Дети апокалипсиса Часть I Глава 5
24.11.2017 44 0.0 0

 
12
Дети апокалипсиса

Часть I Глава 5

Жить с братом, снохой и племянником в однокомнатной квартире не сахар, но у меня не было выбора. Что делать и куда идти? Из-за семилетнего образования не видно было никакой перспективы... Решил для начала закончить десятилетку, засел за учебники с четвертого по седьмой класс, через двадцать дней пошел в вечернюю школу. Сказал - заучу, что закончил в Таганроге восемь классов и меня приняли в девятый. Увидел - как здоровый детина мямлил перед школьной доской и решил для себя, что так и я сумею. В конце ноября устроился на работу в артель "Прокатчик" слесарем. Начальник кадров спрашивает - ты же токарь - я ему говорю - какая разница, токарь или слесарь- это одинаково. Видимо бывший военный так и понял меня и принял мой ответ за чистую монету. Так я начал работать и учится.
Артель "Прокатчик это что-то вроде колхоза в сфере металлопроката, выпускает кровельную сталь из металлоотходов и трубы электросварные. В конце года, в последних числах декабря собирается общее собрание, которое подводит итоги работы за год и выбирает председателя и ревизионную комиссию. Если только председатель ворует, тут же на собрании вылезет наружу. Комиссия отчитывается - куда ушли деньги. Производительность высокая, зарплата тоже неплохая, как и говорил капитан Лалетин в пределах полторы тысячи рублей. Кроме этого еще выплачивается приличная сумма по итогам работы, вроде премии. Сама по себе организация производства не плохая, ты можешь высказать свои претензии на собрании, тебя выслушают, поддержат, если ты прав. Все равноправны, если кто из начальства зажрался, то на собрании заклюют. Артель подчиняется областному управлению народных промыслов, но на полном хозрасчете и самоокупаемости. Идеальная модель управления народным предприятием, но только при наличии активного рабочего класса, а он в то время был. Эта экономическая форма присуще именно русскому народу, так как никто другой в мире, не обладает таким духом коллективизма. Артели были и в дореволюционное время среди рыбаков, бурлаков, грузчиков. Если бы не вмешивались райкомы и другие чиновники, если бы не Хрущев со своими дурацкими реформами, мелкой опеки райкомов, которые начали загонять страну в тупик, я повторяю, такая организация управления идеальная. Отсутствует эксплуатация человека человеком, да работа тяжелая, но ты можешь предлагать ее усовершенствовать, рационализировать труд, тебе всегда пойдут на встречу. Между рабочим и начальством демократические отношения, я бы сказал нормальные здоровые отношения. Нормальное распределение зарплаты, не уровниловка, но и не такая, кто больше хапнет.
Новый 1959 год я встретил в одиночестве, в ресторане. Сам себя поздравил с Новым годом, выпил шампанское и пошел спать домой. Этот год проходил спокойно. То был взлет социализма. Если Хрущев начал проигрывать в сельском хозяйстве, видимо в его окружение проникли люди, которые работали на развал, то в промышленности, создав совнархозы, правда, вначале неудачно, слишком мелкие. Это величайшая глупость, когда руководитель государство учится, проводит эксперименты на стране, вместо того что бы принимать сразу правильные решения. Ленин изучал теорию построения государства, просиживая годы в библиотеках. Сталин уничтожал лучшие умы, но они нарождались все больше и больше. Может он знал какой - то закон. Ученые проводили жестокий эксперимент, они убивали и избивали гиен и те начали приносить приплод вместо трех щенят по пять, шесть.
Но потом, когда Хрущев укрупнил Совнархозы, он вышел на самую лучшую в мире организацию экономики. Такого роста экономики в мире никогда не было и не будет. Открывались заводы, фабрики, как грибы росли пятиэтажки, страна превращалась в огромную стройку, магазины были завалены продуктами и товарами по ценам, соответствующим нашим зарплатам. Видимо снизились затраты на военные нужды и стали выпускать больше товаров народного потребления. Можно было купить телевизор, магнитофон, проигрыватель не ущемляя семейный бюджет. Из продуктов покупали колбасу, сыр, черную икру, в столовых был бесплатный хлеб, вернее его включали в стоимость блюд, но ты мог съест больше или меньше за ту же плату. Объявления пестрели словами: требуются техники, инженеры, рабочие… Правда ежегодные снижение цен уже давно прекратились, но эта стабилизация цен радовала народ, и он свободно вздохнул и расправил плечи. Правда были и недовольные и писали в «Комсомолку» - Вы кричите спутник! Спутник! А что дал мне спутник, я как был должен триста рублей, так должен и остался. И целый год стою на очереди устроить своего пацана в детский сад, а подвижки нет. Ему отвечали, что он не сознательный и смотрит на мир обывательски, нужно радоваться нашим космическим достижениям, мы идем семимильными шагами к коммунизму, явно намекая на семилетку, в отличие от сталинских пятилеток. Но, глядя в каких условия работали прокатчики, с одной стороны адская жара раскаленного железа, с другой адский холод сквозняков от широко открытых ворот, при этом им нужно было клещами жонглировать тяжелой сутункой, это такой кусок металла, из которого получают ровный лист кровельного железа, понимаешь как тяжело зарабатываются деньги.
Мы берем аккордный наряд на монтаж заземления и ломами долбим землю. Земли собственно на заводской территории нет, это сплав мусора, железа, ржавчины и камней. Ударяешь острием лома, а эффекта никакого, одни искры летят. Бригадир закрыл в первый месяц по сто двадцать, во второй- сто пятьдесят, на третий осталось по триста, тут и взорвался начальник кадров- К –а-а-а-к? Они заработали по триста рублей, ковыряясь ломиком в земле, я подполковником столько не получал. Так нам деньги и не отдали.
В ноябре меня перевели в электроцех. После армии моя зарплата не зависела от выработки, платили повременно, и она была средней по артели. Перевели сразу электриком четвертого разряда, видимо начальник кадров - подполковник думал, что токарь, слесарь, электрик это одно и тоже, главное разряд.
Новый 1960 год я встречал женатым человеком. На работе попал под сокращение и, хотя числился в электроцехе, меня перевели подсобным рабочим к сварщику. Варили стойки для винограда, поступил большой заказ из Молдавии. Работа была в три смены. Я кое-как дотянул до марта и уволился и в этот же день поступил слесарем - электриком в городскую баню и затем меня перевели механиком в другую баню. У меня появилось много времени. Я закончил школу и получил аттестат о среднем образовании.
Попытался поступить в институт, но не набрал проходной бал, если бы я написал заявление не на электроснабжение, а на металлургический факультет, я бы прошел. Жизнь начала меняться незаметно. Звездный миг был слишком коротким. Начали включаться странные механизмы на уничтожение достигнутой гармонии. Видимо, силы противостояния укрепились и перешли в наступления. Деньги, выделенные Конгрессом США, на войну с СССР начали приносить первые дивиденды. Исчез из столовых бесплатный хлеб. Исчезла из продажи черная икра. Ну и что, объяснял положение на одном из заводских собраний инструктор райкома, в одной из европейских стран пятнадцать лет не было урожая на мак, а большинство жителей этого и не заметила. Потом Хрущев выступил на автозаводе в Горьком, и его поддержали заморозить Госзайм на двадцать лет. Говорят вся дорога, по которой ехал Хрущев, была усеяна облигациями. И, наконец, временно подняли цены на колбасу и масло с шестнадцати, восемнадцати до двадцати шести, двадцати девяти рублей за килограмм. Это впервые поднялись цены с послевоенного периода. Идет реформа народного хозяйства. Эпоха Хрущева заполнена полной мешаниной, в котором слой умных решений сменяется на слой дурацких решений. И не всегда разберешься, где безграммотность, а где предательство. Артель "Прокатчик" ликвидируется и переходит в статус завода, ликвидируется управление народным промыслом. Многие колхозы становятся совхозами, артели заводами, фабриками, предприятиями. Удельный вес кооперативной собственности переливается в государственную. Постоянные реформы в сельском хозяйстве, ликвидируются МТС, техника передается в колхозы. Колхозы укрупняются или специализируются и эта круговерть не дает никакого развития, а приводить к развалу всего и вся. Кукуруза упорно стремится на север, подбирается к Ленинграду.
Производят обмен денег, и цены за счет округления немного подрастают.
Захожу в Райком комсомола по поводу учета, первый секретарь знакомый парень занят важным делом, пишет. Секретарша на телефоне тоже пишет. Она заканчивает, он задает вопрос - сколько?
- Восемьсот - отвечает она.
- Пиши десять тысяч - говорит он профессиональным тоном.
Я стою молча и делаю вид, что не понимаю происходящей сцены. В то время, в связи с угроблением сельского хозяйства, школьные бригады выращивали кроликов, по просьбе партии и комсомола накормить страну крольчатиной. По всей стране развернулось соревнование, кто больше вырастит и сдаст в коопзаготовку. Первый секретарь райкома комсомола разбойничьего села Бор вышел на первое место и через месяц был приглашен в Москву, в ЦК комсомола заведовать отделом контрпропаганды. Отдел стоял на страже идеологической чистоты нашей молодежи. Империалисты давно воевали на этом фронте. Вот как сказал бы воспитатель-разведчик Юшков- мы должны противопоставить узким брюкам- дудочкам широкие штанины из которых Маяковский вынимал серпастый паспорт, а ихнему джазу нашу гармонь. Но Юшкова давно уже нет, где-то затерялся на просторах великой родины. Против джаза были созданы изумительно чистые красивые песни и исполняли их удивительно талантливые люди. Со штанами выходила накладка, мы делали лучшие в мире ракеты, а на штаны не оставалось ни денег, ни времени, все тратилось на вооружение и строительство базы коммунизма, но я понял, что этот секретарь райкома запустит в наш дом чуждую империалистическую идеологию, если она будет выгодна непосредственно ему.
14 июля 1960 года в 13.45 дня ждали конца света итальянский детский врач Элио БЛАНКО и его 45 сторонников. Они был уверен, что мир погибнет от взрыва секретной американской бомбы, и дабы не разделить горькую участь прочего населения, построили 15-комнатный "ковчег" на высоте более 2 км на горе Монблан... Чудак, мир переживал этот страх в Лос -Аламосской лаборатории около 15 лет назад.

Я не учусь, только работаю в бане, и у меня такое же состояние, как и в Таганроге. Только теперь мне не надо бежать, весной шестьдесят первого я пишу заявление, и уезжаю на Кавказ. В Москве пересадка, иду по Красной площади, вчера здесь встречали Гагарина, площадь усеяна калошами, поломанными зонтами, сумками, бумажками. Я захожу в гости к армейскому другу, говорим от том, о сем и потом уезжаю на Курский вокзал и поезд меня несет на юг.
В Ставрополе весна, такая - же как в детстве, с теплым дождем, зеленая, с одуряющим запахом расцветающей природы. Я брожу по городу, опьяненный свободой, воспоминанием и надеждами, которые быстро улетучиваются вместе с деньгами. На работу я не смог устроится без прописки, без жилья. Тетка недовольная и однажды мне говорит, что ей написала письмо моя жена и рассказала, что я болен, какой-то страшной неизлечимой болезнью и меня разыскивает милиция за какое-то страшное преступление. Погостив месяц с небольшим у тетки, я вернулся в разбойничье село Бор. На вопрос что ты наплела, она ответила - я хотела, что бы ты вернулся. - Ну и шутки у тебя дурацкие - ответил я и ушел из дома.
Я лежу на берегу Волги, широкой и величественной, как пишут классики. Мимо проплывают большие белые пароходы, заполненные до отказа музыкой, красивыми женщинами и смехом, на палубе капитан в белом кителе и в фуражке с кокардой. Я знаю, что мне делать? Я отправляюсь в затон имени «40 лет Октября», что бы занять достойное место радиста на большом белом пароходе. Но, увы, места уже все заняты, лето в разгаре, нужно было чуть раньше находиться в нужном времени. Я, разочарованный, отправляюсь в другой затон имени Карла Маркса, где невзрачные потемневшие толкачи толкают по великой Волге баржи заполненные лесом, контейнерами и просто щебнем, на которых нет красивых женщин, капитанов в белоснежных кителях и не так громко играет музыка.
Меня принимают на пароход имени "Академик Сеченов" рулевым - радистом, я приношу собой пластинку "Дак – дак - черные утки" и начинаю наполнять свой пароходик музыкой. Теперь у меня в жизни узкая каюта с двухъярусной койкой и постоянно работающим судовым двигателем. Мимо проплывают пристани и города, но по ним не побродишь. Пароходик - трудяга, ни на минуту не останавливается, все время чух - чух и вперед, вперед.
Проработал я недолго, сначала ушел в отпуск на сдачу экзаменов в институт, а когда поступил, то уволился совсем. На пароходе учиться было нельзя, каждый вечер я должен садится за парту и потому я нашел с 1 сентября работу в школе с окладом в тридцать рублей, а две ставки было шестьдесят, что совсем хорошо, а еще в Доме пионеров за ведение радио-кружка и вовсе устроился ловко.
Совнархоз в Горьком напоминает Смольный 17 года. Снуют по кабинетам чиновники, созданы управления по всем отраслям народного хозяйства, идет громадное строительство пятиэтажек, видимо все нам по зубам, кроме лифтов. Идет строительство новых заводов, фабрик, каждый совнархоз хочет быть независимым от материальных поставок другого совнархоза. Центры, в которых прописались укрупненные совнархозы, процветают, Москва тускнеет. Все больше и больше людей из провинции решают свои вопросы на месте и не едут в Москву. Хрущев, отобрав власть у Москвы, передал ее в провинцию. Провинция процветает, вся страна превращена в громадную стройку.
Те неприятности о которых я писал, исчезновение бесплатного хлеба в столовых, а черной икры с прилавков, небольшое подорожание продуктов и заморозка займов некоем образом не отразилась на воодушевлении народа, бесплатная медицина и широкое применение антибиотиков делало людей уверенных, что им никакие болезни не грозят. Я уже говорил, что это был звездный час социализма. Мы покорили космос и до ближайших звезд подать рукой, мы впереди всей планеты. Социализм построен окончательно и бесповоротно, нам не грозят никакие кризисы, те самые, что постоянно сотрясают устои империализма, отчего тот разрушается. Все народы хотят только жить при социализме и как бы американские империалисты не сопротивлялись, их часы сочтены. А дальше захватывает дух, через двадцать лет мы жить будем при коммунизме. Принята программа, "От каждого по способности, каждому по потребности". Все будет бесплатно, будет изобилие и наступит рай, к которому шли народы семь тысяч лет и только родной коммунистической партии удалось это осуществить. Вот только сейчас нужно перебороть трудности, только сейчас нужно терпеть, не роптать, смириться, то есть безропотно сносить все неурядицы, а через двадцать лет наступит рай.
Мы этому верили искренно, но с большой долей иронии, газеты, радио, телевидение захлебываясь убеждали нас, что мы победили и это изобилие у нас в руках. На прилавках масса продуктов, покупай что хочешь, товары любые, транспорт дешевый, дома растут как грибы и все пятиэтажки. Готовить больше не надо, будет развита сеть столовых, фабрик-кухонь по выпуску полуфабрикатов. Легковая машина не нужна, есть метро, трамвай, троллейбус и автобус.
«2 февраля 1962 года между 12.05 и 12.15, согласно расчетам индийских астрологов, парад восьми планет должен был стать началом конца света. Миллионы индийцев вышли в этот день на улицы и истово молились...»

Единственное закралось во мне сомнение, что минимальная зарплата 30 рублей и на эту зарплату можно есть только макароны, но долго ли? Пока не свалит диабет. На все остальное денег не хватит. Но в шестидесятые годы началась эпоха романтики, удивительно чистые песни с удивительно чистыми мелодиями, люди едут в тайгу за запахом, за песнями. Из динамика спрашивают- хотят ли русские войны? И тут же твердо отвечают - нет! Все зачитываются журналом "Юность", читают Евтушенко, Рождественского, Вознесенского, Аксенова. Жизнь еще трудна и скупа, но впереди сияющие дали и время работает на нас. Мелкие совнархозы из одной области или края ликвидируются и создаются крупные из трех или пяти. Начав изучать в институте политэкономию, я заметил, что в стране все время безостановочно проводится какая - то титаническая работа. Образуются и ликвидируются министерства, управления, главки, укрупняются или умельчаются производственные объединения, колхозы. От моноотраслевой структуры переходят к многоотраслевой и наоборот. Работа кипит, выступают начальники и рассказывают, как они хорошо перестроили управление производством, потом их снимают и новые рассказывают, как они вернули старое, что бы опять построить новое. Я как-то прочел в одном из журналов, что одна зарубежная фирма существует сто пятьдесят лет, и очень удивился. Она бы у нас была сто пятьдесят раз перекроена, переиначена, перераздолбана.
Весной 1963 года я оказываюсь на должности лаборанта с окладом тридцать рублей, из них я должен уплатить одну четверть или семь пятьдесят алименты и мне остается весьма и весьма маловато. Но я уже почти на третьем курсе института и начале июля перехожу на ремонтно-механический завод - товароведом или попросту снабженцем. Оклад у меня восемьдесят рублей и постоянно командировочные. Передо мной мелькаю города: Казань, Калуга, Рязань, Ярославль. Я бываю на заводах, фабриках, не говоря о многочисленных конторах снабжения. Начинаю вникать в построенную гигантскую систему. Все построено на нарядах. Одни выписывают, другие получают. Я на приеме у одного чиновника, он долго изучает мой список подшипников и с оптимизмом говорит - приходи завтра, все получишь. Прихожу завтра, мне говорят, что он вчера вечером уволился. Все отпускается по нарядам, от канцелярской скрепки до шагающего экскаватора. Чем важнее группа отпускаемых материалов, тем важнее чиновник. На резиновые уплотнители или сальники можно посадить девчонку - вчерашнюю школьницу, авторезину к "Волге" отпускает сам начальник, в кабинете при закрытых дверях. Интересно, какой же садист создавал эту систему, впрочем, согласно закону Паркинсона кормовое поле создает сама бюрократия вне зависимости от его размеров.
Эйфория скорого построения коммунизма к 1980 году и завоевания ближних звезд понемногу улетучивается. Интересно, это имитация планирование цели или в действительности Хрущев и его правительство хотели построить коммунизм к назначанному сроку. Но ведь коммунизм не строят, его выращивают по мере роста технологии замены ручного труда машинным. Скорее всего это был один из способов отвлечь внимание народа от дел, которые пошли наперекосяк и увлечь их будущим, вот мол тогда и настанет хорошая жизнь, а сейчас надо как то пережить трудные времена. Но если внимательно присмотреться к истории, то они все время были трудными, со дня изгнания Адама и Евы из рая. Прилавки в магазинах опустошаются, выдают талоны на получение хлеба по месту жительства. Хлеб подвозят ближе к жилым домам и объявляют это передовыми методами торговли. Секретарь Рязанского обкома партии стреляется, якобы из-за того, что покупал масло в соседней области и сдавал в счет плана. Все начинают понимать, что ложь возведена в ранг правительственной политики и видимо никогда не сойдет с пьедестала.
Особенно плохо стало в командировках, ничего не купишь, захожу в магазин города Кулебаки у проходной металлургического завода. Магазин длинный, узкий, высокий. Слева от пола до потолка водка, справа консервы килька в томатном соусе. Небольшая очередь, одно и тоже слово - комплект, значит одна бутылка водки и одна банка кильки. Изредка нарушается однообразие - два комплекта, две бутылки водки и две кильки.
Куда все исчезло, так и осталось загадкой, работали заводы, фабрики, выполняли и перевыполняли планы по производству тысяч и тысяч тонн продуктов. Но кто –то же знал об этом, куда исчезают продукты. По крайней мере, должны знать в аналитическом управлении КГБ. Но если они знали и молчали, значит они выполняли роль троянского коня. С одной стороны фонд заработной платы не давал разогнаться, перевыполнить выпуск продукции, но с другой выпущенной хватило бы с лихвой обеспечить все магазины. Все продукты поставлялись по нарядам, отгружались в вагоны и исчезали. Видимо что-то назревало, раз наши вожди опровергнул закон Ломоносова о сохранении энергии.
В Горисполкоме мужик типа деревенской интеллигенции кричал в трубку - мы обеспечиваем детей хлебом по строго научно обоснованным нормам, по сто двадцать граммов на человека.
Я начинаю понимать, что начальство от председателя сельсовета до секретарей ЦК поражено синдромом Швейка, и что Шиллер сказал про них - перед глупостью бессильны даже боги- а, Сталин- "кончилась эпоха гениев и началась эпоха дураков". Шла война, пусть она называлась холодной, но эта была настоящая война на невидимым фронте, с невидимым врагом. Были победы и поражения, но впервые СССР начала проигрывать войну, началось отступление по всей линии фронта.
И верно, в октябре сняли Хрущева, и вождем стал Брежнев. Можно сказать, родился новый вождь, от совокупления ЦРУ и КГБ. И все началось с начала, разогнали совнархозы, оставили только управление материально- технического снабжения, создали министерства, соединили обкомы, все вернулось на круги своя, но чиновников стало в два раза больше.
Теперь чеховская героиня вновь заламывала руки и шептала: в Москву, только в Москву, из этой ужасной провинции. Кто-то исполнял великую симфонию абсурда, дирижер взмахом палочки создавал и разрушал управления, тресты, объединения, главки, министерства, менялись звания и названия, объединялись и разъединялись, укрупнялись и умельчались и все это было похоже на водоворот огромной реки, которая несла свои воды уже не в коммунизм, а в полную неизвестность. Велась титаническая работа, которую можно назвать бессмысленной или имеющую глубочайший смысл, повторив слова одного из государственный деятелей предреволюционного времени: или это дурость или предательство.
Закончились две большие эпохи, они были связаны между собой, эпоха Сталина и эпоха Хрущева.
Сталин построил социализм. Как бы не брызгали слюной ученые от экономики всех мастей, последовательное развитие человечества лежит через пять формаций, и социализм является пятой ступенью развития. Например, предлагают кандидатуру на пост отца нации Иванова ( девичья фамилия Рабинович), ура - кричат СМИ, ура кричит народ, хотя о нем не знает ничего, даже девичьей фамилии, но соглашаются. А, ведь, только Ленин просиживал сотни часов в библиотеках, изучая Маркса, Энгельса и десятки других буржуазных ученых, экономистов и всю науку о строительстве государства, что бы видеть архитектуру этого государства, которое он собирался построить.
Другое дело способ строительства, кровь, унижение, рабство. Сталин создал кровожадного монстра: –ЧК – НКВД –МГБ - КГБ. Казалось, эта организация должна играть роль иммунной системы в теле государства. Но она начала пожирать своих сынов и дочерей.
Иммунная система приняла хронический дегенеративный процесс, перерастая в стадию злокачественного заболевания, аутоагрессию. Первоначальный социализм был скорее похож на рабовладельческий Древний Египет и авральное возведение гигантских пирамид индустрии, но к пятидесятым годам, в этом строе стали проглядываться человеческие черты, сначала робко, но постепенно набирая силу. Новая формация человека не вписывалась в существующую религию. Строитель социализма, будущего всего человечества, активный борец с прошлым, непримиримый к эксплуатации человека человеком, готовый защищать свою родину, он стремится познавать новое. Он учится, делает открытие и строит новую прекрасную жизнь. Религия предлагала проводить время в молитвах Богу, в смирении, думать о спасении души человеческой и покорно воспринимать происходящие события. Нельзя было допускать конфликт между государством и церковью. Достаточно было отделить церковь от государства, продолжать проводить образование и воспитание в светской манере, а к религии относиться с величайшим уважением, так как любая религия – это культура, которая насчитывает тысячелетия.
Сталин обесценил жизнь простого человека и в мирное и в военное время. Он параноик, он диктатор – мясник. Он мудрый вождь, отец всех народов, он обладал неимоверной работоспособностью и умел заставить работать других, он создал лучшую в мире организацию производства, организацию здравоохранения, образования, культуры. Эпоха Сталина – эпоха страха, эпоха становления великой империи.
ЗАВЕЩАНИЕ СТАЛИНА
«После моей смерти много мусора нанесут на мою могилу, но придёт время и сметёт его.
Я никогда не был настоящим революционером, вся моя жизнь - непрекращающаяся борьба с сионизмом, цель которого - установление нового мирового порядка при господстве еврейской буржуазии... Чтобы достичь этого, им необходимо развалить СССР, Россию, уничтожить Веру, превратить русский державный народ в безродных космополитов.»
Я пишу о времени, о том времени, которое дала мне судьба. Эпоха Хрущева привнесла свежий ветер, хрущевская оттепель породила надежду, что восторжествовали человеческие отношения между людьми. Еще очень важное дело сделал Хрущев, что создал укрупненные совнархозы, и Россия, в лице провинций, воспрянула духом, после многовекового засилья Москвы. Чеховская героиня уже не заламывала бы так руки и не рвалась бы так в Москву Хрущев начал строить массовое, доступное жилье в виде пятиэтажок (хрущевок). Но все это было недолго. Америка не в силах была победить СССР в войне, но она могла СССР купить, что и сделала. Триллионы долларов пошли на покупку, и это им удалось.
Хрущев боялся КГБ и сделал все, чтобы его нейтрализовать, и оставшись не у дел, эта призванная организация играть роль иммунитета государства, оказалась беспомощной в третьей мировой войне стала на сторону врага. Хрущев не почувствовал время, когда на первое место вышла разведка, внедрение агентов влияния и дипломатия, подкуп и шантаж, он продолжал клепать танки, пушки, снаряды, отравляющие вещества, подводные лодки, хотя уже тогда было ясно, что эти деяния несут двойные затраты, на производство и на ликвидацию и не ясно где затраты больше. Но это было чудовище, которое пожирало нервы, силы, время людей. Он не умел блефовать и по настоящему производил все больше и больше оружия вопреки здравому смыслу.
Хрущев или вернее его окружение нанесло огромный вред сельскому хозяйству, поднятием целины и сеянием кукурузы. Хрущев ликвидировал последние ростки частной инициативы, народных промыслов, артелей, индивидуальных предпринимателей. Он рассуждал так: советскому человеку автомобиль не нужен, когда есть трамвай, автобус и прочий общественный транспорт. Кухня в доме нужна, только подогреть чай, питание будет в столовых, и советский человек будет пользоваться фабрикой-кухней. При Хрущеве покупали масло в одном районе и продавали в другом, чтобы выполнить план по поставкам.
Хрущев начал активное строительство коммунизма в джунглях Африки, Азии и Америке. Если все деяния Хрущева бросить на весы, то перетянет все дурное и возвестит о начале долгой, затяжной третьей мировой войны, в которой СССР начала проигрывать все больше и больше. У власти больше не было таких игроков как Сталин. Эпоха Хрущева закончилась дворцовым переворотом в октябре 1964 года. Мировая закулиса ловко забила гол в наши ворота. Я ничего не знаю, может в его мозги проникали слиперы и творили там такой бардак, что весь мир только ахал, а может быть он был недостаточно умен для такого уровня управления государством. Мы никогда об этом не узнаем, пока не научимся читать хроники Акаши. Но только я знаю, что немцы во время войны перешли какую то черту, которую нельзя было переходить на том уровне развития цивилизации на котором мораль и научные разработки были несовместимы или отставали во времени.
Я учился на четвертом курсе, жил в небольшом городишке Бор. Работал на небольшом заводе и много ездил по центральной части России. Я присматривался, как живут люди, и передо мной мелькали города: Горький, Москва, Калуга, Рязань, Ярославль и другие, большие и маленькие. Начиналась новая эпоха Брежнева, что она принесет, что она даст человеку или отберет? На это могло ответить только время.

Горький, Бор. Октябрь 1964 г.

Читайте также:
Комментарии
avatar
Раздача наград