Главная » 2016 » Май » 1 » Визит Глава шестая (2 часть)

Визит Глава шестая (2 часть)

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 01.05.2016 в 15:54
Материал просмотрен: 107 раз
Категория материала: Фэнтези
К материалу оставлено: 0 комментариев
Светлана, волнуясь спросила:
— Сир, Амон не причинит вреда Лэнсу?
— Нет, — сказал Дорн. — Он ничего не сделает. Этот парень, интересный человек, он пытается чёрную магию обратить в добро, у него ничего не выйдет. Чёрная магия на то и чёрная.
Дорн щёлкнул пальцами. Чашки и лишнее кресло исчезли.
Сложив руки на столе и облокотившись о них, Светлана спросила:
— Сир, как долго будет ходить по океанам корабль? Когда придёт конец путешествию?
Ласково посмотрев на девушку Дорн, ответил вопросом на вопрос, и дружелюбие прозвучало в голосе:
— Ты устала от путешествия? Хочешь покинуть мир людей?
— Нет, сир! — испугалась девушка. — И путешествие интересное, и покидать мир людей я тоже не спешу. Просто, когда судно придёт в свою последнюю гавань… — не договорив, девушка потупила взгляд.
Дорн закончил мысль:
— И может тогда, мы расстанемся? Ты это хотела сказать?
Получив в подтверждении кивок, Дорн сказал:
— Это зависит не от меня.
— Сир? — удивлённо вскинула глаза Светлана.
— Да. Не от меня, — повторил Дорн. — Вероятно, я поступил несколько опрометчиво, отдав тебя Амону, не исключено что сейчас действовал бы иначе. Но я не меняю своего решения. Амон решает. Единственно, что я тебе гарантирую.
— Да? — оживилась девушка.
— Так это то, что с нашей компанией, ты расстанешься нескоро. Возможно - никогда.
— Спасибо, — горькая ирония скользнула в её голосе.
Наклонившись к Светлане, Дорн спросил:
— Чем же мы не угодили? Почему страх живёт в твоей душе? Амон добр к тебе. В чём дело?
— Вы убиваете людей, — пробормотала девушка, уводя глаза в сторону.
Дорн, откинувшись на спинку кресла, сцепив руки на груди, с любопытством посмотрел на своего собеседника. Внезапно появился Амон.
— Доставлен на место, сир, — с почтением произнес он сев в кресло.
Дорн пошевелился, направив руку ладонью вверх на Амона, спросил:
— Амон, почему ты убиваешь?
— Магистр! — воскликнул удивлённо Амон. — Я убиваю тех, кто заслужил это.
— Каждый получает по заслугам, так? — уточнил Дорн.
— Натурально так, — удивление всё ещё сквозило в голосе дьявола.
— Ты не тронул Лэнса?
— На что он мне сир? — развёл руками Амон, — Проучить не помешало бы, а так зачем?
Дорн повернулся к молчаливой девушке. Она не поднимая глаз, усиленно разглядывала свои пальцы.
— Как видишь, обошлось без убийства.
— Сир? — снова удивлённо воскликнул Амон, не совсем понимая, что тут в его отсутствие произошло. Почему Хозяин как будто отчитывается?
Заметив его замешательство, Дорн сказал:
— Мы пытаемся разобраться в смысле жизни и смерти. Светлана утверждает, что убийства тут совершаются постоянно и хладнокровно. С последним я согласен. Возможно, даже кое-кто получает удовольствие убивая, но наши жертвы, как правило люди вставшие у нас на пути. Бросившие вызов.
Поразмыслив, Светлана соглашаясь кивнула:
— Хорошо, вероятно кто-то и виноват, что бросил вызов, отлично зная кому. Но души… Зачем вы забираете у людей души, отправляя их в небытие?
Дорн хищно улыбнулся. Разведя руками, весело сообщил:
— Они сами отдают их нам. Мы ничего не можем сделать с человеком, если он добровольно не впустит нас к себе. Все сделки заключаются с их согласия.
— Люди просто не понимают насколько всё серьезно.
— А мы не обязаны оценивать интеллект и проводить разъяснительные работы, — съехидничал Амон, противным гнусавым голосом, а дальше уже обычным: — Всё происходит, так как должно быть.
— Водитель, которого Вы спалили? Тоже «должно быть»? — поинтересовалась девушка, вспомнив ночную скачку по облакам.
— В тот вечер, он всё равно не доехал бы до города. — Откинувшись назад и сложив руки на груди, Амон с удовольствием сообщил девушке, — он налакался до «чертиков» и следующий поворот, был бы для него роковым. Я только помог ему, подсобил в дороге, — ухмыльнувшись, с иронией добавил: — Не исключено, что я оказал ему милосердие.
— Чем же? — с той же иронией поинтересовалась Светлана.
— Не встань я у него на пути, валялся бы он в кювете с переломами ног, а горящая машина медленно бы его поджаривала. Он молил бы о смерти, которая задержалась бы до утра. В тот вечер автострада пустовала, машины шли в объезд.
— Не скажу, что Вы меня убедили, но какая-то логика здесь есть, — неуверенно произнесла девушка, все ещё обдумывая сказанное. Посмотрела на Дорна. — Сир, вчера особняк посетила толпа линчевателей. Вы отпустили их? Они живы?
— Нет, — жёстко ответил Дорн, сверкнув глазами, заметил: — Они пришли драться, а у русских есть такая поговорка: «Кто придёт с мечом, тот от меча и погибнет». Очень актуально, не правда ли? — засмеялся Дорн. — Город почувствует величие сил Зла, и впредь поостережется бросать вызов.
— Угу… — хмыкнула девушка, то ли выражая согласие, то ли ставя под сомнение слова Дорна. — Сир?
— Иди, — махнул рукой Дорн, — Катерина в кают-компании уже извелась, похоже ей необходимо высказаться. Рассказать о своих приключениях. — Дорн улыбнулся, — Спасай Юма.
Светлана встала из-за стола, недоумевая что хотел сказать Дорн последней репликой. Но, не успев спросить, очутилась в кают-компании. То, что она увидела, прояснило слова Дорна.
Юм и Барон играли в бильярд. Рядом стояли Катерина и Валентин. Валентин «болел» за Барона, а его подруга за кота. Но большой удачи коту, это не приносило. Отвлекая от игры, Катерина что-то нашептывала, негодуя, что он её не слушают. И тут же. Противореча самой себе, корила его за неудачный удар. На Юма было жалко смотреть, таким растрепанным и взмыленным он был.
Тихо посмеиваясь, Барон легко загонял шары в лузу, не оставляя Юму ни единого шанса на выигрыш.
— Светик! Наконец-то ты появилась! — воскликнула Катерина, оставляя в покое Юма (тот только облегчённо вздохнул).
На всякий случай, чтобы подстраховаться, Юм сказал:
— Катя, вот ей можешь всё рассказать.
Барон с ним не согласился:
— Нет, так не хорошо. Нужно дослушать до конца. А если Катерина для Светланы начнет с самого начала, Юм готовься выслушать всё во второй раз.
— Увольте! — провыл Юм, оставляя игру скрылся за стойкой бара.
Изер потёр ладони:
— Будем считать, что я выиграл.
— Это ещё почему? — возмутился Юм откуда-то из-под стола. Голос прозвучал глухо и тревожно.
— Мы ещё не доиграли, а ты смылся. На поле остался победитель, — торжествующе возвестил Барон.
— Нет, так никуда не годится! — новый крик Юма сотряс воздух, заставляя звенеть посуду в баре. Вопль утих, но звон стекла продолжал звучать. Спокойный деловой тон из-под стола, голосом Юма возвестил: — Сейчас приму для успокоения нервов. И я ещё покажу, как нужно играть.
— Ой, ли? — глумливо воскликнул Барон, в изумлении поднимая брови, цитатой высказывая своё сомнение: — «Свежо предание, а верится с трудом».
— Сейчас поверишь, — пообещал кот, покидая бар и решительно вышагивая к бильярдному столу.
— Что сейчас будет! — пропела Катерина, с восторгом и восхищением наблюдая за Юмом. — Давай котик, покажем им класс!
— Щас… — с пафосом отозвался кот, неуклюже взбираясь на стол. Взяв кий, поплевав на лапу с опытностью «морского волка», проверил направление ветра, на что Барон не смог сдержаться, чтобы не съехидничать.
— Ты что, катапультировать будешь?
Гордо проигнорировав провокационную реплику, Юм ловким ударом загнал шар в лузу. Подбоченясь, торжествующе обернулся к Барону, гордо сказал:
— Знай наших! Какой удар, шик!
— Удар неплохой, — согласился Барон. — Но очередь-то была моя!
— Не может быть, — не поверил кот. Умоляюще посмотрел на Валентина, ожидая его поддержки.
— Он прав, Юм, — кивнул Валентин. — Была его очередь.
— Ну, всё против меня! — негодуя, воскликнул кот. — Даже в такой мелочи… и то не повезло! — глазами полными невысказанного горя повернулся к Катерине. — Катюша, — убитым голосом сказал он. — Рассказывай…Что там было дальше?
— Да ладно уж, живи, — смилостивилась Катерина. — Потом как-нибудь, на досуге.
— Это уже другое дело! — снова оживился Юм. — Приятно когда идут тебе навстречу, — повернулся к Барону. — Изер, давай ещё одну партию?
— Нет. Мухлевщик, — покачал тот головой, протягивая Валентину кий, предложил: — Сыграй-ка ты с ним.
— О, Валентина я в два счёта, — радостно подскочил Юм.
— То-то помниться кто-то совсем недавно так душещипательно мяукал, — съехидничал Барон.
— Не помню, — вредным голосом возразил Юм, но, судя по морде, он всё прекрасно помнил.
— О’Кей! — согласился Валентин. — Этому слову я научился у американцев, похоже без него не обойдётся ни одно слово, — обращаясь к коту: — Будем играть на «мявки»? Проигравший мяукает?
— Нет, — живо возразил кот. — Проигравший лает.
— Воля ваша, — пожал плечами Валентин.
— Я смотрю, репертуар Юма богатеет, — весело рассмеялся Барон. — Мяукать научился, теперь пробует себя в роли пса. Друзья! Вы когда-нибудь видели лающего кота? Шизик. Нужно будет позвать Пса, пусть составит нашему Юму компанию. Дуэтом, оно-то лучше выйдет.
Весело смеясь, Катерина возразила:
— У Пса голос пропадет от такого чуда. Юм! Давай выигрывай, не то будет у собаки шоковое состояние, а нервы живым существам беречь надо!
— А я… Я не живое существо? — взвился Юм. — Вы подумали, каково мне будет лаять?
— Сам предложил, — напомнил ему Валентин.
— Да, и поэтому мне просто необходимо выиграть. Валентин, ты мне поможешь? — скромно потупил очи, Юм.
— Подыграть что ли? — уточнил Валентин.
— Я б так не сказал, — заюлил кот. — Но, нечто похожее не помешало бы.
— Посмотрим, — неопределенно ответил Валентин, устанавливая шары на столе.
— Светлана, — позвала Катерина, усевшись за маленький столик. — Присоединяйся. Могу поклясться, сегодня ты ещё не ужинала. Закатим маленькую пирушку?
— Вы не против, если я присоединюсь к вам? — полюбопытствовал Барон, не дожидаясь приглашения, рухнул на стоявший поблизости стул.
— О чём речь? — удивилась Катерина, заказывая попутно еду. К ней подключился Барон и вскоре стол ломился от яств.
— А я? — раздался обиженный голос Юма.
— А ты играй и выигрывай, — отозвался Изер, даже не потрудившись повернуть голову к Юму. — Держи спортивную форму.
— Держу, — уныло согласился кот и с яростью ударил по шару.
— Так-то лучше, — заметил Барон кому-то за спиной. В ответ прозвучал ещё один удар кия.

Над океаном быстро сгустилась тьма, и ночь вступила в свои права.
Холодные звёзды щедро усыпали небо, а млечный путь белой лентой опоясал невидимый горизонт. Волны плавно покачивали корабль, всё было погружено в первозданный покой. Мир и тишина царили здесь.
В кают-компании, назревали «великие события». Юм, несмотря на свои обещания, катастрофически проигрывал, и Барон не скрывая злорадства уже крутился поблизости, в предвкушении «шоу».
Светлана не пожелавшая наблюдать экзекуцию кота, посмотрев в окно, решила выйти на палубу, подышать свежим воздухом. Катерина была другого мнения и с интересом ожидала развязки игры.
Ступив на палубу, Светлана направилась к носу судна, невольно поёжившись от охватившего ощущения одиночества, казалось, весь мир развернулся перед ней в образе безбрежного океана. Были лишь небо, вода, лёгкий ветер и она.
Светлана не сразу заметила, что на носу уже кто-то есть. Неподвижная темная фигура и возле неё, поменьше на полу. Последняя зашевелилась и два огненных глаза уставились на девушку.
Вздрогнув, Светлана только через некоторое время узнала Пса, а рядом по-видимому, стоял Амон.
Широко зевнув, Пёс снова уткнулся в сапог хозяина, на что тот даже не отреагировал, он стоял не двигаясь, устремив взгляд вдаль. От его неподвижной фигуры веяло одиночеством, которое девушка совсем недавно ощутила на себе. Поколебавшись пару секунд, она подошла к нему и встав рядом с наслаждением подставила лицо солёному, встречному ветру.
Они так и стояли молча глядя вперед, по курсу корабля, вдыхая ночной ветер, наполненный запахом океана и уносясь мыслями в неизвестность.
Прошло несколько минут, прежде чем Амон пошевелился. Его горячая ладонь опустилась на плечо девушки, слегка прижав её к себе. Не сопротивляясь она лишь глубоко вздохнула, удивляясь охватившему её новому чувству, оно было приятным и волнующим. Невольно поддавшись ему, девушка прижалась к Амону, словно ища у него защиту.
Завозился Пёс в поисках более удобного местечка и затих, найдя его под ногами девушки и Амона. И снова тишина окутала мир, и только тихий плеск волны еле слышно нашёптывал свою мелодию.
Светлана не знала сколько прошло времени, может час, а может вечность, когда над горизонтом появилось множество огней. Они приближались.
Через некоторое время стало ясно, что это огромный лайнер, держащий путь к берегам Америки.
Светлана бросила вопросительный взгляд на Амона. В кромешной тьме его невозможно было разглядеть, но Амон то ли поймав его, то ли уловив движение, ответил на незаданный вопрос:
— Нет. Он не из Ливерпуля. С ним ничего не произойдёт. Мы разминёмся с ним.
— Но, почему вам нужен именно из Ливерпуля? — удивилась девушка.
— Он нам не нужен, — прозвучал безразличный ответ. — Просто, наши пути пересекутся в Саргассовом море.
— Это что-то значит? — не поняла его девушка.
— В этом море полно водорослей, а мы идём в другом измерении, влияя на физические законы этого мира, — пояснил Амон, по-видимому догадавшись, что эта информация ей ничего не даёт, попытался объяснить: — Саргассово море, очень чутко реагирует на любые изменения. При прохождении через него в другом измерении мы вызываем сверхнизкие инфразвуковые колебания. Даже если человек будет далеко от нас, он всё равно ощутит наше присутствие. Почувствует неописуемый ужас, дикую головную боль.
— Если он окажется рядом? — со страхом прошептала девушка. — Что с ним произойдет?
— Ослепнет, сойдёт с ума, умрёт, — спокойно перечислил Амон возможные последствия.
— Есть возможность избежать этой участи?
— Обойти на порядочном расстоянии, и они отделаются лёгким испугом, или покинуть измерение, в котором мы сейчас.
— Так просто? — удивилась девушка. — Так в чём дело?
— Они-то не знают в чём дело, — резонно заметил Амон.
— «Летучий голландец» может отойти в сторону.
— Дорн не уступит дороги смертным, — с гордостью сказал Амон. — Корабль из Ливерпуля обречён. Но тут вышла маленькая проблема.
— В чём? — заинтересовалась девушка.
Не отрывая глаз от океана, Амон с неохотой произнес:
— Когда ты покинула Дорна, нас посетил посланец. Яхве послал его к нам.
— Кого? — не поняла Светлана.
— Гавриил, — с усмешкой произнес Амон. — Это он почтил нас своим присутствием, разумеется не по собственной инициативе.
— Зачем?
— Хороший вопрос, — согласился Амон. — Они волнуются о ребёнке. Мальчике пяти лет…
— Что вы с ним сделали? — испугалась девушка и попыталась заглянуть в лицо, но сгустившаяся тьма не позволила это сделать.
— Ещё ничего, — успокоил демон. —Чисто случайно и неожиданно, наперекор всяким законам, он оказался на судне идущем из Ливерпуля. Теперь история целой страны зависит от нашего решения. Он не должен был быть там и, тем не менее, он там. Видишь, и в «Книге судеб» встречаются казусы.
— Как поступит Дорн?
— Он удовлетворит Его просьбу. Малец будет доставлен на место своего отправления и судьба пойдёт по начертанному.
— Остальные пассажиры?
— Остальные пойдут на дно, может быть, если достаточно близко подойдут к «Летучему голландцу».
— Разве звук может влиять на судно?
— Вполне, возможен резонанс корпуса самолета и судна. Возможно и их разрушение.
— Вы говорите как академик, — с уважением заметила Светлана. — Вы много знаете?
— Всё, — отрезал Амон. — Я знаю всё. Я больше чем академик. По отношению к людям я – гений, уникум.
— Оно и видно, — вздохнула девушка, но без юмора. Она признавала его право так говорить. — Можно к Вам обратиться как к «мужу науки»?
— Обращайся, — весело разрешил Амон. Но головы не повернул и взгляда от океана не отвёл.
— Почему пропадают суда? Ведь не каждый же год вы проплываете Саргассово море?
— Очень редко, — согласился Амон. — Но, в этом море часто возникают водяные вихри, гигантские по своим размерам, они способны поглотить одиночное судно. Ещё существуют пираты, нападающие на корабли и их экипажи. После грабежа, их просто топят. И здесь же, сворачивается время и суда теряются в нём.
— Много людей на лайнере из Ливерпуля?
— Достаточно чтобы взволновать мир, — усмехнулся Амон.
— Ужасно, — прошептала девушка.
Амон, наконец повернул голову и внимательно посмотрел на неё.
— Что здесь ужасного? — спросил он. — Когда умирает человек в возрасте ста лет, для вас это вполне нормально. Жалко, конечно, но так и должно быть. А тут, что-то ужасное. Не вижу разницы.
— Сто лет большой срок. Но на этом лайнере будут дети. Им-то каково, безвременно уйти из жизни, да ещё насильственным путём?
— Скажешь тоже «безвременно», — насмешливо фыркнул дьявол. — Всё происходит в свой срок. Кто-то из них прошёл свой жизненный путь и уже окончательно готов войти в мир света или в мир тьмы. Некоторым будет дан шанс. И они возродятся заново.
— А если и во второй раз готовы не будут? — заинтересовалась девушка.
— Значит будет ещё один, — рука, лежавшая на плече девушки дрогнула, похоже, Амон пожал плечами отвечая на вопрос. — В этом мире нет случайности.
— А пятилетний мальчик? — вспомнила Светлана.
— Ситуация будет исправлена. Но, даже если это и оставили бы без изменения, то история замедлив свой ход в корне не изменится. Что предначертано, да сбудется!
— Судьба людей, которых Вы убили, тоже «предначертана»?
— Нет. В моих силах менять судьбу. Но, в конце концов, они всё равно попадают туда, куда положено.
Амон замолчал, разглядывая огни приблизившегося к ним корабля.
Стали доноситься голоса людей, веселая мелодия вальса. Находясь на борту чуда техники, стального гиганта, люди не опасались стихии, весело проводя время не подозревали, что совсем рядом, притаился «ковчег» Зла и ужаса ночи. А сам Хозяин Теней наблюдает за ними с любопытством антрополога и экспериментатора, как пересытившийся удав с бесстрастием смотрит на кружащихся поблизости кроликов, зная, что придёт и его время.
— Я смотрю, ты совсем продрогла, — прерывая размышления Светланы, прозвучал голос Амона. Обняв её второй рукой он на несколько мгновений прижал к своей груди и отпустил. Но за эти секунды, девушка ощутила тепло его тела. Исчез холод и сердце непонятно почему, забилось сильнее. Ей было тепло и хорошо.
— Иди в каюту, — отстраняясь, сказал Амон, и дружеские нотки прозвучали в голосе.
— Можно мне ещё постоять рядом? — неожиданно даже для себя, попросила девушка.
— Оставайся, — ответил Амон, и не скрываемое удивление послышалось в ответе.
Он снова положил ладонь на плечо девушки. Полуобняв, Амон замер, устремив взгляд вперёд, подставляя лицо крепчающему ветру. Светлана стояла рядом, прижавшись к его боку, провожая глазами удаляющиеся огни океанского лайнера. Пёс, смачно и шумно зевнув, привалив боком к ногам пассажиров, снова погрузился в сон, не замечая значительного похолодания воздуха.
А двое ещё долго стояли на носу судна, смотря вперед, погрузившись в свои мысли и воспоминания.
Первой шевельнулась девушка. Осторожно освободившись от руки обнимающей её плечи, уводя глаза в сторону, полувопросительно сказала:
— Пожалуй, я пойду.
— Иди, — согласился Амон, сложив руки на груди.
Пёс недовольно заворчал, когда пара ног согревающих бок покинула его. Плотнее прижавшись к ногам хозяина, Пёс принялся досматривать прерванный сон.
Бросив короткий взгляд на собаку, хозяин сказал, обращаясь к ветру:
— Люди странные создания, непредсказуемые, разные. Недаром у них существует выражение: «познай себя самого». Вероятно, они сами для себя загадка.

В своей каюте Светлана прежде чем заснуть, долго и пристально смотрела на играющий огонёк свечи. Затем, тихо прошептала:
— Боже! — вздрогнула от реакции клейма на этот призыв и продолжила: — Ты дал мне разум, но, почему не дал ума?
Задув свечу и закутавшись в шкуру чёрной пантеры, посмотрев в темноту, добавила:
— Я чувствую, что меняюсь, и ничего поделать не могу. И… не хочу?
Последнее слово произнесла полувопросительно, словно открывая в себе что-то новое, неожиданное.
Заглянувшее в окно утреннее солнце, разбудило сладко спавшую девушку. Потянувшись всем телом, она спрыгнула с кровати, попутно подумав, что не помешало бы спуститься в спортзал и немного позаниматься. Без тренера зомби, тренировки стали более приятными.
За закрытой дверью послышалось шумное дыхание и царапанье. Подойдя к двери, Светлана впустила рвущегося к ней Пса. Придерживаясь установленного ритуала, Пес, прежде чем запрыгнуть в кресло и умиленно смотреть оттуда на девушку, поднявшись на задние лапы, вылизал лицо, несмотря на её недовольство. Расположившись в кресле, пёс терпеливо дожидался, когда она приведёт себя в порядок, и уже вместе они покинули каюту.
Сегодня, как пёс не рвался в кают-компанию, ему пришлось потерять некоторое время в спортзале с удивлением наблюдая за девушкой. Вместо того чтобы идти в кают-компанию и хорошо позавтракать, она занималась чёрт знает чем! С точки зрения собаки эти прыжки, бег, отжимания были пустой тратой времени. Гораздо приятнее было лежать возле тёплого камина, конечно если он имеется в наличии, или у чьих-нибудь ног, или по крайней мере играть с мячом. А так, очередная человеческая причуда. Наконец, к великой радости пса, девушка направилась в нужную сторону.
В кают-компании за низеньким столиком, среди зелени щедро заполнившей помещение сидели Барон и Юм, и с азартом резались в карты. Пёс, оставив девушку, рванулся к игрокам. С размаху налетел на Юма, кубарем полетел в кусты, оставляя за собой перевернутый табурет и недовольного кота под ним. Барон, отложив карты, с видимым удовольствием разглядывал учиненный псом разгром. Повернулся к дверям:
— Светик! Мое почтение, — приветствовал он девушку, вскакивая с табурета. — Заходи, заходи. Отличное начало дня, не правда ли? — многозначительно посмотрев на кота и подмигнув ей, заметил он. Светлана, проследив за его взглядом, не смогла не признать, что день начат довольно-таки необычно, а для кое-кого может быть даже печально. Чего не скажешь о собаке. Выбравшись из кустов, что были расставлены по всей кают-компании, уперевшись лапами о перевернутый табурет, он пытался вытянуть лежащего под ним, возмущенно вопящего кота. Разумеется, его попытки были безуспешными. Прижатый табуретом и весом пса кот, был надежно припечатан к полу. Но, похоже, не это так беспокоило Юма.
— Изер! — вопил он. — Сейчас я отделаюсь от собачки. И, не смей подглядывать в мои карты!
К великому изумлению пса, жертва исчезла из-под его лап и возникла на столике.
Приглаживая встопорщенную шерсть, кот с подозрением поглядывал на Барона. Придирчиво осмотрев свои карты, он остался довольным.
— Светлана, — с запоздалым достоинством произнес он. — Я рад тебя видеть, но убери пса! — последняя фраза не вышла, он снова перешел на крик отчаяния. Пёс снова дотянулся до кота и стаскивал его на пол за хвост. Неизвестно почему собака воспылала к нему «любовью», Светлана подозревала, что всё дело было в чрезвычайной эмоциональности Юма. Пёс был в восторге от его воплей.
Присаживаясь у бара, подзывая пса к себе, она поинтересовалась:
— Куда Катерина запропастилась? Не поверю, что она спит.
— Правильно сделаешь, — отозвался Барон, продолжая прерванную партию. — Они с утра, раннего, нужно заметить, на носу судна ошиваются.
— Зачем? — заинтересовалась девушка. — И кто «они»?
— Разумеется она и Валентин. Пытаются линию разглядеть, — разглядывая карты, сказал Юм.
— Какую линию? — повернулась к Юму Светлана.
— Какую, какую, гипотенузу или катета, — вредным голосом ответил Юм, вероятно он ещё был обижен на Пса.
— Ничего не понимаю, — созналась девушка.
—Чего тут понимать. Треугольник они ищут.
— Не слушай его Светлана, — цыкнув на кота, сказал Барон. — Катерина и Валентин Бермудский треугольник ловят.
— Разве он видимый? — удивилась девушка.
— Как очутимся в Саргассовом море, значит мы где-то рядом с треугольником.
— Пожалуй, и мне следует посмотреть на эту гипотенузу, — улыбнулась девушка, покидая бар.
— Пожалуйста, пожалуйста, — с готовностью согласился Юм, и тут же прежде чем она скрылась за дверью, добавил: — Пса прихвати. Может он наконец, надумает сигануть за борт?
— Как бы потом тебя не отправили вслед за ним, — усмехнулся Барон.
Юм забеспокоился. Провожая взглядом собаку, спросил:
— Почему?
— Решат, что твоя работа.
— Да? — глубоко задумался кот. — А как сделать, чтобы не догадались?
— Спроси у Амона, — насмешливо фыркнул Барон.
— Спасибо, подсказал, — с иронией поблагодарил Юм. С опаской оглянувшись, поставил опрокинутый табурет к столу.
Катерина и Валентин действительно находились на носу судна. Но не у борта разглядывая океан, а в шезлонгах, разглядывая журналы, проигнорировав стоящие неподалеку удобные кресла.
— Светлана, ты только послушай! — воскликнула Катерина, вычитав что-то из журнала.
Увидев подошедшую к ним девушку, Катерина не смогла не сдержать удивленный возглас. Повернувшись к сидевшему рядом Валентину, сказала:
— Милый, это и тебя касается.
— Да? — удивился Валентин, откладывая журнал и выжидающе смотря на Катерину. Светлана в свою очередь, облокотившись о перила, ждала, что скажет подруга.
— От цветных телевизоров развивается импотенция! — возвестила Катерина, назидательно посмотрев на Валентина.
Тот явно заинтересовался:
— Какой процент вероятности?
— Что-то около тридцати процентов, — отыскала в статье Катерина.
— Серьёзно, — улыбнулся Валентин. — Но ты же не думаешь, что я попаду под эту статистику? И потом, может это очередная «утка»?
— Кто знает… — неопределённо протянула Катерина, окидывая Валентина оценивающим взглядом. — Ты с Юмом постоянно ошиваешься у «ящика». Смотри, вылезет боком, — пригрозила она, но весёлые искры так и сияли в глазах.
Валентин серьёзно заметил:
— Предположим не «постоянно», а лишь пару раз. А вот насчет Юма, я с тобой согласен. И что он нашел в нём? Ведь он и так может узнать, где и что происходит. Впрочем, я догадываюсь. Видеофильмы.
— Ну, а ты что там нашёл? — полюбопытствовала Катерина. — Ты мне не рассказывал. Небось, на раздетых барышень пялились? — дотянувшись, она ласково потянула его за ухо. Тот перехватив руку, поцеловав кончики пальцев, ответил:
— Нет, Катенька. Соревнования по боксу смотрели. Красивое зрелище, не оторвёшься.
— Вот ещё развлечение! — весело фыркнула Катерина. — Попроси Светлану, она и похлеще покажет.
— На ком? — осведомился Валентин.
— На тебе и покажет. Будешь не только зрителем, но и участником, — рассмеялась Катерина. — Незабываемые ощущения.
— Да, уж, — неопредёленно сказал Валентин и снова уткнулся в журнал.
— Катерина, а когда мы войдём в Саргассово море? — спросила девушка, бросая взгляд за борт.
— По идее мы уже там. Но изменения увидишь позже, — охотно ответила Катерина.
Оставив шезлонг и журнал на нём, подошла к Светлане. Окинув взглядом океан, с наслаждением вдохнула воздух всей грудью.
— Замечательно, не правда ли? — повернувшись к девушке, спросила Катерина. Не дожидаясь ответа, нагнувшись потрепала «гриву» суетившегося рядом Пса. — Похоже, ты единственный из всех пассажиров, с равнодушием относишься к путешествию.
В ответ Пёс потёрся мордой о руку Светланы. Оставив её, направился прочь, в сторону кают-компании.
Катерина и Светлана, молча, проследили за его перемещениями. Спустя полминуты до них донесся крик Юма полный возмущения и ярости. Переглянувшись, они весело рассмеялись.
— Юм не скучает, — заметила Катерина и прозвучавший вслед за её словами звук бьющейся посуды, только подтвердили замечание. Услышав его Катерина, покачав головой, добавила: — И не надоедает же ему валять дурака! Ведь он умнее любого человека, а кривляется, должно быть это развлекает Дорна.
Валентин оторвавшись от журнала, внимательно посмотрел на подругу.
— У Дорна много поданных, но только эту тройку он и примечает, —сказал он.
— Почему? — удивилась Светлана. — Разве они отличаются от других? — поправилась: — Я думаю, есть же и другие?
— Есть, — кивнул Валентин, и Катерина соглашаясь, склонила голову. — Но те мелкие бесы, а эти, — Валентин многозначительно посмотрел на девушку. — Дьяволы с большой буквы.
— Неужели? — удивилась девушка.
Катерина пояснила:
— Они - Высший разум, но с другой стороны. Скажем, его негатив.
— Я б не сказал, что они изверги, садисты, — осторожно возразил ей Валентин. — Вспомни, они помогли нам. Не всегда их появление несёт людям вред. Они поддерживают людскую жестокость, но сами иной раз, проявляют и снисхождение.
— Валентин согласись со мной, что Добро и Зло довольно-таки трудно определить. Это, просто, разуму не под силу. Не под силу ему и разделить это. Ведь не зря же существуют древнекитайское понятие Инь-Янь, как полярные первоначала, тёмное и светлое. Заметь: в тёмном есть и светлое пятно. Соответственно и в светлом есть тёмное пятно. Невозможно провести чёткую границу.
Треск разбившегося стекла, прервал Катерину. Подобно собеседникам она с удивлением посмотрела на поток сыплющихся осколков стекла. Из разбитого окна кают-компании вылетело блюдце и очертив дугу, исчезло в водах Атлантики. Спустя несколько секунд, вслед за первым, последовало второе. С усмешкой Валентин заметил:
— А ещё говорят, что летающих тарелок не существует.
Заинтригованная столь необычными явлениями Катерина направилась в каюту, потянув за собой Светлану. Валентин пристроился позади.
Проследив взглядом, за третьим блюдцем, они с опаской заглянули в помещение.
— Катенька, посмотри, как я его дрессирую! — закричал прыгавший по стойке бара Юм, завидев осторожно выглянувшую из-за двери голову.
Окинув помещение взглядом, и не обнаружив ничего опасного, Катерина сочла возможным внести и остальное тело, до этого заботливо скрываемое дверью.
— Не думала, что для дрессировки необходимо выбивать стёкла, — заметила женщина, рассматривая опустевшую раму. Из-за её левого плеча, вынырнула голова Валентина, из-за правого Светланы. Обе головы с не меньшим любопытством взирали на «поле боя».
В стороне, за столиком на диванчике вытянув ноги, сидели Барон и с иронией щуривший глаза Амон.
В центре, перебирая лапами «гарцевал» Пёс, выказывая нетерпение (непонятное вновь прибывшим).
— Посторонись, — важно произнёс Юм, выуживая ещё одно блюдце.
Увидев его, Пес взвизгнул и подпрыгнул.
— Смертельный номер! — провозгласил Юм, метая тарелку в разбитое окно, направляя траекторию над головой пса. Последний сделал отчаянную попытку схватить её зубами, странным образом извернувшись в воздухе, но блюдце благополучно пролетев над ним, исчезло за бортом. Приземлившись, пёс обескуражено посмотрел на Юма.
— Амон, собака ни на что не годна, — заявил кот, обвиняющим жестом ткнув в пса. Немного смягчившись, добавил: — Но для шашлыка сойдёт.
— Так уж и не для чего? — с прищуром уточнил Амон, недобро усмехаясь.
Внезапно пёс изменился. Словно получив команду, весь подобравшись, ощетинившись, с грозным рычанием, припав к полу, наморщив нос и обнажив клыки, пополз к забеспокоившемуся коту. Оценивающее прикинув расстояние от пола до бара, а так же высоту стойки, Юм принял решение:
— Сдаюсь, сдаюсь, — примирительно произнёс он. С опаской посматривая на собаку, сказал: — Амон, ты меня убедил, эта тварь ещё для чего-нибудь сгодиться. — посмотрев на присмиревшего пса, вредным голосом добавил: — А тарелки ловить не умеет.
Амон пожал плечами и, скривив в усмешке рот, уточнил:
— Он умеет ловить болтливых котов.
— Да? — приятно удивился Юм. — Это мы обсудим позже
Барон призывно замахал руками.
— Прошу, зачем в дверях стоять? Присоединяйтесь к нам. Юм оставь в покое пса и тоже присоединяйся к нашему столику.
— Сейчас, сейчас, — отозвался кот, делая новую попытку научить пса ловить тарелки. Но брошенное блюдо не долетело до окна. Прозвучал выстрел, и осколки разлетелись в стороны, чудом не раня присутствующих.
Юм застыл в горестном шоке, с укоризной взирая на Амона. Тот спокойно засовывал пистолет за пояс.
Покинув бар кот, присоединился к компании.
— Могли бы и поласковей позвать, — заметил кот, потянувшись к коньяку. Хоть он и говорил во множественном числе, адресовался он явно к Амону.
За столиком завязалась беседа. Валентин «ударился» в философию и с яростью поспорив с Изером, так и не пришел к какому-либо выводу. Юм попытался, было влезть в разговор, но Катерина его быстро отвлекла, сообщив о вычитанном в журнале. Юм со всей серьезностью выслушал и на «всякий случай» переместился на другой конец стола, подальше от телевизора, и всё норовил использовать Барона щитом между ним и телевизором. Изеру спустя некоторое время, осточертели движения кота, с точностью повторяющие его, схватив Юма за шкирку, он швырнул его к бару. Приземлившись возле телевизора, Юм, отчаянно заорав, бросился обратно, предварительно пробуксовав. И ещё долгое время из-под стола доносились его причитания. Мол, он ещё такой молодой. А вам, старикам, не понять. И так далее, в таком же духе, довольно долгое время, пока Барон и Амон не закурили сигары. Кот тут же затих, вероятно, проводя в борьбе с самим собой несколько секунд, соизволил покинуть «безопасное место» и запрыгнув на стол, потребовал сигару и себе.
Катерина ехидно заметила:
— Юм, от сигар такой же результат, как и от телевизора.
Юм, задумчиво покрутив сигару, отмахнулся:
— Если уж и это нельзя, то я не знаю… — и с удовольствием закурил, демонстративно пуская дым и почему-то с вызовом поглядывая на Катерину.
Радужными кольцами, переплетаясь узорами, дым покидал кают-компанию, через выбитое окно. Свежий осенний воздух, проникая в помещение, легким ветерком гулял по листьям растений, заставляя их приятно шелестеть.
Время летело быстро и незаметно. Было сыграно несколько партий в карты и Светлана с интересом наблюдала, как игроки жульничая, пытаются выиграть. В конце концов, остался Юм с четверкой козырных тузов «треф».
— Они козырные, значит, выиграл я, — заявил кот, когда Барон заметил: — что он переусердство¬вал с козырями.
Его заявление оставили без внимания и сочли проигравшим. Но он быстро успокоился и смирился. Благодаря стараниям Изера, в каюте возникли индийские танцовщицы. Они долго и изящно танцевали, вкладывая в каждое движение тайный смысл.
А когда танцовщицы внезапно растаяли в воздухе лёгким облачком, оказалось, что настал вечер и пора зажигать огни.
Покинув кают-компанию, Светлана ушла в свою каюту, но пробыла там недолго. Накинув на плечи куртку, она выскочила на палубу, когда радуга засияла над океаном, и казалось, взошло второе солнце. В отличие от настоящего, оно не было столь ярким и появилось не с востока, а ближе к югу. Так, что чтобы разглядеть его, Светлане пришлось пройти на нос судна.
Кроме Дорна там уже были все.
Разноцветный туман с внутренним источником света, медленно накатывал на «Летучий голландец». Он был похож на облако вытянутое по бокам и в постоянном движении. Светлана невольно сравнила его с Полярным сиянием, только спустившимся на поверхность и имеющее более яркие цвета.
Облако приближалось. Сквозь него проступили очертания океанского лайнера. Он мерцал и переливался, подчиняясь радужному вихрю.
Корабль приближался, и подобно другому кораблю, весёлая мелодия сопровождало его движение.
— Что… Это? — выдохнула девушка ни к кому не обращаясь, не в силах отвести глаза от зрелища.
— Лайнер из Ливерпуля, — любезно удовлетворил её любопытство, оказавшийся поблизости Амон.
— Но, почему он такой? — удивилась Светлана, наконец оторвавшись от клубящегося тумана, поворачиваясь к Амону. — Почему светится?
— Вообще-то он не светится. Эффект другого измерения и влияние особенностей Саргассового моря.
— Красиво, — выдохнула девушка, снова посмотрев на приближающееся к ним судно.
Звучавшая мелодия смолкла. Стоявший рядом Амон заметил:
— Они почувствовали наше приближение, сейчас им не до танцев.
— Лайнер подойдёт ближе? — волнуясь, Светлана посмотрела на него.
Амон с довольной усмешкой, соглашаясь, склонил голову.
— Что с ними будет?
— Он слишком близко, — жёстко сверкнул глазами дьявол. — Они обречены. Корабль пойдёт на дно.
— Ужас, — отвернулась девушка. — Такое красивое зрелище, что совсем не скажешь о происходящем внутри.
— Натурально, сходят с ума, — поспешил сообщить Амон.
До «Летучего голландца» стали доноситься крики. Не одного - двух людей, а целый хор сходящих с ума от боли, раздирающей череп, пронизывающей мозг, уничтожающей разум. На какое-то время всё перекрыл густой бас гудка, сигналом SOS призывающего к себе на помощь. Засияла взметнувшаяся ввысь ракета.
— Радио вышло из строя, — предупреждая вопрос, пояснил Амон. Оперевшись руками о перила, он впитывал, не отрывая глаз, разворачивающуюся перед ним трагедию. Через пару секунд добавил: — И компас тоже вышел из строя. Они потеряли направление. Они ничего не понимают и теряются в догадках.
Замолчал. Молчали все пассажиры «Летучего голландца». Словоохотливый кот и тот задумчиво смотрел на гибнущее судно.
Маленькие силуэты людей, облепили борта лайнера. Редкие искры засверкали над поверхностью воды.
— Кое-кто пожелал покинуть кораблю, — возвестил Барон, объясняя появление искр.
Мелкая рябь пронеслась по туману, слизывая очертания судна. Новый всплеск красок заиграл по его корпусу.
— Пошёл резонанс, — отметил Амон, и внезапно отвернувшись от океана, повернулся к палубе.
Заметив движение, Светлана проследив взглядом, застыла в изумлении. К ним приближался Дорн одетый в чёрные, средневековые одежды. Чёрный плащ с алым подбоем на его плечах струился по ветру. На боку, отливая голубым светом, висела шпага, а глаза светились мягким, жёлтым огнем. Он выглядел величественно, и…страшно. Но не это вызвало изумление девушки. Рядом с Дорном, доверчиво держась за руку, семенил маленький мальчик четырех-пяти лет. Со светлыми, почти белыми волосами, голубыми глазами, в которых светилось детское любопытство, какая-то настороженность (но без тени страха), и доверие. Лицо было сосредоточенно-спокойным. Вероятно его подняли с постели, так как одет он был в пижаму, разрисованную миловидными пони и бос. Левая ручка утонула в ладони Дорна, правой он держал прижимая к себе за шею, фиолетового тигрёнка с оранжевыми полосами. Хвост тигренка волочился следом по полу.
Приблизившись к свите, Дорн остановился. Теперь все, повернулись спиной к лайнеру и с почтением ожидали приказа Хозяина.
Мальчик, прижавшись к ноге Дорна, застенчиво поглядывал на пассажиров. Лёгкий испуг лишь на секунду промелькнул в глазах, когда Амон повернулся к нему, но затем, безмятежность снова засветилась в них.
— Амон, — прозвучал низкий голос Дорна. Амон, молча склонил голову. — Отправь его назад, и пусть он помнит, что сегодня произошло. Это будет его личная сказка, ибо ему никто не поверит.
Дорн, протянул ручку мальчика Амону. Тот несколько неуверенно, с явной опаской причинить боль, аккуратно сжал в своей руке. Мальчик вполне спокойно отнесся к смене покровителя и, оставив Дорна с такой же доверчивостью, прижался к ногам Амона. Крепко удерживая фиолетового тигренка, ребенок поднял голову и улыбнулся дьяволу.
— Сир, — обратился к Дорну Амон. — Может Изер справится лучше? — судя по голосу, он нервничал.
— Выполняй, — коротко приказал Дорн, смягчившись, пояснил: — Изер вернёт корабль в реальный мир.
— Сир! — удивлённо и разом воскликнули Юм, Барон и Амон.
— Да. Мы не будем топить корабль, — великодушно сказал Дорн. — Пусть он плывёт к берегам Америки с кучкой безумцев на борту. И никто, не сможет дать ответа на эту загадку. — Амон…
— Будет сделано, сир! — с почтением воскликнул Амон, исчезая вместе с мальчиком.
Туман рассеялся. Сияние померкло.
Опустилась ночь, погрузив всё во тьму.
Огромный лайнер, тихо скользил по воде, и силуэты людей беспорядочно сновали в освещенных светом окнах. Если бы не эти тени, то корабль стал бы похож на призрак.
Сманеврировав, «Летучий голландец» устремился на юг, оставляя за собой лайнер с заметно поредевшими пассажирами. Те же, кто остался на его борту в живых не осознавали, что находятся среди трупов. Они были безумны.
Огни лайнера растворились во тьме и «Летучий голландец» снова стал одинок в своём плавании.
Дорн, покинул нос корабля. Следом за ним исчезли Юм и Барон.
— Интересно, что это за мальчик? — сказала Катерина, посмотрев на Валентина словно ожидая от него ответа.
— Сам теряюсь в догадках, — сознался тот.
— За него, приходил просить Гавриил, — устало сообщила Светлана.
— Гавриил? — удивлённо переспросила Катерина. Покачав головой, сказала: — Большим человеком, он должно быть станет. Признаться, на какое-то время я подумала, что он твой братик.
— Что? — удивлённо протянула Светлана.
— Он так похож на тебя, — поспешила объяснить Катерина в некотором смущении.
Мастер поддержал её:
— Действительно… Что-то общее в вас есть. Не знаю что конкретно, может в глазах, но какая-то связь присутствовала.
— Скажете тоже, — улыбнулась девушка, но тут же став серьезной, вспомнила: — Он единственный, кто остался целым и невидимым с этого судна.
— Возможно, есть ещё, — не согласилась с ней Катерина.
Валентин обняв подругу за талию добавил:
— Дорн не стал топить лайнер. Он вовремя вывел «Летучий голландец» из другого измерения. Я думаю, остались люди которые придут в себя после происшествия. Может когда-нибудь, они ещё будут хвастать, что были очевидцами и многие с интересом будут слушать их историю.
— Надеюсь, что так и будет, — сказала Светлана, и сомнение прозвучало в словах.
— Становится прохладно, — поёжилась Катерина. — Пойдёмте в помещение.
— Вы идите, я постою здесь.
Запахнув куртку, Светлана прислонилась к перилам. Окинув девушку взглядом, Катерина прижалась к Валентину.
— Светик, ты предусмотрительней нас. А мы всё забываем, что уже осень и дело идет к зиме. Но ничего, несколько дней и мы будем на юге, — Катерина умоляюще посмотрела на девушку. — Ты извини, что оставляю тебя, но мне необходимо выпить чего-нибудь горячего. Валентин, ты остаёшься?
— Нет-нет, иду, — отозвался Валентин, не выпуская талии подруги, направился в каюту.
Из окон кают-компании лился приглушённый свет свечей, а разбитое окно, каким-то образом застеклилось, пока пассажиры «Летучего голландца» находились на носу судна, наблюдая за трагедией океанского лайнера. Теперь в помещении снова стало тепло, чем поспешила воспользоваться Катерина, замерзшая на пронизывающем, холодном ветру.
Валентин, предусмотрительно распахнул перед подругой дверь, и чуть не был сбит с ног, вылетевшим из каюты псом. Успев отскочить в сторону, Валентин переведя дух, сказал смеющейся Катерине:
— Смотри, я как камикадзе, защищаю тебя своей грудью!
— О, мой герой, — пропела Катерина целуя Валентина, потянула за собой в кают-компанию.
Пёс, после неудачной попытки сбить Валентина, огромными прыжками устремился на нос судна и поспел как раз в тот момент, когда там появился его хозяин.
Услышав галоп пса, Светлана, обернувшись увидела стоявшего рядом Амона. Поспевший пёс, уже чинно сидел у его ног.
— Уже отправили мальчика? — поинтересовалась девушка.
— На месте. Нам волокита ни к чему, — отозвался тот, подойдя к девушке ещё ближе.
— Его родных Вы не спасли?
— Зачем они нам? — отмахнулся Амон.
— А мальчик… Разве он не интересовался их судьбой? Где они и почему их нет рядом?
— Интересовался, — хмуро кивнул Амон. С иронией прищурив глаз, сказал: — Хоть вы и похожи, но к истине он пришел гораздо раньше тебя.
— Вот как? — удивилась Светлана. — Что же Вы сказали, когда он спросил, где его мать?
Пожав плечами, Амон с безразличием ответил:
— Сказал, что она ушла…
— И…Он?
— Немного подумав, согласился. Что она имеет на это право.
— И всё? — не поверила девушка.
— Нет. Ещё он добавил, что должен вырасти и многому научиться. Помочь людям, а потом найдёт мать, — скривившись в усмешке, съязвил: — Этакий маленький Иешуа… Черт! Здесь слишком яркое освещение, — щёлкнув пальцами, Амон притушил висевший на носу судна фонарь.
Разом стало темно. Только вдали, палуба скупо освещалась, светом исходящим из окон кают-компании. Это был единственный источник света. Даже в рулевой рубке, царил непроглядный мрак.
— Так-то лучше, — удовлетворенно произнёс Амон. Прищелкнув языком, уточнил: — Так, на чем мы остановились?
— На том, что я и мальчик чем-то схожи. Катерина и её друг, тоже заметили сходство. Но, в чём оно? Волосы, что ли одного цвета? Но, у меня они темнее.
— Скажешь тоже «волосы»! — фыркнул Амон. — Тут дело совсем в другом.
— Да? — заинтересовалась Светлана. — Можно узнать?
— Отчего же, извольте, — охотно подхватил иронию девушки Амон. — У вас аура одного цвета и свечения.
— Аура? — озадаченно переспросила девушка. — А разве они бывают? Да ещё разного цвета?
— Цвет души.
— И что, мне это дает?
— Тебе - ничего, а кто видит её, многое. Я сразу могу определить, что представляет собой человек. Достаточно только одного взгляда, брошенного на него.
— Катерина тоже видит ауру?
— Насколько мне известно, нет. Вероятно, она усекла ваше сходство, в чём-то другом. Манеры там…
Амон замолчал. Сложив руки на груди, он устремил взгляд мимо девушки, вперед, в ночь. Пёс тихо заскулил и громко чихнул, привлекая к себе внимание.
— Похоже, пёс прав, — откликнулся Амон. — Здесь уже делать нечего. Я предлагаю спуститься на нижнюю палубу.
— В спортзал? — удивилась девушка. — Зачем?
— Увидишь. Пойдёшь пешком или перенести? — со странной усмешкой предложил Амон, делая шаг к ней.
— На своих дойду, — слегка отшатнувшись, сказала Светлана.
Амон, засунув пальцы за пояс, не спеша направился к дверям, девушка последовала за ним. Пес, потянувшись, двинулся следом.
Предусмотрительно осветив дорогу, Амон спустился на нижнюю палубу. Светлана, выйдя на середину зала, выжидающе посмотрела на спутника. Пёс, по дороге куда-то запропастился, возможно предпочёл уголок в кают-компании.
Амон затворил дверь.
Немного нервничая, девушка спросила:
— На шикарных судах есть лифт. На «Летучем голландце» много кают, но почему-то компания ограничивается лишь несколькими. Понятно почему тут нет лифта, он просто не нужен, и всё-таки почему такое упущение. Дорн не признаёт такой роскоши?
— Ты правильно заметила, зачем он нам, если мы можем очутиться в любой точке корабля, переместившись мгновенно? Остальным не помешает и конечностями подвигать.
— Последнее конечно, относится ко мне? — уточнила Светлана.
— Разумеется, — весело ухмыльнулся Амон. Перейдя на деловой тон, приказал: — Возьми меч со стены.
— О, — округлились её глаза, — зачем?
— Покажу тебе хороший финт. Пригодиться в сражении.
— На мечах?
— На мечах, — подтвердил Амон. Тонкий клинок зеркалом блеснул в его руке. — Посмотрим, чему ты научилась.
— Даже если и чему-нибудь и научилась, Вы всё равно не заметите, — вздохнула, сознаваясь девушка, снимая со стены меч с прямым и длинным клинком. Повертела в руке, разглядывая.
Заметив её интерес и любопытство. Амон пояснил:
— Палаш - рубящее и колющее оружие, появилось в шестнадцатом веке на смену мечу. Как он тебе?
— Красивый и тяжёлый, но сойдёт.
— Освоилась? Теперь попробуй в деле, — предложил он. — Нападай.
Направив палаш на дьявола, девушка бросилась в атаку. Тот, даже не потрудившись поднять оружие. Ловко увернулся.
— Ещё, — приказал он, по-прежнему держа меч опущенным клинком вниз.
И снова девушка прозевала его рывок в сторону. Теперь ей стало интересно, достать этого вёрткого демона клинком. Ещё несколько минут безуспешных стараний и вдруг, она ощутила себя на полу, а холодную сталь на горле.
— Небольшое усилие и… клинок легко войдёт в тело, рассекая артерию.
Стараясь не шевелиться, она спросила:
— Как это получилось?
По-прежнему удерживая оружие недалеко от горла, тот вежливо, не скрывая ехидства, пояснил:
— Ты увлеклась погоней, что непозволительно. Сдерживай эмоции в будущем, пусть голова будет холодной, а разум острым как бритва, — усмехнулся. — Учись пользоваться разумом, иначе для чего он тебе дан.
Светлана пожала плечами, что было очень неудобно в её положении.
— Вообще-то считается, что разум человек приобрел самостоятельно в ходе эволюции. Его никто не создавал, а произошёл он от обезьян.
— Да? — с деланным изумлением поднял бровь Амон. — Почему же обезьяны не создают машин, и даже не погребают своих усопших товарищей, что считается одним из признаков разума? Возможно, вы и произошли от обезьян, но разум с ветки дерева не сорвали. Душа, сознание, это нечто тонкое, нежное и одновременно сильное, великое. Разумом можно уничтожить вселенную. Это не хищника палкой. Впрочем, если людям удобнее думать что они от обезьян, пусть так и думают, в чём-то они правы. Эмоции затмевают разум, вот и ты бросилась со мной сражаться, используя меч как, — Амон снова усмехнулся, — твой предок палку. Франсуа, когда-то сделал такую же ошибку.
— Вы сражались с ним здесь? — стараясь не замечать зависшую над ней зеркальную смерть, спросила Светлана. Споры о происхождении она решила пока оставить.
— Да. Кстати, ты лежишь на том же самом месте, где он расстался с жизнью и разумеется, с душой. — Амон, особенно подчеркнул последнее слово.
Вздрогнув, Светлана попыталась отодвинуться от зловещего места, но сталь легла на горло, не давая возможности пошевелиться. Подняв глаза, она встретилась с чёрными глазами Амона. Тот с иронией наблюдал за ней. Кроме иронии в его глазах было ещё что-то, что девушка затруднилась бы ответить, но ЭТО заставило замереть её сердце, а потом забиться с бешеной силой.
— Вы… Вы убьёте меня? — её голос дрогнул.
Удивление, скользнуло в его глазах еле заметной тенью, легкой мглой, и снова взгляд стал жёстким и холодным, но что-то иное, непостижимое так и осталось.
Отведя оружие в сторону, он протянул девушке руку, помогая встать. Ему даже не пришлось прилагать усилие. Он легко поднял её одной рукой. Рывком притянул к себе и поцеловал.
Всего комментариев: 0
avatar
29
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0