М_Молния - Страница 5 - Литературный форум
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 5 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Литературный форум » Наше творчество » Форум для новичков » М_Молния (Миниатюры, рассказы, очерки, отрывки.)
М_Молния
М. Молния (М_Молния)Дата: Четверг, 11.02.2016, 20:26 | Сообщение # 101
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Volckov, огромное Вам спасибо!

Всё принимаю, кроме "невычитанных текстов".
Если повтор есть, то он всегда делается не просто так.

А Вы хотите увидеть от меня что-то серьёзное?

(Отрывок удален)


Сообщение отредактировал М_Молния - Пятница, 05.08.2016, 08:14
 
Волков Даниил (Volckov)Дата: Четверг, 11.02.2016, 20:34 | Сообщение # 102
Житель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 1172
Награды: 54
Репутация: 118
Статус:
Цитата М_Молния ()
Если повтор есть, то он всегда делается не просто так.

А, так это было сделано умышленно? ) Не знаю, меня сразу эти едва-едва зацепили. И где-то еще наталкивался на повторы слов. Но тут все - на усмотрение автора, не спорю.
Цитата М_Молния ()
А Вы хотите увидеть от меня что-то серьёзное?

Всегда хочется увидеть что-то серьезное.
Цитата М_Молния ()

Костёр горел неровно,

это отрывок из фантастической повести?
 
Александра (Консуэло)Дата: Пятница, 12.02.2016, 09:20 | Сообщение # 103
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 2226
Награды: 69
Репутация: 104
Статус:
Цитата М_Молния ()
Крицеран спал вечным сном.

Хорошо! Мне этот отрывок понравился больше всего (из всего, что читала на Вашей страничке))).
Выкладывайте продолжение.
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Пятница, 12.02.2016, 09:28 | Сообщение # 104
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Цитата Volckov ()
Не знаю, меня сразу эти едва-едва зацепили.

Ну тогда использование "что" Вас подцепит на крючок smile
"Егорушка оглядывался и не понимал, откуда эта странная песня; потом же, когда он прислушался, ему стало казаться, что это пела трава; в своей песне она, полумертвая, уже погибшая, без слов, но жалобно и искренно убеждала кого-то, что она ни в чем не виновата, что солнце выжгло ее понапрасну; она уверяла, что ей страстно хочется жить, что она еще молода и была бы красивой, если бы не зной и не засуха; вины не было, но она все-таки просила у кого-то прощения и клялась, что ей невыносимо больно, грустно и жалко себя..."
А.П. Чехов "Степь"
Тут и не только "что", но и "бы", "то", "вина", "она", "кого-то" и так далее.
А Вы меня за повтор слова "едва" пытаетесь корить. smile
Естественно, "язык едва показывался изо рта", и, естественно, " голова едва производила подобие движения", не само движение, а только его подобие, и то едва. Кот чрезмерно сыт и ленив, поэту едва-едва. smile

Цитата Volckov ()
это отрывок из фантастической повести?

Хм... Странно. Вы обращаете внимание не на высказанную в отрывке мысль "Убить часть ради многих", не на наличие необходимой решительности, силы воли, на меру ответственности, которую берёт на себя принимающий такое решение, не на осознание героем того, что он и есть часть этих обоих множеств: тех, кто получил жизнь за счёт убиенных и тех, кому суждено стать следующими убиенными ради следующей жизни.
Вы почему-то спрашиваете о жанре. Зачем Вам жанр?
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Пятница, 12.02.2016, 09:57 | Сообщение # 105
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18894
Награды: 334
Репутация: 732
Статус:
бедный Клистир...почему Клистир, кстати? имя, кличка? если кличка, то весьма странная, да, лучше уж Эсмарх.
ну, это неважно.
собеседники его смешно и неестественно разговаривают, типа, немцы - мамка! млеко, курка, яйки.
понимаете, вроде не юмор это у вас, наоборот - трагедия, быть или не быть, убить или не убить.
но имя героя(за что вы его так?) и изощрённо исковерканный язык оппонентов, не настраивают на серьёзный лад.
Возможно, стоит публиковать вещи целиком, и тогда, не вырванные из контекста, они не будут выглядеть непонятно?
повторюсь - к вопросу о плагиате, если вы не заметили.

Цитата Мила_Тихонова ()
На Прозе.ру и на Стихи.ру на каждое произведение автоматически дают свидетельство
© Copyright: Мила Тихонова, 2016
Свидетельство о публикации №116021003040

вот пример, то есть, вы имеете гарантию, что ваше произведение никто не украдёт.
Выкладывайте там, а потом, где угодно, с таким номером, со своим, естественно.

Удачи.


Сообщение отредактировал Мила_Тихонова - Пятница, 12.02.2016, 10:01
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Пятница, 12.02.2016, 10:09 | Сообщение # 106
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Мила_Тихонова, ой, простите, чуть Ваше сообщение незамеченным не осталось. Большое спасибо за совет!

Консуэло, еще...
Трудно что-то вытаскивать из этого произведения. Очень всё связано. Да и работы еще много.


Сообщение отредактировал М_Молния - Пятница, 05.08.2016, 08:18
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Пятница, 12.02.2016, 10:27 | Сообщение # 107
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Мила_Тихонова, чтобы всё стало понятно нужно читать с самого начала. Пока, увы, я не могу предоставить такой возможности. Мне бы хотелось показать его целиком читателю в полиграфическом исполнении.
Ваши замечания НЕ принимаю ни одного. Всё это имеет место быть, и всё это объясняется.
Спасибо за совет с Прозой.ру. Я подумаю.


Сообщение отредактировал М_Молния - Пятница, 05.08.2016, 08:23
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Пятница, 12.02.2016, 10:51 | Сообщение # 108
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18894
Награды: 334
Репутация: 732
Статус:
Это всё понятно, насчёт русского языка, я об утрированном использовании неправильного произношения.
Впрочем, автору виднее.
Цитата М_Молния ()
чтобы всё стало понятно нужно читать с самого начала. Пока, увы, я не могу предоставить такой возможности.

Почему? Здесь огромные романы и повести выкладывали полностью и люди читали.
Цитата М_Молния ()
Мне бы хотелось показать его целиком читателю в полиграфическом исполнении.

Этого всем хочется, но не всегда получается.
Хотя, иногда везёт.
Читайте объявления на главной странице. Бывают разные акции для форумчан.
Мне недавно опять повезло.
http://planeta-knig.ru/shop/1545/desc/chjornym-po-belomu
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Пятница, 12.02.2016, 13:37 | Сообщение # 109
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Мила_Тихонова, поздравляю Вас от всей души в выходом книги. Желаю, чтобы удача по-прежнему Вам улыбалась.

Большое спасибо за советы, я их обязательно обдумаю.
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Пятница, 12.02.2016, 15:50 | Сообщение # 110
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18894
Награды: 334
Репутация: 732
Статус:
Спасибо!
Это её шестая улыбка)))
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 24.01.2017, 09:26 | Сообщение # 111
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
На днях в магазине "Планета книг" должна появиться моя повесть-быль "Гордей".



Жанр - повести о животных.
Произведение ориентировано на детей 9-12 лет.
Рассказывает подлинную историю поросёнка по имени Гордей.

Хотелось бы представить отрывки из повести.
Прикрепления: 5756092.jpg(69.6 Kb)


Сообщение отредактировал М_Молния - Вторник, 24.01.2017, 09:26
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 24.01.2017, 09:29 | Сообщение # 112
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Повесть "Гордей"

"Поцелуй за тысячу" - отрывок.


Оказывается, счастье может стоить совсем недорого. Всего тысячу рублей. Причём эту тысячу заплатил не сам Гордей, а уплатили за него: некий круглый старик, похожий на седой, облысевший после дождя одуванчик, и симпатичная старуха, плотная, крепенькая, с маленькой головой, с добрым, умильным лицом. Но Гордею было всё равно сейчас. Он истошно визжал, сучил в воздухе ножками и вовсю разевал рот, требуя молока. Его заботливо завернули во что-то тёплое, плотно прижали к пахнущему незнакомыми запахами пальто. Он зажмурился, закрутил головой, ища сосок и, наткнувшись на нечто жёсткое, вцепился в это нечто и затянул в рот, и зачавкал, желая выжать из него каплю долгожданного молока.
– Миленький, голодный. Глупенький, это же пуговица, – нежно залепетала старуха, выуживая изо рта поросёнка пуговицу своего пальто. – Возьми пока пальчик, – она вложила ему в рот кончик сухого старческого мизинца, с толстым, изборождённым канавками ногтем; притянула повыше к лицу и неожиданно чмокнула в пятачок.
Гордей опешил, раскрыл глаза, оторвался от пальца, пытаясь понять, что произошло с его носом, приятно ему или нет? Почувствовал лёгкую прохладу весеннего воздуха на своём пятачке, покрутил им, встретился с умилённым взглядом старухи из-под тонкооправных блестящих очков. Подумал, решил, что поцелуй в нос был приятен и разразился, как любой младенец, громким визгом, требуя еще и всего сразу: и молока, и поцелуя, и ласки.
– Не кричи, не кричи, миленький, сейчас покормим, сейчас покормим, сладенький, – засуетилась старуха, вкладывая ему в рот палец и вновь нежно целуя в пятачок.
Гордей ощутил, как разливаются от носа по всему телу долгожданные забота и… любовь. Материнская любовь. Человеческая. Та, что он никогда ранее не знал, да и не мог узнать, постоянно отшвыриваемый своими братьями и сёстрами от налитого жирным молоком брюха опоросившийся свиньи – его родной матери. Разве могла она своим тупым нечищеным рылом так обласкать его – слабого последыша слишком большого помёта, в котором поросятам не хватало ни сосков, ни молока? Разве могла прижать к себе, обнять, возлелеять так же, как эта странная человеческая женщина, уже слишком старая, давно вырастившая своё потомство, и теперь изнывающая от избытка душившей её материнской любви? И вся эта любовь, нежность, забота отныне принадлежали ему – маленькому голодному, слабому поросёнку, купленному на рынке всего за одну тысячу рублей.
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 24.01.2017, 09:32 | Сообщение # 113
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Повесть "Гордей"

"Мама и папа" - отрывок.

Дом был просторен и светел, по крайней мере, именно так казалось Гордею. С раннего утра он мог носиться по всему первому этажу: двум комнатам, кухне и веранде, топотать копытцами о крашенные чистые доски пола, нежиться в тепле около печки или забираться в тёмный уютный шкаф и тихонько сидеть там между мягкими стопками вещей. Мама разрешала всё. Она осторожно выуживала его из шкафа, обнимала, произносила: «Гордеюшка, хорошенький ты мой!» и чмокала в пятачок. Гордея это вводило в состояние несказанной радости, он вырывался из рук, нёсся прочь, громко стуча копытцами, круто разворачивался, чуть не врезаясь при этом в дверной косяк, и вновь спешил к маме, захлёбываясь счастливым хрюканьем.
Засыпал Гордей тоже у неё на руках, вдосталь начавкавшись молочной каши из рожка, наслушавшись тягучих умиротворяющих песен и, обязательно, получив поцелуй в пятачок. После поцелуя, проваливаясь за грань сна, он глубоко покойно вздыхал и думал о том, какая у него удивительная мама.
Папа тоже любил Гордея. Он входил в кухню, стаскивал с ног тяжёлые, облепленные комьями земли сапоги, снимал промокший, вылинявший военный френч без орденов и погон, тщательно мыл руки над мойдодыром. Гордей это время стоял в проёме двери и терпеливо ждал, поводя пятачком воздух, заполненный литрами незнакомых запахов, пришедших в дом вместе с папой. Потом папа вытирал руки полотенцем, поворачивался, широко улыбался и, подмигнув, восклицал:
– Ну?!
Гордей радостно взвизгивал и бросался прочь, а папа громко хлопал широкими ладонями по полным коленям, неуклюже наступал вперёд и, желая казаться страшным, басил:
– Вот поймаю, поймаю!
Так он доходил до кресла на веранде, под которым укрывался Гордей, нагибался, резко откидывал покрывало и рявкал:
– Вот ты где!
Поросёнок заходился фальшиво испуганным визгом и мчался в другое укрытие, чтобы папа вновь нашёл его и вновь «напугал».
Так они играли, пока один из них не уставал или пока мама не выговаривала им мягкого замечания за шум. Тогда папа садился в кресло на веранде, брал Гордея на колени. Тот вытягивался на задних ножках, устанавливал передние копытца на край подоконника и смотрел в окно, а папа проводил по его розовой спинке горячей, шершавой от мозолей рукой.
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 24.01.2017, 09:34 | Сообщение # 114
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Повесть "Гордей"

"Чёрная змея" - отрывок

Самое веселье обычно начиналось под вечер. Солнце, как в большую тёплую лужу, плюхалось в окружающий дачный посёлок лес. И пока еще оно, почёсываясь и позёвывая, не заснуло, папа бесстрашно брал в руки чёрную змею, живущую под крыльцом дома, и начинал мотать её голову вправо и влево, а змея шипела, злилась и выплёскивала из пасти настоящий дождь. Папа таскал змею по всему дачному участку, над всеми грядками, и змея щедро поливала всё, что попадало под струю. Папа делал это легко, весело и смело. Глядя на него, Гордей набирался храбрости и нырял под холодный водопад. Ух, как же было здорово! Окатывала крепкая струя, чуть не сбивала с ног, взлетала над головой, бросалась вновь под копытца, поднимая вверх брызги земли, хлестала по животу, и припускала напором по ляжкам. Гордей верещал от восторга, отскакивал в сторону и вновь героически бросался в холодный поток. Пилли, глядя на своего друга, заливался отчаянным лаем, носился вдоль забора. Ему хотелось так же, как и Гордею, «купаться». Тогда папа шуточно направлял чёрное рыло змеи в сторону Пилли, пёс с воплем ужаса, вытаращив еще больше и без того навыкате глаза, бросался прочь от забора к ногам своей хозяйки, и Гордей истошно хохотал над его страхом. А вместе с Гордеем дружно смеялись и соседка, и папа, и мама.
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 24.01.2017, 09:36 | Сообщение # 115
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Повесть "Гордей"

"Соседка" - отрывок.

Как-то в ранних сумерках поросёнка разбудил странный звук, словно что-то придушенно хлюпало рядом с его замечательной «квартирой». Звук был совершенно нов, настораживал. Гордей навострил ухо, вслушался. Хлюпанье изредка прорезали более громкие резкие вздохи и шмыги. Поросёнок поднялся и выглянул: на соседнем участке, возле самого забора, под старой вишней, сидела хозяйка Пилли. Прямо на земле. Она подогнула под себя свои полные ноги, сжала рыхлое, мягкое тело в тугой напряжённый мяч, и, закрывая ладонью рот, издавала эти странные звуки. Её красивое, круглое лицо с курносым носом было опущено, горело по лбу пятнами. Светлые, как солнечные лучи волосы растрепались, высвечивая тёмные корни. В ушах вздрагивали золотые серьги с зелёными камешками. На запястье печально вздыхал изумрудноглазый браслет. Всегда такая милая, весёлая хозяйка Пилли сейчас выглядела очень жалко, словно чёрная змея вылезла из-под крыльца дома и обидела её, окатив с ног до головы ходой водой. Гордей удивлённо заморгал, чувствуя неловкость и желание как-то приласкать соседку, сделать ей что-то приятное: потереться о её ноги бочком, спросить, не обидела ли чёрная змея? При этом он мысленно укорил Пилли за то, что тот болтается неизвестно где, когда тут всё так плохо и горько. Поросёнок переступил с копытца на копытце и негромко вопросительно хрюкнул.
Соседка вздрогнула, испуганно вскинулась, глянула на светящиеся, большие окна своего двухэтажного, краснокирпичного дома. Там никого не было видно, и она заозиралась кругом, прижимая руку к груди и нервно теребя ворот кофточки. Увидела Гордея и обмякла, охнула, из самого сердца послала выдох облегчения, и у поросёнка от этого оха внутри всё сжалось неизвестным ему доселе чувством сострадания чужой беде.
– Гордей, – прошептала она, и потянула руку к забору. – Ты меня напугал. Я думала это он, – соседка вновь боязливо обернулась на светящиеся окна своего кирпичного дома.
Поросёнок тихонько, с ответной горечью хрюкнул, подошёл ближе, просунул пятачок сквозь внутреннюю изгородь своего вольера.
– Гордеюшка, – её пальцы притронулись к пятачку.
Гордей потянул губы, желая поцеловать эти пальцы, утешить, так же нежно, как мама целовала и утешала его самого, и тут же с удивлением отдёрнул рыльце, почувствовав на губах вкус соли.
– Погоди, – встрепенулась хозяйка Пилли, потянулась к аккуратной грядке и вырвала из неё две морковки, спешно приподнялась, достала до бочки с водой и ополоснула корнеплоды от земли. – Возьми, вот, я тебя этим угощу, не пойду в дом пока, – протянула она Гордею меж прутьев заплота ароматную морковь.
Гордей вежливо принял лакомство, захрустел. Хозяйка Пилли тоже откусила кусочек от второй моркови и неожиданно залилась слезами. Поросёнок изумлённо замер. Он таращился на соседку во все глаза и пытался сообразить, что же такого было сделано им неверно, что эта добрая милая женщина вновь заплакала. Он так ничего не сообразил и вопросительно хрюкнул. Соседка взглянула на него, и Гордей впервые увидел, как глаза другого существа наполняются изнутри влагой, обращаются в блестящие лужи, углубляются, в единое мгновение переполняются и выплёскиваются серебристыми потоками. В глазах Гордея неимоверно закололо, внутри что-то сжалось и стало так больно-больно, как тогда, когда его еще весной ужалили пчела, хотя нет, сейчас было гораздо больнее.
– Одинаковые мы с тобой Гордеюшка, – зашептала соседка сквозь слёзы. – Холят нас, лелеют, обувают, одевают, потчуют всякими вкусностями, чтобы были жирнее и краше, а потом раз! – махнула она рукой. – И всё, и нету нас, ни тебя, ни меня. Зато шашлыки есть. Он ведь меня бьёт, – взвыла соседка, но тут же сама испугалась громкого звука и ухнулась в едва слышный шёпот: – Смотри, – сдвинула она ворот кофточки в сторону, и Гордей увидел большое, надувшееся изнутри, пятно. – И тут, и тут, – приподнимала хозяйка Пилли то рукав, то низ кофты, открывая нежную кожу.
И везде, где она показывала тело, – везде Гордей лицезрел пятна, наполненные изнутри густой краской.
– Ты только никому, никому не говори, – шептала соседка. – Куда я без него? У него всё: деньги, фирма… А у меня что? Сарай под Сковородино, и дед старый в нём, – она вновь всхлипнула. – Больной дед, а так я ему гостинцы… Понемножечку… Пока он(!) не знает. Ты никому только, хорошо, Гордеюшка, никому. Я ведь…– она обернулась на окна дома и добавила почти неслышно: – Я ведь масюсю жду…
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 24.01.2017, 09:37 | Сообщение # 116
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Повесть "Гордей"

"Ветеринар" - отрывок

В конце душного вечера около ворот дачного участка остановился бежевый «Уазик-буханка» с синим крестом на борту. Из него вышел маленький тоненький старичок, и, припадая на правую ногу, поковылял к выбежавшему встречать его папе.
– Где больной, – деловито поинтересовался ветеринар узким дребезжащим голоском.
Гордей поднял голову. Из дома выскочила мама, засуетилась, затрепетала перед приехавшим, рассказывая о симптомах недуга, поразившего Гордея. Поросёнку стало интересно. Он поднялся на ноги и с нескрываемым любопытством глазел на приближающуюся к нему процессию. Впереди мельтешили мама и папа, говорили наперебой, жестикулировали. Они закрывали собой нового человека, и Гордею никак не удавалось его рассмотреть. Глядя на суету мамы и папы, поросёнок решил, что персона приехала очень важная, а значит вести себя нужно прилично. Он отступил на пару шагов от калитки и приготовился.
– Здравствуй, друг, – произнёс из-за загородки старичок.
Гордей вежливо хрюкнул и с любопытством оглядел важного человека. Старик был тщедушен, сед, в давно нестиранном белом халате и больших стоптанных сапогах, замызганных глиной и навозом. Но вонючие сапоги – не главное. Главными были глаза – быстрые серые молнии, сверкающие добром и состраданием из-под всклокоченных, суровых на вид бровей. Гордей не заметил ни кривенького облупленного носа, ни коричневых от ветров и солнца скул, ни реденьких седых бородки и усов. Гордей не видел длинных узловатых рук ветеринара, так нелепо прилепленных к скукоженным плечам, ни большого чёрного саквояжа, зажатого потёртой ручкой в костлявом кулаке. Он даже перестал ощущать резкий запах лекарства, перебивающий навозную вонь от сапог. Гордей просто поверил этому новому, незнакомому старику.
– Ну, что болит? – спросил дружественно ветеринар, улыбаясь и показывая мелкие, с чёрными обрамлениями, зубы.
Он открыл калитку, и Гордей пригласительно отступил. Вместе с врачом в загон вошёл папа, а маме места уже не хватило и она, сжав руки у груди, стояла возле забора.
Старик внимательно осмотрел поросёнка. Раскрыл свой бывалый саквояж, вынул оттуда тонкую двухвостую змейку и ловко уткнул её концы в свои уши. Гордей от изумления рот раскрыл.
– Давай-ка, брат, послушаемся, – ласково сказал незнакомец, прикладывая к боку поросёнка змеиную голову.
Гордей хотел отпрянуть, но старик так ласково смотрел, а папа, так нежно держал за бока, что поросёнок только переступил с копытца на копытце. Змея оказалась не страшной. Наоборот, её круглое плоское рыльце было прохладно и притрагивалось к бокам осторожно, подобно поцелуям. Гордей сомлел. Старик достал из саквояжа короткую прозрачную трубку с жалом на конце, папа зажал поросячью голову и развернул ухо, – Гордей совершенно не ожидал подвоха и доверчиво похрюкивал, полагая, что сейчас его потрогают еще чем-то приятным. Укус был неожиданным. Гордей дёрнулся, хотел бежать, но папины руки были крепки. Поросёнок завизжал от боли, заплакал. Он умолял папу отпустить, кричал, но папа словно внезапно оглох, жёстко фиксируя голову и ухо поросёнка, сжимая его извивающееся тело между своих крепких ног. Гордей скосил глаза на стоящую за забором маму, прося помощи и защиты.
– Потерпи, Гордеюшка, потерпи, – приговаривала она, и поросёнок чувствовал, как её душа разрывается вместе с его ухом.
Вдруг пытка кончилась. Папины руки разжались. Гордей прянул к маме. Та сделала шаг в загон, обняла поросёнка, прижала, погнала прочь боль. Гордей утыкался в мамин живот, в пахнущий яблоками фартук и рыдал во всё горло. Ему уже не было больно, но было ужасно досадно и обидно. Он оторвался, поглядел на папу, потом перевёл взгляд на тщедушного старика-ветеринара и осклабился ненавистью и злобой.
– Нечего, нечего, – прикрикнул старик, поймав взгляд поросёнка. – Ты, брат, – симулянт. Кровь я, конечно, в лабораторию отвезу, так положено, но тебе наперёд скажу: здоров ты, и хандришь от скуки. Ну, ничего, я рецепт от твоего недуга знаю, – сказал ветеринар и протиснулся между мамой и забором прочь за калитку. – Налейте ему побольше воды, и не кормить денька два-три. Оголодает и лопать начнёт всё, что не дадите, – обратился он к папе и маме. – Ну, прощайте, больной, – ехидно улыбнулся старикашка, повернулся к поросёнку сутулыми, перекошенными лопатками и поковылял к своему «Уазику».
Гордей злобно хрюкнул ему вслед.
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 24.01.2017, 09:39 | Сообщение # 117
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Повесть "Гордей"

"Гроза" - отрывок.

Жар окончательно пал на землю. Подобно горячему мармеладу растёкся по всем трещинкам, по всем закоулкам пространства и застыл недвижным тугим пластом, столь густым и медвяным, что ни единая живая душа не могла двинуть в нём своими «засахарившимися» лапками. Мир был полностью усыплён. И в этом тягучем покое, в этой сонной истоме поднимался и застил горизонт широкий грозовой фронт.
Молния вздыбила небо. Гром ринул, расшвыривая и рвя пространство, загудел во всю гортанную мощь. Ширь вздрогнула, вспрянула, ахнула. И, буравя спрессованный воздух, подобно шарикам олова повалили на землю крупные капли дождя. Они неслись и неслись, всё убыстряясь, учащаясь, заваливаясь вбок от резких порывов ветра. Врезались в крыши, стены и стёкла, дребезжали подоконниками, ревели по жёлобам, по трубам, ухали в бочки и сливы. Они рвали борта сточных канав, выплёскивались из них, заполоняли тропки и грядки, вшпиливались безжалостной картечью в кустарники и распластывали ниц хрупкие листья кабачков, метёлки моркови, курчавые султаны петрушки. Яблоки красными и жёлтыми комьями валились с ветвей, хлюпались в бурлящие потоки, вертелись, будто резинные мячи, стаскивались водой в запруды, складывались в причудливые яблочные плотины.
Гордей в ужасе смотрел на буйство природы и никак не мог прийти в себя. В первый момент, разбуженный ударом грома, он ошалело бросился в хлев, забился в дальний угол и прижался спиной и боком к тёплым доскам стены, еще не понимая, что стало причиной испуга. Но вот глаза раскрылись широко, а уши, наоборот, стали жаться к голове. Поросёнок был уверен: это чёрная змея из-под крыльца внезапно выросла, достигла до неба и теперь со всей своей змеиной злостью льёт воду вниз, сверкает безумными очами и смеётся во всё горло. После каждой молнии Гордей сжимался, ожидая страшного хохота, и хохот обрушивался с неба оглушающими раскатами.
Вода лилась, лилась, переполнила лужи, подступила к самому порогу. Вот закрутилась, затанцевала по доскам, взмётывая себе на спину сено подстилки. Вот хлынула под полку, потянулась холодными языками к копытцам Гордея, лизнула. Поросёнок попытался подобрать своё тело ещё дальше, еще выше от желающей утащить его воды. В этот миг прямо над головой так садануло, что Гордею показалось, будто он попал в пустой бидон, и кто-то со всей силы лупанул по алюминиевой стенке железным прутом. В голове зазвенело, Гордей истошно заверещал, и поганая змея торжествующе грянула с небес дьявольским смехом.
Гордей неистово звал маму. Он кричал, плакал, молил, и мама пришла. Она вбежала в хлев, накрывая свою голову старенькой курткой. Гордей со слезами бросился к ней. Мама взмахнула курткой, обернула ею Гордея, обняла, прижала к себе, часто-часто зашептала что-то ласковое, успокоительное, зацеловала в глаза и лоб. Поросёнок плакал, жаловался. А чёрная змея разозлилась пуще прежнего и пошла сыпать на землю хлёсткие белые горошины. Они громко цокали по дощатому порогу, рикошетили во все стороны. Мама отпустила Гордея, поднялась и затворила дверь. Белые горошины злобно кинулись на старые доски, но внутрь попасть не смогли. Гордею сразу стало спокойней. Он почувствовал себя защищённым от страшной змеи, от злых белых горошин и только вода по-прежнему холодила его ноги. Но теперь было не страшно. Теперь вокруг стояла полутьма, разрезаемая лишь мутным светом из небольшого окошка под крышей. Слышалось мерное хлопанье горошин и капель по стенам. Тёплые руки мамы обнимали и защищали, огораживали от грозной змеи, от холода и страха. Мама нашёптывала, напевала мягкие томные слова, целовала в пятачок. Гордей успокоился, прикрыл веки и, крепко прижимаясь боком к родному, тёплом маминому телу, думал о том, что он – самый счастливый поросёнок на свете.
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 24.01.2017, 09:43 | Сообщение # 118
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Повесть "Гордей"

"Финал" - отрывок.

То утро выдалось особенно понуро и серо. Тучи пали на землю и ползали по ней своими мокрыми брюхами, цепляясь за заборы, застревая в ветках кустов и оставляя на всём, с чем соприкасались, крупные капли воды. Мама и папа пришли вместе. Они отворили дверь хлева, и на Гордея пахнуло вязкой бедой. Он потянулся к маминым рукам, ощутил их жар и волнение. Он подставил пятачок для поцелуя. Его нежно коснулись сухие губы, и тут же капнула горячая слеза. Гордей взволновался, глянул на маму, в самую глубину её выцветших от времени глаз и вздрогнул: перед ним предстали озёра, бездонные, переполненные солёной водой. Гордей отпрянул, и мама отпрянула от него, поднялась с колен, спешно пошла прочь, зябко кутаясь в старый пуховый платок. От крыльца она обернулась, прижала руки к груди, крепко зажимая концы платка, потом потянулась к глазам, сдёрнула очки. Она подобралась всем телом и серым комком вкатилась в дом.
– Надо, надо, – потерянно произнёс папа, потрепал Гордея за ухом и вышел из загона.
Он пошёл по дорожке к калитке, вышел за неё и встал на обочине, глядя в сторону ворот дачного посёлка и кого-то поджидая. Поросёнок тревожно прислушался: уж не подлого ли ветеринара ждёт папа? Но дребезга старого «Уазика» так и не раздалось. Вместо него мелодично звякнул велосипед, прошуршал шинами по бетонным плитам и остановился около участка. С велосипеда слез рослый широкий мужик, поздоровался с папой за руку и по пригласительному жесту вкатил свой транспорт в калитку.
Незнакомец оставил велосипед у крыльца и в сопровождении папы направился прямо к Гордею. У поросёнка сердце упало. В памяти мгновенно взметнулось лицо хозяйки Пилли, и зазвучали слова: «Одинаковые мы с тобой, Гордеюшка. Холят нас, лелеют, а потом…», и безотчётный, но столь красноречивый взмах её руки. Гордею мгновенно стало холодно, а копытца будто вросли в землю. Он неподвижно стоял и смотрел, как приближается к нему рослый незнакомый человек. Какие у него кривые, мясистые ноги, твёрдое, точно литое из чугуна, тело, узловатые, с синими узорами кулаки. Сколь широки плечи. Ворот куртки не сходится на массивной шее. Подбородок тяжёл, тянет собой всё лицо. Нос согнут дугой в правую сторону. А из-под кепки, из-под чёрных вихров сверкают на Гордея глаза: внимательные, колючие, недобрые.
– Полгода? – хищно улыбнулся незнакомец, оценив Гордея. – Тысчонку возьму, хозяин.
– Хорошо, – согласился папа и отвернулся, приложил руку к лицу.
– Да будет, хозяин. Он и не почувствует ничего, – сказал незнакомец, вытаскивая из кармана небольшую коробку. – А то если жалко, так можно и не трогать. Еще подрастёт, – незнакомец извлёк из коробки короткую бумажную палочку, покрутил в пальцах и дунул в её торец. – Откормишь пока получше, а там, на следующий годок… Только за беспокойство с тебя причитаться будет. Рубликов двести, всё ж таки неблизко досюда от меня было, – он чиркнул спичкой и замусливал папиросу во рту.
Папа молчал. Стоял спиной. Сгорбленный, подавленный, с прижатой к глазам рукой.
– Ну, так как? – выпустил незнакомец изо рта вонючий, терпкий дым.
– Надо, надо, – едва пролепетал папа и сделал шаг в сторону.
Незнакомец ждал, неспешно посмоливая папироской.
– Вы, это… – наконец набрался мужества папа. – Делайте. Как договаривались. За тысячу, – произнёс и пошёл прочь, пошатываясь, не оборачиваясь.
2014-2015
 
Николай Гантимуров (Nikolai)Дата: Понедельник, 30.01.2017, 06:17 | Сообщение # 119
Его Величество Читатель
Группа: Модераторы
Сообщений: 6411
Награды: 70
Репутация: 212
Статус:
Цитата М_Молния ()
На днях в магазине "Планета книг" должна появиться моя повесть-быль "Гордей".

Поздравляю Вас, М.МОлния!
Это всегда приятное событие - книга! Даже когда она не первая, волнуешься, как в первый раз...
Прочитал выложенные отрывки.
Конечно, сразу, невольно вспоминается Каштанка...
Слог у Вас хороший, М.Молния. Получилась настоящая книжка - качественный текст, очень ... проникновенно-художественный, если позволительно так сказать. Душевный. Тёплый. Добрый. Правдивый. Думаю, книга должна найти своего читателя. Её по библиотекам нужно разослать, поближе к детям. Её заметят непременно.
Желаю успеха!


"Будьте внимательны к своим мыслям, они - начало поступков"
Лао-Цзы.

Ведущий проекта "Герой нашего времени. Кто он?"
Редактор газеты "Сказобоз"
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 31.01.2017, 20:32 | Сообщение # 120
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Nikolai, большое Вам спасибо!
Вы дали мне очень высокую похвалу, упомянув "Каштанку".
Так же огромная Вам благодарность за совет. Я непременно стараюсь распространять книги по библиотекам.
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Среда, 08.02.2017, 17:39 | Сообщение # 121
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Вот, книжка и появилась.

http://planeta-knig.ru/shop/2124/desc/gordej
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 28.03.2017, 21:14 | Сообщение # 122
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
Крик в пустоту:
ОЧЕНЬ НУЖЕН ИЛЛЮСТРАТОР!!!!
С жёстким, мужским штрихом.
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Вторник, 04.04.2017, 18:40 | Сообщение # 123
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:
"Золотая сойка"
18+
Фантастическая повесть. Отрывки.
(Произведение еще не проходило редактуры, простите за возможные ошибки!)

1.
Автобус выплюнул Монкеса на перекрёстке Шестой аллеи Равноправия и Восемнадцатой улицы Свободолюбия, среди типовых трёхэтажных домов, точно напротив стеклянных витрин ресторана «Быстрожарка», в двух шагах от полицейского участка и в четырёх от пожарной части. Спокойный довольный район.
Народа в «Быстрожарке» было как всегда: сидячие столики заняты, за стоячими – мест нет. Дворники, уборщицы, садовники, охранники, горничные, слесари, водители, курьеры, одним словом все те, кто обслуживал и облизывал множественных чиновников госаппарата и те, кто прислуживал слугам, и слуги тех слуг и еще, и еще, и снова, за редким исключением, за столиками «Быстрожарки» аппетитно чавкал обслуживающий персонал. Кто по одному, кто по двое, с друзьями и жёнами, с мужьями и чадами, лоснящиеся от жира, обнимающие ляжками стулья, довольные свободные граждане – костяк и опора страны.
Монкес вышел из ресторанного заведения с большим бумажным пакетом. Из пакета аппетитно пахло горячими шкалетами, прожаренной во фритюре картошкой, острым конеанским соусом и свежими булочками Ми Сакера. О, эти булочки Ми Сакера! Совершенные, несравненные, нежнейшие, мягчайшие, разрезанные пополам, проложенные сочными шкалетами, сдобренные волшебными травами, приправленные овощами, с золотистым мелким крапом семечек на спинках, идеальные по форме, эталонные по окрасу – настоящий породистый хлеб.
Можно было прямо сейчас открыть пакет, извлечь из него аппетитнейшую булочку Ми Сакера и откусить вожделенный кусочек, но Монкес не делал этого. Он не любил глотать на ходу. Для него «принять пищу» было понятием основательным, пропеченным со всех сторон, с румяной корочкой. «Поесть» значило посидеть в полном покое, упиваясь в гордом одиночестве вкусами и ароматами пищи, слизывая с измазанных пальцев острый конеанский соус, облизывая испачканные губы, вытирая кулаком подбородок, без всякого стеснения, без навязчивых взглядов и говора вокруг. Когда Монкес кушал – он только кушал, и даже «Золотая сойка» в такие моменты вспархивала и уносилась в самую чащу мозга. В детстве ему говорили, что процесс жевания тормозит процесс мышления. Монкес хорошо это усвоил и всегда разделял эти жизненноважные для него процессы, не соединяя их ни при каких обстоятельствах.
– Гиз,– из чёрной тени платана прямо навстречу Монкесу вышла девушка: упитанная, круглолицая шалунья с аппетитными окорочками под коротенькой юбчонкой, открытыми пухленькими «крылышками» и с молочной шейкой, такой шейкой, которая столь величественно перетекает в роскошный бюст, что невольно тянет за собой в глубокую тайну обширного декольте.
– Рива!– вздрогнул от неожиданности Монкес.
– А я думала: ты опять будешь ночевать на работе, – прильнула к его груди девушка.
– Рива, послушай, – попытался высвободиться из её объятий Монкес, – твой папаша крайне недоволен нашими встречами.

2.
Ангар был холоден, пуст. Металлические фермы тянулись вверх, во тьму. Лампы были потушены, лишь дежурное освящение хило тлело по периметру.
Стараясь ступать как можно тише, чтобы не разбудить слишком чуткое эхо, освещая себе путь фонариком, через ангар шёл охранник. Грузный чернявый конеанец, недавний нелегальный эмигрант, так удачно сумевший купить себе паспорт, так удачно устроившийся на работу, он оглядывал пустое помещение, водил синеватым лучом вправо-влево, гонял вокруг тьму. Он выполнял свою работу, выполнял ответственно и досконально, слишком боясь её потерять.
В конце ангара на стене висел терминал. Нужно было подойти к нему, и поставить отметку о проверке помещения в
строго заданное время. Для этого охранник должен был приложить к терминалу свой палец. Терминал издавал короткий, безумно громкий в тишине сигнал, будил эхо, и то, с перепугу, взбалмошно скакало по бетонному полу, железному куполу, по стенам, дрыгалось в ячейках металлических ферм.
Охранник не любил эхо. Оно всегда было гортанно и бестолково, всегда было готово предать. Вот и сейчас,
оно спало́ нервно подрагивая, прядая ушами от малейшего звука. Что-то было не так сегодня в его сне. Охранник остановился. Прислушался. Поводил фонариком из стороны в сторону, оглядывая пустой ангар. В нём никого не было, и всё же кто-то был. Эхо чувствовало кого-то и беспокойно вздрагивало во сне.
Охранник повёл луч вверх, скользнул по стене и замер: там, на паутине потолочных конструкций было нечто бесформенное, пёстрое, нечто неопределённое и живое. Оно колыхалось, дышало, таращилось вниз бесчисленным множеством глаз. Охранник всмотрелся и понял что это. Но и пёстрая масса кое-что поняла. Она прянула вниз, засвистела, захлопала, гикнула. Эхо спросонок шарахнулось в сторону, бросилось прочь, и, не имея выхода, заметалось, в безумии по ангару, пытаясь спастись от бесчисленной птичьей стаи. А птицы неслись за ним, кричали, желали склевать. Они давили друг друга в полёте, ломали крылья на поворотах, разбивали головы о стены и фермы, они падали, конвульсивно дёргались на бетонном полу, расцвечивая его ковром своих перьев и кровью. А в центре этого безумия, присев на корточки, закрыв голову руками, истошно орал ополоумевший от страха охранник. Его крик оборвался, и он плюхнулся на зад, на спину, подминая и давя еще живых, переломанных птиц...

3.
Монкес развалился в кресле ровно на столько, на сколько ресторанное кресло позволяло это сделать, и презрительно
уставился на пасторальный пейзаж.
– "Виски"… – неожиданно раздался из-за колонны подвыпивший голос. – У вас дурной вкус. В том состоянии, в каком
вы находитесь нужно пить водку и только водку!
– Откуда вы знаете в каком состоянии я нахожусь? – раздражённо спросил Монкес, продолжая обозревать разнежившихся от полуденного томления дев.
Их тела были так белы, рассыпчаты, они полулежали в столь откровенных позах: едва прикрытые прозрачными туниками, едва игривые и едва зовущие; а пастухи были так атлетичны, так уверенны в себе и так нетерпеливы, что Монкесу стало противно.
– Когда человеку нашего с вами положения всё равно, что употреблять в пищу, да и, признайтесь, всё равно
употреблять ли пищу вообще, то это говорит только о том, что вы в прескверном настроении, сосед, – продолжил пьяный голос из-за колонны. – Позвольте представиться: писатель, и по совместительству профессор истории здешнего, а стало быть столичного университета, – Йозеф Стенли. Да, уважаемый сосед, вы не ослышались: Йозеф Стенли.
– Никогда о вас не слышал, – грубо отозвался Монкес, однако оторвался от пастушек, несколько подобрался в кресле и
перевёл взгляд на колонну.
За ней стоял столик, который в своё время Монкес очень хотел зарезервировать для себя, но не сумел по причине
его постоянной занятости неким «внезапнобывающим» клиентом. И вот теперь тот самый «внезапнобывающий» наконец внезапно объявился в крепком подпитии и желал поболтать. Монкеса охватило чувство неимоверной досады.
– Вам не хочется со мной разговаривать? – спросил Стенли.
– Нет. Мне хочется побыть одному, – откровенно признался Монкес колонне.
– Это есть неправда, – возразилСтенли. – Если бы человеку нашего с вами круга хотелось бы побыть одному, и при
этом выпить, – он бы, скорее всего, отправился бы домой, в уютные тихие апартаменты, где молчаливый предупредительный лакей бесшумно подал бы коньяк и хорошую закуску; или, например, поехал бы за город в тишину здешней природы: лесов, озёр, лужаек, поближе к восходу, поближе к поэзии; на худой конец он бы взял в ресторане отдельный кабинет, но никак не выбрал бы общий зал. Вы успели подсчитать сколько «бы» было в предложении? – и, не дожидаясь ответа, перескочил на другую тему: – Однако, вы первый человек, наверное, за последние сорок пять – пятьдесят сезонов, который не удивляется моему имени.
– А что не так с вашим именем?– спросил Монкес, критически глядя на принесённую отбивную, картофель под
экзотическим соусом и салаты, живописно разложенные по ячейкам фарфоровой тарелки.
– Йозеф Стенли, – повторил пьяный голос из-за колонны. – Неужели вы вправду не находите ничего странного?
– Абсолютно, – ответил Монкес, жестом показывая Биху, что заказ его устраивает и тот может удалиться.
Из-за колонны выглянула седая взлохмаченная голова с квадратным лицом, мясистым носом, полными губами. Бородка
была вопиюще остра, а под висками болтались две тощие косички перехваченные ярко розовыми защипками. И эта наглая, неприятная Монкесу голова, с нескрываемым потрясением воззрилась на него, вращая огромными чёрными глазами под не менее огромными очками в платиновой оправе с вкраплениями мелких рубинов.
– Йозеф Стенли, – настойчиво произнесла голова, и не получив ровным счётом никакой реакции обиженно добавила: – Это земное имя.


Сообщение отредактировал М_Молния - Воскресенье, 09.04.2017, 10:21
 
М. Молния (М_Молния)Дата: Воскресенье, 22.04.2018, 17:23 | Сообщение # 124
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 317
Награды: 9
Репутация: 17
Статус:

Гнездо Синей птицы

Синяя птица – символ счастья, символ духовного прозрения, символ чистой мечты. Именно с этого чу́дного образа Мориса Метерлинка началась Библионочь в библиотеке №117 города Москвы под руководством Якушкиной Марии Александровны. Птицу принесли дети. Она влетела вместе с их пёстрой, многоголосой толпой. Щебетала и гомонила на все голоса. Была весела и открыта, по-детски наивна, чиста.
Птица светила добром, и её первый синий лучик по имени Буренко́ва Тамара сверкнул в зрительный зал коротким, но ярким отрывком из романа Тургенева «Дворянское гнездо».
Вслед за первым лучом влетела сама птица. Зал сразу преобразился, задвигался, задышал по-иному. Птица запела, закружилась в причудливом танце. Зрители замерли и стали слушать это звонкое щебетание, стали смотреть на гибкие движения птицы. И каждый взмах крыла, каждая нота песни, как брызги святой воды очищали сердца.
Отрывок из спектакля «Синяя птица» представила детская театральная студия «Маска» дома культуры «Заречье». Актёрская игра ребят, пусть еще неумелая, но свободная, непосредственная давала зрителю именно то, зачем человек на самом деле идёт в театр: не зрелище, но лучистую энергию духовных эмоций. Ребята очень старались, и у них получилось. Зрители прониклись, поверили им.
Из зала музыкального ребята перелетели в зал читальный. Расселись по стульям и пуфам, заняли всё свободное пространство. Ведь с их выступления сказка только началась, хотелось еще историй, а уж если эти истории читает сам автор – то вдвойне интереснее слушать. Встреча с писательницей М. Молнией была шумной и весёлой. Послушали сказки, рассказы, стихи. Поиграли в короткую викторину – получили призы. Сами задавали автору сложные вопросы. Ответить удалось не на все. Активные, непосредственные и духовно-светлые, ребята напомнили нам – взрослым – наше детство, когда нас учили добру.
И вновь вспорхнула птица, полетела, заглядывая любопытными синими глазами во все комнаты библиотеки, во все закоулки книжных стеллажей. Знания влекли птицу – загадки литературного квеста по произведениям юбиляра этого года – русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева. Подумать только: 200 лет! Отлично справились ребята с заданиями, показали свой ум, эрудицию, проявили находчивость.
Вновь настало время присесть, передохнуть птице. И расцвела пышная клумба бумажных цветов после мастер-класса Зиневук Татьяны Сергеевны.
Библионочь, конечно, познавательное и веселое мероприятие, но время идёт своим чередом. Пришла пора разлетаться по гнёздам. Ребята уходили довольные. Воспоминаний теперь – на всю жизнь. А сама Синяя птица осталась в библиотеке, поселилась там, на стеллажах среди книг. Теперь, если кому будет нужна эта птица – приходите в библиотеку №117, непременно найдёте и обязательно увидите её свет.
22.04.2018
 
Литературный форум » Наше творчество » Форум для новичков » М_Молния (Миниатюры, рассказы, очерки, отрывки.)
  • Страница 5 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Поиск:
© Все права защищены 2018. Союз писателей - академия литературного успеха, .
Раздача наград