BabyBook

Книга с рисунками Вашего ребенка.

Журнал "Союз писателей"

Прием заявок постоянно! ISSN 2224-0756. Выходит 12 раз в год.

Библиотека детской поэзии

Коллективный проект для детских писателей.

Страница 1 из 11
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Соловьёва Ирина Михайловна (О творчестве современных поэтов.)
Соловьёва Ирина Михайловна
irinamihaylovna Дата: Среда, 01.02.2017, 17:14 | Сообщение # 1

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Здравствуйте, дорогие друзья!

Представляю Вам одну из своих исследовательских статей творчества современного поэта Терентия Травника. В последующих статьях буду знакомить Вас с другими яркими гранями личности и таланта нашего современника.

Немного себе: По образованию - психолог. Многие годы посвятила исследованиям психологических основ творчества, уделяя особое внимание в своих трудах литературе, в частности поэзии. Автор публицистических статей и очерков, в которых раскрываю для читателя глубину и многогранность литературно-художественных произведений поэтов современности, одновременно представляя своеобразный литературный портрет личности самого творца, его внутреннего мира. Основное направление деятельности сегодня – большой цикл исследовательских и биографических статей о творчестве Т.Травнiка. Анализируя и размышляя над глубинными состояниями человеческой души, стараюсь образно и художественно доносить своему читателю те мысли и состояния автора произведения, которые неявно присутствуют в их литературно-художественных работах, приоткрываю завесу невидимого, делаю доступным для читательского понимания то богатство переживаний, что часто бывает сокрыто в поэзии и прозе от случайного знания.

Автор ряда исследовательских статей поэтического творчества поэтов современности:о поэзии Валерия Патрушева «Долгожданный берег мой» и вступительная статья «Слово о поэте» к книге его стихов «Признание». Написан ряд отдельных критических и вступительных статей, посвященных самобытным поэтам современности: Елене Ханиной, Саше Вебер, Олегу Попову и другим.
Круг исследовательских интересов у меня достаточно широк, подтверждением этому служит статья «Эстетическая медицина и критерии человеческой красоты в XXI веке», которая впервые прозвучала на XXIII Международных Рождественских образовательных чтениях «Князь Владимир. Цивилизационный выбор Руси» (Москва, 21-23 января 2015 г) в секции «Русская цивилизация и русская медицина» на конференции Общества Православных врачей 22.01.2015 и опубликована в журналах «Церковь и медицина» (№2(14) сентябрь 2015, «Философские проблемы биологии и медицины» (Выпуск 9, 2015).
С моими публикациями в разных печатных изданиях можно познакомиться здесь: http://ru.calameo.com/accounts/5041268#

ТЕРЕНТIЙ ТРАВНIКЪ: ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО.

Как быстро летит время… Вот и остался позади очередной «творческий год» Терентiя Травнiка. У поэта сформировалась многолетняя замечательная традиция: заканчивая свой персональный творческий год, который закрывается в сентябре: «сентябрь – поводить итоги, сентябрь – сходятся дороги», а начинается в октябре, делать своим читателям подарок – дарить новый сборник стихотворений:

Сентябрь – старое закончит.
Октябрь – новую начнет
Еще неведомую строчку –
Благословен сей переход…

Пишет в стихотворении «Творческий год» Терентiй. Вот и сейчас, следуя этой, установленной самим автором традиции, Терентiй порадовал поклонников поэтического творчества своей новой работой «И музыка, и цвет…», …и слово, хочется продолжить эту строку. Вот, что удивительно: прочитав последнее стихотворение в этом сборнике, перелистывая дальше еще пахнущую свежей типографской краской страницу, неожиданно обнаруживаешь на чистом листе именно это финальное слово. Сразу все становится на свои места, и ощущаешь внутреннюю завершенность. Как это по-травниковски! Каждый поэтический сборник Травника имеет свою такую «особую изюминку».

Мы живем в ускоренном ритме нашего времени, мы – разные, но есть нечто, объединяющее нас – это время нашей жизни. Именно оно и делает всех нас едиными в нашем временном пространстве. Все мы – современники. Время нашей жизни незаметно для нас самих меняет нас изнутри, меняет наши взгляды на жизнь, наши мысли. В этом сборнике поэт делится со своими читателями новыми взглядами на вечные жизненные темы и обновленными чувствами, появились новые сюжеты для стихотворений и поэтические находки. Неизменными остаются, с одной стороны, зрелость и глубина, а с другой – легкость и простота поэтического слова автора. Все возрастающий интерес к поэтическому творчеству Травнiка вызывает неменьший интерес и к самому автору: откуда эта глубина и зрелость, а вместе с тем простота восприятия льющегося слова? Терентiй Травнiкъ – незаурядная личность среди наших современников. Многолетняя творческая дружба и сотрудничество с ним позволила мне рассказать в этой статье об основных вехах творческого пути и многогранности его личности и таланта. По форме данная статья – это своеобразная, наиболее полная на сегодняшний день, творческая биография Терентiя. Итак, начнем с самого начала, с истока:

ТЕРЕНТIЙ ТРАВНIКЪ – творческий псевдоним Алексеева Игоря Аркадьевича – современный русский поэт, философ, публицист, художник и композитор. Родился 23 июня 1964 года в Москве, на Плющихе в семье Алексеевых Аркадия Павловича и Людмилы Георгиевны. Аркадий Павлович – отец поэта, родился в многодетной семье, в Москве на той же Плющихе. В годы Великой Отечественной войны две старшие сестры и брат воевали на фронте, а младший Аркадий был определен в Суворовское военное училище. По окончании учебы служил в армии, а позже, выйдя в отставку, работал инженером-конструктором в КБ Томилинского электровакуумного завода. Аркадий Павлович обладал незаурядными творческими способностями: постоянно что-то изобретал и усовершенствовал, на работе подавал много рацпредложений, прекрасно рисовал, писал стихи и прозу. Серьезно увлекался музыкой, играл в любительском джазовом оркестре. Людмила Георгиевна – мать поэта, родилась в Москве, жила на Плющихе, имеет высшее образование, которое получила на юридическом факультете Московского Государственного Университета имени М.В.Ломоносова. После окончания университета работала прокурором в прокуратуре Московской области, а затем была избрана судьей Московского областного суда. Имеет почетное звание – заслуженный юрист Российской Федерации. Детство и отрочество Терентiя прошло в центре Москвы, в 3-м Ростовском переулке. Дом, в котором жил поэт, когда-то принадлежал фабриканту Сушкину Н.О., и за ним так и сохранилось название – Сушкин дом. Стоял дом на высоком холме – левом берегу Москвы-реки, имеющем давнее историческое название Мухина гора, на современных картах Москвы это место обозначено, как Ростовская набережная. Первый официальный поэтический сборник Травнiка вышел в свет в 2007 году и назывался «Сушкин дом на Мухиной горе».

Терентiй Травнiкъ имеет художественное и музыкальное образование. Много путешествует по России. Лауреат литературных конкурсов, главный редактор православной газеты «Сад духовный», автор известной, неоднократно издававшейся философско-публицистической книги «Лучина» и книги афоризмов «Пути-дороги», в которую вошли более 1000 афоризмов автора, написанных им за четверть века с 1987 по 2012 год.

За последние годы, помимо философской прозы, издано более 40 книг и поэтических сборников. Наиболее известные из них: «Благодарение», «О чем поведала печаль», «Межа», «Тихий Свет», «Разнотравье», «Светец», «Ромашкин снег», «Любовь», «Из дневника художника», «Сушкин дом на Мухиной горе», «Странница страница», «Золото Фиолетовых чернил», собрание сочинений в 4-х томах «Белокнижье», «Времена года», «Осенняя тетрадь», «Цветная жизнь», «Перелистывая жизнь», «Альфа Вита», «Цветная музыка души», «И музыка, и цвет…».

В своих произведениях поэт постоянно обращается к духовному возрождению России, ее патриотическому наследию, к высоконравственным общечеловеческим ценностям, заложенными веками в сознание нашего народа.

Особое место в своем поэтическом творчестве Травнiкъ отводит детям. С 2000-го года в издательствах «Светец», учредителем которого является сам поэт, а также в издательстве «Слово» и «Нестор» в Санкт-Петербурге вышли такие книги Терентiя Травнiка для детей, как «Бим-бом день за днем», «Ёжки-Пажки», «Ходики», «Совсем, как взрослый», «Жу-жа-жи», «Юный художник», красочный альбом «Травнiкъ – детям», «Кто там в море…». Поэт Терентiй Травнiкъ – хранитель сказочного мира – создатель таинственной страны для детей Гугушатии.

Под руководством Терентiя вышла большая серия художественных открыток «Песнь земли русской», «Московские дворики», «Монастыри Москвы», «Соловецкие острова», издан великолепный альбом о Москве с фотографиями Терентiя «Москва московская». Не один год книги поэта иллюстрируют такие известные мастера графики, как Дамиан Утенков, Наталья Артемова, Александр Антонов, художники Ирина Сурина, Александр Хасминский, Алена Ромадина, Ирина Черная.

Терентiй Травнiкъ – автор мемориально-патриотического проекта «Вечный май» – посвященного 65-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 над фашистской Германией.

С 2009 года Терентiй Травнiкъ является учредителем Всероссийской некоммерческой художественной галереи Delon’ь (Дэлонь), которая поставила перед собой задачи заниматься только благотворительными выставками для пенсионеров, малоимущих семей, детей и инвалидов. Галерея Delon’ь появилась в 1984 году, ее создатель Т.Травнiкъ решил таким образом сохранить во времени подаренные друзьями картины, он же дал ей и название. Идея галереи окончательно утвердилась к 1989-му году, а с 1990 года, когда у Травнiка появилась возможность работать в собственной мастерской, галерею пополнили и его работы. Травнiкъ, имеющий философский взгляд на мир, умело передает в своих картинах глубину увиденного им за внешней оболочкой всего существующего в мире вещей. Его живопись символична и неоднозначна. Большая часть полотен Травнiка находится в частных коллекциях и время от времени выставляется на международных и региональных выставках. В книге «Осенний минор», написанной Терентiемъ в начале 90-х годов XX века, собраны не только иллюстрации некоторых картин художника, но и комментарии к ним самого автора, что само по себе представляет немалый интерес и ценность.

Терентiй Травнiкъ известен не только как музыкант и исполнитель в группе «Ноевъ Ковчегъ», созданной в 1979 году в Москве, но и как композитор. В 2003 году Травнiкъ создал проект «Le‘mur records», в котором продолжил развитие своего собственного музыкального творчества, а в 2004 – он создает «Tetra» – новый проект инструментальной музыки, начинает записывать песни под гитару на собственные стихи и музыку. Как композитор Терентiй реализовал себя и в жанре авторской песни, и в стиле этно-фьюжн, и в стиле «sensound music», им написано более двухсот инструментальных произведений. С 2006 года Травнiкъ начал писать симфоническую музыку, одним из первых его сочинений в этом жанре стала Simphostory «Ghugushatiah», а позже был создан цикл из 12-ти концертов духовной музыки, посвященный двунадесятым праздникам Русской Православной Церкви: «Крещенский концерт», «Благовещенский концерт», «Троицкий», «Крестовоздвиженский» и другие. Завершением цикла стал Большой Пасхальный концерт для фортепьяно с оркестром.

Многие годы поэт принимает активное участие в возрождении православных храмов. При его участии и творческой поддержки строились и восстанавливались такие храмы, как Крестовоздвиженский и Рождества Христова в селе Мелихово в конце 90-х годов XX века, храм Рождества Пресвятой Богородицы в селе Булатниково, храм Рождества Христова в селе Сенино, храм Свт. Николая в Бирюлеве, в Москве, храм Казанской иконы Божией матери в Узком, восстанавливался иконостас в Троице-Даниловом монастыре в Переславле в середине 90-х XX века. Терентiй является собирателем и хранителем православных фотолетописей, созданных им и киноархивов восстановительных работ Подмосковных храмов. В конце 90-х годов XX века по его инициативе и по его же эскизам создан Большой крест мощевик, ныне хранящийся в храме Зачатия Свт. Православной Анны в городе Чехове Московской области.

В 2009 году за усердные труды во Славу Русской Православной церкви, поэт и публицист Терентiй Травнiкъ был награжден Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.

Особого внимания заслуживает образовательная программа «Часы», созданная Травнiкомъ. Эта уникальная программа включает в себя познавательные лекции, записанные автором на диски, в его исполнении. В основу этих лекций легли материалы книг из научно-популярной литературы и музыка, написанная Терентiемъ. Программа состоит из отдельных циклов, посвященных разным направлениям науки и искусства: «Час музыки», «Час литературы», «Час искусства», «Час философии», «Час науки», «Час таинственного» и «Час духовного наследия», знакомя своих слушателей с жизнью и творчеством великих композиторов, поэтов, художников, а также жизнью и деятельностью ученых, отцов Церкви и философов, оставивших свой глубокий след в истории нашей цивилизации. Программа насчитывает 50 компакт-дисков с общим временем звучания более70 часов.

Травнiкъ является создателем более 80 фильмографик (авторское название), где объединены фотография, музыка, живопись и слово – эти работы сегодня смотрят во всем мире. Особой популярностью пользуются фильмографики «Гугушатия», «Вечный май», «Благословенный путь», «20 лет под кроватью» по рассказам Виктора Драгунского, «Вовек не забыть», «Засыплет снег дороги» на стихотворение Бориса Пастернака и многие другие.

Заканчивая работу над статьей, просматривая нашу переписку с Травнiкомъ, неожиданно для себя, наткнулась на письмо от Терентiя, написанное им в июне 2011 года. Письмо поразило своим созвучием с темой в данной статье, цитирую: «Мое творчество – это послание в будущее от всех нас, всех, кто в этом времени. Очень скоро сотрутся воспоминания о нас, даже у наших внуков. Такова реальность. Через какие-то 20-30 лет от большинства из нас не останется ничего, кроме имени в заупокойной записке. Но картины, песни, музыка и самое главное – КНИГИ, продолжат нашу жизнь, напоминая потомкам о нашем времени, и так ярко, как будто это все здесь и сейчас. Вечное Настоящее! Откройте Библию, Дао, Бхагават Гиту, читайте! А ведь это не сотни, а тысячи лет назад. Не в этом ли величайшая сила и тайна художника – ткать время! Под парусами Поэтического слова мы, Современники, отправимся ВМЕСТЕ в удивительно прекрасное путешествие – Вечность. И когда рассеется наш прах, и истлеют кости наших потомков, а пепел развеется навсегда, струганные доски нашего фрегата будут по-прежнему сверкать явью и новизной в туманах грядущего. И никто не будет забыт! В этом и есть Божественная сила творчества. Аминь».
Да будет так!

Статья размещена в книге стихов Т.Травнiка «И музыка, и цвет…».
2013 год

SVETEZ BIBLIO – http://irinamihaylovna.livejournal.com/
Персональная страница – http://svetezdom.narod.ru/index/0-40
Прикрепления: 3290552.png(161Kb)


Сообщение отредактировал irinamihaylovna - Четверг, 02.02.2017, 14:52
irinamihaylovna Дата: Среда, 01.02.2017, 22:20 | Сообщение # 2

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
KOSMOS BLOMMON CARDS ТЕРЕНТIЯ ТРАВНIКА.

Графические бломмоны Т.Травнiка – это уникальное авторское пособие по гармонизации внутреннего состояния, дающее возможность переключения от бесплодной каждодневной суеты к своему внутреннему миру, побыть наедине с собой, услышать тишину, погрузиться в особые космическо-психические измерения. Карты представляют собой супрематические графические композиции, в которых главным является соединение энергетики цвета и формы, придающее своеобразный космизм каждой композиции. Сочетание разноцветных и разновеликих геометрических фигур образует пронизанные внутренним движением уравновешенные ассимметричные супрематические композиции помогающие достичь созерцательного состояния или погрузиться в медитацию.
Согласно энциклопедическим источникам, слово супрематизм происходит от латинского «supremus» – наивысший – и обозначает направление в авангардистском искусстве . Супрематизм, являясь разновидностью абстракционизма, выражался в комбинациях разноцветных плоскостей простейших геометрических очертаний (в геометрических формах прямой линии, квадрата, круга и прямоугольника). На начальном этапе этот термин, восходивший к латинскому корню suprem, означал доминирование, превосходство цвета над всеми остальными свойствами живописи. В беспредметных полотнах краска, по мысли К. С. Малевича, была впервые освобождена от подсобной роли, от служения другим целям – супрематические картины стали первым шагом «чистого творчества», то есть акта, уравнивавшего творческую силу человека и Природы (Бога).
Т.Травнiкъ, как человек духовно и художественно одарённый, создатель оригинальных дизайн проектов домов и квартир, обладает профессиональным знанием воздействия цвета и света на человеческий организм, он тонко ощущает различную энергетику цвета и энергетику геометрических фигур. В созданных бломмонах, автор, руководствуясь психологией цвета, сумел создать такое взаимное сочетание и взаимное проникновение цвета и формы, которое оказывает самое благоприятное воздействие на психо-эмоциональное и физическое состояние человека. Созерцание определённой интуитивно выбранной карты дает тонкую настройку всему организму на выравнивание энергетики, изменяет настроение, улучшает самочувствие и дарит способность существенным образом улучшить собственную жизнь, благодаря доминированию определенных цветов в карте.
Влияние цвета на организм знакомо человечеству с давних времен. Еще два столетия назад немецкий поэт, государственный деятель, мыслитель и естествоиспытатель Иоганн Вольфганг фон Гёте (1749-1832) заметил, что цвета действуют на душу, они могут вызывать чувства, пробуждать эмоции и мысль. По отношению к бломмонам Т.Травнiка эти слова более чем актуальны и справедливы. В основе современной цветотерапии лежит аксиома, что каждый цвет имеет свою длину волны, несущую свою энергетику и оказывающую специфическое воздействие на организм, а свет в целом – совокупность синхронизированных электромагнитных колебаний разной частоты. То есть, свет и цвет – это энергия жизни.
Новейшие исследования и клинические испытания сегодня подтверждают благотворное влияние цвета на нервную и гормональную систему человеческого организма. Цвет воспринимается рецепторами глаза, включая цепную химическую реакцию, вызывает электрические импульсы, стимулирующие нервную систему. Нервный импульс достигает мозга, который выбрасывает в кровь определённые гормоны.
Свет, являясь электромагнитным излучением, проникает через ткани человеческого тела и несёт органам необходимую энергию, восстанавливая биоэнергетический уровень и активизируя фотохимический процесс. Усиление лечебного эффекта достигается за счёт цветности светового потока. В цветотерапии по принципу резонанса клетке навязывается здоровая вибрация. По своей природе нервная клетка способна усваивать и накапливать недостающие цвета и отталкивать цвета избыточные.
Каждая карта-бломмон имеет своё название, в котором закодировано особое состояние или переживание человека. Кроме эстетического наслаждения игрой цвета, света и форм, название бломмона стабилизирует мысли в определённом направлении, помогая, в одних случаях расслабиться, избавиться от излишнего внутреннего напряжения, усилить чувство покоя, а в других, наоборот, набраться энергии, пополнить свои жизненные силы, пробудить внутреннюю активность.
Напомню некоторые психологические характеристики цветов и их воздействие на наш организм:
Красный – символизирует возбуждение, страсть, прилив жизненных сил и энергии, активность, он обладает сильным очищающим действием; он избавит от тоски и прогонит отрицательные эмоции, оздоровит психику и тело. Красный цвет действует оптимистически, обладает энергией и напором, подталкивая к совершению великих дел. Красный – цвет сильных людей, он олицетворяет настойчивость и волю, бодрость и веселье. При повышенном давлении, он может усугубить болезненное состояние, вызвать гнев и раздражение. Одним из ярких примеров благоприятного воздействия красного цвета на организм человека является бломмоны «Усталость», «Бездействие». Созерцая каждую из этих карт в состоянии усталости, бессилия, а порой и нервного истощения, организм человека, постепенно напитываясь энергией вибраций красного цвета, очищается от навалившегося бездействия, тоски и усталости, ощущает прилив жизненных сил.
Синий – вызывает ощущение комфорта и покоя, снимает напряжение, снижает артериальное давление, успокаивает дыхание. При рассматривании темно-синего цвета наступает вегетативное успокоение. Пульс, давление крови, частота дыхания и функции бодрствования снижаются. Организм настраивается на успокоение и отдых. При заболевании и переутомлении потребность в синем цвете повышается. Этот цвет исцеляет от болезненных воспоминаний, помогает справиться с эмоциональными потрясениями, способствует вдохновению. Синий – цвет осуществления желаний и интуиции. С его помощью вы сможете понять, от чего в жизни вам надо избавиться. Продолжая исследование бломмонов «Усталость» и «Бездействие», обращаешь внимание на синие шары разных оттенков, которые буквально источают энергию комфорта и покоя, гармонизируя состояние и внутри и снаружи человека.
Фиолетовый – поддерживает иммунную систему и может успокоить расшатанные нервы. Полезен при усталости и боли в глазах, успокаивает эмоционально неустойчивых людей. Цвет тайны, мистики. Фиолетовый является цветом искреннего раскаяния, смирения, кротости, глубокомыслия, святого уединения, воздержанности, усиливает интуицию, нормализует состояние лимфатической системы, помогает при мигренях. В физическом плане фиолетовый цвет воздействует на шишковидную железу, расположенную в промежуточном мозге. Все умственные приказы идут отсюда. Шишковидная железа (эпифиз) вырабатывает два гормона – мелатонин и серотонин. Мелатонин вырабатывается ночью и оказывает на организм успокаивающее действие. Серотонин вырабатывается днём и стимулирует активность и эмоциональный тонус. Его избыток в ночное время трансформируется в мелатонин. Недаром говорят: кто хорошо работал, тот хорошо спит. Фиолетовым цветом надо пользоваться осторожно – это тяжелый цвет. Его излишек может вызвать депрессию. Работая над бломмонами, Т.Травнiкъ очень дозировано вводит этот цвет в карту. В основном – это внешнее обрамление каждой карты и небольшие детали, настраивающее на восприятие бломмона целиком, без достраивания сознанием несуществующих элементов. Да и сама обложка журналов имеет глубокий фиолетовый цвет, настраивая изначально на тайну, сокрытую в содержании каждой страницы-бломмона.
Зелёный – дарит отдых души и тела, зелёный цвет, как состояние внутреннего напряжения, выражает «я» или отношение человека к себе самому. Настойчивость, выдержка, саморегуляция и самооценка. Зеленый цвет прекрасно лечит заболевания сердца, снимает головную боль, улучшает работу печени, стабилизирует кровяное давление и успокаивает нервы. Он гармонирует со всем, поэтому является целительным цветом широкого спектра действия. Деревья и трава – что может быть лучшей цветотерапией для человека? Зелёный сравним с заряженной, статической, потенциальной энергией. Карты «Мечта», «Контроль», «Печаль», «Соединение», «Помощь», «Осознанность», «Завершение» выполнены различными оттенками зелёного цвета, показывая тем самым разнообразное отношение к себе самому. Глаз отдыхает и наполняется живой энергией, которую несет зеленый цвет, это цвет жизни, является великолепным тонизирующим средством.
Жёлтый цвет – открытый, легкий, сияющий, согревающий. Излучает свет, пробуждает радость, бодрость, нежное возбуждение. Желтый соответствует разряженной, динамической, кинетической энергии, снимает внутреннее напряжение и вызывает изменение формы. Повышает концентрацию внимания, улучшает настроение и память. Его влияние очень благотворно при нарушениях работы печени. Желтый цвет воздействует на солнечное сплетение, которое связано с печенью, желчным пузырем, селезенкой и желудком. Он выражает основную психическую потребность – раскрыться, дарит освобождение и счастье. Желтый цвет укрепляет центральную нервную систему, способствует желанию выговориться, что облегчает душу и избавляет от навязчивых мыслей.
Золотистый – выражает чувство лучезарного счастья.
Коричневый – выражает жизненные, телесно-чувственные ощущения, инстинктивное в управлении ими. Обретение тепла и уюта, примитивные инстинкты, потребность в физическом и душевном удовлетворении.
Серый, белый, черный – ахроматические цвета. Серый – нейтральный, стремление к приобретению гармоничного состояния равновесия (без напряжения и возбуждения), дающего удовлетворение и исполнение желаний, повышает интенсивность и усиливает действие любого находящегося рядом хроматического цвета. Белый цвет является выражением разрешения, бегства и освобождения от всякого сопротивления. Белый означает абсолютную свободу от всех препятствий и свободу для всех возможностей. Белый – это tabula rasa, чистая доска, разрешение проблем и новое начало. Чёрный, как концентрическое сгущение, отражает агрессивное упорство. Чёрный выражает застой, защиту и вытеснение возбуждающих влияний. Белый цвет характеризуется завершённостью как конечный пункт яркости, а чёрный – как конечный пункт темноты. Кроме цвета немаловажной составляющей каждого бломмона является его конструкция, состоящая из разных геометрических элементов.
Немного коснусь психологии вопроса восприятия геометрических фигур и о том влиянии, которое оказывают на нас эти простые формы. Терентiй Травнiкъ, имея за плечами многолетний опыт дизайнерской работы, при создании графических табул-карт, использовал простые геометрические фигуры, которые мгновенно фиксируются нашим глазом и воспринимаются мозгом, дополняя и усиливая воздействие цвета на человека. Такие фигуры, как треугольник, его различные виды и комбинации, квадрат, круг, прямоугольник, крест, эллипс и просто горизонтальные, вертикальные или изогнутые линии – вот основной перечень компонентов, применяемых в графических бломмонах. В зависимости от формы линий меняется и качество восприятия информации. Горизонтальные и вертикальные линии чаще всего вызывают ассоциации со спокойствием и ясностью, а изогнутые – с изяществом и непринуждённостью.
Треугольник – одна из наиболее универсальных и распространённых форм, которые использует Т.Травнiкъ в бломмонах. Треугольник, обращенный вершиной вверх, называется солнечным и символизирует жизнь, огонь, пламя. Перевернутый треугольник – женский и лунный символы, выражает воду и плодовитость. Равносторонний треугольник – мужской знак, солнечный символ, выражающий стремление, гармонию и власть. Пересекающиеся треугольники образуют гексаграмму и ассоциируются с синтезом противоположностей.
Квадрат – символ упорядочивания и комбинации четырёх различных элементов и стихий, таких как огонь, воздух, земля и вода. Кроме того квадрат символизирует простоту, прочность и стабильность.
Круг – самая распространённая геометрическая фигура. У круга нет ни начала, ни конца, поэтому он чаще всего ассоциируется с бесконечностью, и в тоже время с завершённостью. В традиционной астрономии круг с обозначенным центром символизирует солнечную систему, где центр – солнце, а в астрологической карте круг в её центре символизирует «Я» человека.
Прямоугольник – является испокон веков излюбленной универсальной геометрической формой человека. Это форма символизирует надёжность и рациональность.
Крест – один из самых древних символов человечества, используется во множестве религий, но наиболее часто его связывают с христианством. Крест – символ выбора пути, дороги, символ пересечения человеческого и божественного, слияния их в месте пересечения. Горизонтальная линия символизирует земную жизнь, а вертикальная – дух человеческий в стремлении соединения с Богом.
Шар является самой совершенной геометрической фигурой. Считается, что шар обладает свойством забирать всю негативную энергию из окружающего нас пространства. Шар является значимым элементом каждого бломмона, имеющего как минимум одного, а то и целой плеяды шаров, разных размеров и цветов. Таким образом, созерцая ту или иную карту, бломмон производит не только оздоравливающий эффект на самого человека, но и чистит пространство вокруг него.
Эллипс – плоская овальная кривая, полученная от сжатия или растяжения шара. По словарю Символизма эллипс является символом космического яйца, которое олицетворяет женскую половую клетку, яйцеклетку, развивающуюся в новый организм после оплодотворения.
В завершении знакомства с основными компонентами графических бломмонов Т.Травнiка и небольшим экскурсом в тонкости цветотерапии и психологию восприятия геометрических фигур, воспользуйтесь некоторыми рекомендациями: выбирая какую-либо карту для медитации, прислушивайтесь к себе, к своим ощущениям и чувствам, которые возникают внутри вас. Расслабьтесь и отдайтесь хлынувшего на вас искрящемуся, переливающемуся всеми цветами радуги энергетическому потоку, позвольте ему омыть и унести ваши печали, растворить и очистить вас от негативных мыслей, наполнить, посредством цветовых вибраций и простейших геометрических очертаний, чистотой и красотой новой жизненной энергией, радостью жизни, оптимизмом и желанием жить и творить. Знайте, что при регулярном созерцании бломмонов вы всегда будете чувствовать себя будто заново родившимися, отдохнувшими, всемогущими, ощущая себя на гребне жизни и небывалый прилив сил!
Будьте здоровы!

8 июля 2010 г.

Ирина Михайловна Соловьёва,
психолог


Сообщение отредактировал irinamihaylovna - Четверг, 02.02.2017, 14:52
irinamihaylovna Дата: Четверг, 02.02.2017, 10:00 | Сообщение # 3

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
О ТВОРЧЕСТВЕ

Феномен творчества, творческого процесса издавна волновал человечество. И по сей день тема творчества является притягательной темой для исследования, размышлений и раскрытия секретов творчества для многих исследователей в области психологии, физиологии, медицины. Существует множество точек зрения на творческий процесс и научных подходов в определении самого понятия творчества. Например, Фридрих Шиллер (1759-1805), немецкий поэт, драматург и философ в своей работе «О наивной и сентиментальной поэзии» предпринял попытку классифицировать разновидности творчества.

Зигмунд Фрейд (1856-1939), австрийский врач-психиатр и психолог, основатель психоанализа, исследуя психологию творческого процесса редуктивным методом, выдвинул своё мнение, что художественное произведение возникает примерно в тех же психологических условиях, что и невроз.

Его ученик Карл Густав Юнг (1875 – 1961) выразил свои взгляды на спорный вопрос о соотношении аналитической психологии и искусства в целом, считая, что сам процесс создания произведения может стать объектом психологического исследования, а вот специфическая сущность творчества – нет. Юнг выдвинул тезис о том, что «если произведение искусства объясняется так же, как невроз, значит, либо оно является неврозом, либо невроз является произведением искусства», выражая тем самым позицию здравого смысла, восстающего против помещения произведения искусства на одну доску с неврозом. Он считал, что редуктивный метод Фрейда носит чисто медицинский характер, который «снимает с искусства сверкающее одеяние и предлагает взгляду бесцветную наготу Ноmо Sарiеns, которым является и художник и поэт. Золотой блеск художественного произведения – первоначальный объект обсуждения – умален постольку, поскольку мы прилагаем к нему тот же самый разрушительный метод, которым исследуют истерические фантазии».
Феноменологией творческих состояний сознания и определением условий творчества занимались и занимаются русские учёные и психологи. Истоки и пути человеческого творчества сокрыты от взора исследователей, являются тайной. Исследования психологии творчества и попытка объяснить суть творчества, его природу актуальны и сегодня. Дмитрий Викторович Ушаков – заведующий Лабораторией психологии и психофизиологии творчества при Институте психологии Российской Академии наук, профессор, доктор психологических наук, пишет: «Возможны ли законы, позволяющие описывать творчество? Если мы понимаем творчество как процесс, результат которого не выводим из исходного состояния, то кажется, что на этот вопрос следует дать скорее отрицательный ответ».

Фокус психологических исследований современных теоретиков и практиков психологии направлен на исследование эвристического, потокового состояния сознания, как положительных, так и отрицательных его качеств, его влияния на продуктивность деятельности человека. Особенно это касается деструктивной стороны творчества. «Теоретическое значение таких исследований заключается в том, что при изучении внутренних механизмов, содержания и феноменологии потокового состояния сознания, выявляется воздействие этого состояния на психику, личность. Практическое значение этих исследований состоит в возможности использования феномена потокового состояния сознания в каждодневной деятельности человека для повышения ее эффективности» - пишет современный психолог-исследователь потокового состояния сознания, основатель интегративной психологии Владимир Козлов.
Архиепископ Фессалоникийский (Солунский) Григорий Палама (1296-1359) признавал человеческое творчество творением из ничего, космическим актом, продолжением Божественного творения мира. Именно в способности к творчеству видел святой Григорий Богоподобие человека и утверждал, что каждый человек является Божиим избранником. Между собой люди различаются лишь разнообразием даров и способностью принимать их.

Идея Юнга о существовании двух разновидностей творчества находит яркое подтверждение при исследовании поэтического творчества Терентiя Травнiка. Основная часть произведений поэта – это произведения, созданные в соответствии с его авторским замыслом, где он сам является главой творческого процесса и «сам выступает как творческий процесс, творит в соответствии со своей свободной волей» и способностями. В соответствии с замыслом, Т.Травнiкъ, как творец своего произведения, «подвергает свой материал определенной обработке, преследуя вполне отчетливую цель; кое-что добавляет, что-то убирает, акцентируя одни моменты и затушевывая другие, добавляя пару мазков там, немного здесь, внимательно следя за общим эффектом и отдавая должное требованиям формы и стиля. Он очень внимательный и строгий судья, выбирающий слова с абсолютной свободой. Его материал полностью подчинен художественной цели; он хочет выразить именно это, и ничто другое».

Но есть отдельные произведения автора, когда поэт подверженный творческому импульсу, который движет им изнутри, оказывая влияние на сознание автора и подчиняя его своей воле и работе. В этот момент поэт не является свободным творцом, а своеобразным «проводником» творческого процесса. В этом случае К.Г.Юнг говорит о творческом процессе, как о «живом существе, имплантированном в человеческую психику», вызывая у человека сильную потребность творить, «даже в ущерб здоровью и простому человеческому счастью». Высказывание Юнга о том, что «не рожденное произведение в психике художника – это природная сила, которая находит выход как благодаря тираническому могуществу, так и удивительной изворотливости самой природы, совершенно равнодушной к судьбе человека, который для нее представляет лишь средство. Потребность творить живет и растет в нём, подобно дереву, тянущемуся из земли и питающемуся ее соками», увы, соответствует реальной жизни Т.Травнiка.

Именно в такие моменты творческого акта рождаются, на мой взгляд, такие «символические произведения», смысл которых зашифрован в символических образах, которые воспринимаются интуитивно, но смысл такого произведения остается недоступен незрелой душе. «Эти символы сложно определить, потому что читатель не способен выйти за пределы сознания поэта, ограниченный духом времени. Не существует Архимедовой точки за пределами этого мира, опираясь на которую, он мог бы сдвинуть свое связанное временем сознание и разгадать символы, таящиеся в поэтическом произведении. Потому что символ указывает на смысл, находящийся в настоящее время вне досягаемости нашего сознания». Отсюда же рождаются и зашифрованные поэтические послания к будущим поколениям, и пророческие поэтические строки. Творческие импульсы, подчиняющие поэта, возникают в любой момент его жизни, независимо от воли его сознания, и тогда он записывает идущую ему из бессознательного человечества информацию. Примером такого поэтического «символического произведения» является «Книга тишины» - философский авторский взгляд на жизнь человеческую: цель жизни любого человека, пройдя по кругу своего креста – по пути Радости, пути Печали, пути Из Себя и пути В Свой Мир, оказаться в центре пятого пути – пути Своего Места – своей осознанности и ясности:

На колеснице четырех коней
Он сотворил движенье… для движенья.
Он дивный маг и чародей
Моих при жизни устремлений…

Особого слова заслуживает книга Терентiя «Золото фиолетовых чернил». Эта удивительная, долгожданная книга – квинтэссенция философской мысли поэта, имеющая глубокие корни, по которым из коллективного бессознательного человечества первообразы, получившие выражение интуитивной идеи, осознанно проявились в этом уникальном художественном материале. Эта книга из разряда «символического произведения», которое имея «насыщенный смыслом язык, сам кричит о том, что содержит больше, чем говорит». Вся книга буквально соткана из символов, они захватывают и вдохновляют, будоража наши мысли и чувства. Читается и воспринимается она удивительно легко, только в конце почему-то остро ощущаешь, что чего-то главное неуловимо ускользнуло за пределы твоего понимания. Перечитываешь вновь, анализируя каждое слово, фразу и… – опять ощущение невидимой завесы, за которой скрыто понимание смысла, заложенного в красоте этих поэтических строк и находящееся в настоящее время вне досягаемости сознания.
Выдающийся психолог XX века Карл Густав Юнг говорит о том, что «мы должны быть готовы встретить нечто сверхличное, расширяющее наше восприятие до тех границ, которых достигло сознание автора в процессе творчества. Нам следует быть готовыми к необычной форме и содержанию; мыслям, воспринимаемым интуитивно; языку, исполненному значения; и образам, являющимися подлинными символами, поскольку именно они лучше всего выражают неведомое – мосты, переброшенные к невидимому далекому берегу».

В поэтическом наследии Т.Травнiка есть много таких произведений, которые поднимают в душе читателя ощущение тайны, сокрытой до поры до времени. Душа чутко улавливает эти состояния внутреннего ощущения невыразимого. Такие произведения относятся ко второй «разновидности творчества», «которые свободно вытекают в более или менее законченной форме из-под авторского пера». По определению Юнга, занимавшегося исследованием психологии творчества, такие произведения «возникли, как будто были уже завершенными для появления в мире, как Афина Паллада, вышедшая из головы Зевса. Эти произведения, очевидно, овладели автором; его рукой водят, а перо пишет нечто, на что он смотрит с нескрываемым удивлением.

Произведение несет вместе с собой свою особую форму; все, что автор хочет добавить, отвергается, а то, что он сам пытается отбросить, возникает вновь. В то время как сознательное мышление стоит в стороне, пораженное этим феноменом, автора захлестывает поток мыслей и образов, которые он никогда не имел намерения создавать и которые по его доброй воле никогда бы не смогли обрести существование. Но в пику самому себе автор вынужден признать, что это говорит его собственное Я, его собственная внутренняя природа открывает себя и произносит вещи, которые никогда не были у него на языке. Он только может подчиниться этому явно чуждому внутреннему импульсу и следовать туда, куда он ведет, ощущая, что его произведение больше его самого и обладает силой, ему не принадлежащей и неподвластной. Тут автор уже не идентичен процессу творения; он осознает, что подчинен работе и является не ее руководителем, а как бы вторым лицом; или как будто другая личность попала вместе с ним в магический круг чуждой воли».

Мысль, высказанная Юнгом, соответствует и моему ощущению, что произведения, вошедшие в «Золото фиолетовых чернил», «Cirqulleum», «Graffoslove» и ряд других подобных, написаны Т.Травнiкомъ в состоянии невидимого творческого потока, когда его произведения оказались «больше его самого и обладают силой, ему не принадлежащей и неподвластной». Эти недоступные для сегодняшнего уровня развития нашего сознания произведения – своеобразная закодированная информация для будущего обновлённого сознания читателя.

В момент, когда «развитие нашего сознания достигнет более высокого уровня, на котором поэт может сказать нам нечто новое» и которое «всегда присутствовало в его произведении, но было сокрыто в символе», только тогда «обновление духа времени позволит нам понять этот смысл», открыв понимание символа, заложенного в созданном поэтом образе.

Интересно в этом плане стихотворение «Г-же Белой Б.». Уже в названии, в лучших «травнiковскихъ традициях» - интрига. Кто это такая Госпожа Белая Б.? Вне сомнений – это женщина, но, погрузившись в чтение стихотворения, понимаешь – нет. Да и само стихотворение – настоящее пророчество, открытое поэту «гонцом прекрасным, молодым» «лепестками уст блаженных»:

Запомни, музыка твоя
Переживёт тебя и вскоре
От беспричинного огня
Зажжёт в сердцах желанье воли.

Твои картины станут тоном
Искусствоведов-знатоков –
И живописные законы
Проступят гранями веков.

Переживут тебя стихи
И в антологиях осядут,
Взойдут – чтоб с парты и доски
Коснутся будущего взглядом.

Ты, сердце в творчество вложив,
Творенью дал иную жизнь,
И в бесконечности миров
Словам твоим открыт засов.

Это стихотворение написано в 2009 году. На дворе 2012 год. С удивлением отмечаешь, что многое уже сбылось. Так в некоторых школах на уроках внеклассного чтения начали изучать поэтическое творчество Т.Травнiка, его музыкальные произведения давно нашли своих зарубежных слушателей, песни звучат в геологических экспедициях, в туристических кругах, некоторые из них, переведенные на английский язык поются в Европе. Известная песня Терентiя «Да и нет», написанная им в свои двадцать пять лет, сегодня записана музыкантами на студии в США. За последнее время Терентiемъ созданы более пятидесяти «фильмографик», где воедино объединились все таланты, которыми наделён поэт – фотография, музыка, живопись и слово – эти работы сегодня смотрят во всем мире. Его поэтические строки вошли в Антологии не только российской, но и международной философской мудрости. Художественная галерея Delon’ь, которой не один год успешно руководит искусствовед Марина Тимофеевна Васильева, благодаря видеоработам, посвященным творчеству членов галереи – скульптору Моисею Семеновичу Хасминскому, художникам Дамиану Михайловичу Утенкову, Александру Моисеевичу Хасминскому, Ирине Борисовне Суриной, вышла на новый международный уровень известности. Сегодня в галерее выставляют свои работы и ученики Терентiя, талантливые молодые художники и фотографы Василий Евпатов, Артем Уваров, Светлана Соколова, Денис Сычев – теперь уже сам руководящий художественной фотостудией «P&P», выросшей из известной «FotoAlex», созданной Оксаной Серебряковой в 1987 году и многие, многие другие. А ведь эта галерея тоже творение Т.Травнiка, история которой начинается с 1983 года, с Московского электротехнического института связи, в котором учился поэт.
А теперь поделюсь секретом названия стихотворения «Г-же Белой Б.», который мне открыл поэт: Госпожа Белая Б. – это Госпожа Белая Бумага. Частично Т.Травнiкъ раскрыл этот секрет в завершающих двух строках этого стихотворения:

В руке сжимал я лист бумажный
С зовущей к жизни белизной.

Многие годы, по словам Людмилы Георгиевны, мамы поэта, она становилась невольной свидетельницей жесткого подчинения Т.Травнiкомъ ритма своей жизни творческому процессу. Творческий путь требует полной самоотдачи и погружения, в результате чего его образ жизни отличается от образа жизни большинства обычных людей, уподобляясь пути монашескому. Подобно тому, как труд монаха направлен – в идеале – на очищение своего Богоподобия от мирской шелухи, так и труд Травнiка-творца «может быть рассмотрен как высвобождение Гармонии из оков хаоса». Поэт, сознательно лишая себя маленьких человеческих радостей и положивший на алтарь творчества всего себя, свою жизнь, своё здоровье, проводя бессонные ночи, лишая свой организм возможности снять накал творческого напряжения даже во время полноценного сна, практически работает «наизнос», лишь изредка позволяя себе редкие встречи с друзьями и близкими людьми. Наши встречи и неспешные глубокие беседы с Травнiкомъ, касающиеся разных сторон нашего бытия, всегда оставляют глубокий след в моей душе, а Т.Травнiку дарят те редкие минуты отдохновения от творческого процесса, когда он позволяет себе немного ослабить этот накал невероятного внутреннего творческого напряжения и побыть обычным человеком. Да, творчество, как говорится, не только «манна небесная». Это бесконечный труд, труд и ещё раз труд, жёсточайшая внутренняя самодисциплина и чёткая организация своей творческой деятельности, благодаря чему и появляются на свет новые творческие произведения в различных областях – и в музыке, и в поэзии, и в живописи. Любое дело, за которое берётся Т.Травнiкъ, доводится им до совершенства. В одном из писем, Т.Травнiкъ пишет: «... ты же достаточно хорошо меня знаешь, знаешь мое отношение к работе, к делу. Не терплю поверхностного, не внимательного во всем, особенно в своей деятельности. В творческих кругах я известен, как очень требовательный человек. Но как же иначе, когда ты подошел к тому самому «пруду порыбачить»? Но, чтобы добиться правильных результатов, надо быть чуть ли не тягачом, иначе никак, повторю, никак невозможно в творчестве. Многие съехали на обочину, а то и в кювет только лишь по этой причине. Творческая жизнь хуже спорта списывает слабых – проверено». И выливая эту многолетнюю творческую напряженность и усталость на бумагу, рождаются вот такие поэтические строки:

В меня усталость влюблена.
Она за мною бродит
С утра до самого утра
При всём честном народе.
И нет мне сил её нести,
И убежать нет мочи…

«Мой лозунг – всего себя во имя творчества и ничему другому! Меньше всего меня интересует я сам, а только мое творчество и только оно! Я кто? – песчинка, а именно творчеству суждено идти во времени в вечность. А это так увлекательно! Больше всего мне интересно в трансе, когда творю. Все остальное постольку поскольку», – признаётся поэт. Да, «вдохновенье – тяжкий труд», которое даёт не только усталость и «измученность с размахом! – за каждый стих и каждый такт», но главное – усталость «хранит от славы суетной» поэта. Поэтому и звучат слова признательности и благодарности в адрес усталости:

Но я люблю усталость эту:
Она хранит меня везде
От славы суетной поэта
И горькой доли на листе.

И всё-таки, несмотря на то, что творчество обладает чудовищной силой порабощать человека, заставляя самоотверженно служить ему, оно обладает уникальным свойством очаровывать нас своей способностью дарить незабываемые моменты наслаждения созданными творениями, самим процессом творчества и вызывать в нас благодатные силы, наполняющие нашу жизнь смыслом, желанием жить и созидать. Энергия творчества дарит своему избраннику радостный и упоительный полёт творческой фантазии, дарит силы и возможности быть подобным Богу – творить удивительные миры своих фантазий и открывать невидимые новые миры. Открытая поэтом волшебная страна Эльвиора, вдохновила Т.Травнiка на создание не только поэтической поэмы об этой удивительной стране и ее жителях «гугушатах», но и завораживающей симфонии «Гугушатия» (Simphostory «Ghugushatiah» (2006). Покоряющая своим таинственным мелодичным звучанием, ведущая слушателя в эту сказочную, неведомую страну, знакомя с добрыми, сильными жителями, обладающими секретом превращения золота в обычный речной песок, который приносил всем жителям этой страны счастье, «ибо неведомы им были жадность и зависть».

Касаясь понятий «творчество» и «искусство», важно уметь различать смысл и суть, заключенные в них. В книге «Лучина» Т.Травнiкъ определяет искусство и творчество как «две необходимости человеческого опыта, между ними лежит тайна, вечное свечение невыраженных возможностей, ведущее к Божественной любви». Там же автором приведены в афористической форме противопоставления этих двух понятий: искусства – творчеству, их сущностные отличия друг от друга, и в то же время, вопреки этим различиям, автор констатирует, как аксиому, что «первое (искусство) перевоплощается во второе (творчество) – это закон творческого развития. В процессе творческой жизни эта тема всегда привлекала внимание интеллектуальной мысли Травнiка, оттачивая его понимание различий этих двух, на первый взгляд, похожих понятий.

В своём интервью Иулии Фадеевой, Терентiй доносит до сознания неискушенного читателя эти еле уловимые, тонкие различия двух понятий, которые совершенно очевидные для творческого человека: «Для меня искусство и творчество – это две стороны одной медали, просто искусство – это состояние неосознанной личности. Искусство и творчество – это два состояния видения одного момента, просто одно «до», а другое «после». Люди искусства – очень неординарные люди, и у них есть базовая задача – перевести свое неосознанное, находящееся в области искусства в творчество, через работу ума опустить это в свое сердце. Если этого не происходит, то рано или поздно происходит либо умаление в искусстве вашего таланта, либо происходит разрушение личности человека, у человека нарушается психика. Искусство – это работа для самореализации, самопознания, а творчество – это, прежде всего, ответственность. Когда человеку пришли знание, опыт и ответственность, тогда он уже использует это для творения, принося радость себе и другим. Поэтому творчество порой бывает незаметным, малым, но крайне перспективным и приносящим большие плоды в будущем. Искусство же ярко и эпатажно. Искусство, я бы сказал, разряжает пространственную ситуацию и призывает более «оплотненных» людей к размышлениям о жизни. Творчество более фундаментально и правильно. Искусство бывает непринципиальным, бывает порочным, часто вообще не имеет нравственной оценки, творчество имеет и должно иметь. Для того чтобы «замутить» среду ума не надо особого, а для того чтобы вырастить, нужно выращивать уже из мути, другого не дано. Дух вырывается или рождается из смущений, ошибок, т. е. опыт вырастает на ошибках, а творчество из искусства. Интеллектуальность базируется на искусстве и подразумевает любые, с точки зрения многих людей, варварские методы, но оправданные, искусство должно быть обязательно свободным. Творчество несвободно, но это его не портит, просто оно регламентируется внутренним равновесием и внутренним нравственным императивом, нравственным импульсом. Засвидетельствовать себя в творчестве – это большой качественный прорыв. Например, стать величайшим врачом, или физиком, или математиком – это творчество, а искусство подразумевает, споры, ссоры и даже войны. Войны – это плод искусства, искушений, искусов. Никогда из-за творчества войны бы не возникли, потому что творчество, это совершенно иной качественный принципиальный взлет. Действительно, гений и злодейство – две вещи несовместимые. Гениальность – это состояние творческих миров, там не может быть злодейства, а искусство талантливо, искусство одарённо, искусство имеет какие-то вибрации, свойственные изгибам и кривотолкам душевных состояний человека. Может искусство тем и хорошо, что оно вмещает в себя все, оно как глина. Глина, она и есть глина, а что из глины сделать: сосуд, скульптуру, фигуру или просто замазать щели в доме между камнями, чтобы не дуло – это уже творческий акт. Когда глина приобретает осмысленность, то она становится произведением, когда искусство обретает осмысленность, оно становится уже не искусством, а мировоззрением, позицией, я бы сказал серьезной позицией. Святой Андрей Рублев – это человек творчества, потому что он писал иконы, но пришел к этому из мира искусства. Творчество – это позитивная линия, в творчестве очень сложно пребывать, потому что каждый новый твой шаг требует ответственности и осознанности, это очень трудно в себе развивать, поэтому многие люди, дойдя до творчества, крайне снижают свои потенциальные возможности. Творчество требует больших энергетических затрат, поэтому каждый шаг делается основательно, продуманно, без спешки. Человек в творчестве начинает собою созидать миры. Я думаю, что высшая форма творчества – это «ничегонеделание», пребывание в состоянии благодарности, благословения, благодарения».
Завершая главу о творчестве, хочу рассказать историю возникновения творческого псевдонима «Терентiй Травнiкъ». И начиналось все с детства, как и положено в этой жизни. Травница Александра Ильинична Орлова, мать Владимира Семеновича Орлова, ближайшего друга отца поэта брала с собой в лес за травами маленького Игоряшу, который в начале 70-х годов прошлого столетия каждое лето гостил со своей бабушкой Марией Васильевной у них на даче в Софрино.
Баба Шура, как ее все называли, обучала восьмилетнего мальчика сбору трав, а тот, по словам мамы, «с немалой охотой этим занимался, все схватывал налету и целыми днями проводил с бабой Шурой в лесу, составляя вечерами гербарии». Уже в институте за особое почитание трав и обширные знания в этой области друзья стали называть его Травником. Имя Терентий поэт возьмет позже, после своего Крещения, состоявшегося в храме Святителя Николая Мирликийского в Бирюлево, в Москве, 4 июля 1990 года, в день почитания Русской Православной церковью Святого Терентия. Таинство было совершено протоиереем Алексием (Байковым). С тех пор судьба поэта навсегда связана с этим замечательным московским храмом, но это совсем другая история.
Пройдет год и 4 июля 1991 года «Терентий» изменит орфографию в написании своего псевдонима на дореволюционную. Таким образом, привычное сегодня для всех имя «Терентiй Травнiкъ», окончательно сложится в 1991-м году и впервые появится в таком виде на живописных полотнах Травнiка.

Псевдоним «Терентiй Травнiкъ» зарегистрирован в реестрах Международного Центра сертификации результатов интеллектуальной деятельности (МЦС РИДО) при Всемирном технологическом университете ЮНЕСКО под № RU01R1RU20060032 серии SR5 вместе с книгой «Лучина» за подписью Генерального директора Асфандиарова Б.М.
Вот такая история появления в творческом мире уникального имени – «Терентiй Травнiкъ».

НАКАНУНЕ ДНЯ АНГЕЛА

Сегодня ночью в утешенье
Моим печалям и слезам
Явился Ангел бестелесный,
Дав воплощение мечтам…

И источая нежный ладан,
Он улыбнулся и сказал:
«Тебе принес я вдохновенье,
Чтоб этим ты стихи писал…»

3 июля 2007

Ирина Михайловна Соловьёва
Ноябрь. 2012 год


Сообщение отредактировал irinamihaylovna - Четверг, 02.02.2017, 14:47
irinamihaylovna Дата: Четверг, 02.02.2017, 14:51 | Сообщение # 4

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
БЛАГОДАРЕНИЕ

О духовной поэзии Т.Травнiка.

Огромный пласт поэтического наследия современного поэта Терентiя Травнiка посвящен Творцу. Обращаясь к стихотворению «…я соберу весь мир в ладонь и прорасту Христа ученьем», ясно осознаешь, откуда в стихах поэта столько Слов Любви: Христос – Бог Слово, суть христианского учения – Любовь. Именно эта любовь избавила сердце поэта «от многобуквенной тоски» и, «поставив точки сверху «и», он «переправил свои стихи в Божьи руки»:
И дух закона мне ответил:

«Ты планетарный во Христе.
Имей любовь – и с этим светом
Ты можешь быть собой везде».

Каждая строка стихотворений о Боге опирается прямо или косвенно на библейское сказание, одновременно имеет острый злободневный смысл, поэтически точна, конкретна и вместе с тем символически многозначна. Поэт раскрывает глубочайшее значение Бога в своей жизни, видит свое предназначение, как человека, в том, чтобы:

Открыть в себе талант и вырастить до плода
Эту способность прославлять Творца,
Познать с Ним настоящую свободу
И с этим быть до самого конца.

В одном из писем поэт пишет: «Люблю и творю словом – Слово, жизнью – жизнь и дарю это ТЕБЕ, мой Господь, и вижу Твой отклик – образ в каждом принимающем». Всё поэтическое творчество поэта пропитано благодарением Бога «за каждый вздох, подаренный мне свыше», за «раны сердца, слёзный плач души». Как торжественно звучат строки благодарности поэта:

Благодарю Творца я за своё рожденье,
За каждый новый день, за миг, длиною в жизнь,
За все свои ошибки, за сомненья,
За трудности попущенные Им.

Пропитанные поэтической красотой и глубиной религиозного чувства все стихотворения Терентiя Травнiка, посвященные Богу, удивительным образом перекликаются с псалмами царя Давида. В этих поэтических творениях есть много размышлений автора на вечные темы, обращений к своей душе, есть назидательные стихи, открывающие своему читателю божественные откровения. В одних стихах звучат слова благодарения и вознесения чистой хвалы Творцу, в других – слышишь плач души в состоянии скорби, в третьих – сокрушение души со слезами покаяния, с осознанием своей немощи и ничтожества, и есть особые – воззвания-молитвы к Богу за всех нас:

Господи, прости за вольность
Что дерзнул своей строкой
Я за всё людское горе
Снова пред Тобой стоять
Не чернилами, а болью
Эти строки наполнять.

И молится поэт, чтобы «всем убогим и болящим, сирым, нищим и скорбящим» дал Господь «немного настоящего рая» – мира в душе и любви. Читаешь такие поэтические строки и душа, «омытая ангельской водой», возносит молитвенные слова благодарности к Богу вместе с поэтом. Молитва – это особое, возвышенное состояние души –

Молитва больше, чем стихотворенье,
В ней проза стихотворностью поёт,
Ещё она молчанием взывает бессловесным,
И с верою сердечной надеется и ждёт.

Теме покаяния поэт посвятил цикл стихотворений «Плачь, душе моя…». Эти «слёзы покаянные» и «слёзные воздыхания» насквозь пропитаны пониманием своего недостоинства, немощи, выливающиеся в вопль души: «Помилуй мя…». В стихотворные строки таких слёзных воззваний к Богу поэт очень органично вплетает слова молитвы, и от этого стихотворение еще больше воспринимается, как молитвенный псалом:

Но в шёпоте моём безумном,
По множеству щедрот Твоих,
Услыши мя, Боже Благомудрый,
Услыши мя, Боже, и очисть.

До мяса, до кости очисти
Вся беззакония мои.
я – недостойный, падший, нищий –
Припадаю… к Твоей Любви.

В этом стихотворном отрывочке поэт, сознательно подчеркивает своё недостойное, падшее состояние души, начиная строку с прописной буквы «я». Правильный путь духовной жизни приводит человека к смирению, проистекающему из видения своей греховности, своей немощи. Святой Петр Дамаскин говорит так об этом: «Первым признаком начинающегося здравия души является видение грехов своих бесчисленных, как песок морской».
Во всех стихотворениях покаянной направленности ощущается смирение поэта от видения своей греховности и выражение надежды на милость Божию в деле спасения души своим поэтическим творчеством. Покаянием поэт созидает свою душу, и покаянным словом воспевает Спасителя:

Отныне душу созидаю –
Талантом, вверенным Тобой
И созидаю – покаяньем…
И покаяньем – воспеваю –
Тебя, Господь, Спаситель мой.

Искренние душевные излияния в стихах покаяния, являются мощным эмоционально-психическим воздействием на душу читателя – душа читателя начинает молиться вместе с автором, и в этот момент может произойти осознание, катарсис. Например, в стихотворении «Господи, прости нам грешным…» поэт приносит покаяние от всех нас, своих современников, «немощных и грешных»: пьянчуг, пропивающих свою жизнь, чиновников, имеющих незаслуженные заслуги, богатых – за «мотовство и денег блажь», воров; солдат, которые струсили по слабости душевной; мужчин и женщин, обиженных на жизнь и не умеющих доводить свое дело до конца. Читая эти строки, невольно узнаешь и себя, и тех, с кем соприкасаешься в жизни. И воспринимая душой слова автора, содрогаясь от неприглядной правды нашей жизни и наших дел, на которые поэт обратил наше внимание, сам просишь прощение:

Господи, прости нам грешным,
Малость душ и немощь тел.
Господи, прости незнанье
Слов Твоих, велений, дел.

Поэт Терентiй Травнiкъ, знающий сердцем язык веры, как миссионер слова ведёт своих читателей к вере в Бога. Словно язык пламени Духа коснулся поэта и открыл в нём дар каждой поэтической строчкой воспевать Создателя и сеять зёрна веры в сердца своих читателей. Это апостольский путь. Касаясь поэтическими строками сердец своих читателей, поэт «с душой о вечном говорит», и своим словом изменяя их сердца, наполняя простотой и «исправляя горе на покой», привносит частичку пламени Духа в их сердца. Сила православного христианского и поэтического чувства Т.Травнiка ведёт к осознанию вечных духовных ценностей и пробуждает живой интерес у читателя к глубинам духовной поэзии. Воистину – «Поэзия – это генофонд духа. Древние так ценили именно поэтов», – так высоко отзывается Т.Травнiкъ о поэзии.

Из дневника поэта:

«Когда я думаю о дарении, мне всегда представляется… стихотворение. Что большее, чем даренный мне свыше стих, я могу отдать родному человеку, что большее мне дано создать для людей, для мира? Ничего! И все дело в строке, особенной строке, строке, пропущенной через самого себя, через каждую свою клеточку. Попытался ответить и все равно ничего не сказал. Можно ли сказать поэту о своем стихотворении более, чем написано им же в стихе? Подумать только, всего лишь одна строка и… много-много замечательных слов и словечек, обращенных к ней и не способных до конца выразить глубину ее сути, глубину одной поэтической строки!
О, поэтическое слово, как же ты прекрасно своей четкостью, ритмичностью, единственностью! Если бы речь наша была вся поэтична, она была бы совершенной, законченной, святой. И впрямь, говоря словами Апостола Павла, «от избытка сердца глаголят уста наша». Действительно, «в начале было Слово», как же это понятно теперь, когда впервые напишешь настоящую, прожитую всей своей жизнью строку».

Ноябрь. 2007г.
irinamihaylovna Дата: Четверг, 02.02.2017, 14:55 | Сообщение # 5

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
ПОЭТИЧЕСКАЯ ЖИВОПИСЬ ТЕРЕНТIЯ ТРАВНIКА: ОСЕНЬ С НАТУРЫ

Осеннее, чтоб делал без тебя?
Чтоб чувствовал, коль не было б печали
Твоей? Коль смыслы ноября
Мной не искались бы? И душу б не терзали
Осенний снег, осенние ветра
И лист, такой забытый сразу всеми…
Т.Травнiкъ


Осень любима и воспеваема многими поэтами, художниками и композиторами. И всё же, она для каждого из них – своя. Почему так происходит? Разве осенью всем нам видится не одна и та же картина – картина увядания природы? Вероятно, так оно и есть, но вот восприятие её разное. Именно потому, что осень, как и любые другие проявления природы, каждый воспринимает по-своему, то и впечатление, производимое этим на душу художника, зависит от его конкретного темперамента, и это впечатление всегда глубоко субъективно и мимолетно. Стихотворения Терентiя Травнiка – есть выражение его душевного ощущения или настроения. Для эмоционального окраса своих произведений он располагает богатейшей палитрой образных средств, благодаря которой, созданные им поэтические полотна выглядят выразительно, рельефно и ярко.

В предлагаемой вашему вниманию книге «Мгновенья осени моей…» поэт делится с читателями своими мимолётными мгновениями, в которых мастер живо и естественно запечатлел не только реальный мир в его подвижности и изменчивости, но и передал в стихах свои осенне-сокровенные размышления, переживания, свои интимные чувства и ощущения. Грандиозный «мир невиданных картин» осени с разным настроением запечатлённый в стихах, предстает перед взором читателя. Словно поэтический импрессионист он, Травнiкъ, отражает в них свои жизненные впечатления, затронувшие самую сердцевину его внутреннего мира, тонко и умело передает мельчайшие подробности преображённой осенней природы и человеческой сущности в чувственной лирической форме. Что значит осень для поэта Терентiя Травнiка? Какие чувства вызывает она у него?

В одном из своих стихотворений поэт доверительно сообщает, что в это время года «случаются особые осенние стихи» и, раскрывая секрет, добавляет – «…особенною краской рисуют их – то хмарью, то дождём… с особой поэтической натаской под листопадным проливным огнём». Великолепная литературная образность создает в сознании читателя живую, наглядную картину листопада, от которой невозможно оторвать заворожённого взгляда и этот листопад действительной «проливной!» из опадающих желто-красных листьев, а речевое подчеркивание слова «огнём», безусловно, усиливает это восприятие. Не менее интересное и завершение у стихотворения, когда поэт буквально одним взмахом своего пера преобразовывает «осенние-особые стихи» в звонящие набатные колокола, тем самым многократно усиливая действие образа на душу читателя!

Когда коснутся тучи колоколен,
И ветер спутает верёвки и ремни,
То на Руси звонят набатным боем
В осенние-особые стихи!

Можно предположить, что осень – любимое время года для Травнiка, настолько много произведений он ей посвятил, да и сам он признаётся, что «…только осенью влюбляются поэты…». Вот и он «по-юношески» влюблён и в «сказочное кружево из опавше-летящей листвы», и в «терпкость августовских зорей», и в «осенний вечер – мир, окрашенный свечами», и в «полутона, полунамёки, полушептанья вечеров», и в «холодный тембр сентября»… Так из стихотворения в стихотворение нежно льётся с «особым звучанием» тихая мелодия любви, и поэт не скрывает, что ему «хочется прижаться к прохладному дыханью ноября и слушать-слышать осень…». И бередит его распахнутую миру душу осеннее «золото палое» и, конечно же, «мила…поздней осени печаль», и лечит он сам себя от этой печали «обычною прописью» своих стихов, зная что только «осенним» можно убрать нестерпимое, тяжкое в душе, осознавая при этом, что как ни «хороша рогожа, да носить её не гоже»:

До чего же осеннее хочется
Наносить на рогожу души
И латать им от дыр одиночества
Жизнь в московской – столичной глуши.

Начиная с 2010 года, в поэзии Травнiка все более и более угадываются черты импрессионизма, как основного, выбранного им, средства для передачи богатства повседневной действительности во всем великолепии ее красок, событий. Сам он поэтической строкой говорит: «Я левитановской строкой пишу стиха картину. Я цветом ляпаю слога, чтоб слова аромат вознесся к каждому из вас, прорвав дней стылых тину…». Известно, что импрессия – направление, зародившееся во Франции в конце XIX – начале XX веков. Импрессионизм как метод впервые появился в живописи, затем распространился на другие виды искусства. Сам термин возник, когда в 1874 году на выставке молодых художников в Париже, Клод Оскар Моне – французский художник (1840–1926) представил свою картину Впечатление. Восход солнца (1872). «Впечатление» (impression) дало название новому направлению, которое в основном проявилось в живописи, а позже импрессионизм начал выступать в определенном наборе методов и приемов в создании литературных и музыкальных произведений, в которых авторы стремились передать жизнь в чувственной, непосредственной форме, как отражение своих впечатлений. «Видеть, чувствовать, выражать – в этом все искусство», – так определили формулу импрессионизма братья Гонкур Эдмон Луи Антуан (1822-1896) и Жюль Альфред Юо (1830-1870), французские писатели, составившие творческий союз в истории литературы.

Импрессионизму свойственно отражение одной и той же действительности, но в разных состояниях души, она будет иметь новый образ, словно изменяется сама действительность. На самом деле действительность неизменна, меняется лишь наше внутреннее расположение. В зависимости от настроения, меняется и само восприятие осени у Мастера слова. Например, в одном из своих стихотворений Травнiкъ называет ноябрь «печальнейшим из всех миров», а в другом – читатель вместе с поэтом окунается в «ноябрьское лето». Причина этих поэтических метаморфоз становится понятной и очевидной – такое восприятие действительности зависит не от погоды и годового сезона, а от внутреннего ощущения и состояния автора. Бывает, что и погожий день, но с пасмурным настроением, воспринимается, как пасмурный. Очень часто можно заметить, что летом поэт пишет стихотворение о зиме, новом годе, а зимой, нет-нет, да и проглянет сквозь стихотворную строку тепло и свет летнего дня. Но стоит всего лишь отыскать «спасительный луч» в своей душе, который «откроет и впустит тебя и в тебя свой вселюбящий Свет», наречённый поэтом «светом души», тогда тот поведёт человека «сквозь непогоды, невзгоды и грусти… за собой на просвет» и всё вмиг преобразится вокруг.

Очень необычный, ёмкий образ осени, основанный на ярких, неожиданных и смелых ассоциациях, поражающий своей метафоричностью преподносит Травнiкъ своему читателю, определяя осень как «обычную кончину года». Сам поэт воспринимает этот образ без излишнего пафоса и патетики и как-то буднично поясняет «сойдя на шепот, не нарушать вселенной ход – с её нехитрою работой – закончить, начатый здесь год». Сначала душа замирает от такого ошеломляющего образа, переживает самый настоящий шок от сравнения осени с похоронами, «кончиной года», а позже неожиданно для себя, вдруг открывает, что это естественный и закономерный процесс, который совершается из года в год, из века в век. При этом возникает принятие и понимание, что осенью «природа год хоронит» и что это всего лишь «нехитрая работа». И каждый последующий год, в ожидании зимы, когда «ноябрь на подходе» будет, всё опять повторится, и вполне окажется «к месту грай вороний и перекошенный погост», потому что «природа нынче год хоронит». Терентiй воспринимает и показывает нам ноябрь, как пограничный месяц между осенью и зимой, между жизнью и смертью. «Ноябрь. С каждым новым днём всё ближе зимняя граница», перейдя которую природа умирает.

Не менее неожиданный и необычный образ осеннего дождя, поэт запечатлел в своём сердце и выразил в стихотворении «Осенние крестины». В завораживающей образной ткани стиха разворачивается, со всеми атрибутами широкомасштабное действо осенних крестин, в котором храмом становится сама природа:

Смотри, дождями небо крестит
Всё, что вместили ширь и даль.
Идут осенние крестины
И кистью спелою рябины
Октябрь-батюшка кропит
Природы скорбные картины –
Идут осенние крестины!

Вот так и «живёшь со множеством примет зимы, и все их замечаешь», – бросает на ходу Терентiй.

Поэт уверяет, что осень – это не только время года, но и возраст человеческой жизни, а ещё это время сбора урожая, «собирания камней», которые человек бездумно разбрасывает с юности. Это и время получения плодов своего жития-бытия, посеянных дел и поступков, это и время зрелости души, когда появляются вопросы-ответы о цели и смысле жизни. Это ещё и время переосмысления прожитых дней, именно тогда загорается «лампадка сердца» и, разгораясь, этот духовный свет, пусть он «в полтона и в полсилы», но

Такой желанный этот свет,
Когда жизнь достает картины
Из погребённых ею лет.

Осенью, «листая памяти страницы» происходит встреча с самим собой, со своей совестью. «У совести девятый вал не топит, но несёт – спасенье!», он возвращает «требуя прощенье» всего того, «что изгонял, что избегал» и приводит к искреннему покаянию души за всё то, что уже невозможно исправить. Здесь содержание зрительного словесного образа грозного «девятого вала», созданного метафоричностью слов Травнiка, заключает в себе также и слуховой образ, порождённый звуковыми ассоциациями. Вы слышите грохот «девятого вала»?

О свойствах и влиянии стихов Травнiка можно писать бесконечно. Одним из секретов является его умение передавать наши психологические состояния не только через описание, но и через само звучание стихотворения. По признанию самого мастера, с самых первых строк задается и ритм, и мелодия стиха, он изначально слышит именно мелодию еще не рожденного стихотворения и только потом появляется ритм, размер, тема. Мелодичность звучания восхищает, увлекает и мягко вливается в сердце своего читателя, преображая его изнутри. Травнiкъ создает «целые полотна, сотканные из запахов, звуков, зрительных и слуховых восприятий».

Со свойственной Терентiю манерой размышлять, наблюдать и чувствовать жизнь, сердце поэта каждый раз откликается на окружающую его действительность, отражая в новых стихотворениях черты эпохи, общественные и социальные отношения, при этом гармонично сочетая в каждом своём творении авторское начало с внешними условиями реальной жизни. Вот один из примеров: как-то Терентiй увидел по телевизору сюжет о разорвавшемся снаряде вблизи детского садика. Больше всего его поразило то, что над грудой искорёженных обломков и комьев земли, во время репортажа, за спиной ведущего взлетал обычный детский мячик – это дети играли, «войне прощая зло». Своё ощущение от этого сюжета поэт выразил в стихотворении «Детям Новороссии», назвав «детство – государством без границ», где «легко сбываются желанья, повсюду сказка, всюду чудеса». Торжество детства поэт завершил строками этого же стихотворения:

Какие детству не снести преграды,
Когда оно войне прощает зло
И над разбомбленною садика оградой
Взлетает мячиками всем смертям назло!

Много стихотворений посвятил поэт событиям, происходящих в наши дни на Украине, среди них «Сначала власти воспаленье…», «Nota pacific», «Забыты имена былых героев», «Сегодня в Советском Союзе война…», «Киевская Русь», «Летнее солнцестояние» и другие.

«Талант – это только руки души, а вот гениальность это и есть ее глубины», – поделился как-то со мной Травнiкъ. Интересный образ предстаёт внутреннему взору, давая пищу для размышления. Талант даётся каждому человеку от Бога, но чтобы он проявился, нужно воплотить родившуюся в душе идею, материализуя её – написать картину, построить дом, сыграть на инструменте, сочиненную мелодию… Часто можно услышать выражение талантливый художник, писатель, врач… и гораздо реже – гениальный композитор, поэт… Терентiй определяет гениальность, как глубины души. Как и в чём проявляется глубина души? Как можно распознать и почувствовать её?

Говоря о человеческой душе, Святые Отцы выделяли особую способность к познанию Бога, называя её духом. Человеческий дух вмещает в себя Божественную благодать, является ее проводником для всех сил души. Святитель Феофан Затворник ((1815-1894), в миру Георгий Васильевич Говоров) – епископ Российской Православной Церкви, богослов и публицист-проповедник, расширяет понятие человеческого духа: «В каждом человеке есть дух – высшая сторона человеческой жизни – сила, влекущая его от видимого к невидимому, от временного к вечному, от твари к Творцу…». Не из этих ли глубин соединения духа человека с Духом Божиим и рождаются стихи Травнiка, которые духом каждого читателя распознаются, как духовные? Читая такие стихи, внутри всё замирает, затем преображается, сосредоточенно внимая содержанию стиха, в этот момент как будто раскрываются все створки души, вмещая в себя ту Божественную благодать, которая по капельке наполняет её:

А вот душа все капли сводит
В одну. Ни в этом ли любовь? –
Суметь соединить в единый
Аккорд звучание трёх нот –
Отца, Святаго Духа, Сына…
Блаженны те, кто так живёт.

«Поэзия – она в любви признание Тому, кто в этот мир любовь принес...». Бог есть Творец «всего видимого и невидимого» и Бог есть Любовь – известные аксиоматические положения жизни. Может именно поэтому ключевые глаголы «любить и творить», являются основой всей жизни Травнiка, позволяющие ему в этом состоянии наслаждаться игрой «восторгов души» и, посвятив всю свою жизнь творчеству, он «хвалит дыханием Бога», потому что создан по образу и подобию Его. Духовные стихотворения оказывают большое влияние на душу своего читателя, они образовывают, облагораживают, питают её. В стихотворении «Душа истины» есть такие строки:

Не плоть, но Дух животворит –
Соделывает плоть живою.
Любовь – предшествует Любви
И продолжается – Любовью!

Несмотря на то, что человеческий дух есть разумное начало, он в силу своей природы, ограничен и конечен. А вот соединение духа человеческого с Духом Божиим, позволяет творить поэтические, музыкальные и художественные шедевры без границ, которые восхищают и волнуют умы, души и сердца людей через века. В момент этого соединения совершается величайший акт сотворчества человека с Богом, именно в этот момент произведение одухотворяется Духом Божиим и оживотворяет его, именно в этот момент появляется то, что мы называем глубиной произведения. Быть может в этом и есть сила поэзии Травнiка, подмеченная многими и многими, кто к ней прикасается, и сила её воздействия на душу. Не в этом ли тайна личности самого поэта, его способности творить по нескольку разноплановых, разнохарактерных не только стихотворений, но и музыкальных и художественных произведений в один день, не в этом ли разгадка его творческой плодотворности. Сам он как-то признался: «Мое творчество, это аккорд из великой симфонии вечности. Три ноты, да всего три простые ноты – музыка, цвет и слово, единозвучащие во мне, и позволяющие в полноте, доступной, а точнее позволенной мне Господом создавать подобное. Молчание хотя бы одной из нот привело бы к частичной глухоте души моего читателя и зрителя, не позволило бы ему прикоснуться к красоте и правде Бытия. И в этом нет моей заслуги, моей какой-то значимости, это просто такова воля Божия, воля природы. Почему-то именно так она решила загнуть и направить мою веточку на своем дереве. Я это понимал и чувствовал с юности, но в полной мере воспринял это в слове, когда за спиной остались годы живописи и музыки». Краткий миг пережитых мгновений сотворчества Травнiкъ запечатлел в своих духовных стихах, опубликованных в новом сборнике, вот некоторые из них: «Сие есть», «Весенним утром…», «Божий мир», «Свет из моей души не мой…», «Многие лета», «Сумей безмолвие построить…», «Всё с Богом»…

Стихотворением «Всё с Богом» поэт завершает книгу «Мгновенья осени моей». Это самое объемное и самое, пожалуй, торжественное стихотворение из всего нового собрания работ, вошедших в эту книгу. И добавлю от себя – оно главенствующее по своему содержанию, глубине и силе воздействия и, без сомнения, является событием в поэтическом наследии Травнiка. По признанию самого автора, он и сам был под сильным впечатлением от созданного, работая над ним три часа! В эти три часа работы, по словам автора, он успевал только записывать приходящие мысли, которые сами собой складывались в поэтические строки, а затем в строфы. Многим известно, что Травнiкъ не пользуется черновиками, а музыку, картины и стихи создает мгновенно в текущий момент времени, отводя этому ровно столько, сколько отводит на это его муза – Вдохновение. В написание этого стихотворения были вовлечены все силы его души и всего организма. Психологический накал и сила нервно-эмоционального напряжения в процессе работы были настолько велики, что Травнiкъ еще долгое время был очень возбуждён и взволнован, произошедшим событием.

Ключевая повторяющаяся фраза «всё с Богом», усиливает психо-эмоциональную выразительность этого стихотворения, вызывая «лирический восторг» в душе читателя. Многократный рефрен её на протяжении всего стихотворного ряда, подчеркивает огромное значение этой фразы и для самого автора, его отношение к Богу, тем самым эмоционально выделяя и усиливая её. Красной нитью через всё произведение проходит главная мысль поэта о том, что всё, чтобы не происходило в нашей жизни с нами, всё происходит только с Богом! И по-другому быть не может!

Всё с Богом – всё, что было, будет,
Что есть, что Словом нареклось.
Всё с Богом! Знайте это люди!
Всё с Богом – даже то, что врозь.

Верно говорит друг поэта, его литературный редактор и учитель, московская поэтесса Лариса Чернышёва: «Сказать, что Травнiкъ талантливый поэт, талантище, значило бы ровным счетом ничего не сказать. Даже его стихи – не совсем стихи, но явно что-то большее, выходящее за рамки общепринятого понимания поэзии. Может, именно поэтому я не берусь определять оные, да и можно ли свободу и силу духа заключить в какое-либо пространство. Травнiкъ – это Травнiкъ и этим все сказано. Читайте, слушайте, смотрите, это действительно всё очень, очень красиво».

В своей новой книге стихов поэт делится бессчётными мгновениями своей жизни, открывая для читателя безграничный мир окружающей нас жизненной реальности. Его пронзительные стихи, как своеобразные проводники будоражат и ведут по жизни нас, предостерегая и направляя. Пережитые мгновенья, открытые им и запечатленные в нашем сердце, как яркие маячки указывают правильное направление движения для возрастания души, чтобы не сбилась она на бездорожье, чтобы правильно распорядилась своей жизнью, пройдя сложный путь от низшей части своей души к высшей и последующему духовному преображению, зная, что впереди ждёт – вечность. Чтобы там «с тишиною умолкая, молчаньем Вечности служить…».

Статья размещена в книге Терентiя Травнiка «Мгновенья осени моей»
Ноябрь. 2014 год


Сообщение отредактировал irinamihaylovna - Четверг, 02.02.2017, 21:29
irinamihaylovna Дата: Четверг, 02.02.2017, 14:59 | Сообщение # 6

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
СЛОВО О ДЕТСКОЙ ПОЭЗИИ ТЕРЕНТIЯ ТРАВНIКА

Детская тема занимает особое место в поэтическом наследии Терентiя Травнiка. Мир детства – неповторимый мир, раскрашенный детскими фантазиями и помогающий ребенку создавать собственные миры, удобные для проживания. Стихотворения для детей Т.Травнiка написаны простым и понятным для ребенка языком. Его стихи интересны и увлекательны для детей – это и мир игрушек «Мои игрушки», и мир домашних любимцев: «Про кота Мурлыку», «Баламут», «Ну и кошки», и мир предметов быта, одухотворенного детским воображением: «Чайник и самовар» и многие другие.
Образы, созданные поэтом в стихотворениях, написанных для детей, увлекают ребенка, расширяют его знание об окружающем мире, тем самым обучая, развивая и обогащая его душу. Так, в стихотворении «Листики», автор, давая детям своеобразный урок природоведения и рассказывая детям о разнообразии листочков у разных пород деревьев, учит ребенка наблюдательности, предлагает ему самому увидеть и придумать слова, которые отличают листик березки от листьев других деревьев. Известно, что в детстве Терентiй любил собирать разные листья и травы, составляя из них гербарий. Это увлечение, позже ставшее хорошим знанием о растительном мире, поэт сохраняет всю свою жизнь. Еще в студенческие годы, его называли Травником сокурсники и друзья. Это и послужило появлению, теперь небезызвестного псевдонима в литературном мире – Травнiкъ.

В стихотворении «Считалочка» Терентiй рассказывает ребятам не только о том, как называются детеныши у разных животных, но и показывает особенности детского языка и детской логики: раз «бельчонок – у беличихи», значит «лисенок – у лисихи»! А Травнiкъ с любовью поправляет: «Не лисихи, а – лисицы! Будешь – первым ты учиться». В стихотворении «Мишка» умиляют две первые строки, написанные им детским языком с глубоким пониманием детской логики: «Мишка шлепает по лужам, потому что неуклюжий…» – истинно, только ребенок так может рассуждать, и в конце истории про мишку, который простудился и пьет горькую микстуру, автор завершает:

Он лежит в своей кроватке,
Под подушку спрятал лапки,
Знает Мишка: ко всему
Мёд достанется ему.

Стихотворение «Юный художник» – просто кладезь детских умозаключений и рассуждений, оно буквально «пересыпано» ими:

Я слепил из пластилина
Королевского пингвина,
Чтобы тот не вешал нос –
В холодильник жить отнес,
Вынул масло и творог
И поставил в уголок.

Читая детские стихи Травнiка не перестаешь удивляться исключительной способности мастера, почти с гениальной легкостью, воспроизводить ход рассуждений ребенка, да еще и в поэтической форме!

Детство – самая важная пора в жизни каждого человека, именно в эту «золотую пору» в психике ребенка формируется не только базовое доверие к миру, но и здоровое представление о нем, где фундаментом для гармоничного развития ребенка становится родительская любовь. Наполняя ребенка любовью, мы, таким образом, творим свободную и уверенную личность, хорошо адаптированную к преодолению непростых жизненных ситуаций. Мир детской поэзии Терентiя Травнiка наполнен яркими красками и образами детства, которые поэт сохранил в своей душе, и великодушно дарит всем детям, наполняя их сердца любовью, которую с избытком получил от своих родителей.

Природа очень мудро распорядилась, создав в жизненном цикле человека период детства. Все мы «родом из детства», детства, наполненного радостью каждого дня, беззаботностью и возможностью отдаваться любимому занятию – Игре. Её Величество Игра влияет на формирование произвольности психических процессов у ребенка: произвольного внимания и произвольной памяти, ведь в процессе игры ребенок произвольно сосредотачивает свое внимание на предметах, включенных в игровую ситуацию и ему необходимо запоминать условия игры. Именно в игре формируется особое свойство мышления, позволяющего встать ребенку на точку зрения других людей, предвосхитить их будущее поведение и в зависимости от этого строить свое собственное поведение. Игра имеет определяющее значение для развития воображения. В процессе игры приобретаются навыки общения, а необходимость подчиняться правилам игры, способствует развитию чувств и воли. Вот как важно, чтобы в период детства наши дети вволю наигрались, набегались и нагулялись. В стихотворениях «Весеннее. Детское», «Плющихинское», «Такой случай», «За жужалицами» и др., Травнiкъ рассказывает о своем детстве, и в этих историях каждый ребенок с легкостью может узнать и себя, и своих друзей. Эти стихотворения органично вписываются в детское сознание и становятся неотделимыми от самих детей. А еще эти стихи… очень добрые.
Игра является для ребенка и способом познания мира, и развитием его психических процессов, и особой формой социальной адаптации. В общении с детьми сам поэт постоянно импровизирует, придумывая разные игры для них, загадки, скороговорки (скороговорилки, скороговорушки, как он сам их называет), «жужжалки» и считалки. Например, придуманная Травнiкомъ поэтическая «Детская игра Пумпурум», прекрасно помогает развитию памяти ребенка, ведь победителем в игре становится тот, кто сможет без ошибки повторить стихотворение и остаться до конца в игре:

Пумпурум сидел на стуле,
Пумпурум качал ногой,
Пумпурума ветром сдуло,
Он упал вниз головой.
Ловко отскочил от пола
И на стул уселся снова.
Пумпу раз и два, и три
Ты (показать кто) за мною повтори.

Стихотворение, стержнем которого является «детское» слово «пумпурум», легко запоминается и воспроизводится детьми. Дети – талантливые и непревзойденные создатели выразительных слов в период развития речи. Они с азартом играют в эту игру. Принимать участие в этой игре может любое количество детей, а правила игры – просты и увлекательны. Детских поэтических игр, сочиненных Травнiкомъ, немало. Среди них особо выделяется игра-загадка «Летняя игра в огурцы», своеобразием которой являются загадки на различные явления природы. В разные годы поэтом созданы такие игры, объединенные им в единый цикл детских стихов «Стихи-загадки».
Персонажи, созданные Терентiемъ, помогают в игровой форме овладеть маленькому человечку миром окружающих его вещей и предметов, миром людей, с которыми ребенок взаимодействует в процессе общения и игры. Все это создает условия развития ребенка, его познавательных процессов – восприятия, внимания, памяти, речи, воображения и высшего познавательного процесса – мышления.
Детская поэзия Т.Травнiка – это не только удивительные стихотворения, передающие особенности детского мышления в отображении юного познания мира, но это еще и умение автора передавать поэтическим словом нюансы детского рассуждения и размышления. В забавном стихотворении «Про ёжика» наглядно представлен процесс начального формирования логического мышления у ребенка, стремления ребенка проникнуть в суть увиденного им явления:

По траве мешок ползет –
Кто-то хвою в дом несет.
И торчат от ёлки
Из мешка иголки.
Надо ёжика спросить:
Кто же это может быть?

Понимание Т.Травнiкомъ своеобразия детских рассуждений и умозаключений, подмеченных им в общении с детьми, позволило ему создать детские произведения, близкие и понятные деткам. Они с интересом слушают их, быстро запоминают и, конечно, с удовольствием рассказывают. Эти произведения дети узнают и любят, потому что они написаны их «детским языком», который знает поэт и владеет им в совершенстве. Это знание позволяет ему в своих стихах разговаривать на одном языке с детьми. Нетрудно заметить, что Терентiй в своем творчестве для детей активно пользуется их же словами: «каляка малякин», «пумпурум», «поклал», «папову книжку», наделяет героев своих стихов несуществующими «детскими именами», называя и передавая тем самым суть, главное свойство персонажа, например, «Неуклюж», «Худомал», «Нетужиль и Нетужиля» и т.д. Зная эту особенность детского словотворчества и удивительную способность детей создавать новые слова и фразы, которыми они объясняют по-своему знакомые им явления, Травнiкъ смело использует ее в создании своих стихов для детей, которая и придает неповторимую самобытность его стихотворениям:

ТРИ БРАТА

Я спросил у Колобка:
"Ты чего надул бока?"
Колобок мне отвечал:
"Я бока не надувал.
Это брат мой – Надулбок –
У того бока надуты,
А еще есть – Раздулбок.
У него они – раздуты".

«Гениальным лингвистом» назвал Корней Чуковский ребенка в период начала познания мира и развития речи у него. Ведь еще Лев Николаевич Толстой, обращаясь ко взрослым, заметил: «Ребенок сознает законы образования слов лучше вас, потому что никто так часто не выдумывает новых слов, как дети». Вот и Терентiй Травнiкъ, понимая это, вводит в свое стихотворение «Три брата» совершенно «детские слова» – Надулбок и Раздулбок. Посмотрите, как поэт показывает рождение новых слов, играя этими самыми словами в стихотворении «Песенка о сэре Флобоке»:

Бросил заниматься боксом –
Посадил на даче флоксы.
Был боксёром – стал флоксёром,
А точнее – флобоксёром...
Флобоксёром, Флобоксэром,
Ну а позже, просто сэром…
Флобоком.

Особых слов заслуживают колыбельные, названные «по-травнiковски» – «баиньками». Это, придуманное поэтом слово, стало ныне уже известным. «Баинька для Серафимы», «Баинька для Сони», «Баинька для Жужжи»… вот неполный список нежных баинек-песен, «пахнущих грудным молочком». Плавный ритм этих стихов успокаивающе действует на малыша, как будто раскачивается люлька: «ба-а-й – бай…», «ба-ю – бай»… Почувствуйте этот ритм в удивительном стихотворении – колыбельной, написанной Т.Травнiкомъ к первой ночи на Земле «Для девочки Таи», оно наполнено бесконечным теплом, нежностью и мелодичностью:

Маленькая Тая,
Нежная такая,
Словно льдинка, тая,
Излучает свет…
И таится в Тае
Тайна непростая,
Знает эту тайну
Дедушка Тэтэ…
Он придет к Таисии
С травами и листьями,
Спать уложит Таиньку
И споет ей "баиньку".
Таю-таю, таю-тай,
Спи, Таисья, засыпай.

«Дедушка Тэтэ» в этом стихотворении и есть детский поэт Терентiй Травнiкъ. Он и приходит «с травами и листьями» к каждому малышу на Земле и поёт для него свои добрые и волшебные колыбельные «баиньки». Наделенный композиторским даром, Терентiй Травнiкъ написал детскую колыбельную песенку «Папина баинька». В авторском исполнении (поэт хорошо играет на фортепиано и гитаре) она производит неизгладимое впечатление, и не только на детей: тембр голоса Травнiка – от природы мягкий и бархатистый, исполняющий детскую баиньку, а в конце песни, переходящий в шепот, успокаивает и уносит малыша в волшебную страну Детских Сновидений.
Терентiй Травнiкъ – настоящий детский волшебник. Всем детям свойственно верить в чудеса, сказочные персонажи, например, в Деда Мороза. Они любят слушать, читать сказки и… сочинять их сами. Опираясь на эту детскую особенность, Т.Травнiкъ поддерживает в них эту веру, и своими стихами показывает, что волшебные существа есть и в нашем мире, и они открываются всем, кто в них верит. Например, все дети знают, что есть гномы. В своем стихотворении «Мой друг гном» поэт серьезно рассказывает:

Ко мне пришёл сегодня гном,
Уселся тихо под столом,
Сидел и слушал не дыша:
Что он там делает шурша?..
А я писал статью про то,
Что гномы в сказках и в кино…

Т.Травнiкъ не заигрывает с детьми, понимая, что гномы могут жить только в детских фантазиях и сказках, но открывая свой секрет волшебника, предлагает сделать гномов своими руками: «У меня живут два гнома, я их сделал из картона».
Т.Травнiкъ дружит не только с гномами, он лично знаком и с волшебным героем по имени Ушка. Терентiй рассказывает об Ушке, который кладет деткам под подушку, под ушко ребенка – игрушки. Отсюда и имя у него такое – Ушка. Ушку знают, любят и ждут все маленькие дети, когда засыпают в своих кроватках, потому что верят, что Ушка обязательно придет к ним и положит под подушку игрушку, которая увлечет малыша в волшебный мир снов:

Есть смешной проказник Ушка:
Он в мешочке за спиной
Носит детские игрушки
И с фонариком-луной
К нам приходит в час ночной.
Достаёт свои игрушки,
Если тихо и все спят,
И кладёт их под подушки
Только маленьких ребят…

Т.Травнiкомъ создан большой цикл детских сказок «Сказки собирателя трав», и, конечно же, его знаменитая волшебная страна, реально существующая – «Гугушатия». Сказки Т.Травнiка обладают уникальными свойствами и статусом – они, действительно, волшебные! Волшебные сказки занимают особое место в детском творчестве автора. Им свойственна таинственность, необычность имен героев, волшебных ситуаций, в которые попадают герои, и, конечно же, эти сказки пропитаны любовью к детям и, осваивая сказочный мир взаимоотношений сказочных героев, дети научаются из них добру, искренности, любви, заботе друг о друге. «Таинственная страна», «Песни великана Лума», «Эльгур», «Утро мага» – эти названия волшебных стихов притягивают внимание маленького читателя и вводят его в сказочный мир. Удивительная страна Гугушатия – страна света и добра, созданная гением Т.Травнiка, полюбилась и детям, и их родителям. Они подружились с жителями этой страны – гугушатами, маленькими желудиными человечками, которым неведомы ни жадность, ни зависть. Т.Травнiкъ много лет работает над проектом Гугушатия. Кроме поэтической поэмы «Гугушатия» автор написал в 2006 году фантастическую симфонию «Simphostory «Ghugushatiah». И этот проект еще не закончен. Сейчас вместе с поэтом над этой темой работают талантливая писательница Елена Дапирка и молодая художница Алена Ромадина. Маленьких читателей, а также их мам и пап ждет феерический сюрприз от Травнiка и его друзей.
Искрометная, написанная с тонким юмором поэтическая история «Ёжки-Пажки» предназначена для совместного прочтения детей и взрослых. Это история из жизни… ежей. Невозможно без улыбки читать о жизни сначала одинокого, а потом семейного ежа со всеми атрибутами обустройства «ежиной семейной жизни». Что за прелесть эти «Ёжки-Пажки» Травнiка! Читая их, ребенок постигает по-доброму науку взросления, а взрослый – получает массу удовольствия от забавной истории про ежей, у которых все как у людей. Эта книга объединяет семью, создавая психологическое благополучие и для детей, и для взрослых, заряжая всю семью хорошим настроением и здоровьем.

Детская поэзия Терентiя Травнiка является не только познавательным и образовательным средством для детской души, но и оказывает верное воспитательное воздействие на формирование личности ребенка, закладывая в его душу высокие духовные и нравственные идеалы дружбы, чести, достоинства и благородства. Великолепные образы, созданные в детских стихотворениях, учат ребенка любить свою Родину, беречь природу, заботиться о «братьях наших меньших» и являются своеобразными векторами дальнейшего развития будущего полноправного гражданина своей Родины. Велико влияние поэзии Т.Травнiка и на эмоциональную сферу ребенка, наполняя его радостью от того, что светит солнце, что на небе радуга, и что каждый день мир дарит ребенку свои новые тайны. Своими стихами Терентiй Травнiкъ открывает сердце ребенка для восприятия красоты окружающей природы, научает любить, ведь, как пишет сам поэт в одном из своих стихотворений, но теперь уже для взрослых «Всё, что исполнено любовью, любовью и защищено»!

Март. 2013 г.
irinamihaylovna Дата: Пятница, 03.02.2017, 20:10 | Сообщение # 7

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
"ДОЛГОЖДАННЫЙ БЕРЕГ МОЙ..."

О поэтическом творчестве Валерия Патрушева.

Заговори, чтоб я тебя увидел...

Сократ


Знакомство с творчеством поэта – это всегда возможность встретиться с его внутренним миром и важнейшими гранями личности автора, которые он невольно приоткрывает в своих стихотворениях. Ведь создавая поэтическое произведение, он всегда вкладывает в стихотворение самого себя всего без остатка – и жизненный опыт, и наработанные знания, все свои умения и способности, при этом максимально обнажая свою душу перед читателем – всем, чем она живет – чувствами, эмоциями, болью и радостью, отношением к жизни и событиям, затронувшими ее. «Открывал без страха двери собственной души…», – признается своему читателю современный русский поэт Валерий Константинович Патрушев. Как в зеркале отражается в каждом стихотворении духовная наполненность и глубина сердца поэта, авторское мировоззрение, разносторонность его незаурядной личности, благородство души и направленность мысли мастера, которому есть, что сказать своему читателю:

Обычного мне не хватает взгляда:
Мне в суть вещей проникнуть глубже надо,
До крохотного атома дойти,
Чтобы зерно начальное найти.

Порой, следя за нашей жизнью хрупкой,
Ищу истоки у людских поступков:
Где корни хама, труса, подлеца?
Как в них мне разобраться до конца?

Делится своими размышлениями с читателем Патрушев в стихотворении «Обычного мне не хватает взгляда…» (2010). Именно проникновение в суть вещей и раскрытие причин каждого явления не только личной, но и общественной жизни являются стержнем всего творчества Валерия Патрушева. Это свойство его личности придает каждой строфе глубину и необыкновенную притягательность. Желание автора понять «безумный мир» и докопаться до первопричин всего, имеет отражение и в таких строках:

Я так хотел понять безумный мир,
Искал я сути с интересом –
И в шуме переполненных квартир,
И в тишине, владевшей лесом,
И даже в малой капельке дождя…

В этом небольшом отрывке отражается не только черта личности поэта во всем «зерно начальное найти», но и его потребность делиться своими размышлениями, поисками и находками с читателем.
Поэтическое слово – слово особое. Пройдя немыслимыми лабиринтами души человеческой и впитав в себя живые соки бьющегося сердца, наполненного впечатлениями, ощущениями и переживаниями, присущими только данному человеку, в силу его индивидуальных особенностей восприятия окружающего мира, поэтическое слово приобретает неповторимую творческую силу и глубину. Оно становится – живым!

Стихи Валерия Патрушева подкупают своей неподдельной искренностью, особым даром звучащего слова, затрагивающим читательское сердце, «есть сила благодатная в созвучье слов живых, и дышит непонятная, святая прелесть в них» – невольно вспоминаются строки Михаила Юрьевича Лермонтова (1814-1841) – русского поэта, прозаика, драматурга и художника. Патрушев находит такие удивительные интонации и нотки, передавая в слове свое видение мира, которые придают его поэзии самобытность и индивидуальность. Живое, выразительное слово, наполненное чувством и настроением поэта, органичное соединение стихотворной формы и содержания, умение ритмично выражать свои мысли – все это вкупе позволяют быть Валерию Патрушеву самостоятельным в творчестве и иметь ярко выраженный авторский почерк.

Именно поэтому, выражаясь словами Павла Александровича Катенина (1792-1853) – русского поэта, драматурга, литературного критика и переводчика, в поэзии Валерия Константиновича «дарования более, нежели искусства». В каждом стихотворении Патрушева проявляется не только его мастерство, не только его умение выражать свои мысли в поэтической форме о тех или иных явлениях современной жизни, но и одновременно характер самого поэта, его личность, его индивидуальные человеческие качества и, главное, его отношение к происходящему.

Особое внимание притягивает гражданско-патриотическая лирика. Темы, которые поднимаются им в стихах-размышлениях, близки и понятны многим читателям и молодого и старшего поколения, в них отражается актуальность сегодняшнего дня, волнующая Валерия, как гражданина своей страны. То, что так затрагивает сердце и о чем не может молчать гражданская совесть поэта, это – отсутствие духовности и падение нравственных устоев в обществе, а значит и в каждом из нас – одна из самых болезненных тем, которая часто возникает в стихотворениях Патрушева. Например, в стихотворении «Мы за доход готовы в грязь…» (2012) есть такие строки:

Мы за доход готовы в грязь,
И завтра – глубже, чем сегодня.
Мы выбираем, суетясь,
Где выгодней и где доходней.

Узнаваемо? К сожалению, мы все больше и больше погружаемся в материальность, забывая, что «не хлебом единым жив человек». Страшно то, что такая безудержная тяга к материальным ценностям и пренебрежение духовными, может привести к трагедии, о которой предупреждает Патрушев в этом же стихотворении: «жизнь покажется иною, когда знакомый мирный край кровавой полыхнёт войною». Алчность и корыстолюбие, как смертельные вирусы, поражают души человеческие, расцветая пышным цветом на почве бездуховности. Остро отточенное поэтическое слово, как скальпель хирурга, виртуозно вскрывает наболевшие проблемы нашей жизни, показывая всем нам, причину того, почему «ныне всюду торжествует пошлость и подлость примеряет ордена». Поэт вопрошает в одном из своих стихотворений «Чем ты больна, моя страна? Чем ты больна, какою болью?» (1992) и, размышляя о сегодняшнем времени и нашем мире, называемым когда-то «лучшим из миров», Патрушев с болью замечает в стихотворении «Ещё и сердце не устало…» (2012):

…что-то душновато стало
мне в этом «лучшем из миров».

Стон, заглушаемый парадом,
Букеты, что таят ножи…
На лжи замешанная правда
куда страшней открытой лжи.

Особняки, что храмов выше,
и кровь, что льётся, как вода…
Укоров совести не слыша,
упрямо рвёмся в никуда.

И ноты фальши в льстивой гамме,
и пахнет плесенью елей…

От таких строчек… мороз по коже. «Из жизни, а не с книжных полок пришло прозренье бытия», – поясняет поэт свое такое видение действительности. Глубокое знание и понимание современной жизни, что называется «изнутри», помогли ему подобрать в этом стихотворении такие жесткие и хлесткие слова, которые, обнажая узнаваемые приметы нашего времени и проникая в самую глубь сознания, отзываются болью в читательском сердце и, буквально, оглушают своей откровенностью. Слова Владимира Солоухина (1924-1997) – русского советского поэта и писателя о том, что «…степень единственности найденного слова есть единственная мера таланта…», точно подчеркивают талант Валерия Патрушева находить те самые «слова» в создаваемых им произведениях.

Не менее страшную реальность «мира безумья» открывает для своего читателя Патрушев и в стихотворении «Как в поворот на скользком вираже…» (2011), показывая, каков он, этот «мир безумья, где правит воровское толстосумье и нет спасенья раненой душе». Так кто же виноват в этом диком разгуле безнравственности и бездуховности? В стихотворении «Вина» (2011) поэт частично дает ответ: «Вина – моя, твоя в том, что в тревожный час мы промолчали…». Как остановить это бесконечное метанье в «порочном круге», в котором, как в кривом зеркале отражаются:

Безумные кривляния властей,
безумные пророки и мессии,
убийц, воров и плутов всех мастей
безумный шабаш в мире и в России.
Богатства запах сводит нас с ума,
и, чем оно неправедней, тем проще…

В этом отрывке из стихотворения «А, может, мир давно сошел с ума…» (2011) поэт, продолжая тему безумия «жестокого мира», задается главным вопросом в этой жизни о сохранении души человеческой:

Средь страшного неправого пути
как души сохранить в безумной нови?
Какой нам лекарь разум возвратит,
какой пророк безумье остановит?

Ответ неожиданно прост, он лежит буквально на поверхности и далеко за ним ходить нет необходимости, нужно только заглянуть в себя, чтобы суметь «за воплями невежд расслышать тихий глас» своей совести. Именно совесть является тем лекарем, который «разум восстановит» и пророком, который «безумье остановит» и тогда в нас снова «возродятся раненые души, глас небес в них снова зазвучит», – с надеждой говорит поэт в стихотворении «Чем же провинились мы, что глуше…» (2011).

Характерной чертой всех произведений гражданско-патриотической направленности является прямолинейность поэтического высказывания и гражданская смелость В.Патрушева. Как поэт, он знает подлинную проблематику жизни и видит гораздо глубже и дальше, понимает и чувствует жизнь во всем ее многообразии неизмеримо полнее, чем обычный человек. В своем стихотворении «В веселом азарте мы снова и снова…» (2011) Валерий Константинович подмечая, что «нам пир разрушенья привычно устроить», раскрывает своему читателю заложенное в нас бессознательное стремление к разрушению жизненных устоев и основ. Это патологическое желание имеет свойство повторяться, начиная от Октябрьского переворота 1917 года, когда произошло свержение царского режима вплоть до недавних событий 1990 года, когда Советский Союз разрушился. Если заглянуть еще дальше, вглубь истории, то таких примеров можно найти гораздо больше. В этом небольшом, но очень емком по содержанию стихотворении, Патрушев задает всем нам вопрос: «Когда ж мы, ребята, научимся строить»? Вопрос не столько прямой, сколько метафизический, ведь «не зря же мы искрою Божьей отмечены». И опять ответ нужно искать в нас самих: каковы мы, наше внутренне духовное состояние – таково и наше общество. Именно внутреннее состояние души определяет весь характер жизни человека. Духовно изменимся мы – изменится и наше общество, «а сегодня мы…», увы:

…как куклы в фарсе жутком,
где безумны и начало, и конец,
где о чести рассуждают проститутки
и о совести – бессовестный делец,
где бандиты под себя творят законы,
а у правды – ни кола и ни двора,
где, укравший у народа миллионы,
громче всех вопит с трибун: «Держи вора!»,
где любовь – всего лишь бизнес без охоты…

Ох, какие сильные, глубоко прочувствованные, «единственные» слова нашел В.Патрушев в своей душе! В стихотворении «Дон Кихоты» (2010) автор буквально кричит о невыносимости нынешнего расчетливого «века-торгаша», в котором нет места «совести, достоинству и чести». А причина все та же: потеря нравственных и духовных ориентиров в жизни, поэтому и «правит балом» тщеславие, алчность, зависть, гордыня, жадность, недружелюбие и ненависть. И все-таки поэт выражает надежду на наше духовное возрождение:

Новый плуг исправит прежние огрехи,
мир поймёт, что игры зла не стоят свеч.
Кто-то вновь отыщет старые доспехи
и от ржавчины очистит древний меч.

Слова классика советской поэзии Михаила Васильевича Исаковского (1900-1973) о том, что поэт является «носителем и творцом духовной культуры народа», можно с уверенностью отнести и к Валерию Константиновичу Патрушеву, потому что, автор, беря на себя смелость показывать нам духовные болезни современного общества в своих работах, помогает увидеть и причины этих болезней, называет их, а знание причины – прямой путь к исцелению. Афористическое высказывание современного российского афориста и философа Т.Травнiка о том, что «тот, кто ищет причину, становится властелином следствия и следствие подчиняется ищущему причину» служит великолепным выражением поэтического умения Валерия Патрушева в малой стихотворной форме отображать огромное содержание и глубину своего авторского замысла.

Очень интересным с исторической точки зрения является стихотворение «Правый берег» (1989), названное поэтом «маленькой поэмой». Здесь автор символически выразил идею извечного желания российского общества причалить к «берегу правому доброты и правоты». Поэтические образы ладьи (страна в целом), рулевого (вожди и «кормчие») и гребцов (народ), созданные им в этом произведении, обладают большой наглядностью и как нельзя лучше передают не только узнаваемые особенности периодов развития нашей страны, но и правителей, стоящих у руля власти от сталинских времен и до наших дней. «Поэтический образ – это всегда трансляция смысла», – подчеркивает значимость художественного образа в поэзии Федерико Гарсиа Лорка (1898-1936) – испанский поэт и драматург. Объективно отображая «здесь, как вехи, даты, даты» и чаяния простого народа, его «боль и кровь, и пот», Патрушев поднимает тему животрепещущую и волнующую не только его самого, но и широкий круг читателей вплоть до сегодняшних дней. Наша Богом хранимая страна, продолжает свой Путь во времени и пространстве, в надежде когда-нибудь причалить к долгожданному берегу:

У руля другие сели,
ну, а путь... какой же путь?
Зря злословьем не обидим,
хоть не всё пошло быльём.
Что за берег там – увидим,
а пока... пока – плывём,
не за властью, не за славой,
не за почестью иной.

Берег правый, берег правый,
долгожданный берег мой.

Социально острое по содержанию и больно ранящее душу произведение «Над Родиною воронье…» (2003). В нем поэт открыто говорит о разгуле «сонма чиновного ворья, который хуже воронья», об извращенном понимании свободы, которая для простого человека лишь для того, чтобы «только умереть», а для ворья – «только воровать да родину распродавать», о власти, которая «глумясь в ответ молчит, когда бесчинствует ворьё, когда над домом вороньё, когда ограбленный кричит…» и о долготерпении простого народа, который верит в счастье, в «долгожданный правый берег» и вопреки всему «копает жалкий огород, среди обманчивых идей он хлеб растит, растит детей…». Поэт, в который раз ставит вопросы к совести каждого из нас:

Когда ж отпор дадим ворью?
Когда же рот заткнем вранью?

Сильнейшее впечатление производит стихотворение «Пимен» (2006) своей глубиной и символичностью:

Я – Пимен.
Страшны времена
мои откроют письмена.
Я не убавлю, не прибавлю
по разуменью своему –
потомков разуму оставлю
судить: кто прав и почему?..

Особенностью стиха являются короткие сильные фразы, которые создают не только образную ткань самого стихотворения, но и задают энергетический ритм всему произведению. Но главное – в другом. Патрушеву удалось философски осмыслить и суметь выразить в поэтической форме современную эпоху, при этом предельно точно и емко вложить в символический образ Пимена авторское видение действительности, дающее наиболее полное представление о современной жизни. Почему именно художественный образ Пимена Патрушев выбрал для выражения своей мысли в этом стихотворении?

По сути Пимен – обобщенный образ древнерусского монаха и центральный персонаж трагедии Александра Сергеевича Пушкина «Борис Годунов» (1825), монах-летописец Чудова монастыря, «старец кроткий и смиренный», под началом которого состоит молодой инок Григорий Отрепьев, будущий Самозванец. Материал для этого образа А.С.Пушкин (1799-1837) – величайший русский поэт, почерпнул из «Истории государства российского» Николая Михайловича Карамзина (1766-1826) – русского писателя, поэта и историка, а также из эпистолярной и житийной литературы XVI века. Пушкин писал, что характер Пимена не есть его изобретение: «В нем собрал я черты, пленившие меня в наших старых летописях». По сюжету Пимен единственный среди персонажей очевидец, знающей о трагедии, произошедшей в Угличе, и видевший своими глазами кто зарезал царевича Димитрия. Именно поэтому, опираясь на эту историческую деталь, и зная, как во все времена переписывают историю, Патрушев вкладывает в уста Пимена финальную фразу в стихотворении: «Но, торопясь восславить имя, учтите: правду знает Пимен».

Символизм стихотворения и новаторство Патрушева заключается в том, что в этом стихотворении поэт описывает не только исторический факт, но делает акцент на главном – поэт, «постигая эпоху скупыми строчками стихов», как Пимен – монах-летописец, то есть человек, досконально знающий историю, объективно передает, все, что сейчас происходит в действительности с Россией в своих произведениях (письменах) потомкам, по сути творит поэтическую историю нашей страны. И еще один символ сокрыт в самом имени Пимен – в переводе с греческого означает «пастырь», «пастух».

Вот уже многие годы Валерий Константинович ведёт поэтическую «летопись» всех исторических событий прошлого и настоящего, затронувших сердце поэта. Например, в стихотворении «16 октября 1793 года» (2000), автор не только обращается к теме Великой французской революции, произошедшей в конце XVIII века, в результате которой Франция из монархии стала республикой свободных и равных граждан, девизом которой стало: «Свобода, Равенство, Братство», но и описывает исторический факт казни французской королевы Марии Антуанетты, урожденной австрийской эрцгерцогиней, которая волею судьбы именно 16 октября 1793 года оказалась на эшафоте. Но «чтоб до эшафота подняться, спуститься ей с трона пришлось» – эта потрясающая авторская находка усиливает трагедийность события, описываемого В.Патрушевым. Ярчайшие художественные образы «до эшафота подняться» и «спуститься с трона», создают в воображении читателей всю страшную историческую картину, отражают общий поэтический замысел, обогащают идейное содержание этого стихотворения и обладают сильнейшим средством воздействия на душу читателя. Невозможно оторваться от этой глубины!

Название стихотворения «Сталин» (2009) – сразу приковывает внимание и интерес и к самому произведению, и к неоднозначной исторической личности Иосифа Сталина. Каким видит его поэт Валерий Патрушев? Поэтический портрет «вождя всех народов», написанный автором, производит оглушающее впечатление разорвавшейся бомбы. «Тиран с кровавыми руками»? Но ведь «толпа его творила богом» и «творила из него икону»! И опять Патрушев, пользуясь своим излюбленным приемом, этим стихотворением возвращает нас к самим себе: «не мы ли – мучает вопрос… – писали в тишине донос»? Неожиданно?! Здесь Патрушев говорит о том, что «знать – труднее, чем ругать» и чтобы «понять его паденье и величье» необходимо все-таки иметь желание узнать «преступленья и свершенья среди некукольных врагов», чтобы до конца понять всю «трагичность истины» об Иосифе Виссарионовиче. Что же касается любой власти, то «достойное по делам нашим получаем», т.е. каковы мы, наше духовное состояние, таковы и наши правители, и мы достойны наших правителей. Ведь любой правитель – это «кристалл, который вырастает на соответствующей почве», а эта почва, «маточный раствор» – это все мы и наше внутреннее духовное состояние каждого из нас. Любые ситуации в нашей жизни, вожди народов, наши начальники и руководители – все это следствие причин, имеющих корень в наших сердцах. Об этом и говорит Патрушев почти в каждом своем произведении.

Набатным колоколом звучит стихотворение «Нас убивают!» (2010). Как колокольный звон особого строя, обозначающий тревогу, звучит в нем фраза «нас – убивают!». Она повторяется снова и снова тяжелыми ударами колокола в каждой душе, эмоционально захватывая и обращая внимание всех нас на ту опасность, которая нависла сейчас над нашим обществом, над каждым из нас. Для акцентирования и привлечения внимания читателя к тем жизненным фактам, которые составляют «обыденную» канву нашей действительности, Валерий Константинович умело применяет такой литературный стилистический прием, как синтаксический повтор. Патрушев удачно использует его не только, как средство эмоционального выражения, выделяя и усиливая, каждый жизненный факт, который приводит поэт в данном произведении, но и придает своеобразный ритм и динамику всему стихотворению:

Плачут ветра над страной, завывают…
Нас – убивают!
Нас убивают снова и снова –
Пулей и словом.
Нас убивают трусливою дрожью,
Сказанной ложью…

Ритмообразующая фраза «нас – убивают» приобретает особую значимость в этом стихотворении и создает «впечатление эмоционального нагнетания и лирического сгущения переживаний» самого автора, оказывая тем самым сильнейшее воздействие на читателя, его сознание и душу.

Неравнодушие поэта ко всему, что происходит и совершается не только в нашей стране, в жизни нашего народа, но и в мире находит свое отражение в стихотворении «Умирают дети!» (2005). Даже в самом названии поэт поставил восклицательный знак, что сразу привлекает внимание читателя, раскрывает его идейный смысл и создает определенный читательский настрой на важность заявленной проблемы. Известно, что детская смертность – чудовищный жизненный факт нашей «цивилизованной» и высокотехнологичной эпохи. Проблема, которую поднял Валерий Константинович в этом стихотворении, имеет глобальный социальный смысл, ведь это еще и показатель духовного состояния современного мира. Именно поэтому, имея дар поэтического видения и глубину понимания жизни, Патрушев обращается ко всему прогрессивному человечеству – не допустить гибель детей сегодня:

Взрослые! Мы за детей в ответе,
Нам спасти их радостные сны.
Это ваши, это наши дети
Умирают посреди весны.

Смерть детей – она сильнее ранит,
Тут не выбрать – эти или те:
Завтра вся Земля пустыней станет,
Коль сегодня не спасём детей.

В час, когда над миром солнце светит,
Всей зелёной поросли – расти,
На планете умирают дети.
Взрослые! Мы их должны спасти!

И еще один очень мощный посыл дает эта работа всем нам, акцентируя внимание на том, что в мире нет наших и чужих детей: все дети Земли – НАШИ! И ответственность за детей всей земли лежит на плечах всех взрослых Земли.

Радость поднимается в душе от прикосновения с поэтическим творчеством Валерия Патрушева, радость неподдельная, охватывающая все существо. Бездонность философской мысли поэта, своеобразие литературного языка автора, разнообразие тем, в представленных примерах некоторых стихотворений в этой небольшой статье, открывают важнейшие грани мастерства Валерия Константиновича, подчеркивая его индивидуальный стиль и поэтическую зрелость, созданных произведений. «Достоинство стиля, – по Аристотелю, – заключается в ясности». Поэзия Патрушева благодаря его природному дару точно выражать мысль простыми, но емкими словами и дает эту ясность восприятия, обладая особой благозвучной мелодией с неповторимым «патрушевским» звучанием.

В работах В.Патрушева органично сочетаются гражданские, философские и личные мотивы, отвечающие насущным потребностям духовной жизни современного общества. Стихи о войне, о любви к Родине, о любви к жизни, к женщине, к детям, к соотечественникам не могут оставить равнодушными сердца своих читателей, созидая в них вечные ценности добра и любви. Они такие естественные, со своим неповторимым колоритом и ароматом, с «изюминкой», а иногда, и с «перчинкой», в них – сама жизнь, широта и благородство души русской.
Остро отточенное поэтическое «животрепещущее» слово автора в сатирических стихах, эпиграммах и пародиях, баснях и побасенках, выражающее, порой, жгучую иронию и насмешку легко «проникает насквозь природу русского человека, задирая за всё живое». Метко сказанное русское слово, оборот народной речи, талантливо встроенное в поэтическую ткань стихотворения, придает всему произведению динамику и объем, делает его запоминающимся, дышащим. Перефразируя Николая Васильевича Гоголя (1809-1852) – великого русского писателя, замечу, что «нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало», как сатирическое слово Валерия Патрушева…

О таланте Валерия Патрушева можно говорить бесконечно и «взахлеб» настолько, созданные мастером произведения близки и созвучны душе. Его стихи обладают удивительным свойством: к ним возвращаешься снова и снова, с удовольствием перечитываешь, каждый раз восхищаясь неподражаемостью и роскошью мастерского слога Валерия Константиновича, и… всегда с замиранием сердца ждешь новых встреч с Поэтом.

Ирина Михайловна Соловьёва
Июль. 2013 год
irinamihaylovna Дата: Пятница, 03.02.2017, 20:13 | Сообщение # 8

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
СЛОВО О ПОЭТЕ

Современный российский поэт Валерий Патрушев родился в 1951 году. Раннее детство поэта прошло в рязанской деревенской глубинке. Именно там, в детстве, самые яркие впечатления жизни сформировали позитивную картину мира маленького мальчика, напитали его сердце любовью и жизненными силами, доверчиво распахнув душу ребенка огромному, прекрасному миру и подарили возможность найти «самого себя» в этой жизни. Стихотворение «Треполье» – «Я помню о рязанской деревушке…» исполнено не только чувством любви к своей малой Родине, к своим предкам, родовым корням, дающим мощь и силу своим потомкам, но и духом патриотизма к России и напоминанием всем нам: именно в деревнях находятся корни силы и мощи России:

С земли начало взлета человека,
начало же России – с деревень.

Каждое стихотворение о Родине – это признание в своей сыновей любви Отчизне:

Ты – одна моя Отчизна, Отчина,
мне в тебе и жить, и умирать.

А какая невообразимая силища звучит в словах:

Родина – не мачеха, а Мать!
С нами Бог! Не в силе он, а в правде,
но и силы нам не занимать…

И сколько теплых, искренних чувств выражает поэт, обращаясь к родной Руси, называя ее «милая, березовая родина», а какие живописные образы и сравнения создает поэт, описывая красоты Родины: «лакает молоко тумана речка, словно кошка языком», «росный луг алмазною полоской разрезает сонные поля» и т.д. Поэт в своих стихах не только открывает красоту России для своего читателя, он переживает ее сам и дает эту возможность пережить другим.
Красота родной сторонки, ощущение счастья и искренность чувств, переполняя сердце будущего поэта, выливались уже в Москве первыми стихами в школьной стенгазете, а позже – юношескими публикациями в заводских многотиражках. «Судьба продолжала дарить щедрые дары» послевоенному поколению детей, будоража детское воображение мальчишескими фантазиями и играми:

…мы в «Чапаева» играли
не как в объект из анекдотов.
Был шашкой – прут, гранатой – камень.
По малолетству нам простится:
мы яро бились с беляками,
в лапшу крошили наглых фрицев.
А рядом, за сараем где-то
таились дикари и тигры…

Московские «шумные дворы и весёлое мальчишеское братство» скрашивали суровое детство в послевоенные годы, закладывая в души детей, вопреки разрухе и бытовой неустроенности, вечные ценности дружбы, справедливости, милосердия, чувства совести, собственного достоинства и чести.

Взросление Валерия Патрушева пришлось на рубеж 60-70-х годы XX столетия. Еще гремело время «физиков и лириков», время «поэтического бума» и время романтиков. Поэзия поэтов-шестидесятников дала мощный импульс к формированию юношеского мировоззрения и дальнейшему развитию свободного мышления у молодого Патрушева. В те годы поэтические чтения впервые собирали толпы молодежи. Современница писала: «Увлечение поэзией стало знаменем времени. Стихами болели тогда люди, ни прежде, ни позже поэзией и вообще литературой особенно не интересовавшиеся. По всей Москве в учреждениях и конторах машинки были загружены до предела: все, кто мог, перепечатывал для себя и для друзей – стихи, стихи, стихи…». Именно в те годы «поэтическое зернышко», попав на благодатную почву в сердце будущего поэта, неожиданно дало пышный рост поэтическому дарованию Валерия Патрушева.

Сама атмосфера подъема того времени, юношеский энтузиазм и романтический настрой Валерия, позволили ему познакомиться с разными уголками Советского Союза и воочию убедиться в правильности слов популярной в то время песни: «Широка страна моя родная, много в ней лесов полей и рек, я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек…». Освоив несколько профессий, которые были интересны и увлекательны для него, работал в составе геологоразведочной экспедиции, с археологами. Такие поездки наполняли душу молодого человека новыми знаниями и яркими впечатлениями от множества встреч с прекрасными и интересными людьми. «Больше всего удивили и понравились Средняя Азия и Дальний Восток», – вспоминает Валерий Константинович.

Стихотворения поэта подкупают своей глубиной и доступностью изложения любой темы, позволяют открыть читателю суть происходящих событий в стране, в жизни людей, а самое важное – поэт, доверяет своим читателям. Такое открытие ошеломляет и позволяет биться читательскому сердцу в унисон с сердцем Мастера, создавшего то или иное стихотворение. Переживания, настроения, чувства поэта затрагивают те глубинные состояния читателя, о которых он и не подозревает. Но они открываются для него, соприкасаясь с волнующей темой в стихотворении и умением автора выражать свои мысли простыми и точными словами, тем самым объединяя в единое целое Поэта и Читателя. Именно поэтому у Валерия Патрушева за многие годы сформировалась многочисленная аудитория поклонников и благодарных почитателей его поэтического таланта.
В творчестве автора тема России – ключевая. Автор глубоко чувствует свою страну и очень ее любит. Ей он посвятил многие поэтические произведения: «Ну что ты снова пишешь о России…», «Я не искал страны иной…», «Верю!»... В стихотворении «Какие бы ветра нас не носили…» поэт признается своим читателям:

Весь этот край от радостей до боли
был принят мною сердцем и душой.

Но когда речь заходит о сегодняшнем дне, поэт выражает свои сильные по накалу чувства в стихе: «Россия моя, Россия – и боль моя, и любовь…!». Большая тревога звучит в его произведениях и за будущее России, например в стихотворениях «Нас – убивают», «Вновь беда в нашем доме убогом…», «Набат», «Мораль повывелась, наверно…», «Фрегат обманом заведен на мель…», «В какую пропасть катится наш мир…» и многих других, в которых поэт смело выражает свою жесткую позицию к действительности. Особое читательское внимание обращает работа «Монолог Хлопуши. XXI век», в котором поэт, через образ Хлопуши, сподвижника Емельяна Пугачёва – донского казака, предводителя Крестьянской войны 1773–1775 годов в России, героя поэмы С.А.Есенина, решительно и твердо выражает свое отношение к происходящему и взывает:

Где же тот, который наперекор всему
примет вызов осатаневшего века?
«Проведите, проведите меня к нему,
я хочу видеть этого человека».

Более подробно о прямолинейности и гражданской смелости поэта, а также о самобытности поэтического таланта говорилось в моей статье «О поэтическом творчестве Валерия Патрушева» (http://stixirus.ru/ocherk-o-poeticheskom-tvorchestve-valeriya-patrusheva).
Годы самоотверженного служения Музе Поэзии принесли В.Патрушеву не только искреннюю читательскую любовь и верных ценителей его дарования, что остается главной поддержкой и источником поэтического вдохновения для автора, но и принятие в члены Союза писателей России, подчеркивая высокий социальный статус признания его поэтического таланта. За последние годы подборки стихотворений поэта были напечатаны в журналах «Страна Озарение» (Новокузнецк), в котором Валерий Константинович является постоянным автором, в коллективных сборниках «От имени Любви», «Откровение», «Живая память», в литературных альманахах «Автограф» (Рязань) и «Легенс» (Санкт-Петербург), в поэтическом сборнике «Солнце нового дня» (Арзамас), в альманахах «Чувства без границ» (Москва), в изданиях Литературного клуба «Стихи.ру» (Москва), во втором и шестом томах поэтического альманаха «Золотая строфа-2009».

Многолетняя дружба с Издательским домом «Озарение» (г. Новокузнецк) и творческое сотрудничество с его главным редактором Ириной Малковой дали возможность Валерию Константиновичу выйти к своему читателю с печатным словом. В этом издательстве вышли авторские книги стихов поэта: «Неизбежность января» в 2009 году и «Такая разная жизнь» – в 2010. Вне всякого сомнения – выход в свет авторских поэтических книг является главным достижением и всеобщим признанием для поэта.

Сегодня Валерий Константинович Патрушев, имея надежный тыл – любимую жену, трех дочерей и внучку, продолжает успешно трудиться на творческой поэтической ниве, являясь Лауреатом конкурсов «Союзники», «Золотая строфа», «Национальное возрождение Руси». Обладатель серебряного (2012 г.) и золотого знаков конкурса «Золотое перо Руси» (2013 г.). Награжден дипломом им. А.Т.Твардовского и дипломом и орденом литературно-общественной премии С.А.Есенина «Золотая осень». И все-таки иногда взгрустнет поэт о прошедшем детстве, о пролетевшей юности, о распавшемся Советском Союзе, например стихотворение «Вагон» (2012) и конечно же, о личном «Извини, что я опять о личном…». Нет-нет, да и выльет свою грусть-печаль на тетрадный лист, как в стихотворении-ностальгии «В дороге», «Перебродилось и перемечталось…», «Много лет оставил за плечами…» и т.д.

Новая книга стихов – это всегда новая встреча с красотой поэтического слова Поэта и возможность по-новому осмыслить уже знакомые произведения. Это еще и вклад нашего современника в сокровищницу русской Литературы и послание в будущее. Это желанный подарок для всех любителей поэзии, особенно для ценителей уникального творчества Валерия Константиновича Патрушева.

Ноябрь. 2013 г.
irinamihaylovna Дата: Суббота, 04.02.2017, 19:18 | Сообщение # 9

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
ЕЛЕНА ХАНИНА: "СТИХИ, ПОДШИТЫЕ СЛЕЗОЙ..."

Поэты ходят пятками по лезвию ножа
и режут в кровь свои босые души.

Владимир Высоцкий


О том, что она родилась поэтом, Елена Ханина знала с детства. Не секрет, что в детстве каждый из нас пребывает в особом душевном состоянии – поэтическом восприятии жизни. Первые шаги по пути Поэзии хорошо описаны автором в рассказе-воспоминании «Мой роман с литературой», где во множестве автобиографических подробностей отражены и первые уроки разочарования в столкновении с непониманием и недоверием сначала учителей русского языка и литературы в школе, а дальше, уже во взрослой жизни, и уроки неискренности первых литературных редакторов. По словам поэтессы это был «не взаимный роман с русской словесностью», и все же, вопреки «страшной боли» от множества «непереносимых» обманов, Елена упорно продолжает следовать по пути своего предназначения.

Гораздо позже, уже имея несколько изданных авторских книг стихов, Елена поделится со своим читателем отзвуками этой детской боли в стихотворении «Мое представление о жизни в 10 лет – хочу стать поэтом». Вызывает интерес работа «Это было давненько», где в форме аллегории через «чуть заметную дверь» в Домском соборе, в которую «бездумно вошла» поэтесса, когда была маленькой девочкой, она неожиданно оказалась на доселе неведомом для нее пути поэзии. Следуя дальше по этому пути, поэтический талант Елены Ханиной с годами всё возрастал, набирал силу, радуя ценителей поэтического слова своей неподражаемостью и оригинальностью, даря на мгновение читательскому сердцу передышку в бесконечной суете.

Мое знакомство с поэзией Елены Ханиной началось с книг стихов «По кривым переулкам судьбы» и «Избранное». С обложки на меня смотрит красивая, залитая солнечными лучами, счастливо улыбающаяся, обаятельная женщина. Вся атмосфера, окружающая поэтессу, пронизана радостью её смеющихся глаз, теплом и умиротворением летнего дня, что настраивает на внутреннюю безмятежность. Это состояние длится ровно до того момента, пока я не прочитала строки первого открывшегося мне стихотворения из книги:

Море слов не спасёт,
Море слёз не спасёт,
И куда-то лавина упрямо несёт.

Раздвигают миры,
Раздувают моря,
Я живу словно настежь глаза отворя.

Ожиданье чудес,
Откровенье небес,
И отказ подчиниться судьбе наотрез…

Мощь и сила этих строк буквально перевернули в душе все мои состояния безмятежности, и открыли мне Елену Ханину, ту Ханину, которая смотрит на мир и на жизнь под совершенно неожиданным, собственным углом зрения поэта. Этот контраст внешнего восприятия и внутреннего содержания книги – ошеломил. Особый авторский почерк, ритмический рисунок стиха с оригинальным строем художественных средств и приёмов, явили ярко выраженную поэтическую индивидуальность автора.

В литературном творчестве Елены Ханиной поэзия и проза тесно переплетёны между собой.
Автобиографические рассказы, преломленные через призму сознания автора, притягивают, прежде всего, своей правдивостью и мельчайшими подробностями тех важных моментов жизни – «кривых переулков судьбы», которые оставили свой неизгладимый след в сердце Елены навсегда. Каждый такой рассказ – это срез своего времени, жизненного пути и своего, и своего рода, и своего поколения. Одним из примеров такого переплетения прозы и поэзии служит повествование «С памятью на «Вы», об истории семьи отца поэтессы, отраженной затем в пронзительном стихотворении «В жизни моей не случился дом…» и истории поиска могил своих родных, которые разбросаны по разным странам. «А по большому счёту и нету у них никаких могил», – с горечью признается поэтесса. Попытки отыскать эти могилы, предпринятые Еленой в семидесятые годы XX столетия, спустя многие годы, воплотились в стихотворение-посвящение «Моим родным, убиенным в 1941 году» и других произведениях автора – «Посвящается невинно убиенным», «Мне не выйти за рамки», «Не придет, даже позже, понимание сути».

Свойственная автору откровенность жизненных фактов, уходящая своими корнями в не придуманную действительность и эмоционально-образное их изложение, гармонично взаимодополняют друг друга, делая прозу и поэзию Елены Ханиной живой, подталкивая своего читателя к непростым размышлениям о судьбах людских. В работе «Мой народ» поэтесса рассказывает о своем народе, который «разбросан по планете, места нет, где нет его следов», продолжая эту тему в другой работе «Нам придется платить по счетам». Сквозь строки из стихотворения «Бар-мицва в Стамбуле» сочится неутихающая боль поэтессы за геноцид еврейского народа:

Двадцать первый век не сменил изгоев,
Остались костью в горле землян,
если не всех, то очень многих.

Тема терактов, военных действий и гибели мирного населения и отношение поэтессы к войне выражено в таких поэтических строках: «К этой боли нельзя прикоснуться. Сумрак входит в кричащие души…» из стиха «Жертве очередного теракта посвящается», неутихающая боль продолжает звучать в работах «Война», «Кто?», «Докричаться…», «Уход из поселений сектора Газа, 20.08.05», «Демократия», «Не приходится выбирать», «Бомба 6.08.2006» и другие.

Поэзия Елены Ханиной призвана не к тому, чтобы развлекать своего читателя, а наоборот, призывает к более осознанному восприятию событий окружающего мира, имеет ярко выраженную социальную направленность. Каждое последующее стихотворение со своим неординарным сюжетом и темой, волнующей автора, начинает волновать и читателя, действуя, на него, как жесткая перезагрузка, меняющая его изнутри после прочтения стиха, помогая расставить главные жизненные приоритеты, отчего, чувствуешь, что становишься другим, начинаешь ощущать, что и тебя как будто «куда-то лавина упрямо несёт» и хочется «жить словно настежь глаза отворя» и чувствуешь, что твой «отказ подчиниться судьбе наотрез» оправдан и у тебя есть на это силы. При этом открывается бездна, доселе неведомых жизненных смыслов. Стихотворные строки-штрихи, как карандашные наброски, создают яркий и рельефный автопортрет поэтессы, и все отчетливее сквозь штриховку проступает её внутренний мир – стремления, чувства, размышления, стойкость и сила зрелой личности – самостоятельность и независимость, отраженные в произведениях: «В чужой душе ищу крупицу света», «Звук-изгой», «Ты подожди меня, бессмертие», «Если даже прижизненной славы…», «Немного музыки, немного…», «Ответ оппонентам» и другие.

Внутреннее богатство души Елены и живое восприятие действительности позволяет ей импровизировать на любые темы внутренней и внешней жизни, как своей, так и чужой. Палитра тем, которые затрагиваются в стихах, многообразна и разнопланова, имеет широкий диапазон от потаённых переживаний и различных состояний души до внешних событий и наблюдений, которые произвели на нее впечатление. Именно поэтому поэзия Елены Ханиной, кроме того, что она биографична, она еще и остро-социальна – поэтесса смело обнажает и выносит на всеобщее обозрение неприглядную правду жизни современного мира «века нано, телефонов и тротила»:

Манишки, жемчуга и лососина,
Неряхи, грязь и запах керосина.
Все в этом мире, как в гремучей смеси…

Где, увы, привычно «надменность и пошлость раскрывают объятия лжи», отраженные в стихотворениях «День разбух от событий», «Век двадцать первый», «Толпа», «В каждом веке свои пророки», «Очередной взрыв. 09.10.2004» и другие. Форма подачи жизненного материала и самобытная ткань стиха настолько оригинальны, что не могут оставить равнодушным ни одно читательское сердце. Поэзия Елены Ханиной, без прикрас и ретуши, вскрывает гнойники и нарывы современного общества, в котором намечаются заметные тенденции изменения человеческой природы. Понимание того, что «дух разрушений груб и неистов вихрем врывается» в нашу жизнь, позволяет в дальнейшем не допустить, чтобы «люди сменили лица на рыла», осознавая, что такое падение нравственности может привести к катастрофе все общество. Начальные строки из стихотворения «Из воспоминаний киллера» ужасают степенью цинизма человека, избравшего себе такую профессию:

Какая невидаль – убийство!
Профессия других не хуже.
Уметь контрольный сделать выстрел
И вовремя прийти на ужин…

Поэтическое творчество Елены обращает на себя внимание индивидуальным мировосприятием, нестандартностью выражения своих чувств, мыслей, оказывая тем самым сильное впечатление на душу читателя. Одним из свойств поэзии Елены Ханиной является – протестность, своим поэтическим словом она умело выражает протест на равнодушие и беззакония, укоренившиеся в жизни общества. Для этого нужно обладать мужеством души. Автор не боится бросить вызов общественному мнению своим творчеством, например, в работе «Попугаи» она смело вопрошает многократно повторяющимся рефреном «да кто вы такие?», всех тех, кто «наделен невидимой властью» и «создателей мифов, способные жизнь разрушить невинных». В другом произведении «Сидела белая ворона…» метафорически отражена нелицеприятная черта современного общества – агрессивность и нетерпимость к мирному собрату, которого только по причине его внешней инаковости «приговорили к убиенью»:

Сидела белая ворона
У многих черных на виду.
Она не делала урона,
Ну, просто белая ворона…

Интересно то, что чем больше погружаешься в чтение стихотворений Елены Ханиной, тем сильнее они затягивают в необычный мир, созданный поэтическим словом поэтессы. Приходит понимание той миссии и того непосильного креста, который несет поэтесса по жизни, воистину, ступая «пятками по лезвию ножа», а её душа, «изрезанная в кровь» рождает вновь и вновь «стихи, подшитые слезой», способные очищать и трансформировать души людей на более высокий уровень сознания. Истина, что жизненный крест не по силам не дается, и давая крест, Бог дает и силы для его несения, подтверждается обилием стихотворных плодов Елены, несущей осмысление жизни каждому своему читателю. Дерево узнается по плодам. Контрастность поэтического творчества Елены Ханиной отображает суть характера автора – стихи и по-мужски сильные, логичные, прямолинейные, я бы сказала сильно концентрированные, и в то же время, они по-женски эмоциональны, чувственны и сентиментальны, в «них немерено открытий, слов любви». Особенно ярко внутренняя суть и естество поэтессы проявляется в стихотворении «У королевы сайта взгляд с грустинкой…». В первой части стихотворения по-женски, хрупкая, нежная и беззащитная королева, как воплощение женственности самой поэтессы, находит защиту себе и своим «очень, очень нежным стихам» в молитвенном призыве:

Господь, ты королеву сбереги.
Ты сбереги её от глаз недобрых,
От льстивых фраз про гениальность слов.
дай спрятать душу под щитом сарказма.
Укусы славы, как укусы кобры.
И если голос твой не в унисон,
Будь до конца собою в каждой фразе.

Эта часть стихотворения – основная. Последние две строки, выделенные мною жирным шрифтом, являются ключевыми, в которых сокрыто зерно, жизненное кредо поэтессы и ключ к пониманию всего ее поэтического творчества. Эта фраза, сильная по своему эмоциональному накалу, буквально взрывает изнутри и показывает твердость натуры и внутреннего стержня, который присущ сильным людям с волевым характером! Такие ярко выраженные черты поэтессы, как твердость и мягкость, мужественность и женственность, гармонично соединенные Божьим замыслом в личности Елены Ханиной, делают ее поэзию узнаваемой и запоминающейся своей харизматичностью. Да, в жизни важно быть до конца собою не только в каждой фразе, а и в деле, и в поступках. Эту истину Елена Ханина усвоила с детства. Бывает, что под грузом определенных жизненных обстоятельств, мы ломаемся, вынужденно уступаем, идём на поводу у кого-то или чего-то, «прогибаемся». Главное же во всем этом – не потерять себя, остаться самим собою, сохранить своё человеческое достоинство. И даже, когда в определенных жизненных ситуациях «качнется маятник удачи в другую сторону», поэтесса с присущей ей силой, способна вновь возрождаться из пепла.

Елена Ханина родилась в семье врачей в Комсомольске-на-Амуре в 1948 году. Отец – Ханин Вульф Ильич, ныне покойный, военный врач, воевал, закончил войну в Берлине. Его мать и сестры были убиты немцами в Белоруссии, а брат погиб в бою за Сталинград. Вся сознательная жизнь поэтессы связана городом Рига, куда отца Елены перевели на работу. Там она закончила школу и медицинский институт. Не секрет, что у каждого поколения свой язык, свой взгляд на мир, своя историческая судьба, которую Елена Ханина облекает в приемлемую для своего поколения поэтическую форму. Стихотворение «Мне уже не суметь примириться…» красноречиво характеризует пройденный путь своего поколения в советское время – его взлёты и падения, надежды и разочарования «пережили упадок и тление», всей своей жизнью отвергая и не соглашаясь с навешанными ярлыками «потерянное поколение» и «дети застоя». Первые, послевоенные годы поколения Елены Ханиной – годы восстановления и преодоления разрухи после окончания Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. наложили, вкупе с семейными традициями и жизненным укладом, свой отпечаток на образ мыслей, обостренное восприятие жизни и становление внутреннего мира поэтессы. От жизни на пределе человеческих сил и возможностей «поствоенное поколенье спасал сарказм». Наиболее полно и точно поэтесса отражает формирование у себя и своего поколения того особого восприятия мира и жизни в стихотворении «Хлестала жизнь кнутом по спинам».

На долю поколения Елены, сорокалетних, вступивших в пору зрелости, досталось быть свидетелем распада Советского Союза – когда, как по мановению волшебной палочки братские республики «разделились разом» и вмиг исчезло понятие советского народа «проснулись – нет советского народа». Канула в лету целая эпоха, вместившая в себя и восторги о жизни в стране «где так вольно дышит человек», и страшные годы репрессий, где в «исправительных» лагерях уничтожались и коверкались судьбы лучших представителей военных, ученых, священнослужителей, интеллигенции и культуры, где было к каждому «Клеймо приклеено: враги! И только ночь до полигона. Команда: «Пли! Стреляй по гаду!»… Страшна и атмосфера того времени, и бежит «холодок по коже» от привалившего вдруг «счастья»:

А счастье в чем, а счастье где?
Забрали поутру соседа,
И комната его пуста,
Кастрюля супа на плите.
Но грозен окрик людоеда:
«На все ль готов? Не слышу!» – «Да!»

Эти строки, от которых содрогается душа, из стихотворения «Страх. Как жили в двадцатые и тридцатые годы в России» – дань памяти и своим дедам, и прадедам, и всем поколениям людей, «на своей шкуре» испытавших все те нечеловеческие условия жизни того времени. Болезненная тема продолжает свое звучание в стихотворении «Посвящается режиссеру Аскольдову, создателю замечательного фильма – Комиссар». Тема страны, в которой прошло детство, юность и начала зрелости звучит в стихах «Что ты помнишь из детства?», родившееся после просмотра телевизионной передачи «Жди меня», «Проснулись – нет советского народа», «Советским поэтам посвящается», «Воспоминания о студенческих годах», «Над российской кручиной» и другие.

С 1989 года Елена Ханина живет и работает в Израиле по специальности врач-эндокринолог, кандидат наук, имеет врачебную практику, успешно продолжает заниматься творчеством, выпускает новые книги стихов, является членом Союза писателей Израиля. Внешняя жизнь удалась. Все хорошо!

Мы собирали чемоданы,
Мы уезжали навсегда.
Нас поманил маяк удачи,
И грузный, старый передатчик
Вещал, что можно жить иначе –
Америка, другие страны…
И мы ударились в бега.

пишет Елена в стихотворении «Где родина и где чужбина». А что же душа? В тот момент, когда казалось, что «все проблемы улажены» и даже удалось «блюдо счастья попробовать», оказалось – «несъедобно оно», делится своим открытием в работе «Замурованы заживо…». Стихотворение «Две правды» отражает душевные переживания и неожиданное «открытие, поразившее своей простотой», думаю, что это открытие, выражает состояние не только поэтессы, а и многих других соотечественников, оказавшихся волею судьбы на чужбине:

Душевный покой
Растворился, как сахар в чае.
Годами возводимое здание – рухнуло мгновенно.
Вернуться домой?
Но там каждая вещь огорчает.
А поиски истины обернулись поиском пены.

Своими размышлениями о жизни за границей и моментами прозрения Елена делится со своим читателем в поэтических работах, посвященных этой теме, где названия этих работ говорят сами за себя: «Из одной несвободы в другую», «Где родина и где чужбина», «Не распаковывая вещи, живу который год», «Зона», «Мы ударяемся в бега» и другие.

Много работ Елена посвятила животрепещущей для нее теме – поэзии. В этих работах автор раскрывает свое понимание и отношение к поэзии, к самому процессу стихосложения. «Поэт – совсем особенная птица, Ей человеком суждено родиться», – уточняет в стихотворении «У птицы два крыла». Поражает та степень открытости и доверия к своему читателю, выраженная в таких произведениях: «Стихи», «Отравившись коварными рифмами», «Праздник поэзии», «Мой процесс словотворчества», «Строки» и другие. Переживая разные душевные состояния творческого процесса, поэтесса доносит до своего читателя, что значит для неё, быть поэтом, показывает, что в момент творчества она не принадлежит сама себе, а является проводником творческого импульса. Поэтому, зная истинную тяжесть поэтического венца, Елену Ханину – зрелого, состоявшегося мастера, не может не волновать состояние дел в современной поэзии. «Двадцатый век, поэтами беременный, Разбух от их расхристанных стихов», – замечает автор в стихотворении «Поэты двадцатого века. На концерте Аллы Демидовой 10.2005». У поэтессы много работ на эту тему, в которых отражены не только ее отношение к поэтическому жанру, современным поэтам и поэтическим сайтам, но и обозначен круг проблем в этой области. Тот факт, что многие из современных поэтов до конца не осознают, что такое быть поэтом, не обладают огромным талантом и пишут непрофессионально, невозможно не признать. Ироничное отношение к графоманам выражено в стихотворении «Поэзия 21 века», где автор ужасается тому, что от миллионов произведений этой пишущей братии интернет буквально разбух:

Идут полками, раздвигая сумрак,
Проходят через каменные стены,
Вливаются в разбухший интернет.
А пишут что-то в кружевах, заумно,
И на волне словесной серой пены
Пытаются прорваться в высший свет…

Поэтесса называет конечную цель этих «полков», состоящих из горе-поэтов – не «чувства добрые лирой пробуждать», а «прорваться в высший свет», наивно вообразив, что попадание в «поэтическую богему» автоматически обеспечит им безбедное существование в постоянном «блистании» на литературных тусовках и сытых фуршетах. Продолжая тему графомании в поэзии, обращает на себя внимание стихотворение «У пьедестала толчея и давка…», где поэтесса, печально замечает:

Рябит в глазах от множества поэтов.
Их вирши не вмещают альманахи,
и на Пегасе нет свободных мест...

Разнообразные размышления о состоянии современной поэзии, волнующие Елену Ханину, отражены в таких произведениях, как «Поэзия не сладенький пирог», «Литературная тусовка», «Литературные штампы», «Поэтический сайт», «Русская словесность», «Богема» и другие.
Подводя итог этому небольшому и далеко не полному психологическому исследованию, понимаешь масштаб и глубину поэтического таланта Елены Ханиной. Творчество поэтессы – явление удивительное в мире поэзии и представляет громадный интерес и не только исследовательский. Каждое её произведение – это уникальный сплав мыслей и чувств поэтессы. В поэзии, как в зеркале отражается и сложность человеческой личности автора, и её многогранность, и её изменчивость, и одновременно её целостность. Слова французского писателя Андре Моруа (1885–1967) о том, что «личность и судьба человека (и судьба человечества) формируются в соответствии с его творческой волей, в соответствии с его состоянием духа» – прямо характеризуют личность Елены Ханиной и отражают суть её поэзии, которой доступны и «пропасти и высоты Духа». Стихи Елены Ханиной глубоко психологичны и глубоко духовны, ибо Дух творит себе формы.

5 марта 2016 год


Сообщение отредактировал irinamihaylovna - Суббота, 04.02.2017, 19:21
rigidLight Дата: Среда, 08.02.2017, 01:03 | Сообщение # 10

Демидов Антон Васильевич

rigidLight

Автор

  • Сообщений: 4

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Оригинальный взгляд. Стихотворения Патрушева красивы, а у Ханиной они, подчас, касаются наболевших тем.

Цитата irinamihaylovna ()
безбедное существование в постоянном «блистании» на литературных тусовках и сытых фуршетах

По-моему, это сегодня бич не только Интернета, и не только литературы. Лично мне довелось столкнуться с недостатком компетентности у специалистов из профессиональных областей, которые сильно разнились между собой.

Исследование, как я вижу, большое и ёмкое, но местами я заметил моменты, с которыми не могу однозначно согласиться. Например, упоминание о том, что каждый человек когда-либо переживал период поэтического творчества. Жизненный опыт подсказывает мне, что не каждый человек в своей жизни избыток творческой энергии направлял в поэтическом ключе. Некоторые люди на Земле живут, не зная поэзии - это, например, различные племена дикарей с островов Океании, или перуанских джунглей. Они тоже люди, но стихов и поэм не пишут, да и с письменностью знакомы не всегда, но это не исключает возможности их знакомства с романтикой.

В целом, нравится. Даже узнал кое-что новое.
irinamihaylovna Дата: Среда, 08.02.2017, 08:38 | Сообщение # 11

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
"И ЛОЖАТСЯ НА ЛИСТ СТИХИ..."

Яркой самобытной чертой поэтического творчества Олега Викторовича Попова является неиссякаемое жизнелюбие. В самом названии нового поэтического сборника «Я люблю тебя, жизнь!» сокрыты и радость, и движение, и наслаждение жизнью. Это даёт соответствующий настрой читателю на главную тему, звучащую почти в каждом стихотворении поэта – любовь к жизни. Такая любовь, словно горный родник, несёт отдохновение и прохладу ключевой воды, льющейся с избытком в сердца читателей, питает души людские чистотой, притягивает простотой и искренностью чувств. Своими стихотворениями поэт преподаёт всем нам открытые уроки жизнеутверждения, стойкости и бодрости духа. «Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе…, ибо от избытка сердца говорят уста его», – эти общеизвестные слова евангелиста Луки наиболее полно определяют качество и свойства поэзии Олега Попова. Доброе начало, заложенное в его человеческой природе, бескорыстие и человеколюбие являются отличительной особенностью поэзии Олега Викторовича. Любовь к общению со множеством людей, разноплановые знакомства как по характеру, так и по глубине, пробудили врождённое качество души поэта – вдохновенная жизнерадостность.

Автор щедро делится со своими читателями-друзьями, всем, что так дорого его сердцу: и «нарядной ёлкой – раз в году», и «весенним запахом сирени, цветущей яблоней в саду, парящим облачком без тени…», и «морскою вольною волной аквамаринового цвета». Художественные образы, запечатленные в этих стихотворных строках, живописуют в воображении читателя яркие картины, оказывая самое благоприятное воздействие на его психику. Увидеть, как «летом щедрая заря красит небо, красит море тёплым цветом янтаря…», ощутить в душе «весенний ветер свеж и чист, на небе – облака…», взглянуть по-новому на то, «как хороши кусты сирени», заметить, как «цветущих яблонь полутени ложатся мягко на цветы…» помогают поэтические полотна, написанные словом Олега Попова. Простой и открытый слог стиха, позволяет любоваться природой, привлекает и обращает читательское внимание на красоту окружающего мира. Искренность поэта передается и читателю, вдохновляя его красотами природы, вселяя в душу оптимизм и радость жизни:

Что может быть краше могучего дуба,
И ели мохнатой под снежною шубой,
И яблонь, цветущих весенней порою,
Берёз белоствольных с листвой молодою?
Любуюсь я клёном осенним, рябиной,
Красавицей трепетной юной осиной…

Любовь к жизни проявляется в стихотворениях автора, посвященных друзьям, родным, близким, природе родных мест. Именно они являются надежным средством и неистощимым источником его несгибаемого жизнелюбия. О своих друзьях поэт говорит, что они «надежнее любых страховок», подтверждая эту истину такими поэтическими строками: «когда б наверх один я шёл – то непременно бы расшибся!». Именно вера, надежда и любовь, живущая в сердце поэта, помогает осилить дорогу жизни, преодолевая крутые виражи и повороты, памятуя, что «человек состоит из себя, из друзей, усталых родителей, малых детей...»:

К друзьям ведёт дорога,
И пусть совсем седой,
Меня ещё так много,
Когда друзья со мной!

В своей работе, посвященной «Памяти Эдуарда Холодного», автор не только восхищается «звенящим словом без оков» ушедшего «поэта-целителя», но и открывает для себя средство «очищения от всякой скверны»:

Чтоб век прожить свой без грехов,
Под прозой жизни не сгибаться,
От всякой скверны очищаться
Я буду музыкой стихов –
Отнюдь, не баловня судьбы –
Но Божьей милостью Поэта!

Особенно остро переживает поэт потерю своих друзей, боль таких потерь выражены в пронзительных стихотворениях «Памяти Николая Бусленко», «Памяти Николая Скрёбова», с горечью осознавая, что «вряд ли сегодня тот мир понимает, как много с уходом поэта теряет». И всё же жизненный оптимизм поэта берет верх:

Для меня вопрос предельно ясен –
О потерях нечего грустить,
Мир наш удивительно прекрасен,
Этой жизнью стоит дорожить.

Один из секретов своего жизнелюбия поэт раскрывает в стихотворении «Будь старше ты или моложе…», делясь простым способом от «вселенской скуки», подсказывая стихотворной строкой, что «природа чутко исцеляет» и всего лишь «стоит выйти за порог – и захлестнет тебя восторг»! Восторг от встречи поэта с белкой, запечатленный в стихотворении «Самообслуживание» или история битвы птиц с кошкой, подбирающейся к гнезду с птенцом в стихотворении «Я видел сценку из окошка…» научает своего читателя любви ко всему живому. Другой секрет – в стихотворении «Не все деньки, увы, погожи…». Всем нам известна сила печали, уныния и тоски, способная превратить жизнь человека в ад. Стихи поэта помогают восстановлению жизненных сил и обращаясь к своему читателя, напоминает:

В тоске, печали мало проку,
Они лишь старят нас до сроку.
Ты мысль мою легко поймёшь:
Не унывай, пока живёшь!

Твердость и сила личности Олега Попова, помогающие ему всегда «оставаться на плаву», как яркий пример его жизнестойкости, отражены в стихотворении «Старый корабль». Здесь более рельефно выражена такая черта характера поэта, как умение брать ответственность за свою жизнь на себя – самому стоять у штурвала корабля своей жизни, наполняя ветром паруса. Уверенностью и радостью к жизни пронизаны строки поэта в стихотворении «Что было – то было, быльём поросло…»:

…Живу настоящим и счастлив я тем,
Что к жизни любовь потерял не совсем…
Мне радостно мир и себя познавать,
В случайных прохожих друзей узнавать.

Жить в настоящем – один из многих секретов Олега Попова, который помогает ему поддерживать радость жизни в своей душе и ощущать ее полноту.
А вот и ещё секрет жизнелюбия Олега Викторовича, который он открывает в стихотворении «Дуб в жизни повидал немало…», состоящий в том, чтобы вопреки всем преградам и несчастьям в жизни, своей настойчивостью, упрямством, своим неистощимым жизненным задором находить в себе силы и мудрость продолжать жить:

И пусть осталась половина,
Беда его не надломила.
Могучий дуб достойно жил
И радость жизни всем дарил!

Немало секретов жизнелюбия Олег Попов дарит своим читателям в разделе «Искорки». Они стоят того, чтобы прислушаться к ним, следуя своим путём и твердо осознавая, что «путь свой выбираем сами. За право быть самим собой незримый бой ведём годами».

По-военному – строгое, по-мужски – немногословное стихотворение «Вехи» притягивает внимание читателя и вызывает в его душе чувство глубокого уважения к жизненному пути, на котором Олег Викторович Попов «немалый опыт приобрёл, законы жизни постигая». В двенадцать поэтических строк автор сумел вместить всю свою непростую, богатую на события, жизнь. Поражает, вопреки краткости и лаконизму стихотворных строк, необъятность и глубина каждого слова, за которыми стоят основные этапы жизни поэта, где он был подвергнут испытаниям «в серьёзном, настоящем деле»:

Крым, Севастополь, присяга,
Степь, Казахстан, Целина,
Реактор, пожарных отвага –
Память событий полна…

Простое и эмоционально сдержанное стихотворение «Летний вечер в объятьях зари догорал…», поведавшее историю о мужестве постаревшего и ослепшего «ветерана, опалённого войной», вызывает в сердце читателя бурю чувств и переживаний, смешанных с почтительностью и преклонением перед стойкостью и силой духа «бывалого солдата», который «не хотел свою боль выставлять напоказ…».

Поэзия Олега Викторовича Попова – это целый мир красоты и доброты – «союз созвучий чувств и дум» – обладает притягательной силой, благодаря уникальному сплаву зрелости души автора и его бьющим через край жизнелюбием, вызывая горячий отклик в людских сердцах. Стихотворения Олега Викторовича, как живительная влага природных родников, помогают восстановлению жизненных сил, заряжают читателей доверительным отношением к миру и желанием жить. Надеюсь, что знакомство с новой книгой стихов «Я люблю тебя, жизнь» позволит читателю обновить свои чувства, позволяющие обрести вкус к жизни, возродит в нём новые силы и доброе отношение к миру. Известно, что каждая книга обладает своей энергетикой. У этой книги добрая энергетика. Пусть она стоит на книжной полке поближе к вам и наполняет ваш дом энергией добра и радостью жизни. Почаще открывайте эту книгу и, время от времени, перечитывайте полюбившиеся строки поэта, затронувшие ваше сердце.

18 мая 2015 г
irinamihaylovna Дата: Четверг, 09.02.2017, 20:47 | Сообщение # 12

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
"Я С ВЕТРОМ ОТПРАВЛЯЮ СВОЙ КОРАБЛЬ..."

Знакомство с поэзией Саши Вебер (Александры Цибизовой) дарит своему читателю ощущение внутренней наполненности красотой и нестандартностью поэтических образов, рожденных душой поэта и запечатлённых в каждом стихотворении. Стихи Саши Вебер пишутся сердцем, именно поэтому они обладают такой притягательностью и обаянием. Естественность выражения, искренность и чистота чувств автора делают любое стихотворение живым, дышащим, незаметно увлекающим своего читателя в глубину поэтического повествования. Улыбка трогает уголки губ, когда вместе с «босой певуньей» Сашей, «затерявшись в цветенье июня, в ароматах жасминовых дней» в стихотворении «Хмельной июнь», начинаешь видеть собственными глазами, как «на цыпочках…амфибрахий, лес вобрав…» устремился в тетрадь поэтессы. Это ли не чудо – талант автора создавать живые картины в воображении читателя?
Феномен поэтического слова Вебер выражается в своём, утончённом видении и понимании жизни, ощущении жизненных процессов, движений сердца и души. «Я знаю больше чем дано тебе, я вижу мир другим…», – приоткрывает свой секрет автор в одноименном стихотворении. Знакомясь с поэтическим творчеством поэтессы, ловлю себя на том, что наслаждаюсь глубиной строк, фраз, её смелостью и талантом. Она умеет выделить суть происходящего, «осознать и разглядеть простое» и передать это «простое» в слове.
Каждое стихотворение имеет свою мелодику, свою тональность. Минорные нотки, звучащие в стихе позволяют читателю побыть в состоянии одинокой грусти, светлой печали. Мажорные нотки и экспрессия в ритмах таких стихотворений, как «Танец», «Фламенко! Жаркие гитары…», «Ах, этот джаз» точно передают импровизационный шарм и обаяние каждого вида искусства, дарят читателю радость и движение жизни. Незамутненное, простое и чистое око души Саши Вебер чувствует красоту окружающего мира, природы и запечатлевает эти мгновения прекрасного в великолепных образах, которые надолго оставляют неповторимый след в душе читателя. Вот незабываемые строки из стихотворения «Севан»:

Севан горит, как голубой топаз,
В оправе горной, не скрывая свет
Задумчивых, озерных синих глаз.

Новые вдохновляющие состояния для творческого человека необходимы, как воздух, поэтому Саша любит путешествовать и по родному краю, и далеко за его пределами. Географию путешествий можно проследить по названиям стихотворений: «Воспоминания о Фиоленте», «Остров Кижи», «Агарцин», «Армения», «Яшмовый пляж» и другие. По признанию самой поэтессы, путешествия для неё это: «Стихи и природа. Созерцание. Новые страны, моря и океаны, города, – и далее, восторженно уточняет: – Как они важны для моих настроений! Ярчайшие впечатления, расширение кругозора, восторг. Четкая фотография в стихах, фотография в фокусе, напечатанная словами. Это стихи, переписанные с картины увиденного мною нового мира. Я очень люблю эти состояния, состояния радости и восторга от новизны впечатлений». Из своих путешествий Саша привозит для читателей стихи-подарки с частичкой неповторимости тех мест, где она побывала. Так, в стихотворении «Кивач» красота властного и безудержного «седовласого царя карельских сказок» водопада Кивач предстает во всей силе и мощи, раскрывая перед нами тайны, хранящиеся в гармонии камня и воды. Вобрав в себя всю красоту строк из стихотворения «На корабле в Индийском океане» ещё долго находишься под волшебным впечатлением от преображения корабля, плывущего по Индийскому океану в океан космический. В этот момент читательское сердце, благодаря эмоционально-образному языку автора, вмиг переносится на это судно и переживает нереальную реальность всего фантастического путешествия:

Внезапный ветер сдувает вечер прочь.
С последним облаком исчезло небо,
По млечному пути медлительно, лениво
К волне спускается царица-ночь.
Вода зеркалит звезды, вселенная везде,
Корабль плывет в космическом пространстве.

Несмотря на то, что поэтесса делает первые шаги по пути поэзии, шаги эти достаточно уверенные, позволяющие оценить богатство её внутреннего творческого потенциала. Стихам Саши Вебер присуще не по годам сильное духовное начало – «к глаголам правильным устремлена душа». Отсюда и глубина образов, от которых, порой, дух захватывает, вот один из них: «Я лицом к облакам легла, пуповиной земле служить» в стихотворении «Ты женой меня не зови…». Зрелость поэтического слова делает творчество молодой поэтессы особенным, запоминающимся, притягивающим читателей разной возрастной категории.
А как слагаются стихи? Вы задавались этим вопросом? В стихотворении «На завтрак, вместо молока…» автор приоткрывает одну из тайн рождения стихов:

В сиянии солнечной дали,
В небесном зареве горения,
Переполняло вдохновение,
Рождались новые стихи.

Тайна рождения стихов интересует многих, но открывается, на мой взгляд, она только избранным, достойным её тяжелого венца. И всё-таки так хочется прикоснуться к этой тайне. «Стихи для меня – это чувства. Чувствовать красоту. Испытывать её и переживать. Быть. Быть в любви и нелюбви, в возбуждении и покое, в радости и печали, – поведала поэтесса о процессе стихосложения: – Стихотворение всегда рождается от переживания или яркого впечатления. И уже в первой строке закладывается весь его смысл. Вся эмоция. Как художник или фотограф вбирает всю картину происходящего одним взглядом, так я обозначаю эту картину чувств в один миг. Этот миг я ощущаю кожей. И ощущение это заставляет меня остановиться и удержать время. Написать о нём».
Издавна поэзия является особым средством выражения своих мыслей, чувств и переживаний через слово. Тому, как автор излагает чувства своей души невозможно научиться, с этим нужно родиться. С древних времен замечено, что каждое слово имеет свою вибрацию, и даже мысль еще не выраженная в слове уже вибрирует в пространстве и способна вызывать резонанс в других людях. Талантливое поэтическое слово Саши Вебер, имеющее сильнейшие вибрации красоты, способно достигать сердца других людей, порождать множество мыслей и ассоциаций.
Практически каждое стихотворение Саши – это отдельная неповторимая история со своим сюжетом, главной мыслью, которая звучит и развивается в авторском слове на протяжении всего произведения. Мастерство композиционного построения позволяет отчетливо увидеть структуру произведения, взаимную соотнесённость всех его компонентов, объединенных в единое целое: захватывающее начало, раскрытие темы в середине выразительно-художественными средствами и мощное завершение всего стихотворения делает его цельным, законченным. Художественная образность первых строк из работы «Лета непогода» мгновенно завладевает вниманием и интересом читателя: «Ливни, ветра – лето, словно не в образе, слышен простуженный крик глухаря…», – так начинается стихотворение о лете в Карелии. Захватывающее начало, новые, свежие сравнения и эпитеты, от неизбитости и точности которых «мурашки бегут по телу», придают неизгладимое очарование всей работе. Благодаря великолепным авторским находкам: «лето не в образе», т.е. «ливни и ветра» не дают возможности лету «вжиться» в свою привычную роль теплого и солнечного; «простуженный крик глухаря» не только усиливают ощущение холодного лета, а еще и порождают в душе ряд ассоциаций: постоянный холодный дождь, намокшая от дождя птица, одиноко сидящая на ветке, ей некуда деться от дождя, и в итоге – она простудилась, оттого и голос стал сиплый, простуженный. Главную мысль холодного лета продолжают в середине стихотворения и такие, не менее сильные по выразительности, строки: «Лето на севере лишь в очертаниях, сочно-зелёные в нём холода…» или вот другая – «В небе свинцовом редкие лучики – ягоде алой прививка тепла…». Завершающая строфа, звучащая мощным заключительным аккордом, передает своеобразную прелесть скупого на тепло и ласку короткого лета в Карелии:

Радость печалится в роскоши зелени,
В запахах трав, в ароматах цветов.
Словно, случайное, лето в Карелии,
Вылилось дождиком пасмурных слов.

И опять сердце погружается в красоту созданных автором образов, не переставая восхищаться поэзией авторского слова, плавностью мелодии стиха, переживая при этом одновременно и радость, и грусть, оживших в душе картин. Пользуясь контрастными словосочетаниями, такими как «сочно-зелёные холода», «радость печалится в роскоши зелени», «случайное лето в Карелии вылилось дождиком пасмурных слов» автору удаётся наиболее полно донести до читателя особенности лета в Карелии и уникальность природы этого края.
Искусство образного выражения заложено в самом понятии поэзия. Завораживающие поэтические образы в каждом стихотворении, созданные Вебер, подчеркивают и формируют цельность всего произведения. Одухотворение сил природы авторским словом, способствует сближению человека с природой, высвечивает взаимосвязи единения в общей картине мироздания, сотворенной Богом. Высокохудожественные образы трогают душу, восхищают и открывают сердце красоте. На мгновенье представьте себе, как «на плечи оранжевый шарф накинут, заката покров», «небосвод упал на плечи уставшего от солнца дня», «рассвет, не восторжествовав, звон колокольный ожидает», «закат припудрил рыжей краской деревьев головной убор», «ветер снимет рыжее манто, сбросит золотистую вуаль», «грустный свет на лавочки-сиротки опрокинул жемчуг фонаря» и многие-многие другие. Душа восторгается красотой и образностью обычных предметов и явлений природы, которые Вебер органично вплетает в ткань каждого стихотворения. У поэта Травнiка есть такое выражение: «Поэзия – это сотканная речь». Саша Вебер от природы владеет тайной стихосложения, умело вплетая и соединяя разрозненные нити слов и строк в самобытные стихотворные полотна, каждое со своим неповторимым рисунком. Отсюда и уникальность образов, созданных поэтическим словом Саши, подтверждающая непреложность истины: без глубины собственной души поэта – настоящая поэзия невозможна.
Ярко выраженная харизматичность личности автора проявляется в каждом произведении, особенно это касается стихотворений, посвященных любви – и земной, и небесной. Любовь – это основная тема, звучащая на страницах её книги. Тема любви в поэзии – это вечная тема. Во все времена, влюблённые разных эпох, охваченные этим воистину окрыляющим и воодушевляющим чувством, именно в поэзии находили выход своим переполняющим душу состояниям. В лирических стихах Саши отражаются различные душевные переживания, как то – восторг любви и разочарования, радость встречи и горечь расставания, мучительное ожидание и ревность. Эти полярные чувства знакомы многим читателям, и каждый может найти в стихах поэтессы отзвуки собственных волнений, сомнений и надежд. Названия, состоящие из первой строчки, говорят сами за себя, и в большинстве своём эта первая «строка-мысль», в которой заложен весь смысл стихотворения, есть то главное, чем оно наполнено и на чём построен его сюжет и его развитие. Вся палитра чувств и переживаний, свойственная любви земной отражена в таких работах, как «Любовь моя не угасает…», «Я не знала слаще поцелуя…», «Я не помню, как всё начиналось…», «Что мне просить твоей любви, любить уставшей в одиночку…» и других. Эти произведения исполнены глубиной переживаний души и зрелостью выражения этих состояний автором. Средство, которым пользуется Саша в отображении человеческой любви в своих стихах, символично выражено одной строкой: «Мои строчки диктуют чувства, Дух мой спит, не его черёд».
Философская нотка, звучащая в отдельных работах любовной лирики, придает им не только неповторимый флёр глубины и очарования, но и раскрывает для читателя совершенно иной, высший – духовный уровень любви – любви безусловной, пронизывающей собой всё мироздание, способной сделать человека счастливым. В такой любви нет места эгоизму, она принимает другого человека, таким, какой он есть на самом деле со всеми его достоинствами и недостатками. В стихотворении «На завтрак, вместо молока…» обращают на себя внимание строки-откровения поэтессы:

…Вглубь проникая, в безупречность
Зари, мне открывалась вечность
И безусловная любовь…

Обращение к понятиям вечности, тишины, безусловной любви настраивает читателя на более высокий уровень восприятия тончайших вибраций души человеческой и способствует соединению духа человека с Духом Творца. Безусловная любовь доступна немногим, но стремиться к ней необходимо. Первые строки из небольшого стихотворения «Не напророчила себе…» врезаются в душу откровенностью осознания поэтессой своего жизненного пути:

Не напророчила себе,
Но с детства ведала и знала:
Свой ключик золотой к судьбе
Я не в земной любви искала.

В стихотворении «Путь» Саша Вебер расширяет и углубляет тему безусловной любви, одним из главных уроков которой является научиться человеку любви и милосердию. Как научиться отдавать частицу самих себя, жертвовать своим временем, своим вниманием, своей любовью, своими средствами – жертвовать всем, кто в этом нуждается, поэтесса открывает в следующих строках:

В своем сердце зажги огонь,
С теплым ветром его неси.
Оставляя повсюду свет,
Ты взамен ничего не жди,
И поймешь через много лет:
Отдавал – значит, ты любил…

Уроки эти трудны в усвоении, «может быть ещё сто начал,
возвращений, пристанищ сток», но каждому, кто решится идти по этому пути совершенствования и научится отдавать свет своей души, всего себя без остатка в служении ближнему, откроется в помощь Божия благодать и наградой будет обретение в своем сердце настоящей Любви – Божественной:

И божественным даром
Воплотится в тебе,
Вся любовь неземная,
Что прошла по земле.

Эта строфа из стихотворения «Восхождение» продолжает поэтическое размышление Саши Вебер на тему возрастания личности человека, избравшего духовный путь жизни, чтобы узреть в себе «восхождения свет». Произведение захватывает узнаваемостью тех изменений, которые претерпевает каждый человек, решившийся идти по этому пути развития в своей жизни. Умение передать точным и ёмким словом всю сложность метаморфоз, происходящих с личностью человека, в сочетании с простотой изложения, подчеркивает силу и незаурядность поэтического таланта Саши.
Обращает на себя внимание стихотворение «Любовь есть суть и истина святая…», где автор раскрывает тему Любви Божественной. Бог есть Любовь – это главная вероучительная истина в православии. Найти Любовь в этой жизни, равносильно обретению Бога в этой жизни. Для человека этот поиск должен стать истинным смыслом всего его существования. Благодатная сила любви способна защитить от треволнений жизни и сделать человека сильным, счастливым и неуязвимым:

…Любовь. В любви – судьбы неуязвимость.
Любовь – души священный оберег.
Любовь – ярчайшая невыразимость.
Мой вечный зов – Любовь. Ей мой обет!

В этом четверостишии поэтесса, по сути, делает свой жизненный выбор – жить по закону Любви. Глубина, сила и мощь стиха ошеломляют, будоража и восхищая мысль – откуда в этой молодой женщине столько мудрости и опыта души зрелого человека? И слышу ответ: «Дар Божий. Благословение небес».
В поэзии Саши Вебер неоднократно встречается слово тишина. Понятием тишины автор обозначает своё особое состояние души, в которое, ощущая «неосознанную близость тишины с безмолвием души», ей необходимо время от времени погружаться: «Тишина мне необходима не для того, чтобы писать, а для того, чтобы вбирать. В тишине я нуждаюсь, это – особенная потребность. Заметила, что мое состояние пустоты перекликается с желанием тишины. В тишине я редко пишу стихи. Но она дает всё, для рождения этих стихов позже. Как пустой сосуд, наполняюсь ею до краёв, и потом, через время, появляются строки. Тишина очищает от всего наносного и суетного. Оставляет мне меня настоящую. В ней я вызреваю до стройности камертона, улавливающего всю чистоту происходящего, и пишу, позднее, как можно тоньше и точнее, передавая чувства или картину настоящего». Продолжение размышлений о тишине отражается в такой строке: «В тишине рождаются эпохи и творятся новые миры…».
В стихотворениях «Моей земле», «Руси» Саша выражает глубочайшую любовь и преданность к своей Родине – России. Неподражаемые художественные образы и эпитеты, такие как «Колокольная Земля Русская! Моя звонница, моя званница. Мать и крестная, ты – союзница…», «Свет очей – голубень славянская, Васильковая синь везде…», «Ты ладонями исповедуешь Силу духа Святой земли…» производят мощное воздействие своей торжественностью и силой, закладывая в душу читателя патриотические чувства и семена беспредельной любви к России.
Настоящей жемчужиной в представленном собрании стихотворений является «Скрипичный гений». Точность передачи виртуозной игры скрипача в поэтическом слове – восхищает. Стихотворение буквально пропитано музыкальными терминами, органично вплетёнными в ткань стиха, что позволяет поэтессе в мельчайших подробностях передать гениально-возвышенное состояние самого скрипача во время исполнения:

Он перекрещивает взмахами смычка
Ту музыку, что сердце произносит:
Секунды плач он достает со дна,
А света у чистейшей квинты просит.

Вся строфа буквально соткана из бесподобных авторских находок – художественных, выразительных образов! В заключение этого произведения звучит тема преображения пространства потоком музыки и любви, размывающего все границы материального мира, открывая и для слушателей, и для самого скрипача созерцание Божественной выси:

Как гениально он выводит мысль,
Смычок, взбешенный струны обнажает.
Любовь и музыка! Божественную высь
Он в просветлённом зале созерцает!

Поэзия Саши Вебер – это настоящее открытие и приобретение для её любителей и ценителей. Символичным является то, что 2015 год объявлен в России Годом Литературы, и именно в этот год на поэтическом небосводе Вселенной взошла и засияла новая звезда по имени Саша Вебер. Выход первой книги стихотворений в свет – это знаменательный жизненный рубеж, радость и большая ответственность для каждого поэта. Талантливое владение словом, эмоциональная насыщенность и глубина выражения мысли поэтессы в стихотворениях имеет свой ярко выраженный авторский стиль и является главным и необходимым условием для успешного плавания по бескрайнему океану Поэзии. С таким багажом Саша сможет уверенно провести свой литературный корабль через неизбежные штормы и качку, опасные отмели и рифы, благополучно преодолевая любые препятствия и испытания. Бесценный опыт, приобретённый в этом жизненном путешествии, открывает перед поэтессой беспредельную перспективу совершенствования её мастерства. «Отправляя с ветром» корабль Саши Вебер «под парусником из цветов рассвета» пожелаем ему попутного ветра и счастливого плавания!

Ирина Михайловна Соловьёва
психолог, публицист

18 августа, 2015
Канун Преображения
irinamihaylovna Дата: Четверг, 16.02.2017, 09:24 | Сообщение # 13

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
ЭСТЕТИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА И КРИТЕРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КРАСОТЫ В XXI ВЕКЕ.

Сегодня косметология является неотъемлемой частью современной медицины. Это одно из самых быстро развивающихся и востребованных направлений, получивших название «эстетическая медицина». Основными целями современной эстетической медицины является с одной стороны, реабилитация серьезных хронических кожных заболеваний, реконструкция внешности человека после аварий и травм, ожоговых повреждений кожи, а с другой, устранение косметических дефектов возрастных изменений кожи ради внешнего продления молодости, акцентации сексуальности и т.п. Существующий на сегодняшний день арсенал методов, методик и программ, направленный на достижение этих целей весьма богат и достаточно широк.
В современном обществе внешняя красота человека, особенно женщины, застандартизирована и отражает принцип: «красивое – значит успешное». Застандартизированная внешняя красота становится не только показателем здоровья, но и своеобразной «визитной карточкой» успешности и в жизни, и в карьере, оказывает мощное психологическое воздействие и дающая уверенность в себе.

Но в понятие красоты человеческой входит не только внешняя красота, но и внутренняя. Гармония и соответствие между внутренним и внешним делает любого человека по-настоящему красивым. Невозможно назвать человека красивым, при всей внешней безупречности и ухоженности его лица и тела, если его сердце наполнено злобой, кипит страстями, негативными мыслями. Злой человек априори не может быть красивым, т.к. злость – это уродство души. Такая красота производит отталкивающее впечатление. Что традиционно понималось под внутренней красотой? Это и красота души, и красота поступка, и милосердное отношение к окружающим, и добрый взгляд, и трепетное отношение ко всему живому и сюда же относится внутреннее воспитание и культура. Аристотель полагал, что «красоту души не так-то легко охватить взором, как красоту тела». Каждый из нас не раз замечал, как преображается внешне, казалось бы, ничем не примечательный человек, когда через слова, через дела и поступки открывается его сердце, наполняя всё вокруг себя любовью, живущей в нём. «Красота душевная всегда цветет, никогда не увядает; она не боится никакой перемены, ни наступившая старость не наводит на неё морщин, ни приключившаяся болезнь не заставляет увядать, ни беспокойная забота не вредит, но она выше всего этого», – говорит о внутренней красоте души человека Святитель Иоанн Златоуст. Внутреннее состояние души всегда отражается на внешности человека и запечатлевается в его взгляде, мышцах, мимике. Для достижения внешней красоты лица важно научиться внутренней нравственной работе со своими мыслями, своими эмоциями, своими состояниями и отношениями к людям.

Современные «стандарты красоты» все более разрушают индивидуальную внешность и неповторимость человека. Массовое увлечение подправить и «улучшить» свои природные данные, обращаясь к возможностям эстетической медицины, сводит на нет уникальность и естественную красоту Богом данную каждому человеку. Нарастить ногти, увеличить грудь, накачать губы, неестественно удлинить ресницы, посетить студию загара – вот неполный набор современных средств по унификации внешности. В сентябре 2014 интернет буквально взорвался мультипликационной короткометражкой «Шокирующая анимация о современных стандартах красоты», созданных режиссерами Фредериком Доазан и Венди Рок, где зритель, кадр за кадром, может наблюдать, как современные стандарты красоты разрушают человеческое тело, Богом созданную красоту, попирая и нарушая основополагающий принцип Гиппократа – не навреди. И хотя принцип «не навреди» в косметологии возведен сегодня в наивысшую степень, все же риск, связанный с нарушением целостности тканей и введением в живые ткани человека чего-то инородного, всегда остается. Существуют и врачебные ошибки и, принимая это во внимание, специалист, решая определенную косметологическую задачу конкретного пациента, должен понимать, что чем сложнее область коррекции, тем больше с ней сопряжено рисков – сосудистых, нейропатий, неудовлетворительных коррекций, атрофии мышц и т.д. Поэтому, внимательное отношение к анамнезу пациента и более тщательный выбор безопасных препаратов и техник в решении конкретной эстетической проблемы пациента, помогает свести на нет вероятность существующих рисков.

Над проблемой «стандартов красоты» человека работает целая армия стилистов, модельеров, боди-арт салонов с тренажерными услугами для поддержания тела человека в идеальном состоянии, формируя зависимость от «инъекций красоты» эстетической медицины. В погоне за омоложением и бесконечными подтяжками лица, лицо постепенно превращается в неживую маску – неэмоциональную, бледную неподвижную, с полным отсутствием морщин и неестественно пухлыми губами. Любые злоупотребления косметологическими процедурами болезненно отражаются на внешности человека, превращая его, порой, в карикатуру на самого себя. Непродуманный, несбалансированный подход к питанию может привести к анорексии – нервно-психическому заболеванию, которое характеризуется искаженным восприятием своего тела, необоснованному страху ожирения и т.п.

Подводя итог, хочется верить, что основными критериями человеческой красоты в XXI веке останутся:
• гармония этического и эстетического в человеке, соответствие его внутренней и внешней красоте;
• сохранение ценности индивидуальной и естественной красоты;
• соблюдение принципа «не навреди»;
• здоровый образ жизни, включающий в себя правильное питание, физическую активность и качественный косметический уход.

Эстетическая косметология – это сообщество высокообразованных профессионалов в медицинской отрасли – людей неравнодушных, ищущих, обладающих не только высокотехнологичными знаниями, но и постоянно интересующихся новыми методами и методиками, научными исследованиями, стоящими за этими практиками и новыми препаратами, подкрепленные научными данными об их безопасности и эффективности. Постоянный обмен опытом и знаниями на профессиональных конференциях по эстетической медицине, на страницах профессиональных косметологических журналов, общение с опытными экспертами в области эстетической косметологии – все это позволяет оказывать качественные косметологические услуги, даря своим пациентам молодость, здоровье, красоту и уверенность в завтрашнем дне.

Соловьёва Ирина Михайловна
Декабрь. 2015 год
irinamihaylovna Дата: Четверг, 16.02.2017, 15:20 | Сообщение # 14

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
АФОРИСТИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО
ТЕРЕНТIЯ ТРАВНIКА.


«Самый короткий афоризм есть Слово»
Т.Травнiкъ


Открывая мир литературного творчества современного русского философа, поэта и публициста Терентия Травника, обращаешь внимание на глубину и афористичность авторской мысли. Окунаясь в эту глубину, с удивлением обнаруживаешь, с какой легкостью через афоризм автором доносятся до нашего сознания фундаментальные принципы устроения нашей жизни, отношения человека и мира через многообразные его проявления, отражая сиюминутную действительность и актуальность насущности тех проблем, которые волнуют человека в сегодняшнем дне.

Самые главные темы, которые отражает Травник в своих афоризмах – это тема жизни и тема человека – его душа, тело; его состояния и материальные устремления. Каждый афоризм автора дает иной взгляд, открывая разные грани жизни, отражающие и мудрость житейскую, и отношения человека с самим собой, и с другими людьми: «Глупец смотрит на мир, на мудрого – мир смотрит», «Добро не сеял в старости голодать», «Жизнь на потом не откладывается», «Жизнь разменял сперва на быт, потом – на бытовые склоки», «Заморские люди в Россию за душой приезжают», «Не учи, а научи», «Глаза смотрят, а видит душа» и многие, многие другие афоризмы на любые случаи жизни.

Афористический мир, созданный словом Травника уникален, в нем отражается во всех мелочах реальность нашего бытия и жизнь человека, поглощенного суетой, зарабатыванием денег и нацеленного на материальность нашей короткой жизни – «собиранием богатства на земле». Автор видит это явление гораздо глубже и через афоризм ведет своего читателя дальше, раскрывая перед ним оборотную сторону богатства, тем самым предупреждая, что «Богатство может переродиться в опухоль души» и «Богатство ускоряет смерть», а «Горе чует запах денег» и «Для беды деньги всегда пахнут». Это ли не серьезный повод задуматься. В других афоризмах автор показывает, какое влияние богатство может оказывать на душу: «Бедность души всегда растет, коль растет внешнее богатство» или «В деньгах душа оскудевает». В каждом афоризме Терентия всегда прочитывается и его отношение к тем вопросам и проблемам, с которыми сталкивается современный человек. «Богатый, да еще и жадный к тому же», – словно иронизирует автор, указывая как одно страстное желание души в человеке порождает другое, а корень у них один – сребролюбие. В другом афоризме автор тонко подмечает, что «Утонувшего в роскоши откачать труднее всего».

В чем особенность тем, которые поднимает Травник на страницах своих произведений? Ценным во всех размышлениях Травника является видение и называние им сути, причины того или иного явления жизни. Например, определяя суетливость, автор называет суть этого явления – «неполноту и невозможность», определяя бегство – «унижение себя», определяя такое качество души, как понимание – «приближение себя в другого» и т.д. Нестандартность образов и глубина размышлений в затронутом материале западают в душу и придают суждениям автора убедительность, доходчивость и запоминаемость. Он умеет видеть общую картину жизни, вычленять главное и оформлять это главное в виде афоризма. Например, «В школе жизни всегда пять классов: младенчество, отрочество, юность зрелость, старость». Всё верно, каждому возрасту свойственны свои уроки жизни: мы учимся ходить, говорить, любить, постигать законы жизни. И в каждом из этих «классов» есть свои задачи, наглядные пособия – жизненные ситуации, которые осваивает и решает человек. Никто не застрахован от ошибок, часто мы на своих же ошибках и учимся. Но Терентий нас ведет дальше нашего понимания жизни, он открывает нам еще одну жизненную правду: «В школе жизни последним экзаменом всегда раскаяние» и напоминает, что «Всякое раскаяние начинается с мук совести». С этим трудно поспорить и не согласиться, разве оглядываясь на свою жизнь и замечая себя в «делах постыдных, подлых, низких» не испытываем ли мы жгучее чувство вины, угрызения совести и приходящее вслед за ними чувство раскаивания за «бесцельно прожитые годы», растраченное здоровье, неблаговидные поступки? И несмотря на трудность этого экзамена, это большое благо для человека, что у него есть возможность сдать этот последний, главный экзамен, потому что перейдя черту невозврата из Времени в Вечность, возможность покаяния отнимется от души. Как напутствие воспринимается еще один афоризм Терентия: «Настрой ноту своего «я» по камертону совести и услышишь музыку сфер, и увидишь золото души, и познаешь вкус жизни».

Притягивает в афористическом творчестве Травника не только глубина и выразительность, но и постоянная новизна понятий, образов нашей повседневности, которые, преломляясь в его душе, по-новому раскрываются и в душе читателя. Афоризмы Т.Травника имеют удивительное свойство по-особому звучать знакомые явления жизни, отношения с окружающими людьми, с понятием времени и понятием Бога, да и сам смысл человеческого существования открывается по-новому, например: «Формы бытия высекаются секундой», «Хочешь отругать – начни с себя. До другого дело, глядишь, и не дойдёт», «Время всё делает на ходу», «Время течет, смоет и радость и страх», и другие.

Духовно-нравственная тематика является основной в размышлениях Т.Травника. В своих эссе автор поднимает вопросы, волнующие человечество во все времена от сотворения мира – это вопросы милосердия и справедливости, вопросы добра и зла, вопросы здоровья и болезни и так далее. Главным во всех размышлениях автора – это донесение до своего читателя, слушателя реальность существования духовных законов жизни. В ходе рассуждения автором на духовные темы в небольшом эссе, размышляя о причинах такого нередкого явления в нашей жизни, как осуждение ближнего, Травникъ постепенно подводит своего читателя к понятию человеческой справедливости, взращенной на жизненном опыте самого человека: «Справедливость есть весы, на одной чаше которых сам желающий правды, а на другой – все остальные». Отвечая на вопрос, «почему желание справедливости порождает случайные и невинные жертвы», Травник говорит о «неопытности человека в вопросах справедливости» и, развивая глубже свою мысль о справедливости, Терентию открывается закон Совести: «Закон Совести и есть закон Милосердия. Милосердие – есть форма Божественного суда». В этом афористическом высказывании автором называется причина вечной «борьбы за справедливость» человеком – это отсутствие милосердия и любви, нежелание смотреть в себя, а желание выделяться среди других и быть над ними. Через художественный образ весов, созданный Травником, достигается смысловое совершенство афоризма, что позволяет читателю по-новому открыть для себя понятия справедливости и божественного милосердия, в основе которого лежит божественная Любовь. Высказывает мысль о том, что «совесть и есть та самая тропинка, которая ведёт нас от справедливости к любви», автор обращает внимание на обязательное обращение к совести, которая соединяет воедино справедливость и любовь.

Форма эссе является излюбленной автором для выражения своей философской мысли. И это естественно, ведь «эссеистический стиль отличается образностью, афористичностью и установкой на разговорную интонацию и лексику, выражающий индивидуальные впечатления и соображения по конкретному поводу или вопросу и заведомо не претендующее на определяющую или исчерпывающую трактовку предмета. Он издревле формировался в сочинениях, где на первый план выступала личность автора…» . Именно этот жанр позволяет Т.Травнику делиться с читателями своими размышлениями на разные темы, волнующие самого автора. Этим глубоким размышлениям свойственна непринужденность и естественность, характерная для обычного человеческого общения. Нередко, читая эссе Травника, создается впечатление, что он обсуждает ту или иную тему, затронувшую его, именно с тобой. В ходе рассуждения ставя вопросы перед самим собой, он тем самым приглашает к раздумью и своего читателя. В своих работах Терентий поднимает вопросы воспитания и образования, самораскрытия и саморазвития, правильного отношения родителей к детям, раскрывает тайну времени созревания души нашей и еще много чего нужного и интересного для каждого, кто отважится «идти путем тесным и узким» в обретении себя настоящего.

Есть такое понятие – афористическое мышление, которое включает в себя умение воплощать результаты своих наблюдений в форме афоризма – краткой и оригинальной законченной мысли автора, лаконично выраженной в легко запоминающейся словесной форме. Такой тип мышления свойственен далеко не каждому автору. Афористическая мысль Т.Травника отличается не только меткой выразительностью и неожиданностью суждения, но и простотой подачи идеи, заложенной в афоризме, при этом раскрывающей глубину познания сути законов природы, бытия человека, тем самым оказывая мощное воздействие на сознание своего читателя оригинальностью формулировки своей мысли. Само понятие «афористическое мышление», подразумевает особый склад ума, состоящий из многих компонентов. Один из основных – творческое мышление в сочетании с логическим мышлением, высокая интеллектуальная составляющая, обязательный элемент эрудированности автора и его философский склад ума. Соотнесенность и взаимосвязь данных элементов афористического мышления, скрепляет между собой мастерское использование слова, которым Травникъ владеет практически в совершенстве. Афористическое слово Терентия объёмно и точно. От природы наделённый философским взглядом на жизнь, Т.Травник обладает удивительным даром создания такого художественного образа в афоризме, через который достигается и композиционное и смысловое совершенство выражения идеи, заложенной в конкретный афоризм. Поистине получаешь огромное интеллектуальное удовольствие и наслаждение при чтении афоризмов Терентия. Притягательность афоризмов от Травника для современников состоит не только в конкретной интеллектуальной задаче, которая даётся в афоризме автором, но и в том, что там же даётся намёк на решение этой задачи, задаётся вектор направления движения мысли, тем самым развивая и повышая интеллектуальную составляющую своего читателя. Например, афоризм «Безмолвия чудесная страна, где вызревает слово к человеку» вызывает не только наслаждение красотой этого афористического выражения, а побуждает естественное желание узнать, что это за страна такая и где она находится, указывая движение мысли читателя в определенном направлении – в глубь себя. Там находятся все ответы на любые вопросы, там происходит встреча человека с Богом. Или другой афоризм Терентия «До настоящей радости всю жизнь расти» уводит читательскую мысль, в сторону поиска ответов на вопросы: какую радость автор называет настоящей, откуда он знает о ней и т.д.

Существует мнение, что глубинные истоки афористического мышления необходимо искать в системе ценностных ориентаций человека, ведь в стремлении к тем или иным ценностям выражаются наши потребности, а мышление, как известно, начинается там, где есть потребность. Исследуя афористическое творчество Т.Травника, невольно обращаешь внимание, что его афоризмам свойственно не только воплощение результатов своих жизненных наблюдений, но и тесная связь с православными христианскими истинами. Наиболее заметно эта связь выражена в афоризмах о жизни, смерти, смысле жизни, любви, вечности, предназначении человека. Библейские истины и евангельские заповеди, вложенные в меткое, запоминающееся выражение автора, обретают новую форму и, затрагивая сердце читателя, приобретают особое звучание в его душе.

«Вера, надежда, любовь – есть аксиомы жизни», – кратко определяет Травник фундаментальные мировые ценности бытия человека, независимо от его вероисповедания. Автор обращает внимание своего читателя на то, что эти понятия аксиоматичны, т.е. не требуют доказательства, они являются базовыми, исходными положениями жизни, кроме того эти ценности лежат в основе любых других проявлений в реальности человека и мира. Также обращает на себя внимание и другая мысль Терентия о том, что все эти ценности даются каждому из нас в дар: «Любви научиться нельзя. Это дар. Ее только приумножить можно, как горсть зерен, коли посеять. Вера тоже дар, она умножается допущением. Надежда тоже дар, приумножается терпением. Ни любовь, ни вера, ни надежда не приходят, как только свыше – по подготовленности нашей к принятию оных. Мы все имеем, пусть малый, но задел каждой. Любовь сеяньем умножается. Дар – это только закваска, а дальше сей и отдавай этот дар и не оскудеет твоя любовь, но как зерно в колос взойдет, а там и нивой зазолотится. Любовь в душе не утаишь, ей приложение нужно – мир весь, как вере дела, а надежде обстоятельства».

Иоанн Кронштадтский определяет понятие веры, как ключ к сокровищнице Божией и «духовными устами» через которые потоком входит в человека Божественные источники. Иными словами, «чем с большей открытой сердечностью поверит человек Божиему всемогуществу, тем с большей щедростью раскрывается для человека Божие сердце». Любые сомнения или неверие сжимают духовные уста и замыкается доступ к сокровищнице Божией благодати. Афоризм Терентия «Где нет веры, там нет основ в любых твоих начинаниях и делах» имеет продолжение в строках его стихотворения: «Когда тебе не верят – плохо…». Без веры любые дела обречены на провал, человек сам перетягивает своим неверьем, по образному выражению автора, «на шее бант», душит на корню любые благие намерения и никакое «радение и отвага» не поможет ему «вылечиться от рока». Если идти еще глубже в этих рассуждениях и коснутся вопроса смысла жизни человеческой, то например, человек, не имеющий веры в Бога, лишается и понимания цели своей жизни, не имея ответа на этот и другие фундаментальные вопросы не только земной, имеющей краткий миг, но вечной жизни. Прав был Федор Михайлович Достоевский, высказав мысль о том, что «только с верой в свое бессмертие человек постигает всю разумную цель на земле». Терентий своими афоризмами призывает своего читателя вернуться к личной вере и библейским истинам.

«Сильнее всех побед – прощение» – этот афоризм Т.Травника, несет мощнейший энергетический посыл душе человеческой. Всего-то – четыре слова! Но какие! Стержнем являются слова «победа» и «прощение». О какой победе говорит Т.Травник? Значимость факта прощения очень велика и необходима для жизни любого человека. Прощение несет физическое и психологическое здоровье каждому из нас. Но простить другого – это очень нелегкий труд для души и достигается оно огромной внутренней работой. Иногда такая работа длится годами. Ведь одного желания простить недостаточно для реального прощения. Именно поэтому Т.Травник и говорит о прощении как самой сильной из побед над самим собой, над обидами, разрушающими душу и тело человека. Прощение врачует раны сердца, нанесенные обидой, и избавляет человека от страдания, от боли, разъедающей душу. В одном из своих стихотворений Т.Травник пишет:

Он был прощён. Исчезли боли.
Грех смыт – рассеян едкий дым.
Остаток дней провёл на воле –
На воле Божьей, стал – святым…

Он не заметил, как – случилось,
Как в сердце простота вошла,
Как стала лёгкой ношей милость –
Несенье тяжкого креста.

Прощение несет в себе сильный заряд преображения человека изнутри и имеет глубокие корни. В православной христианской традиции существует Прощеное воскресение – время покаяния и примирения друг с другом, несущее людям глубокую духовную истину, которая состоит в том, что наша душа способна на прощение и освобождение от тягостных чувств. «Обида, что забитый гвоздь, прощенье – вынутый руками», – художественный образ гвоздя, созданный Травником в этом афоризме, очень точно отображает суть явления обиды и прощения в жизни человека. Одним из корней слова «простить» является слово «просто». Когда мы прощаем, нам становится жить легко, просто и радостно, потому что «прощение одним – это всегда радость для обоих» констатирует автор в своем новом афоризме.

В состоянии же непрощения, обида как внутренний гвоздь, забитый в бессознательное, вынуждает человека находиться в состоянии некомфорта и постоянного внутреннего конфликта, вражды – самого с собой, с другими, с Богом. Как часто в жизни, мы не в силах простить нанесенную обиду, пытаемся забыть ее, загоняя внутрь себя, создавая «завалы» в своей жизни, отравляющие и нас самих и все вокруг, делая нас раздражительными, неуживчивыми, злобными и вместе с этим – глубоко страдающими, несчастными. Т.Травник предупреждает о таких состояниях своего читателя афористическим высказыванием: «Не создавай завалов в своей жизни. На их расчистку уйдет гораздо больше времени, чем на их создание». В психологии именно внутренние конфликты – неврозы, психозы, лежат в основе не только личностных проблем человека, но и неизлечимых болезней. «То, что нас обижает, оно и разрушает нас впоследствии. Нельзя держать в себе то, что при раздражении извне съест нас изнутри», – пишет Травник в «Cirqulleum» о непрощенных и непроработанных обидах.

Есть ещё одно свойство у афоризмов Травника – они побуждают задумываться и видеть бо́льшее в повседневных явлениях жизни, например таких, как смена дня и ночи, смена времён года. Мы привыкли к обыденности этих событий и воспринимаем эти явления, как естественный ход жизни. Но афоризм Травника «Вечность нас посещает не только два раза в году – весной и осенью, но и дважды за сутки – утром и вечером», действует, как неожиданный внутренний переворот, вспышка в осознании и понимании глубины привычных явлений жизни.

В привычной смене времен года и смене дня и ночи, автор сумел увидеть сам и показать каждому из нас возможность соприкоснуться с вечностью. Само понятие вечность больше ассоциируется с «миром иным»: жизнь вечная, вечная память, вечные муки, т.е. всё то, что ожидает человека по ту сторону жизни. Как же вечность может нас посещать в этой жизни? Всё становится на свои места, когда начинаешь, словно под другим углом смотреть на пробуждение природы весной после безжизненной зимы. В это время года набухают и лопаются почки на деревьях, жизнь начинает звенеть бурлящими потоками тающих снегов, наливаются соком жизни деревья и травы, раскрываются бутоны цветов, воздух наполняется щебетаньем птиц, а небо – бездонной синевой. Всё в природе напитывается жизнью.

Осенью же, наоборот, жизнь начинает замирать. Повсюду, даже в воздухе чувствуешь увядание, умирание. Природа плачет частыми дождями, капли дождя сбивают последние листья с деревьев, все замирает в ожидании зимы, когда холодом и белым саваном снегов укрывается земля. Точно так же утром мы, как и весной природа, пробуждаемся к новому дню, а вечером засыпаем, прожив целый день своей жизни. Ночь и зима – покой и умирание – это внешнее, видимое. А что происходит внутри? Это тайна. Вечность – это тайна, не раскрытая человеку, но доступная душе человека.

Вечность – это неуловимая субстанция – её нельзя увидеть, потрогать доступными для человека органами и определелить материальность этого понятия, но ее можно почувствовать и ощутить в определенные моменты. «Вечность не может быть зрима и постоянна. Всё, что зримо – не вечно», – рассуждает в «Cirqulleum» о вечности автор. Он очень тонко раскрывает это понятие, указывая на смену времён года и смену дня и ночи, как на время перехода, момент «склейки» разных состояний и жизни, и человека. Терентий часто говорит об осознанности жизни, момента:

На стыках секундных ищите ответы.
На стыках, где между «уже» и «ещё» –
Все тайные смыслы, энигмы, секреты
Ждут час, чтоб начать воплощенье своё.

На стыках дня с ночью и в пересеченьях
Всех минусов с плюсами, яви и сна –
Скрывается то, что здесь –
меньше мгновенья,
Но глубже, чем бездна его глубина.

На стыке, где знания не различимы,
А с первой строки говорит эпилог –
Хранятся для будущих следствий – причины,
Начало начал и итогов итог.

Это стихотворение – самое настоящее открытие, призывающее всех нас жить в состоянии осознанности. Осознанность пробуждает дремлющее сознание. Жить осознанно – это тотально проживать каждое мгновение жизни. Только тогда, как в замедленной пленке, можно увидеть моменты «стыков» и «переходов», в которых «скрывается то, что здесь – меньше мгновенья, но глубже, чем бездна его глубина» и «хранятся для будущих следствий – причины, начало начал и итогов итог». При дальнейшем углублении в осознанность может и появиться ощущение вечности.

Двигаясь дальше в своих размышлениях о вечности, начинаешь находить новые примеры таких переходов, ясно осознавая, что лето – это жизнь, день – это деятельность, движение, а зима – замирание жизни, ночь – время покоя для человека. Именно в момент перехода из одного состояния в другое, можно почувствовать вечность: «Вечность постигается в ощущениях», – продолжает свою мысль Травник. Утром, когда ты ещё не проснулся, но уже и не спишь или вечером, когда ты уже не бодрствуешь, но ещё и не спишь, в тишине, можно уловить дыхание вечности. Весной, слушая шорох лопающихся почек, а осенью шурша опавшей листвой под ногами, можно услышать голос вечности. Это как движение маятника, который раскачиваясь из стороны в сторону, от плюса к минусу, всегда стремится в нулевую точку покоя. Эта точка покоя и есть момент перехода в вечность, смена одного состояния другим: «Вечность – это переход. Она всегда неуловима».

Афоризмы Травника обладают огромной силой, заряжают энергией движения и поддерживают человека, несмотря на возникающие затруднения в любой жизненной ситуации. Мы иногда впадаем в эмоциональный ступор при сложной жизненной ситуации, обессиливая себя мрачными мыслями, а Т.Травник предлагает увидеть красоту даже в неприглядной картине, что дает человеку мощный стимул продолжить начатое дело, жить дальше, а не зацикливаться на негативе и впадать в депрессию. «Не в лужу наступил, а по следам дождя пошел», – вот реакция Травника на бесчисленные неприятные ситуации в которые вынужденно ставит нас жизнь, предлагая тем самым, условия для роста нашей души. Согласитесь, ведь, создавая позитивные намерения в своей душе, намного приятнее ощущать себя, идущим «по следам дождя», нежели бессильно стоящим в луже. При таком восприятии ситуации любое жизненное испытание преодолевается с минимальными энергетическими потерями и максимальной пользой для личностного роста.

Приведу еще один афоризм Терентия, помогающий преодолевать жизненные трудности: «Не важно, за что тебя гонят… важно, что время пришло уходить». Кто из нас не переживал сложные ситуации, связанные с потерей работы, особенно, в наше нестабильное время и известными трудностями в поисках новой работы. Этот афоризм Терентия помогает, что называется «удержаться» на плаву, переформатирует негативные мысли и даже в чем-то помогает удержать свою самооценку от падения. Терентий грамотно смещает акцент на то, что «пришло время уходить», что деятельность, которой человек до этого занимался больше не полезна для развития его души, а разъедающее душу самокопание «за что?» автоматически уходит на дальний план. Знаю некоторые такие случаи в жизни людей, когда этот афоризм буквально возрождал в них веру в себя и придавал им силу.

Обращают на себя внимание работы Терентия в басенном литературном жанре. Известно, что басни – это особый вид стихотворчества, где вывод – это соль всей басни, чаще запоминается в форме басенного афоризма. Например, работа «Басня» заканчивается таким напутственным выводом-афоризмом в узнаваемой «травниковской манере»:

Не разменяй жизнь на слова.
И, как душа роднится с телом,
Так слово пусть познает дело.

Работы Терентия в этом известном с древних времен жанре, соединяющим стихотворную форму сатирического содержания с нравоучительным выводом, моралью, представлены в книге «Басни» (2009), в нее вошли его ранние работы с 1986 года. Тонкая ирония и мягкая сатира, звучащая в этих баснях, не оставляет равнодушным ни одного читателя. Через иносказания и использование олицетворений, придающих человеческие качества животным (басня о дроздах, басня про барсука), растениям (здравствуй, дерево), вещественным предметам (бублик с дыркой, былинная лопата), Терентий в своих остро-социальных баснях протаскивает и выставляет на показ все морально-бытовые уродства времен «перестройки и ускорения». Да и в наши дни ситуации и эпизоды из жизни, зафиксированные в баснях Терентия, увы, узнаваемы.

Вся полнота афористического творчества Т.Травника представлена в уникальных книгах: «Письма тишины» (2005), «Cиrqulleum» (2007), «Graffoslove» (2007), «Встреча с Драконом» (2006), «Лучина» (1992-2009), «Пути-дороги» (2012) – книга авторских афоризмов, «Белая радуга» (2014), «Сорок девять табул» (2015), «Размышления на каждый день месяца» (2015), «Точка отсчета» (2017). В этих книгах собраны, кроме собственно афоризмов, авторские притчи, философские эссе, размышления, табулы о настоящем, о слове, о времени, о лжи, о лицемерии и многих других известных нам явлениях нашей жизни, приглашающие вместе с автором поразмышлять на предложенные им темы, расширяя наше понимание законов жизни и мироустроения. Готовятся к изданию книги философских размышлений Т.Травника «Больше всего на свете»», «Tabulas», «Записка из зала», которые принесут новые идеи и открытия для своих читателей в познании жизни.

В заключении приведу один забавный факт, озвученный Терентием: «Авторами афоризмов, известных нам со времён Гиппократа , который впервые ввел этот термин в заглавие своего Медицинского трактата, в подавляющем большинстве были и остаются мужчины». Интересная информация к размышлению, не правда ли? Сегодня афоризмы «от Травника», точно отражающие реалии современной жизни, пользуются неизменной популярностью, придавая любой речи или публикации своеобразный шарм интеллектуальности и эрудированности.

2012-2017 г


Сообщение отредактировал irinamihaylovna - Суббота, 29.04.2017, 13:19
irinamihaylovna Дата: Среда, 22.02.2017, 15:44 | Сообщение # 15

Ирина_Соловьёва

irinamihaylovna

Постоянные авторы

  • Сообщений: 27

Награды: 0 / Репутация: 0 /
СТИХАМИ ЛЕЧУ...

Поэт призван целить словом сердца и души людей. Все мы знаем, что слово способно влиять на состояние эмоций, психики и здоровья человека, определять причины его физических или социальных проблем. Каждая буква в слове имеет свою собственную и неповторимую линию начертания, свою лингвистическую ауру. Как целительный елей льются, подчас, поэтические строки, написанные искренно и пропитанные любовью. Выражая свои возвышенные чувства и переживания в стихотворении, поэтические строки затрагивают самые сокровенные струны души своего читателя, находят глубокий отзвук в его ищущем, сопереживающем сердце:

Стихи… Вдыхая их, очнётесь –
Любовь к Любви исполнит вас.
Так, многоточием вольётся
Душа в иной – чудесный сказ.

Поэзия Терентiя Травнiка, безусловно, психотерапевтична, она льет «масло на бурные воды душевного непокоя». Одни стихи утешают и окрыляют, заставляя быстрее биться наши сердца от радости и веры в справедливость и любовь окружающего мира. Другие – больно касаются незаживших ран на сердце от пережитых жизненных ситуаций, глубоко затронувших нас эмоционально. Читая стихотворение, «забытые» ситуации могут оживать в памяти ещё раз и неоднократно, в такие моменты мы вновь начинаем испытывать определённые чувства и эмоции, связанные с негативным событием и пережитыми когда-то чувствами. Именно в этот момент происходит эмоциональное отреагирование, которое и стимулирует катарсис нашей внутренней природы, высвобождая негативную энергию, скопленную нами и заблокированную в стрессовом состоянии.

О, Господи! Какая ж сила
Стихам дарована Тобой!

Часто, переживая в своей жизни проблемы, мы не торопимся говорить о своих переживаемых чувствах, тем самым, своеобразным образом, консервируя их в своей памяти. Уходя от них, мы пытаемся забыться новыми делами, встречами, впечатлениями, но душевная боль не исчезает, а лишь притупляется, «затихает» на время. И при малейшем удобном случае она обязательно напоминает о себе. Читая стихи, душа чутко улавливает «забытые» состояния, связанные с неприятными событиями и выводит их наружу, облегчая тем самым наше состояние. Часто при чтении поэтических строк Т.Травнiка слёзы невольно текут по щекам – это боль вытекает из вскрытого нарыва на душе, и очищается старая плохо залеченная рана. Само событие, как правило, не забывается, но эмоционально тревожить эта боль больше не будет, и ранка зарубцуется.

Благословенные стихи –
Души целительное чтенье!
Они приходят в утешенье
И окрыляют наши дни.
И ночи, полные смущенья,
Строфою лечатся, порой.

Поэт сравнивает себя с подорожником – исконно русским народным средством, знакомым всем нам с детства, который мы прикладывали к своим содранным коленкам и ранкам на теле:

Я почти подорожником стал.
Меня к ранам прикладывать стали.
Я стихами лечу вашу боль,
И рубцовлю на сердце печали.

Утоляя «жажду слова» своего читателя, Т.Травнiкъ «вёдрами» черпает лечебную «ключевую воду» из своего великодушного, щедрого сердца, ту самую «живительную» воду, «что лечит раны и смывает с душ усталость»:

Хочется писать и – много,
Просто… – вёдрами тягать
Из колодца сердца воду
И водою угощать
.
Хладной, чистой… стихословной,
Той водой, что точит горы,
Той водой, что лечит раны
И смывает с душ усталость.
Холит чаяний ростки
И врачует от тоски.

Как многоопытный «словоцелитель» Т.Травнiкъ рекомендует: «Читайте стихи, когда вам взгрустнётся», всегда имея с собой «за пазухой четвертинку» - четверостишие, лекарство – поэтический сборник в утешение своей грусти. При этом «прописывается» доза и метод применения этого лекарства: «Помалу, по стопке, читайте неспешно, по четверостишью, заев рукавом», а главное – «не сетуйте больше на мир, что он грешный, а лучше всплакните…». И так до самого конца: читать постранично – «пока не встретится вам незнакомка с косой».

Гипнотическая сила поэзии Т.Травнiка – «в ритме, в пульсации естества неведомого, с помощью которого воспринимающая душа читателя приобщается к изливающей душе поэта. Известно, что путем определённого расположения ритма, путем созвучия, рифмы, можно убаюкать наше сознание, привести его в состояние такого же равно-мерного движения, при котором душа читателя становится готовой к восприятию внушаемого воздействия поэтической строки. Внутренняя гармония, внутренние ритмы являют собой нечто самобытное, нечто инстинктивное. Многие мистические техники построены на эффекте сочетания ритма и повторения. Повторение одной и той же стимуляции, как это часто происходит в поэзии, приводит к особому состоянию сознания – гипнотическому и медитативному, особому состоянию покоя и «опустошенного сознания».
Одна из ипостасей поэтического произведения – скрытая суггестия – внушение, которая состоит в способности передавать то или иное состояние, захватывать творца и читателя эмоциями и раздумьями, вызывать в душах мощный эмоциональный отклик.

Поэзия Т.Травнiка способна вызывать в душах своих читателей глубокие эмоции, поднимая на поверхность сознания волнение, радость, тревогу, гнев, спокойствие, позволяя испытать при этом огромное чувство освобождения, что делает нашу жизнь осмысленнее, лучше и приятнее.

Из дневника поэта:

«Иногда мне было достаточно слова, одного слова, чтобы поправить ситуацию, чтобы радикально изменить ход происходящего. Сколько раз в своих путешествиях я замечал, что слово, сказанное с любовью, с верой, подтвержденное всей душою, а не брошенное вскользь слово-одобрение, нет, именно слово верное и своевременное творит чудо. Такое слово и вдохновляет, и исцеляет, и воскрешает, давая силы всему доброму и верному в человеке. Как мало мы еще знаем о слове, о Слове, о том, что, по сути и делает нас людьми. Я глубоко уверен, нет, я это просто знаю, что именно слову отвел Господь дело созидания нашей души, именно слово нас и создает для вечности, определяя наши дела и формируя наше естество. Как мы говорим, так и ложится сказанное в нашу душу. Все в нём – все в слове и врачевание, и наказание, и прощение наше».

Январь 2008 года


А чем являются стихи для самого поэта? Терентiй Травнiкъ – исследователь, путешественник своей жизни. Как творческая личность, поэт обладает тонкой психоэмоциональной внутренней организацией и восприимчивостью и, сталкиваясь с грубой действительностью окружающего мира, его проблемами, порой бессмысленностью и несправедливостью, переживает глубокие внутренние конфликты и страдания. Эти страдания, принося неимоверные мучения, достигают таких глубин в душе поэта, из которых поднимается «другая целительная сила» – творческий процесс стихосложения, «терзанья выливаются в строку», уводя его от мучительных переживаний:

Стихи – это боль, стихи – это боль-но,
Но, всё-таки, хочется их создавать.
Уйти от мучений и непроизвольно
В корзинку тетради швырять и швырять
Остатки набросков…

Стихи для поэта являются и лекарственным средством для ран сердца, облегчающие душевную боль. В стихотворении «…я глотаю стихотворное плацебо…» Т.Травнiкъ приоткрывает читателю тайну самоисцеления поэтическими строчками:

…я глотаю стихотворное плацебо…
Как спасают строчки от тоски,
От нехватки воздуха и неба,
От надежд, размытых, что в дали…

Запиваю рифмой сухость в горле,
По губам стекает влага слов –
Словно в масле, что-то в них прогоркло…
Но я смазываю горечью остов
И глотаю тишиной таблетки.

Эмоционально захватывает стихотворение «… я говорю стихами даже с болью», которое буквально «сшибает с ног» своей откровенностью, раскрывая анестезирующую силу стиха. В моменты, когда сердце поэта буквально разрывается и кричит от невыносимой боли, причиняемой «бесовским сбродом», облегчить эту острую боль помогает рифма, «вырванная живьём из стиха»:

Закину под язык живые зёрна
Растерзанного на куски стиха
И чувствую, как морфием бесслёзным
Спасая жизнь, в крови течёт строка.

Интересную мысль высказывает немецкий поэт Фридрих Геббель (1813 – 1863) о необходимости изложения на бумаге таких своих сильных чувств, переживаемых поэтом в минуты невыносимых душевных страданий. Эти чувства целиком могут захватить поэта, мучить его и даже угрожать уничтожить его. Ф.Геббель, переживая, нечто подобное в своей жизни, делится: «Если я не изложу сюжет на бумаге, я уверен, что он будет стоить мне жизни. Изображение убивает изображаемое, прежде всего у самого создателя, который топчет ногами то, что его мучило, а потом у того, кто вкушает произведение», и как будто в подтверждение его слов, поэт Травнiкъ пишет свои:

Я поршень двигаю, как в кубики играю,
За каждой буквой – облегченья вздох.
В который раз оно меня спасает –
Стихотворенье, сшибленное с ног.

Ф. Геббель также считал, что истинное поэтическое произведение можно написать только под мгновенным вдохновением, одним порывом. Эту же мысль продолжает Т.Травнiкъ в одном из своих писем: «Стихи только тогда СТИХИ, когда они не могут не написаться!!! И не важно о чем они, грамотны ли, образны ли. Ибо в них в этот момент есть самое главное – ПОСЛАНИЕ!», подчеркивая, что «невольные стихи – хранители поэтов». Изливая томительную тяжесть переживаемого горя на бумагу, поэт тем самым отделяет само горе от своей личности. Теперь оно не угрожает жизни поэта и с ним можно поговорить, можно попробовать договориться:

Научи меня, горе, писать
И стихами излечивать раны.
Чтоб летать над землёю, летать
Всем скорбящим, и сирым, и слабым.

Научи меня, горе, творить
Утешенье в мелодиях тихих,
Чтобы в сердце усладу родить
Потерявшимся здесь и безликим.

Так вот откуда эта способность Т.Травнiка исцелять стихами и свою душевную боль, и боль своего читателя, вот откуда он черпает эту целительную силу стихов. По сути – это разговор с самим собой, но не на уровне эмоций, а обращение к той глубинной части самого себя, которая знает все решения любых наших проблем. Процесс стихотворения для поэта является поистине могучей, живительной силой:

Когда печаль кривила душу,
И тело гнулось от тоски,
Наперекор моим «не нужно»,
В обличье верного слуги
Ко мне являлись вдруг стихи,
Строфой ложились на бумагу
И в этот миг я оживал.

А благодарная душа поэта при этом воспаряет к миру горнему, напитывается светом и любовью, неся сердцу поэта отдохновение и умиротворение: «О, сердцу милая строка, как миг блаженства ты приходишь». В одной из бесед, Т.Травнiкъ очень точно охарактеризовал взаимосвязь души поэта со стихами, которые рождаются в его сердце: «Стих, как клинический анализ. Как правило, любой, берущийся за строфу, выжимает из себя всю возможную полноту своей реальности, накопленную им в жизни, выжимает честно, а иначе нельзя. И дело даже не в мастерстве, это как раз, нарабатывается. Дело в некоем «объеме» души, ее возможности и развитости. Душа есть воплощенное слово, слово – ее плоть. СЛОВОМ – она и врачуется, и живет, и преображается – теперь я это точно знаю».

Я нахожу решенья –
В душе стихотворенья…
О, словоисцеленье!
Ты – путь мой. Путь и крест.

Поэтами не рождаются… «Поэт выращивается жизнью» – заметил Т.Травнiкъ в одном из своих стихотворений. Поэт не понаслышке знает, что

Не всем, кто рифмует по силам стихи,
Грызть камень не каждый возьмётся.
В поэзии – если четвёртый – убит,
А если второй – сам сопьётся.
Коснутся поэта хула с клеветой,
Его обрекут на изгнанье…

Да, много горьких уроков и испытаний выдержал поэт в жизни – «сквозь него идут провода, а по ним – электрический ток». Пройдя в жизни через непонимание и ревность, любовь и ненависть, терпеливо неся свой «тяжкий крест», схлестнувшись с целым миром в одиночном бою «он при-учен разбиваться об эти лбы и этот взгляд». Вот так «решает поэт в одиночку мироздания сложный урок», поэтому он предупреждает «тех, кто рифмует для фразы»:

Не лезьте в цеха, где строчки куются,
И в лирику льются, и плавятся в мат…

Т.Травнiкъ сравнивает поэта с землепашцем, которому под силу «пропахать под словеса всю сорняковость жизни нашей, всю – от начала до конца», и только «тогда, проделав долгий, опасный, одинокий, неимоверно сложный от мыслей к сердцу путь, рождается поэзия». Поэзия… – это очень непростое ремесло. В одной из встреч с Т.Травнiкомъ, когда речь зашла о поэзии, он заметил: «Иногда я считаю себя Ван Гогом в поэзии. Нас объединяет непреодолимая тяга, только его к цвету, а меня – к слову. Ежедневность труда и фантастическое упорство, а не образование – сделали его художником, а меня… поэтом. Я просто намывал это золото, как раб, каторжанин, старатель, но… мог бы и ошибиться и тогда… В этом и есть промысел». Как пахарь и бондарь в одном лице, в поте лица обрабатывает землю, выращивая хлеб, и гнёт доски, де-лая бочки, так и Т.Травнiкъ, «вкалывая» на поэтической ниве, взращивает свои стихотворения в мир зримого и осознанного, переводя неявное, незримое на язык осознанности:

Плужарю, бороню и сею
Как бондарь доски гну рукой,
Гнуть строчки обручем посмел я
Своею рифмой травяной.

Врезался лемех в ударенья,
Ложились строки на отвал.
Вот так свои стихотворенья
Я земледельем создавал.

Поэт умело пользуется игрой слов, создавая свои стихотворения, и называет себя «плотником строчечной доски», акцентируя внимание читателя на том, что «поэт не должен быть типичным»:

А я пишу стихи из плоти,
Я – плотник строчечной доски.
Так режьте строки и найдете,
Стих разорвите на куски.

Я стану кусковым, кирпичным
И многослойным, как сюжет.
Поэт не должен быть типичным,
Типичный – значит, не поэт.

Читаю и перечитываю Травнiка, понимаю: так надо для поэта – для глубокого поэта. И он опять отвечает мне, отвечает каждой своей строкой, каждым словом говорит со мной: «Пишу стихи, как хлеб ломаю над белой скатертью листа», потому что «дюже голоден до слова» и «чтоб жажду слова утолить» пишет стихи, которые необходимы поэту, и я понимаю поэта, потому что для него писать стихи – это значит – «сродни глаголу «быть».

Из книги И.М.Соловьёвой "Поэзия одной строки". 2012
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Соловьёва Ирина Михайловна (О творчестве современных поэтов.)
Страница 1 из 11
Поиск: