Для корректного отображения страниц, пожалуйста, нажмите сочетание клавиш Ctrl+F5
Главная » 2017 » Май » 4 » ВЕЛИКИЕ и НЕ ВЕЛИКИЕ

ВЕЛИКИЕ и НЕ ВЕЛИКИЕ


«Дубовый дворец», как его называли – дворец Великого князя Николая Константиновича Романова в Ташкенте.
– Дворец царской семьи в пустыне?! – переспросила я моего деда, – Они там, что отдыхали?
– Да, нет! Это была ссылка для одного из них – внука Николая I, Великого князя Николая Константиновича Романова.

Я много слышал о нём в Туркестане, тогда в 1920 - ом, в Гражданскую войну.
Тёмная история царского рода Романовых!
Да, история вся тёмная!

Его дядюшка Император Александр II и отец – Великий князь Константин Николаевич Романов выслали повесу – князя Николая Константиновича Романова подальше от двора за не достойное поведение: беспутство, блудство и воровство.

Молодой князь для своей новой возлюбленной – американской танцовщицы Фанни Лир выкрал из Мраморного дворца семейные ценности – бриллианты с оклада старой иконы своей матери.
И с помощью своего адъютанта, продав их, купил возлюбленной изумрудное колье. И при этом обвинил в пропаже других. После расследования шефом жандармерии графом П.А. Шуваловым в присутствии царских особ, во избежании позора, император отправил 36-летнего племянника на вечное поселение, под надзором, на окраину Российской Империи. После семи лет ссылок в поисках места жительства, он в 1881 году обосновался в Ташкенте.

Опальный Великий князь Константин Николаевич Романов был оставлен без наследства, лишен военных званий и наград, полученных в военном походе через пустыню Кызыл-кум на Хиву. И чтобы не сослать на каторгу, не заточить в казематы, его на совете царской семьи признали душевно больным.
Из царской казны выделили подъёмные на благоустройство и постройку дворца в Ташкенте.
Из лучших европейских архитекторов и художников князь выбирал Алексея Бенуа (племянника художника Николая Бенуа).
И за два года в 1891 году был построен уютный белокаменный в роман-византийском стиле дворец.
Был разбит парк с дубовыми аллеями, с садом и яркими цветниками.
Рядом за высокой кованной вензелями дворцовой оградой возвышалась недавно построенная первая в Туркестане русская православная церковь – Иосиф-Георгиевский собор.

Правда, когда я там был в 20-ом церковь была уже заколочена.
Рассказывали, что князь и в сылке, ни в чем себе не отказывал!
Украсил дворцовые комнаты и галереи своей коллекцией западноевропейской живописи, бронзовыми и мраморными скульптурами, вывезенными из России.
Из Петербурга получал ежемесячно пансион!
Будучи дважды женатым, имел гарем и в 45-лет в 1895 году обвенчался с 16-летней местной казачкой, которая сопровождала его с женой на все приемы.
Его ссылка превратилась в «восточный праздник»!

В северной столице его имя старались не вспоминать и негласно вычеркнули из рода Романовых. А Великий князь и не собирался о себе напоминать. У него теперь было свое княжество!
Да, и сразу, после его отъезда из Петербурга, при царском дворе для обсуждения и осуждения появился «новый герой» сам Император всея Руси-Александр II. Который благополучно в Зимнем дворце жил с двумя жёнами . На одном этаже - с Императрицей Марией Александровной и с шестью детьми, а этажём выше бегали его четверо детей от молодой жены, бывшей фаворитки Екатерины Михайловны Долгоруковой.

Но Великий князь Николай Константинович Романов оставил после себя не только дурную славу при дворе. Он много сделал для развития Туркестана. Из своей казны выделял средства на орошение и обводнение пустынного края.
Имея высшее образование и закончив, единственный из рода Романовых, на отлично Академию Генерального штаба, принимал участие в строительстве крупных промышленных предприятий и текстильных фабрик.
Окружив себя талантливыми инженерами, создал новую планировку арычной сети Ташкента. Украсил потрескавшуюся от зноя землю Коканда и Андижана вечно зелёными парками и фонтанами, цветниками и садами. Благодаря ему к 1913 году на орошённых землях выросло более 119 русских поселений.
На доходы от предприятий построил городскую православную школу, больницу и открыл Ташкентский театр. Установил стипендию для учащихся. На свои средства он проложил больше 100 километров оросительный канал. Являлся автором статей, книг и научных разработок, но издавались они под псевдонимом.
Организовал «Общество Среднеазиатских путей сообщения» для осуществления своей мечты – строительства железных дорог в Туркестане для связи с Россией. Он был владельцем хлопковых мануфактур, мыловаренного завода, фото-мастерских.
Не забывал он и о развлечениях – открыл рестораны, игральные клубы и бильярдные.
Доход его предприятий составлял больше 1,5 миллионов рублей в год. По сравнению с тем, что из Санкт-Петербурга на содержание князь получал 200 тыс. рублей в год.

Во избежания гнева царственных родственников, все предприятия были записаны на имя жены Искандер Надежды Александровны. Дети Великого князя так же не могли носить царскую фамилию, а носили фамилию матери Искандер, но оставались княжеского рода.
А внебрачных детей у него было много и от разных женщин. Дети были статными, как и их отец. Только без титула и жили под другими фамилиями.
Великого Князя интересовала культура Средней Азии – ориенталистика.
Благодаря экспедициям, он стал членом Российского Географического общества.
В Ташкенте был открыт музей, в котором гостеприимной хозяйкой была его жена Надежда Александровна Искандер. Она собрала большую художественную коллекцию, библиотеку и археологические находки Туркестана.

Жена Великого князя Надежда Александровна Искандер ни раз обращалась в императорский дом к Александру III и к Николаю II с прошением о помиловании. Но единственное, на что соблаговолили его Величество, это разрешить сыновьям Великого князя – князьям Александру и Артемию Искандер учиться в привилегированном кадетском корпусе Санкт-Петербурга. Въезд же самому Великому князю в Санкт-Петербург был заказан.
Благодаря своему лёгкому и жизнерадостному характеру Великий князь Романов легко сходился с местной знатью, поддерживал миролюбивые отношения с эмирами и ханами, и был желанным гостем в доме генерал – губернатора Константина Петровича фон Кауфман.
Я всегда интересовался историей! – продолжал дед.
А Средняя Азия это драгоценный камень! Оазис в безконечной пустыне! Не мираж, а древняя самобытная страна со своей культурой и обычаями.

После Гражданской войны в 1925 году, работая в управлении визового отдела в ОГПУ, я брал в библиотеке книги и пытался понять философию и звучание стихов Омар Хаяма и Алишера Навои, переносясь в Самарканд, в Бухару и Хиву – туда, где я воевал.
Узнал я много и о дворце Великого князя, в который очень хотел попасть тогда - в 1920-ом. И посмотреть, как жили Романовы!

Прочитал и о не менее великом – о первом генерал - губернаторе Туркестана Константине Петровиче фон Кауфман – героическом полководце Кавказской и Крымской войны.
Я опять возвращался в 1920 год.
Где меня однажды в поезде Фергана – Ташкент ограбили, и я остался без вещей и денег. И с гусём под мышкой слонялся по ташкенскому базару.
Интересно было узнать и об истории самого Ташкента, который в 1865 году вместе с городами Ходжет и Самарканд первые вошли в состав Российской Империи.
Годом позже, будучи командующим войсками Туркестанского военного округа, генерал фон Кауфман, в результате похода, присоединил Хиву, Коканд и Ферганскую долину – важные для России территории, граничащие с Бухарским и Хивинским ханством, с Ираном, Афганистаном и Китаем.
И в 1876 году по назначению Александра II он стал единым генерал-губернатором Туркестана.
Генерал-губернатор фон Кауфман во всём поддерживал Великого Князя Николая Константиновича Романова – члена цырской семьи. Что придавало и ему самому власти и силы управлять огромной территорией.
Между ними сложились хорошие добрые отношения. И губернатор старался не замечать и не знать, что творится за высокой оградой дворца Великого Князя. И был всегда в числе первых лиц, приглашенных на балы и празднества ближайшего родственника царя.

Сегодня я тебе рассказал о двух Великих людях России конца ХIХ и начала ХХ века. Которые оставили добрую память в народе Средней Азии!
Из которых один из них — Генерал-губернатор Туркестана Константин Петрович фон Кауфман в своем веке был похоронен с почестями.
А по поводу кончины Великого князя Николая Константиновича Романова до сих пор существуют противоречивые мнения и сведения.
По одним, видно, во избежании недовольства среди местного населения, в некрологе газеты «Новый путь» за 1918 год, мелким шрифтом было написано, что князь скончался от воспаления лёгких и захоронен в Ташкенте, не далеко от своего дворца в сквере Иосиф-Георгиевского собора.
Но в народе ходили другие слухи.

Помню, как в 20-ом на ташкентском базаре, у прилавка скорняка слышал спор.
— Расстреляли бедолагу, Великого князя нашего Николая Константиновича — дядюшку самого царя - батюшки Николая II, — сгорбившись, опираясь на клюку, причитала тогда одна старуха
— И выбросили его с обрыва, и там же солдатики, и присыпали его земелькой. Сама видела, тот бугорок.., без креста, без имени..!
— Да, и я тоже слышал, — развешивая под выгоревшем брезентовым навесом чёрные бараньи шапки и неторопливо укладывая на прилавке высокую стопу белых овечьих шкур,— вторил ей продавец в белом тюрбане и в распахнутом полосатом халате.
— Тогда, в марте 1918-ого за нашим 67-летним князем приехали во дворец, забрали больного прям из постели, в одном исподние, и отвезли вон туда — к обрыву реки Анхор. Завязали глаза и расстреляли. Без всякого суда тебе и следствия!

— Да и жёнка его бедная, Великая княгиня наша Надежда Александровна, никуда не уехала, осталась с ним, у его могилки. Осталась без дома, без всего.., — вытирая косынкой потное раскрасневшееся на солнце лицо, вздыхала торговка в красном переднике.
Она сидела неподалёку от меня на растрескавшейся винной бочке с мешком верненских румяных яблок,
— Теперя побирается. Давече и к нам заходила. Покормили хоть её, чем было... Ну, как ни помочь! Много доброго они сделали!

— Да кака она великая? — раздалось за моей спиной, — Да ещё княгиня?! Видали мы таких! Мы сейчас в органах их делом заняты! Расследуем, чем они здесь занимались! И фамилию то, таку Искандер, придумала. А сама то дочь оренбургского полицмейстера Драйер. И не жена она князю вовси. Он в тайне, будучи дважды женатым, и с ней обвенчался. Буржуи не добитые! Я бы ей и крошки хлеба не дал!

— Да, така, как и её Великий князь! — передразнила его в красном переднике, — Для царя, можь она и не велика была, а для нас добрая женщина – княгиня! Да ты сам то кто? Откель будешь? Видно, не наш, не местный?! Папаху с лентой нацепил! Пачпорт получил, теперь и выступаешь! Иди ка ты «в свои органы» от греха подальше!

— А князь-то наш и убечь бы мог, как сын его и как мой молодой барин?! А ведь не убёг, остался, — лузгая семечками, встряла в разговор, молодая казачка в длинной синей юбке, в обтягивающей ситцевой кофте в розовый цветочек, расстёгнутой на пышной белой груди, — А я б с ним убёгла!
Около её ног в черных на каблуке полусапожках стояла корзина. Где в букетах пряной зелени кориандра и базилика, черемши, укропа и кучерявого салата прятались жёлтые перцы, синенькие, пучки редиса с белыми кончиками и полушарие велка капусты, и через край корзины свисала пожухлая на жаре морковная ботва.

Но я тогда не мог оторваться от её деревянного крестика на льняной верёвочке, который при каждом её вздохе прятался в глубоком вырезе декольте...

— Да кому ты, Манька, нужна! — засмеялись из толпы, — иди уж, старая хозяйка поди заждалася, и пуговки застегни, бесстыдница!
Выплюнув шелуху, она игриво, оглянулась ко мне, — Можь, тебе нужна, командир?!
И гордо выпрямившись, одёрнув подол, и с усмешкой оглядев собравшихся, она подхватила корзину с овощами и, подбоченившись, виляя бёдрами, пошла дальше по рядам, растворяясь в цвете красок пёстрой рыночной толпы горожан, зазывал и пугливых приезжих.

Да, не уехал тогда — в 1918-ом Великий князь, как многие, за границу, — говорил дед,— Видно, надеялся, что новая власть зачтёт его заслуги и он осуществит свою мечту — построение железных дорог в Туркестане. И свяжет Ташкент с Петербургом и сам же с первым поездом вернётся в родной город!
Надеялся он и не то, что как отвергнутому царской семьёй, ему сохранят жизнь.
По прошествии времени, мне становится жалко тех людей! О которых мы тогда ничего не знали. Было одно слово «Враг»! Нам было по 19-20 лет...
Мы искали приключения, рисковали! Верили во что-то лучшее! Скакали, стреляли, махали шашкой... И для жалости, порой, не было места. Да и кумачовые лозунги «построения нового мира», закрывали, затмевали глаза на происходящее вокруг.
Мы были Героями своего времени!

Мы — это я и мой старший брат Иоганн Бебрис.
За других не могу говорить!
Но, правда, брат мой - комбриг Красной Армии Иоганн Бебрис, тоже раз тогда в 20 - ых поднял бунт в своей бригаде. Он сам мне рассказывал.
Позже и в книге о нём читал, о его боевом пути. «Расстрелянная элита РККА. Комбриги и им равные 1937-1941». Авторы Черушев Н.С., Черушев Ю.Н.
Посмотри о нём на странице 21.
«За организацию дебоша в г. Кургане в апреле 1919 года предан суду военного трибунала.
По случаю второй годовщины Октябрьской революции амнистирован.
С должности командира бригады был понижен до помощника адъютанта Карельского полка. Затем исполнял обязанности помощника командира этого полка.
После гибели командира Карельского полка допущен к исполнению его обязанностей. За отличия в последующих боях утвержден в этой должности»

Был у брата Иоганна, видно, и второй Бунт, или из-за чьей-то ошибки, или донесли, или заступился он за кого-то?!
В то смутное время у двадцатилетнего командира полка были свои принципы и, видно, уже своя правда!

Вот ещё один пожелтевший документ:
«Выписка из послужного списка на Начштаба дивизии Бебриса Иоганна Густовича:
5 марта 1919г., после безуспешных атак Петроградского полка и Каширинского отряда, благодаря распорядительности и исключительной энергии тов. БЕБРИСА, 228 полком, без потерь были взяты Александровские хутора, чем был выровнен фронт бригады.
12 марта 1919г. во время отхода наших частей от г.Уфы комполка т.Бебрис, получив от комбрига 1 устный приказ об отступлении был заподозрен и арестован Политкомом полка т.Гофман.
Между тем соседние части отошли и 228 полк оказался отрезанным.
Убедив Политкома и Комсостав в своей невиновности, т.Бебрис, послав в наступление один батальон, вывел полк и приданную к нему батарею из захватившего его кольца противника и сосредоточил в селе Богаево.
22 сентября 1919г. 227 и 228 полкам было приказано занять деревню Саламатное, где находилась 15-я Казанская дивизия противника.
Вследствие дождливой темной ночи 227 полк сбился с пути, и 228 полку, руководимому тов.Бебрисом, пришлось выполнить задание.
Тов.Бебрис, подводя полк в полном порядке, неожиданно для противника ураганным артиллерийским, ружейным и пулеметным огнем произвел панику в рядах и без потерь занял деревню Саламатное, захватив 4 орудия, артиллерийских лошадей, много имущества и до 200 пленных.
За отличие в боях при переходе от Кургана до Семипалатинска награжден Орденом Красного Знамени.
(приказ войскам 5-й армии №1018 – 1921год, декабрь 1.)
Выписка верна:
Начальник 4 отделения /МЕРКУЛОВ/»

Сначала чуть не расстреляли, а потом наградили...
Вот так, дорогая моя внучка! Мой брат Иоганн Густавович Бебрис, возможно, и не был таким великим, как Великий князь Николай Константинович Романов и Генерал губернатор Константин Петрович фон Кауфман.

Он был в 1919 году одним из, восьмидесяти Комдивов Красной Гвардии и в свои 20 лет – полководцем.

В 1920 - ом в Барнауле молодой комдив в 21 год женился на местной учительнице Елене Дмитриевне. И там же, в Алтайской губернии, где он и воевал в 1921 году у них родился сын Юрий.

Дальнейшая служба брата с 1929 г. по 1931 г., так-же была связана с Туркестаном — в звании комбрига, в должности начальника штаба 3-ей Горно-стрелковой дивизии в городе Термез.

Последний Бунт комбрига Иоганна Бебрис произошёл в 1938 году, когда его репрессировали по обвинению, сфабрикованного Военным трибуналом того-же Туркестанского военного округа.

10 августа 1938 года «по политическому недоверию» его сняли с должности старшего руководителя Академии Генштаба и уволили в запас.
И в том же году, Особым совещанием при НКВД СССР по обвинению «в участии в военном заговоре» приговорили к восьми годам лишения свободы в Исправительно-трудовой лагерь ГУЛАГ.

Но зная брата, он не мог согласиться с обвинением и, видно, до последнего «бунтовал», не подписывал ложные на него показания.
Отбывая наказание в Саратовском ИТЛ, Иоганн Бебрис умер 17 апреля 1944 года.
Умер за неделю до своего 46-летия и за два года, до своего освобождения...
И неизвестно, освободили бы его вообще?!

В 1956 г. Бебрис Иоганн Густавович был посмертно реабилитирован.
И его жена Елена Дмитреевна Бебрис, пребывая в неведении 18 лет, наконец получила справку, ответ!

«Справка Военного трибунала СССР Туркестанского военного округа за № 4/8/4212 от 06.12.1955 «Дело по обвинению Бебрис Иоганна Густавовича пересмотренно военным трибуналом Туркестанского военного округа 8 октября 1955 года. Постановление Особого Совещания от 17 сентября 1939 года в отношении Бебрис И.Г. ОТМЕНЕНО и ДЕЛО ЗА ОТСУТСТВИЕМ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВОМ ПРЕКРАЩЕНО.
Подпись: Председатель военного трибунала ТУРКВО Генерал-майор юстиции /Хаспулатов/»

На руках у меня и Свидетельство о его смерти за 1956 год, в котором написано, что умер он ещё в 1944 году «От сердечной недостаточности».
Что берёт так-же под сомнение время и место гибели моего брата?!

И объединяло наших ВЕЛИКИХ и НЕ ВЕЛИКИХ многое!

То, что они закончили на отлично Академию Генштаба.
И в своё время, Генерал-губернатор Константин Петрович фон Кауфман и комбриг Красной Армии Иоганн Густавович Бебрис были командующими Туркестанского военного округа.

Их объединил Туркестан!

Там, где они жили, служили, женились, рожали детей! Да и внешне они были, чем-то похожи-статные и красивые.
И то, что оба они у "своих Императоров" были в опале!
Один — опальным князем, а другой — опальным комбригом.

И скончались они оба от «недостаточности»!
Великий Князь Николай Константинович Романов — от лёгочной, а комбриг Красной Армии Иоганн Густавович Бебрис— от сердечной!

И хочу я Вас спросить!

Какая же нужна «достаточность», чтобы человеческое сердце всё это выдержало?!

Но, это история!
Наша дорогая, очень дорогая история ХХ века!

XXI век, Берлин, 2017

P.S. На фото мой дед — ровестник ХХ века Роберт Густавович Бебрис. 1918 год.
..................................................................................................................
P.S. Рассказ опубликован в альманахе "Литературные страницы"
Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 04.05.2017 в 13:52
Материал просмотрен: 76 раз
Категория материала: Рассказы
К материалу оставлены: 2 комментария
Всего комментариев: 2
avatar
1
Саша, не выкладывай сразу много. Дай людям поразмыслить сначала по одному фрагменту, оставить комментарии.
avatar
2
Спасибо
avatar