Дети апокалипсиса Часть 2 Глава 3
28.11.2017 23 0.0 0

 
12
Дети апокалипсиса Часть 2 Глава 3
Альфред Дешабо

Пока наши клепали пушки и танки, коих было заказано под сто тысяч штук, американцы занимались совсем другим делом. Они готовились совершенно к другой войне, на порядок или два выше той, что состоит из снарядов, пушек, танков, и отравляющих веществ, которые мало того, что требуют затрат на производство, но еще нужны деньги на их уничтожение. Ведение классических форм войны устарело. Нужны новые технологии. Не нужно убивать неприятеля, как это делали Наполеон, Гитлер, нужно нейтрализовать мозги, а тело пусть живет.
Это, по-видимому, осознали американские исследователи Тарг и Путгофф, когда в 70-х годах поставили эксперименты по "дальновидению": индуктор удалялся от перципиента на тысячи километров и в заранее обусловленное время (например, ровно в полдень) просто смотрел на окружающий его пейзаж, желательно с каким-нибудь маркером (Эйфелева башня, церковь, семафор и т.п.), а перципиент пытался эту мысленно принятую картинку зарисовать. И в таких, классически правильных экспериментах эффект телепатии был уверенно подтвержден, поскольку оба участника не могли случайно угадать объект передачи с указанной выше вероятностью (условно - одной миллионной).
«В начале 70-х пришельцы так называемого "Скандинавского" вида постепенно исчезают из сообщений ЦРУ и контакте ров многих стран. На этом фоне резко увеличивается активность серых гуманоидов (Greys). В океанах и морях, в горных массивах планеты обнаруживаются большие базы пришельцев, созданные без ведома каких-либо правительств. Повышается активность НЛО над поверхностью Луны и космическом пространстве вплоть до орбит Юпитера и Сатурна. Вооруженный конфликт с пришельцами на подземной базе совместного использования S-4, штат Невада, окончательно убедил правительственные круги в том, что ситуация окончательно вышла из-под контроля. Возникла тяжелейшая проблема: что делать? Что сказать своему народу и всему миру? Дальнейшее сокрытие на государственном уровне присутствия НЛО и пришельцев стало бессмысленным. Во многих районах планеты НЛО появляются чаще рейсовых самолетов. Захват людей и массовая вивисекция животных из года в год увеличиваются. Активность пришельцев продолжает увеличивать неуверенность Агентства Национальной Безопасности США в вопросах возможного стратегического ответа, что вынуждает Сенат в ближайшем будущем заставить АНБ и ЦРУ раскрыть все тайные и явные дела, связанные с космическими пришельцами. 31 декабря 1970 года в 24.00 ночи, согласно расчетам христианской церкви Истинного Света в Северной Каролине, должен был наступить 6000-й день рождения мира. Который и должен стать его концом. Но не стал...»

В Сочи меня никто не ждал. У каждого было проблем выше головы и было чрезвычайно глупо найти работу и жилье без прописки. Я уехал в Горячий ключ и хорошо отдохнул и полечился в санатории по курсовке. Потом приехал в Сочи, сел на электричку и пересек русско-абхазскую границу. Здесь было проще. После недолгих поисков я устроился рабочим в лесозаготовительный участок Леселидзовского леспромхоза.
Я опять в третий раз попал на лесоповал, теперь в южном горном районе Абхазии. Интересно ведет судьба тебя за руку, делает неожиданные повороты, пассы, повторы, бросает тебя в водоворот событий или представляет тебе возможность побыть в одиночестве в прекрасном буковом лесу, расположенным на склонах удивительно красивых гор.
И в этом райском уголке приходят тоже удивительные мысли. Нет никакого социализма, капитализма и прочих дуризмов. Есть человек в нужное время, в нужном месте и он заключает производственный брак или экономический, кому как нравится. Этот брак оформляется регистрационной записью в его брачно-трудовой книжке и в его обязанности входит та работа, которая ему поручается. Мне, например, валить лес, хотя я этого совершенно не умею делать. Хорошо быть секретарем райкома или даже обкома, не говоря о ЦК. У них наступил коммунизм. Хрущев хотел построить коммунизм на территории всего Союза, а в тайне и на всей планете, Брежнев, в связи с истощением материальных ресурсов решил строить коммунизм сначала в узком кругу, потом по мере накопления этих ресурсов круг расширять, не только своих родственников и сослуживцев, но их друзей. И если я заключил невыгодный производственный брак, валю, леса много, а денег получаю мало, так мало что об этом и говорить стыдно, то Брежнев заключил сверхвыгодный брак, энергии физической и интеллектуальной он тратит очень мало, а имеет бесконечно много.
В лесу я проработал совсем немного семнадцать дней, о чем записано в трудовой книжке и перешел начальником снабжения по переводу в РСУ. Ремонтно-строительный участок занимался ремонтом и строительством санатория и дома отдыха для ЦК КПСС Украины. Трест находился в Ялте, министерство в Киеве. Живу в шикарном общежитии, рядом строится дом для работников участка, море за пятьсот метров. Пошли сплошные командировки: Ялта, Киев, Донецк, Сочи.
Начальник участка грузин, часто играем с ним в шахматы в его кабинете. Стараюсь выигрывать, но мы примерно равны.
В марте в столовой организуется модный в то время, благодаря телевидению, огонек. Естественно на столах выпивка, произносят тосты, я тоже выпил, как следует, встаю и читаю недавно написанные мною стихи:

Дворовому псу.
Ну, что ты смотришь на меня так предано,
Как - будто я твой самый лучший друг,
Тебе, наверное, совсем неведомо,
Что я вхожу в собачий узкий круг.

Что жизнь живу похожую на эту,
С утра как ты, и до ночной поры
И только у меня еще все нету
Такой вот персональной конуры!

Первым вскочил начальник и, поднимая бокал, прокричал - будет у тебя конура, персональная конура - добавил он с грузинским акцентом.
В апреле меня вызвали в профкомитет и дали номер квартиры, в которой я должен навести марафет для госкомиссии и потом вселиться по ордеру, я его получу потом. Я вызвал из Горького жену, мы навели порядок в шикарной квартире, с паркетом, большой лоджией с видом на горы и она уехала заказывать контейнер для перевозки домашних вещей, а вечером ко мне пришла женщина в общежитие и сказала, что бы я дал начальнику две тысячи рублей, на что я ей ответил, такой кучи денег я в жизни не видел.
На утро меня вызвали в отдел кадров и сказали, что я уволен по сокращению штатов. Я получил расчетные, перевел в Горький компенсацию в сумме семьдесят рублей за моральные издержки и пересек русско-абхазскую границу в обратном направлении. Меня наверное спас Бог и я не оказался в Абхазии, которая пережила и продолжает переживать ад. А ведь там райская природа и райский ландшафт. В то время существовала такая позиция – выйти на круг. Человек устраивался на работу и не спеша подыскивал себе другую с большей оплатой и лучшими условиями. Все это повторялось до тех пор, пока он не достигал своего уровня некомпетентности.
На этот раз я устроился слесарем шестого разряда в мастерской Адлерского совхоза номер одиннадцать, на самом деле меня приняли на должность снабженца. За мной закрепили машину с шофером, и я поехал по Сочинским просторам. На квартиру я устроился к хорошему другу и недолго думая, начал строить себе вагончик. На западе называют автоприцеп или автофургон и в таком они живут и размножаются, Я решил сделать тоже самое. Выбрал место за забором, небольшая полянка и большой склон спускается к морю, его видно вдалеке, почти на горизонте, но если ехать на велосипеде, то будет два километра. Из какой-то дальней бригады я притащил раму из под опрыскивателя, выписал в бухгалтерии за копейки уголок сороковку, пригласил хорошую девку-сварщицу и мы сварганили прекрасный остов. Потом я поехал в сельхозтехнику и загрузил свой Зилок пустыми ящиками из-под запчастей, приехал, разбил их на доски и у меня получился шикарный дом на колесах с потолком, полом и стенами. Потом я поехал в гостиницу к знакомой замдиректрисе и загрузился пустыми коробками из-под финской мебели, прихватив с собой санузел. Стены, пол и потолок я обил картоном, внутри оклеил обоями, снаружи рубероидом и у меня получился неплохой домик с широким окном от львовского автобуса, выходящим на далекое море. Купил холодильник, газовую плиту с баллоном, велосипед "Турист" и зажил хорошей жизнью. В Америке в это время, конечно, были дома на колесах и прицепы, и смонтированные в кузовах, но в СССР этого еще не было. В этом совхозе был интересный рабочий распорядок. Больше, где - бы я не работал, я такого не встречал.
В восемь, ноль-ноль планерка. На планерку собирается начальник мастерской, главный инженер, завгар, инженер по технике безопасности и я. Мы обсуждаем, какие дела нужно сделать на день и через двадцать минут разбегаемся. Завгар уходит строить свой дом, главный инженер на базар продавать мясо, инженер по ТБ на пляж с перекинутым через плечо полотенцем и я предоставлен себе на целый день, за исключением мелких поручений. Такой экономический брак я называю выгодным, у меня много свободного времени, платят немного, всего сто двадцать, но я привожу бесплатно овощи, фрукты и на питание не жалуюсь, оно мне кажется привлекательным. Встаю я рано, бегу по пересеченной местности десять километров, причем в одном месте преодолеваю довольно крутую гору, а когда бежишь в гору то получаешь отменный кайф, это такое удовольствие, что и сравнить не с чем. Потом я принимаю душ, изысканный завтрак из овощей и субтропических плодов и иду на планерку, что бы через полчаса заняться своим делом.
Жизнь наладилась, зарплата небольшая, но в магазинах все есть, любые продукты, любые товары, цены по зарплате. Конечно, я не могу купить машину или дом, здесь цены запредельные, если откладывать каждый месяц на пределе по сорок рублей, то на дом нужно пятнадцать лет, с условием форс-мажорных обстоятельств, машину можно купить через двадцать при условии, что цены не шелохнутся, а это маловероятно.
Я сделал себе шезлонг, садился на берегу моря и писал или думал. Возникают ли законы общественного развития на другой день после взятия Смольного, Монкады или они уходят корнями в прошлое Земли, в океан, где зародилась жизнь. Ясным солнечным днем под легкое дуновение с моря я написал первые строки новой экономики.
Человечество, подобно гигантскому червяку, выползло из океана и вползает на древо познания и благополучия. Вползает, то убыстряя, то замедляя свой бег, который взял старт в мировом океане сотни миллионов лет назад от простейших примитивных праклеток. Он ползет по непознанным законам природы в таинственную высь, посылая проклятья богам за несправедливое распределения благ. Он производил накопление: сначала шкур убитых мамонтов, бронзовых наконечников, каменных бус и глиняных горшков, потом холодильников, телевизоров, автомобилей, стиральных машин, бомбардировщиков и ракет с ядерным оружием.
Внутренности его разъедают противоречия. Бушуют войны и природные катаклизмы, унося миллионные жертвы и целые народы, отбрасывают его на века, чтобы он вновь продолжал извечный свой бег к таинственным кронам древа познания и благополучия.
Каковы его параметры движения, растянутость и скорость? Голова его наша гордость. Это следы на луне, если они действительно были, полет реактивного лайнера, отблески солнца в окнах многоэтажных домов. Это симфонии Шостаковича и сказки Антуана Сент-Экзюпери. Хвост его - наша совесть, наша боль. Это нищета, голод, болезни. Это бомбы вместо солнца. Я закрыл глаза и прислушался к шуму моря. Три с половиной миллиарда лет природа затратила на создание клетки – этого изумительного сооружения с заводом, электростанцией и прочими службами само обеспечения. Это одноклеточное существо добывало из океана или вернее сказать океанского бульона все элементы таблицы Менделеева для нормального функционирования. Какая трагедия произошла в те времена, упала ли новая агрессивная клетка с метеоритом из космоса или бульон стал жидким, но неожиданно клетки начали пожирать друг друга. Bellum omnium contra omnec- война всех против всех. Так и могла закончиться жизнь, когда все бы - сожрали всех. Возможно, на других планетах так и произошло. Эта очень важная мысль – все сожрали бы друг друга, и Земля стала безжизненной. Но этого не произошло. Клетки начали объединяться в организмы, что бы выжить в этом суровом и беспощадном мире. На создание многоклеточных ушло еще 600 миллионов Я не буду писать восторженно о клетке, подобно Бюффона, описывающего лошадь, это сделал уже Пушкин. Повторю только, что она имеет свой маленький заводик, не больше свечного, электростанцию и по индуистским верованиям обладает сознанием и суперпамятью. Клетки объединились на основе любви, равноправия, уравнительного распределения благ, той самой уравниловки, что так хулят бойцы капиталистического фронта, хотя в экстремальных условиях она (уравниловка) и может нарушаться. Клетки объединились, что бы выжить всем или ни кому. Как пассажиры авиалайнера, то есть под задницей ни у кого не спрятан парашют. Они могут быть счастливы все или никто. Значит, законы такого справедливого объединения существуют. Я не знаю, делятся ли клетки на альтруистов и эгоистов. Скорее всего да. Бывают ли в их среде восстания, которые приводя к раку и тогда погибают все. Я не приверженец теории Дарвина, природа работала, но и много работали генные инженеры. А за границей клеточного содружества по - прежнему остается океан борьбы и жестокости, океан страха и ненависти, океан в котором одни пожирают других, сильные слабых. Театр жестокости поднялся на одну ступеньку выше. И что бы выжить, необходимо иметь силу, стремительность, ловкость, сообразительность, оружие защиты и нападения и многое, многое другое. Правда, слабые часто решают вопросы выживания за счет избыточности, но это видимо одна из уловок. Опять же для выживания организмы объединяются в стаи, стада, семьи и прочие содружества и, хотя, Норберт Винер приравнивал строй муравьев одинаково, как к фашизму, так и к социализму, а Ленин любил сравнивать государство с пчелиной семьей, мне кажется, человек разумный стоит несколько в стороне. Конечно, далеко от зверя он не ушел, он убивает друг друга, что бы завладеть не его телом, а его богатством, он высасывает из другого человека его труд, энергию посредством эксплуатации.
Как и звери, государство в первую очередь охраняет захваченную территорию, что бы не допустить к пиршеству чужеземцев, люди даже придумали пословицу «Если не будешь кормить свою армию, то тебе придется кормить чужую». Впрочем, под своим контролем оно готово, приглашать инвесторов, якобы для открытия рабочих мест, на самом деле для двойной эксплуатации. Но какой бы строй не выдумывали ученые мужи: рабовладельческий, феодальный, капиталистический, социалистический, почти всегда 20 процентов порабощают 80. Цифра 20 – и есть та голова червяка – человечества. Она может быть больше или меньше, но сути дела не меняет. Океан и его законы могут быть более цивилизованными или менее, но они остаются законами океана – сильный пожирает слабого. 20 процентов всегда хорошо организованы, у них полиция, армия, средства массовой информации, у них есть все. У 80 процентов нет ничего, и только надежда и желание пробиться в двадцатку. Да, да та самая Золушка мечтает об этом и у нее получается и, кажется, все просто, так сумеет каждый, и они говорят, нужно только очень сильно захотеть. Как в лотерее, 20 процентов выигрыша достаются немногим счастливцам, остальным не повезло, попытайте счастье в следующем тираже. Как–то один из московских журналистов интервьюировал болгарскую аспирантку математического факультета МГУ – на вопрос – что вам дала изучаемая теория вероятности? Она коротко ответила – я перестала покупать лотерейные билеты. Так и некоторые, разуверившись прорваться в двадцатку, перестают покупать лотерейные билеты, предпочитая алкоголь, наркотики и прочие заменители натуральной жизни.
Но если, а, скорее всего так и есть, высшая цивилизация породившая человечество, оставило ему в наследство прекрасный космический корабль с многократной защитой от космических напастей, водяным отоплением (Гольфстрим), и многими другими наворотами, что можно сравнить с квартирой со всеми удобствами. И на большей части материков комфортная температура, давление и не менее комфортная влажность. Правда человечество ходит под себя и загаживает этот корабль, но об этом в другой раз.
Но я зашел слишком далеко в своих суждениях, и хотел вернуться к объединению клетки, что бы выжить в этом диком, суровом мире, где опасность подстерегает на каждом шагу. Это объединение прекрасно во всех отношениях, хотя и нет никакой гарантии, что клетки проживут полную, счастливую жизнь до самой старости. Слишком большие страсти кипят вокруг. Несколько подобное объединение копирует семья, но общество, выходящее за рамки семьи неспособно объединиться на тех условиях, слишком сильны законы океана и государство охраняя только свою территорию, постоянно воюет со своими соседями, внутри, же государства давая жить двадцатке и нещадно эксплуатируя остальные 80. Через некоторое время общество имеет все присущие ему атрибуты: вождей, начальников, прислугу, (среди которых изрядно количество лизоблюдов) и рабов в отношении 20 к 80. Соотношение может быть иным, но главное дело в сути. В государстве построено микро государство на основе самоорганизации, вытекающей из законов океана, из отношений сильного и слабого, организованного и неорганизованного, где нет места любви, справедливости, нет той самой уравниловки по труду, на самом деле братства и равенства, есть только интересы. Но это еще не все. Как бы государство богатое не было, только 20 % доходов идет на удовлетворение благ народа, остальные 80 % на вооружение, содержание армии, полиции, чиновников, на роскошь богатой и сытой верхушки.
Значит, человечество не может объединиться в государство, где братство, равноправие, любовь или величайшее уважение к соседу и соплеменнику. Правда, Ленин мечтал об этом и даже Герберт Уэллс назвал его мечтателем. Но Сталин построил общество больше похожее на правление династии фараонов древнего Египта, только фараон строил пирамиды, а Сталин строил ГЭС, каналы, железные дороги, заводы и сталинские высотки. Можно ли было построить такое мощное государство за такое короткое время? Не знаю, но жестокость перехлестнула через край и нельзя эти достижения оправдать жестокостью. Так можно ли построить общество подобно клеточному? Будет ли оно примитивным, вроде Оруэлловского – 1984 или раскрепощенным и в то же время повязанными принципами или все или никто. Человечество упустило свой шанс, выпадет ли он еще хоть раз. И возможно ли построение справедливого общества.
Судя по библии, построение подобного общества не удалось и Богу – « И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время. И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и воскорбел в Сердце своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю; ибо я раскаялся, что создал их.» Бытие 6.5-7.
Да и по Гомеру, подобное не удавалось и самим Богам. Вот как Гомер описывает заседание на Олимпе Богов. Говорит Гефест – «Ежели вы и за смертных с подобной враждуете злобой! Ежели в сонме богов воздвигаете смуту!» Илиада 1.575
А Боги, прибывшие на Землю 213 тысяч лет назад, как утверждает Элфорд, вообще устроили между собой атомную войну, и каждый из них видел на престоле в старости только своего сына и из за этого разгорались неслыханные драки. Как заметил Шиллер, – пред глупостью бессильны даже боги.
Если бы клетки не объединились в многоклеточные организмы, то они (клетки) сожрали бы друг друга и жизнь не зародилась бы в своем многообразии. Природа дала себе отсрочку на подобное объединение на одну ступень выше. Если этого не произойдет, то человечество, в конце концов, придет к тупику. В эту пресловутую двадцатку приходят все более и более отмороженные негодяи, которые и взорвут мир. Мне как – то на глаза попались фотографии, сделанные в известных в начале этого века фотомастерских: Одессы, Рыбинска, Москвы, Нижнего Новгорода. Фотографии сделаны в 1902 – 1905 гг. Умные, интеллигентные лица, полные достоинства и самоуважения. За 70 лет произошла, полна деградация – это скорее «Ферма животных» Оруэлла, чем человеческие лица. Аналогичное явление и природе, исчезают прекрасные животные и птицы. Что нас окружает, соловьи, ласточки, дрозды, можно пересчитать по пальцам. Остаются и непомерно размножаются паразиты, одних вирусов около 400 тысяч, вредители и прочая нечисть.
Может быть, поэтому христианство видит конец в апокалипсисе. Видимо если цивилизация некогда народилась, то она должна и помереть. Сколько ей отведено четыре, пять тысяч лет. Потом они объединяться в полевой форме с Богом и заложат ростки новой цивилизации, что бы она снова прошла путь от темноты до света.
Новый 1972 год я встречаю в одиночестве, в своем доме, елка, шампанское и свечи, ветром оборвало провод от дома моего друга, провод он отключил, а лезть на столб мне не хотелось. Зима теплая, изредка я протапливаю свой дом, но просыпаясь утром чувствую необычную свежесть. Весна приходит рано, в феврале уже зеленый лес одевается цветами желтыми, голубыми, красными, небо становится пронзительно синим и море соревнуется с ним в синеве. Приходит весточка от первой жены, суд и пятьдесят процентов алиментов. Теперь я получаю совсем мало денег, но я не отчаиваюсь, продукты на питание я нахожу, остальное у меня все есть. Я еду на берег море, и сидя в шезлонге, продолжаю писать об экономике и законах, которые я вывел, побывав на многих предприятиях, конторах, министерствах, обкомах и райкомов. Например, я был в Сочинском горкоме партии, столы завалены бумагами, все сосредоточено пишут, мне очень интересно, что же они пишут. Я осторожно заглядываю через плечо, мужик с очень умным, занятым лицом делит по организациям кислород. Кислородный завод работает с перегрузкой, всем не хватает, сначала медикам в больницу, потом на сварочные работы. Тьфу, черт, все заделались снабженцами, а я то думал, что они там решают важные проблемы, проблемы контрпропаганды против мирового империализма и построения всемирного рая. Что ни говори, но эпидемия синдрома Швейка поразила все бюрократические структуры от сельсовета до ЦК. Если читать газеты за последние 10 лет, то в мире сплошные перевороты. Постоянно свергают президентов, королей или просто глав государств. На первом месте Африка, потом Южная Америка и затем Азия.
Слетал в Горький, вернее отвез свежие огурцы в Пермь, потом в Горький и вернулся в Адлер. Главный бухгалтер даже не спрашивает, чего это я катаюсь на самолетах, командировка оформлена правильно, остальное пустяки. Решил навестить друга по Абхазии, он работает пчеловодом на озере Голубое, посередине между Гагра и озером Рица. Прекрасное свежее утро, мне ехать километров семьдесят на велосипеде и я не спешу. В Гагра я останавливаюсь, купаюсь в море и продолжаю свое путешествие. В гору ехать трудновато, иногда приходится идти пешком. Бежать в гору, вроде нормально, хорошо, а вот на велосипеде трудно, многократно возрастает нагрузка на ноги. По дороге покупаю сухое вино. Мы пьем вино и закусываем свежим медом. Места там удивительные, богатые изнеженной растительностью. Средняя полоса бедна, может в ней и есть скупая красота, но мне нравится буйство красок, которое дает чувство праздника. Конечно, Роккуэл Кент рисует голые сопки и машущих руками чукчей, то же воспринимаешь как праздник, но праздник прилетающего самолета, потом самолет улетит, и настанут длинные будни, а здесь, здесь самолет никогда не улетит, он здесь на вечном приколе.
Я возвращаюсь домой, под гору ехать одно удовольствие, летишь, словно на крыльях, но я спешу на работу и в Гаграх сажусь на электричку и через некоторое время я на проходной родной мастерской.
Я пишу статьи – «Потомство дряхлеющей цивилизации», рассказы и рассылаю в журналы. Мне приходят отказы один за другим. «Озеро» – не имеет идеологической подкладки, «Круг» – конец слишком экзальтирован и т.п. Я начинаю понимать, что пробиться в литературу практически не возможно. А тут мне попадается на глаза маленькая книжица издательства «Библиотечка Крокодила», да простит меня читатель, за то, что я не помню имени автора. Но суть рассказа в следующем. Хозяин приглашает гостя к себе на дачу. Гость удивлен архитектурным сооружением.
- О, это я работал начальником строительной организации, – говорит с гордостью хозяин. Он заходят внутрь и видят зал, уставленный роскошной мебелью. – Потом меня назначили директором мебельной фабрики, – продолжает хозяин. Взгляд гостя останавливается на коврах, - да, да меня перевели директором на ковровую фабрику. И наконец, при взгляде на фарфор, хозяин подтвердил, что успел поруководить и фарфорово – фаянсовой фабрикой. Когда они вышли на порог, гость взглянул на небо, усеянное крупными, сочными звездами и невольно сказал вслух, – Потом вас перебросили директором астрономической обсерватории?
- Да, - скромно кивнул хозяин.
Я начинаю понимать, что те, кто работает в районных изданиях, пробились на уровень района, в областных, взлетели на областной пик, а на Олимпе находятся те, кто окопался в толстых столичных журналах. Я же, работая в овощном совхозе, могу рассчитывать на кабачки, огурцы и цветную капусту.
В августе 1972 года происходит еще одно явление, которое проходит не замеченным или человечество делает вид, что оно незначительно. Об этом явлении пресса скупа сообщает в новостях, но суть его такова. 7 августа должно быть взорваться Солнце, не все, а только кусок его и Земля в течение одного мгновения должна была покрыться ледяным панцирем высотой 8-10 км. Взрыв произошел, но по счастливой случайности на обратной стороне. Его никто не заметил, хотя это и было очень важным событием, вплоть до отсчета нового времени.
«В 1968 году Судзуки написал статью, которую вначале отправил канадскому правительству, затем американскому правительству и правительствам многих других стран, говорилось в ней: в августе-сентябре 1972 года произойдет взрыв на Солнце, равного которому еще не было в истории.»
И все же 1972 год весьма примечателен. Уже гораздо позже я прочел у Ориса, что действительно солнце должно было взорваться, целиком или частично, но оно угрожало жизни на Земле. И инопланетные корабли собрались в великом множестве, что бы помочь Земле и никак у них не получалось и многие махнув рукой разъехались. И только единицы, которые остались, нашли в одной из отдаленных галактик способ спасти Землю, но только на несколько десятилетий. И вот по истечению сорока лет, что вписывается в несколько десятилетий, у солнца наблюдали и наблюдают массу НЛО, которые длинными хоботами то ли отсасывали энергию или наоборот что - то впрыскивали. Фотографии представлены НАСА, но комментарии отсутствовали.

Опять тянет в Горький, договариваюсь с главбухом везти в Москву кабачки. Летим вдвоем с парторгом совхоза, во Внуково прилетаем в двенадцать ночи. Слушай - говорит он - не найдем мы сейчас никакую гостиницу, берем такси и едем к моему другу, у него и остановимся.
Так мы и делаем. За окном мелькают мосты, улицы, проспекты и вот машина останавливается перед жилой двенадцатиэтажкой. Мы входим в подъезд, поднимаемся в лифте и звоним. Дверь открывает заспанный мужик с серым недовольным лицом, при виде парторга он улыбается и приглашает нас зайти. Мы сидим на кухне, два часа ночи, парторг достает бутылку водки и разливает в стаканы. Мы чокаемся, парторг говорит мне, знакомься мой друг- полковник КГБ. Полковник чуть пригубил, скривился, явно не хочет пить в два часа ночи. Парторг выпивает залпом, крякает от удовольствия, он весь розовый, подвижный, моложавый и жизнерадостный. У полковника серое лицо с налетом хронической усталости, он грузен и движения его отражаются болью на лице, хотя они одногодки. Я делаю вывод, что для человеческой особи лучше жить ближе к морю, есть субтропические фрукты, орехи и виноград, чем в столичной загазованной серой сутолоке, хотя и при высшем свете.
Просыпаемся мы около десяти, воскресенье, в проеме стоит жена полковника, и они что-то шипят друг другу и столько ненависти в их глазах, что мне делается не по себе.
Мы ждем, когда придут наши вагоны-рефрижераторы, их должны подать на резервную Черкизскую овощную базу. Парторг куда-то уехал, я живу у полковника один. Он мне показывает вырезки из газет, в которых он под псевдонимом Баранович выступает против сионизма. Он занимается тем, что разоблачает сионизм, и рассказал мне какую угрозу он нам несет. Сионисты вербуют советских евреев, что бы подорвать мощь СССР. Идет идеологическая война, они сильны, это мощные международные силы люто ненавидящие социализм, идет такое сильное давление, что наша страна может не выдержать, но меня больше всего беспокоит абсолютное спокойствие руководства страны и нашего комитета, будто их каждый день поят бромом - говорит он и его глаза воинственно блестят. Конечно, он знает, что в этой войне используются новейшие технологии. Бомбы, пушки и танки не устарели, но теперь они играют совершенно другую роль. Они разрушают бюджет страны и наносят двойную финансовую брешь в мощи государства, при производстве и при их ликвидации.
Чудак, чуть- чуть не сказал я, они не бром пьют, они работают на них и получают доллары, но во время промолчал.
Я вспоминаю воспитателя-разведчика Юшкова, капитана Лалетина и думаю, как мало людей озабочены будущим нашей необъятной родины, остальные беспечны, равнодушны и до предательства безразличны. Время Зои Космодемьянской и Олега Кошевого безвозвратно прошло, впереди - каждый за себя, поодиночке, как в океане, или ты сожрешь кого, или сожрут тебя. Полковник еще совершенно не знает, куда поступают деньги, выделенные конгрессом США для ЦРУ на борьбу с СССР. А их, не много, ни мало, триллионы долларов. Рубинчик там нулики переписывает, наверное, не бесплатно, кто – то на анекдотах специализируется, так пустяки, но работа эта длительная и неизвестно когда количество перейдет в качество, но лучше постоянная работа, чем наскок. Работают радиостанции, которые называются вражескими и которые мы так любим слушать. Идет невидимая война, идет пока очень осторожно, поступью рыси, не издавая шорохов. Диссидентов – писателей выталкивают за границу, вроде бы как бы собираются бороться с ними. На самом деле, они там издаются и к нам поступают готовые произведения. Политических диссидентов сажают, обменивают и делают вид, что ведут непримиримую борьбу с вражеским агентом, а он спокойно сидит в КГБ, Госплане, Комитете снабжения и других нужных местах и, словно жук – пилильщик пилит и пилит эту огромную державу, которая уже не способна защитить сама себя.
Вагоны пришли, на базе идет выгрузка. Завскладом молодая, приятной наружности женщина. Она говорит, что это база ЦК и действительно, чего там только нет. Лежат бананы, кокосовые орехи, ананасы, виноград и так круглый год - добавляет она - у меня дочка ничего из этого не хочет, есть, просит картошки. Она угощает меня манго, я беру его собой, складываю в рюкзак, подписываю накладные и выхожу из ворот базы. Ко мне подходят двое с обыском, я показываю документы, паспорт, билеты, накладные и они отстают от меня. Вечером приехал на такси парторг и привез мой чемодан с помидорами, мы грузили его в вагон. Утром на каком-то маленьком московском рыночке я продал за полчаса свои помидоры и вечерним поездом уехал в Горький.
В семью я привез тропический подарок маного, посмотрел - как они живут и расстроенный вернулся в Сочи. Проработав недели две в своей мастерской, я написал на городской доске объявлений, что продается маленький домик. Приходило несколько человек и один, главный бухгалтер из Челябинска, уже пожилой человек купил для своей подружки мой домик за семьсот рублей. Я его убеждал, что прописка в нем не нужна, раз есть колеса, то это считается транспортным средством. Я его убедил и постарался быстро уволиться, сесть в поезд и в третий раз вернуться в Россию с Кавказа. Три неудачные попытки остаться на Кавказе закончились. Я снова в России.

Читайте также:
Комментарии
avatar
Раздача наград