Котопёс. Мутант -гибрид из Никлоденских лесов.
21.12.2017 61 5.0 0

 
18+
При просмотре моего любимого мультсериала у меня возникла идея позаимствовать данного персонажа и выдвинуть свою версию происхождения этого странного существа. Итак, приступим к рассказу.
Катастрофа, унесшая тысячи жизней

Это случилось в конце Великой Войны Созидания, когда Владыка Демонов, Дракон Хаоса Кэосариус, восставший против своих братьев и сестры, Изначальных Драконов, потерпел поражение и был низвергнут в глубины Поземелья и заточен в тюрьме Ратгоеше. Его преданные создания предали его, сбежав с поля битвы, оставив его умирать от тяжелых ран. Но демоны не исчезли навсегда: они обосновались в тайных уголках планеты, где преемник и сын Дракона Хаоса, Дракон-демон Сарегар, собирался отомстить за своего отца и завершить то, что было начато им.
Население Драгониана смогло оправиться от последствий войны и восстановить разрушенные города. Ослабленные сражением, Изначальные Боги-Драконы улетели на свои священные плавучие острова, дабы восстановить силы. Чарующая музыка арфы успокоила их, заставив погрузиться в сон. Этим-то и воспользовался Дракон-Демон Сарегар, выжидая своего часа.
На северо-восточной части планеты располагался горный хребет, с виду напоминающий дракона, а далеко за вершинами гор располагался живописный лес. Кристально-чистая река разделяла этот лес пополам, питая все живое своими водами. В лесу располагался необычный город, в котором проживали говорящие и ведущие людской образ жизни животные как дикие, так и домашние. Жили они в симбиозе с Лесными Эльфами и прочими лесными духами. Поговаривали, что Никлоден был излюбленным местом обитания самой Драконицы Природы Нэйчерлиты, ведь в центре города росло Камфорное Древо, жилище дриады, которая была любимицей богини и почиталась местными, как Царица Дриад. Никлоденцы, а также звери из Фантазийного леса были единственными, кто мог воочию лицезреть Драконицу-Богиню. И эти леса были единственными, где она наиболее часто бывала до Великой Войны Созидания.
Также в центре был установлен Усилитель Магии, служивший разумным зверям в качестве электроэнергии в темное время суток. Фиолетово-лиловый кристалл поддерживал также магическую связь между Драконами и их созданиями, а также имел способность наделять неведанной силой. Во время войны кристалл оказал большую услугу эльфам-магам, практикующим тайную магию. Так как армии, способной противостоять демонам Хаоса, недоставало, они придумали скрестить животных совершенно разных видов между собой. Но отнюдь не из любви к научным исследованиям. Первые эксперименты начались, когда эльф-маг ради шутки Тарктидрин соединил лягушку и зайца, получив довольно забавный гибрид. Наблюдая за животными, он заметил, что существуют различные сильные и опасные особи и решил соединить их воедино, дабы существо обладало двойной силой, способной сокрушить множество демонов. Так эльфы-маги положили начало возникновению различных гибридов.
Больше всего преуспел в этом деле ставший безумным гением и притчей во языцех эльф-чернокнижник Аланнанар Франкенмер. Он не любил магию тратить на зверей и действовал более прямолинейно. С помощью специальной сыворотки и живосечения он вводил часть клеток организма льва в организм тигра, стараясь получить новый вид, вдвойне опасный и хищный. Немало разумных и диких зверей Никлодена, Леса Святого Августина и Туманного Леса положили жизни в его руках. Попытки проваливались одна за другой, но Аланнанар не собирался сдаваться, следуя поставленной цели. Вскоре сотворенные им Тигрольвы, Кроковолк, Ягуромаха, Медведепард и Рысепумы наделялись природной магией и направлялись на поля сражения.
Гибриды совершенно разных зверей помогли отбить атаку легиона Хаоса. Но последствия были ужасными.Например,брутальный Тигролев, сочетающий в себе густую гриву Царя Зверей, пластичность и силу тигра,вскоре стал представлять огромную опасность не только для своры демонов, но и для всех жителей Дракониана. Такими же стали и другие выведенные Аланнанаром существа. Чтобы усмирить их буйный нрав потребовалось немало сил.
Достигший долгожданного успеха эксперимент Франкенмера вызвал обширную реакцию смертных рас. Одни восхищались тем, каких необычных высот достиг эльф, дабы спасти мир от нашествия демонов, и чуть ли не обожествляли его. В других же закралось сомнение: а что если существа окажутся опасными не только для Легиона Хаоса? Если они зазнаются и станут неуправляемыми? Кто-то утверждал, что подобные эксперименты над животными могут вызвать гнев Драконицы Природы Нэйчерлиты, Матери всего живого, и что создание гибридов является чуть ли не святотатством и незаконным вмешательством в дела природы.Труды Франкенмера подверглись жесточайшей критике, нередко становились объектом споров и дискуссий. Так, к сожалению, не единственным объектом жесточайшего хаоса, воцарившегося на планете, стал один невиданный зверь с двумя головами по обе части туловища, появившийся на свет в Никлоденском лесу. Но о нем я расскажу чуть позже.
Увлекшись данной деятельностью, эльф Франкенмер и его подвижники и ассистенты запросто могли переступить через этические нормы. Аланнанар обезумел. Одержимый своей идеей одержать верх над злом, он продолжал создавать гибридов даже тогда, когда Великая Война Созидания подошла к концу. И лишь одно трагически известное событие, произошедшее в Никлоденском лесу, казалось, заставило эльфа положить конец чудовищным опытам.
Никлоденский лес - локация, расположенная в северо-восточной части планеты Драгониан, поистине жуткий лес, зараженный энергией Скверны. Часть животных, поддавшись её воздействию, озлобились и стали совершать набеги на мирное население людей и эльфов, покинувших эти места. Реки и озера, а также священные источники отравлены и представляют собой темно-коричневую или зеленую слизь. Стволы деревьев приобрели причудливые и пугающие формы, некоторые искривлялись, завязывались узлом, словно змеи, изгибались под разными углами на разной высоте. Кроны у большинства деревьев располагались исключительно на макушке. Остальная часть представляла сплошной голый ствол с абсолютно сухими ветками. В центре Никлодена, самой опасной зоне, деревья стояли полностью сухими и почерневшими. Они так и стояли неподвижно, и были не подвержены даже гниению. В местах, расположенных дальше от центра стволы деревьев были изуродованы грибами и прочими паразитами, которые пустили свои корни глубоко в кору. Листва и хвоя деревьев пожелтели и порыжели, и навсегда остались такими. В местах, расположенных на далеком расстоянии от эпицентра Никлодена, слишком высокая урожайность. Здесь в изобилии ягод, грибов.... Однако, обольщаться и пробовать на вкус все-таки не следует. Все они в равной мере заражены радиацией и энергией Скверны. По берегам реки, мутная вода которой кипит, ревет, крутит пену в клубы, навечно отпечатался Круг Мертвых - целые гектары выжженной дотла земли, как постоянное напоминание о том ужасном дне, когда демоны Легиона Хаоса, сбежавшие после Великой Войны Созидания, предав своего предводителя Дракона Хаоса Кэосариуса, решив отомстить за смерть своего босса, испытали сильнейшее оружие на мирном лесном городе разумных и антропоморфных животных. Там вечно снуют громадные Инферналы и огненные Элементали, а на побережье пропитанных запахом гнили болот обитали Злобные Слизнюки, зеленоватые существа, похожие на желе.
История

Когда-то, как и все леса планеты, Никлоден был прекрасным смешанным лесом, в котором в гармонии уживались почти все представители флоры и фауны. Этот лес был домом Лесных и Ночных Эльфов, созданий благородного Эльфийского Дракона Ардхонадара, что в переводе означает "Отец Мира". Именно так его и называли почти все представители эльфийских рас. Там произрастало более сорока видов редчайших растений. Река, делившая лес пополам и питавшая своими водами берега, была полна рыбой и раками, прячущимися на её кристально чистом дне. По берегам селились Ондатры, Выдры и трудолюбивые Бобры, строящие надежные плотины. В центре Никлодена, как и в Сильвании, располагался небольшой лесной город, населенный разумными животными, ведущими людской образ жизни. Эта часть леса была недоступна для людей, зато животные могли посещать и другие леса планеты с помощью установленных Драконом Магии порталов, предназначенных специально для этого. Порталы помогали никлоденийцам свободно перемещаться по планете, стараясь быть незамеченными для людей и посещать другие локации с лесными массивами. Звери, что населяли лес вне того городка, были лишены интеллекта и дара речи. Они были самыми обыкновенными животными, предназначенными для охоты. Люди, попадавшие в Никлоденские леса, собирали грибы и ягоды, охотились на волков, медведей, кабанов и даже лисиц. Жизнь процветала во всем своем многообразии. Драконица Природы Нэйчерлита, создавшая этот мир, посещала все леса вплоть до нагрянувшей и потрясшей всех обитателей планеты жестокой кровопролитной Войны Созидания, отголоски которой до сих были слышны ото всех уголков планеты.
Животные, обитающие в лесном городе, были как домашние, так и дикие. Они могли вступать в брак как в своей стае, так и среди других видов, и это не считалось позором. Существа, родившиеся от двух разных особей, наделялись Аспектом Драконицы Природы силой природной магии и становились лучшими защитниками родного леса. И то, что в потомстве кошек появлялись собаки, не было ничего удивительного. Все разумные звери лесов Драгониана жили в мире друг с другом и в гармонии с природой.
Также Драконом Магии во все лесные города был установлен усилитель Магии, энергия которого служила им в качестве электричества. Но кто бы мог подумать, что в один прекрасный день их чудесная жизнь превратится в сущий кошмар. В тот миг все часы Никлодена остановились на отметке час ночи, которая оказалась последней для жителей леса. В фиолетово-лиловый кристалл усилителя Магии, располагавшегося в центре города, проникла всепоглощающая и губительная энергия Скверны, увеличила его в стократном размере, пытаясь поглотить ядро, которое сжималось в неимоверных судорогах и, наконец, не выдержало напора. Мощность усилителя Магии резко подскочила вверх, превратив его в действующий вулкан, готовящийся к извержению. В ту же секунду зверополис был разбужен прогремевшим мощным оглушительным взрывом, яркая вспышка которого стремительно пронеслась по лесу. Осколки уже радиоактивного кристалла были разбросаны по всему лесу и при падении врезались глубоко в землю, распространяя зелено-желто-черные потоки энергии Скверны. Вместе со вспышкой пришли тепловое излучение и ударная волна, которые тут же принялись за темное дело, уничтожая и испепеляя все вокруг. Пролетавшие мимо птицы воспламенялись и стрелой падали на дома ничего не подозревающих существ, которые, позабыв про сон, выскочили на улицу, не понимая, что именно произошло.
Сразу после взрыва черно-зелено-белое облако дыма и Скверны, возрастая с бешеной скоростью, поднялось на большую высоту, накрыв Никлоден своей погребальной пеленой. Те, кто жил довольно близко с усилителем Магии, мгновенно превратились в пепел и распались на молекулы. От них остались только тени на стене. Дальше все происходило, как в кошмарном сне. Дома складывались и превращались в руины. Деревья воспламенялись и с треском падали на землю. Погибали даже и те, кто находился под завалами и пытался спастись.
Из центра города в панике с истошными воплями и диким криком бежали разумные звери и Эльфы. Давка и столпотворение были невообразимы, как и страдания зверей, тела которых покрывались ранами и ожогами, шерсть и кожа клочьями сползала с них, а на лапах/руках и спине появлялись келоидные рубцы. Мост, расположенный чрез реку, разделяющую лес пополам, становился для них последней надеждой. Ведь там, на той стороне берега, еще не захваченного радиацией и Скверной, располагался портал, чрез который они могли бы спастись, убежать подальше от этого проклятого места. Однако добраться до цели удавалось не всем... Да и тем, кому чудом удавалось проникнуть к порталу, вернуться назад уже было невозможно. К их сожалению, единственный портал, который был их последней надеждой, теперь лежал в руинах после промчавшейся стрелой первой ударной волны. Не зная, куда бежать, в кромешной тьме, среди пламени пожарищ, охвативших лес, минуя свирепствующих элементалей огня, никлоденцы пытались найти убежище в Святилище Природы, взывая о помощи Драконицу Природы Нэйчерлиту, в то время погруженную в Смарагдовый Сон. Но неумолимый рок настиг их и там. С жутким грохотом рухнувший собор погреб под собой и прихожан, и жрецов Драконьего Культа.
Живописный лес превратился в пылающий крематорий. Земля, мост через реку на каждом шагу были устланы телами погибших и раненых, число которых неимоверно росло. Множество зверей и эльфов были обожжены до такой степени, что невозможно было определить даже пол существа. У них вытекали и белели глаза, внутренние органы вылезали наружу. Из последних сил никлоденцы беспомощно ползли, ища путь к реке,для утоления жажды. Чтобы притупить адскую боль от ожогов, переходящую в предсмертную агонию, эльфы и жители Никлодена бросались в холодные воды реки... и оставались там навечно. Кровью и скверной наполнялась она при каждом приливе и отливе. Все, что могло гореть, горело. Черепица с крыш домов трескалась от огня и рассыпалась повсюду. Над всем лесом стоял удушающий смрад и запах гниющей горящей плоти.
С наступлением утра на искалеченных и обезумевших от боли существ хлынули черные потоки дождя из того темного облака, окутавшего лес. С каждой упавшей каплей сскверна проникала в самые глубины земных недр, и уже никогда ничто не могло полностью её очистить. Дождь немного уменьшил влияние ядовитых веществ и уничтожил бушевавшие пожары, воды на тушение которых не хватало.
Когда огонь съел сам себя, на смену дивному цветному зеленому лесу пришел бесцветный, громадный мир, выжженный дотла. Груды пепла, обломки зданий, обуглившиеся и упавшие деревья, шеренги мертвецов у перил моста.... Все без слов говорило об произошедшей ужасной трагедии. Трехсотлетнее любимое дерево Драконицы Природы, почитаемое многими эльфами и жителями Никлодена как часть святыни. Древо, громадная крона которого всегда укрывала в тени усталых прохожих в знойные дни, а листья которого, благодаря Драконице Природы Нэйчерлите, приобрели целительные свойства, ударной волной было вырвано из земли вместе с корнями и треснуло пополам при ударе о камень. То же самое произошло и с местным некрополем, могильные плиты которого были разбросаны по всей его территории. Поверх полыхающего пламени выжившие наблюдали странное крылатое ангелоподобное существо, которое скорбно взирало на них. Это создание не раз являлось вестником несчастий, а на следующий день после катастрофы узрели в небе лик самого Владыки Демонов Хаоса, смотрящего свысока и смеющегося.
Трагедия, произошедшая в Никлоденских лесах, потрясла весь мир. Эльфы, некогда жившие на его территории, вызвались ликвидировать чудовищные последствия. Они собирали обломки зданий, оказывали помощь пострадавшим, сгребали всю опавшую листву, вырубали деревья и рыли огромную яму, чтобы под её огромным слоем похоронить зараженные растения, надеясь, что Дракон Земли Изриан очистит их от Скверны. Также они собирали пробы почвы, воды для определения степени поражения, чтобы найти способ полностью очистить Никлоден и поселиться в нем вновь. Но результаты, выдаваемые опытными друидами, не давала надежды на благополучный исход дела. Захоронение деревьев и листьев в недрах земли стало огромной ошибкой как для местности, так и для них самих. При образовании перегноя подземные воды впитали демоническую энергию в себя и стали ядовиты. Река, протекавшая через этот лес стала непригодна ни для купания, ни для водопоя. Урон, нанесенный Никлоденскому лесу и его обитателям, оказался необратим. Народ Эльфов был вынужден навсегда покинуть родные края и искать свое истинную судьбу в других землях. Двадцать шесть тысяч лет понадобилось для того, чтобы Nickloden полностью оправился и очистился от последствий второго вторжения Демонов, именуемого всю опавшую листву, вырубали деревья и рыли огромную яму, чтобы под её огромным слоем похоронить зараженные растения, надеясь, что Дракон Земли Изриан очистит их от Скверны. Но это стало огромной ошибкой как для местности, так и для них самих. При образовании перегноя подземные воды впитали демоническую энергию в себя и стали ядовиты. Река, протекавшая через этот лес стала непригодна ни для купания, ни для водопоя. Двадцать шесть тысяч лет понадобилось для того, чтобы Nickloden полностью оправился и очистился от последствий второго вторжения Демонов, именуемого Терминусом. Тем не менее, хотя большей части Эльфов пришлось навсегда покинуть свои дома, некоторые районы Nicklodenского леса, располагавшиеся дальше от центра, стали восстанавливаться и уже были переполнены семьями Лосей, Кабанов, Оленей и Волков. всю опавшую листву, вырубали деревья и рыли огромную яму, чтобы под её огромным слоем похоронить зараженные растения, надеясь, что Дракон Земли Изриан очистит их от Скверны. Но это стало огромной ошибкой как для местности, так и для них самих. При образовании перегноя подземные воды впитали демоническую энергию в себя и стали ядовиты. Река, протекавшая через этот лес стала непригодна ни для купания, ни для водопоя. Двадцать шесть тысяч лет понадобилось для того, чтобы Nickloden полностью оправился и очистился от последствий второго вторжения Демонов, именуемого Терминусом. Тем не менее, хотя большей части Эльфов пришлось навсегда покинуть свои дома, некоторые районы Никлоденского леса, располагавшиеся дальше от центра, стали восстанавливаться и уже были переполнены семьями Лосей, Кабанов, Оленей, Волков и иными зверями.
Но Аланнанару,который однажды увидел драку кота и пса и наблюдал за реакцией каждого из них, пришла в голову идея создать их гибрид. И это случилось за три дня до начала катастрофы. Движимый ею, забрел эльф в прекрасный лесной город Никлоден и удивился. В роскошных причудливых домах, как в Сильвании, в гармонии с природой и эльфами жили разумные звери, ведущие людской образ жизни. Так же, как люди, они жили в домах, носили одежду, а дети их учились в лесной школе. Все было прекрасно, никто из них не подозревал о грозящей им опасности. Поразило Аланнанара то, что совершенно разные виды зверей, которые в дикой природе несовместимы, отлично ладили друг с другом. В Никлодене проживали как и хищные, так и домашние разумные животные. Из них всех безумному магу приглянулись серьёзный желтый лабрадор Трэвор и пушистая рыжая кошка Байра. Они были лучшими друзьями, и у всех вокруг это вызывало умиление. Сжалился над ними Аланнанар. Покуда пёс и кошка гуляли на улице, эльф незаметно проник в дом и подлил в стаканы любовного эликсира. Заслышав шаги за дверью, он телепортировался в свою лабораторию.
Далее все произошло не совсем так, как ожидал Франкенмер. Едва Байра прибавила в весе, как на четвертую ночь раздался оглушительный грохот, разбудивший почти всех, ничего не подозревающих зверей и эльфов. Трэвор выглянул в окно и, увидев на месте усилителя магии сплошной грибовидный дым, смешанный с энтропическим зеленовато-желтым и обычным красно-рыжим пламенем, заполыхавшим в городе спустя несколько минут. Все, кто видел взметнувшийся в небо гигантский фиолетово-зелено-оранжевый огненный шар, постепенно расширяющийся и принимающий устрашающую форму черепа-гриба, выбегали из своих домов. Энергия Скверны и радиация поглощали всю территорию города, а затем и леса. Сила, способная уничтожить все живое на своем пути, вырвалась наружу. То, что увидели перепуганные Трэвор и Байра, повергло их в шок: землю лихорадило от взрыва. Преграждая путь к выходу, как тростинки падали и воспламенялись деревья, дома рушились мгновенно. Толпа выживших металась по городу, не зная, куда бежать. Ударная волна не просто сбивала их с ног, но и отбрасывала на дальнее расстояние. Те, кто жил ближе к усилителю, мгновенно превратились в пепел.
Удушающий жар после световой вспышки оставлял незабываемый "загар" на коже и шерсти зверей и эльфов. Многие, корчась от адских болей вследствие ран и ожогов, мучаясь от невыносимой жажды, ползли к реке, где и заканчивали свой путь. В кромешной темноте, освещаемые только пламенем бушевавших пожарищ, среди смрада едкого дыма и гниющей, горящей плоти, Трэвор и Байра обреченно шли к мосту, прикрывая морды лапами и поддерживая друг друга. Их лапы то и дело тонули в густой жидкости, обильно проливающейся на землю. Утирая выжженные слезами и дымом глаза, они с ужасом заметили, что шагают по дороге, сплошь усеянной мертвыми жителями Никлодена, обгоревшие тела которых громоздились в беспорядке даже под руинами домов. У моста они заметили дикое столпотворение обожженных зверей и эльфов. Шеренги мертвецов встали по обе стороны моста и застыли так навек. Тех, кто прыгал в реку, желая облегчить страдания, уносил стремительный поток. Трэвор хотел проскочить через мост в южную сторону леса - там располагался магический портал в Лес Святого Августина, где выжившие могли бы почувствовать себя в безопасности. Но путь к нему преградили потревоженные огненные элементали. Свирепствуя среди пожара, они испытывали невероятную радость, сжигая более слабых существ на своем пути. Часто среди руин видели лавовую саламандру, но и она была всего лишь аспектом огненных элементалей, спастись от которых можно было только в воде.
Байра не успевала бежать за своим мужем. Она содрогалась от ужаса при виде множества знакомых морд и лиц. Вот ползла к реке эльфийка, потерявшая ориентацию и зрение после воздушной волны. Разгребая руины разрушенных домов, словно зомби, вылезали звери в надежде спастись. С глубокими ожогами и ранами всего тела сотни жителей Никлодена неподвижно лежали на земле и обреченно ждали своей смерти. Спустя несколько минут у обессиленной Байры начались схватки.
Трэвор и Байра с трудом добежали до назначенного места, ещё не зараженного энергией скверны, но портал, давший им надежду, был разрушен сильнейшей ударной волной. Тогда пёс и кошка поняли, что они обречены. Обернувшись назад, они увидели, что катастрофа превратила прекрасных дриад Никлоденского леса в злобных созданий с ледяными и каменными сердцами, чуждые состраданию и милосердию. Неотступно и неутомимо они преследовали каких-то странных существ, злобно хохочущих и напоминающих тонких, маленьких и долговязых гибридов черта с гоблинами. Они наслаждались причинением страданий местным жителям. Духи уже осквернённого леса вступили с ними в борьбу, но не смогли противиться энергии Скверны, под воздействием которой различные виды животных неизбежно превращались в демонов.
Лишь на следующий день были уничтожены пожары, но большинство продолжали умирать под палящими лучами Элноса. Вырыв огромную канаву, освобождая дороги,лесные эльфы сжигали мёртвые тела, как мусор.Вскоре на том месте был установлен памятник.
Разбуженная от Смарагдового сна жрецами великая Богиня всего сущего, Драконица Природы Нэйчерлита почувствовала неладное: "Что произошло?! Кровь моих детей вопиет ко мне из земли!" То, что она увидела, спустившись с плавучего острова на землю, повергло в величайший шок. Драконица посмотрела на мир, опустошенный Великой Войной, ставшей одним из самых страшных событий в истории смертных рас, и пролила мириады слёз. Но даже они не смогли очистить осквернённый лес. Во время визита божественной Матери Байра разрешилась от бремени.

Читайте также:
Комментарии
avatar
Раздача наград