края стали обугливаться. Испепеляющая язва начала продвижение по плоти.
Подойдя к мёртвому льву, Светлана выдернула стилет, прекратив распространение пожирающей плоть язвы. Несмотря на поспешные действия, вокруг раны уже зияло выжженное пятно, и краешек кости желтел освобожденный от мяса, которое осыпалось пеплом на пол и шерсть животного.
Двери комнат выходящих в коридор стали открываться, и настороженные лица вглядывались в место сражения. Облегчённо вздыхали, увидев мёртвого льва. Переговариваясь, вышли в коридор. Вышел и директор с Биллом и Джонни. Билл присев на корточки возле льва, разглядывая его смертельную рану. Перевел потрясённый взгляд на Светлану. Ничего не говоря, долго смотрел, после обернувшись к Джонни восхищенно и с недоумением произнес:
— Как молнией прошило! Даже мясо обуглилось! — снова повернул голову к Светлане. — Похоже, в моих услугах, ты не очень-то нуждаешься. — вставая на ноги, добавил: — Жуткая мысль меня только что посетила.
— Какая? — полюбопытствовала Светлана. Она не могла себе представить, что Билл может чего-то бояться.
— Как я был близок к этому льву, похищая тебя. Что тебе стоило пырнуть меня этим оружием?
— Но я была без него, — возразила девочка. — Только сегодня оно ко мне вернулось.
— Кто знает… — неопределенно ответил Билл. — Какие ещё секреты ты в себе таишь.
Видимо кто-то вызвал скорую, так как послышался звук сирены. Расталкивая толпу, в помещение ворвались люди в белых халатах. С собой они несли носилки. Перешагнув через мёртвого льва, они устремились дальше, по коридору, где истерично кричал женский голос. Кто-то из стоящих вокруг людей предложил:
— Нужно оттащить льва в сторону. Он будет мешать врачам, выносить пострадавшего.
Многие с ним согласились и, дюжина добровольцев, схватив хищника за лапы, отволокли его к стене. Вскоре показались белые халаты врачей, возвращающихся с тяжелой ношей. Они катили носилки, на которых лежало нечто, когда-то бывшее живым человеком. Результат «работы» льва скрывала белоснежная материя, цвет которой вскоре сменился на алый. Кровь щедро пропитала её и редкие капли падали позади носилок, помечая пройденный путь.
Толстяк, идущий впереди носилок, проходя мимо девочки, поднял голову и подмигнул ей необычным кошачьим глазом с вертикальным зрачком.
— Не задерживайся, — подтолкнул толстяка врач, следовавший позади него. Он деловито поправил очки с зеркальными стеклами, потянул носилки дальше. На секунду обернувшись, врач подняв большой палец вверх, кивнул Светлане и, скосив глаз на льва, поспешил на выход.
Девочка была удивлена, опять Барон и Юм встретились на её пути. Какую игру они вели? Это было известно только им.
Джонни направился к дверям, Билл потянул за собой Светлану. Провожая, Диего огорченно сказал:
— После вашего посещения мне одна дорога под мост. Кто захочет посетить цирк, где хищники убивают своих дрессировщиков?
Утешая, Билл с усмешкой сказал:
— Люди любят зрелища, где кровь стынет в жилах от ужаса. Вот увидишь твой «балаган» ещё будет греметь. Зрители будут осаждать заведение, желая увидеть хищников-людоедов и вспомнив события, с трепетом ожидать повтора истории. С облегчением покидать цирк, радуясь, что идут на своих «двоих», а не выкатываются на носилках накрытые с головой покрывалом.
Диего дружески хлопнул Билла по плечу.
— Надеюсь, что так и будет, — кивнул директор. Повернувшись к девочке, сказал: — Удачи, мы ещё увидимся сегодня.
— Когда? — удивилась Светлана.
— Сегодня ночью Уолтон собирает членов секты под крышу своего дома. Он со мной созванивался, когда вы были увлечены срывом представления. Вероятно, это решение он принял только что, иначе вы были бы в курсе. Он зовет вас назад.
Обменявшись рукопожатиями с Джонни и Биллом, Диего вернулся в цирк.
Уолтон выглядел очень озабоченным, когда встретил девочку в холле, Билл и Джонни исчезли, и хозяин дома отдал распоряжение Софии, проводить Светлану в её комнату.
В особняке царило оживление, все куда-то спешили, суетились, словно боялись, что им не хватит времени для приготовлений к какому-то событию. Софи почти неотлучно находилась при девочке, но и она была взвинчена и взволнована. Светлана терялась в догадках, похоже она одна в доме была не в курсе дела.
До захода солнца Уолтон так и не переступил порога её комнаты. Софи исчезая время от времени, появлялась всё взволнованней и взволнованней. Казалось, члены секты на пороге грандиозных событий которые вскоре изменят мир.
Солнце село за горизонт.
Софи унесла остатки ужина, столкнувшись в дверях с Уолтоном. Выглядел он торжественно и безукоризненно. Холеные пальчики с идеальным маникюром, перебирали чётки, перекидывая хризолитовые фигурки с одного места на другое.
Приглашающим жестом указал Светлане на кресло, сам сел в кресло напротив, давая понять, что им предстоит продолжительная беседа.
Софи извинившись, внесла на подносе две рюмки и тихо исчезла, Уолтон протянул одну рюмку девочке. Тоном не терпящих никаких возражений, приказал ей выпить содержимое. Светлана, с опаской попробовав напиток, убедившись что не алкоголь, решилась выпить.
Дождавшись когда девочка отставит пустую посуду, Уолтон сцепив руки на колене, спросил:
— Ты знаешь, что наступает день Великих Событий?
— Догадываюсь, — согласилась девочка, с интересом ожидая, то он скажет дальше.
Уолтон продолжал:
— Книга Откровений предсказывала изменение мира. Время рождения Антихриста настало, и это будет шестого месяца, в шестой день и час будущего года. И зверь будет иметь знак - три шестерки.
— Но я этого знака не имею, — заметила Светлана.
Уолтон отпустив колено, поднял указательный палец вверх.
— Вот именно. Вот в чём проблема, — он снова сцепил руки. — Мы убедились, что ты не посланец. Но Хозяин, тем не менее, покровительствует тебе. Жрецы ночи разгадали эту загадку, и твоё появление очень вовремя.
Светлана, молча ждала его выводов. Уолтон торжествующе улыбнулся и, растягивая слова, медленно сказал:
— Антихриста дашь нам ты. Время пришло. Сегодня ночью, когда последний день лета сменит осень, будет зарождена жизнь и посланец Сатаны явится к нам в положенный срок.
— Ничего не понимаю, — созналась Светлана. — Причём здесь я?
Уолтон встал с кресла, возвышаясь над Светланой, сообщил:
— Ты дашь начало Конца, жрецы вызовут демонов ночи и на жертвенном алтаре будет зачат сын дьявола, Антихрист.
— Бред какой-то, — схватилась за голову Светлана. — Зачем вам Антихрист? В Вашем подчинении огромное количество людей. Секта хорошо поставлена на ноги. Почему бы Вам, Уолтон, не заменить его?
Уолтон снисходительно улыбнулся, как ребёнку, который не понимает простых истин. Ласково ответил:
— Только через человека находящегося в Его власти полностью, наш Хозяин сможет повести наступление. В книге Откровений это предсказано, только сын Сатаны будет служить мостом для управления простыми смертными. Только Он и никто другой. — Уолтон протянул девочке руку, желая помочь ей встать.
Светлана, проигнорировав предложение помощи, осталась сидеть в кресле.
Не в силах поверить в то, что задумала секта, Светлана уточняя спросила:
— Я не понимаю. Вы решили, чтобы я.., — тут она нахмурилась, с изумлением уставившись на Уолтона, закончила свою мысль в вопросительном тоне: — родила Антихриста?
— Вот именно, — кивнул голову Уолтон.
Снова протягивая руку, сказал:
— Пойдём, жрецы ждут тебя. Всё готово к взыванию сил тьмы. И если мы правы, они придут!
Беспомощно посмотрев на Уолтона, девушка умоляюще произнесла: — Я совсем не желаю быть чей-то матерью.
— Но чьей-то, а Антихриста, — поправил её Уолтон, недовольный такой формулировкой. — Это великая честь.
Светлана решительно встала.
— Я отказываюсь от этой великой чести. Подыщите себе кого-нибудь другого, кто оценит ваши старания.
— Не мы тебя выбирали, — возразил Уолтон, — поэтому, что должно свершиться - да сбудется!
— Дом умалишённых, — проворчала Светлана и попыталась отойти от надвигающегося на неё Уолтона.
Неожиданно она почувствовала, что голова её кружится и ей трудно управлять своим телом. Но мозг по-прежнему функционировал нормально, и Светлана вполне трезво могла оценить ситуацию. Безуспешными оказались лишь попытки перемещаться. Вестибулярный аппарат стал ей отказывать. Уолтон с улыбкой наблюдавший за ней, заметил:
— За те, несколько часов, что ты провела у нас в гостях, мы достаточно хорошо изучили тебя. Мы предвидели осложнения, и сделали так, что ты не сможешь противиться воле Хозяина, но разум твой останется чистым и ясным. Это великое событие - зарождение Антихриста, и восприятия должны быть нетронутыми никакими наркотиками.
— Так в рюмке был наркотик, — догадалась Светлана, цепляясь руками за спинку кресла. Пол для неё стал опасно шаток и неустойчив.
Соглашаясь, Уолтон кивнул:
— Да, это наркотик, но особенный. Наши учёные специально разработали его в своих лабораториях. Приносимые в жертву люди, должны всё осознавать, но не сопротивляться. Он пригодился и здесь. Как видишь, мой дом не сумасшедших, а хорошо схваченная организация, охватывающая массы людей и имеющая все научные достижения, чтобы использовать их в своих целях. Но мы заговорились. Пойдём, нас ждут, — улыбнулся. — И не отказывайся от моей руки. Она будет очень кстати. Ведь без моей помощи, ты не сделаешь ни шага.
— А, Вы не думаете, что я буду сопротивляться и направлю оружие Хозяина против вас? — с иронией спросила его девочка.
Уолтон погладив холёными пальчиками свою аккуратную бородку, сверкнув в усмешке белыми зубами, ответил:
— Нет, не думаю. Ты не сможешь обнажить его, не сможешь осознанно направить против человека. Правда, последнее поставило нас в тупик, почему Хозяин выбрал именно тебя? Когда ты не можешь убить? — Уолтон развёл руками. — Но такова воля Хозяина.
Вежливо взяв Светлану под руку, Уолтон вывел в коридор и дальше, вниз по лестнице в подвал. Спуск не занял много времени, подвал не был столь глубок как в римском дворце. Но и здесь царил полумрак. Просторное помещение освещалось пламенем из большого, выше человеческого роста, камином, и четырьмя массивными свечами, стоящими по углам жертвенного алтаря. Сам алтарь представлял собой гладко оттёсанный камень из гранита, его поверхность была в форме квадрата, примерно два на два метра, высотой от пола чуть больше полуметра.
Люди, одетые в плащи с накинутыми на голову капюшонами терялись в тёмных углах подвала.
Присутствующие обратили лица к вошедшим. Испуганная своей беспомощностью Светлана, тем не менее, успела заметить, что в подвале находится не меньше шестидесяти человек, прежде чем они склонили головы, и скрылись в тени.
Из общей массы отделились четыре силуэта и направились к Уолтону и опирающейся о его руку Светлане.
Отдав девочку жрецам, Уолтон подобно остальным отошёл в сторону, растворившись в полумраке. Пока Светлану вели к алтарю, она разглядела под опущенными капюшонами жрецов. Ими оказались две женщины и двое мужчин их лица были суровы и сосредоточены. У жертвенного алтаря они остановились. Прежде чем её привязали, девочка увидела нанесённый на его поверхность круг диаметром метра полтора, в нём пятиконечная звезда, вершинами касающаяся круга. Аккуратно уложив девушку на алтарь. Они привязали её так, что голова оказалась в одном луче звезды, а руки и ноги, соответственно заняли остальные четыре. Пылающий камин оказался за головой жертвы.
Двери подвала с глухим стуком закрылись, и тяжёлый засов лег поперёк, отрезая помещение от внешнего мира. Не в силах пошевелись ни рукой, ни ногой, Светлана могла только, слушать и смотреть на то, что происходило возле неё. О происходящем за головой она могла только догадываться. Приглушённое бормотание наполнило тишину подвала. Постепенно голос повышался, и Светлана могла уже уловить некоторые фразы, но как бы они не звучали, смысл оставался всё тот же, оккультисты вызывали духов ночи. Тёмные силы и клялись им в своей верности и преданности. Общий хор голосов смолк, и только два голоса шептали в тишине, мужской и женский. Перейдя на крик, они звали и молили Сатану. Обещание сладкой жертвы звучало в их словах.
Девочка услышала шум возле очага, пронзительный детский плач заглушил на время голоса жрецов. Но, вот он замолчал, и снова заклинания переплелись в страшном узоре. Девушка с ужасом вникала в слова, а в них было всё: проклятия в адрес создателя, угрозы направленные на верующих и молящихся ему людей, и просьба обмена души приносимого в жертву ребёнка на зарождение в этом мире иного младенца. Ребёнка подвластному и принадлежащему Сатане с самого появления на свет.
Звонкий плач младенца опять зазвучал в подвале, ему вторили молитва всех присутствующих. Голоса повышались, их перекрыл дикий крик. Светлана никогда не смогла бы предположить, что человек может так кричать. Но ещё ужасней было то, что это визжал ребёнок от боли, которую невозможно вынести.
Привязанная к алтарю девушка на время оглохла от звеневшего в помещении крика боли и страдания. От жалости и ужаса у девушки остановилось дыхание, спазмы сжали горло, не давая воздуху проникнуть в легкие. Слёзы хлынули из глаз, она зарыдала от своего бессилия помочь младенцу. Защитить от боли, которую она казалось ощутила на себе. Визг прекратился так же внезапно, как и начался, девушка облегчённо вздохнула, решив, что жрецы перестали пытать ребенка и оставили его в покое. Но тут новый удар обрушился на неё. Зловещий, тошнотворный запах горелого мяса повис в воздухе, распространяясь по подвалу. Светлана оцепенела, не в силах даже плакать. Теперь ей стал ясен этот дикий визг младенца - его заживо сожгли в камине, что пылал за головой. Огонь с жадностью поглотил столь необычное и страшное топливо. Силы тьмы должны быть довольны полученной жертвой, ибо это было самое дорогое и драгоценное, что имело человечество и без чего оно переставало им быть.
Ещё какое-то время жрецы произносили заклинания.
Внезапно, лёгкое дуновение ветра пронеслось по помещению, гася свечи алтаря. Жрецы в низком поклоне отодвинулись от огня и присоединились к остальным, стоящим вдоль стены. Светлана не видела, что происходило дальше, только всеобщий вздох восторга и восхищения был ею услышан. Она не видела, как из пламени вышел демон.
Он был одет в чёрное, и его невозможно было бы отличить от человека, не излучай его глаза жёлтый свет. Казалось, пламя играет в его волосах, настолько рыжими они были.
Остановившись, демон медленно обвёл присутствующих взглядом, от которого оккультисты поддались назад, к стене. Как говорится: «чем чёрт не шутит», может демону мало одной жертвы, и он выберет среди них ещё одну?
Переведя взгляд на жертвенный алтарь демон усмехнулся, блеснул клыками. Не торопясь двинулся к алтарю, припадая на ногу. Ножны с кинжалом, висевшие на боку, при каждом шаге отражали играющий в очаге огонь. Обойдя алтарь, демон остановился в ногах жертвы. С насмешкой воззрился на неё. Светлана в свою очередь уставилась на демона.
— Смотри-ка, кого мне предлагают! — по-русски с иронией, протянул демон и продолжил: — Кто же это? — отвечая самому себе: — Натурально, сбежавшая, от нас девочка, — с иронией покачав головой, заметил: — Как тесен мир. Встретиться в Нью-Йорке, да ещё в такой интересной роли. Мне это нравится.
С укоризной девушка сказала:
— Амон, только не говорите, что не знали где я. Всё равно не поверю.
— Нет. Не скажу, — успокоил демон. — Я знал, где ты. Но такой резвости мышления секты не ожидал. Как тебе там?
— Плохо, — отрезала Светлана и попросила: — Развяжите меня.
Амон подошёл к алтарю, сел на камень разглядывая распростёртую девушку. Освобождать её он не спешил. Перекинув левую руку через неё и облокотившись, заглянул в лицо.
— Зачем торопиться? — спросил он, продолжая опираться о левую руку тыльной стороной правой, провёл по лицу девушки.
Светлана резко повела головой, уклоняясь от прикосновения. Демон мгновенно отреагировал, ухватив за подбородок, заставил повернуть лицо в его сторону, взглянуть в глаза.
— Чего это мы так агрессивны? — поинтересовался он.
Девушка судорожно вздохнула, сдерживая слезы, тихо прошептала:
— Зачем Вам нужен сожженный заживо ребёнок?
Амон неопределённо повёл рукой.
— Это не моё решение. А переубеждать, что это «нехорошо» я не буду. Такие жертвоприношения показывают, как люди почитают силы тьмы. Но добровольная сдача своей души гораздо лучше.
— Убийца, — с презрением проворчала девушка отворачиваясь
Стальные пальцы демона снова заставили посмотреть ему в глаза. Блеснув клыками, он согласился с ней:
— Да, я убийца, обычно так звучит хорошо проделанная работа. Но сегодня меня вызвали не убивать, а похоже наоборот, зарождать жизнь. Интересное дело для дьявола, не правда ли? — Амон насмешливо хмыкнул.
Девушка язвительно заметила:
— Вы всегда отвечаете на вызов? Как только Вас крикнут, Вы тут как тут.
Амон зло сверкнул глазами. Его рука угрожающе спустилась на её горло.
— Я не мальчик по вызову, — с угрозой произнёс он. — Я не являюсь людям, просто потому, что они сожгли кого-то. Пусть спалят хоть весь город! Я приду только когда мне понадобиться, — усмехнувшись и проведя пальцем по лицу девушки, заметил: — Вызов меня заинтересовал. Почему бы, не прийти и не сделать то, что они от меня ждут?
Амон замолчал. Облокотившись о левую руку, другой рукой стал наматывать на палец прядь её светлых волос.
Светлана молчала, пытаясь унять бешено бьющееся сердце. Слова Уолтона, переплетаясь с откровением демона, составили вполне ясную картину происходящего.
Утомлённые долгим ожиданием жрецы, зашептались между собой. Их удивляла задержка. Почему демон не спешит выполнить то, для чего его вызвали, а теряет время на разговоры? Члены секты переговариваясь, шаг за шагом стали приближаться к алтарю.
Оживление заметил и дьявол. Продолжая сидеть на граните, Амон выпрямился и «ожёг» взглядом подступающую толпу. Не отрывая глаз от людей в чёрных плащах, он сказал обращаясь к Светлане:
— Похоже, они хотят занять места в первом ряду. А может показать, как это делается? Ничего, сейчас слишком любопытных отодвинем в партер.
Амон небрежно махнул рукой, описывая окружность. Вспыхнул огонь, отделяя стеной алтарь от толпы. Они отпрянули назад. Кольцо огня увеличивалось, пока не заставило людей прижаться к стене подвала. Только когда они сбились в плотную кучу, огонь остановился, но разгорелся сильнее. Теперь жрецы могли с трудом разглядеть, что делается на освобождённой площадке, где в центре стоял гранитный алтарь.
Демон по-прежнему сидел на нём, и для удобства, даже закинул на него ногу.
— Теперь, когда нам никто не будет мешать, мы можем уделить время и себе, — сказал Амон поворачиваясь к девушке.
— Может, всё-таки развяжете меня? — спросила она его.
— Нет. Конечно нет, — криво усмехнулся демон.
Светлана вздрогнула.
— Вы что, собираетесь делать им этого Антихриста?
— Тоже - нет, — продолжая сверкать в усмешке клыком, ответил Амон. — Для этого есть другие инстанции. Это не моё дело. Но, черт с ним! Почему бы нам не оправдать надежды этих несчастных, — Амон ожидая ответа низко склонился над Светланой.
— А Вы можете? — с сомнением протянула она. — Всё-таки Вы не человек.
— Всего-то, — рассмеялся дьявол. — От этого я только выигрываю, — положив руку девушке на грудь и опуская её на живот, наклонившись ещё ниже, прошептал на ухо: — Могу гарантировать, ты останешься довольной.
Чувствуя горячее дыхание на шее, и охватывающее томление, девушка повернув голову в сторону, с отчаянием оказала:
— Что я Вам плохого сделала? Почему Вы мучаете меня?
— Мучаю? — удивлённо повторил дьявол. И с иронией заметил: — девочка моя, любая женщина в мире согласилась бы. Тем более, я не потребую ничего. Тебе будет хорошо, — наклонился к шее, согревая дыханием шепнул: — Очень хорошо. Соглашайся.
Мягким движением провёл рукой по бедрам, другой рукой зарылся в её светлые волосы, легонько поцеловав в плечо, тихо повторил:
— Соглашайся.
Девушка молчала. Почувствовав, что её тело оцепенело, демон резко выпрямился, сверкнул глазами:
— Хочешь, — спросил он, — я спалю их всех? Может, из-за них ты молчишь, как говорится: — тут он усмехнулся, — испытываешь чувство неловкости?
— Зачем Вам моё согласие? — пробормотала Светлана. Как видите, я привязана, и под наркотиком. В чём проблема?
— В принципе не в чём, — пожал плечами демон. — Считай, что это моя прихоть. Я хочу услышать от тебя слово «да».
— Сомневаюсь, что Вы его услышите, — отворачиваясь, ответила девушка.
— Ты ещё маленькая, — рассмеялся Амон. — Ты не знаешь, что значит быть с мужчиной. Боишься неизвестности.
— Можно подумать, что Вы влюбились, — с сарказмом сказала Светлана.
Амон с презрением фыркнул.
— Влюбился! — и снова наклоняясь к девушке тихо про шептал: — Но, я могу показать эту «любовь», поверь мне, тебе понравится.
— Не думаю, — с сомнением ответила Светлана.
— Даже сейчас не уверена? — спросил Амон целуя шею и легонько покусывая мочку уха. — И сейчас? — прикоснувшись к губам, — шепнул он.
Чувствуя, что тело предательски млеет и слабеет от ласк, когда она разумом против всего происходящего, девушка молчала. Амон, проведя рукой по талии и ещё раз пригладив волосы, вдруг отстранился.
— Увлёкся, — сознался он с улыбкой. — А тут у нас ещё дела.
Обнажив кинжал, Амон обрезал веревки привязывающие Светлану к алтарю, помогая ей сесть, заметил:
— Впереди вечность. Подождём, когда дел будет поменьше, или не такие срочные. Ого! Я вижу тебя здорово загрузили наркотиками! — развеселился демон, видя как девушка попытавшись приподняться, снова свалилась на гранит. — Ну что ж, пока побудь здесь. После и с тобой разберёмся.
Амон отошёл от алтаря и движением руки унял бьющий из ниоткуда огонь. В подвале снова воцарился полумрак. Демон приблизился к камину. Склонился в лёгком поклоне, кого-то ожидая. Наблюдавшая за ним Светлана поняла, что сейчас придёт сам Хозяин Ночи, ни перед кем другим Амон не склонит головы.
В пламени материализовалась фигура в чёрных одеждах. Чёрный плащ с алым подбоем вздымался и опадал от рвущейся вверх, энергии огня. Языки пламени струились по клинку шпаги, поднимаясь к эфесу, закручивались в затейливые узоры. Его глаза светились ровным, жёлтым светом.
Властелин ночи величественно ступил на каменный пол подвала.
Амон, приблизившись к Дорну, встал немного позади него.
Свет, в глазах Сатаны медленно померк. Подняв руку и поманив ладонью, низким голосом, Сатана приказал:
— Уолтон, подойди ко мне.
Фигура юноши, отделившись от общей массы, дрожа, ступила на освещённый огнём круг. Упав на колени, пригнув голову к сложенным на полу рукам, он замер в ожидании, пробормотав срывающимся голосом:
— Мой Хозяин, повелевай мной! Я полностью в Вашем распоряжении!
— Самодеятельностью занимаешься? — прищурив глаз, спросил Дорн. Возвышаясь над коленопреклоненным Уолтоном, заметил: — Что-то своё изобретаете?
— Хозяин! — Уолтон поднял голову и с фанатическим блеском глаз, «пожирал» своего бога. — Прости, мы хотели быстрее увидеть Вас Владыкой мира!
— Встань, — приказал Дорн.
Уолтон поспешно вскочил на ноги.
— Я доволен вами, — милостиво кивнул Дорн. — На примере этой девочки, — он повёл рукой в сторону Светланы, что лежала на алтаре не в силах подняться с него. — Я убедился, насколько вы преданны своему делу. Теперь я спокойно доверю вам своего посланца. Амон, — Дорн обернулся к стоящему позади него дьяволу, — можешь идти.
— Сир! — с почтением склонился Амон и направился к алтарю. Поднимая девушку на руки, с иронией сказал:
— Как бы тебе это не нравилось, но придется ещё немного побыть в моих объятиях. Перемещаться иным способом, сейчас ты не в состоянии. Неся её к горящему камину, тряхнув головой, Амон весело произнес: — Шустрый парень, этот Билл, увести из-под самого носа! Техасский рейнджер, нечего сказать!
— Вы злы на него? — спросила Светлана, не сводя глаз с приближающегося к ней пламени.
— Нет. Шустрые ребята мне нравятся, — сказал Амон подходя к огню, и явно собираясь в него шагнуть. Девушка в страхе прижалась к нему. — Не бойся, — улыбнулся дьявол, входя в камин.
Дорн, проводив взглядом исчезающую в огне пару, повернулся к замершему в почтительном ожидании, Уолтону.
— Теперь, запомни всё, что я скажу, — приказал ему Дорн. — Следуя моим приказам, ты получишь Антихриста.

Светлана открыла глаза. Огонь куда-то исчез, а они оказались совсем в другом помещении. Тут же, в комнате, на диванчике возле телевизора, уютно устроились Катерина и Валентин. Катерина радостно захлопала в ладоши при виде Амона и Светланы. Дьявол аккуратно опустил девушку на ковер и уселся в кресло. Светлана приподнявшись, села облокотившись спиной о кресло занятое Амоном. Последний с интересом проследив за её перемещением, не удержался от комментария:
— Катя, обрати внимание, вот человек напичканный наркотиками по самые уши.
— О, так нас посетил наркоман! — пронзительный вопль восторга издал невесть откуда взявшийся Юм. Приблизившись к Светлане с любопытством разглядывая ее, спросил: — Как там, чёртиков, бесов, демонов - видим? Посещают кошмарные видения?
— Да, есть навязчивое видение, — согласилась девушка, — В образе вопящего кота. Тут есть от чего ужаснуться.
— Скажешь тоже, — обиделся Юм. — Я не вопящий, а ликующий!
— О чём же ты сейчас ликовал? — выключая телевизор, спросила кота Катерина.
Важно пройдясь по комнате, Юм заявил:
— Как же! Убийца хищных зверей в наших рядах. Разве не повод для ликования?
— Светлана, ты за последние сутки успела в Нью-Йорке найти хищника, да ещё и убить его? — вскинул брови Валентин. Катерина молча, уставилась на девочку. — Довольно неординарные действия человека, попавшего в незнакомый город, — заметил Валентин справившись с удивлением.
— Где нашла зверя? — полюбопытствовала Катерина.
За Светлану ответил Юм:
— В цирке, где же ещё. Вы бы видели, как она подсекла прыжок! Чувствуется класс. Впрочем, у меня бы лучше вышло.
— Не сомневаюсь, — съязвила Катерина, — Ты у нас во всем показываешь класс.
— Да, я клас-с-сный кот! — вскинул голову Юм.
— Со знаком качества, — продолжая язвить, сказала Катерина.
— Даже штрих-код есть, — уточнил кот.
— Где? — этим заинтересовался даже Валентин.
— Да под хвостом! — донёсся до них разбитной голос Барона.
Перейдя комнату, он быстро схватил Юма за хвост, поднял в воздух. Развернул, чтобы все увидели белые полоски, разной толщины с цифрами. Как ни странно штрих-код оказался именно там, где и предсказал Барон. Извернувшись, Юм вцепился когтями в руку, держащую его хвост. Пальцы разжались, кот брякнулся на ковёр.
— Опять твои шуточки, — проворчал кот, вылизывая шерсть.
Барон, весело поблескивая зеркальными очками, развёл руками:
— Друг мой, тебя уличили бы во лжи. Представив доказательство, мы спасли твою репутацию.
— Да, но не унижая меня, — буркнул кот, закончив вылизываться и разваливаясь на диванчике, возле Катерины. — Мог бы и другое место подыскать для кодов!
Барон снова развёл руками, посмеиваясь заметил:
— Где ты видел, на лицевой стороне штрих-код? Он всегда где-то сзади, на менее приметной стороне. Как правило, — добавил он в заключение.
— Я исключение из всяких правил, — подытожил Юм.
— Да, ладно Юм, — рассмеялась Катерина. — Пусть лучше Светлана расскажет, где наркотики раздобыла.
— Наши друзья побеспокоились, — с неохотой ответила девушка.
— Чтобы не смущалась, а чувствовала себя свободно и непринуждённо, — завершил её ответ Амон. Он слегка наклонился к сидящей на полу девушке, по-видимому, ожидая от неё возражений или согласия.
Светлана промолчала, сделав вид, что не заметила скользнувшей в словах Амона иронии. Действие наркотика стало проходить, и девушка почувствовала себя более уверено. Проявляя интерес к окружающей обстановке спросила:
— Где мы находимся? В Нью-Йорке?
— Нет, он довольно далеко от нас, — ответила Катерина. — Мы в особняке на окраине небольшого городка.
— Как долго мы будем тут находиться?
Катерина пожала плечами. 3а неё ответил Барон:
— Достаточно долго.
Светлана попыталась встать и облегченно вздохнула, убедившись, что ноги, наконец, стали послушными и достаточно устойчиво держали. Катерина покинула диванчик и подошла к ней. Взяла под руку.
— Давай покажу тебе этот особняк.

Свистнув псу, Светлана быстро спустилась по изогнутой дугой лестнице на первый этаж. Его почти полностью занимал огромный зал. Лишь несколько дверей по бокам вели в кладовые и подвал. Особняк был двухэтажный, с мансардой, но её никто не посещал и не занимал, она венчала жилой комплекс пустотой и заброшенностью. Второй этаж с многочисленными комнатами был самым оживлённым участком в доме. Отсюда и слетел молнией вслед за девушкой, угольно-чёрный пёс. Жители близстоящего городка поначалу шарахались от этого «чудовища». Но день за днём, встречая его рядом с прогуливающейся девочкой, они привыкли видеть в нём неизменного спутника и защитника, тем более что пёс был в наморднике и на поводке.
Распахнув створки дверей, Светлана вышла на улицу. По бокам лестницы, что начиналась от входных дверей, сидели высеченные из мрамора львы. Спустившись по ступенькам девушка ступила на землю, рядом приплясывая, перебирал лапами пёс. Потрепав его за загривок, она направилась к проходящей в сотне метрах от дома, дороге. Её нельзя было назвать оживлённой трассой, но транспорт ходил и довольно часто.
Выйдя на обочину, Светлана медленно двинулась вдоль дороги, направляясь к городу. Что-то похожее на лес отделяло усадьбу, в которой она жила, от домов которые сливаясь с окраиной города, становились его частью.
Пёс постоянно исчезал в кустарнике вынюхивая и выискивая, а то и вовсе терялся между деревьев, появляясь лишь, когда его позовут. И на этот раз он куда-то запропастился, девушка же шла по трассе, погруженная в свои мысли не беспокоясь его отсутствием.
Вот уже несколько недель прошло с тех пор, как они обосновались в этом районе. Катерина и Валентин на четвертой день пребывания сказали всем «адью», и уехали, как они путешествовать автостопом. Приглашали с собой и девочку, но она отказалась, решив что третий лишний в столь премилой компании. В особняке стало совсем тихо и лишь под вечер, вся компания собиралась возле камина в одной из комнат, облюбовав её из всех остальных.
Убийство льва произвело впечатление на Амона, и он освободил девочку от каждодневных тренировок, дескать, действуй на своё усмотрение. Действуя на своё усмотрение, Светлана каждый день выходила из дома погулять с псом, последний с восторгом воспринимал такие прогулки. Иногда они просто гуляли по лесу выдумывая для себя забавы, а иногда выходили в город, как и сейчас.
Светлана остановилась, ожидая пса нырнувшего в кусты. Через несколько секунд он вылез, чихая и отряхиваясь. Бросив взгляд на ожидавшую девушку, снова погрузился в кусты. Зарывшись в него мордой, упираясь лапами, принялся что-то усиленно вытягивать. Рыча и дёргая, он, наконец, вытащил корягу с руку толщиной и длиной с полметра. Светлана с интересом смотрела, что же он будет делать. Схватив корягу зубами, пёс огромными прыжками направился к ней. Хитро поблескивая алыми глазами, собака концам дубины ткнула в руки девушки. Догадавшись, что тот от неё хочет, Светлана, взяв из пасти палку, метнула её в рощу. Забуксовав на месте, пёс рванул за ней. Через несколько минут он появился, порядком запыхавшийся, но дубинка была при нём. Продолжая идти к городу, Светлана снова бросила палку, и снова пес с восторгом метнулся за ней.
Когда же показались первые дома, девушка несмотря на возмущение пса, надела намордник и поводок. Собака и так страшна и нечего было пугать людей его клыками. Немного поворчав, пёс покорно пошёл рядом, приминая траву лапами величиной с человеческую ладонь.
В этой стороне города девушку уже знали. Неизменная чёрная одежда и чёрная собака делали её приметной.
Двое копавшиеся на приусадебном участке подошли к изгороди, чтобы поздороваться с ней.
— Хеллоу, Света! — махнула рукой женщина, искажая её имя почти до неузнаваемости. — Заходи к нам, посмотришь какие изумительные цветы нам удалось вырастить в этом году.
— Да, да, — согласился с ней мужчина, — Заходи, посидим за чашечкой кофе. Кстати, ты не в курсе, что ночью в городе произошло?
— Нет, а что случилось? — заинтересовалась девушка, подходя к ним поближе.
— Какие-то хулиганы церковь подожгли, — негодующе всплеснула руками женщина. — Когда пожарные приехали, от неё уже ничего не осталось. Вероятно, облили бензином, прежде чем поджечь.
— Обошлось без жертв? — забеспокоилась Светлана.
— Слава Богу! Никто не пострадал. Но теперь нам придется ходить в другую, я так привыкла к нашей, — пожаловалась женщина, — Ты видела её? Какая была замечательная, и священник был хороший.
— Ничего, соберём пожертвования, отстроим новую, — успокаивая жену, сказал муж. Посмотрев на смирно лежащего у ног девочки пса, сказал: — Как не посмотрю на это животное, сразу любопытства разбирает, чем оно питается? Конечно, не моё дело, но не людоед ли он у тебя? — последнюю реплику мужчина проговорил полушутя.
Светлана улыбнувшись в ответ, пожала плечами.
— Честно? Не знаю. Не я его кормлю, так что вполне возможно питается он и человечиной.
Мужчина громко рассмеялся, оценивая чувство юмора.
— Может зайдешь? Мы больше не будем пытаться накормить собачку.
— Нет. Спасибо. Я пройдусь намного.
Женщина улыбнулась.
— Тогда на обратном пути заглядывай.
Ничего не ответив Светлана помахав рукой, потянула собаку за поводок. Неделю назад у этой семьи пропал ребёнок, и только тонкий нюх пса, помог отыскать его в глубокой яме. Правда, потом Светлане пришлось выслушать выговор Амона, и тихие насмешки Юма, а пёс в тот день остался голодным. Но это были мелочи. Сейчас их сын находился в больнице с переломом ноги и сотрясением мозга, но дело явно шло на поправку. А упоминание мужчины о собаке, было просто воспоминанием о первой и последней попытке накормить пса в знак благодарности. Тогда отец ребенка отделался испугом и прокушенным запястьем. Он с пониманием отнёсся к такой дрессировке, и после этого заговаривал со Светланой, лишь через ограду или убедившись, что на собаке прочный намордник. Какими бы они не были приветливыми, Светлана сторонилась их дома,
Недовольство Амона могло далеко пойти. Возможно, сожженная церковь работа её знакомых, но может и дело рук людей, не всё же списывать на дьявола. Люди тоже не ангелы!
Светлана свернула на дорогу, ведущую к колледжу. Невдалеке от него была расчищенная площадка, вокруг которой как на стадионе, стояли трибуны для зрителей, высотой в одиннадцать ступенек, ступеньки же служили скамьями для сидения. Некоторые скамьи были заняты. Человек тридцать с увлечением наблюдали за игрой, происходящей на этом поле. Свободных мест оставалось предостаточно, и девушка присоединилась к зрителям, сев на нижнюю скамью и посадив у ног пса.
Шла игра с непонятными ей правилами. Игроки были в защитных шлемах, а широкие наплечники придавали им фигуру Геркулеса. Мяч был вытянутым, как дыня, и за него всё время сражались в прямом смысле слова. Стоял грохот ударов.
Восторженные крики. Возникали целые кучи барахтающихся друг на друге игроков как «своих» так и соперников. Впервые Светлана увидела наяву «американский футбол». Точнее, она его видела по телевизору. Но в реальности никогда.
Всего комментариев: 0
avatar
15
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0