Светлана Сокольская - Страница 2 - Литературный форум
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Светлана Сокольская (Очерки и рассказы)
Светлана Сокольская
Сокольская Светлана (Сокол)Дата: Понедельник, 26.06.2017, 20:41 | Сообщение # 26
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 27
Награды: 5
Репутация: 2
Статус:
Последний урок

Ученик опаздывал. Юля ждала уже полчаса. Через маленькое окошко с треснутым стеклом глядела она на безрадостную картину: немощеная дорога, глинобитные домишки, серое небо. Достала с полки томик Пушкина, открыла наугад:
«Уж небо осенью дышало...»
Именно в это время, осенью, Юля неожиданно оказалась на улице под открытым небом. В полном смысле слова ̶ без жилья и без денег. Крохотную комнатку с лежанкой и маленьким столиком, которую она снимала в простой еврейской семье, придётся оставить – платить теперь нечем. Юля училась в консерватории и уже два года работала в республиканском оперном театре. Неожиданно в театр пришёл приказ из министерства: студентов уволить, а на их места трудоустроить музыкантов, оставшихся без работы.
В стране начались перемены. Новый хозяин Кремля Никита Сергеевич Хрущёв проводил свои реформы, и в результате одной из них были сокращены оркестры в кинотеатрах, на радио и везде, где, по мнению министерства, было слишком много культуры. Председатель профкома оркестра, пожилой валторнист, на заседании защищал Юлю и требовал оставить её в оркестре. Он и его жена – флейтистка, полная тихая женщина с водянистыми глазами, были бездетны, и по-отечески следили за спокойной румяной девочкой c двумя русыми косами, зарабатывающей себе на жизнь и учёбу. Решение министра им, однако, поколебать не удалось.

Ожидание затягивалось. Юля полистала томик. Вот ещё любимая страница:
«Театр уж полон, ложи блещут;
Партер и кресла – всё кипит;
В райке нетерпеливо плещут,
И, взвившись, занавес шумит».

Невольно вспомнился Юле её последний рабочий день...
Оперный театр находился в центре города. К нему вела высокая и широкая лестница с внушительными колоннами под треугольным фронтоном. На противоположном углу улицы на бетонных постаментах растянулись два каменных льва, стерегущие вход в банк. Здание это осталось от довоенных времён. Между театром и банком расположился маленький уютный скверик, где к вечеру собирались старые бессарабские евреи обсудить новости, поиграть в шахматы и поговорить на родном языке идиш.
Юля прошла через проходную. В последний раз. На стенах висели афиши театра, расписание работы балетного и хорового залов и строгая на вид доска приказов. Осанистый вахтёр пил чай и только кивнул в ответ на приветствие. Юля заглянула на сцену. Занавес, лежащий тяжёлой бахромой на полу, запах пыли и клея, хрустящая под ногами балетная канифоль – всё было завораживающе, как всегда. Рабочие устанавливали стенку павильона. Юля постояла ещё немного за кулисами, вдыхая этот особый воздух сцены, и по уходящей вниз лестнице спустилась в оркестровую яму. В углу пожилой литаврист с широкой и блестящей лысиной на голове короткими глухими ударами настраивал литавры. Маленькая арфистка с выпуклыми от базедовой болезни глазами большим ключом подтягивала струны арфы. Завидев Юлю, она тихо спросила:
‒ Нашла что-нибудь, девочка?
‒ Нет, Полина Львовна.
‒ Что делать будешь?
‒ Ой, не знаю, Полина Львовна.
Арфистка покачала головой. Юля села на своё место под барьером, отделяющим зал от оркестра. На пультах стояли нотные партии, и над ними горели лампочки освещения, прикрытые козырьками. Музыканты уже сходились, разбирали свои инструменты, пробовали пассажи. Публика всё прибывала. Сегодня был аншлаг.
К Юле колобком подкатила голубоглазая, с ямочками на полном лице новая скрипачка, появившаяся в театре несколько дней назад. Раньше она работала в оркестре радиокомитета.
‒ Юля, ты думаешь, будто я пришла на твоё место? Но это всё не так!
‒ Я ничего такого не думаю, – смутилась Юля.
Первый гобой дал «ля», и в оркестровой яме поднялся лёгкий, нестройный шум. Вначале настраивались струнные инструменты, потом деревянные, и затем духовые. Сидя тут, на последнем месте в группе первых скрипок, Юля испытывала чувство своей особенности, посвященности. Каким невероятным счастьем было для неё находиться здесь среди взрослых музыкантов, участвовать в этом завораживающем действе и в паузах косить глазом на появляющихся у края сцены певцов, за что грузный седовласый дирижер по прозвищу «Бизон» не раз шутливо грозил ей пальцем. Втайне Юля удивлялась довольно прозаическому поведению оркестрантов: они шутили, перебрасывались репликами, обменивались новостями. Но выходил дирижёр – и все замирали. В полной тишине, оглядев цепким взглядом весь состав оркестра, он поднимал руки. Сегодня шла «Кармен».
Увертюру к «Кармен» Юля любила за праздничное ликование в музыке и за трагическую тему Кармен у виолончелей, от которой внутри всё холодеет, а по спине пробегает дрожь. Первый акт – самый красочный и безмятежный: солдаты, мальчишки, цыганки – на сцене всё кипит!
Теперь этот праздник придётся покинуть...Юля отогнала от себя эту мысль.
Сегодня кумир публики – тенор в партии Хозе. Его яркий, сочный голос заставляет забыть про низкий рост и излишний вес певца. Когда поёт он, или другой солист, Юля испытывает мгновенное чувство восторженной влюблённости в артиста, которое скоро проходит, чтобы потом вернуться вновь. Ведь она самая юная в театре, не считая пары балеринок из кордебалета. Недавно прима театра – колоратурное сопрано ‒ чертами лица и объёмами тела похожая на итальянскую оперную диву, оказавшись рядом с Юлей, погладила её по щеке.
Закончился первый акт. В антракте дирижер спустился в артистическую, отстегнул бабочку и, освободив шею, стал вытирать её большим платком. Мужчины собрались в курилке. Инспектор оркестра с профоргом разбирали последний футбольный матч. В коридоре группа первых скрипок обсуждала Юлино положение. Со всех сторон сыпались советы, полезные и бесполезные. Жалели её искренне. Все понимали, что это за беда – попасть под сокращение.
‒ Может, тебе попытаться устроиться в школу? – предложил кто-то.
‒ Туда без блата не пробиться. Я пробовал, ‒ хмуро сказал скрипач со второго пульта. Он вернулся с фронта хромой и ходил с палкой. Концертмейстер группы виолончелей, старый враль и закоренелый пьяница, вдруг торжественно обьявил перед товарищами, что будет отчислять Юле из своей зарплаты ежемесячно 25 рублей. Ему никто не поверил.
Назавтра в отделе кадров ей вручили трудовую книжку, выразили сочувствие и отпустили на все четыре стороны...

* * *
В городе Юля жила одна, мама находилась далеко, и ждать помощи было неоткуда. К счастью, подключились сердобольные родственники. Они пристроили её жить у старой тётки, обитавшей в крошечной хибарке на краю нижней, оставшейся от старых времён, беднейшей части города. Дома здесь основательно вросли в землю, а немощеные улицы по ночам не освещались. Из мира, где её окружали огни рампы, бархат кресел и балетные грации, Юля попала в непролазную грязь и холод.
Тётка оказалась доброй, миролюбивой и даже с юмором. Она работала в киоске продавщицей и была, по представлениям Юли, очень старой. Через месяц совместной жизни тётка подтвердила это мнение, угодив в больницу c инфарктом. Юля осталась одна.
Хибарка была разделена на шестиметровую комнату с печкой и крохотный холодный коридорчик. Выручала консерватория, где Юля пропадала с утра до вечера. Но вечером надо было идти домой, топить печь ̶ раз в три дня. Юля приносила из маленького сарайчика полное ведро сверкающего блеском угля антрацита, немного распиленых дров и старалась заполнить разгорающуюся печь доверху. В первый день спать было нестерпимо жарко, во второй – хорошо, а на третий ̶ нестерпимо холодно. Время было предновогоднее.
Юлины друзья тоже не остались в стороне и нашли ей частный урок игры на пианино. По общему фортепиано Юля никогда выше четвёрки не поднималась, это её немного смущало. Однако, для длинноногой и длиннорукой четырнадцатилетней ученицы её умений было достаточно.
Потянулись однообразные зимние дни. Юля стала приходить в дом дважды в неделю и заниматься с девочкой под надзором матери. Отца девочки она видела редко. Это был тихий еврейский папа, серый и мятый, как темный твидовый пиджак, который облегал его невыразительную фигуру. Инженерская должность отца кормила всю семью. Жена, как оказалось, не работала. Это была женщина средних лет, худощавая, с рано увядшим лицом и опущенными уголками губ. В голосе её всегда звучали требовательные нотки. Она не скрывала своего раздражения мужем и недовольства жизнью. Обычно он молчал, не вступая в спор. Только однажды Юля, прийдя на урок пораньше, через незатворённую дверь услышала громкие голоса. Резкий женский голос наступал:
‒ Надоело считать копейки! Ты же был самым способным в нашем классе. И что? Почему его повысили, ведь у тебя и стаж больше, и производство ты знаешь, как облупленное.
‒ Да они пьют вместе! ‒ Слабо защищался мужской голос.
‒ Ну и ты выпей с ними, раз надо. Ничего тебе не сделается.
‒ Ты же знаешь, мне нельзя, у меня язва.
– Так спирт залечит. Врачи сами пьют.
– Чушь!
Появление Юли оборвало семейные разборки.
Когда же пришло время оплаты уроков, в доме не оказалось денег.
̶ Папа наш вместо премии получил шиш, – сказала мать, выразительно глянув на дочку. Девочка молча отвела глаза. Юля вздохнула. Вновь придётся затягивать поясок.
Время шло. Однажды мамаша угостила её новогодним холодцом, после которого у Юли случилось отравление. Холодец простоял никак не меньше недели, но хозяйке она ничего не сказала. Тем не менее какая-то незаметная неприязнь появилась между ними. Юля всем своим видом показывала, что ничего не слышит, не замечает в чужой семье. Но хозяйка всё подозрительней приглядывалась к учительнице.
Между тем, ученица делала заметные успехи. Она уже стала разучивать известную пьесу Бетховена «К Элизе». То правой, то левой рукой Юля проигрывала ей трудные места нотного текста, но сама за инструмент не садилась. Скромничала, не считая себя пианисткой. Мамаша заметила это и, однажды, неестественно улыбаясь,заговорила:
̶ Ах, какая музыка! Могу себе представить, вот если бы сыграли вы, а не эта неумеха. Пожалуйста, Юля, доставьте удовольствие.
Юля покраснела и, смутившись от неожиданности, стала отнекиваться.
̶ Юлия, я прошу вас, ̶ льстивые нотки исчезли из голоса женщины и видя, что та не собирается выполнять чьи-либо приказы, жёстко добавила:
̶ В конце концов мы вам за это платим.
Всё вскипело в Юле от возмущения, и она не раздумывая, выпалила:
̶ Простите, я музыкант, скрипачка, а не ресторанный лабух. Я играю на пианино, но не по заказу.
̶ Скрипа-а-ачка! ̶ торжествующе протянула хозяйка. Лицо женщины многозначительно замерло...
На следующем уроке девочка, улучив минуту, когда матери не было рядом, прошептала Юле:
‒ А мама и папа ругались из-за вас, ‒
‒ Да что ты! ‒огорчилась Юля.
- Потому, что Вы скрипачка. Мама против. А папа сказал: «Пусть скрипачка. Она хороший педагог. Я вижу и слышу, и сам пошёл бы к ней в ученики». А мама сказала: «Ещё чего!». А я не хочу, чтобы вы уходили. Вы такая добрая.Только не говорите им ничего».
‒ Нет, нет, конечно, ̶ задумчиво ответила Юля, наматывая на палец конец русой косы.
В уроке ей было отказано. Она была уже за порогом, когда её догнал отец семейства.
̶ Юлия, получите за последний урок, ̶ нарочито громко окликнул он её. И тут произошло нечто удивительное: слегка склонившись к её уху папаша предложил Юле давать ему уроки игры на скрипке, чем поверг Юлю в изумление. У неё, уже имевшей небольшой опыт преподавания, никогда не было взрослых учеников.
Инженер стал приходить в Юлину хибарку со своей скрипкой сразу после работы, где, должно быть, держал инструмент, и целый час играл гаммы, этюды и небольшие пьесы. На первом же уроке он признался, что мечтает сыграть «Анданте кантабиле» из Первого струнного квартета Чайковского. Ученик её, видимо, когда-то учился музыке, но всё забыл. Руки его с пухлыми, короткими пальцами были хорошо приспособлены к скрипке. Тем не менее Юля нашла недостатки в его постановке и пыталась их исправить. Однако, возраст и пропущенное время давали себя знать, и его левая рука неуклонно соскальзывала в прежнюю позицию, что вызывало в усердной учительнице к концу урока недовольство. Умом Юля понимала, что для любителя это не так уж важно, но юношеский максимализм брал верх, и на следующем уроке она опять не удерживалась от замечаний.
Впрочем, мужчина отличался молчаливостью и упорством. За весь урок он не произносил ни слова. Юля не могла понять его настроения. Только когда он играл «Анданте кантабиле», на лице его появлялось нечто, похожее на мучительную нежность. Размышляя о своём странном ученике, Юля пришла к выводу, что должность советского инженера не самая завидная в стране, как ей казалось, хоть и звучало красиво, ведь все мальчики того времени метили в инженеры. Им было невдомёк, что зарплата инженера станет в скором времени темой бесчисленных анекдотов.
На одном из уроков Юля, подталкиваемая любопытством, спросила:
‒ Где Вы учились играть?
Ученик помолчал, а потом, раздумывая, медленно проговорил:
‒ Сколько себя помню, меня всегда тянуло к скрипке. У нас в городе был старый скрипач, который играл на всех свадьбах. Когда я его слушал, то становился сам не свой. Пяти лет я стал просить отца отдать меня учиться к старику, но тот к тому времени почти ослеп и не брался за мое обучение. Брат моего отца жил в Одессе, занимал высокий пост. Узнав о моих просьбах, он настоял, чтобы меня показали Столярскому. Слышали про Столярского?»
Кто из музыкантов не знал легендарного педагога, вырастившего почти всю мировую скрипичную элиту того времени!
‒ Помню доброго толстячка в больших очках. Он говорил с отцом, долго мял мои руки, растягивал их, пел со мной, стучал карандашом. Под конец развеселился и сказал, что из меня будет толк. ‒
Рассказчик ещё помолчал и продолжил:
‒ Неожиданно дядю арестовали, и отец боялся появляться со мной в Одессе. Когда в нашем городе открылась музыкальная школа, мне было уже девять лет, но меня приняли. Я был горд и мечтал стать музыкантом, однако мой отец был против музыки, как профессии. Он говорил, что наше время требует инженеров, конструкторов, изобретателей.
‒ С твоей головой ты многого добьёшься, ‒ настаивал он.
‒ Я и в самом деле был первым в классе по математике. Ну и вот...»
Он замолчал и стал собираться.
С этого дня протянулась между учительницей и её учеником невидимая нить доверия. Юля начала ждать уроков с каким-то непонятным волнением. Ей казалось, что она приняла эстафету от самого Столярского, и это втайне наполняло её гордостью.
Тем временем приближалась весна, топить печь приходилось уже реже. Юля получила полставки в классе камерного ансамбля в консерватории. Вместе с деньгами за урок это была сумма. Жить стало легче. Молчаливый ученик не пропускал ни одного урока. Он заметно продвинулся в игре, научился вибрировать, и звук его приобрёл глубину. Играя, он слегка раскачивался в такт музыке, в мелодических фразах голова его клонилась набок и глаза в упоении музыкой на мгновение прикрывались.

* * *

А время шло... Юля добралась уже до «Пиковой дамы». « А Германа всё нет...» Странно... Обычно он бывал довольно точен...
Неожиданный грохот прервал ход юлиных мыслей. Дверь открылась, но на пороге стоял не ученик, а его жена. Полы её польто распахнулись от стремительного движения, берет съехал на сторону .Вместе с ней с улицы в комнатёнку ворвался холодный воздух. Глаза женщины устремились на Юлю колючим взглядом, и только в уголках ярко окрашенного рта пряталось страдание. Остановившись на пороге, она окинула комнату взглядом и нервно выкрикнула:
‒ Так вот вы где спрятались! Ха! Ну и гнёздышко!
Юля остолбенела от неожиданности. А женщина продолжала:
‒ И часто он у тебя тут бывает? Ах,ты дрянь! И не стыдно, тебе, девчонке, мужика от семьи отбивать? Шлюха паршивая! Завлекла его своей скрипкой! Сучка!
В голове у Юли зашумело, кровь бросилась ей в лицо, и она не могла выговорить ни слова. Женщина повернулась на каблуках и уже уходя, через плечо, выпалила:
‒ Ещё раз узнаю, что он был здесь, сообщу, куда надо – и ему на работу, и тебе в комсомол! Дверь захлопнулась, и Юля осталась одна, ошеломлённая таким невероятным обвинением.
Ученик больше не пришел, ни в тот день, ни после.
Через несколько месяцев, вернувшись после летних каникул, у друзей Юля узнала, что инженер скончался от инфаркта прямо на работе. Поздно вечером около человека, лежащего на полу кабинета, валялась скрипка и ноты «Анданте кантабиле». Юля попыталась восстановить в памяти забытый образ, но лицо её странного ученика плохо всплывало из-за его бесцветности. Остался в памяти лишь темный твидовый пиджак с оттопыренными карманами, из которых тот вынимал мятые денежные бумажки, расплачиваясь за урок.
 
Фельдман Феликс Николаевич (Phil_von_Tiras)Дата: Среда, 05.07.2017, 13:09 | Сообщение # 27
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 884
Награды: 13
Репутация: 36
Статус:
Привет! Получилось хорошо.

Дух дышит, где хочет.

Моя авторская библиотека
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Среда, 05.07.2017, 18:19 | Сообщение # 28
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18894
Награды: 334
Репутация: 732
Статус:
Цитата Сокол ()
Последний урок

Чудесный рассказ, Светлана! И манера изложения очень приятная, читается легко и с удовольствием!
Цитата Phil_von_Tiras ()
Получилось хорошо.

Получилось замечательно!

 
Сокольская Светлана (Сокол)Дата: Четверг, 06.07.2017, 19:11 | Сообщение # 29
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 27
Награды: 5
Репутация: 2
Статус:
Цитата Phil_von_Tiras ()
Привет! Получилось хорошо.


спасибо
 
Сокольская Светлана (Сокол)Дата: Четверг, 06.07.2017, 19:14 | Сообщение # 30
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 27
Награды: 5
Репутация: 2
Статус:
Цитата Мила_Тихонова ()
Последний урок

Чудесный рассказ, Светлана! И манера изложения очень приятная, читается легко и с удовольствием!
Цитата Phil_von_Tiras ()
Получилось хорошо.

Получилось замечательно!



Спасибо, Мила, за внимание и поддержку.
Очень рада, что понравилось.
 
Сокольская Светлана (Сокол)Дата: Воскресенье, 25.02.2018, 23:11 | Сообщение # 31
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 27
Награды: 5
Репутация: 2
Статус:
Мартин Тома

Перевод с немецкого

Завеса

Одним из наших любимых мест было футбольное поле позади школы. Когда мы были ещё третьеклассниками, прежний участок пашни покрыли дешёвым искусственным газоном. Летом, в полуденный зной он плавился почти до точки кипения. Зимой снег лежал здесь дольше, чем везде. В дождь это поле вбирало в себя воду, как губка и становилось скользким, как каток. Мы любили это место в любое время года, но особенно летом.
После школы...
Я описываю 80-е годы. Тогда уроки заканчивались к часу дня. Сегодня они не заканчиваются вообще, если я правильно осведомлён. Так вот, после школы мы играли в футбол при палящем солнце и почти до изнеможения. Если случалось упасть, то на этом покрытии мы оставляли следы наших рук и ног. Ушибы не кровоточили. Скорее здесь была плёночка, тончайшим инеем лежащая на наших, размером с одномарковую монету, ранах. Это было чувствительнее, чем если лизнуть девятивольтовую батарейку, но не так больно, как если разбить себе колено об уличный асфальт. К этому можно привыкнуть.
Когда мы, уставшие, наконец усаживались на газон у края стадиона, то подальше от нас, где-то в воздухе за средней линией, мы видели тонкую, почти прозрачную завесу, какое-то лёгкое мерцание. Этому явлению было какое-то научное объяснение, которого мы не знали. Оно нас и не интересовало. Это нечто вроде Фата-морганы, мираж, объявлял какой-нибудь зануда, но мы знали, что за этой завесой находится другой мир. К сожалению, он недостижим. Как только к этой завесе приближаешься, она тут же отступает на такое же расстояние.
И вот пришла мне голову в идея: если туда кто-либо пойдёт, а я останусь на месте, завеса отступит от него, но не от меня. Я смогу его окликнуть, когда он её, то есть мою завесу, достигнет.Если кричать через футбольное поле, я смогу ему объяснить, как он должен захватить и приподнять свой край, чтобы заглянуть за него.
Для нашего путешествия в другой мир мы берём с собой рацию с полностью заряженой девятивольтовой батареей. Для надёжности мы проделываем тест языком, и батарейка прилично дёргает. Когда же мы у завесы, то хочется не только заглянуть за неё, но и войти в этот другой мир. Чтобы там не потеряться, мы прихватываем с собой радиоприёмник. Таков план.
Гарантии? Гарантий, что это получится – нет. Скотт и Амундсен в их путешествии к Южному полюсу тоже рисковали, и только один из них вернулся...

Сегодня я окружён множеством обиталищ чуждых миров, к которым приспособился, без того, чтобы когда-нибудь быть в них. Я являюсь перед одним из них и перенимаю, как хамелеон, его цвет. Могу я это только во сне. И так как я делаю это незаметно для других, то много сплю. В полусне я путешествую от одного обиталища к другому. Я не тороплюсь, я прогуливаюсь. Я не ипуган или неуверен в себе, я просто суверенен. Я постигаю себя и точно знаю, что в моей власти.
Исчезнуть без того, чтобы куда-нибудь прийти.
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Воскресенье, 25.02.2018, 23:40 | Сообщение # 32
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18894
Награды: 334
Репутация: 732
Статус:
Здравствуйте, Света! Очень приятно снова видеть здесь Ваше появление)
Интересный рассказ, но я уже приготовилась было поучаствовать в открытии завесы... но автор нам её не открыл. Жаль.
Надеюсь у Вас всё хорошо.
Радости и здоровья!
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Понедельник, 26.02.2018, 05:40 | Сообщение # 33
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 8847
Награды: 84
Репутация: 255
Статус:
Цитата Сокол ()
Последний урок


У рассказа совершенно замечательный двойной смысл. Отлично написано!!


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Понедельник, 26.02.2018, 08:14 | Сообщение # 34
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 209
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Не знаю. Может быть, я не до конца понял смысл, не проникся, но мне не очень понравилась зарисовка. Как-то всё размыто, неясно… но может в этом и есть смысл?
Напрягла фраза: «здесь снег лежал дольше, чем везде». Много лишних слов, убрав которые, смысл не изменится.


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Фельдман Феликс Николаевич (Phil_von_Tiras)Дата: Понедельник, 26.02.2018, 20:02 | Сообщение # 35
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 884
Награды: 13
Репутация: 36
Статус:
Цитата Сокол ()
Мартин Тома

Перевод с немецкого

Завеса


Это перевод, коллеги, и переводчик обязан следовать за оригиналом автора. Другое дело стоит ли браться за перевод, если оригинал этого не стоит.
На мой взгляд в этой миниатюре есть нечто от Чарли Чаплина, от его маленького человечка, помещённого в мир, где ничего настоящего, где одни условности. Герой Мартина Тома тоже вынужден, чтобы выжить, приспосабливаться, перекрашиваться, принимая облик хамелеона. А ведь у этого героя такие надежды на мир за горизонтом. Но ему остаётся только сон, и только во сне он суверенен.
Светлана перевела название по-русски очень удачно: "Завеса", т.е. то, что от нас скрыто, недоступно. По-немецки миниатюра названа Hinter dem Vorhang, что иносказательно означает за театральным занавесом. Это спектакль, который мы ожидаем, и ради которого мы пришли в этот мир. Однако, как он будет сыгран -- зависит не от нас.

Мартин Тома молодой немецкий прозаик, философичный тонкий и саркастичный. В его смыслах много подсмыслов, причём очаровательных. Почитайте мой перевод его рассказа "Продажа души" на
http://soyuz-pisatelei.ru/forum/262-13545-1


Дух дышит, где хочет.

Моя авторская библиотека


Сообщение отредактировал Phil_von_Tiras - Понедельник, 26.02.2018, 20:10
 
Сокольская Светлана (Сокол)Дата: Понедельник, 26.02.2018, 23:12 | Сообщение # 36
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 27
Награды: 5
Репутация: 2
Статус:
Цитата ledola ()
У рассказа совершенно замечательный двойной смысл. Отлично написано!!


Здравствуйте, Лена!
Спасибо за отзыв и внимание. Объясните, пожалуйста, что Вы имеете в виду под вторым смыслом? Очень важно!
 
Сокольская Светлана (Сокол)Дата: Понедельник, 26.02.2018, 23:47 | Сообщение # 37
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 27
Награды: 5
Репутация: 2
Статус:
Цитата Мила_Тихонова ()
Здравствуйте, Света! Очень приятно снова видеть здесь Ваше появление)
Интересный рассказ, но я уже приготовилась было поучаствовать в открытии завесы... но автор нам её не открыл. Жаль.
Надеюсь у Вас всё хорошо.
Радости и здоровья!


Здравствуйте, Мила! Рада Вашему вниманию и отклику. Да, автор только приоткрыл завесу, а я, как переводчик, ничего не могла добавить. Но всё равно интересный опыт.Вот Феликс попытался раскодировать. Я думаю, он близко подошёл к ощущениям автора. Спасибо, у нас всё помаленьку. Также и Вам семейного благополучия, здоровья и творческих удач!
 
Сокольская Светлана (Сокол)Дата: Вторник, 27.02.2018, 00:08 | Сообщение # 38
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 27
Награды: 5
Репутация: 2
Статус:
Цитата strong ()
Не знаю. Может быть, я не до конца понял смысл, не проникся, но мне не очень понравилась зарисовка. Как-то всё размыто, неясно… но может в этом и есть смысл?
Напрягла фраза: «здесь снег лежал дольше, чем везде». Много лишних слов, убрав которые, смысл не изменится.


Спасибо за отзыв. Пожалуй, Вы правы, что есть такая страна, где всё неясно. А есть ещё мальчишеский мир, где всё заманчиво. Вот только как узнать, какие слова "лишние"? Подскажите!
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Вторник, 27.02.2018, 07:18 | Сообщение # 39
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 209
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Здравствуйте, Светлана. Под лишними словами я, в основном, имел в виду союзы, местоимения… «это поле вбирало в себя…». Мне кажется без «это» фраза звучала бы легковесней. То же самое: «и почти до измождения», и — лишнее. Да и фраза: «если я правильно осведомлён» — не для художественных текстов, отдаёт канцелярщиной. Можно заменить: «насколько я помню» , что-то в этом роде.

ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Вторник, 27.02.2018, 08:34 | Сообщение # 40
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 8847
Награды: 84
Репутация: 255
Статус:
Цитата Сокол ()
Спасибо за отзыв и внимание. Объясните, пожалуйста, что Вы имеете в виду под вторым смыслом? Очень важно!

ну это же очевидно: последний урок на скрипке и последний урок жизни для главного героя и, думаю, его жены тоже. Я это так увидела....


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Сокольская Светлана (Сокол)Дата: Понедельник, 05.03.2018, 12:21 | Сообщение # 41
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 27
Награды: 5
Репутация: 2
Статус:
Елена, спасибо. Всё правильно.
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Светлана Сокольская (Очерки и рассказы)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:
© Все права защищены 2018. Союз писателей - академия литературного успеха, .
Раздача наград