Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Произведения для детей » Пять историй о царе
Пять историй о царе
(Olman)Дата: Суббота, 07.10.2017, 09:10 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. КАК ЦАРЬ ПОНЯЛ, ЧТО НАДО УМЫВАТЬСЯ

В некотором царстве, в некотором государстве жил - был царь. Проснется поутру, потянется, нос почешет. После на лопоухую голову корону наденет и говорит:
- Хочу каши!

Тут же мамки-няньки и вся прислуга кашу несут. Подают кашу манну сладкую, кашу гречневую рассыпчатую и пшенную с тыквой. Посмотрит царь на каши, отвернется.
-Не хочу, - говорит, - каши. Хочу кисель.

Подхватятся мамки-нянькии за киселем бегут. Несут красный клюквенный, белый молочный и даже зеленый крыжовниковый.
- Кушайте на здоровье!

Оттолкнет плошки-миски, да так оттолкнет, что перевернет их вверх дном:
- Не хочу кисель! Хочу мармелад с шоколадом!

Опять подхватятся и за шоколадом бегут. Откушает царь шоколад, мармеладом перепачкается и говорит:
- Одевайте меня! – и руки-ноги подставляет.

Пижамку с него снимают, носочки надевают, на рубашечке пуговички застегивают.
- Не желаете ли, умыться, Ваше величество? – спрашивают.

- Не желаю, - капризно отвечает царь, - Мне и так хорошо. А несите-ка мне лучше краски. Рисовать буду.

Бегут мамки-няньки краски разноцветные несут, альбомы для рисования.
Нарисует царь кошку, только вместо четырёх лап их пять. Рисует утенка, только зеленого цвета. И так увлечется рисованием, что весь перемажется.

Опять его спрашивают:
- Не хотите ли, умыться, дорогой царь?

- Отстаньте, пойду во двор гулять и без вашего умывания я хорош.
Во дворе сначала с царской собакой Бобиком побегает, затем в будке его посидит. Потом на дерево залезет, спелых вишен из царского сада поест. Поест так вкусно, что вся мордаха в вишневом соке. На велосипеде еще погоняет и в лужу упадет.

Вернется во дворец и говорит:
- Подайте-ка мне царский обед быстренько! Что-то я проголодался.

Смотрят на него мамки-няньки и вся прислуга и не узнают. Говорят ему:
- Уходи, чумазый мальчик, негоже тебе перед царскими очами в таком виде быть.
Царь как
рассердиться, как ногой топнет, как крикнет:
- Я не чумазый мальчик!

- Ха-ха-ха! – засмеются мамки-няньки и вся прислуга, - Наш царь ушел гулять почти чистенький, только немного в мармеладе испачкался, да красками себя разрисовал. А ты, мальчик, весь-весь грязный, да еще и штанишки у тебя с дырками на коленках. Уходи отсюда.

- Царь я! Вы что не видите?– кричит он и даже ножкой топает.

- Видно неряху по грязной рубахе, - отвечают мамки-няньки и дверь захлопывают, да еще и на замок запирают.

Заплачет царь и пойдет опять во двор. Там его встречает царский пес Бобик. От жалости вылизывает ему мордашку, слезы утирает, личико отмывает. Мамки-няньки как увидят, что царь-то настоящий, кинутся к нему, во дворец тащат. По дороге рваные штанишки на целые меняют, всего от грязи
оттирают - вычищают, за стол сажают.
Возьмёт царь в руки ложку и задумается:
- Все-таки придется умываться каждое утро и днем тоже, если уж испачкаюсь. А то не признают во мне царя. И на улице придется жить мне горемычному. А неохота. Вот медведь не моется, да люди его боятся. А я царь. И царем-то лучше быть.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. КАК ЦАРЬ НЕ ХОТЕЛ УЧИТЬСЯ

Проснулся как-то царь с утра, умылся, потом позавтракал. Потом потянулся и говорит:
- Чем бы мне таким заняться, чтобы скучно не было?

- Не желаете ли науками, царь-батюшка? Учителя пришли, вас дожидаются, – спрашивают царя.

Десять учителей за дверью стоят, прислушиваются.
- Не желаю, - отвечает,- Я и так умный. Всякими науками уже два года себя утруждаю. Знаю, что если к двум прибавить три, то восемь получается.

От такого ответа в обморок учителя по очереди падают.
- Не правильно, ваше величество, - робко один из-за двери шепчет - если к двум прибавить три, то пять получается.

- Гоните прочь учителей, - велит царь, - Указ писать буду.

Приносят ему бумагу и ручку. Царь указ пишет: « Сигодня если к двум пребавить три щитатся будит восимь». Потом почесал затылок и добавил: «Если к трем прибовляится два, то будит сто».

Указ подписал и наказывал в царстве-государстве считать только так.
Отряхнул пот со лба и говорит:
- Устал я что-то. Надо бы отдохнуть. В зоопарк хочу!

Подхватятся мамки-няньки:
- На чем желаете, дорогой царь, ехать?

- На трамвае хочу!
И идёт царь со всеми мамками-няньками на трамвай. Садится в вагон. Кондуктор вежливо говорит:
- Заплатите за проезд, многоуважаемый царь. С вами две мамки и три няньки. За каждую с вас по монетке. Итого прошу пожаловать мне восемь монет.

- Как восемь монет? – удивляется царь, - Давай, еще раз считай, кондуктор!

- Хорошо, отвечает тот, - Согласно вашему новому указу, если теперь к вашим трем нянькам прибавить двух мамок, то должны вы, уважаемый царь, заплатить мне сто монет.

- Но у меня нет столько денег, – огорчается царь, - А я очень хочу в зоопарк поехать.

- Это меня не касается, - отвечает кондуктор, - Вы хоть и царь, но зайцем я вам ездить не позволю. Освободите вагон.

И выставил царя из трамвая вместе с мамками и няньками.

Опечалился царь, постоял, подумал и говорит:
- Зовите-ка ко мне учителей. Наверное, я не очень старательно науками занимался. Даже на трамвае не могу доехать никуда. Указ мой немедленно выбросите. А то встану взрослым, а обо мне скажут: «Борода выросла, а ума не вынесла». А я всё же царь!

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ. КАК ЦАРЬ ВЛЮБИЛСЯ

Как-то стало царю скучно. Посидел, подумал и говорит: Кто в радости живет, того и кручина неймет. Хочу бал! Чтобы с пирожным, мороженым, конфетами, танцами, фейерверками и прочими весёлостями.

Кинулись мамки-няньки и вся прислуга столы накрывать, палаты царские украшать, гостей зазывать. Наехало народу видимо-невидимо: принцев, принцесс, царей - королей со всех волостей. Царь на троне сидит, ему гостей представляют:
- Король Башибузукский ГорлопанIII.

- Царь Дуболобный НеумехI.

- Принцесса Унылистая Минора Премудрая.

- Царевна Плезирская Потеха Очаровательная.

- Принц Сабантуйский Пир II

- Принцесса Хохотунистая Душечка Прекрасная.

Царь важно со всеми поздоровался и велел бал начинать. Церемониймейстер знак подал, музыка заиграла. Мамки-няньки стараются, королевским особам в тарелки вкусненькое накладывают, бокалы лимонадом наполняют, торты-пирожные дорогим гостям прямо в ротики закладывают.

Наелись-напились принцы, принцессы, цари-короли и в пляс пошли. Король Башибузукский Горлопан III вприсядку пустился. Царь Дуболобный Неумех I ногами дрыгает, аж посуда со столов летит, вдребезги разбивается. Принцесса Унылистая Минора Премудрая танцует медленно менуэт, да еще и жалобную песню поет. Принцесса Плезирская Потеха Очаровательная вальсирует грациозно всем на загляденье. Принц Сабантуйский Пир II лихо танец с саблями отплясывает.

А принцесса Хохотунистая Душечка Прекрасная так задорно «Барыню» танцует, что мамки-няньки и вся прислуга плечами в такт музыке поводят, ногами притоптывают. Глянул царь на принцессу Душечку Прекрасную и понял, что влюбился без памяти. Сердечко царское взволнованно стучит, дыхание перехватывает. Не выдержал царь и пошел с Душечкой Прекрасной «Барыню» танцевать. А король Башибузукский Горлопан III как закричит:
- Царь-то наш влюбился! - и засмеялся громко.

Царь Дуболобный Неумех I загоготал:
-Жених и невеста тили-тили тесто!

Принц Сабантуйский Пир II нос царю показал и принялся дразниться:
-Царь влюбился, царь влюбился, на мадам Дуду женился! - и за животик от смеха держится.

Царь сконфузился, покраснел и как дернет принцессу Душечку за косичку! И сказал ей: «Не думай, что я влюбился в тебя! Вот еще нежности телячьи-девчачьи!». А потом еще подножку поставил. Принцесса упала, расплакалась и убежала с бала.

Остальные принцессы сказали: «Фи, какой невоспитанный царь! Нам тут делать нечего!» И тоже покинули бал. Остался царь с королем Башибузукским Горлопаном, царем Дуболобным Неумехом и принцем Сабантуйским Пиром. А те женихом царя дразнят, задираются, смеются над ним. Рассердился царь и выгнал всех.

Сел на трон, посмотрел на разорение, что в палатах царских принцы, короли и цари из соседних государств устроили и подумал: «Понапрасну я принцессу Душечку обидел… Красивая принцесса и веселая. Понапрасну горлопанов дуболобных послушался. Переломали они всё, перепортили, посмеялись и ушли. И вместо того, чтобы и вправду жениться на Душечке, когда вырасту, сейчас сижу один. Да еще её папаша, царь Тридевятого царства - Тридесятого государства, за принцессину обиду войну мне объявит. Наставит мне синяков и шишек, а то еще и в угол поставит! Ох, неохота!
Бесхарактерный я выходит царь. Всё! Теперь буду сам всегда думать и не слушать никого. А не то царь из меня получается не настоящий, а так, как мякина в зерне!»

ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ. КАК ЦАРЬ ПОДВИГ СОВЕРШАЛ

Сидел как-то царь в кресле царском за царским столом, книжку читал о подвигах богатырских. Один богатырь чудище поганое победил, другой в ратном сражении Тугарину тумаков наставил, третий богатырь Соловью-Разбойнику спуску не дал.

Рассмотрел царь картинки красочные, да задумался:
- Чтобы стать царем-богатырем надо в поход дальний идти, а иначе где взять чудище поганое, Тугарина и Соловья-Разбойника? Во дворе они у меня не водятся. Если в зоопарк хожу или в парк аттракционов, то мамки-няньки глаз с меня не спускают, ножкой не дают ступить, ручкой пошевелить. Увяжутся следом, никакого спасения от них нет! А ежели чудище повстречается, то сами они его и отметелят, а я как богатырь с носом останусь.

Еще чуток подумал царь. Слез с кресла царского, корону снял на всякий случай, чтобы не сразу народ его узнал, из копилки монет в карман отсыпал серебряных и смело пошел путешествовать, подвиги разыскивать.
Вышел за калитку, а куда идти не знает. Направо посмотрел, налево. Не видно вражьих сыновей.

- Попрятались видно, - подумал царь. – Как узнали, что я по их жизни иду, перепугались!

Подтянул штанишки царь и смело пошел прямо. Десять минут идет, двадцать, а чудища всё не видно. Навстречу сапожник.
- Постой, сапожник, не видал ли ты чудище поганое, али злого Тугарина, может Соловей-разбойник тебе повстречался? – спрашивает царь.

- Не видал, мил человек, - отвечает сапожник. – А ты кто таков, что лиходеев разыскиваешь? Почто они тебе?

- Иду подвиг совершить, избавить землю нашу от злодеев! – гордо отвечает царь.

- Да как же ты будешь воевать в туфельках с пуговками? Отлетят в бою пуговки, поскользнешься, тут тебя злобный Тугарин и достанет. Негоже в таких туфельках на подвиг идти.

Посмотрел царь на свою обувку и, в самом деле, туфельки у него красивые, праздничные, пуговками перламутровыми украшенные.
- Что же мне делать, сапожник? – огорчился царь.

- Погоди, не сокрушайся понапрасну. Сошью я тебе сапожки хромовые, легкие с железными набойками. Век меня будешь добрым словом вспоминать.

Присел на камушек сапожник, замелькали в его руках нож, иголка, молоточек. Вмиг сшил сапожки. Осмотрел их и протягивает царю:
- Носи на здоровье.

- Спасибо, - вежливо отвечает царь. – Сколько я тебе монеток должен за работу?

- Не обижай меня, мил человек. Разве посмею я деньги взять у того, кто за ради всего народа на подвиг идет? Надевай сапожки, не робей.

Надел царь сапожки, а они и в самом деле, легкие, удобные. Будто крылышки на ногах выросли. Быстро в сапожках побежал царь дальше по дороге.

Бежит, торопится царь, но ни злого Тугарина, ни чудища поганого не видать. Навстречу портняжка.
- Не видал ли ты, портняжка, Соловья-разбойника али других лиходеев?

- Нет, не видал, - отвечает тот, - а зачем они тебе?

- На бой хочу вызвать их! – смело отвечает царь. – Нечего им нашу землю топтать, людей добрых грабить и пугать!

- То дело, - соглашается портняжка. – Одначе как ты воевать собираешься в камзоле бархатном, жемчугами расшитом? Затруднительно тебе будет саблей махать.

- Ой, что же мне делать? – огорчился царь.

- Не горюй, смелый человек, сошью я тебе камзол для боя праведного.
Присел портняжка на травку, замелькали в его руках иголки, да ножницы. Вмиг сшил камзол.

- Надевай, - говорит портняжка. – Для дела доброго ничего не жалко.
Надел царь камзол, оглядел себя, порадовался. Хорошая одежда. Крепкая, удобная.

- Сколько работа твоя стоит?

- Кто сам ко всем лицом, к тому и добрые люди не спиной, - отвечает портняжка. – Не возьму я плату.

Поблагодарил царь портняжку и дальше побежал.
Навстречу кузнец идет, песню поет.

- Стой, кузнец! – крикнул царь. – Повстречалось ли на твоем пути чудище поганое? Ежели видел его, то в какой стороне?

- Нет, не повстречалось мне чудище, - отвечает кузнец. – Слыхал о нем только от деда своего деда. А так в наших окрестностях не видал его.

- Может Соловья-разбойника на дубе видел?

- И Соловья-разбойника не видал.

- Так может, что слыхал о злом Тугарине?

- И о Тугарине не слыхал.

- Ох, незадача! – огорчился царь. Где же мне их разыскать?

- То я не знаю. Помочь не могу, - отвечает кузнец. – Но как ты будешь голыми руками бороться со злодеями?

- Нет у меня сабельки, мамки-няньки попрятали, - честно признался царь.

- То беда небольшая, - отвечает кузнец. – Есть у меня для тебя сабелька острая. На рассвете сегодня выковал, как знал, что нужна будет. Воин с оружием – всё, воин без оружия – ничто.

Достал саблю кузнец, а она на солнышке блестит, глаз радует.
Не сомневайся, - говорит кузнец, - сабля хорошая, поможет тебе в деле ратном!

- Сколько монеток я тебе должен за саблю острую? – спрашивает царь.

- Обижаешь, - отвечает кузнец. – Разве можно брать деньги ежели помощь от сердца оказываешь, да еще и на доброе дело?

- Спасибо, - ответил царь и пошел дальше по дороге.

Вышел в поле, а там чудище огромадное рогатое. Ревет страшно, пар из ноздрей пускает, кольцо в носу сверкает. Из-под копыт его земля в разные стороны летит. Оробел попервости царь.

- Боюсь, забодает меня, копытами затопчет, а потом сожрет и не подавится чудище ужасное!

Спрятался за кустик. Тут вспомнилась ему книжка о подвигах богатырских. Сапожника вспомнил, портняжку, кузнеца. Вспомнилось, как батюшка говаривал: « Боязливому и своя тень страшна. Кто храбр – тот жив, кто смел – тот цел ».
Стыдно царю стало.
- Что же я за царь, ежели предки мои такими отчаянными были, да народ на меня надеется, помогал, кто чем мог. А я тут в кустах прячусь, род свой славный позорю!

Выскочил в чисто поле царь, саблей машет, чудище пугает, кричит страшным голосом: «Нечего тому страшиться, кто ничего не боится!»
Увидело чудище царя, обомлело, затряслись у него поджилки, заревел жалобным голосом.

- Да ты трус, чудище! Страшишься сабли острой, да царя смелого!
Подскочил царь к злодею, махнул саблей, рог и отрубил ему.
Завыло чудище испугано, хвост поджало. Рубанул царь второй раз, второй рог отрубил. Развернулось чудище бежать, да царь полхвоста ему и отрубил тут же.

Откуда ни возьмись, выскочили селяне на поле. Схватили царя и давай его качать, славить.
- Отважный царь у нас! Слава! Слава!

- Погодите! – кричит царь. – Я чудище победить окончательно должен!

Спустили царя на землю и объясняют:
- Сие чудище, не чудище, а бык зловредный. Всех бодал, никому спуску не давал. А теперича присмирел. Жизнь у нас в селе нонче спокойная наступит. Благодарствуем тебе, царь! Кабы не ты, пропали бы совсем от быка треклятого.

Вытер царь сабельку о травушку, подумал и говорит:
- Хоть и победил я не чудище ужасное, но всё одно приятно, что дело доброе сделал. Как говорят: «Добро творить — себя веселить». А чудища, что чудища? Значит, извели их до меня.

ИСТОРИЯ ПЯТАЯ. КАК ЦАРЬ ЗОЛОТУЮ РЫБКУ ЛОВИЛ

Сидел как-то поутру царь у окошка. Вдруг видит, мужики по улице идут. Удочки несут, ведра, сети. Открыл окошко, крикнул:
- Эй, мужики, куда путь держите?

- На речку, ваше величество, - сняв шапки, отвечают мужики. – Говорят в нашей Ячменке золотая рыбка завелась. Кто её поймает, того она желание и выполнит.

- Неужто любое желание? – удивился царь.

- Как есть, любое! – ответили мужики.

- Да как же её ловить? – спрашивает царь.

- Как всяку другую рыбу. Но тут уж как свезет, - пожали плечами мужики и пошли себе дальше.

Задумался царь:
- Это что же получается: у мужиков вон сколько желаний, а у меня их будто и нету. Не, надо и мне пойти попробовать рыбку отловить и чего-нибудь пожелать.

Побежал в кладовку удочки искать, да по неловкости, всё разбросал, перевернул, уронил. Грохоту столько, что мамки-няньки ото сна опрокинулись и бегом к царю, смотреть, что за беда приключилась. Стоят, охают, за голову хватаются. А царь вышел из кладовки в одной руке ведро держит, в другой удочку, нос в паутине и гордо говорит:
- Я уже большой, не нужны мне мамки-няньки, пойду на рыбалку сам!

-Как так? – ахают мамки-няньки. – Да ежели что случиться? Ежели утопните, ваше величество? Ежели вода холодная, так вы еще и утопнув, простудитесь! Да и дорогу как найдете?

- Как-нибудь найду и тонуть в Ячменке совсем не собираюсь! – надел сапоги и пошел из дворца.

Мамки-няньки чаю не попив, кинулись лошадей в карету запрягать, конюха ругать, что медленный такой, кучера на козлы садить, бубенцами и лентами карету украшать.

Как всё приготовили, выехали следом за царем. Карета гремит колесами по булыжнику, бубенцы звенят, а няньки еще и в рожок дуют. Народ проснулся, в окна выглядывает:
- Никак наш царь вновь чудит. Вон как мамки-няньки всполошились.

А мамки-няньки с перепугу за царя в другую сторону поехали к речке Гремячке.

Царь меж тем до Ячменки дошел. Забросил удочку, сел ждать. Но не клюет ни то что золотая рыбка, простая не клюет. Скучно стало ему, принялся камушки в воду бросать. Кинет и смотрит, какой дальше улетит, да какие круги от него в разные стороны расходятся. Мужики отсели от царя подальше, в усы ухмыляются, но молчат. Опять царю скучно стало. А рыбка всё не клюет. Стал он песни петь. А рыбка всё не клюет.

Бурчат недовольно мужики:
- Шумишь на берегу – накормишь мошкару.

Застыдился царь и уже шепотом спрашивает:
- А каковы ваши желания?

- Крыша у меня прохудилась, хочу, чтобы рыбка золотая помогла починить её.

- Сам-то что ли не умеешь? – удивился царь.

- Не умею, - вздохнул мужик. – А жена ругает меня, ухватом грозит, ежели к осени крыша дырявой останется.

- А у тебя что за нужда? – второго спрашивает царь.

- У меня дочь невеста, жениха хочу ей попросить.

- Да разве перевелись женихи в моем царстве-государстве? – дивится царь.

- То и не знаю, как ответить, ваше величество. Женихов у нас, оно конечно, много. Да ни на кого не смотрит она.

- Что так? – вновь спрашивает царь.

- Солдата Ивана ждет, когда он вернется. Да год уже, как вы, ваше величество, его на войну отправили с тридевятое царство – тридесятое государство. И вестей от Ивана солдата нет никаких. Дочь кручиниться, убивается.

Почесал затылок царь, покраснел и шепчет сам себе:
- А я уж и забыл, что сам войну объявил… Ну, а ты, мужик, что хочешь? – у третьего спрашивает.

- Деток у меня мал мала меньше, бедствуем. Надел земельный такой, что хлеба нам только до зимы хватает, потом голодаем, ваше величество. Столько-то ртов прокормить дело нешуточное. Весна красна, да голодна, осень дождлива, да сытна.

-Да, - задумался царь, - хотенья у вас не пустяшные. Но и без рыбки золотой могу я вам помочь. Тебя, - говорит царь первому мужику, - отдам на обучение плотнику, да жалование за сие буду платить. Тебе, - обращается ко второму мужику, - слово даю царское неизменное, сегодня же закончу войну. Вернется Иван солдат домой. Свадьбу справите. А тебе землицы выделю, да работников дам в подмогу. Живите, не тужите.

Побросали мужики свои снасти, давай царя на руках качать! Подлетает царь к небесам, а сам думает:
- Оказывается, я сам как золотая рыбка желания всех исполнил. Жизнь ведь нам дана на добрые дела!

Тут уж и мамки с няньками прикатили. Как узнали о царских обещаниях, возрадовались:
- Взрослым становится наш царь!

НОЖИК.
Однажды мальчику Ване подарили перочинный ножик. Ни у кого из его друзей такого ножика не было, а у Вани был. Поэтому он воображал невероятно. Ваня гордо ходил по двору, показывая и ребятам, а они просили: «Дай, посмотреть ножичек. Ну, дай, посмотреть!»
Ваня никому не давал его в руки, а покрутив перед носом, прятал ножик в карман и шел хвастаться дальше. Хвастался Ваня ножиком три дня подряд. А на четвертый день уже ребята потеряли интерес к Ване и его ножику. Он подошел к ним, а они говорят: «А, это ты. Иди, иди, не мешай играть!»
Ваня им говорит:
- У меня есть ножичек! Перочинный.
А ребятаответили:
- Знаем, знаем. Иди, не мешай играть.
И в игру не приняли. Обидно Ване стало до слез. Ушел он в угол двора, сел на камушек и заплакал. Тут пришел ванин друг Игорь.
Он спросил:
- Ты чего ревешь? Ножик потерял?
Ваня сказал:
- Нет, не потерял. Ребята со мной не играют и на ножик смотреть не хотят.
Игорь был очень добрый мальчик, он пожалел Ваню:
- Давай, я с тобой играть буду. Если хочешь, то покажи мне свой ножичек.
Ваня обрадовался, вытер слезы и полез в карман.Но в кармане ножика не оказалось. А оказалась огромная дырка.
- Ну, скорей показывай свой ножик, - сказал Игорь, - и побежали играть!
- Ты знаешь, Игорь, а я ножичек потерял, - сказал Ваня.
- Жалко, - расстроился Игорь, - Хороший был ножик.Перочинный.
А Ваня улыбнулся и сказал:
- И совсем не жалко! Потому что это был нехороший ножик. Из-за него я со всеми ребятами поссорился.
- Вот и правильно, - сказал Игорь, и мальчики вместе побежали играть в футбол.


МЕДВЕДЬ

Бывает же, что возьмет и присниться человеку странный сон. Так однажды приснилось мне, что я медведь и живу в зоопарке. Клетка у меня хорошая, большая, чистая. И в хорошем месте располагается. Вокруг публика целый день ходит: дети, папы, мамы. Все медведем восхищаются:
- Какой красивый медведь!
- Какой большой!
- Какой замечательный мех!Так и блестит!
А я горжусь, потому что такие слова о себе очень приятно слышать. Чтобы меня еще сильнее хвалили, встаю на задние лапы и рычу. Публика от этого приходила в полный восторг. Девчонки визжат. Мамы покрепче к себе своих младенцев прижимают, потому как медведь все же хищник и дикий зверь. Мужчины, наоборот, плечи расправляют и грудь колесом. Мы, мол, если что, своё семейство от дикого медведя всегда защитить сможем. В общем, и публике удовольствие, и мне приятно.
После такого номера в клетку всегда кидали конфеты, печенье разное. Благодарили медведя за представление. Смотритель Петрович был этим очень не доволен. Зрителей ругал и показывал им на табличку, которая на клетке висела: «Зверей не кормить». И своей специальной шваброй пытался лакомства из клетки вытащить. Петрович хороший человек, но я на него каждый раз сердился и даже два раза его швабру в щепки разгрыз. Потому как душа медвежья нежная и к сладкому очень и очень неравнодушная. Петрович и стыдил, и попрошайкой меня обзывал, и уговаривал. Но я смотрителя Петровича не слушался и старался конфет сразу побольше съесть вместе с фантиками.
Как-то раз то ли фантик несвежий попался, то ли печенье, заболел я. Грустный стал, худой, глаза тусклые, мех клочьями обвис. Веселая публика меня только раздражала. Находились и такие, кто в медведя палкой тыкал. Чтобы встал он на задние лапы и зарычал диким природным голосом. Не до рычания мне было. Плохо. Уползал я в угол клетки и морду лапой прикрывал, чтобы никого не видеть.
Выхаживали меня Петрович и ветеринар. Говорили они: «Нельзя тебе, мишенька, конфеты и печенье. Ты в лесу родился. Не растут там конфеты. Организм твой медвежий непривычный к ним. Мы же тебя по науке кормим. Чтобы питание твое как в природе было».
Тут я и понял в чем его беда. И с тех пор как выздоровел печенье, конфеты и прочее угощение от публики не принимал. Даже наоборот, сам лапой из клетки выбрасывал. И опять все медведем восхищались и говорили разные приятные слова.
С тех пор, как мне приснился такой странный сон, я зверей в зоопарке не кормил больше. И не потому, что жадный. А потому что не хочу, чтобы звери болели.
Прикрепления: 4089092.jpg(123Kb)


Сообщение отредактировал Olman - Суббота, 07.10.2017, 12:29
 
(Olman)Дата: Суббота, 07.10.2017, 20:21 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





БАРМАЛЕЙ

Жил-был на свете мальчик Тим. Было ему шесть лет. Подарили Тимке настоящий двухколесный велосипед. Надо сказать, что мальчик он был отчаянный. И в первый же день так врезался в дерево, что с этого дерева свалилось старое воронье гнездо и крепко село ему на голову.
- Ну, понаставили деревьев, проехать же невозможно! – огорчился Тим и совершенно печальный с поломанным велосипедом и старым вороньим гнездом на голове, вернулся домой.
Папа, увидев сына, так хохотал, что прибежали соседи. Они решили, что в квартире случился потоп и пожар одновременно. Но история не об этом.
Дело в том, что Тим в свои шесть лет храбрым и отважным мальчиком был только днем. Вечером, когда приходило время, ложиться спать, он боялся один оставаться в комнате. Уж тем более засыпать без света. На всякий случай у него под подушкой хранились конфеты. Нет, совсем не для того, чтобы их есть. Тим думал:
- Вот заявится ночью ко мне Бармалей, я от него конфетами отбиваться буду! Конфеты ведь вкуснее меня?
Тимке, конечно, конфеты было жалко, но себя еще жальче. Поэтому Тим конфеты не ел, а мужественно хранил их для битвы с Бармалеем.
И вот однажды, когда Тим лег спать, пришла мама выключила свет и сказала:
- Ты уже большой мальчик и не должен бояться. На свете нет никаких бармалеев. Это всё сказки для маленьких детей.
Она поцеловали сына на ночь, пожелала спокойной ночи и ушла.
А Тимка подумал:
- Ага, вам, взрослым, легко говорить, что это сказки. А как я должен не бояться если страшно? И вообще, что это за вредная привычка у бармалеев кушать детей?
Больше он ничего подумать не успел. Ему показалось, будто в комнате кто-то шевелится. Глянул Тим под шкаф, потому что это самое бармалейское место, а там… Там сидел самый настоящий Бармалеище! Тим замер. Бармалей замер тоже. Тимка пошевелился. И Бармалей пошевелился. Чтобы его напугать, Тим начал громко дышать. И Бармалей тоже начал громко дышать. Тогда Тимка достал свои снаряды-конфеты и принялся обстреливать Бармалей. Пару раз попал. Но Бармалей конфеты есть не стал.
- Он, наверное, хочет съесть меня, - подумал Тим.
Ух, он рассердился! Рассердился так, что сам себя испугался. Схватил подушку, да как запустит в этого противного Бармалеишку.
Подушка, конечно, снаряд хороший, но летает не совсем правильно. По дороге она зацепила лампу, стоящую на тумбочке, стул… Короче говоря, в комнату прибежали перепуганные папа и мама. Включили свет и очень удивились.
А Тим папе так по-мужски сказал:
- Ты, папа, совсем напрасно сюда маму привел. Здесь такие дела, что совсем не для слабых женщин.
Мама возмутилась и сказала:
- Какие такие дела не для слабых женщин? Что это ты за безобразие среди ночи устроил?
Папа маме ответил:
- Погоди, не шуми. Тут серьёзное что-то происходит.
Тим тогда сказал:
- Ты, мамочка, только не бойся. У меня под шкафом сидит Бармалеище! Он хотел…
Но тут Тимка подумал, что на самом деле, он вообще-то не знал, чего хотел Бармалей, поэтому сказал:
- Ну, всё! Я его победил! Можете не бояться.
Папа поднял подушку, заглянул под шкаф и радостно засмеялся:
- Так вот куда онизапропастились.
И достал из-под шкафа тапочки.
- Удивительные дела в этом доме творятся, - вздохнула мама, - Тапочки сами от своих хозяев под шкафы прячутся.
- Это их, наверное, Тузик туда затащил! А я весь вечер искал, - догадался Тим.
- Отшлепать бы вас всех, - улыбнулась мама, - Да не могу.
- Почему? – спросили Тим с папой.
- Потому что я вас люблю, - сказала мама.
Все засмеялись, а папа сказал Тимке:
- Ну что? Ты теперь не будешь бояться темноты? Ведь, единственный Бармалей, с которым ты встретился, оказался безобидными тапочками.
- Не буду, - сказал Тим, - Теперь я точно знаю, что бармалеи – это выдумки для маленьких детей. А я уже большой. Спокойной ночи. И не забудьте выключить свет.
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Произведения для детей » Пять историй о царе
Страница 1 из 11
Поиск: