Кристина и Игорь
07.01.2018 35 0.0 0

 
16+
[i]
Я познакомилась с этой парой, когда они ещё не были женаты, а только встречались и собирались оформить свои отношения. Кристина с Игорем производили впечатление очень похожих людей. И не только характерами. Они были схожи внешне настолько, что их иногда принимали за родственников. Оба высокие, худощавые, темноволосые, оба носили очки. Даже кожа на лице у них была одинаково бугристая от недолеченных юношеских прыщей. Они всегда много говорили, перебивая друг друга, и одинаково обижались, когда их прерывали. В общем, такая вполне обычная - очень подходящая друг другу пара.
На свадьбу к ним я не попала. И заново мы с ними встретились уже через год, когда они немного остыли и привыкли к статусу мужа и жены. Так вышло, что наши отношения быстро перешли в дружеские, как это часто бывает, когда две супружеские пары находят общий язык и начинают дружить семьями. Мы с мужем были приезжими в небольшом городке, друзей в то время было немного, а Кристина с Игорем нам нравились. Сначала все наши встречи проходили вчетвером, отмечались праздники, дни рожденья, случались выезды на природу и на ближайшие водоёмы. В целом, обычная жизнь молодых, не обременённых детьми людей.
Потом родились дети, сначала у нас, потом у них. Но ничего не изменилось, только к праздникам добавились детские дни рожденья и появились проблемы с выездом куда-то с ночёвкой - дети иногда болели, и это меняло планы родителей. А потом мы подружились с Кристиной. Как это ни парадоксально звучит, до этого мы просто общались, встречались по приятным событиям, но не более того. Даже не знаю, что послужило толчком к новым отношениям. Может быть, тот факт, что подружились дети, стали бегать друг к другу в гости, вытаскивая с собой мам. Может быть то, что мужья всё чаще уезжали то на рыбалку, то просто попить пива в мужской компании. Всё это вместе привело к тому, что молодые женщины сдружились и нашли общий язык. Нам было интересно вместе, мы не напрягали друг друга, а главное, нам нечего было делить. Чужие мужья нас не интересовали, профессиональной ревности не было, вкусы во многом совпадали. Даже странно, что мы не нашли друг друга раньше.
А потом у Кристины с Игорем начали портиться отношения. Собственно, портиться они начали давно, только со стороны это выглядело как обычный кризис в семейной жизни. Это только казалось, что они такие похожие, а значит, должны понимать друг друга с полуслова. На самом деле, Игорь всё это время пытался подавить жену, заставить её играть по своим правилам. Супруги жили в доме родителей Игоря, и именно с этого начались все их разногласия и проблемы.
Вернёмся на несколько лет назад, в самое начало совместной жизни. Когда Игорь привёл Кристину в свой дом на правах невесты, отец одобрил выбор сына. Мать Кристины была главным ветврачом соседнего района, обеспечивала дочь и вполне могла помогать молодым материально. А это высоко ценилось в семье Игоря. Отец был диктатором, подчинившим себе жену и сына, но при этом безумно любил младшую дочь, похожую на него как две капли воды. Он не обижал и сына. Но относился к нему с прохладцей, а вот для Юленьки был готов на всё. Он и сына готовил к тому, что всё наследство оставит дочке, а Игорь должен сам обеспечить себя и свою семью. Так что появление невестки с приданым было ему на руку.
Мать Игоря тоже обрадовалась невестке, поскольку общий язык с избалованной дочерью она не находила. Юля не хотела делать по дому абсолютно ничего, и свекровь видела в невестке помощницу и вторую дочку.
Начало семейной жизни было безоблачным, а потом, когда Кристина забеременела, разразилась катастрофа. Оказывается, свёкор иногда пил, и всё бы ничего, но допивался он до белой горячки и в таком состоянии начинал бегать по дому за женой и невесткой. До рукоприкладства дело не доходило, но как же было страшно молодой женщине, носившей ребёнка под сердцем. Игорь ничего не мог сделать, говорил только: «Родителей не выбирают, он не опасен» и тому подобную успокоительную чепуху. Тогда Кристина взбунтовалась и поставила ультиматум – снимать квартиру и съезжать. Игорь поначалу согласился и они почти нашли съёмное жилье, но тут свекровь слегла с сердечным приступом, потом Кристину положили на сохранение, а вскоре её мать сняли с руководящей должности, и платить за квартиру оказалось нечем. Вопрос со съёмным жильём временно был снят.
Переезд не состоялся, но и ситуация в доме не менялась. И однажды Кристина пришла в такой ужас, что подумала даже подать на развод и сбежать к матери. Шёл уже девятый месяц беременности, живот был просто огромный и не позволял долгих прогулок. Она просиживала с книжкой во дворе, готовясь к такому трудному и в то же время такому приятному событию в своей жизни. Как-то вечером свёкор опять пришел подшофе, но вёл себя необычно. Больше кричал, ругался, а потом ударил жену, причём удар был такой силы, что свекровь потеряла сознание. А потом молча бросился на невестку. Кристина даже не поняла сначала, что ей грозит опасность, ну не могла она предположить, что мужчина может ударить беременную его внуком невестку. Игорь успел перехватить руку отца, и завязалась драка. Конечно, сын не мог драться в полную силу с собственным отцом, но он защищал жену и ребёнка, и отцу крепко досталось.
А утром Кристину увезли в роддом. Преждевременные роды, спровоцированные сильным эмоциональным потрясением, как объяснил врач. Ребёнок родился слабеньким, недоношенным и с целой кучей патологий. В больнице им пришлось провести почти месяц. Причём Кристина настояла, чтобы её не выписывали раньше ребенка, не могла она вернуться в этот дом без сына. Каждый раз, когда муж приезжал в роддом, Кристина задавала один и тот же вопрос: «Как мы будем жить дальше в этом страшном доме?». Игорь молчал и обещал что-нибудь придумать. На самом деле не надо было ничего придумывать, так как через три дня после рождения внука отец Игоря скоропостижно скончался от сердечного приступа. Его похоронили, и Игорь не знал, как сообщить горькую новость жене. Это как раз и послужило причиной для того, что врачи пошли на встречу и держали Кристину в больнице дольше положенного срока. Игорь убедил их, что так будет лучше.
Когда ребёночек пришел в норму, их выписали, а перед этим Игорь рассказал жене о трагедии. Нельзя сказать, что Кристина обрадовалась. Конечно, ей было по-человечески жаль и свёкра и его семью, ставшую её семьёй, но груз с души у молодой женщины упал.
Жизнь постепенно налаживалась. Только не так Кристина представляла себе эту самую семейную жизнь. Во-первых, с ребёнком ей никто не помогал. Свекровь целыми днями пропадала на даче или на кладбище, оплакивая себя вместе с мужем. Сестра Игоря после смерти отца вдруг поняла, что она обычная девочка, а не принцесса, к ногам которой папа бросал подарки и цветы. Она очень переживала и, скорее всего, не потерю близкого человека, а крушение собственного мира, радужных надежд. Помощи от неё Кристине ожидать не приходилось. Конечно, был ещё и муж, но он днями пропадал на работе, а вечерами пел старую, знакомую всем жёнам песню: «Я работал, я устал, дайте мне отдохнуть». Вот так и получилось, что быт всей семьи и заботы о маленьком ребёнке легли на плечи молодой женщины. Но она всё выдержала, постепенно свекровь пришла в себя, стала помогать. Юля поступила в ВУЗ в другом городе, приезжала редко, привозя различных кавалеров и подружек на выходные.
А вот в личной жизни было всё далеко не безоблачно. Игорь стал выпивать, не часто, но регулярно и крепко. То ли наследственность брала верх, то ли слабая натура проявлялась, Кристина не знала. Да ей и неважна была причина, её пугало то, что муж не умел вовремя останавливаться, а пьяный, он становился грубым и порой даже жестоким. Никакие уговоры и угрозы не помогали, а только вредили – Игорь начинал пить больше. И постепенно Кристина приспособилась, не трогала его, когда он был выпивши, и пресекала встречи в мужской компании. Кроме того, после смерти отца Игорь почувствовал себя главой семьи, хозяином в доме, но командовать-то особого ума не надо, а вот присматривать за домом, выполнять множество хозяйственных дел, этого как раз Игорь и не умел. И не очень стремился учиться. Он запустил сад, забор вокруг дома ветшал, на всё нужны были деньги, а их не было. Того, что зарабатывал новый хозяин дома, хватало на еду, на ребёнка и необходимые для жизни мелочи, а вот на серьёзные покупки финансов катастрофически не хватало.
Когда сыну исполнился годик, Кристина, оставив малыша с прабабушкой – бабушкой Игоря, которая жила неподалеку, вышла на работу по специальности - бухгалтером на предприятие. Нельзя сказать, что её доходы решили проблему молодой семьи, но всё же жить стало легче, супруги сделали небольшой ремонт и купили новую мебель. Вот только не устраивало Кристину, что она бьётся как рыба об лед, пытается заработать, спешит с работы домой, чтобы сменить старенькую бабушку, работает на огороде, а муж, вернувшись с работы, ложится к телевизору и мирно похрапывает до ужина. «Да», - говорила она себе иногда, - «так живут многие семьи, это почти норма». «Нет»,- кричала её вторая бунтарская половина, - «я так не хочу жить. Это не жизнь». Когда брала верх спокойная половина, Кристина мягко, но настойчиво доказывала мужу, что ему стоит искать более высокооплачиваемую работу, возможность заработать дополнительные деньги. Когда пересиливала вторая половина, Кристина устраивала скандал, била посуду, пытаясь доказать, что надо пересмотреть семейные обязанности.
Не зря говорят, капля камень точит. Кристинины старания не прошли даром, Игорь поддался на уговоры и благодаря старым, ещё отцовским связям, устроился на работу в крупную компанию. Через пару лет работы его повысили до заместителя генерального директора. Он оказался в нужное время в нужном месте. Казалось бы, надо радоваться жизни.
Но радоваться как раз и не получалось. Да, в семье появились деньги, можно было не экономить на продуктах и позволить себе дорогие покупки. Но по мере улучшения материального положения ухудшались отношения супругов, причём так стремительно, что сложно было уследить за происходившими изменениями.
Началось всё с того, что Игорь стал подавлять жену, и делал это настолько открыто и явно, что она сначала даже опешила и не сумела правильно отреагировать. Хотя, кто знает, как было бы правильно. На языке Игоря это называлось – показать, кто в доме хозяин, а на Кристином плебейском (как он говорил) – «гнобить». С одной стороны, вроде бы ничего страшного в его действиях и словах не было. Ну перебивал он жену довольно бесцеремонно, ну демонстрировал собственное превосходство во многих вопросах. Но это только кажется, что подобное отношение легко не заметить и пережить. Да и если бы только это! Игорь при каждом удобном случае, при совершенно посторонних людях, не говоря уже о родных и друзьях, указывал на Кристинино деревенское происхождение, на домик в посёлке, где удобства во дворе, на её провинциальный говор, как будто бы сам был голубых кровей. Он демонстративно выхватывал из её рук вилку, показывая, как правильно держать столовые приборы, перекладывал нож, лежащий слева от тарелки. Причём раньше подобные мелочи его не волновали, мало того, он сам часто, если уж честно, нарушал правила этикета. Но что положено Юпитеру, не положено Быку. Мать пыталась остановить сына, только это ещё больше раздражало и подзадоривало его. «Моя жена, как хочу, так и разговариваю», - бесился он.
Конечно, Кристина сопротивлялась такому отношению, показывала зубы, находила недостатки супруга и тоже их демонстрировала. Но вся беда в том, что материально она была зависима, на руках маленький ребёнок, а её зарплаты хватало только на самое необходимое. Тогда Кристина попыталась наладить отношения другим путём. Перестала поддаваться на провокации, засела за книжки по этикету, заставила себя почитать кое-что из классики, так любимой мужем. Это на время помогло.
В семье произошли некоторые изменения. Юля после череды несерьёзных романов, сопровождавшихся скандалами и даже драками, наконец, нашла подходящего кавалера и собралась за него замуж. Парень был из очень обеспеченной семьи, с квартирой, машиной и загородным домом. В общем, Юлина мечта о принце начала сбываться. Было одно «но». Будущий муж совсем не употреблял спиртное, не курил, требовал того же от Юли и, что самое сложное, не любил компании, где выпивали. На свадьбе сестры Игорь наклюкался до поросячьего визга, пришлось силой транспортировать его в гостиницу, где остановились все гости. Юлин новоиспечённый муж Юрий, посмотрев на устроенный балаган, сразу предупредил жену: «Не приглашай брата в гости, или пусть воздержится от алкоголя у нас дома». Когда Юля передала брату Юрины слова, тот устроил такой скандал, что слышали соседи. Отношения испортились, не успев ещё и сформироваться толком. Больше всех страдала мать, ведь Юля почти совсем перестала приезжать в родительский дом.
Примерно через год после свадьбы дочери, Светлана Михайловна попыталась устроить собственную судьбу. Уж где она познакомилась с претендентом на руку и сердце, никто не знал, а она хранила молчание, только в один далеко не прекрасный день, Светлана Михайловна привела в дом мужичка, представив его Кристине и Игорю как будущего мужа. Кавалер был щупленький и довольно помятый, пришёптывал, но на мать Игоря смотрел с видом собственника. Игорь рвал и метал, но матери на первых порах ничего не говорил, высказывал всё Кристине, а она его успокаивала и пыталась убедить, что маме тоже нужен свой кусочек счастья. Прошло пару недель скрытого недовольства, а потом разразилась гроза. Кристина застала кавалера свекрови, копающегося у неё в комоде. На вопрос: «Что Вам здесь надо?» мужичок ответил: «Я здесь у себя дома, где хочу, там и копаюсь. Мне Света разрешила. А вас она отсюда скоро выгонит и из дома выпишет. Пожили и хватит». Вполне естественно, что Кристина передала мужу содержание этого разговора, Игорь в ярости бросился к матери за объяснениями, а та, пожав плечами, сказала, что ей хочется мужского тепла, а раз дети не находят общего языка с её избранником, пусть уматывают на все четыре стороны.
Дело в том, что хозяйкой дома являлась мать, а Игорь с сестрой были лишь наследниками первой очереди, а значит, в данный момент не имели прав на дом. Пришлось бы Кристине с мужем и ребёнком съезжать и искать себе другое жильё, да только мамин кавалер, не дождавшись развязки событий, исчез, прихватив с собой драгоценности и деньги не только Светланы Михайловны, но и Кристинину заначку. Мать откачивала приехавшая скорая, Игорь вызвал милицию, и тут выяснилось, что Светлана Михайловна не знала даже фамилии избранника, вернее, он назвал ей какие-то липовые данные, а паспорт его она не видела, где он проживал, не знает. Милиция обещала сообщить, если что-нибудь станет известно, но никто не надеялся вернуть украденное; говорили, что ещё легко отделались. Светлана Михайловна просила у детей прощения, объясняла, что ей как будто глаза затмило и т.д. Единственным плюсом в этой истории оказалось то, что она помирила Игоря и Юлю, сблизила их и заставила забыть прошлые обиды. Юля предпочитала не вспоминать, как вёл себя брат на её свадьбе, а Игорь начал общаться с мужем сестры, стараясь не показывать, что был обижен.
Эти события несколько отодвинули на задний план проблемы в семье Кристины и Игоря, но только на некоторое время. А по сути, ничего не изменилось, просто обе стороны поддерживали видимость хороших отношений. И развязка не замедлила наступить. Пришло время отдавать ребёнка в школу. Мальчик был проблемный, часто и подолгу болел. И не только простудными заболеваниями, как все дети - к нему цеплялись всякие возможные и невозможные болячки. Несколько раз он попадал в инфекционную больницу с пищевым отравлением, дважды ломал ногу, ему вырезали аппендицит и лечили от ревматизма. Но самое главное, ребёнок состоял на учёте у невролога, и любой стресс вызывал у него дикую истерику и нервное расстройство. Именно поэтому Кристина и терпела все выходки мужа, она понимала, что попытка развода крайне негативно скажется на легковозбудимом ребенке.
Последний год перед школой Кристина водила сына на занятия с педагогом и логопедом. Усилия не пропали даром, мальчик был подготовлен к школе, но способности у него оказались ниже среднего, и Игорь злился и обвинял Кристину, что это её генетический «кретинизм», так как у него в семье все были отличниками и отличались большими способностями. Он забывал, что его жена окончила институт с красным дипломом, её хвалили на работе и уже дважды повышали. Это было неважно, Игорю нужна была «девочка для битья», и Кристина отлично подходила на эту роль. Когда начали готовиться к школе, Игорь стал настаивать, чтобы жена ушла с работы. Ей предстояло водить ребенка в школу, делать с ним уроки и вообще заниматься сыном. Сначала Кристина была категорически против подобного решения проблемы, пыталась уговорить свекровь посвятить год внуку. Но мать Игоря отказалась, аргументируя тем, что она нездорова, не знает современных школьных программ, а главное, не хочет быть привязана к дому. У неё после смерти мужа появилось столько хобби, что некогда было заниматься внуком.
Кристина пыталась найти компромисс и перешла на полставки, чтобы быть занятой неполный рабочий день. В бухгалтерии, где она работала, ей вроде бы пошли навстречу, только вот оказалось, что приходиться задерживаться каждый день, и неполный рабочий день плавно перетекал в полный. От идеи совмещать работу и воспитание сына Кристина с горечью отказалась и уволилась. Как оказалось, именно этого и добивался её муж. Он получил в своё распоряжение домохозяйку, которой можно было смело предъявлять претензии, на которой он срывал зло и недовольство. При этом жена полностью от него зависела материально, и ему доставляло удовольствие ждать, что Кристина будет просить деньги и объяснять, на что они ей понадобились. И это при том, что Игорь получал довольно большую зарплату и вполне мог позволить себе жить обеспеченно. Он и позволял, но только себе – дорогие снасти для собственного увлечения – рыбалки, ужин в ресторане, виски и костюмы от известных модельеров. А Кристине предлагалось покупать вещи на рынке, ведь она нигде не бывает, а в их небольшом городке можно и не наряжаться.
На сыне Игорь не экономил, привозил развивающие игрушки, энциклопедии, модели самолётов и машин. Можно даже сказать, что он задаривал мальчишку. День, когда папа приезжал без подарка, был редким. Вот и получилось, что первым вопросом у сына всегда был один и тот же: «А что ты мне сегодня привёз, папа?». Кристина пыталась образумить мужа, но в ответ слышала только: «Отстань. Не твоё дело». И она перестала вмешиваться в товарно-денежные отношения отца и сына. Ей и без этого хватало забот. Мальчик плохо учился, был неусидчивым, конфликтовал с одноклассниками, часто замыкался в себе. Всё свободное время Кристина проводила с сыном, помогала, объясняла, успокаивала.
И как-то в такой суматохе не заметила, что муж стал поздно возвращаться с работы, перестал уделять ей внимание, придирался по пустякам. В довершение ко всему, не выпускал из рук телефон и часто закрывался в ванной, чтобы поговорить с кем-то. Кристина пробовала выяснить, что происходит, но стало только хуже. Хотя ей казалось, что куда уж хуже. На самом деле, всё ещё было впереди. В очередной раз, перебирая вещи мужа для стирки, Кристина обнаружила следы помады на рубашке и сильный запах женских духов. Больше прятаться от собственных догадок не имело смысла - Игорь завёл любовницу. Конечно, многие женщины мирятся с существованием в жизни мужа другой женщины, но здесь каждая решает по-своему. Кто-то не хочет терять материальное благосостояние, кого-то устраивает положение жизни втроём, особенно, если темперамент мужа более активный, чем у жены, кто-то терпит ради ребенка. Кристина решила попытаться сохранить семью из-за сына. Конечно, было очень больно и горько сознавать, что её место занято не только в постели (а Игорь перебрался спать в другую комнату), но и в жизни мужа. «Надо бороться», - сказала она себе и взялась за дело.
Почему-то первое, что пришло ей в голову – мужа приворожили. И она поехала к гадалке. Сколько их потом было – этих гадалок, ворожей и потомственных колдуний. И все говорили одно и то же: сглаз, порча, надо снимать, все наладится. И очень долго Кристина верила, что ей помогут, муж перебесится и вернётся. Но время шло, деньги уходили на гадалок, всё сложнее было делать вид перед окружающими, что у неё есть муж и семья. А Игорь перестал таиться, стал приводить любовницу к друзьям и знакомым. Конечно, всё это стало известно Кристине. И она не выдержала, вызвала мужа на разговор, потребовала объяснений. Игорь не стал церемониться, сказал, что его подобное положение вещей абсолютно устраивает, а если не устраивает её, пусть уходит на все четыре стороны.
И тут на Кристинину сторону стали все родственники Игоря. Свекровь пробовала поговорить с сыном, сестра взывала к его совести, даже старая бабушка убеждала не делать глупостей. Игорь разругался со всеми и посоветовал им не лезть не в своё дело. Тогда на семейном совете, на который, естественно, Игоря не позвали, решили: Кристине надо найти работу, получить финансовую независимость, а дальше будет видно. Вопросов было два: кто будет приглядывать за ребёнком и где найти работу. Решение первого вопроса взяли на себя бабушка и прабабушка. Свекровь даже пожертвовала собственными интересами и отказалась от почти ежедневных походов в бассейн.
С работой дело обстояло сложнее, но нет ничего невозможного, когда поставлена цель. Неожиданно помог муж Юли, работающий в банке, он-то и составил протекцию Кристине, порекомендовав её в филиал банка в их городке. Кристину взяли на испытательный срок на три месяца, сын был под присмотром. Жизнь налаживалась.
Вот только Игорь, узнав о происходящем, рвал и метал. Сначала он устроил дикий скандал, требовал немедленно написать заявление об уходе, пытался привлечь на свою сторону мать, а когда та категорически отказалась, поддержав решение Кристины, поменял тактику. Он перестал разговаривать с женой, не реагировал на неё. Не садился за один стол, урезал ежемесячное содержание до невозможного минимума. Надеялся, что супруга сдастся. Номер не прошёл, атмосфера в доме накалилась до предела. Тогда Игорь решил действовать через ребенка, что до этого считалось запрещённым приёмом в их семье из-за неустойчивой психики мальчика. Игорь стал говорить сыну, что мама его совсем не любит, бросила его ради работы, не уделяет внимания. Реакция мальчишки была ошеломительной и крайне неожиданной. Сын отвечал: «Папа, но ведь ты тоже работаешь, поздно приезжаешь домой, не играешь со мной и не помогаешь мне с уроками. Так что, ты меня не любишь?». Игорь был нокаутирован и больше к этой теме не возвращался.
Следующим этапом в борьбе за потерянное самолюбие была попытка очернить Кристину в глазах родственников и друзей. Но и этот раунд Игорь проиграл. Дело в том, что склочный характер Игоря знали все, с ним мирились, пока он вёл себя сносно. Но в последнее время, когда Игорь получил руководящую должность и почувствовал власть, он стал невыносим в общении, друзей у него поубавилось. Кристина же, наоборот, продолжала общаться со всеми, поэтому выпады Игоря воспринимались не всерьёз, а именно как мелкая месть жене.
Игорь оказался в изоляции, был зол на весь свет, на контакт не шёл и, наконец, стал поговаривать о разводе. Сначала Кристина плакала, пила валерьянку пузырьками, ведь в глубине души она всё-таки надеялась сохранить семью. Даже ходила в церковь, молилась и просила у Господа помощи, чего раньше никогда не делала. Но однажды ночью, лёжа без сна и глядя заплаканными глазами в потолок, вдруг чётко поняла, как будто глаза у неё открылись, что это и есть финал её семейной жизни. И так легко ей стало от этой, внезапно пришедшей мысли, что захотелось петь. Вечером следующего дня она сама завела разговор с мужем о разводе. Реакция оказалась неожиданной – Игорь сказал, что раз ЕЙ нужен развод, то он его НЕ даст. НИ ЗА ЧТО.
И началась изматывающая нервы война. Теперь все родственники были на стороне Игоря: и мать, и сестра, и бабушка, только Юлин муж поддержал Кристину, аргументируя своё мнение тем, что не должен мужчина себя так вести. Кристину стали убеждать, уговаривать, настаивать и даже угрожать. Долгие три месяца Кристина жила как на вулкане, на территории военных действий, где все средства были хороши.
А потом она встретила Виталия. Он подвёз ее с работы одним осенним холодным вечером, когда она, вымокшая и замерзшая, стояла на остановке, а автобуса всё не было. Кристина села в машину, чего раньше почти никогда не делала – не те у неё были доходы, чтобы шиковать. Водитель, прежде чем тронуться, включил печку, достал с заднего сидения термос, налил Кристине чаю и почти заставил выпить горячего. И от такой неожиданной и уже давно забытой мужской заботы Кристина разрыдалась и выложила своему спасителю всё: про развод, скандалы и расшатанные нервы.
Как-то незаметно и ненавязчиво Виталий вошёл в её жизнь. Утром забирал Кристину с остановки, вечером привозил обратно. Заставил купить тёплую обувь и подсовывал фрукты. Он не торопил события и не ставил женщину в неловкое положение. Только однажды, случайно коснувшись её волос губами, прошептал «родная моя». А Кристина расцвела, похорошела, исчезла морщинка между бровями, горькая складка у рта, прибавлявшая ей годы. И однажды, привычно сев в машину Виталия после работы, Кристина сказала: «Ну что, поехали к тебе?».
Через неделю Кристина забрала сына и, ничего не объясняя Игорю, переехала к Виталию. Сын, на удивление спокойно, воспринял перемены в своей жизни, переход в новую школу и тот факт, что они живут с чужим дядей, а папа остался дома. Виталий как-то очень быстро уладил дело с разводом, Кристина даже на суд не ездила, только подписала необходимые бумаги. С бывшей свекровью она встретилась на нейтральной территории, обе поплакали, обнялись на прощание, пообещав друг другу не помнить прошлых обид и продолжать общаться ради сына и внука. С Игорем Кристина больше не видится. Он забирает сына на выходные, но делает это всё реже и реже. Налаживает новую семейную жизнь, в которой ребёнку от первого брака нет места.
Мы по-прежнему дружим с Кристиной, часто встречаемся, ходим по магазинам, приезжаем друг к другу в гости. Она так и осталась моей лучшей подругой. Но это уже совсем другая женщина – уверенная в себе, любящая и любимая. Они такие разные с Виталием. Он, невысокий и плотный, на её фоне выглядит совсем невзрачным. Но их любовь делает это внешнее различие таким неважным, что через пять минут после общения с ними престаёшь его замечать. Они счастливы, и это самое главное!

Читайте также:
Комментарии
avatar
Раздача наград