Цветочек аленький
05.03.2017 132 0.0 0

   
В ночном лесу моросило, сверкало, трещало и бабахало. Казалось, что грозовая туча, зазевавшись, проползла слишком низко над деревьями. Зацепилась, стала нервно дёргаться, но ещё сильнее запуталась в ветках и окончательно увязла в чащобе. Обозлённая, она метала молнии прямо среди деревьев и злобно грохотала, отчаянно хлестала лес ливнем и ветрами, ломая ветки и стволы. Но тщетно.
Очередной узкий пучок света, умело направленный между стволов, бесшумно царапнул темноту, ударился в невидимую преграду и иссяк. Тут же адски грохотнуло, а в сторону источника аномально прямой молнии невидимой волной понесло листву, ветки и прочий лесной мусор.
– Метко бьёт, зараза! – процедил сквозь зубы Ирг.
"К утру в лесу будет сказочный бардак", – подумал он. "Как бы ни пришлось держать ответ перед межгалактической комиссией искателей. Благо, наведённый защитный "морок" в виде сильнейшей бури оказался знатным. Он гарантирует, что никто из аборигенов сюда точно не сунется. Отменная буря вышла, видимо оба постарались, даже молния и гром в наличии!"
Ирг снова скинул поле, пальнул в соперника дважды и едва успел прикрыться. Оппонент должок не задерживал ни на секунду – каждой вспышке квантового пистолета он вторил тяжелейшими залпами инфразвукового ружья. В этот раз тоже дуплетом. Защитное поле задрожало под мощным натиском звуковых и гравитационных волн. Собственно, звуковым ружьём оружие противника называлось только номинально, инфразвук был лишь побочным эффектом, просто сдвиг поля захватывал и эти "гармоники". Да и квантовый пистолет, это весьма вольная трактовка, даже лазером, пульсаром или плазмотроном его называть технически безграмотно. Но в устной речи свои законы: внешний признак вспышка – квантовый, грохот – инфразвуковой.
– Цветик-двуцветик, – буркнул Ирг народное название легендарного артефакта и скрипнул зубами, вспомнив, как пару часов назад он удачно выскочил из подпространственного перехода прямо в паре шагов от объекта, а склонившись над ним, упёрся в морду ещё не до конца материализовавшегося зверолога. Секунду они стояли нос к носу, оценивая. Увы, несмотря на разные технологии и пути развития их цивилизаций, соперники оказались приблизительно равными по силе и оснащению. Это и привело к неминуемой схватке. Уступать никто не соглашался. Уж очень высокий куш на кону.
Залп, защита, перебежка, залп, защита... такой бой может тянуться часами. Ирг мысленно взмолился – "Ну почему Мирозданию было угодно свести их в этом месте, в это время и именно на этой планете?! Почему этой Земле достаются все самые значимые артефакты во вселенной? Наверное, потому-то местные до сих пор так легко верят в магию. Да и как, если не магией, объяснить, почему, к примеру, самая важная энергетическая червоточина мироздания материализовалась здесь, в лесу и в таком облике. Тут и сам станешь суеверным".
 
Боеприпас в пистолете иссякал, и пора бы уже что-то предпринять для изменения ситуации. И естественно Ирг очень желал, чтобы баланс нарушился в его пользу. "Ах, как бы хорошо было добраться до "цветочка", уж тогда не то, что одного зверолога, целые армии одолеть раз плюнуть". Наверняка об этом подумал и противник. Воспользовавшись заминкой Ирга, приготовившегося сдерживать очередной залп, он резко рванул в сторону недалёкой опушки. Вслед зверологу полетело несколько молний. Раздосадованный Ирг бездумно растратил последний заряд и отбросил пистолет, который автоматически истёк в другое измерение. "Дурацкие правила! Почему снаряжение каждой миссии ограничено? А! Так у него тоже кончился боеприпас!" Ирг бросился вдогонку. Он быстро настиг слегка неуклюжую угловатую фигуру и уже готов был вцепиться в его косматую холку, но зверолог резко обернулся злорадно скалясь, и в следующее мгновение Ирга оглушило...
"Обманул! Одурачил!" Ирг выпластал из покалеченного тела несколько энергетических протуберанцев и выхватил ружьё из лап противника. Тот был удивлён и не сопротивлялся. Оказалось, это был его последний заряд, и бороться за орудие не имело смысла. "Ага! Вы так не можете!" – восторжествовал Ирг. Пока восстанавливалась оболочка в земном измерении, он скомкал ружьё Зверолога, отбросил его и потянулся протуберанцами к врагу. Но тот опомнился и, выставив поле, которое пусть и значительно, но всего лишь замедлило атаку, завозился со снаряжением. Спешно сбросил с себя подсумки, габаритные приборы и даже почти все "доспехи" экзоскелета. Вслед "сбруе" в сторону полетели грузные наколенники, наплечники, наручи, кираса, и всё тут же источалось в подпространство согласно регламенту кодекса искателей. Как древний дикий боец, зверолог словно бы готовился к рукопашной схватке и снимал с себя всё, что стесняло движения. Собственно, бой и переходил в рукопашную, но не в обычном физиологическом его понимании.
Когда Ирг практически уже дотянулся до врага, тот принял медитационную позу и явил свою энергетическую сущность. В отличие от соплеменников Ирга, оказалось, им на это требовалось относительно длительное время. Потому-то его и удивил такой быстрый, без всякой подготовки, переход и что даже серьёзные ранения не помешали тому. Противники сошлись и моментально скрутились в единый кишащий протуберанцами клубок – на каждый атакующий вырастал свой блокирующий и контратакующий, и так, пока не был достигнут барьер возможностей. Бой шел на всех доступных слоях и измерениях, во всех сферах и ментальностях. Схватка велась на высшем уровне – противостояние двух сущностей, двух разумов, пользующихся всеми достижениями своих цивилизаций. И в то же время это была примитивная животная драка – в распалённом безумстве они брыкались, царапались и кусались. Но постепенно физические силы, как и метафизические, иссякали.
 
Утро застало соперников в более спокойном, внешне расслабленном состоянии. Теперь они не рвали и метали, а лишь старались не отпустить то, во что вцепились. Эдакий борцовский клинч. Ни у того, ни у другого не осталось неблокированных или свободных от сдерживания противника "конечностей". Оба экономили силы и выжидали ошибку врага, понимая, что малейшее движение с их стороны приведёт к собственной ошибке. Бой перешел в иную стадию. Теперь уже важна не тактика, а элементарное терпение. Но и оного у обоих не занимать. Потому нарушить баланс мог только внешний фактор. А тот не заставил себя долго ждать.
– Настенька, не убегай далеко! – раздался назидательный женский голос.
– Хорошо, мама!
– Да ладно, пусть ребёнок к природе приобщается, – вмешался папа.
– А звери!? – возмутилась женщина, – Я не против приобщения, главное, чтобы природа к моему ребёнку не приобщилась.
– Да какие тут звери? Белки да бурундуки. Да и тех редко увидишь. Зверьё давно грибники разогнали. Вон там дачный посёлок.
– И всё же, вдруг какой-нибудь шатун забредёт.
– Эх, темнота! Шатун летом?!
– Не придирайся к словам, ты меня понял.
Так полемизируя, супруги время от времени наклонялись за грибами, медленно, но верно наполняя свои корзинки, и неусыпно следили за чадом. Даже папа, внешне наигранно беспечный, не терял дочку из виду. А девочка лет четырёх, вдоволь нагонявшись по полянке за бабочками, занялась собиранием букета, неизбежно продвигаясь к Иргу и зверологу. Те слишком поздно опомнились, что ради экономии сил прекратили поддерживать "морок" и буря к утру развеялась. Всё, что оставалось в такой ситуации, так это накрыть себя образом бурелома и слиться с ландшафтом. Ночная буря оставила лесу серьёзную память о своём пленении.
– Да, – протянул папа, – тут буря прилично поработала. Синоптики снова обманули. А ведь обещали только грибной дождик. В лес лучше не ходить, могут быть повреждённые, но ещё не упавшие деревья.
– Ну вот, снова твоя авантюра потерпела фиаско, – заворчала жена.
– Да какое фиаско? Вон, посмотри, как мы за разговорами корзинки уже наполнили. Нам и этой полянки хватит. Да и разве грибы самоцель нашей прогулки? Посмотри, какая природа, какой воздух, какой пейзаж! В коем-то веке выбрались из города.
– Да, да – на-сла-жда-юсь! – иронично протянула женщина.
– Мама, смотри, какой цветочек!
Девочка склонилась над красивым цветком с алыми лепестками в две окружности, причём, второй внешний ряд лепестков заметно более светлого оттенка. Стоит ли пояснять состояние Ирга и зверолога, лежавших всего в метрах семи от цветка? Описать выражение их физиономий не хватит земных слов, а если и хватит, то таких, коими они наверняка жаждали выразить свое отношение к данной ситуации. Но что поделать? Они гости в этом доме, и прибирают только то, что "плохо лежит" и не используется домочадцами, ещё долго не будет использоваться, веками, а то и тысячелетиями. Пришельцы беспомощно взирали на то, как малышка по-хозяйски сорвала цветок и понесла родителям.
– Ты смотри, какое диво дивное, – восхитилась находке мама, – прямо Цветочек Аленький. Что скажешь, следопыт?
– Такого раньше не видел, – ответил папа, – Но я не ботаник. Надо бы сфотать, да в сеть выложить – может, кто подскажет...
– Нет, – оборвала его жена. – Это чудо, наше чудо. Пусть остаётся только в нашей памяти. Не нужно таким делиться. Оно только для нас.
– Ну, ладно, – ответил мужчина, смутившись от внезапно нахлынувшей на жену сентиментальности.
– Настенька, а цветочек-то волшебный, загадай желание, он исполнит.
– Откуда она знает? – прохрипел зверолог.
– Да не знает она ничего, – буркнул Ирг, – просто дурачество.
– А я слыхал, что у них сильно развита интуиция, особенно у самок.
Недавние враги значительно ослабили хватку. Они не развязывали свой "узел" исключительно из соображений маскировки. Пока рядом аборигены лучше не шевелиться.
– А ведь загадает, – с безысходной грустью пробубнил Ирг.
– Интересно, что же такого может пожелать этот детёныш? – почти рыкнул Зверолог.
"Так вот почему их так называют" – отметил Ирг.
Девочка на минуту задумалась, и твёрдо решительно выдала – Хочу радугу.
– Что! Радугу! – взвыл зверолог.
– Да тише ты! – одёрнул его Ирг. – "Морок" нестабильный, услышат.
– Нет! серьёзно? Ра-ду-гу?! – не унимался зверолог, – Какую-то несчастную радугу, когда можно было зажигать солнца! Обуздать чёрные дыры! Творить новые вселенные! Да даже в масштабах их мелкой примитивной жизни можно было пожелать такие блага... а тут радуга...
Ирг уже было всерьёз собрался попытаться придушить распалившегося болвана, но тот резко смолк сам. Наверное, он больше не смог найти слов, чтобы выразить своё возмущение. Да и у самого Ирга от досады слова застряли в горле.
 
Когда люди ушли, искатели, наконец, распутались, поднялись на ноги, и долго стояли, молча уставившись на огромную двойную радугу. О чём думал зверолог доподлинно неизвестно, но наверняка приблизительно о том же, что и Ирг. Тот с удивлением вспоминал, как полчаса назад на их месте вот так же стояли эти дикие хозяева земли. Они тесно прижимались друг к другу. "Кажется, это называется обниматься". Развитые цивилизации давно сочли семейные узы варварским анахронизмом – дискриминация по кровному принципу недопустима, нельзя выделять личность только по тому, что у вас общие гены. Но в этом примитивном жесте землян Ирг вдруг увидел некий смысл, который не мог сформулировать. Что-то довольно простое, но незримое, ускользающее от логики. Когда тишина стала совсем тягостной он тихо спросил: – А ты знаешь, почему в народе артефакт называют Цветик-двуцветик?
– Очевидно из-за окраски – у него два ряда лепестков разного оттенка.
Ирг улыбнулся: – Это прямолинейная трактовка. Мне посчастливилось подробно изучать сказания тех, кому довелось владеть артефактом. Большинство из них сходятся к мысли, что "цветок" исполняет два желания – одно твоё, а второе зависит от самого артефакта. Конечно, есть небезосновательное предположение, что этот второй дар зависит от первого желания, и особенно от личности желателя, но далеко не всегда он ему на пользу.
– Да, у мироздания определённо изощрённое чувство юмора. Интересно, что получит этот детёныш? Что-то такое же красивое и бесполезное?
– Нет. Думаю, мироздание одарит его чем-то таким же фундаментальным и непостижимым, равным себе самой. Сотворение любит сложную простоту... – Он вдруг положил руку на плечо зверолога. – Слушай, я знаю одно местечко, где подают славную амброзию. Ручаюсь, лучше в этой галактике точно не найдёшь.
Зверолог с удивлением глянул на Ирга, на пару секунд задумался, и утвердительно кивнул. Они тут же скрылись в подпространстве.
 
Вечером Настенька пришла к маме, она принесла пустую тетрадку и ручку и попросила ей помочь.
– Чем тебе помочь, солнышко?
– Я ещё не умею писать, но скоро научусь, я уже знаю много букв. А пока помоги мне записать сказку, которую я придумала, про то, как молния с громом поссорились, а дождь и радуга их помирили.
 

Теги:фантастика, рассказ, Wassillevs

Читайте также:
Комментарии
avatar
Раздача наград