Геннадий Дмитричев - Страница 4 - Литературный форум
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Геннадий Дмитричев (пишу роман)
Геннадий Дмитричев
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Воскресенье, 21.01.2018, 10:24 | Сообщение # 76
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
Спасибо, Елена. Дай мне боженька сил, терпения и фантазии

ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Воскресенье, 21.01.2018, 20:47 | Сообщение # 77
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3254
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Цитата strong ()
Я имел в виду, что пошли главы, как вы называете, с колёс. Нигде не выкладывал и редактировал сам лишь единожды.

Понятно. Вы теперь, главное, не пропадайте и не останавливайтесь! Очень хочется узнать - чем же дело кончится))
:)


От себя не убежишь...
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Воскресенье, 21.01.2018, 22:36 | Сообщение # 78
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 8971
Награды: 84
Репутация: 255
Статус:
Цитата strong ()
Я имел в виду, что пошли главы, как вы называете, с колёс. Нигде не выкладывал и редактировал сам лишь единожды.

между прочим, иногда с колёс выходит здоровски! Тут главное - привычка!))) Ждём, ждём!! :)


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Понедельник, 22.01.2018, 11:28 | Сообщение # 79
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
Обычно всё довожу до конца. Правда небольшой перерыв всё же намечается. Чтобы не ударить в грязь лицом, надо хорошенько обдумать концепцию второй части — структуру. Столько наворочил в первой части, надо как-то разруливать.
Ну а пока ещё предстоит замкнуть первый круг.


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Четверг, 25.01.2018, 09:24 | Сообщение # 80
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
ГЛАВА 16 ЧТОБЫ МНЕ ЭТО НЕ СТОИЛО!
(Итальянские каникулы)

У Романа сложилось впечатление: весь персонал уже знал, что в отеле поселились русские. Одного не мог понять: либо здесь все владели русским языком, либо к ним специально приставили русскоязычный персонал.
Антиквар оказался приверженцем плотных завтраков. Скоро ресторанный столик был уставлен вазочками с различными вареньями-джемами, корзинками с фруктами и бутербродами, тарелками с салатами. Венчала всё пузатая бутылка с красным вином. Трубецкой настоял на том, чтобы Роман выпил бокал тёрпкого напитка, остальное прикончил сам.
— Прекрасно, прекрасно. Эх, Рэм, завидую твоей молодости, — вытирая усы салфеткой, пробасил антиквар — Хотел бы я быть... Эх, чёрт! Существует ведь где-то рецепт долголетия. Должен существовать! — Он бросил салфетку в пустую тарелку. — И я его найду, чтобы мне это не стоило! — Он понизил голос: — И знаешь, я, кажется, напал на след... — Неожиданно Трубецкой замолчал и посмотрел на свои «Роликсы». — Пожалуй, нам пора… Не в службу, а в дружбу, — поднимись в номер, захвати мой дипломат.
Поднимаясь на этаж, Роман про себя ухмылялся: «Какие только причуды не бывают у людей! Д-а-а, если денег куры не клюют, многое можно себе позволить». — Но, после слов антиквара, отчего-то он чувствовал странное облегчение.

На кровати Волгин увидел свой аккуратно разложенный костюм. Быстро переоделся, захватил из комнаты Трубецкого чемоданчик и, на ходу взглянув в зеркало в прихожей, вышел в коридор.
Вячеслав Аристархович ждал его в холле, о чём-то оживлённо беседуя с портье. Заметив Волгина, он нацепил солнцезащитные очки и, забрав дипломат, двинулся к выходу. Роман — за ним. Увидев своё отображение в зеркальной двери, в голове промелькнуло: «Ну чисто мафиози».
На стоянке такси они сели в один из трёх находившихся здесь автомобилей. Водитель не владел русским языком, да и странно было бы если и этот оказался русскоязычным… Но едва взглянув на клиентов, воскликнул:
— О, руссо туристо!
(Для Романа осталось загадкой: каким образом таксист распознал в них русских).
— Руссо, руссо, — проворчал Трубецкой. — Облико морале. — Он протянул таксисту бумажку с написанным на ней адресом.
— О, си, си, — энергично закивал тот и запустил мотор.
После вчерашнего дождика улицы выглядели словно умытые. Всё блестело чистотой и свежестью. Но сам город не впечатлил Романа. На открытках и рекламных проспектах виды вечного города казались гораздо красивее. И лишь Колизей поразил. Почти физически он ощутил атмосферу того времени, величие и красоту древнего театра.

Синьор Пабло Сковороди — итальянский приятель архивариуса Николая Васильевича (Роман так и не выяснил его фамилию) жил почти в центре, недалеко от Колизея. «Фиат» свернул с проспекта и, проехав под аркой, пересёк широкий двор, остановился перед высоткой, с единственным парадным подъездом. Вячеслав Аристархович расплатился банкнотой большого достоинства и, не дожидаясь сдачи, вышел из машины:
— Свободен. Ариведерчик.
— Грацио, синьор.— «Фиат» рванул места.
Домофона на подъездной двери не оказалось, как, впрочем, консьержки и лифтёра в вестибюле. Трубецкой уверенно подошёл к квартире № 1. Дверь, после звонка, открыл тщедушный небольшого роста старичок, несмотря на духоту, в тёплой вельветовой куртке.
— Синьор Пабло Сковороди? Вам привет от Николая Васильевича Паршина.
— О-о, да, да, Никола! А вы, э-э, граф Трубецкой? Ждал, ждал. Проходите, проходите. Я получил ваше письмо. Как поживает Никола? Простите, у меня небольшой беспорядок — жена в отъезде.
— Позвольте представить, Роман Волгин — мой компаньон.
— Приятно. — Синьор Пабло повернулся к Волгину. Роман вдруг почувствовал, как рука хозяина квартиры дрогнула в его руке, а во взгляде, брошенном на него, уловил что-то… Недоумение, страх? — Да вы садитесь. — Старичок указал на небольшую софу, покрытую цветастым пледом. — Вино будете?
— Спасибо, мы только что из ресторана.
— А вы, молодой человек? Ну-да, ну-да… А Никола называл меня Пашей, — Он сел в кресло напротив гостей. Но тут же вскочил и, зайдя за кресло, облокотился на спинку. — Да-а, хорошие были времена. А знаете, мои предки служили у царя Ивана Четвёртого.
— Прекрасно, прекрасно. Я слышал: в войске Грозного служили Итальянцы.
—Нет-нет, мои предки казаки, а прозвище их было — Сковорода. — Синьор Пабло улыбнулся. — Ах, да, — спохватился он. — Вы писали — у вас какое-то дело? — Он снова сел в кресло.
— Видите ли, я коллекционер, — Трубецкой зачем-то взял стоящий у ног дипломат и положил его себе на колени. — И очень интересуюсь древним Египтом… — Роман заметил, как напряглось лицо старого археолога, и опять поймал на себе тот самый взгляд…
— Да? Чем могу быть полезен?
— Вы ведь работали в Египте? — полувопросительно полуутвердительно произнёс Трубецкой.
— Было дело. Но я не понимаю... Мне нечего вам предложить.
— Нет-нет, — поспешил успокоить хозяина Вячеслав Аристархович. — Вы не правильно поняли. Мне нужна только информация.
— Да, слушаю. — Синьор Пабло откинулся на спинку кресла.
— Прекрасно! Меня интересуют некие таблички, которые вы нашли в долине Царей. Об экспедиции мне рассказывал Николай Васильевич. Мы с ним на короткой ноге.
Пауза длилась около минуты. Трубецкой уже собирался что-то сказать, но хозяин опередил его.
— Странная история с этими табличками, — начал он. — О кей, буду с вами честным, — синьор Пабло тяжело вздохнул.— Как вы знаете, египетские власти запретили вывозить из страны, найденные там артефакты… — Трубецкой кивнул. — Их можно понять, — продолжил археолог, тщательно подбирая слова,— страну просто разграбляли… Ну-да, не буду вдаваться в подробности. В общем, мы решили, э-э, подзаработать и утаили несколько тех табличек, с тем, чтобы впоследствии вывезти и продать. Но подзаработать не удалось. — Он печально улыбнулся. — Никто не заинтересовался находкой. Никто не верил, что это старинные, э-э, вещи. Действительно, таблички имели слишком современный вид…
— Я в курсе, — вставил слово Трубецкой.
— О кей. Так вот, но всё дело в том, что обнаружили-то мы их в месте, где человека не было сотни, а то и тысячи лет! Вы понимаете?
— И где же эти таблички? — спросил антиквар.
Синьор Пабло пожал плечами:
— Пришли люди, представились сотрудниками Туринского музея, и забрали…
— И что же, так просто?
— Конечно, они показали документы и даже заплатили. Деньги, э-э, сумма была не та, на которую рассчитывали, но к тому времени, рады были и ей. Кстати, в Турине самый лучший египетский музей в Италии, а может, и во всём мире.
— Я знаю, — задумчиво произнёс Трубецкой, барабаня пальцами по чемоданчику. — А снимки?
— А вот это самая странная странность. Много раз пытались сфотографировать, но плёнка оказывалось засвеченной… — Синьор Пабло хотел добавить ещё что-то, но Трубецкой перебил:
— И что же это было — радиация?
— Нет. Счётчик ничего не показывал. — Археолог печально улыбнулся. — Да и со мной, как видите, ничего не случилось. И друзья ушли, так сказать, естественным путём. — Голос его дрогнул, он замолчал. Молчал и Трубецкой. — Да-а, — наконец заговорил синьор Пабло, — какое-то излучение всё же было, вот только... Но в проклятие фараона я не верю.
— Ну а рисунки? — спросил антиквар. — Наверняка…
— Конечно, конечно — были и зарисовки. Но всё куда-то пропало. Ума не приложу… впрочем…
Трубецкой подождал продолжения, но его не последовало.
— И что же вы обо всём этом думаете, синьор Пабло?
— Помните историю с бумагами Эйнштейна? Будто бы он их уничтожил. Мне кажется история с табличками из того же, э-э…той же оперы.
— П-о-о-нятно, — протянул Трубецкой. Он поднялся: — Ну, благодарю за беседу, — нам пора.
— Как, уже? Вы даже не попробовали моего вина. У меня отличное вино! Может…
— О, нет-нет, в следующий раз.
— Жаль, жаль. А знаете, граф, вы внушаете… я проникся к вам доверием. — Синьор Пабло повернулся к Волгину:— И к вам, юноша.
— Прекрасно, прекрасно, — пробасил Трубецкой. — Вы отлично говорите по-русски.
— Не забывайте, я же Сковорода.

— Ну а ты что думаешь обо всём этом? — спросил Вячеслав Аристархович, когда они вышли из подъезда.
— Я?!
— Ты же у нас Египтянин. — Сказано это было полушутливым тоном, но Роман почувствовал, как мороз пробежал по коже.
— Не знаю. Куда теперь — отель?
— В отель, в отель, — заправляя сигарету в мундштук, рассеянно произнёс антиквар. — Вот что, завтра летим в Турин.
Ответить Роман не успел. В кармане запиликал телефон. Это было так неожиданно, что он вздрогнул — кто мог звонить ему в чужой стране?
— Си, — Он поднёс телефон к уху.
— Си, си — би-би-си! — раздался на том конце громкий и, как показалось, рассерженный женский голос. — Ты почему не сказал мне, что летишь в Рим?! А узнаю я это только от вашей секретарши.
— Машка — это ты что ли? Ты где? Откуда?
— Где-где, в Питере! И я вылетаю к вам.
— В Питере! Но как ты… дозвонилась?!
— Деревня-я! Посмотри на свой телефон… Так, где вы остановились?
— Ну, я не знаю… — Роман взглянул на Вячеслава Аристарховича. — Завтра мы улетаем в Турин.
— Ро-о-омка, — завопила Маша, так что её, без сомнения, услышал Трубецкой, — как интересно! Сейчас же диктуй адрес!
Антиквар усмехнулся:
— Маша Кравцова? Пусть приезжает.
— Ну, хорошо, — в трубку сказал Роман и назвал отель. Хотел назвать улицу, но в трубке уже раздавались «короткие гудки».


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Четверг, 25.01.2018, 12:49 | Сообщение # 81
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 8971
Награды: 84
Репутация: 255
Статус:
Цитата strong ()
«Роликсы»

Ролекс
Цитата strong ()
разграбляли…

слово похоже на "грабли" )) может, лучше -- грабили, обкрадывали,обворовывали и т.д.

А в остальном -- отличненько!!


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Четверг, 25.01.2018, 14:17 | Сообщение # 82
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
Спасибо, Елена. Я очень рад. Раздуваюсь от гордости.

ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Четверг, 25.01.2018, 19:03 | Сообщение # 83
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3254
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Ура! Продолжение! Забрала))

От себя не убежишь...
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Пятница, 26.01.2018, 09:00 | Сообщение # 84
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
Боюсь—боюсь разочаровать… Кажется опять кокетничаю.
Думаю, пора подсекать…


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Пятница, 26.01.2018, 09:07 | Сообщение # 85
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3254
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Цитата strong ()
Боюсь—боюсь разочаровать… Кажется опять кокетничаю.
Думаю, пора подсекать…

Ага! Нас ждёт экшн! Жду с нетерпением!


От себя не убежишь...
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Понедельник, 29.01.2018, 07:13 | Сообщение # 86
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:

ГЛАВА 17 ПРОРЫВ
(Итальянские каникулы)

В гостиничном номере Трубецкой вновь засел за компьютер. Побродив по номеру, Волгин встал за спиной антиквара. Чувствуя его присутствие, не оборачиваясь, тот пробормотал:
— Да, Рэм, информированный человек — сильный человек. Кто владеет информацией — владеет миром, — потом задумчиво добавил. — Однако на каждого сильного найдётся ещё сильнее.
Хмыкнув Роман, включил телевизор, в своей комнате, предварительно убавив звук. Пощёлкав пультом и, не найдя русскоязычного канала, выключил. За окном начало темнеть. Напротив гостиницы засверкал цветными лампочками баннер, рекламирующий «Кока-Колу».
Через открытую дверь видел: Вячеслав Аристархович что-то увлечённо рассматривал на экране компьютера. Неожиданно перед глазами возникло изуродованное лицо капитана Осипова. Не то чтобы Роман забыл, но в течение дня просто не оставалось времени подумать о неприятном инциденте. «Да уж, инцидент — так инцидент! — усмехнулся про себя. Первое, что приходило в голову: обратиться в правоохранительные органы. Но тут же отмёл эту мысль. Если Осипов смог легализоваться, без предательства среди силовиков не обошлось. — Что же делать? Чёрт! Плохо, что Осипов узнал меня. Но гораздо важнее: узнал ли я его…»
Его взгляд снова скользнул в соседнюю комнату. Знает ли Трубецкой, что они служили в одном полку? А главное, знает ли кто на самом деле Осипов? — При той информированности, которой обладал антиквар, вряд ли не в курсе.

Ход его размышлений прервал громкий стук.
— Оп-ля, а вот и я! — жизнерадостно воскликнула посетительница, когда он открыл дверь — Вижу — не ждал.
— Машка, ты?! Как ты?
На Маше было вечернее сиреневое платье, с причёской она что-то сделала; то ли постриглась, то ли причесалась особым способом.
— Нет, ты, Волгин, окончательно отстал от жизни… Два часа лёту, и я здесь. Ну, мы так и будем стоять на пороге?
— Проходи, — спохватился он.
В это время в коридоре появился Трубецкой:
— Ба-а, кто это? Никак Машенька Кравцова!
— Здравствуйте, Вячеслав Арис… — Антиквар протестующее замахал руками — Ах, да, — захихикала она, — Вячеслав… просто Вячеслав.
— Так, только так. Ну, проходи, проходи. — По номеру распространился запах дорогих духов. — Прекрасно, прекрасно! А где же твой багаж, Машенька?
— Вы что же думаете, что я поселюсь в номере с двумя мужчинами? — нарочито обиженным тоном, спросила девушка. — Мой номер — напротив.
— Прекрасно, — повторил Трубецкой, потирая руки. — Эх, сейчас закатим пир горой. Роман…
— О, нет, я пас, после шести — ни одной крошки… Кстати, — садясь на софу и расправляя платье, добавила она, — весёлый парень этот ваш портье.

Вечер прошёл в непринуждённой, весёлой обстановке. Болтали кто о чём. Вячеслав Аристархович вспомнил пару забавных эпизодов из своей жизни. Роман рассказал несколько анекдотов. Маша заливалась смехом от каждого слова. Её хохот разносился, наверное, по всему этажу. Роман попытался поделиться своими впечатлениями от города, но оказалось, что Маша уже бывала в Риме и могла рассказать побольше его.
Наконец, Вячеслав Аристархович сказал:
— Ну, ребятки, пора баиньки. Уже одиннадцать…
— Ну, вы, Вячеслав — совок, — надула губки Маша. — Время ведь ещё детское.
Трубецкой усмехнулся в усы.
— Все мы совки. Все мы оттудова. Завтра, ребятки, летим в Турин.
— Ой, всегда мечтала прокатиться по Европе на поезде. Вячеслав, ну пожалуйста! — Она шутливо-умоляюще сложила руки.
— Что с нами делают женщины! — в тон девушке ответил Трубецкой. — Ну как здесь откажешь?! Хорошо, отменю заказ. А сейчас спать, спать.

— Может, всё же позвать Машу? — спросил Роман, выходя из люкса вслед за антикваром.
Трубецкой скользнул взглядом по ряду дверей гостиничных номеров:
— Не стоит. Ещё рано. Молодёжь любит поспать.
Волгин хмыкнул. Было уже полдевятого утра.
— А мы, значит, с вами старички?
— Эх, Рома, ничего не скажу о тебе, а вот я…
Они спустились в ресторан и заняли тот же столик, что и накануне — в центре зала. Тут же подпорхнула официантка…
Когда они уже заканчивали завтракать, Роман услышал: «Летящей походкой она вышла из мая…» — Он с недоумением посмотрел на антиквара. Тот смотрел мимо него, в направлении выхода: — Эх, Рома, завидую я тебе.
Волгин оглянулся. На этот раз на Маше был белоснежный брючный костюм, и широкополая шляпка с красной лентой на тулье. Вячеслав Аристархович встал, отодвинул стул:
— Прошу, сеньорита.
— Благодарю. Вы, как всегда, галантны, Вячеслав. — Она бросила на Романа укоризненный взгляд.
— Что ты будешь, Маша? — Опомнился он.
— Апельсиновый сок, пожалуйста, — жеманно ответила девушка.
Заказ был незамедлительно выполнен.
Трубецкой озабоченно посмотрел на наручные часы.
— Вот что, ребятки, наш экспресс отправляется в три... Вы пока погуляйте, а я поднимусь в номер. Что-то я устал. Ох, старость — не радость.

— Скажи, что за человек — Вячеслав Аристархович? — спросил Роман, взглядом провожая антиквара.
— Ф-ф-ф, — презрительно фыркнула девушка, уплетая эклер, запивая соком, — у него только усы брутальные. — Потом добавила: — Ну-у, не знаю. Ты работаешь у него…

Они решили не уходить далеко. Прогуливаясь по улице, на которой находился отель, болтали ни о чём. Маша взялась рассказывать об истории Римской империи. Он только улыбался: всё это знал ещё из школьной программы.

Владелец брутальных усов о чём-то беседовал с метрдотелем гостиницы, когда заметил вошедших Романа и Машу.
— Прекрасно! Вот и наша золотая парочка! Ну, как погуляли? Вижу, вижу… Белиссимо! — Трубецкой буквально лучился добродушием. Однако Роману опять показалось фальшивым его веселье. Глаза антиквара оставались холодными и колючими, будто льдинки: — Ну-с, ребятки, — он плотоядно потёр ладони, — пообедаем и двинем… Эх, запретили мне врачи мучное и мясное, но, думаю, пельмешки можно. Машенька, ты как насчёт пельмешек?
— А-а-а, давайте, — махнула та рукой, — словно — в омут вниз головой.
Они заказали три порции равиоли.
Уплетая заморскую еду, Трубецкой продолжал шутить:
— А наши-то пельмешки вкуснее.
Когда с равиоли было покончено, Роман с Машей поднялись на этаж. Багаж девушки состоял из огромного чемодана на колёсиках, впрочем, совсем не тяжёлого. Заглянул в свой номер и забрал сумку.

Железнодорожный вокзал напоминал станцию метро. Всё вокруг блистало мрамором и кафелем. Скоростной экспресс по комфортабельности не уступал авиалайнеру, и домчал до Турина менее чем за три часа. Всю дорогу путешественники просидели у окна, любуясь великолепными пейзажами и видами средней Италии.
Когда поезд прибыл на вокзал, было ещё светло, но солнце уже скрылось за горизонтом и редкие кучевые облака приобрели сизый цвет. Через полчаса добрались до отеля. Отпустив такси, Трубецкой сказал:
— Ну вот, друзья, судя по каталогу, это лучшая гостиница в городе.
Сцена повторилась почти точь-в-точь, что в Римском отеле.
— О, русские! — воскликнул портье. — Очень хорошо! Папа… дети??
— Папа, папа, — проворчал Трубецкой, подавая три заранее приготовленных паспорта. — Два люкса, — по-русски добавил он.
— О, си, си!
— Мне начинает надоедать эта итальянская экзотика, — раздражённо сказал антиквар.
Неизвестно что подумал администратор, заглянув в паспорта и обнаружив три разные фамилии, но больше не проронил ни слова. Занеся данные в большой настольный компьютер, подал новоявленным постояльцам ключи от номеров.

На следующее утро, когда Трубецкой находился в ванной, а Роман поджидал его, сидя в прихожей, в дверь постучали. Конечно же, это была Маша.
— Ну, мальчики, вы готовы?
Дверь ванной комнаты открылась.
— Ба-а-а, Машенька, ты, как всегда, ослепительна, — театрально вплеснул руками антиквар. На девушке было бардовое мини-платье, именуемое в народе «карандаш» (Роман не понимал, как женщины влезают в такие платья), волосы, покрытые тонким слоем лака, отливали бронзой. — Ун моменто, — Трубецкой скрылся в комнате. Но уже через секунду появился со своим чемоданчиком.
Они позавтракали в гостиничном ресторане и, взяв такси, направились в центр.
Музей Древнего Египта встретил их двумя огромными каменными сфинксами, лежащими по обе стороны широкой мраморной лестницы. В мрачноватом и почти пустом вестибюле, около кассового окошечка, стояли всего несколько человек.
Трубецкой сказал:
— Вы, ребятки, пока погуляйте, а я загляну в администрацию. Надо кое-что выяснить.
Роман как-то упустил, когда и куда исчез антиквар и момент покупки Машей билетов. Что-то случилось. Он словно бы, действительно, оказался во дворце Древнего Египта. Сознание будто бы раздвоилось на две ипостаси. С одной стороны он видел идущую рядом, державшую его под руку Машу (девушка что-то болтала, он ей отвечал), с другой — полное ощущение, что идёт один по широкой и светлой галерее, чувствуя босыми ногами прохладу мрамора. Мимо проходили люди в коротких и длинных туниках, некоторые голые по пояс. Он слышал приглушённый говор.
Галерея закончилась. Он, вернее они, ступили в следующую залу. И вдруг яркое солнце на миг ослепило его. Порыв горячего воздуха обжёг лицо, на щеках почувствовалось покалывание тысячи песчинок. Губы вмиг пересохли. Вдалеке, утопая в барханах, зыбко дрожа в мареве, темнел треугольник строения.
Пирамида стремительно приближалась, будто сама плыла навстречу… И вдруг Роман услышал голос Маши и увидел, словно выточенную из мрамора руку, указывающую куда-то вперёд:
— Смотри!
Он взглянул.
— Это же, это же... — Разряд тока пронзил тело, скручивая в жгуты мышцы. Вспышка… и всё погрузилось в темноту. Он куда-то провалился.
Но через секунду мрак рассеялся. Он увидел широкую спину идущего впереди человека в белой, отороченной золотой каймой, тунике. Сознание продолжало работать как бы в двух измерениях. Он не вспомнил, а знал, что идущий впереди — фараон Сид — его отец. Он сам — Рене — наследник фараона. А тот, почти голый человек, лишь в набедренной повязке, с факелом — слуга Горн.
Вот они поднимаются по крутой лестнице и, вдвоём с фараоном, выбираются наружу. Горн остаётся внизу. Ночь. Слышен стрекот цикад. Долина царей. Они идут мимо величественных пирамид, и поднимаются на одну из них — его пирамиду! Порыв холодного ветра проник под одежду. Рене зябко передёрнул плечами. Однако, находящийся в музейном зале, Роман даже не пошевелился. И конечно не видел, как в зале появился Трубецкой.
— Что с ним? — антиквар взглянул на превратившегося в соляной столп Романа.
— Тсс, — прижала палец к губам Маша. — Кажется, он что-то вспомнил.
— Отлично! — Вячеслав Аристархович перевёл взгляд на стеклянный саркофаг, где лежала прекрасно сохранившаяся мумия египетского мальчика. — Похож, похож. — Он посмотрел в остекленевшие глаза Волгина: — Сдаётся мне, что синьор Пабло Сковороди не всё нам рассказал.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ

Сообщение отредактировал strong - Воскресенье, 06.05.2018, 12:49
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Понедельник, 29.01.2018, 07:33 | Сообщение # 87
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 8971
Награды: 84
Репутация: 255
Статус:
Цитата strong ()
Сделаю небольшой перерыв.

ну вооот....сначала завлекли, потом сказали - хватит....
я терпеть не могу ожидания.... :'(


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Понедельник, 29.01.2018, 07:51 | Сообщение # 88
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3254
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Цитата strong ()
Читайте часть вторую «ОХОТА НА НАСЛЕДНИКА» (Ещё кручеЕ)

Будем ждать с нетерпением! Кручее - это мы любим)))
Забрала главу!
Плодотворных раздумий, Геннадий!)


От себя не убежишь...
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Понедельник, 29.01.2018, 07:53 | Сообщение # 89
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
Поспешишь – людей насмешишь. Может, с такими вдохновителями, как вы и Лариса, дело пойдёт быстрее.

ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Понедельник, 29.01.2018, 09:31 | Сообщение # 90
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3254
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Ах да Маша!
Ладненько, посмотрим, куда нас занесёт ваша фантазия))
Жду, жду!
Удачи!


От себя не убежишь...
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Понедельник, 29.01.2018, 11:01 | Сообщение # 91
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
На отсутствие фантазии не жалуюсь. Иногда даже спать мешает. Другое дело грамотно перенести её на бумагу.

ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Четверг, 10.05.2018, 06:13 | Сообщение # 92
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
Приключения продолжаются!
Начало: http://soyuz-pisatelei.ru/forum/262-16358-484051-16-1512467744

ЧАСТЬ 2 ОХОТА НА НАСЛЕДНИКА

Глава 1 КАМЕННАЯ КРОВЬ

Жрец Пархан умирал и знал это. Происшествие на протоке не прошло даром. Сначала укус крокодила не казался таким уж ужасным. Края плоти сошлись, и от этого рана выглядела как простая царапина. Но уже на следующий день нога воспалилась, а рана загноилась. Не помогали ни примочки, ни лечебные масла. Ему казалось, что от них становилось только хуже. Даже чудодейственный напиток из семян лотоса, побеждающий любые болезни, не приносил облегчения. Через несколько дней нога почернела. Жрец со страхом наблюдал, как лиловая чернота поднималась всё выше. Болезнь проникла в кровь.
Но как ни странно, он не винил в своём состоянии того, кого должен был бы. Как можно? Это же божество! Крокодил — священный тотем, от которого происходил его род. Наверняка крокодил перепутал его с птицей или, с пришедшим на водопой, каким-нибудь зверем. Даже испытывая страшные боли, жрец не переставал думать о судьбе животного…

…После возвращения во дворец, едва оправившись от потрясения, Пархан повелел отсечь руку, метнувшую злополучный дротик. Хотя, по его мнению, сотник заслуживал смерти, но ведь военный выволок его из страшного зала. Разве не заслужил тем самым смягчения приговора? Именно этот зал или подземный храм виновен в его бедах. Вернее, виновны те, кто обитал в древнем храме…

Всё началось с того, как Пархан, опираясь на плечо сотника, вступил под своды зала. В глазах жреца вдруг потемнело, голова пошла кругом. Сначала услышал громкий шорох, перерастающий в барабанный перестук. В следующее мгновение увидел их — демонов. Это были огромные мохнатые пауки, с головами похожими на человеческие черепа с отвратительными наростами на лбу. Из стен вылезали всё новые твари и прыгали на своих сородичей. Вот уже целое полчище пауков окружало его.
Квадратные мраморные колонны вдруг превратились в огромных змей, хвостами упирающие в каменный пол, злобно смотревшие на него горящими, словно факелы, глазами. Множество белых змеек или червяков ползли к нему, поднимались по телу и, проникая в рану, рвали плоть изнутри.

Очнулся Пархан уже во дворце. Первое что увидел, с трудом разлепив глаза, жёлтый балдахин над головой из драгоценной греческой ткани (такой был только в спальне фараона) и двух человек около ложа, тихо разговаривающих между собой. Заметив, что жрец открыл глаза, они замолчали. Пархан узнал сотника и начальника дворцовой стражи. Попытался приподняться, но даже на это у него не хватило сил. Внезапно почувствовал дикую боль. На краю кровати сидел ещё один человек и что-то делал с его ногой. Это был лекарь. Жрец попытался оттолкнуть его, но лишь слабо пошевелил рукой и прохрипел:
— В храм.
Казалось, что в храме, среди своих любимцев, станет лучше. Но надежды не оправдались — с каждым днём ему становилось только хуже.

…Из вязкого полузабытья его вывело бурление воды — звук лопающих пузырей. Жрец разлепил глаза. Однако прошло ещё немало времени, когда смог что-то различить. Голова кружилась так, что всё сливалось в одно сплошное мельтешение.
Наконец удалось сосредоточиться, и он снова увидел… демона! Но нет, это был не демон. На него одним глазом смотрел огромный, во всю длину бассейна, бурый крокодил. На месте второго глаза у зверя чернела дыра, будто это был вход в холодную погребальную пещеру. Как ни странно, Пархан не испугался. У него, вообще, не возникло никаких эмоций и мыслей при виде гиганта. Только в глубине сознания мелькнуло: этого не может быть.
Он медленно смежил веки, а когда снова открыл глаза — видение исчезло. На него смотрели зелёные питомцы. Жрец вымученно улыбнулся. Приближался час кормёжки.

Потом его взгляд упал на мраморный столик, стоящий у изголовья лежанки. Там возвышалось пирамидка из золотых пластин, а рядом — горка самоцветов (наверное, сокровища принесли в час его забытья из храма Ра). Но даже это богатство не порадовало Пархана. Сил не оставалось ни на что, мысли с трудом ворочались в голове. Неожиданно перед глазами возник, будто высеченный из белоснежного известняка, орлиный профиль верховного жреца храма Ра. Даже после смерти Шер не оставлял его в покое. Пархан почувствовал острую зависть к своему врагу — Шер обрёл вечный покой.
Мутный взгляд выхватил стоящий на столике сосуд странной квадратной формы золотистого цвета. В голове мелькнуло: не покончить ли всё разом?! Пархан был уверен: в сосуде яд.
Пытаясь приподняться, упёрся руками в циновку. Лоб мгновенно взмок. Наконец, после нескольких попыток, удалось сесть. Вцепившись скрюченными пальцами в подлокотники трона, опираясь на одну ногу, рывком переместился в кресло.
Долго он сидел с закрытыми глазами, прерывисто дыша. Потом, обеими руками, взял со столика пузырёк. Сосуд оказался не просто заткнутым пробкой, но запечатанным красным веществом. Пархан попытался пальцами сломать печать — не вышло… Только с помощью зубов удалось это сделать. Закрыв глаза, припал к горлышку.
Он глотал содержимое пузырька, не ощущая вкуса, не видя и не слыша ничего вокруг, уже наполовину находясь по ту сторону земной жизни. Сосуд выскользнул из ослабевших рук, окропляя одежду остатками бурой жидкости. Жрец откинулся на высокую спинку.
Некоторое время сидел, ожидая смерти, как избавления. Но она не приходила. Вдруг он широко распахнул глаза и, осмысленным взором, осмотрелся вокруг. Что случилось?! Боль ушла. Блаженство разлилось по телу.
Несколько мгновений Пархан не шевелился, боясь спугнуть новое состояние. Потом взгляд его упал на лежащий у ног блестящий сосуд. Осторожно согнувшись, поднял, побултыхал — судя по звуку в пузырьке ещё оставалась жидкость. Трясущимися руками сжимая драгоценный сосуд, капнул на рану, чувствуя, как волшебный бальзам проникает внутрь, приятно холодя ногу. Заметив, среди складок хламиды, пробку, бережно заткнул пузырёк и поставил на столик.
Потом осторожно взял одну из золотых пластин. Пальцем провёл по гладкой поверхности и, помимо воли, восхищённо цокнул языком — золото было наивысшего качества. Затем из горки драгоценных камней выбрал самый крупный — светло-бирюзового цвета. Пальцы ощутили множество гладких ровных граней, как будто самоцвет специально обрабатывали, отчего он сверкал ещё ярче. Пархан сжал его в кулаке и глубоко задумался.
Вдруг сзади раздался негромкий возглас. Слуга, пришедший кормить крокодилов, увидев лежанку пустой и не заметив за высокой спинкой трона-кресла своего повелителя, подумал невесть что…
Несмотря на благовоние, курившееся в большой плошке, прикреплённой к стене, в помещении явственно почувствовался аромат свежеиспечённых лепёшек, смешанный с запахом жаренного мяса. Жрец выглянул из-за спинки.
— Дай, — указал он на поднос. Драгоценный камень, как простой булыжник, швырнул на пол.
Слуга повиновался, поставив поднос с едой для крокодилов на столик. Но вместо того, чтобы кормить своих подопечных, жрец сам вонзил зубы в сочный кусок мяса.

* * *
Пальцы всё ещё шевелились… Азиб не сводил завороженного взгляда с равномерно покачивающейся на крюке руки, не осознавая, что она уже не принадлежит ему. Как ни странно, боли он не чувствовал, а на его тунике не проступило ни единого пятна крови. Дикая боль пришла только мгновение спустя.
Исполнитель вытер меч и, взглянув на Азиба, (в практике палача такие «клиенты» встречались впервые: сотник не проронил ни единого звука) вышел из пыточной. И только тогда из плеча хлынула кровь. Сотник заскрипел зубами и, не сдержавшись, глухо застонал. Попытался встать, но это ему не удалось, вновь рухнул на колени.
В пыточную вошли два человека в длинных серых хитонах. Один стал отвязывать его уцелевшую левую руку, притянутую к вбитому в стену кольцу. Другой — склонился над его правым плечом. Всё происходило в полной тишине. Слышался лишь зубовный скрежет сотника. Он измученно прикрыл глаза и, кажется, на мгновение, впал в забытьё. Потом, почувствовав во рту горечь, вновь открыл их. Человек в сером хитоне что-то влил ему в рот из маленького тыквенного сосуда. Кровь уже не текла, плечо было туго забинтовано белым холстом.

Ему помогли встать и, накинув широкую хламиду, потянули к выходу. Они уже сделали шаг к выходу, как, внезапно сотник упёрся, оглянулся и что-то замычал (сил не хватало даже на членораздельные слова). Как ни странно, его поняли. Один из помощников Исполнителя вернулся, отвязал отрубленную руку и сунул ему под хламиду. При этом на лице помощника не отразилось ни единой эмоции: ни брезгливости, ни удивления. Эти люди были привычны ко всему и не раз уже сталкивались с подобным поведением.
Они долго шли мрачными тёмными коридорами, освещёнными лишь малыми факелами. Азиб старался не показать своей слабости, твёрдо переставляя ноги, судорожно удерживая отсечённую руку. И всё же, завернув за очередной угол, сотник едва не выронил её:по глазам ударил, не хуже заряда песка, яркий солнечный свет.
На пустынном заднем дворе фараонского дворца (экзекуция проходила в подземелье дворца) понуро стоял мул, запряжённый в деревянную повозку без бортиков и сидений. Обессилившего сотника затащили на платформу повозки, при этом, несколько раз, задев, пылающую огнём рану. Но даже тогда он не застонал, хотя в глазах потемнело от боли.
Сопровождающие перекинулись несколькими словами, один из них, что-то спросил у Азиба. На слова говорившего не доходили до него — уши заложило.

Скоро повозка затряслась по булыжнику городских улиц. Сотник не проваливался в забытьё, но всё, что происходило вокруг, текло мимо его сознания и словно бы утопало в тумане, в мозгу лишь запечатлелись пёстрые пятна. Ему было всё равно, куда его везут, что с ним будет. Он даже не представлял, сколько ехали… Азиб пребывал в странной апатии — полусне.
Наконец, повозка остановилась. Он, с трудом, повернул голову и узнал свой дом. В голове провернулась мысль: выразить благодарность этим «добрым» людям, — самостоятельно он вряд ли смог добраться. Но на этом доброта их закончилась. Помощники Исполнителя стащили Азиба с повозки и, сорвав хламиду, втолкнули внутрь дома. Сделав пару шагов, не дойдя до лежанки, он рухнул на прохладный глиняный пол.

Постепенно за окном стемнело. Дневной шум: людской гомон, тарахтение повозок и тачек торговцев, подпрыгивающих на неровностях мощённых улиц, стих. Тишину нарушали лишь стрекот цикад (но их трели сливались с безмолвием ночи, скорее подчёркивая, чем разрушая установившийся покой), да отдалённый лай собак.
Но Азиб не слышал всех этих звуков. Он метался в горячке, что-то выкрикивал .Успокаивался и замолкал лишь изредка, на короткое время. Потом всё повторялось с новой силой. Ему чудился чёрный лохматый ком-каток, готовый, в следующее мгновение, расплющить и размолоть его в пыль. Потом оказывалось, что это вовсе не ком, а огромная воронка, засасывающая его и разрывающая плоть на части.

Он не знал, сколько находился в кошмарном забытье. Долго, непонимающе, смотрел в потолок. Наконец, до него дошло, что он в своём доме и лежит на спине, поперёк лежанки. Сильно болела рука. Он опустил взгляд и… застонал. Вместо руки торчал забинтованный обрубок. Азиб всё вспомнил. Обида, горечь, несправедливость, за то, как с ним обошлись, вылились в протяжный крик, схожий с воем раненого зверя.


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Четверг, 10.05.2018, 12:27 | Сообщение # 93
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 8971
Награды: 84
Репутация: 255
Статус:
прочла! Отличное продолжение!! Ждём далее, Геннадий!!

А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА


Сообщение отредактировал ledola - Пятница, 11.05.2018, 09:18
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Пятница, 11.05.2018, 06:50 | Сообщение # 94
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
Спасибо, Елена. Может быть, рано начал выкладывать, — даже вторую часть ещё не закончил. Но как говорится: нет терпежа.
Спасибо Ларисе. Она уже кое-что подправила.


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Пятница, 11.05.2018, 18:31 | Сообщение # 95
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3254
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Цитата strong ()
Глава 1 КАМЕННАЯ КРОВЬ

Очень хорошо, Геннадий! Читаю с удовольствием! И продолжения жду с удовольствием!Вдохновения вам!


От себя не убежишь...
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Суббота, 12.05.2018, 07:40 | Сообщение # 96
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
Спасибо, Лариса. Ваше одобрение и внимание к моему опусу дорогого стоит.

ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Воскресенье, 13.05.2018, 20:12 | Сообщение # 97
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3254
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Цитата strong ()
Спасибо, Лариса. Ваше одобрение и внимание к моему опусу дорогого стоит.

Мне самой нравится помогать, поэтому, у нас взаимовыгодно всё))
Жду, жду... что там дальше!


От себя не убежишь...
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Понедельник, 14.05.2018, 05:57 | Сообщение # 98
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 235
Награды: 4
Репутация: 9
Статус:
Глава 2 А МНЕ НУЖНА ТВОЯ СЫРОСТЬ….*

Роман совершенно не помнил, как проделал обратный путь из музея. Обнаружил себя на скамейке, то ли в парке, то ли в лесополосе — вокруг рослые деревья. Рядом сидела Маша и, откусывая от вафельного стаканчика, весело щебетала. Как ни странно, она, кажется, даже не заметила его состояния!
— Зря ты, Ромка, отказался от мороженного. Вкусноти-и-ща! На, хоть попробуй, — Маша сунула ему под нос стаканчик. Роман машинально откусил. — Правда, вкусно? Знаю, не любишь сладкое. Ты же не диабетик?! — Она захихикала. Роман промычал что-то неопределённое, старательно изображая наслаждение. — Купить? — Девушка указала на торговый павильон, стоящий дальше по аллее.
— Да нет, не стоит. А где… — Он хотел спросить о Вячеславе Аристарховиче, но вовремя спохватился, — понял: не стоит этого делать.
Маша продолжала болтать: что-то о местных красотах, о дискотеке, на которую они, обязательно, пойдут вечером. «И никаких отговорок!» — Она сделала комично-строгое лицо.
Роман кивал и думал, думал. Судя по всему, они и ранее вели беседу. И он даже впопад отвечал. Но почему ничего не помнил?
Украдкой огляделся. Между деревьев виднелись каменные сфинксы, а это означало, что сидят они в скверике, напротив музея. Но что же произошло? Кто он? «Рене, Рене, — крутилось в голове. — Кто это? Это… я! — Роман посмотрел на Машу. Девушка продолжала говорить, но он не слышал её. — Вот тебе и хрень! — вспомнил свой разговор с Сашкой, где речь шла о реинкарнации и бессмертии. Кажется, последние слова произнёс вслух.
— Да что с тобой? — услышал Машин голос.
— Что-то мне… не очень.
— Это вы что-то съели, — Девушка громко засмеялась.

Роман не заметил, как рядом со скамейкой появился Трубецкой.
— Ну, ребятки, всё… баста. — Взглянув на Романа, он оборвал сам себя: — Что-то ты, братец, бледненько выглядишь.
— Это он мороженного объелся, — хихикнула девушка.
— Со мной всё в порядке. Зуб разболелся. — Не хватало ещё, чтобы его — боевого офицера, уличили в слабости.
— Прекрасно, прекрасно. Зуб — не смертельно. Ну-с, ребятки, пора нам домой.
— Ну-у, Вячесла-а-в, как же так?! А мы на дискотеку собрались, — надула губки Маша
— Нет-нет, Машенька, дела-дела. Волка ноги кормят.
Роман был только рад такому решению антиквара.

Туринский аэропорт оказался намного красивее и комфортабельнее Римского. На фоне Альпийских заснеженных гор выглядел просто сверкающей жемчужиной.
До регистрации рейса оставалось ещё полчаса. Троица расположилась в зале ожидания, неподалёку от входа в зону таможенного контроля. Маша, с каменным лицом, опустилась в кресло и сидела неподвижно. Девушка всё ещё дулась на антиквара. Из багажа у неё, по-прежнему, был огромный чемодан, судя по весу, полупустой, наверное, она рассчитывала заполнить его покупками, и дамская сумочка красного цвета. У Трубецкого, кроме неизменного дипломата, оказался ещё и кофр, вроде тех, в каких дамы хранили и переносили шляпки. Причём, Роман как-то упустил момент, когда кофр появился у антиквара.
Поставив чемодан девушки на пол, Волгин вопросительно взглянул на Трубецкого.
— Я видел у входа магазин. Сбегаю, куплю другу какой-нибудь сувенир,
— Хорошо иди, не задерживайся.
Роман украдкой посмотрел на Машу, почему-то опасаясь, что она захочет пойти с ним. Но девушка не сдвинулась с места.
— Я быстро. — Почти бегом он направился к выходу.

Сувенирный магазинчик, примыкающий к зданию аэропорта, оказался небольшим, даже крошечным, но с ассортиментом, которому позавидовал бы Питерский универмаг. Персонал, в основном состоявший из улыбчивых девушек, прекрасно владел английским языком.

Роман выбрал чемоданчик из коричневого велюра, с отливавшим зеркальной поверхностью слесарным инструментом. Улыбнулся, представив, как обрадуется подарку Сашка. Когда шёл к выходу, обратил внимание на отдел, где продавались различные красивые штучки. Подумал, что Маша не простит, если и ей что-нибудь не купит. Долго выбирать не пришлось. Внимание сразу же привлекли солнцезащитные очки, с красной пластиковой оправой, в которую были впаяны золотые звёздочки.
Заполучив очки, не отходил от витрины, продолжая рассматривать товар. Через минуту вновь подозвал продавщицу и ткнул пальцем в узкий платиновый браслет для женских часиков.
— О-о, прекрасный выбор, мистер,— пропела продавщица.
На выходе Роман расплатился наличными. В отличие от Трубецкого, у него не было золотой карты. Затем взглянул на свои командирские (вопреки пожеланию антиквара так и не сменил часы), и поспешил в зал ожидания. Стрелки приближались к трём. До рейса оставалось менее часа. На ходу разорвав целлулоидную упаковку, спрятал браслет во внутренний карман.

Трубецкой и Маша оживлённо разговаривали. Но, увидев приближающего Романа, резко замолчали.
— Смотри, что я тебе купил, — Он протянул девушке очки.
— Ой, Ромка, это мне?! Спаси-и-бо! — Маша сорвала свои огромные, как стрекозьи глаза, солнцезащитные очки и нацепила новые. — Ну, как я вам? — игриво спросила она, рассматривая себя в зеркальце. От её дурного настроения и следа не осталось.
— Прекрасно, прекрасно. А это что? — Трубецкой указал на чемоданчик в руках Романа.
— Комплект слесарных инструментов.
— Ага, понятно. Ну, ребятки, нам пора.
Оказалось, что регистрация на рейс уже началась, а проход в таможенную зону открыли.

Роман думал, что на досмотр уйдёт какое-то время, но произошло неожиданное. Трубецкой показал таможенникам какой-то документ, и граница пала. Таможенный офицер сделал отметки в их паспортах, и подал знак своему товарищу, чтобы тот пропустил. Вся процедура заняла не более минуты.

В самолёте Маша без умолку болтала, без остановки смеялась, будто ей в рот попала смешинка. Дымивший сигаретой и ухмылявшийся в усы Трубецкой помалкивал.
Наконец, девушка успокоилась, замолчала и стала смотреть в иллюминатор. Лайнер уже бороздил воздушное пространство РФ. Антиквар, докурив сигарету, открыл дипломат, с которым не расставался, и углубился в чтение каких-то бумаг.
Роман, откинувшись на спинку кресла, сделал вид, что задремал. Что же произошло? Что случилось в музее? Ничего подобного раньше не было. Или было?! Он вдруг вспомнил один странный эпизод из детства.
Он ещё не ходил в школу. Однажды они с мамой пошли в универмаг, который находился через улицу от их дома. Последнее, что помнил — это своё отражение в зеркальной двери. И всё… как отрезало! Что происходило дальше? Провал. А очнулся, держась за руку незнакомой женщины. Она, с недоумением, взглянула на мальчика. Он тоже посмотрел на неё, вырвался и, с рёвом, убежал домой.
Тогда он был ещё слишком мал, чтобы долго помнить и задумываться над случившимся. «А может, я шизофреник?» — пронеслось в голове.

На этот раз перелёт в Санкт-Петербург длился на полчаса меньше, чем рейс на Рим. Когда самолёт пошёл на посадку, Роман установил стрелки часов на Московское время, чувствуя радостное возбуждение, как человек, возвращающийся домой после длительного отсутствия. Однако не все разделяли его мнение.
— Ну вот, приехали в родину, — зябко передёрнув плечами, проворчала Маша, первая вышедшая на трап.
— Кто сказал, что климат здесь не тот? — жизнерадостно процитировал Розенбаума, вышедший вслед за ней Трубецкой. — А мне нужна твоя сырость.
Хмурое небо низко нависало над землёй. Накрапывал мелкий дождь, было довольно прохладно.

Сцена на таможне повторилась почти один в один, что наТуринской. С той лишь разницей, что таможенник изучал документ гораздо дольше. Затем, поставив печати в их документах, пропустил без досмотра. Насколько знал Роман, подобными привилегиями обладали лишь дипломатические работники.
Несмотря на то, что автомобильная стоянка перед зданием аэропорта была охраняемой, Роман слегка волновался за свою «красотку». С облегчением выдохнул, когда увидел машину целой и невредимой на прежнем месте. Двигатель завёлся, как всегда, с пол-оборота. Системы работали исправно.
— Отвезём Машеньку домой, – сказал антиквар, усаживаясь на переднее сидение.

Дорога от Пулкова заняла чуть больше часа. «Красотка» вела себя безупречно, неслась вперёд, словно ветер. У Романа создавалось впечатление, что машина парит над дорогой. Он наслаждался, испытывая чувство дежавю — будто это уже происходило с ним.

Затормозив около Машиного подъезда, не выключая мотор, Роман вышел и достал из багажника чемодан. Однако провожать до квартиры девушку не пришлось. Подскочивший швейцар, выхватил из его рук поклажу. А сама Маша, чмокнув его в щёку и сказав: «Созвонимся», поспешила вслед за швейцаром.
— Созвонимся, — запоздало прошептал он, и, оглядевшись, снова сел в машину.
Вячеслав Аристархович дымил сигарой.
—Домой? — взглянул на него Волгин.
— Заскочим на мою фазенду, — Трубецкой выпустил густую струю дыма. Салон заполнился ароматным туманом. — Дорогу на Петергоф знаешь?
— Конечно.

Выезжая со двора, Роман взглянул в зеркальце заднего вида:
— Нас кто-нибудь встречает?
— Нет, никто не знает…
— Вон та белая Нива следует за нами с самого аэропорта.
Антиквар быстро оглянулся:
— Чёрт! Ты уверен? Я знал, рано или поздно это случится… Оторваться сможешь?
— Попробуем. — Роман утопил педаль газа до пола. Трубецкой, выбросив в окно недокуренную и до половины сигарету, вынул мобильный телефон и стал кому-то названивать.

Волгин уже давно не видел белую «Ниву», но, на всякий случай, два раза проехал через проходные дворы, выныривая на соседних улицах. При выезде из города, услышал облегчённый вздох Трубецкого:
— Фу-у-у, слава богу, вот и мои ребятки! Прекрасно. А ну-ка, посигналь.
На обочине дороги стояли два больших чёрных джипа. Роман длинно нажал на клаксон. Джипы развернулись и тронулись вслед. Вскоре, один из них, обогнав «Вольво», хотя машина развила приличную скорость (стрелка спидометра билась в районе цифры 200), помчался впереди. Второй джип ехал, метрах в десяти, сзади.
Вдоль трассы, потянулись двух и трёхэтажные домики. Нарядные фасады делали их похожими на игрушечные. Роман слышал, что в царские времена здесь жили придворные разных рангов. Но что, или кто, располагался в них сейчас, даже не представлял. Во всяком случае, домики выглядели вполне жилыми — покрашенные в бледно-жёлтые или розовые цвета.
«Неужели один из них принадлежит шефу?» — подумал Роман. И не ошибся.
Ехавший впереди джип замедлил ход и вскоре свернул влево. Волгин последовал за ним Проехав по короткой липовой аллее, он затормозил в метре от джипа, из которого уже выходили шестеро крепких парней. Ещё двое спускались по широкой мраморной лестнице.
— Ну вот, и моя фазенда, — весело произнёс антиквар. Настроение его явно улучшилось.
— Ни хило, — пробормотал Роман. Вблизи дом выглядел более внушительно, чем с дороги. И ничуть не уступал дворцам Петергофа: высокие стрельчатые окна, затянутые золотыми решётками, лепнина, вензеля…
— Да уж, — самодовольно произнёс антиквар. — Здесь жила моя прапрабабка, любимая фрейлина Екатерины — Мария Воронцова. Слышал?
— М-м-м, что-то…
— Ну ладно, пошли. Машину оставь здесь. Мы быстро. — Прихватив кофр, Трубецкой, громко хлопнув дверью, вышел из автомобиля. Роман, мысленно поморщившись, последовал за ним. «Что у него там? Хрусталь что ли? (Всю дорогу антиквар придерживал кофр!) Ну что ж, скоро узнаем».
Над широкой дубовой дверью заметил миниатюрную видеокамеру. Внутри, как и ожидал, тоже всё напоминало музей. Большой холл был уставлен древнегреческими амфорами, античными скульптурами… На стенах висели картины, в подлинности которых он даже не сомневался. Наверх вела широкая лестница, застланная шикарным красным ковром.
Роман огляделся:
— А где… бахилы?
— Бахилы? Ха-ха-ха Прекрасно, прекрасно. Надо подумать, — Трубецкой ещё раз хрюкнул, и указал на центральную картину. — А это моя прапрабабка. — На портрете, во весь рост, была изображена молодая женщина в бирюзовом атласном корсете и пышной газовой юбке до пят, чем-то похожая на саму Екатерину Великую. — Нам сюда — Вячеслав Аристархович распахнул двустворчатую дверь в конце холла, с левой стороны.
Они очутились в огромном зале. Вдоль стен стояли чучела экзотических животных. Роман заметил даже чучело огромного крокодила, с широко раскрытой пастью. На самих стенах висели маски из эбонитового дерева (некоторые были украшены разноцветными перьями), бамбуковые луки, перекрестья длинных и коротких копий... В центре зала стоял стеклянный саркофаг, но что в нём было, он не рассмотрел.
— Это мой Африканский зал, — заговорил Вячеслав Аристархович. — Впечатляет? Правда, коллекция не полная. Кое-чего не хватает.
Волгин кивнул, продолжая осматриваться. Вдруг услышал за спиной металлический щелчок. Оглянулся и содрогнулся: Трубецкой вытаскивал из кофра… собачью голову! Но уже в следующую секунду понял — это искусно смастерённая маска, в виде шакальей головы. Антиквар заметил его пристальный взгляд:
— Знаешь, что это?
— Бог Анубис, — машинально ответил Роман.
— Верно, Анубис — покровитель умерших. — Антиквар осторожно водрузил артефакт на высокую мраморную этажерку, и отступил на шаг. — Прекрасно, прекрасно. — Несмотря на то, что в помещении уже стоял полумрак, он не зажигал света, хотя, с украшенного лепниной потолка свисала роскошная хрустальная люстра.
Роман сделал шаг к центру зала, чтобы рассмотреть мумию в саркофаге, но Трубецкой поспешно произнёс:
— Ну, ладно, пора возвращаться. Надо ещё кое-что сделать.



ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Понедельник, 14.05.2018, 11:28 | Сообщение # 99
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3254
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Цитата strong ()
Глава 2 А МНЕ НУЖНА ТВОЯ СЫРОСТЬ….*

Замечательно! Всё больше интриги! Очень хочется узнать, чем кончится дело!
Жду с нетерпением!
:)


От себя не убежишь...
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Понедельник, 14.05.2018, 11:37 | Сообщение # 100
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 8971
Награды: 84
Репутация: 255
Статус:
Цитата strong ()
Глава 2 А МНЕ НУЖНА ТВОЯ СЫРОСТЬ….*

Всё закручивается!))) Что же там далее?? Жду с нетерпением)) hi


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Геннадий Дмитричев (пишу роман)
  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:
© Все права защищены 2018. Союз писателей - академия литературного успеха, .
Раздача наград