Я знаю, город будет!

Курс на 400! Наш родной город Новокузнецк семимильными шагами шагает навстречу своему грандиозному ю...

Неделя поэзии

МЕРОПРИЯТИЯ ПО ПИАРУ ВАШИХ СБОРНИКОВ СТИХОТВОРЕНИЙ.

BabyBook

Книга с рисунками Вашего ребенка.

Страница 1 из 11
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Разумов Антон Андреевич (19 лет Омск)
Разумов Антон Андреевич
ToniinoT Дата: Суббота, 12.08.2017, 12:31 | Сообщение # 1

Антон Разумов

ToniinoT

Постоянные авторы

  • Сообщений: 10

Награды: 0 / Репутация: 0 /
У любви четыре цвета

Я проживала тогда в ***и. В городе ***к, в доме на одной из центральных улиц. Мне было девятнадцать лет. Молодая, активная студентка второго курса, всегда улыбалась, всегда с друзьями.

Когда это случилось, были первые дни лета. Шёл дождь. У меня закончились лекции, и я пошла домой. Вскоре дождик перерос в ливень. Зонт сломало ветром и вот я мокрая, дрожащая ищу укрытие от этой стихии. На глаза мне попалась автобусная остановка. Там я нашла его. Он лежал на скамейке мокрый растрепанный, рукав пиджака был слегка оторван, а кончик галстука плавал в луже.

- Вы в порядке? – спросила я, но ответа не было – Вы в порядке?! – почти крича, повторила я. Он молчал. Тогда мне пришлось его потрясти. Ни какой реакции не было. Попыталась найти у бедолаги пульс, он еле прощупывался. Не знаю, что на меня нашло, но я взвалила его на спину и потащила домой. Ливень, еле дышащий мужик на спине… как я в это вляпалась, думала я тогда.

Придя домой, я раздела незнакомца, высушила вещи и свои, и его, вскипятила чайник, приняла душ. На лице мужчины засияла лёгкая улыбка, когда он оказался под тёплым одеялом. Спал он три часа. Когда моя находка проснулась я сидела на кресле возле него и дремала. Разбудил меня скрип кровати.

- О, извините, не хотел вас будить. – начал он. Голос показался мне тогда нежным и ласковым – Это вы спасли меня?

- Да, я. Кто вы? Как попали в такое положение?

- Я учитель. Родился и вырос здесь. После окончания университета уехал работать в Европу. Меня Владимиром зовут. А вас?

- Вероника. Как вы оказались под дождём?

- Это не важно. Я благодарен вам за своё спасенье. И чтобы отблагодарить вас я скажу вам кое-что, - он встал, подошёл к окну – у любви четыре цвета.

Я удивилась, услышав это. Да что удивилась, я была возмущена! Он отдёрнул шторы, и я увидела зелёный клён, который больше не застилала водяная завеса. Каждый его лист сиял на солнце.

- Первый цвет любви зелёный. – когда он это сказал на мгновенье мне показалось, что его взгляд остановил дождь и именно его взгляд заставлял сиять каждую каплю.

За чаем, он рассказал мне свою историю: приехал он на похороны своего отца, по дороге домой ему стало плохо и пришлось скрываться от дождя под крышей автобусной остановки. Работал он тогда в *** учителем философии. Я предложила ему переночевать у меня, он остался, так как на самом деле идти было не куда.

На следующий день я повела его на экскурсию по городу. Те последние дни были особенно тёплыми. К вечеру мы вышли к набережной. Алый закат отражался в реке, над которой летали стайки чаек. Мы стояли и смотрели вдаль.

- Я уеду на следующей неделе, – от этих слов мне стало холодно – но мы ещё встретимся. – стальная улыбка внушила мне уверенность.

Вскоре он уехал. Моя квартира сразу опустела, я не могла найти себе места, перестала общаться с друзьями. Прошло лето, началась осень. Две недели шли дожди. Я перестала радоваться жизни, всё напоминало о нём: остановка, дождь, квартира, город.

В один из дождливых дней в дверь постучали. Радости моей не было предела до тех пор, пока я не открыла гостю. Это был курьер. Он передал мне букет жёлтых листьев, к которому прилагалась записка: « второй цвет любви – жёлтый». Всё во мне заиграло, я знала, что скоро он приедет. Снова я радовалась жизни, даже дождь, что до недавнего времени вгонял меня в депрессию, заставлял меня радоваться. Проходили дни, недели, но Владимир так и не приехал. Надежда угасала с каждым днём. Сентябрь прошёл в ожиданиях. Беспокойство овладело моими мыслями. Я оправдывала его, злилась, плакала. Это был самый долгий месяц в моей жизни.

Осень закончилась также внезапно, как и началась. С началом зимы я решила начать новую жизнь, забыть тот день, спасённого незнакомца и время, проведённое с ним. Вновь начала учиться, общаться с друзьями. На Новый Год решили поехать на базу отдыха лыжи, снег, веселье, снежки, шашлыки. Семестр закончила на отлично, радовалась как дитя. Собрала вещи, заперла квартиру и глубоко вздохнув, уехала. Три дня и три ночи мы провели вне дома. Я потихоньку начала забывать историю с Владимиром. Где-то в глубине души я жалела об этом, о том, что больше мы никогда не увидимся.

Как я ошибалась! По возвращении домой меня ждал сюрприз. Он сидел под дверью, ждал.

- Я уже начал думать, что ты не придёшь, прекрасно выглядишь. – его улыбка снова зажгла во мне огонь. Время будто замерло. – Как лыжи?

- Прекрасно. – ответила краснощёкая, в синем лыжном комбинезоне, с парой лыж в руках студентка – Ты зайдёшь?

- Конечно. – Он слегка коснулся моих волос, затем меня. После этого я плохо помню, что произошло, да и вы слишком маленькие, чтобы знать такое.

В этот раз Владимир остался на несколько недель. Мы жили как небольшая семья. Вечером любили сидеть возле окна и смотреть на звёзды. В один из таких вечеров он сказал мне, что пора расстаться вновь. Через два дня у него был билет на самолёт. Опять над душой нависла туча.

Настал день расставания. Мы стояли у трапа самолёта, когда он сказал: «третий цвет…». «Белый» - прервала его я. Улыбка вновь проскользнула по его лицу.

Яркий солнечный луч прокатился по крылу белоснежного самолёта, и его блики слились с бликами моих слёз. Я была полна надежд.

Зима закончилась. Растаял снег. Начали распускаться листья, возвращаться птицы. Каждый день я ждала его возвращения. Мчалась домой, надеясь застать его под дверью. Но закончился март, апрель, а вестей от Владимира нет. День тянулся за днём. Каждый день я сидела в кресле и смотрела на голубое небо.

«Голубой – последний цвет…». В дверь постучали. На пороге стоял молодой человек в костюме.

- Вероника?

- Да.

- Собирайтесь.

Я быстро собралась и вместе с гостем отправилась в неизвестность. Самолет, на котором мы летели, приземлился в Германии, в небольшом городке ***. Спутник вывел меня из города. Шли мы около часа. Остановились у высокого дуба. Молодой человек поклонился и ушёл. Под деревом был захоронен человек.

Я не смотрела на надгробие, я знала, кто там лежит. Я стояла, ждала чего-то. В этот день я не пролила ни слезинки.
Зелёная крона дуба сливалась с голубым небом, а белое надгробие украшали жёлтые цветы.

«У любви четыре цвета» - подумала я и почувствовала, что он улыбается мне. «Прощай» - было последнее слово, которое я адресовала ему.

Следующей осенью родилась ваша мама. Вот и вся история.

- Бабушка, а дедушка на небе?

- На небе.

- Она смотрит на нас?

- Конечно, смотрит.

Кто-то постучал в дверь.

- Мама, мама! – закричала девочка и выбежала из комнаты.

- Пойдёмте бабушка.

Меня вывезли в сад, в котором собрались все мои друзья и родственники.

«Жаль, что тебя нет… хотя ты всегда рядом, верно?»

Вдалеке виднелась зелёная крона дуба, голубое небо, по которому плыли облака, жёлтые цветы и белое надгробие.


SarSas
ToniinoT Дата: Суббота, 12.08.2017, 12:32 | Сообщение # 2

Антон Разумов

ToniinoT

Постоянные авторы

  • Сообщений: 10

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Один день из жизни планктона

Опять утро. Опять утро. Снова на работу. Гадство! Ладно, надо вставать. Дома дубаг.

Так начинается каждый мой будний день. Сейчас зима. Вставать ужас как неохота, а надо. Быстро приготовленный завтрак утоляет голод. Покормил кота, оделся, на работу.

Работаю я в одной из «лучших» кампаний. Наш девиз: «Всё лучшее людям»! Суки! Продают никому ненужную херь: чайники, пылесосы, лекарства, автомобили. Не хочу я знать кто, как и где производит нашу продукцию! Но до тех пор пока мне платят.

Автобус как всегда полон. Столько потных, сонных людей едут в свои «лучшие» кампании. Тошнит от такого количества людей! Но поездка оказалась удачной: за проезд не заплатил, в пробках не стоял. Чудо!

Пришёл раньше всех… ан нет. Шеф уже на работе, ебёт свою секретаршу. Хотя, кто её только не трахал?! Шлюха, хорошо, что хоть денег не берёт.

Начался рабочий день. Все копошатся, разгребают бумажки, печатают километры текста, звонят «клиентам». Я составляю отчёт. Четвёртый за месяц, четвёртый! Продажи растут, прибыль растёт, всё хорошо. А зарплата падает! Тринадцать ноль семь. Задание выполнено. Отчёт отнёс начальнику, а сам пошёл на обед. Пообедал. В офисе пусто. Пятнадцать ноль три. Ску-учно-о!

В социальных сетях пусто. Всё как обычно: тупые шутки, обнажёнка, пушки, тачки, конкурсы, iPad за репост. Скука.

Пошёл в туалет. Опять Маша и Жека ебутся в последней кабинке. Надо завести девушку. Может Вера из отдела кадров? Хорошенькая, не замужем, на последнем корпоративе с ней зажгли. Или Света? Нет, страшная. Лучше Вера. Завтра приглашу её в кино.

Шефу понравился мой отчёт, пригласил в субботу на охоту. Да! Наконец этот старый хмырь меня заметил! Сегодня мой день!

Семь часов. Пора домой. Пустой автобус довёз усталое тело до родной остановки. Подъезд, кажется, манит меня, а тёплая кровать сейчас почти святыня. Зашёл в подъезд. Темно. Первый этаж, второй, третий. Вот она, дверь моей квартиры! Хм… почему она открыта? Темно… холодно… кот лежит посреди коридора.
«Хлопок»


SarSas
ToniinoT Дата: Суббота, 12.08.2017, 12:38 | Сообщение # 3

Антон Разумов

ToniinoT

Постоянные авторы

  • Сообщений: 10

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Утопия в хрустальном шаре или Рай в спичечном коробке

Был прекрасный тёплый июльский денёк, и мы с женой как обычно прогуливались по городу. Когда гул машин и люди надоели, наша чета направилась к дому. Шли привычным путём – дворами и в одном из них я увидел двух детей: мальчика, который держал в руках что-то похожее на шар со снегом и девочку со сжатыми кулачками. Я попросил жену подойти к ним. Дети о чём-то спорили, но заметив наше приближение, вдруг стихли и спрятали то, что мне тогда было неведомо за своими спинами.

- Вам чего, дяденька? – спросил мальчик (лет шесть на вид, в красной рубашке, бежевых брюках на подтяжках, кстати говоря, правая коленка была плохо заштопана, заплатка почти оторвалась, чёрных сланцах и ярко рыжими волосами)

- Мы с моей женой просто шли мимо, и тут я увидел, что вы о чём-то спорите. Расскажите? Мне любопытно!

- Дяденька, - девочка подёргала меня за рукав (она была чуть младше парнишки, в зелёном, ярко зелёном платье в жёлтый горошек, на маленьких ножках красовались синенькие туфельки, в русые волосы умело, вплетена лента в тон гороха) – вы очень сталый?

- Ну-у, не сказать, чтобы очень, но знаю и видел поболе некоторых стариков!
- Ой, как хорошо! – девочка запрыгала и похлопала в ладоши. На землю упал небольшой спичечный коробок.

- Это твой?

- Ой! Плостите, плостите пожалуйста, я нечаянно!

Мы с женой переглянулись и от недоумения пожали плечами.

- Так о чём вы хотели спросить?

- Видите ли, дядечка, у меня в колобке… - девочка посмотрела по сторонам и шёпотом сказала – Лай. А у Васи в шале какая-то Упопия!

- Утопия – поправил её парень – и она лучше, чем твой Рай.

- Так, так, так давайте по порядку. Коробок я вижу, а что за шар? – мальчик показал шар, что всё это время был у него за спиной, весь матовый. Внутри, казалось, что-то есть, но разглядеть не удалось. – Ага, красивый шар! И в чём проблема?

Девочка топнула ногой и с важным видом начала говорить – Понимаете, я увелена, что мой Лай самое плекласное место на Земле, а Вася думает, что лучше его Утопии ничего не может быть!

- Я не был ни в Раю, ни в Утопии может, расскажите о них? С кого начнём?

- С Ани – буркнул Вася.

- Какой джентльмен – прошептала мне жена на ухо – А у девчонки характер что надо! Пробивная!

- Да-а, забавные детишки!

- Кхе-кхе, ну так вот, в Лаю всем холошо, все всем довольны, никто никого не лугает, дети слушаются лодителей. По выходным все ходят в палк или театл, а иногда и в цилк, где детям покупают моложеное! В Лаю все, все, все улыбаются и смеются, все счастливы, но почему-то все люди ходят в белых халатах, им, навелно, зимой холодно!
Вот, наплимел, в Лаю живёт Даша, у неё есть мама и папа! Утлом мама и папа уходят на лаботу, а Даша ходит в садик! Она там иглает, кушает, читает, спит, а вечелом её от туда забирают лодители и они вместе идут домой! Дома Даша снова кушает и иглает, а на ночь мама ласказывает ей сказку! Потом, потом Даша тоже будет такой же взлослой и класивой как тётенька – Аня посмотрела на мою жену и заулыбалась – и у неё будет муж и свой дом, и у них будут дети! Вот такой вот Лай!

- Хм, интересно, а что ещё там есть? Кто-то ещё там живёт?

- Да-а, там есть какой-то сталый, сталый дяденька, котолый за всеми смотлит и помогает им!

- А город то большой?

- Большой, большой! Огломный!

- А как такой огромный Рай поместился в твоём коробке?

Девочка удивлённо посмотрела на меня, затем нахмурилась, скрестила руки на груди и отвернулась.

- Ну вот, ты её обидел.

- Не обращайте внимания, она постоянно так делает – Аня ещё больше задрала свой носик и повернулась к нам ко всем спиной.

- Раз такое дело, расскажи ты про свой шар. Утопия значит?

- Да, Утопия… и там тоже всё хорошо и даже лучше чем в Раю.

- И что же там лучше?

- Всё! Люди одеваются как хотят, делают что хотят и где хотят, ездят на машинах, мито… мато… на мотоциклах и велосипедах! И никто за ними не следит!

- А у тебя большой город?

- Большой и он не один! Там тысячи здоровуших городов!

- И что никто ни за кем не следит?

- Никто!

- А если кто-то что-то нарушит?

- А там никто ничего не нарушает! На работу никто не опаздывает, чужого никто не берёт!

- Это хорошо.

- Очень!

- Итак, значит, вы хотите знать, чей мир лучше?

- Да! – в один голос сказали дети.

- Хм… знаете, а это не важно.

- Как это!

- А так. Аня, твой Рай и, Вася, твоя Утопия, вы ведь их сами создали?! Для каждого из вас ваш огромный мир самый лучший. Что хорошо одному другому может быть плохо. Возьмите мою жену, ей каждый день приходится со мной гулять и у неё ужасно устают ноги, а я не могу ходить… но обожаю гулять и она жертвует ради меня своими прекрасными ножками – дети переглянулись.

- И что нам теперь делать?!

- Вы же хотите сделать ваши миры ещё лучше?

- Конечно! Как?!

- Положите их рядом друг с другом, вот так, молодцы! Теперь их жители могут дружить и ходить друг к другу в гости или вместе ходить в цирк и покупать детям мороженое. Кстати, - я достал из кармана брюк пятьдесят рублей – вот, возьмите, сходите и купите себе мороженое.

- Ой, спасибо дяденька!

Забыв о Рае и Утопии, дети убежали. Вскоре смех стих.

- Утопия в хрустальном шаре и Рай в спичечном коробке. Так близко и так далеко… Какая же у детей бурная фантазия!

- И не говори. Ну что, ещё погуляем или домой?

- Домой.

Преспокойно мы дошли до дома, поднялись в квартиру.

- Я знаю, ты устала, иди, прими ванну, а я пока чай поставлю.

- Спасибо!

Поставив чайник, я подъехал к окну. Уже начало темнеть. Шар и коробок всё ещё мирно лежали на остывающем асфальте. Наутро я узнал, что ночью кто-то разбил шар, внутри оказался маленький камешек, и сжёг коробок, предварительно воткнув в него несколько спичек. Ни Васи, ни Ани я больше не видел, ровно как Утопии и Рая.


SarSas
ToniinoT Дата: Суббота, 12.08.2017, 12:42 | Сообщение # 4

Антон Разумов

ToniinoT

Постоянные авторы

  • Сообщений: 10

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Амауротум

«2063 год. Человеческое общество едино как никогда. После Третьей Мировой войны люди одумались и решили образовать АНЧ (Альянс независимого человечества) – единое государство с открытой политическим аппаратом, в котором каждый гражданин имеет право голоса. Иерархия власти выглядит так:

Гражданин---------Семья---------Род
| |
| |
| |
Глашатаи---------------------Город

Таким образом, закон, приказ, приговор или что-то другое отправляется каждому члену АНЧ. Через шесть дней начинается голосование, которое переходит с одной ступени на другую. В итоге принимается решение: если голоса поделились поровну, то проект отправляется на доработку или в архив, если более 60% за принятие проекта, то он вступает в силу, однако если более 60% против, тогда уничтожается и сам проект, и все данные о нём.

Финальное слово, наблюдение и контроль осуществляется глашатаями – избранные личности, которые оставили след в науке, искусстве, войне, промышленности, земледелии, колонизации других планет и тому подобное.

За последние десятки лет мы стали жить лучше: топливом для транспорта служат вода и электричество, никаких выхлопов, заводских труб с ядовитым дымом и никаких атомных электростанций. Всё экологично.

Преступления сейчас редкость. Последний приговор был вынесен десять лет назад. Нет коррупции, насилия, хулиганства. На улицах играют дети, гуляют старики и молодёжь, для инвалидов созданы все условия для комфортного проживания. За порядком следят центурионы. Это специально обученные войны, они облачённые в крепкие высокотехнологичные стальные доспехи и вооружены стальными мечами.

Огнестрельное оружие в последней войне оказалось неэффективно, поэтому в 2021 году произошло разоружение стран. Однако сепаратисты, террористы и враждебно настроенные группировки продолжали его использовать. Совместными трудами учёных из разных стран был создан первый доспех центуриона, которые выдерживал до 1000 прямых попаданий из любого огнестрельного оружия.

В 2053 году предводитель сепаратисткой организации под названием «Тень» был арестован и приговорён к заключению. С тех пор наступил мир. Человечество активно колонизирует другие планеты, приспосабливает их под свой образ жизни…»

- В каждом городе, на каждой улице стоят стенды и двадцать четыре часа в сутки вещают эту чушь! Сепаратисты, они называют нас сепаратистами! Пропаганда, обман.
Амауротум – сердце империи АНЧ, место гибели и зарождения так называемого «сепаратизма». Уже десять лет мы собираем силы, саботируем правительственные объекты, заводы, склады, внедряем своих агентов во все сферы жизни общества. Они называют это идеальным миром: нет войн, голода, почти исчезли болезни, бедных можно пересчитать по пальцам, власть даётся при рождении.
Однако есть мы. Мы – «Тень». Мы каждую ночь предотвращаем убийства, грабежи, похищения, а днём занимаемся тем, чтобы центурионы недополучили снаряжение, глашатаи – денег, а граждане спокойно работали…

- Опять ты за своё Саске! Пошли скорей скоро начнётся собрание!

Я Сарутоби Саске. Мне двадцать лет. В «Тени» я с рождения. Выполняю муторную работу, в основном курьерскую. Иногда дают задания интересней.

- Почти пришли. Саске, это храм. Сегодня ты встретишься с нашими учителями и лидерами. Волнуешься?

- Немного.

- Ладно, погнали.

Успели мы как раз к началу. На сцене, что была чуть выше пола, стояли два человека, близнецы. У одного из них на щеке был шрам, и не было безымянного пальца на правой руке.

- Это кто?

- Ш-ш, тише. Это Данте, а парень со шрамом это его брат Вергилий. Они оба сыновья бывшего главы «Тени».

- Его ведь арестовали?

- Нет, повесили.

- Расстреляли, вы что?!

- Вы бредите? Он был изгнан.

- Друзья, – раздался голос грубый, но успокаивающий – сегодня к нам присоединился новичок – говоривший посмотрел на меня – Саске Сарутоби, член давней династии, его предок был одним из лучших и его деяния навсегда останутся на страницах истории – человек подал мне руку – Добро пожаловать Саске.

Я поднялся на сцену, обернулся и увидел бесчисленное множество людей.

- Да будет тень! – сказал парень со шрамом.

- Да будет жизнь! – раздался зал в ответ.

- Саске, пройдись со мной – пригласил меня второй брат.

Мы покинули сцену, и пошли по длинному коридору, который освещали сотни свечей.

- Я Данте – он протянул мне руку, и на его лице заиграла по-детски счастливая улыбка.

- Саске, очень приятно, для меня честь…

- Оставь эти формальности. Давай к делу. Сейчас подберём тебе снаряжение, и ты отправишься на своё первое серьёзное задание. А пока идём, я тебе кое-что расскажу. «Тень» существовала всегда, но её членов в каждой стране и в каждую эпоху звали по-разному. Во время первобытного строя это были шаманы, ведуны. В Средневековье это ассасины в Европе и ниндзя в Японии.

- Мой предок, о котором ты говорил, был ниндзя.

- Верно. Звали его также как и тебя, может это судьба, а? Как думаешь? Станешь великим ниндзя, будешь моей правой рукой? Ха-ха-ха, я шучу. Но в каждой шутке есть доля правды. Вот и пришли.

Мы оказались в большой комнате с манекенами, что были облаченные в разнообразную броню, многочисленными оружейными стойками и горой разного снаряжения.

- Арсенал?

- Да. Выбирай, что душе угодно, но прежде я хочу сказать вот что. Вся наша организация поделена на три части: лицевая, теневая и курьерская. Теневая делится ещё на две: это ассасины – они работают днём в основном это слежка и диверсии, часто вступают в стычки с центурионами; и ниндзя – ночь – их время, убийства, саботажи, диверсии, разведка, слежка, они опытные бойцы, но и в гонках по городу могут дать фору даже самому быстрому из бегунов.
Есть ещё голуби – они выполняют курьерскую работу, но так как они никому не подчиняются, их выделили в отдельную группу. Так каков будет твой выбор? Ты не торопись, подумай…

- Данте, – из коридора раздался грубый голос – ты где?

- Ладно, мне пора бежать. Если вдруг тебе не понравится твой выбор, то в любой момент можешь перейти из одной фракции в другую, но происходит это редко. Когда решишься, пройди в следующую комнату, там тебя ждёт наш «гений», его зовут Леонардо и он немного…

- Данте.

- Всё, до встречи.

- Пока.

Три костюма, три судьбы. Я не мог выбрать. Каждый был идеален: лёгкие, но прочные, не стесняли движений. После того как примерил все три я окончательно убедился в том, что ни один из них мне не подходит. Решил пройти в следующую комнату. Когда я оказался в шаге от дверного проёма, то сквозь него пролетел арбалетный болт, издавая бешеный вой.

- Твою мать, опять не вышло! – и в следующий миг за болтом полетел и сам арбалет.

- Хэй, брат, осторожней, а если бы зашиб кого?

- О, извини, я думал, что… точно! Я гений! - «Гений» принялся что-то собирать; гул, скрежет, лязг заполонили комнату – Есть, получилось! Смотри – в руках мастер держал арбалет, заряженный каким-то штырём.

- Эм… это арбалет?

- Что? – Леонардо потупил взгляд, затем ещё раз посмотрел на своё творение и, сделав страшно удивленное выражение лица, сказал – Да это арбалет…

Повисла тишина. Я смотрел на «гения» он в свою очередь на арбалет и наверно недоумевал, почему тот находится у него в руках.

- Ах да, арбалет! Смотри, я разработал новый тип болтов – Леонардо выстрелил в манекен, что стоял в соседней комнате, после чего раздался оглушительный взрыв – Да, да, да, я гений! Слышишь, я гений!

- Леонардо! Долбанный ты самоучка! Я иду за тобой, слышишь?! Я! Иду! За тобой!

- Вергилий? Это ты? – ответа не было.

- Ты уверен, что так и должно быть?

- А? Ты о чём?

- Мы действуем в тени, лишний шум нам ни к чему, а взрыв, ну ты сам понимаешь.

- Говоришь, прям как Вергилий. А впрочем, может ты и прав. Стоп, а ты кто такой?

- Сарутоби Саске, к вашим услугам.

- А, новичок – Леонардо грубо похлопал меня по плечу, затем на его лице снова появилось то страшное удивление – А почему ты не в форме?

- Я не смог выбрать…

- Погоди, как говоришь, тебя зовут?

- Сарутоби Саске.

- А ты не сын Алекса Сарутоби?

- Вы знали моего отца?

- О да, я часто к ним наведывался, разрабатывал для них разные полезные приспособления. Кстати, он просил кое-что разработать для тебя, подожди минутку.

Мастер долго копался в бесконечных ящиках, стойках, горах мусора, пока не появился передо мной со свёртком в руках.

- Это мне?

- Да, это особая броня. Она легче пёрышка и намного прочнее брони центурионов. Думаю, пару десятков ударов их мечей она выдержит.

- Почти не ощущается на теле. Спасибо Леонардо.

- А этот костюм тебе идёт. У твоего отца был вкус – гений снял со стены висевший там меч и со всего размаху ударил меня в бок.

- Что ты… не больно.

- Да? Зато меч сломан… ну и чёрт с ним. Теперь к делу. Это твоё первое задание – мастер протянул мне запечатанный конверт – будь осторожней.

- Хорошо, до встречи Леонардо.

- Да, да, да. Пока.

Белоснежный конверт пах розами и кофейными зёрнами. Внутри была карта и записка:

«Саске, это твоё первое задание, но от этого оно не становится легче. Твоя первая цель – предатель, он бывший ассасин, имел высокий ранг в иерархии. Он может быть вооружён, но в любом случаи опасен. Сделай всё тихо. Будь осторожен.
Роза»

Я не знал кто такая Роза, но решив, что это кто-то важный отправился на задание.

На место прибыл к закату. Обосновался предатель на окраине города в старом полуразрушенном здании. Из недр доносились еле слышные бессвязные слова и вопли. Пришлось преодолеть высокий забор, чтобы добраться до дома. Вход охранял здоровый бугай в броне центуриона.

- Эй, «свист», эй ты в тёмном плаще, иди сюда! Что тебе здесь нужно?

- Мне нужно внутрь.

- Нет, не нужно. Здесь стою я, Грюнт, а значит тебе туда не нужно.

- Значит, ты меня не пропустишь?

- Верно.

- А что за имя у тебя такое странное, Грюнт?

- Нравится? Так звали одного великого война из видео-уроков центурионов.

- Ясно. Ну, тогда я пойду.

- Куда?

- Домой. Ты ведь внутрь не пускаешь.

- Гр-р, а давай так. Победишь великого Грюнта – пройдёшь. Нет – умрёшь – бугай встал в боевую позу, зарычал, начал кривляться.

- Идёт – быстрым рывком я обезоружил и повалил на землю центуриона – ну вот ты лежишь. Я могу пройти?

- Гр-р. Кто ты? Откуда ты? Я ещё не побеждён!

- Если я тебе скажу, то мне придётся тебя убить.

- Убить?! Убить?! – воитель кое-как поднялся на ноги – Убить Грюнта?!

Он, шатаясь, пятился назад и что-то искал у себя за поясом. Шаг за шагом он отходил всё дальше и дальше, пока не споткнулся о камень и не упал в какую-то яму, что была за ним. Хлопком раздалось падение огромного тела. Камни, стальные штыри и высота изуродовали Грюнта до неузнаваемости.

- Riposa in pace. Покойся с миром воин.

- Всех убью! Всех убью! – раздалось откуда-то из глубины.

Очевидно, что кричавший и был моей целью. Осмотревшись, я нашёл только один путь вниз. Перепрыгивая с балки на балку, я спускался всё глубже и глубже. В самом низу была небольшая пещера, выход из которой закрывала массивная стальная дверь. За нею раздавались то булькающие, то хрипящие, то шипящие звуки, изредка прерываемые возгласами предателя. Дверь вскрыть не удалось. Когда я уже почти отчаялся, она открылась. Всё наполнилось странным зловонным запахом.

- Входи, я ждал тебя, Саске.

- Значит, ты знаешь, зачем я здесь.

- Конечно, тебе нужен мой труп, а твоим хозяевам моя голова… Однако умереть я ещё не готов… понимаешь, я избранный… я разрушу заговор… я – предатель, стоявший в тени вышел на свет; его безумные глаза налитые кровью бегали из стороны в сторону, слюна потихоньку капала из полуоткрытого рта, а тело, источающее запах гниющей плоти, было сплошь покрыто ранами и порезами, которые сливались в какой-то узор – БОГ! Я Бог, слышишь?! Я убью всех, всех! Я не могу умереть!

Бегающие глазки вдруг замерли и сосредоточились на одной точке. Они наполнились страхом, какой испытывает маленький зверёк перед огромным хищником.

- Нет, нет, ты, что не слышала? Ты оглохла? Я Бог!

Раздался выстрел

- Даже боги смертны – в ушах слегка звенело, но тихий твёрдый ласковый голос был слышен даже сквозь него – Тебя не задело?

Я обернулся. Передо мной стояла девушка в форме ассасина, в руке был миниатюрных размеров пистолет, на голову был накинут серый капюшон, который скрывал её лицо.

- Нет – сказал я еле шевелившимся языком.

- Хорошо, тогда пошли, скоро на шум сбегутся центурионы. Знакомство подождёт.

- Они внизу? – раздалось сверху.

- Наверно. Я туда первый не полезу, а вдруг там ниндзя.

- Ты что! Солнце ещё не село.

- Тогда тем более не пойду.

- Ладно, стой здесь.

На стенах и полу начали танцевать тени.

- Тсс – зашипела девушка – я пойду искать другой путь, а ты оставайся здесь и задержи их. Справишься?

- Кончено, не беспо…

Не успел я договорить, как незнакомка скрылась в темноте, а сверху упал центурион.

- Гражданин, я центурион Амауротума, что здесь произошло?

- Человека убили.

- Кто?

- Не знаю – я медленно вынул меч из ножен и твёрдым шагом направился в сторону стражника.

- Т-так, а в-вы кто? В-выйдите на свет, пожалуйста. – центурион трясся и когда я вышел на свет, он упал в обморок.

- Саске – раздалось сзади – сюда.

- Иду.

Рассекая тьму, мы двигались, как мне казалось, по бесконечному лабиринту. Только хлюпанье воды под нашими ногами разлеталось эхом по всему беспросветному пространству.

- Стой… слышишь?

Где-то позади были слышны шаги.

- Ты их не убил?

- Я только обнажил меч, а они уже убежали.

- Ясно, пойдём.

Ещё около получаса мы бродили в темноте, натыкаясь то на один, то на другой патруль. Вот, наконец, показался выход.

- Саске, сюда.

Мы выбежали на свет, казалось, что худшее позади, однако вылетели мы прямиком в лагерь центурионов. Нас мигом окружили. Доспехи воинов блестели на уходящем за горизонт солнце, но больше остальных сиял генеральский доспех.

- Так, так, так. Ассасины. Я думал, мои воины бредят. Что вам здесь нужно?

- Уверен, что хочешь знать?

- Если честно, то мне всё равно. Убить их.

Солдаты начали смыкать круг.

- Который час, Джон?

- А, что? – генерал центурионов обернулся – Ровно десять часов, ассасин.

Пространство вокруг заполонили голубиные голоса. Затем один за другим воины начали падать на землю пронзённые стрелами.

Началась паника, драка. Моя спутница разрезала всё встречавшееся ей на пути к генералу. Один, словно кошачий прыжок и жертва с пронзённым горлом, окровавленная, бьющаяся в агонии была в лапах хищницы. Она сорвала с пояса павшего бумажный свиток и дала мне сигнал к отходу.

Вырваться из того месива было не просто. Мчась по почти разбитой, дороге мы добрались до города. Нас там уже ждали.

- Вверх, на крышу.

Мигом, преодолев магистраль и небольшую площадь, мы взобрались на невысокое здание.

- За мной.

Перепрыгивая с одного здания на другое, взбираясь всё выше и выше, нам никак не удавалось оторваться от преследователей.

- Настырные.

Несмотря на внешнюю хрупкость незнакомки, каждое её движение было грациозно, отточено до совершенства как у прирождённого охотника. Я наслаждался изгибами её тела, а после того как порыв ветра сбросил с головы девушки капюшон, то и её длинными русыми волосами. Любовался я ею до тех пор, пока чуть не врезался в стену.

- Не отвлекайся – она посмотрела на меня, её улыбка светилась сквозь русую пелену.

Вскоре стражники начали уставать.

- Сюда – мы перепрыгнули на соседнюю крышу, и подошли к её противоположному краю – Прыгай.

- Прости, что? Прыгай?!

- Вот они – раздался крик одного из преследовавших нас центурионов.

- Времени нет.

Лёгкий толчок отправил меня в свободный полёт. Земля с каждой секундой становилась всё ближе. Я закрыл глаза.

- Можешь открыть глаза.

Перед моими открытыми очами предстал сияющий алым светом город. Я не падал, парил.

- Я умер?

- Ты дурак – слегка хихикнув, произнёс женский голос – правда, красиво?

- Верно… Кстати, как твоё имя?

- Роза. А ты, Саске.

- Да. Ты от Данте?

- Нет. От его брата – не без грусти сказала она.

- Долго нам ещё спускаться?

- Полчаса ещё точно. Наслаждайся видом.

Приземлились мы уже после заката солнца на одной из центральных площадей города.

- Что это за агрегат, на котором мы спускались?

- Это что-то вроде парашюта. Леонардо изобрёл. Кроме плавного спуска он также позволяет и быстро подняться в воздух.

- Да, Леонардо, странный он парень. Куда дальше?

- Наверх.

Мы стояли перед огромным зданием, чей шпиль уходил далеко ввысь и скрывался в облаках.

- И каким образом?

Роза к этому времени уже подошла к стене и, нажав на скрытую панель, начала медленно подниматься.

- Если будешь стоять там, то полезешь сам.

Я поспешил к платформе. Чем выше мы поднимались, тем живописнее открывался вид: огни ночного города, свет рекламных щитов, мчащиеся куда-то автомобили.

- Ненавижу этот город. Ночью, когда всё должно сливаться с тьмой, люди ограждаются от неё светом.

- И создают тем самым тень, в которой скрываемся мы.

- Тьма, без единого лучика света – это настоящая тень. А то, что люди привыкли называть «тенью», является лишь толикой их скрытых пороков. Этот город никогда не спит из-за того, что каждую ночь жители Амауротума остаются один на один со всеми своими пороками и поэтому им страшно закрывать глаза.

- Роза, ты? – послышался голос.

- Да Вергилий.

На самой вершине шпиля стоял человек в тёмно-синем плаще.

- А это?

- Саске. Новичок.

- Задание выполнено?

- Да. Вот карта.

- А его?

- Тоже.

- Можешь идти.

- Есть.

Мы медленно спустились на землю. Молчали. На горизонте начала виднеться луна. Когда платформа достигла поверхности Роза медленно ушла в неизвестность.

Уснуть не смог. День выдался тяжёлый. Рассвет встретил на крыше своего дома в окружении кустов роз. Позавтракав, я отправился в храм.

Когда я пришёл, то увидел, что на сцене стоит Вергилий и что-то говорит. Подойдя ближе, я стал чётко слышать его речи.

- …ю мы начнём крупномасштабное наступление. Враг разобщён, он не ожидает нашей атаки. Через неделю Амауротум, а затем и весь мир освободится. Бра…

- Вергилий! Что за чушь ты несёшь?! Какое наступление?! – это кричал Данте, который, войдя через большую деревянную дверь, быстрым шагом приближался к сцене – На пару слов – сказал он, когда поднялся к брату. Они скрылись в коридоре.

Все шептались. Десять лет скрытой борьбы и тут полномасштабное наступление. И этот выход Данте. Одним словом всех охватил шок. Я решил пойти за братьями. Подойдя ближе, я услышал:

- …й, я такой же глава «Тени» как и ты…

- Ты? Глава? Не смеши. После ареста отца только благодаря моим усилиям мы продвигаемся вперёд…

- Но какой ценой? Под твоим началом погибло много отличных ассасинов. Взять хоть вчерашнее задание, Роза и Саске чудом остались в живых.

- Главное задание, а что до Саске, то, как докладывают разведчики, он не убил вчера ровным счётом никого.

- Главное задание?! Почти три сотни воинов погибло за прошедший год на твоих зданиях.

- На войне всегда есть жертвы.

- Чёрт с тобой Вергилий, но наступление отменяется до тех пор, пока я не дам своё согласие!

- Посмотрим.

- Иди к чёрту!

В мою сторону направились быстрые шаги.

- О, Саске, пойдём со мной.

Мы пошли по соседнему коридору.

- Как тебе первое задание?

- Могло быть лучше.

- Это правда, что вчера от твоей руки никто не пал?

- Да.

- Почему?

- Почему я никого не убил? – мы остановились – Но они ведь тоже люди… как вы, как я.

- Не сегодня так завтра они могут убить твоего товарища или даже тебя.

- Тогда я лучше сломаю ему ноги, чем лешу его жизни… любая жизнь ценна.

- Верно, но Вергилий этого не понимает. Для него люди – орудие. Он не считается с их возможностями, мнением, чувствами. Подчинённые боятся его.

- Подчинённые?

- Под руководством моего брата находятся ассасины, под моим ниндзя.

Мы вошли в огромный зал уставленный статуями.

- Ты знаешь, где мы?

- Зал памяти. Здесь стоят статуи всех павших воинов.

- Верно. Ты здесь впервые?

- Да. Данте, я бы хотел посмотреть на статуи своих родителей.

- Кончено – мы шли вдоль каменных изваяний, возле каждой лежали цветы – Ты помнишь их?

- Нет. Отец погиб, когда я родился, а мать пропала без вести, когда мне было пять.

- А вот и она.

Мы остановились возле статуи молодой женщины с короткими волосами. Глаза были направлены как бы вдаль, а лицо источало спокойствие.

- Примерно такой я её себе и представлял. А где отец?

- Саске, твой отец во время задания… отказался вести отряд на верную смерть. Вергилию… это не понравилось и, объявив его предателем, казнил на месте.

- Кто-то вернулся с задания? Оно того стоило? – сказал я после долгого молчания.

- Только Вергилий и два его приближённых. Трудно сказать был ли в том задании смысл, но они его выполнили. Слушай парень, иди-ка ты домой, отдохни, а то вид у тебя какой-то болезненный. Всё равно заданий для тебя сегодня нет.

- Есть.

Я пошёл домой. Понурив голову, шатаясь и полностью погрузившись в свои мысли, к вечеру я добрался до двери фамильного дома. Не раздеваясь, я пошёл на крышу.

- Саске? Ты, что тут делаешь?

- М-м? – я поднял голову. Роза сидела в плетёном кресле, закинув ногу на ногу, капюшон был опущен на плечи – Роза? Ты почему здесь?

- Я первая спросила.

- Это мой дом, я тут живу.

- Ты серьёзно? Я с раннего детства прихожу сюда на закате и любуюсь видом.

- Странно, что мы раньше не встретились.

Я сел на другое кресло. Солнце отражалось в окнах соседних зданий, в фонтане, который испускал прохладные водяные струи и в глазах, наблюдавших за ним.

- Ну, я пошёл – сказал я вставая.

- Подожди, я хотела с тобой поговорить.

- О чём?

- Твоё первое задание… почему ты никого не убил?

- Каждый достоин жить…

- Каждый?! – Роза вскочила с кресла – Моих родителей убили! Неужели убийца достоин жить?! Объясни!

- Вергилий убил моего отца. Он достоин жить?

- Я… не знаю.

- Ни что не истина…

- Всё дозволенно… но… но что ты хочешь этим сказать?

- Каждый может думать о том, о чём ему хочется, и поступать в соответствии со своими мыслями. Месть лишь прикрытие слабости – Роза сделала шаг в мою сторону, раздался хлопок – Инстинкты затмевают твой разум. Ты человек, а не зверь.

- Я читала «Откровение»…

С нескольких невинных капель началась гроза.

- Можешь остаться у меня на ночь.

- Я лучше пойду домой, чем останусь зде… - вдалеке блеснула молния, и загремел гром – ладно, останусь.

Я разжёг огонь в камине, заварил чай.

- Вот, держи – сказал я, протягивая сидящей в кресле возле огня и укутавшейся в плед Розе чашку чая.

- Липа?

- И мята.

- Спасибо.

- Не за что.

Гостья с явным удовольствием пила чай и изредка поглядывала на меня. Добив свою чашку, она поднялась в отведённую ей комнату. Я лёг спать на диване в гостиной. Мысли роились в моей голове и вместе с дождём не давали заснуть.

- Роза… Роза… почему она не выходит у меня из головы? Красивая, ловкая, грациозная, но в тоже время холодная и строгая. Мне почти двадцать один год может, стоит задуматься о семье? Да и если Вергилий начнёт наступление, то кто знает, что с нами будет. Однако и форсировать события не стоит. Интересно, она спит?

- Интересно, он спит? Может спуститься? А вдруг он не спит? Буду лежать. Может попросить у Вергилия отгул и провести несколько дней с Саске? Хотя, выпросить у него отпуск нереально. Тогда притворюсь, что заболела. Точно! Температура, тошнота, головокружение. Идеально! А если он отправит Глорию и Лилит меня проведать? А чёрт с ним, контрактов три дня точно не будет. Отдохну, а где и с кем Вергилия не касается. Вот и хорошо, а теперь спать.

- Думаю, Данте поймёт. Может совет даст. Так и сделаю, а теперь спать.

Я проснулась от приятного запаха горячего кофе и белых роз. Приоткрыла один глаз. Передо мной стоял поднос, на котором была чашка ароматного напитка и ваза с тремя зелёными сочными стеблями, которые держали благоухающие бутоны. Насладившись завтраком, я отправилась на поиски хозяина дома. Саске стоял на крыше и любовался рассветом.

- Доброе утро.

- Доброе.

Встретив рассвет, мы пошли гулять. Погода благоволила: лёгкий свежий ветерок играл в волосах, солнце пекло в меру, а фонтаны добавляли чувства свежести. Ближе к вечеру мы посетили театр.

«Сегодня премьера новой постановки. «Мастер и Маргарита» по одноимённому роману Михаила Афанасьевича Булгакова»

Весь оставшийся день, ночь и следующие утро мы провели вместе.

- Весь оставшийся день, ночь и следующие утро они провели вместе.

- Что будем с ними делать?

- У них любовь, – я сделал большой глоток и передал бутыль с вином Вергилию – расслабься брат и радуйся!

- Чему радоваться? – ассасин сделал отрицательный жест рукой.

- Не хочешь?! Чему говоришь? – я опять выпил – Ха, любовь это всегда хорошо. Из-за неё появляются дети. Что может быть лучше детей, а?

- Ты не исправим.

Я снова подал бутыль брату. Он, сделав четыре глотка, вернул мне её обратно, затем встал и куда-то пошёл.

- Стой Вер… А? Тут пусто! Ты всё выпил! Неси ещё! Вергилий!

- Отвянь.

- Ты куда?

- Гулять.

- Зануда. Спокойной ночи! – крикнул я и помахал брату вслед рукой.

- Ага, ага.

- Я предпочитаю думать «ик», что он улыбается.

Луна-а «ик», цветы-ы и ты одна «ик» на берегу-у реки-и,
И в «ик» полумраке твои две ноги, как чаша полная вина, опьяняют ра-азум мой.
Твои глаза как омут «ик» и я в него ныряю с голово-ой.
Волки воют на луну-у «ик», а я у ног твоих лежу-у и во-ою от любви-и «ик».

Ладно, пора домой «ик». Вергилий подожди меня!

«Поёт». О брат мой, где же ты?

- Заткнись и догоняй

- Фу, какой суровый. Я тут останусь.

- Дан-те.

- Иду, иду, зануда.

- Я всё слышу.

- Ну и ладно.

Вскоре я догнал Вергилия.

- Слушай Данте, когда начнём…

- О работе говорить не буду. О, мой поворот! Ла – ла – лай – ла - лай. А, пока Вергилий! Ла – лай – ла – лай – ла - лай…

- Пока… Данте.

Я шёл домой, и лишь вино заглушало во мне отчаяние и бессилие. Неужели брат начнёт войну? В любом случаи нужно начинать готовить воинов. «Данте остановился». Брат, этому миру уже достаточно крови. Саске, мне жаль, что ты родился в это тяжёлое время.

Высоко в небе пролетела падающая звезда и исчезла в холодной пустоте космоса.


SarSas
ToniinoT Дата: Суббота, 12.08.2017, 12:42 | Сообщение # 5

Антон Разумов

ToniinoT

Постоянные авторы

  • Сообщений: 10

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Амауротум. Комедия

- Седьмое октября. На студийных часах половина восьмого утра. Хорошего начала дня, жители Амауротума!
- Доброго утречка, Роза. Какие планы на сегодня?
- Доброго. В больницу загляну… ты ведь не забыл?
- Эм-м нет.
Хмурый взгляд Розы будто пронзал меня насквозь (жуть).
- Значит, ты готовишь завтрак – с улыбкой сказала она, встала с кровати и слегка подпрыгивая пошла в душ.
- Сегодня должен прийти Данте, к полудню ты вернёшься?
- Должна, но могу чуть-чуть опоздать. И кстати, кто-то уже должен начать готовить завтрак! – Роза выглянула из ванной так, что были видны глаза и длинные мокрые русые волосы.
- Опять этот взгляд! Иду, иду.
Она улыбнулась и с хихиканьем исчезла.

К половине девятого я уже была полпути к больнице, в девять сидела в кабинете.
- Так вы Роза Сарутоби? Как себя чувствуете?
- Прекрасно.
- Тошноты, головокружения, рвоты не было?
- Нет. А что-то случилось, я здорова?
- С минуты на минуту принесут ваши анализы. Вы не торопитесь?
- Нет, у меня ещё есть время.
Раздался стук в дверь
- Простите за беспокойство, можно?
- Да заходи.
В кабинет зашла молодая медсестра, увидев меня, она почему-то улыбнулась. Отдав папку, девушка удалилась.
- Так, так, ну что ж можно вас поздравить, вы беременны!
- Беременна… я? У меня… у меня… будет ребёнок?
- Так как срок довольно маленький то, что у вас будет ребёнок можно сказать уверенно, однако велика вероятность рождения близнецов. Роза? Роза, вы куда?
Я встала, молча, покинула кабинет врача, больницу. Когда я вышла на крыльцо, то громогласное «Ура-а!» вырвалось из меня.
- У меня будет ребёнок! Саске, у нас будет ребёнок!
Счастливая и довольная я шла домой. Ясная тёплая погода, шелест опавшей листвы, даже грустные лица прохожих заставляли меня радоваться. По дороге заглянула в кулинарию.
- Саске наверняка соберётся что-то приготовить и как всегда что-то сожжёт…
- Здравствуйте, чего-то желаете?
- Да, будьте добры во-онтот пирог.
- Кончено. Опять Саске готовит? Пожалуйста.
- Да! Спасибо, удачного дня!
- И вам!
Возле выхода у окна стоял столик. За ним сидел человек в красном плаще и читал толстую тёмно-синюю книгу.
- Что читаете? – обратилась я к нему.
- Да так, стихи. Хочу заметить, что довольно не дурные.
- А кто автор?
- Автор - Неизвестный. Впрочем – мужчина закрыл книгу и протянул её мне – возьмите, такой девушке как вы должно понравиться.
- Спасибо! – улыбнувшись незнакомцу, я почти вприпрыжку пошла домой.

После ухода Розы я начал готовить пирог. Звонил Данте, сказал, что скоро освободиться, поэтому придёт пораньше. Только поставил пирог в духовку, как входная дверь хлопнула.
- Роза, ты? – тишина – Данте?- я выглянул в коридор. Роза стояла, молчала, улыбалась, её глаза сияли, в руках она держала какую-то коробочку, на которой лежала книга – Как дела? Что сказал доктор?
- У нас будет ребёнок!
- Ты серьёзно? Роза! – я подхватил Розу на руки. На её лице сияло счастье, она улыбалась - Спасибо, я…
В дверь постучали.
- Саске, это я!
- Данте пришёл.
Я отнёс Розу на кухню и пошёл открывать дверь.
- Чего так долго, а? Слушай, ты хорошо себя чувствуешь, а то ты какой-то красный? Роза дома?
- Да, я дома, привет! – донеслось из кухни.
- Доброго дня, ты следи за ним, а то заболеет ещё, что мне с ним тогда делать?
- В следующие месяцы он будет за мной следить!
- В каком смысле?! Саске?!
- Хе-хе. Роза беременна, у нас будет ребёнок.
Данте пошатнулся на стуле и с грохотом упал на пол.
- А?! А чего молчали? Мальчик? Девочка?
- Тише, тише пока ещё рано говорить. Мы и сами только сегодня узнали, однако – Роза сделала серьёзное выражение лица, нахмурилась – Данте, ты согласишься стать крёстным отцом?
- Конечно! Это большая честь для меня.
- И последнее… больше никому ни слова!
- Даже…
- Особенно Вергилию! Я сама ему скажу в своё время.
- Ла-адно. Ну, раз такое дело, то, думаю, вам лучше побыть вдвоём.
- Я провожу.
- Спасибо, не заблужусь. – Данте дошёл до выхода. Раздался звук открывающейся двери. – И да, Саске, завтра можешь в храм не приходить. У тебя выходной! До скорого!
Хлопнула дверь. В доме повисла тишина.
- Почему Вергилий?
- Если он узнает, то может счесть это слабостью, а слабые ему не нужны…
- Не беспокойся на этот счёт. Я смогу защитить свою семью!
- Я знаю, но…
- Никаких «но»!
- Эм-м, Саске… Что-то горит?
- Чёрт, пирог!
То, что должно было стать пирогом, было уже непригодно в пищу.
- Эх… горе ты моё.

Я продолжала выполнять задания, но через несколько месяцев появился живот и скрывать беременность от Вергилия стало сложно. Он отстранил меня от миссий, приказал сидеть дома. Изредка я приходила в храм, чтобы передать обед Саске и навестить Леонардо.
Однажды я пришла поздравить гения с новым изобретением. В лаборатории его не было, пройдясь по храму я также не смогла его найти, поэтому решила спросить у Данте где он может быть.
- «стук в дверь» Здравствуй, можно?
- Кончено, заходи!
- Я ненадолго. Ты не знаешь где Леонардо, нигде не могу его найти?
- Кажется, он был на крыше. Если его и там нет, то даже не знаю где он может быть.
- Спасибо. Кстати, раз я зашла, как там Саске? Его уже четыре дня как не было дома, я волнуюсь.
- Не беспокойся! Сегодня, завтра он должен вернуться.
- Хорошо, буду ждать. Спасибо ещё раз!
- Всегда, пожалуйста! Заходи ещё!

На крышу вела только одна дорога. Идя по коридорам, которые казались бесконечными, я вдруг услышала знакомые голоса. На полу и стенах заиграли тени. Вскоре появились они.
- Смотрите-ка, Роза!
- Глория, Лилит, давно не виделись.
- М-да, почти семь месяцев. – Глория и Лилит – приближённые Вергилия. У обеих длинные волосы, только у Глории они белые, а у Лилит чёрные. Предпочитают откровенные, но удобные наряды. Без ума от высоких каблуков и котиков. Если, в общем, то отпетые стервы. - Так ты ещё не родила?
- Как видишь, Лилит.
- А ты, похоже, за это время забыла правила этикета – Лилит зашла мне за спину и, потянув меня за волосы, поставила на колени – Так как к нам нужно обращаться?!
- Госпожа Глория и госпожа Лилит.
- Верно! – Лилит, всё ещё державшая мои волосы, резким движением руки заставила подняться – А теперь, извинись, сучка!
Я молчала, знала, что рядом никого нет и кричать было бы бесполезно. Слёзы медленно текли по щекам и почти неслышно падали на пол.
- Слушай, Роза, может Лилит и бывает груба, но тут она права. Чего молчишь? Извиняйся! – Глория влепила мне пощёчину.
- Гордая, сучка! Думаешь, кто-то тебе поможет?! Извиняйся!
- Чёрта с два я извинюсь перед вами!
- О-о, какие мы грозные! Ты не в том положении чтобы огрызаться! Твой Саске сейчас на задании, Данте в своём кабинете, а Леонардо слишком далеко от сюда и твоих криков он не услышит.
- Ну что ж, ты не оставила нам выбора, правда Лилит? Придётся её наказать. Какое бы тебе придумать наказание?
- Может голой проведём по всему храму? Или изуродовать её личико? – Лилит достала из ножен кунай.
- Не-ет, мы – Глория обнажила свой меч – лишим её ребёнка!
- Твари, только попробуйте!
- Ха.
Лилит схватила меня так, чтобы я даже не могла дернуться, а Глория замахнулась для удара. Мгновение… и коридор наполнился звоном.
- Вы совсем оборзели?
Вергилий, появившийся, чёрт знает, откуда, остановил клинок Глории своим в каких-то миллиметрах от моего живота.
- Г-г-господин Вергилий?!
Он одним толчком отбросил Глорию на несколько метров. Лилит отпустила меня и упала перед ним на колени. Она вся дрожала.
- Господин Вергилий, мы просим прощения! Простите, простите великодушно!
- Роза, ты можешь идти, Леонардо уже заждался тебя.
- С-спасибо.
Медленным шагом я побрела в сторону крыши. Из коридора ещё долго доносились крики Глории и Лилит.
Леонардо сидел в кресле и нервно поглядывал на часы, когда я поднялась на крышу.
- Роза, а вот и ты! Что с тобой случилось?!
- Да так, пустяки.
- Пустяки?! Ты посмотри на себя! Это те бестии сделали?!
- Да, только не говори Саске.
- Вергилий должен лучше смотреть за своими подопечными, тем более за этими двумя. Присядь, я обработаю раны.
Леонардо открыл аптечку, достал лёд и приложил его к моим щекам.
- Колени не надо, царапины.
- Детям не навредили?
- Не успели… Вергилий… он вовремя подоспел.
- Это главное! Ну вот. Чего плачешь-то?! Всё уже закончилось.
- А если бы… если бы…
- Это уже в прошлом. Вы все целы. Вот, – Леонардо протянул платок – вытри слёзы. Сейчас принесу воды.
- Спасибо. – Через какое-то время я окончательно успокоилась – Ты меня пригласил, чтобы что-то показать. Что это?
- Помнишь ту штуку, что я для тебя изобрёл?
- Планер?
- Именно! Он был хорош, но слишком громоздкий, да и использовать его более одного раза было опасно. Я его усовершенствовал. Смотри.
Леонардо достал из кармана чёрную коробочку, размером чуть больше ладони. На одной из граней красовалась маленькая красная кнопочка.
- Он чуть больше прежнего.
- Да, пришлось его увеличить, однако теперь он может – гений нажал на кнопку и коробок превратился в планер – разворачиваться и как планер спускаться. Я поставил на него пару реактивных двигателей, они помогут управлять полётом, а также регулировать высоту и скорость. Причём они почти бесшумны. Конструкция довольно прочная, думаю, он с легкостью выдержит вас с Саске. – Леонардо вновь нажал на кнопку, и планер принял исходную форму – Держи!
- Спасибо тебе!
- Да что там! Для меня это пара пустяков!
Мы ещё долго сидели и болтали. Когда начало темнеть я решила пойти домой. Леонардо решил меня проводить.
- Кстати, ты не знаешь какое у Саске задание? Данте постоянно отмалчивается и уходит от ответа!
- И правильно делает! Это чтобы ты не волновалась по пустякам. Хотя я сам знаю не больше тебя. Данте сказал, что это очень важное задание… в это время он, возможно, был чуточку пьян. Сомневаюсь, что он даст твоему муженьку опасное задание.
- Я на это надеюсь.

Досье.
Имя: Неизвестно
Позывной: Шеф-повар
Возраст: Неизвестен
Место рождения: Неизвестно
Рост: 153 см
Вес: 230 кг
Местоположение: «Кухня Бога»

Задание: Как стало известно, Шеф торгует наркотой и женщинами. Правительство всячески его прикрывает, а также изредка поставляет ему «товар». Лидер ордена лично пользуется его услугами, за что переводит на счета повара не малые деньги.
Вам нужно проникнуть на склад и освободить всех пленников, а также уничтожить наркоту.
Но основной вашей Задачей является устранение Шеф-повара.
Удачи.

P.S. Его убийство афишировать не будут, поэтому можете использовать любые средства для устранения цели, но всё же постарайтесь остаться в тени.

- Роза, скоро я буду дома.

- Несмотря на то, что «Кухня Бога» ресторанчик для элиты охраны минимум. Однако охранные системы всё осложняют. В ресторан без приглашения не попасть: на входе идентификатор ДНК.

- Служебный вход?

- Его охраняют три амбала. Весь периметр здания просматривается камерами…

- А теперь самое худшее, да?

- Да. Через вентиляцию тоже не получится, так как каждые десять минут её очищают лазерами. Что будешь делать?

- Ждать. Как-то же он должен принимать груз. Спасибо Макс, как всегда отменная работа.

- Я свою часть выполнил, дальше твоя очередь. Если что узнаю, то сообщу, а до тех пор тишина в эфире. Могут засечь. Око, конец связи.

- Клинок, конец связи. Ну что ж, на часах уже 22:00… времени много, но затягивать не стоит.

Час ожидания прошёл даром. Громилы у служебного входа сменялись каждые полчаса. И за десять дней ни разу не повторились. Можно было бы и шум устроить, но если Шеф уйдёт, то на его поиски могут уйти месяцы, а то и годы. Надо действовать здесь и сейчас!

Повторные осмотры территории ничего не дали. Чуть за полночь Макс вышел на связь.

- Клинок, это Око, приём. Саске, не спишь?

- Клинок на связи. Уснёшь тут. Скажи, что у тебя хорошие новости.

- Прекрасные. Примерно через двадцать минут к Шефу приедет грузовик с новой партией наркоты и девушек. Мы точно не знаем, как он будет принимать груз, но, по крайней мере, это точно будет происходить у служебного входа в «Кухню». Ты далеко от туда?

- Совсем близко. Это действительно хорошие новости…

- Саске, если я потеряю с тобой связь, то тут же вызову группу зачистки.

- Зачем?

- Скажу прямо, ты не первый кто приходит за головой Шефа. Никто не вернулся. После каждого провала повар менял убежища…

- И? Это вполне разумно.

- Слушай! Сразу после его ухода мы тщательно, с пристрастием осматривали всё убежище, но не нашли ничего кроме луж крови и кое каких конечностей. Это были ужасные места. Саске, мы давно дружим и всё такое, но если ты не вернёшься…

- Всё путём, Макс! Как я могу не вернуться?! Меня дома беременная жена ждёт! Вижу грузовик. Клинок, конец связи.

- Удачи. Око, конец связи.

Огромный чёрный грузовик остановился у служебного входа. Амбалы к этому времени ушли к главному входу. Ничего не происходило. К фуре никто не вышел. Вдруг машина начала опускаться. Я помчался туда. Прыгнув на крышу прицепа, я прижался к нему так сильно как мог.
Когда грузовик полностью погрузился в шахту, стальной люк быстро, но бесшумно закрылся.

Мы медленно спускались вниз. Через какое-то время забрезжил свет. Когда шахта кончилась, я увидел огромный склад, наполненный контейнерами. Судя по крикам, в них были похищенные женщины. Перепрыгнув на один из контейнеров, я смог спокойно оглядеть весь склад. Внизу виднелись три фигуры: две довольно таки большие в белых костюмах и одна маленькая, но толстая в белом халате и красном кителе.

- А вот и моя машинка! – завопил изо всех сил карлик, перепрыгивая при этом с ноги на ногу - Открывайте, открывайте скорей!

Когда грузовик опустился, сопровождавшие Шефа открыли двери прицепа, из которого вышли несколько почти раздетых девушек.

- Это всё Шеф?

- Всё, всё! Вот они, мои сладенькие!

- Где мы?! Какого чёрта нас сюда привезли?! И что это за карлик?! – закричала высокая коротко стриженая брюнетка.

- МОЛЧАТЬ СУКА!!! – карлик выхватил из-за пояса мясницкий нож и с одного размаху рассёк девушке полголовы – КТО ЕЩЁ ХОЧЕТ ПООРАТЬ?! Здесь я хозяин, здесь я царь-бог, здесь у меня самый большой член, самое большое пузо и самый большой нож!!! Все это уяснили?! Теперь тащите свои задницы вон в тот контейнер!

Вскоре склад опустел. Окровавленное тело всё лежало на холодном полу и билось в агонии. Шеф ушёл в один из тёмных коридоров. Я последовал за ним.

Коридор был слабо освещён тусклыми лампами. Потолок, пол и стены были раскрашены каким-то причудливым узором. Пройдя какое-то расстояние, я заметил, что свет стал ярче… вырисовывалась ужасная картина: «причудливые» узоры оказались кровавыми следами. Вдруг откуда-то из глубины донёсся крик боли. Чем дальше я углублялся, тем отчётливее слышал лязг стали, хруст костей, крики и смех. Вскоре показалась двустворчатая дверь. По полу маленьким ручейком текла кровь.

Приоткрыв дверь, я увидел просторную комнату, в центре которой стоял стол, именно с него текла кровь. На столе лежал человек. У него были отсечены ноги и… будто откусаны руки. Он тяжело стонал. Шеф стоял у противоположной стены и что-то крутил в руках.

- Мясо, мясо, сало, жир, наточил свои ножи!
Кости, кости, мозг и хрящ, вот и нож секущий вас!
Ноги, руки, голова, не сбежишь от мясника!
Ниндзя, ниндзя, тени муж, ты лишишься сейчас уш!
Ноги вырву, руки съем, останется лишь твой член!

Шеф сделал резкий рывок в мою сторону. Уклонившись от неожиданного удара, я почувствовал боль в руке – лёгкий порез на мизинце сильно кровоточил.

- Чёрт больно.

- Не уйдёшь ты от меня! Голова будет моя! - Второй рывок я блокировал мечами – А ты больно живуч и ловок для трупа!

- Тоже могу сказать и о тебе, жиртрес.

- Я тебя на лоскуты изрежу!

Мясник яростно наносил удар за ударом. Попытки уклонится от них или контратаковать заканчивались новым порезом. Через какое-то время я стоял уже весь истекающий кровью… в глазах время от времени мутнело, а на Шефе даже китель не помялся.

- “Чёрт! Такими темпами я здесь помру”

- Выдохся?! Ты меня с лихвой позабавил, хвалю. А теперь – Шеф опустил нож - БЕГИ!!!

- Что?! – на всякий случай я отскочил на пару шагов, минуя лужу крови.

- Беги, прячься, спасай свою жизнь! Расскажи своему… главнюку или как вы его там кличете, что однажды я приду за ним и его ушами!

- Господин Шеф, – человек на столе сквозь стон и боль начал лепетать – у вас же назначена встреча, и она должна уже скоро начаться.

- Заткнись, кусок мяса, и без тебя знаю! Говорить тебе никто не разрешал, но радуйся, накажу я тебя уже после встречи. А что до тебя – мясник поднял нож - УМРИ!!!

Шеф рванул ко мне… он поскользнулся на луже крови и, перевернувшись несколько раз в воздухе, с грохотом ударился о стену и упал на пол. Нож торчал у него из груди… пошла кровь.

- Глупая смерть, но мне ужасно повез…

- Шеф… Шеф, ШЕЕ-ЕФ!!!

Кровавая лужа под поваром быстро разрасталась. Привязанный же орал не замолкая, пытался вырвался.

- Погоди секунду, я тебя освобожу.

Ремни были довольно туго затянуты, пришлось резать. Только путы упали на пол, как то, что осталось от человека с огромным трудом начало ползти к телу Шефа, при этом, не переставая орать. Кровь уже не так сильно текла, движения его замедлились, крики стали реже и тише. Окончательно оно остановилось в паре метров от Шефа. Я уже подошёл к выходу, как вдруг услышал:

- Кто тебе разрешил ползти ко мне тварь?!

Шеф медленно поднялся на ноги, подошёл к трупу и размозжил его череп ногой.

- Какого чёрта?! Ты ещё двигаться можешь?

- Я ещё и тебя убить могу!

Мясник всё также молниеносно ринулся ко мне.

- В этот раз всё будет иначе.

Я обнажил мечи.

- ГРА–АХ!!!

Шеф в мгновение ока оказался передо мной. Миг… тишина, лишь слышно как капает кровь… моя кровь… в глазах помутнело. Я опёрся на свои мечи.

- Я редко кого хвалю дважды… но ты… суч…

Раздался глухой удар. На полу лежал мясник, а рядом с ним покоилась его окровавленная голова.

- Riposa in pace. Покойся с миром.

Бой выдался очень тяжёлым: не было двух пальцев на правой руке, левая нога была сильно рассечена, не говоря о многочисленных кровоточащих царапинах. Опираясь на меч, и прижавшись к стене, я медленно плёлся к выходу. Ноги не шли, в глазах изредка темнело, в ушах эхом раздавалось падение капель крови. Тишину нарушили чей-то быстрый и тихий шаг.

- Саске? Саске!

- Макс, ты?

Макс подставил мне спину.

- Потрепали тебя. Ты как? Ещё дышишь?

- Не то слово. Жить буду, куда я денусь?

- Ладно, пошли, отнесу тебя в храм…

- Нет, лучше домой.

- Тебе и ум отшибли?! Если ты явишься домой с такими ранами, то Роза с ума сойдёт. Тем более, что в храме к твоему прибытию уже всё подготовили.

- Хорошо. Тогда подлатай меня чуток, чтобы смог сам идти.

Мы успешно выбрались из «ресторана» и направились в храм. На месте были к рассвету. В лазарете меня перевязали, залатали ногу и оставили отдыхать. Через несколько часов в палату пришли Макс и Данте.

- Как себя чувствуешь?

- Как в аду побывал. Лучше, спасибо.

- Ходить можешь?

- Через недельку встану.

- Хорошо. Я сказал Розе, что ты переночевал в храме, думаю, она скоро придёт. Я встречу её в холле.

- Спасибо. Постарайся сильно её не пугать.

Макс вышел из палаты, а Данте, стоявший у дверей и переминавшийся с ноги на ногу, робко подошёл ко мне.

- Прости… это моя вина, что ты сейчас в таком… состоянии. Я…

- Это не твоя вина. Я был слишком неосторожен и к тому же недооценил противника. Сам виноват!

- Дело не только в этом… Впрочем, не здесь.

- Понял.

- Что можешь сказать по заданию.

- В отчёте я всё подробно распишу, но пара вещей меня поразили. Не знаю как, но Шеф им промывает мозги: они готовы идти за ним даже лишившись рук и ног… причём это с ними делал сам Шеф. Сам же мясник, несмотря на свои габариты довольно таки живуч и быстр.

Получилось так, что он пронзил свою грудь своим же ножом. Любой другой умер бы на месте, но этот через минут семь встал и с той же скоростью продолжил нападать на меня. Упал он только после того, как я отсёк ему голову… Что стало с теми, кто был у него в рабстве?

- ГОР (группа особого реагирования) освободила всех девушек после вашего ухода.

- Шеф?

- Тело мы его нашли, а вот головы не было… и что странно…

В этот момент в палату влетела Роза и со слезами упала мне на грудь. Макс, стоявший в дверях, виновато пожал плечами, улыбнулся и исчез в коридоре, закрыв за собой дверь.

- С тобой всё хорошо?! Всё цело?!

- Пустяки, пустяки. Всё заживёт… Скажи лучше откуда у тебя ссадины?

- Пустяки?! Да на тебе живого места нет! Ходить-то можешь?!

- Пока нет, но…

- Никаких «но»! Данте, – его чутка покоробило от её взгляда и интонации – пока он не поправится, я никуда его не отпущу!

- Хорошо, хорошо… Неужели я такой зверь, чтобы отправлять раненого на задание? – он вновь словил гневный взгляд Розы – Похоже я здесь лишний…

Не успел Данте закрыть дверь, как Роза тихо прошептала: «Кажется, рожаю…»

- Что, прости!

- Рожаю, чёрт подери!

- Данте!

- Макс, зови врачей быстро.

В несколько мгновений санитары вбежали к нам и перенесли Розу в соседнюю палату. Минуты тишины, кажется, тянулись бесконечно, как вдруг раздался крик Розы.

- Чёрт, я должен быть там!

- Лежи! – Макс положил руку на больную ногу – Врачи справятся. Всё будет хорошо.

Продолжавшиеся какое-то время крики стихли.

- Твою мать, Макс, отведи меня туда!!!

- Саске… - я услышал детские крики. Макс лёгким движением руки положил меня обратно. В дверях показался Данте.

- Как Роза?! Как ребёнок?! Не молчи. прошу!

- Успокойся. И Роза, и дети живы и здоровы. Им ничего не угрожает.

- Стоп, дети? – в один голос сказали мы с Максом.

- Именно, мальчик и девочка. Ты счастливый отец, Саске.

- А можно…

- Нельзя! Им нужны покой и отдых, впрочем, как и тебе.

В тот день, тёплое летнее солнце в последний раз осветило грешную землю.

Сугуха и Тони быстро росли. Мне пришлось на время уйти со службы, чтобы помогать Розе с детьми. Каждый вечер мы падали на кровать, не имея сил даже пальцем пошевелить, и каждый вечер, ощущая приятную усталость, мы засыпали с счастливой улыбкой на лицах. Но счастье было недолгим.

“Два месяца назад”

- Слушай, Саске, знаю, ты только встал на ноги, но дело серьёзное и не требует отлагательств. Кроме тебя мне поручить его некому.

- Слушаю.

- Вергилий… Мои «друзья» сообщили мне, что его ассасины закупили массу оружия и снаряжения, их тренировки не прекращаются даже на минуту.

- Он готовится к войне?

- Думаю, что да. Поэтому нам нужно залечь на дно. Я уже отдал распоряжение всем нашим, когда Вергилий решит начать войну, мы заблокируем храм и я… убью его.

- Если храм опустеет, то он может что-то заподозрить. Да и если убьёшь Вергилия, то его солдаты могут захотеть мести. Будет много убитых.

- Хм… ты прав. Хоть мой брат и жесток, но ассасины пойдут за ним хоть в ад. Также мои источники сообщают, что у него есть связи с тамплиерами. Мы проверили, это не наши агенты.

- Вергилий хочет ударить им в спину и в один миг захватить власть в Амауротуме. Центурионы будут в панике… если всё так, то его план может сработать. Но что дальше?

- Скорее всего, он выступит с заявлением на весь АНЧ, сбросит маски с тамплиеров, а следовательно и с нас. А выставит всё так, что он спаситель… и народ пойдёт за ним.

- А если люди посчитают его террористом, который просто хочет власти. Если ещё и всплывёт, что вы сыновья Спарды, то…

- Быть беде.

- Не верю, что говорю это, но убивать тамплиеров сейчас опасно. Нужно выяснить, кто поставляет Вергилию оружие, и обрезать этот шёлковый путь… А что за «источники»?

- «Красные вороны». Сомневаюсь, что ты о них слышал. Хотя их лидер твой давний… знакомый.

- Знакомый значит… и кто он?

- Всему своё время.

- Сколько Вергилию понадобится времени, чтобы всё подготовить?

- Год.

- Два месяца… дай мне два месяца, и я вернусь в строй.

- А как же Роза и дети?

- Я хочу, чтобы над их головами было мирное небо.

В этот же день я всё рассказал Розе, и она полностью поддержала моё решение.

- Пусть два месяца и малый срок, но безопасность Сугу и Тони важнее.

Тринадцатого сентября с самого утра лил дождь. В одиннадцать ноль шесть на перила балкона сел красный ворон. К лапе было прикреплено письмо.

- Саске, буду надеяться на то, что ты полностью восстановился. Твоя цель немного немало один из высшего дивизиона Ордена. На нём держится всё снабжение: оружие, люди, информация. Через него Вергилий получает всё необходимое. Можешь устранить всех, кто посмеет преградить тебе путь. Записи с камер мы удалим. Удачи.
A.S.

- A.S. значит. Роза…

- Да, да, я знаю. Мы будем тебя ждать – Роза стояла на входе на балкон. Ветер слегка колыхал низ её жёлтого платья – Береги себя.

- К вечеру вернусь. – Я поцеловал Розу и ушёл.

Вход в здание, которое являлось штабом крупнейшей транспортной кампании тамплиеров, не охранялся. Когда я подошёл к парадным дверям, они медленно отворились.

- Похоже, что меня приглашают зайти.

Холл, коридоры, кабинеты были пусты. Стояла гробовая тишина. Посреди залитого светом холла стоял маленький мраморный стол, на котором лежал листок бумаги.

- Я жду тебя на семьдесят шестом этаже. Не торопись.

Только я дочитал, как двери лифта открылись. Зайдя внутрь, я нажал кнопку нужного этажа. Закрылись двери, погас свет. Я начал медленно подниматься наверх. На семьдесят шестом этаже двери распахнулись. Передо мной предстала тёмная комната.

- Добро пожаловать.

На другом конце залы зажёгся свет. За столом в кресле сидел человек в тёмном костюме, белой рубашке, верхняя пуговка которой была расстёгнута.

- Мы знакомы?

- Я знаю тебя, но нет, мы не знакомы.

Я медленно шёл к нему.

- И откуда ты меня знаешь?

- Миром правит тот, кто владеет информацией и умело ей распоряжается. Но перейдём к делу, я вызвал тебя сюда для заключения сделки.

- Стоп. Ты вызвал? Заключить сделку?

- У меня и в «воронах» есть связи. A.S. – мой давний друг. Касательно сделки, я не хочу умирать, но обстоятельства ставят меня перед выбором. Я решил выбрать меньшее из зол. Орден прогнил весь и полностью, власть развратила их. Ты читал «Комедию» Алигьери? Девять кругов ада, семь смертных грехов. Мало кто из Ордена может похвастаться тем, что он чист от пороков. Если не с вашей помощью, то он сам развалится через год, максимум три. Я хочу исчезнуть до того, как земля уйдёт из под ног.

- И если я помогу тебе, то что я получу взамен?

- По моим данным, малыш-Вергилий хочет власти и он готов развязать войну, чтобы её получить. Твоя семья может попасть под удар, я же могу обеспечить их безопасность. Ответа здесь и сейчас я не требую. Подумай, посоветуйся с женой и Данте и через три дня отправь свой ответ с вороном, что принёс тебе приглашение.

- Если я откажусь?

- Я не в обиде. Будь что будет. Если больше вопросов нет, то иди домой, Роза приготовила чудесный ужин, да и дети по тебе скучают.

- До свидания…

- Маркус. До свиданья, Саске. Приятно было пообщаться.

Тамплиер не соврал: ступив на порог своего дома, я учуял приятный запах домашней еды и услышал радостный смех Сугу и Тони. Я тихо прошёл в детскую. В кроватках у стены лежали дети. “Твоя семья может попасть под удар, я же могу обеспечить их безопасность”. Из головы не выходили эти слова.

- Привет – сказал кто-то позади меня.

- Ро… – я обернулся и увидел Данте – А, это ты. Привет.

- Как Маркус? Мёртв?

- Нет, он жив. Он хочет исчезнуть из Амауротума, и если я помогу ему, то он может обеспечить безопасность моей семьи. Данте…

- Я понимаю – он подошёл к кроваткам – дети – наше будущее. Их защита – наша главная обязанность. Раз такое дело, то завтра предложу эвакуировать всех небоеспособных женщин и их детей. Конечно, Маркусу доверять сложно, но это уже не мой выбор – Данте похлопал меня по плечу и исчез.

- Защитить детей… Розу…

Сугу и Тони успели уснуть. Они тихонько сопели, изредка пытаясь схватить что-то своими маленькими ручками.

- Правда, они милые, когда спят?

- Правда.

Мы с Розой простояли около получаса возле кроваток. Поужинав, наша семья собралась возле камина.

- Тебя что-то беспокоит? – начала Роза.

- Да так, мелочи жизни.

- По мелочам ты надолго не задумываешься – она улыбнулась – Хи-хи, у тебя всё на лице написано… да и Данте перед уходом мне кое-что рассказал. За городом у «Тени» есть убежище, там мы вместе со всеми сможем переждать бойню.

- А если Вергилий или тамплиеры нападут на него? Сегодня мне предложили сделку, если я помогу сбежать из города одному тамплиеру, то он сможет обеспечить вашу безопасность.

Роза положила свою голову мне на плечо.

- Мы пойдём со всеми. Будь уверен я, и наши дети будем в безопасности. Матери сражаются с тройной яростью, защищая своих… детей. Ты только… тоже осторожен… я хочу вновь…

Её голос потихоньку стих.

- Уснула.

Утром я вновь пришёл к Маркусу.

- Странный из тебя ворон.

- Прошу простить. Условия сделки изменились.

- Да-а? И каковы условия теперь?

- Снаряжение ассасинов Вергилия. Через неделю его недолжно быть на его складах.

- И куда мне деть столько оружия?

- Наши склады почти пусты, перенеси всё к нам.

- На сколько можно опоздать?

- Максимум месяц.

- Будет исполнено.

Спустя месяц после исчезновения Маркуса всё снаряжение Вергилия оказалось у нас в руках. Точкой невозврата стало семнадцатое октября. В этот день в храме собралось довольно таки много народу. Все шумели. На сцене стоял Вергилий.

- Дети мои, Данте в сговоре с Орденом тамплиеров! Он предал нас! Если кто-то из его подчинённых что-то знает об этом, то скажите!

В разных частях зала начались драки.

- И что же дальше малыш-Вергилий?

- Нам нужно сплотиться как никогда! Почувствовав нашу слабость, Орден может нанести удар и мы должны быть к нему готовы!

На сцену поднялся Саске.

- Как же ты вырос. Я тебя почти не узнал.

Из-за шума толпы я почти не расслышал их разговор. Только ор немного спал, как стоявшие на сцене обнажили мечи и ринулись друг на друга.

- Будь аккуратней, Саске.

Сквозь гул залы изредка доносился лязг стали.

- Вергилий опытен, но и Саске не лыком шит. Может вмешаться?

- Не стоит. Мы не всегда будем рядом, он должен сам справляться с трудностями… Да и это не его бой.

- А чей?

В храм вбежал Данте с мечом наготове. Быстро пробравшись к сцене он вступил в бой с Вергилием.

- Ты знал, что он придёт?

- Будто ты не знала?

Скрестив мечи, братья разошлись и сошлись вновь. Так раз за разом.

- А сколько раз Данте ему проиграл?

- Тридцать шесть и три раза выиграл.

Вергилий выбил меч из рук Данте.

- МЕНЯЕМСЯ!!!

Данте отскочил назад, а Саске блокировав меч Вергилия, нанёс тому колющий удар в левое плечо.

- Ловко он.

- Ну так ведь он из клана Сарутоби.

Вскоре Вергилий упал на колено. И бой закончился бы, если бы на сцене не появились Глория и Лилит.

- А вот и наши стервочки.

- Саске так и не узнал, что это они побили Розу.

- Похоже, что только что узнал.

Саске ринулся со всей яростью на сестёр. Вдвоём они еле-еле блокировали его выпад. После ещё пары ударов, они обе лежали на полу без сознания. Вергилий успел за это время восстановится и один рывком обезоружил Саске и лишил бы его руки, если бы не Данте. Секунда и Вергилий, и Данте без сил. Саске подошёл к брату со шрамом.

- Он убьёт его?

- Не знаю, дорогая, не знаю.

Саске занёс меч над его головой…

Раздался детский крик. Посреди зала стояла Роза с Сугухой и Тони на руках. Толпа затихла, всё внимание было обращено на сцену.

- Смотри, смотри! Они уже такие большие!

- Тише, тише, а то нас заметят.

Саске убрал меч в ножны, спустился со сцены, подошёл к жене, взял дочь на руки и они вместе направились к выходу. Данте, подняв меч, двинулся за ними. Его примеру последовали Леонардо, Макс, все ниндзя и большая часть ассасинов. Когда процессия дошла до выхода, то все они разом накинули на себя алые плащи и, выйдя на улицу, разошлись в разные стороны.

- Надо же, всё как ты и сказал.

- Чем всё это кончится?

- Правда, они милые?

- Ещё бы… – Наши шаги раздавались эхом в полупустом зале. Наши алые плащи отбрасывали тень, и не менее алое солнце уходило за горизонт. Что нам несёт завтрашний день? Искупление? Смерть? Радость победы? Горечь поражения? Взойдёт ли солнце завтра? – Дорогая, это последняя мирная ночь. Последний ветерок без запаха крови. Завтра. Завтра. Завтра.

Тёмное ночное небо озарил звездопад…


SarSas
ToniinoT Дата: Суббота, 12.08.2017, 12:44 | Сообщение # 6

Антон Разумов

ToniinoT

Постоянные авторы

  • Сообщений: 10

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Смысл следующего своего произведения я сам не до конца понимаю. Буду рад подискутировать с кем-либо на этот счёт)

Без названия

В слегка запотевшее стекло оптического прицела смотрел человек: рыжие волосы, один глаз голубой, а другой карий, среднего роста, на левой руке нет одного пальца. Целью вольного стрелка является коррумпированный политик Джордж Миксби. Прессе он известен как верный муж, хороший отец и беспринципный депутат. Но о его миллионных счетах, любовнице и любви к азартным играм знают единицы.
Бледно-красный луч лазерного прицела слегка колыхался на левом кармане тёмно-синего пиджака коррупционера. «Пора отойти в мир иной – шептал стрелок – да будет твой путь лёгок, да обретёт твоя душа покой. Покойся с миром». Легкое движение пальца и мёртвое тело политика лежит в луже собственной крови, а убийца уже покинул место своего деяния.

- Прелестное убийство! А эта молитва полная сострадания и раскаяния за содеянное, заставляет наслаждаться смертью! Разве я не прав?

- Прав, прав. Этот человек заслужил смерть, но как политик, а не отец или муж.

- Зануда.

- Садист.

- Лицемер.

- Лжец.

- Нарываешься на драку?!

- Даже не думай, ты мне уже один раз проиграл.

- Случайность.

- А вот и проверим.

В это время стрелок летел на самолёте сквозь облака и видел, как вдали бушевала гроза, сверкали молнии, и звенел гром.

- Арктур – актёр, садист, насильник. Был обвинён в смерти тридцати человек, но суд его оправдал. Наркотики, алкоголь и блуд рано или поздно сделают своё дело, но этот ублюдок должен умереть сейчас. Моя рука не дрогнет, честь не будет запятнана, душа не станет порочной, а тело останется живо. Погибает один, будут жить миллионы.

Приземлился убийца в Австралии. Заселился в отель. Прогулявшись по улицам города, он нашёл нужный ему театр, пару уютных ресторанчиков и несколько укромных мест. Вернулся стрелок к полуночи, принял душ, поужинал и лёг спать.

- А давай развлечёмся.

- Знаю я твои развлечения.

- Ну, давай, чего тебе стоит?

- Делай, что хочешь.

- Ха, я всегда делаю, что хочу!

Ясная лунная ночь была прекрасна: тишина, свет танцевал на свежей листве, а по улицам кое-где бегали коты. Убийца проснулся от мертвецкого холода, который пронизывал его тело. В кресле перед кроватью сидел человек в чёрном фраке, чёрном цилиндре и наполированных до блеска чёрных туфлях.

- Здравствуй – сказал, улыбаясь во весь рот, незваный гость – я хочу предложить тебе сделку.

Прозвучал глухой хлопок

- Покойся с миром.

- Я уже давно мёртв глупец – уже без улыбки, но с дырой во лбу прохрипел человек.

- Ты пришёл за мной?

- Я хочу предложить тебе сделку. Убей свою цель и, обретя покой, умри или отпусти её и я дарую тебе вечную жизнь.

Во лбу бессмертного появилась вторая дыра.

- Исчезни – бросил убийца и снова попытался заснуть.

- Гадёныш – сказал, глядя на своего обидчика кровавыми от злобы глазами, человек в чёрном.

До утра стрелка больше никто не беспокоил. Встал он рано. Неспеша позавтракал, оделся и вышел. Сегодня в театре премьера новой пьесы «Монах в аду». Главная роль отведена Арктуру.

Убийца расположился в дальней ложе. Погас свет, открылся занавес и перед зрителем предстал человек в монашеской рясе.

- Ирония, – раздался хриплый голос – самый ужасный грешник играет роль монаха.

- …

- Молчишь. Надеюсь, ты не забыл о сделке - во лбу говорившего появилась третья дыра – Чёрт тебя подери!

- Заткнись – убийца начал собирать винтовку.

- Чёрт тебя подери! Чёрт тебя подери! – кричал извивавшийся и корчившийся на полу от боли человек.

Орудие было готово. Стрелок прицелился точно в сердце.

- Ты совершил много злодеяний. Никто не будет сожалеть о твоей смерти. Пусть твой путь будет лёгок. Покойся с миром.

Прозвучал глухой выстрел. Закричали женщины. Началась паника.

- Глупец! Гори в аду!

- Прощай.

Убийца покинул здание театра, сел на самолёт до России и оставил злосчастную страну за спиной. Сменив несколько раз рейсы, он оказался в небольшом городке. В этот раз его целью был обычный человек. Нарушений закона, морального или этического кодекса нет.

Антон Разумов – студент, не привлекался, семьи нет, но есть девушка, пишет небольшие произведения в стихах и прозе, носит с собой… меч. За что его убивать?

Постоянного маршрута у цели не оказалось. Учебные часы сменяются прогулками. Поймать его было сложно, но к третьей неделе план был готов. В пятницу стрелок подкараулил Антона в парке, в котором тот бегал и, украв его меч, заманил в тёмный переулок.

- Лучше отдай меч – сказал студент.

- Прости, но мне нужно тебя убить.

- У тебя не получится.

- В твоих деяниях нет зла, твои помыслы чисты, как и твоя душа. Прости меня и упокойся с миром. Тебя ждёт вечность.

Убийца, совершив рывок, пронзил грудь цели, его же мечём. Студент пал на колени. «Я не держу на тебя зла – сказал он и медленно умирающее тело, упало на холодный асфальт».

Охотник три часа молился над телом жертвы. На душе был тяжкий груз. Самолёт ждал нового пункта назначения. Но лететь никуда не хотелось. К счастью новых контрактов не было. Убийца гулял по городу, думал о последнем убийстве. Но в один ужасный день…

Новый контракт. Сестра Изабелла – монашка в небольшой католической церкви.

Пришлось собираться и лететь. Самолёт доставил его в Германию. Церковь, в которой служила сестра, находилась далеко за городом. Пешком добираться несколько часов. К полуночи убийца завидел крест церкви, а вдалеке замелькала человеческая фигура.

- Что ты ищешь сын мой?

- Сестра Изабелла?

- Да.

- Простите. Покойтесь с миром.

Раздался выстрел.

Следующим утром тело монашки нашли в нескольких километрах от церкви.

Убийца перестал спать, есть. Каждый день он смотрел на меч студента и думал о содеянном.

«За что я его убил? Мог ли я поступить иначе? Почему не поступил?»
Вопросы роились в голове охотника. Мысли и сожаление привели стрелка на могилу студента.

Похороны были скромными. Пришли только друзья и близкие. Холодный дождь ещё сильнее омрачал событие. Вскоре начали расходиться. Остался лишь убийца.

«Прости меня - прозвучало в тишине – это твой меч… возвращаю его тебе».

Ещё долго стоял одинокий зверь над могилой жертвы

- Клянусь, что следующий мой контракт будет последним. Прощай.

Якоппо – сын священника, окончил приходскую школу, родители лишили его фамилии, когда он поступил на юридический факультет, работает адвокатом в Риме.

Город встретил холодно: в город ни одного такси, номера в отелях заняты, дождь, холод. Пришлось выполнять контракт тотчас. К счастью долго искать адвоката не пришлось. Личность известная, расписание постоянно, но всегда на людях. Убийце пришлось импровизировать. Якоппо жил на последнем этаже небоскрёба, балкон которого выходил на восток.

В эту ночь весь город был обесточен, а к утру, адвокат отправился в мир иной. Только через несколько недель, когда убийца уже был на другом конце земли, Якоппо нашли распятым на стене небоскрёба. Каждое утро солнце освещало окровавленное тело, а луна остужала нагретый труп. Если бы не вонь гниющей плоти, то, скорее всего, адвоката бы не нашли.

- Я исполнил последний контра…

- А, вот ты где! Я тебя искал. Готов к вечному покою?

- Иди к чёрту.

- Ты забавный!

- Тебе мало трёх дыр во лбу?

- Чёрт бы тебя побрал! Я тебя убью подонок!

- Заткнись – убийца выхватил из-за пояса пистолет – прощай.

Раздался выстрел.

- Думаешь, сможешь спасти свою душу?! Чёрт! Чёрт! – стрелок упал наземь – Твоя душа моя! Моя! Моя!

Пространство вокруг тела постепенно заполняла алая кровь.

- Его душа достойна покоя. Тебе он не достанется.

- Ты… это… знал?! Ты знал, что он так поступит!

- Нам больше говорить не о чем.

- Я с тобой не закончил! Вернись! Чёрт! Вернись!

Темнота обволакивала несчастную душу убийцы. Мороз сменялся жаром, время текло медленно, изредка вдали пролетало нечто, оставляя за собой полосу холодного света.

- Я в аду? Почему здесь темно?

- Ты обрёл покой.

- Покой? За что? Я ведь убил невиновного!

- Раскаяние. Ты сожалел о каждом своём убийстве, тебя простили твои жертвы. Ты страдал слишком много.

- Я не просил покоя…

На следующий день в одном из отелей нашил труп неизвестного мужчины с простреленной головой. Следователи решили, что это убийство. Тело кремировали и захоронили останки на городском кладбище.

Каменный крест, на котором было изображено низвержение дьявола, ангелы и первые люди, стоял над могилой. На надгробии заботливой, но твёрдой рукой мастерски были выбиты слова: неизвестный убит неизвестным; скорбим, помним, да обретёт твоя душа покой.

Каждый день кто-то приносил к нему на могилу цветы, читал молитвы о покое души и облагораживал крест и плиту.

Покойся с миром. Да обретёт твоя душа покой.


SarSas
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Разумов Антон Андреевич (19 лет Омск)
Страница 1 из 11
Поиск: