Владимир Гасельник - Литературный форум
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Архивы конкурсов » Международный творческий фестиваль "СОЮЗНИКИ" » Проза » Владимир Гасельник
Владимир Гасельник
Конкурсы портала (Оргкомитет)Дата: Среда, 20.08.2014, 06:16 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 6217
Награды: 66
Репутация: 20
Статус:
Логин автора: VladimirG

Сказание о Сибирском Бабре




Рождение Бабра
Эта история произошла довольно давно на Северо-западе Байкала. Люди те места только начали осваивать, и природа была ещё сказочно первозданна. Обитатели Великого озера жили дружно и весело. По суше бегали всевозможные звери, а в небе парили или резвились птицы. Они наслаждались увиденным, а затем, щебеча на ветвях деревьев, рассказывали маленьким и большим зверушкам о красоте Славного моря. В его изумительно чистой воде плавало бесконечное множество диковинных рыб и моллюсков.
Но самыми загадочными жителями Великого Озера, единственными на всей планете, считались Байкальские нерпы — царственные особы завораживающей красоты.
И жила среди них молодая нерпа Найжи́т с умными, но печальными глазами. Она просыпалась раньше всех и подолгу лежала на прибрежных голышах, пристально вглядываясь в лесную границу берега. Подруги посмеивались над её мечтой о красивом и сильном друге, который однажды на утренней заре заберёт нерпу к себе. А она обретёт лапы и сможет жить с любимым в лесу.
— Найжит, Найжит! Жениха сторожит! — водили они хоровод вокруг мечтательницы и громко смеялись.
— А наши парни тебе чем не славны? В девках останешься, пока в женихах копаешься, — шутили они наперебой, весело хлопая ластами по воде, высоко поднимая искрящиеся на солнце брызги.
И правда, многие предлагали своё сердце Найжит как самой красивой и умной нерпе, но она упорно не давала согласия. Говорила: «Мой суженый придёт из леса». На что подруги уже зло ёрничали:
— Придёт медведь-суженый, съест тебя за ужином.
Найжит не обижалась на подруг. Во-первых, она знала, что они чуточку завидуют её мечте, а во-вторых, бабушка не раз говорила о судьбоносном предназначении внучки. Даже то, что она родилась сразу угольно-чёрной, а не белой, как все нерпята-бельки, говорило о её непростом происхождении.
И вот как-то раз птица-путешественница, летавшая далеко на юг, рассказала живущему там молодому тигру Арда́ну о мечтательной красавице, нерпе Найжит, о её доброте и терпении, о лучшем из лучших желаний. Тигр сразу полюбил Найжит. Отважное сердце молодого Ардана поверило рассказу птицы, и он решил, чего бы ему это ни стоило, найти нерпу и признаться ей в своих чувствах.
Остаток долгого пути через байкальскую тайгу оказался нелёгким. Дикий ветер, бушевавший впереди, валил леса, превращая их в непроходимые буреломы. Грозовые ливни беспрестанно заливали землю, а вышедшие из берегов реки бурными потоками преграждали путь. Молнии бесновались пугающим грохотом и колючими, яркими вспышками, поджигая то, что ещё оставалось сухим. Тяжело было не только идти, но и дышать. Будто все злые силы собрались вместе, чтобы помешать зародившейся в молодом сердце любви. Но тигр был храбр и мужествен, а любовь так сильна, что помогала преодолевать ему километр за километром трудного пути.
Но правду говорят: «Всему есть предел». Силы стали оставлять героя. Каждый день он преодолевал всё меньшее расстояние, продолжая отчаянно идти к любимой. В голове билась одна мысль: «Или я её увижу, или погибну — третьего не дано». Все звери и птицы в округе плакали, думая, что уже никогда не встретит Ардан свою Найжит, если ему никто не поможет.
И помощь не заставила себя ждать. Сам Всемогущий Байкал вступился за Ардана против свирепствующих, разрушительных сил. Рассердился он на Ветер и Грозу нешуточно.
— Послушайте меня внимательно, Великие Силы Природы! — подземным гулом прорычал Старик. — Не вы ли упрекали меня за то, что я не хотел отпустить Ангару к Енисею?! — гул нарастал всё мощнее. — Не ты ли, Гроза, ударами молний расщепила Шаман-камень и не дала мне остановить беглянку?! Не ты ли, Ветер, своими порывами сметал всё на пути, расчищая ей дорогу?! Это вы обрекли меня на страдания: многие века каждый день и час видеть, как убегает любимая дочь. Но я простил вас, потому что понял — Ангара и Енисей счастливы вместе. Как смеете вы сейчас учинять преграду любви двух живых сердец?
На воде озера появилась всем знакомая рябь, а берега начали вспучиваться от едва сдерживаемой силы. Байкал буквально трясло от возмущения.
— Но она королевских кровей, а он простой тигр, — уже стихая, попыталась возразить Гроза.
— Он не простой тигр, коль вам понадобилось столько сил и разрушений, чтобы остановить его! — негодовал Байкал, приходя всё в большую ярость.
— Но Найжит не сможет долго жить на суше, она умрёт, — взялся вторить Грозе Ветер.
— Зато она познает настоящую любовь. Всему своя цена. И я больше не позволю вам вмешиваться. Либо вы сейчас же угомонитесь, либо я спрячу вас навсегда в глубине своих тайн. — И на поверхности озера вода начала закручиваться юлой, разверзнув огромную пасть со свинцово-чёрными бугристыми губами, открывая вход в страшную бездну.
Ужас охватил Ветер и Грозу. Уж они-то прекрасно знали неудержимую силу У́ловы, поглощающей всё живое и неживое в свою чёртову воронку. Ещё мгновение, и они бежали как можно дальше, подгоняя друг друга.
Наступила тишина. На голубеющем небе выглянуло солнце, согревая всё вокруг. Высоко над сопками появилась роскошная радуга. Ликование охватило уставший от непогоды земной мир. Лес зазвенел птичьими голосами, по полянам залетали разноцветные бабочки. На ветвях деревьев и на каждой былинке дрожали капли дождевой воды, превращаемой лучами солнца в искрящиеся алмазы. Воздух наполнился ароматами трав и хвои.
Немного отдохнув и набравшись сил, Ардан тронулся в путь и через несколько дней на рассвете добрался до долгожданного места.
Этим же утром Найжит, как обычно, проснувшись ни свет ни заря, забралась на выступающий над водой камушек и стала внимательно вглядываться в лесную полоску родного берега. Она не знала, кто её суженый и когда он придёт за ней, но в последние дни её не покидала томительная тревога, волнительное предчувствие.
И когда с первыми лучами солнца на берегу появился тигр, она поняла — это Он. Сердце Найжит застучало так, что, казалось, разбудит всех подруг.
Величавое достоинство, красота и сила гармонично сочетались в уверенных движениях Ардана. Направляясь прямо к ней, мягко ступая лапами по песку, он не сводил глаз с нерпы. О такой красоте тигр даже не мечтал. Ослепительно чёрная с серебристым отливом короткая шёрстка искрилась бриллиантовыми каплями на солнце. А умные и добрые глаза притягивали его взгляд, заставляя трепетать храброе сердце.
Найжит, ударив ножками-ластами по воде, окатила себя прохладой, пытаясь понять, не снится ли ей всё это. Красивейший из красивых, прекраснейший из прекрасных подходил к кромке берега, и просто нельзя было не заметить упругость мышц, грацию и плавность движений. В глазах его одновременно светились храбрость и мужество, любовь и нежность. Найжит бросилась навстречу своему счастью.
Ардан обнял любимую и долго не выпускал из объятий, что-то мурлыча ей на ушко на глазах у проснувшихся подруг. Их изумлению не было предела.
Семейный очаг влюблённая пара нашла довольно быстро. Всего в километре правее по берегу начиналась глубокая падь, окаймлённая причудливыми скалами. После недавнего землетрясения одна из глыб скалы, уходящей в озеро, упала в воду, образовав просторный сухой грот с лежащим у входа голышом. Будто Байкал специально создал им прекрасное уютное гнёздышко, где можно укрыться от непогоды или понежиться в ярких лучах полуденного солнца.
Шло время. Между молодожёнами ни на минуту не ослабевала преданная и нежная любовь. И вот настал долгожданный день, когда красивая и умная, верная и ласковая, заботливая и трепетная Найжит подарила Ардану сыночка. Малыш забавно урчал, уткнувшись в мамин живот: «Бр-р-р, ба-бр-р-р». И счастливые родители назвали его Бабром.
Телом он был похож на папу, но смолистым окрасом на маму, а по силе, ловкости и сообразительности превосходил даже обоих великих родителей. Играя и резвясь, Бабрёнок легко допрыгивал до макушек самых высоких елей, а ныряя в воду, уходил на такую глубину, куда совсем не проникали солнечные лучи.
Прошло три года, три месяца и три дня. По закону природы для Бабрёнка настало время взрослой жизни. Он часто слышал от отца рассказы о тех живописных местах, откуда тот был родом, и куда осенью улетали зимовать птицы.
И однажды ранней зарёй, когда на дальних сопках уже истосковавшееся за ночь солнце едва позолотило верхушки сонного леса, Бабрёнок попрощался с мамой-нерпой и папой-тигром и отправился вперёд, к самостоятельной жизни.

Новые друзья


Когда молодой Бабр отправился на поиски нового дома и новых друзей, он даже не подозревал, сколько его ждёт интересных приключений и знакомств. Уже на второй день Бабрёнок познакомился с маленьким и юрким зверьком.
— Соболь Черик, — представился тот. — Я тоже иду в другие края. Хорошо, что встретил тебя, вместе веселее.
Так в неторопливом путешествии незаметно пролетали дни и недели. Они пробирались по крутым косогорам и лесным полянам, заросшим кустами жимолости и дикого шиповника. Поднимались на бесконечные сопки. Любовались ночным звёздным небом и загадочными лунными узорами. Спускались в прохладные распадки и овражки. Наслаждались настороженной тишиной вечернего леса или утренним многоголосьем проснувшихся птиц. За это время, постоянно находясь вместе и помогая друг другу, Бабрёнок и Черик крепко сдружились.
Но однажды соболь взобрался на дерево посмотреть, далеко ли до реки, и в тот же момент прогремел выстрел. Маленький друг замертво упал с огромной высоты. Подбежали два человека. Бабрёнок сразу же вспомнил наставление отца: «Будь осторожен при виде злых и вороватых вооружённых людей. Они алчны и кровожадны. Без разбора стреляют во всё живое, охотясь в любое время года. Это твои единственные враги. Крепко запомни: против человека с ружьём все звери бессильны».
Охотники заметили Бабренка и начали стрелять. Выбора не оставалось, пришлось быстро скрыться от них в чаще. Опять он двинулся в путь один, но теперь с болью в сердце от потери друга.
Вскоре, когда солнце практически опустилось за кроны елей и сосен и со стороны Байкала потянуло лёгкой прохладой, Бабрёнок набрёл на полянку, благоухающую цветами, с небольшим домиком посредине. Что-то неведомое подсказывало ему: к этому дому можно подойти ближе и даже войти внутрь.
Дверь тут же открылась, и на крыльцо вышла пышнотелая, уже не молодая хозяйка. Рыжие волосы, совершенно не тронутые сединой, были заплетены в тугие толстые косы. Одета она была в светлый цветастый сарафан с узенькими лямочками, открывавшими красивые загорелые плечи. Глаза светились заботой и добротой. Движения её были плавные и неторопливые. А куда торопиться богине душевного тепла и домашнего уюта?
Следом на крыльцо выскочил шустрый, худенький мальчик. На смуглом лице светилась приветливая улыбка. Он весело смотрел живыми и чёрными, как угольки глазами.
— Здравствуй! — мягким голосом пропела хозяйка.
— Здравствуй, друг, — протянул мальчик руку. — А мы тебя давно ждём, проходи в дом.
Бабрёнок одновременно и удивился, и обрадовался. Он подал лапу новому другу, кивнул хозяйке и прошёл с ними, добродушно урча.
— Давай знакомиться! — И теперь уже хозяйка протянула ему руку. — Я — Бабушка Тепло, а твой новый друг — мой Внучок Огонёк. Совсем неподалеку живёт ещё племянник Цветовод Ярко́. Здесь мы появляемся только с апреля по октябрь и скоро уступим права Дедушке Морозу и его Внучке Снегурочке со Снеговиком.
Увидев сильное удивление на мордашке Бабрёнка, она пояснила:
— Огонёк ночью или в сильный туман указывает дорогу заблудившимся обитателям леса, помогает добрым путникам развести костёр в сырую погоду. Ярко на своих тайных полянах выращивает бутоны лесных и полевых цветов всевозможных оттенков и форм, а затем рассаживает их по всей округе. А я чудодейственным пением дарю всему живому ласковое, душевное тепло домашнего уюта, жизнерадостность и умиротворённость.
Бабрёнок был в замешательстве: он слышал от родителей о сказочных героях, но что ему в реальной жизни предстоит с ними встретиться, даже не предполагал. Правда, мама-нерпа не раз повторяла, что Байкал всегда славился невероятными чудесами и таинственными явлениями.
А Бабушка Тепло продолжала говорить:
— Поживёшь у нас, наберёшься сил, но далеко от дома не отходи. В лесу появились браконьеры — это нехорошие люди. К сожалению, с ними может справиться только Дедушка Мороз, если его сильно рассердить, или Великие Силы Природы. А мы с Огоньком не умеем сердиться. Но мы можем сделать так, что злые люди не увидят ни тебя, ни домика, ни нас, если придут сюда. Так что здесь ты будешь под нашей защитой.
Так, день за днём, Бабрёнок прожил у друзей до начала зимы. Он сильно тосковал по родителям, по соболю Черику, часто вспоминая, как им было хорошо вместе. Но новые друзья были настолько дружелюбны и отзывчивы, что тоска потихоньку перестала быть такой острой.
Однажды, заигравшись вместе с Огоньком и Ярко, они довольно далеко углубились в лес и случайно заметили людей. Бабрёнок сразу узнал в них уже знакомых охотников. Он готов был их тут же разорвать. Ему, достаточно подросшему, превратившемуся в молодого сильного зверя, ничего не стоило одним ударом лапы выбить дух из убийц Черика. Но его вовремя остановила вдруг откуда-то появившаяся Бабушка Тепло.
— Звери не должны убивать людей! Да, это плохие люди и возможно, они ещё немало наделают бед. Но запомни, мой дорогой друг: звери не должны убивать людей! Люди плохо разбираются друг в друге. Часто бывает, что хорошие люди по необъяснимым причинам дружат с плохими. Если ты убьёшь даже самого злого человека, на его защиту может встать много людей, в том числе и добрых. — И Бабушка Тепло ещё раз повторила:
— Звери не должны убивать людей!
— Кроме того, мстительность — плохая черта характера. Не забывай, кто твои родители. Это львы, слоны и некоторые ограниченные люди злопамятны. А ты должен нести добро, как твои мама и папа.
Бабрёнок ещё не совсем осознавал, о чём говорила Бабушка Тепло. «Как же так? — думал он. — Ведь они убили моего друга». Но что-то подсказывало ему — бабушки всегда правильно говорят и надо их слушать.
К сожалению, время текло быстро, и уже подходил к концу октябрь — последний месяц осени в сибирской тайге. Еще в сентябре свои полянки покинул Цветовод Ярко, а без него завяли и пожухли оставшиеся цветы, с деревьев во всей округе начала облетать листва. Потерявшие хвою лиственницы стали казаться редкими, как будто высохли. Ночью, в появившиеся просветы, виднелись звёзды и молодецкие рожки нового полумесяца.
Следом и Бабушка Тепло с Внучком Огоньком распрощались с Бабрёнком до следующего года, оставив последние напутствия:
— Не уходи далеко от Байкала, здесь твоя родина. Держись ближе к Большому городу. Придёт время, и ваши судьбы будут крепко связаны. Помогай хорошим зверям и людям, защищай их.
Теперь Бабрёнку предстояла полностью самостоятельная жизнь. Да и сам он уже стал настоящим взрослым Бабром.

Заворожённый зверь
Зима выдалась холодной и снежной. Ветки елей обвисли под тяжестью ку́хты, которая рисовала их похожими на белые конусы, устремлённые к звёздам. Тоненькие, нежные веточки и былинки травы, покрытые снежной смёрзшейся взвесью, сделались жёсткими и ломкими.
Уже к середине зимы среди людей поползли слухи, будто здесь, в прибайкальских лесах, появился удивительной красоты зверь. Похожий на тигра, он был более крупным и чёрного окраса, с мягкой и шелковистой, почти как у соболя, шерстью. Рассказы людей о загадочном звере становились всё невероятней.
То он вынес к оживлённой дороге заблудившегося и уже начавшего замерзать геолога. То он спас заготовителей дров от разбуженного медведя, прогнав его свирепым рыком. На Байкале вытащил из ледяной воды рыбаков, провалившихся под лёд. Или вот совсем фантастический случай: будто бы он опередил пулю охотника и в прыжке, прямо с земли, схватил в пасть соболя, загнанного собакой на макушку ели, унеся его в спасительную, непроходимую чащу.
На Байкале часто случаются странные, необъяснимые события. Невероятное количество тайн и легенд окружают Великое Озеро. Но о последних историях стали говорить всё больше и больше.
Этого огромного чёрного, но красивого и доброго зверя люди назвали Бабр. Кому пришлось столкнуться с ним, слышали то приглушённое миролюбивое урчание, а то и страшный, приводящий в оцепенение, лютый рык: «Бр-р-р, ба-бр-р-р».
Многие сразу же прониклись уважением и почтением к этому сильному, но не кровожадному хищнику. Их радовали рассказы и легенды о его храбрости и мужестве. А местные шаманы всё чаще стали мечтать о том, чтобы их тайным союзником-хранителем, их и́е-кы́ла стал Бабр.
Но нет хорошего без худого. Появились два человека, которые не находили себе покоя. Их снедала одна жестокая и алчная мысль: поймать Бабра, убить и продать его шелковистую и мягкую, словно пух, шкуру за баснословные деньги. Эта мысль завладела ими, не покидая ни днём, ни ночью.
Считая себя настоящими охотниками-профессионалами, они по делам и сути своей были просто подлыми воровскими людьми. Зная, что Бабр обязательно постарается помочь соболю, загнанному на макушку дерева, браконьеры решили воспользоваться этим и сыграть на его дружеской привязанности к этим маленьким и безобидным зверькам.
Для начала они заказали китайскому мастеру по ловле живых зверей, давно осевшему на байкальской земле, сплести им самую крепкую сеть.
— Хотим поймать взрослого бенгальского тигра, — солгали они ловцу животных.
— А не испугаетесь? Взрослый зверь лют и непокорен, — со знанием дела предупредил ловец.
— А ты усиль пеньку гибкой и упругой лианой, — попросили они.
«Откуда здесь зимой бенгальские тигры?» — чувствуя подвох, подумал китаец. Но хорошая оплата затуманила здравый смысл.
Когда заказ был выполнен, браконьеры взяли с собой ещё чучело соболя и отправились в заповедные места Байкала, где часто охотились и где Бабр мешал им делать их чёрное дело. Закрепив чучело на высокой ели (ради наживы негодяи были готовы на любой риск), они под стволом расстелили сеть с затягивающейся петлёй. Затем, стреляя вверх, пытались привлечь Бабра в расставленную ловушку. Но он находился далеко, и в этот день у них ничего не получилось.
Все-таки на следующий день ловушка сработала: Бабр запутался в сети. Неистово сопротивляясь, пытаясь перегрызть и порвать толстые верёвки, он яростно рычал, и казалось, его рык о несправедливости взвился до самого неба.
Один из браконьеров взял нож и, не чувствуя дрожащих ног, трусливо стал подкрадываться к добыче. Даже запутавшийся в сети, Бабр вызывал у них смертельный страх. Зверь мужественно продолжал рвать сеть, и в какой-то момент она поддалась, не выдержав свирепой мощи. Тогда другой браконьер поднял ружьё.
А дальше произошло то, что и должно было произойти. Совершенно неожиданно разразилась гроза, которой никогда не бывает зимой в этих местах. Налетел шквалистый, ледяной ветер. Первым же порывом он легко сбил с ног горе-охотников и покатил их по снежному насту…
Пропавших людей искали больше недели. Когда нашли, то увидели странную картину. На снегу лежали два неподвижных, закоченевших тела, поражённых молниями, поодаль валялись нож и ружьё, а ещё дальше, под елью — большая сеть из толстых пеньковых верёвок и упругих лиан, разодранных, как обычные швейные нитки.
Люди долго молча смотрели на эту страшную сцену, пытаясь представить что же здесь произошло.
— Заворожённый! — по-китайски прошептал один из них, нарушив тягостное молчание.
Высоко в небе парил орёл, плавно описывая сканирующие круги. Вот кто всё видел, вот кому есть что рассказать.

Бабр и Лунь



Бабр легко перемахнул с берега на дальний большой валун. Он любил греться здесь на солнышке: хороший обзор окрестностей, свежий ветерок и намного меньше, чем в лесу, назойливой мошкары. Иногда он рассеянно опускал лапы в прохладную байкальскую воду и умывал морду, как будто ощущая прикосновение к чему-то родному.
В этот раз он был как никогда задумчив. В прозрачной воде проплыл косяк рыб, невдалеке резвилась пара чаек, на берег вышла медведица с медвежатами. Бабр пристально смотрел на них и чуть-чуть завидовал.
Началось лето, природа расцвела яркими красками. Появился молодняк. Кто-то с любопытством и настороженно разглядывал всё, что увидел впервые, кто-то, повторяя за родителями, пробовал на вкус ещё неизвестные травки. Голубое небо было безоблачно и необыкновенно прозрачно, как после грозы. Маленькие птенчики легко и весело резвились, осваивая первые волнительные уроки самостоятельного полёта.
Бабр прыгнул обратно на берег и пошёл в гости к старым друзьям. Стройные, заросшие мхом стволы елей высоко вздымались в синь безоблачного неба. Над полянками плыл медовый запах лесных цветов. Лиственные деревья стояли молчаливо и зачарованно. Сквозь их ветви на траву ложились кружевные тени.
Домик был на том же месте, и уже издалека Бабр почувствовал притягательное тепло домашнего уюта. На крылечко вышла одна Бабушка Тепло. Внучок Огонёк помогал Цветоводу Ярко рассаживать свои любимые цветы — огненные жарки. На солнце их праздничная чистота и пламенная яркость создавали ощущение особой радости и восторга.
— Ну, здравствуй, потеря-пропажа! Мы тебя давно уже ждём в гости, — улыбаясь, проворковала Бабушка. — Решили уж — всё, зазнался и общаться с нами не хочет.
Бабр прижал голову к ногам Бабушки Тепло и начал виновато тереться и урчать. Вечером, когда в окнах почти угасала багряная заря, все собрались в доме. Они по очереди рассказывали истории, случившиеся за время разлуки. Вдруг Бабр спросил:
— Бабушка Тепло, а почему я один?
— Знаю, знаю, о чём переживаешь, мой друг. Всё дело в том, что ты не простой лесной зверь и родители у тебя особенные. Сам Всемогущий Байкал за них заступился, а сейчас даже Ветер и Гроза оберегают тебя. Как раз пришло время и для меня. Я открою тебе маленькую тайну и помогу твоему горю.
Бабушка присела на скамейку, Бабр подошел ближе и положил голову на тёплые, уютные колени. Прикрыв глаза, он приготовился слушать.
— Далеко-далеко отсюда, в лесах, расположенных у берегов океана, где солнце начинает свой бег по небосклону, где стоят величественные горы Сихотэ-Алиня, живут Уссурийские тигры. Они тоже храбрые и мужественные, как твой отец. И одновременно с твоим рождением там, на востоке, в полнолуние в одной тигриной семье родилась дочь. Она оказалась непохожей на других, потому что шерсть её была белая, как луна. И назвали её Лунь.
Когда она подросла, к ней посвататься приходили многие знаменитые тигры, один мужественней и сильней другого. Они даже устраивали поединки между собой, чтобы завоевать сердце красавицы. Но она упорно никому не оказывала внимания, а всё твердила: «У меня есть друг, он просто далеко отсюда».
Бабр вскочил, забегал по домику из угла в угол и вдруг пылко произнёс:
— Я найду Лунь, я заберу её с собой, чего бы мне это ни стоило, какой бы длинной и трудной ни была дорога! — Глаза его горели, он был полон энергии, и, если бы Бабушка Тепло не остановила его, сейчас же бросился на поиски подруги.
— Погоди, дорогой Бабр! Ты меня не дослушал. Никуда так далеко бежать не надо. Всё дело в том, что охотники выследили и поймали Лунь, посадив её в клетку. Белые тигры тысячелетиями будоражат воображение людей. Они наделили их мистической таинственностью. И вот сейчас белую тигрицу везут в Большой город показывать, как чудо природы, здешним людям.
— Я спасу её! Или я спасу её, или погибну — третьего не дано! — И с этими словами Бабр, забыв даже попрощаться, так он был взволнован, унёсся во тьму. Пробираясь по тёмному лесу, он увидел череду огоньков, указывающих путь. Бабр сразу понял, кто ему помогает.
— Спасибо, Огонёк! — крикнул он и побежал ещё быстрее.
Небольшой зверинец с разными диковинными зверьми подъезжал к городу. Оставалась последняя ночь в пути. А к полудню следующего дня их уже ждали. Все билеты на зрелище были распроданы. Многие хотели посмотреть на белую тигрицу, встреча с которой по восточным поверьям дарует человеку счастье и просветление.
Солнце нехотя скатилось за лесистую сопку, ещё долго продолжая подсвечивать небо изумрудной голубизной. Постепенно темнели золотистые облака, а густые сумерки, не торопясь, обволакивали узкие пади, поросшие темным ельником и кедрачом. Как бы вечер ни сопротивлялся, подошло время тишины и покоя.
Звери и люди уснули. И только тигрице Лунь не спалось. Она тосковала по родителям и никак не могла понять, куда её везут и что будут с ней делать. Для себя она решила, что в клетке жить не будет и при первой возможности убежит, а если не получится, откажется есть и пить, и умрёт.
Вдруг тревога охватила Лунь. Звериным чутьём она уловила кого-то рядом с клеткой. И в то же время сердце застучало так же, как оно обычно трепетало, когда Лунь думала о суженом. Когда мечтала о том, как он приходит за ней и спасает от злых людей. Она встала на лапы в тесной клетке и нос к носу столкнулась с Бабром.
Целых полчаса они мурлыкали и тёрлись головами, приветствуя друг друга, не обращая внимания на толстые прутья. Бабр смотрел на Лунь с такой любовью и нежностью, что все романтики в округе умерли бы от зависти, если бы видели эту сцену.
— Только скажи «Да!», и я разметаю решётку. Я унесу тебя вместе с клеткой! Только скажи «Да!». — Волнение Бабра достигло предела. А сердце Лунь после этих слов забилось ещё сильнее и радостнее. Она тихонько мурлыкнула и в знак согласия лизнула Бабра в нос…
Утром, с первыми лучами солнца, начался переполох. Исчезла белая тигрица, главная героиня предстоящего зрелища. Всех поразило то, что толстые прутья клетки оказались не просто разогнуты, а вырваны из оснований, будто ивовые прутики. Посреди дощатого дна лежал огромный букет цветов невиданной красоты, и всё вокруг излучало тепло и умиротворение. Эта благодатная тишь, это напоённое ароматом утро как-то особенно успокоительно действовали на душу. Пускаться в погоню за беглянкой никому не захотелось...
Бабр и Лунь бежали огромными прыжками. Впереди маячили огоньки, указывая путь. Скоро влюблённые вошли в сухую и тёплую пещеру на берегу Байкала, которую Бабр давно заприметил и благоустроил.
К осени у молодожёнов родились трое деток. Две девочки по имени Айда и Маги и мальчик — Ирк. Они были совершенно чёрные, похожие на папу. Особенно умилялись родители, когда дети утыкались в маму носом и урчали: «Бр-р-р, ба-бр-р-р».
 
Лазарева Екатерина (Katenka-Kasia)Дата: Среда, 20.08.2014, 06:25 | Сообщение # 2
Зашел почитать
Группа: Автор
Сообщений: 31
Награды: 2
Репутация: 0
Статус:
Продолжение Сказания о Сибирском Бабре от Владимира Гасельника.

Поединок
Прошло три года. В счастливом семействе Бабра и Лунь благодаря преданной и нежной любви появилось очередное потомство: две дочери и два сына. Они уже начали с любопытством выходить из пещеры, чтобы всё обнюхать и узнать, что же там, за порогом их уютного дома. А первые детки за это время достаточно подросли и повзрослели.
Папа вместе с Ирком, пока мама со старшими дочерьми занимались по хозяйству, ходил в тайгу или на Байкал за пропитанием для большой семьи. По мере надобности они охраняли ближайшие поселения Большого города от волков и медведей, которых привлекала лёгкая добыча — домашний скот.
Бабрёнок, как и его папа когда-то в детстве, подружился с местными соболями, особенно с Шустиком и Рустиной, которые поселились в дупле рядом с бабриным домом. А в промозглые летние дни они даже жили в пещере все вместе, прячась от непогоды. Летом у соболей шубка не такая пушистая, как зимою, и они становятся похожи на хорьков, только окрас более тёмный. А у Шустика с Рустиной он был практически чёрный. Лишь светлое пятнышко на горле ещё больше подчёркивало красоту маленьких зверьков.
И ещё друзьями Ирка стали нерпы. Играя в пятнашки, он ловко плавал и нырял, носясь с ними наперегонки. За шустрой компанией всегда наблюдала Старая Нерпа, лежащая на большом окатыше, и когда молодняк чересчур распалялся в игре, тихо, но уверенно окликала их, останавливая учинённый переполох.
Больше всего нерпы боялись медведей, и Ирк защищал их, отгоняя подальше от берега непрошеных гостей уже знакомым для всех зверей рыком: «Бр-р-р, Ба-бр-р-р». Медведи, хотя некоторые из них и были больше по размеру и опытнее, всё же не рисковали с ним связываться. Они хорошо помнили, чем закончился свирепый поединок, произошедший между его отцом и матёрым шатуном.
Медведь, почти с тонну весом и трёхметрового роста, не знал себе равных и однажды даже напал на свиту генерал-губернатора Большого города.
Шатун пришёл откуда-то с севера и уже наделал немало бед, разорив несколько деревень и нагнав на людей страху. Попытки убить мародёра для трёх охотников закончились трагически. Их обглоданные останки долго не могли предать земле, так как боялись встречи с Косолапым Чудищем. Так люди стали называть шатуна за кровожадный, безжалостный и непредсказуемый нрав.
Жители деревень боялись ходить за водой к проруби, выпускать детей из дома. Замерла работа по заготовке дров и строительного леса. Слухи о кровавых безобразиях людоеда быстро распространились по всей округе. Лично сам генерал-губернатор Большого города решил прекратить этот дикий разбой и возглавил группу бывалых казаков, уже не раз отличившихся охотничьей удалью. Но всё у них пошло не по плану.
Медведь подкрался бесшумно, незаметно даже для собак, а уж для людей и подавно. Улучив момент, он неожиданно с диким рёвом выскочил из кустов и сразу набросился на идущего первым охотника.
Одним смертельным ударом когтистой лапы в лицо сбил его с ног и тут же бросился на второго, пытающегося поднять ружьё. Инкрустированный приклад с треском разлетелся на части, ствол погнулся, а видавший виды хозяин именного оружия рухнул с размозжёнными рукой и ключицей.
Медведь встал на задние лапы и, оскалив большие жёлтые клыки, с устрашающим рычанием пошёл прямо на генерал-губернатора. Тот всё же успел выстрелить и даже попал медведю в голову, но круглая свинцовая пуля прокатилась по касательной, не причинив гиганту никакого вреда, лишь вызвав прилив ещё большей злобы.
Люди оцепенели от страха. Собаки сбились в кучу и с поджатыми хвостами трусливо поскуливали. Медведь и в самом деле был до жути огромен и ужасен.



Кто его знает, чем бы это всё закончилось? Но тут мелькнул чёрный силуэт. Это был Бабр. Он перегородил разбойнику дорогу и грозно прорычал:
— Ты больше никого не тронешь и навсегда покинешь эти места, или я перекушу твою шею! Тебе просто повезло, что я был далеко, и ты успел здесь немало напакостить.
Медведь на мгновение опешил от такой, как ему казалось, наглости.
— Да ты как посмел мне угрожать, головёшка хвостатая! Это я сейчас напьюсь и умоюсь твоей кровью! Прочь с моей дороги! — захлебнулся яростью матёрый шатун.
— Ты не понял меня, — ещё раз раздался лютый рык Бабра, — эта земля под моей защитой и я не позволю больше творить здесь бесчинства. Мне твои же сородичи говорили, что ты о́тморозь и тебе никто не указ, что ты каннибал и даже своими не брезгуешь. Но я всё-таки в последний раз предупреждаю, уходи подобру-поздорову. Или тебе придётся убираться по-недоброму.
Людоед, никогда не знавший поражений, привыкший, что его все боятся, от таких слов пришёл просто в бешенство.
— Да я тебя одной лапой раздавлю. Мокрого места не оставлю, — глаза его налились кровью. — Сейчас ты узнаешь, кто хозяин этих мест. — Шерсть на загривке встала дыбом. Злоба буквально душила его, и шатун с рёвом бросился на Бабра. Но тот взвился пружиной высоко вверх, и медведь упал на снег, никого не подмяв. Он на мгновение потерял соперника из виду и тут же был наказан. Бабр оседлал врага и вцепился стальными клыками в его неимоверно толстую шею.
Медведь дико взревел и резко перевернулся на спину, пытаясь своей огромной тушей задавить противника. Но Бабр был ловок. Он успел отпрыгнуть в сторону, нанеся медведю болезненный удар в бок задними лапами.
Завязалась смертельная схватка. Снег до земли растаял на месте битвы. Сама земля, казалось, вздрогнула от столкновения двух свирепых силищ. Небольшие деревца были расщеплены, как прутики, а с мощных елей и сосен слетела кора. Теряя силы, медведь всё же довольно проворно залез высоко на сосну, которая жалобно заскрипела под такой ношей. Это была его вторая и последняя ошибка. Бабр легко, свечой допрыгнул до него, обхватил лапами тушу и опять вцепился в шею мёртвой хваткой.
Такого нароста в полторы тонны не выдержит макушка ни одного дерева. Ствол начал изгибаться и, всё больше наклоняясь, угрожающе затрещал. Людоед, из последних сил пытаясь сбросить Бабра, не удержался, и они вдвоём рухнули вниз. Шатун рычащим мешком со всего размаху ударился о мёрзлую землю, а Бабр, балансируя гибким телом и хвостом, мягко приземлился на лапы.
Побеждённый медведь, еле дыша и кое-как ковыляя, убрался восвояси. Позже, когда пошли по следам, в ста метрах от места сражения нашли его бездыханное тело.
С этих пор уже никто не сомневался в существовании в этих краях загадочного животного — лютого и бесстрашного, но доброго и справедливого.
К сожалению, перестали сомневаться и браконьеры, которых становилось всё больше и больше.

День Бабра

Как-то к середине лета бабрёнок Ирк пришёл на берег Байкала и увидел Старую Нерпу. Она тихо подозвала его.
— Слушай внимательно! Жить мне осталось недолго. Я открою тебе тайну, которую поведала моя прабабушка. Я знаю, что ты умеешь плавать как нерпа. Но ты гораздо более смел и ловок. Ты сможешь пробраться в пещеру. Я бы рассказала об этой тайне твоему отцу, но он слишком крупный и не сможет пролезть в расщелину.
Старая нерпа придвинулась ближе к бабрёнку и зашептала ему на ухо:
— Байкалу двадцать пять миллионов лет, это самое старейшее озеро на Земле. И за это время в его недрах накопилось столько тайн, что о многих он просто не помнит. Эти тайны передаются из уст в уста его обитателями. Об одной из них, и, наверное, самой главной, я тебе сейчас поведаю. — Нерпа тяжело вздохнула и продолжила:
— Недалеко отсюда в отвесной скале, уходящей глубоко в озеро, есть пещера. Она начинается с расщелины практически у основания скалы, поэтому, чтобы попасть в неё, нужно уметь хорошо нырять и видеть в темноте. Благодаря твоей бабушке тебе это по силам. Ход в пещеру уходит резко вверх и там, где кончается вода, становится пологим, открывая величественный ледяной грот.
Я была в расщелине однажды, но дальше пробираться боялась. Из рассказа моей прабабушки знаю, что, если пройти вглубь грота, то в трещинах обледенелых стен можно найти кристаллы льда Живой Воды Вселенной. Той первой воды, что дала начало всему живому.
Такие кристаллы хранятся ещё в двух пещерах на глубине океанов у других континентов. Если кристалл вынести на солнце, то, растаяв, он успеет испустить невидимые лучи, помогая всему живому, возрождая жизнь в мире, доброте и справедливости.
Но запомни два предостережения.
Первое. Там же, в пещере, находятся кристаллы льда из Мёртвой воды. Попав в тепло, они рассыпаются, создавая клубы пыли, убивающей всё доброе и лучшее. Отличить эти кристаллы ты должен сам.
И второе. Пещеру охраняет невидимое Нечто неземного происхождения. Оно смертельно опасно для землян. Один раз за полвека, в определённый день сентября это Нечто исчезает и вновь появляется лишь через сутки. В этом году как раз будет такой день.
На больших глазах Старой Нерпы выступили слёзы. Она опять тяжело вздохнула:
— Мои прадедушка и дедушка, вероятно, не успели по времени — нырнув в пещеру, они не вернулись. А животных в наших краях становится всё меньше и меньше, людей алчных и беспринципных, озлобленных и кровожадных появляется всё больше и больше. Кто-то должен выполнить эту миссию и возродить первородные мир, доброту и гармонию на нашей земле. — Нерпа печально посмотрела на бабрёнка и повторила.
— Думаю, тебе по плечу это сложное дело. Конечно, ты можешь отказаться, но тогда ты обязан в старости передать тайну другим. Если, конечно, к тому времени будет кому передавать.
Ирк встал на валуне во весь рост и гордо произнёс:
— Я достану кристалл льда Живой воды, чего бы мне это ни стоило! Или я сделаю это, или погибну — третьего не дано.
— Ты справишься! — повторила Старая Нерпа. — Я чувствую — это будет Твой день. День Бабра!

Пятнадцатое сентября
Приближалось 15 сентября. Ирк только и думал о том, как раздобудет заветные кристаллы. Ещё за две недели до назначенного дня бабрёнок каждый день нырял к подножию горы и заплывал в расщелину входа в пещеру. О потере времени на её поиск он уже не беспокоился.
Оставалась одна проблема: как обо всём рассказать родителям. С одной стороны, Ирк прекрасно понимал, что, если их поставить в известность, они будут сильно переживать за него, а с другой — обманывать молчанием дорогих сердцу маму и папу он не желал. В который раз на помощь пришла Бабушка Тепло.
— Добро, сделанное обманным путём, не может быть настоящим добром, — как заклинание тихо проговорила она бабрёнку. — Что бы ни случилось, оставайся зверем, достойным хвалы и подражания. А с семейным советом я тебе помогу. Пойдём вместе...
Прощание было недолгим. Как и положено, папа-Бабр и братья мужественно сдерживались, а мама-Лунь и сёстры плакали. Даже Бабушка Тепло незаметно смахивала набегающие слезинки.
Вдруг в пещеру вбежал весь взлохмаченный и угрюмый Шустик. Все его сумбурные движения и потерянная мордашка говорили об одном: у него что-то случилось, что-то серьёзное. Обычно подвижный носик замер и стал казаться неживым. В выразительных чёрных глазах можно было прочесть глубокую тоску и растерянность.
— У меня больше никого нет, я остался один, — тихо пробормотал маленький друг. — Рустина утром ушла навестить наших родственников, рассказать им, где мы вчера нашли много орехов. И вот её и всех родителей убили браконьеры. Я остался совсем один, — опять с дрожью в голосе и подавленно повторил Шустик. Потом весь распрямился, пристально посмотрел на бабрёнка и голосом, не терпящим возражений, твёрдо проговорил:
— Ирк! Я иду с тобой!
Все молча согласились. Было понятно, что отговаривать соболя бесполезно, да и вдвоём отправляться в рискованное путешествие даже ещё лучше.
Ночью пятнадцатого сентября Ирк и Шустик подошли к обрыву на скале. Соболь довольно хорошо плавает на поверхности, но под водой его шубка быстро намокает и тянет ко дну. Без помощи бабрёнка здесь ему было не обойтись.
Ирк осторожно взял Шустика в пасть и в сумеречной тьме, с волнением повернув голову и бросив взгляд в сторону дома, прыгнул с обрыва. Над Байкалом ещё с вечера стоял сильный туман, и отважных героев никто не заметил. Только слабый всплеск прокатился по берегу и затих. Будто одной из нерп приснилось что-то тревожное и она сонно ударила ластами по воде.
Через полчаса друзья уже были в пещере. Здесь было не по-осеннему морозно. Ощущение пронизывающего холода усугубляла мокрая шерсть.
Скорее отряхнувшись от воды, они осторожно начали исследовать пространство, пытаясь хоть что-то разглядеть. Но тщетно.
Шло время. Наконец, постепенно Ирк стал замечать, что откуда-то лучился, едва видимый, холодный свет непонятного происхождения.
И тут вдруг раздался резкий и неестественно скрипучий голос:
— Кто вы и что вам здесь нужно? — смешиваясь с эхом, голос звучал особенно жутко.
Бабрёнок вздрогнул от неожиданности, завертел головой и по привычке вежливо проговорил:
— Здравствуйте! Но я Вас не вижу.
— Хм! Даже так?! Какой воспитанный! Ну, здравствуй! — уже более миролюбиво отозвался невидимка. — А тебе и не надо видеть меня, целее будешь. Всё же ты не ответил на мои вопросы.
— Извините, пожалуйста, но я так от неожиданности вздрогнул, что забыл, о чём Вы спрашивали. — И бабрёнок развернулся в правую сторону.
— Вопросов было два, но теперь появился и третий, — в голосе Нечто зазвучали нотки любопытства. — Итак. Кто ты? Твоего приятеля я узнал, это соболь. А вот кто ты и что здесь делаешь? И почему решил, что мой голос прозвучал неожиданно?
Поняв, что невидимка пока настроен не агрессивно и первое знакомство не вызвало у него никакого раздражения, бабрёнок полностью пришёл в себя и начал говорить с уверенной интонацией в голосе.
— Уважаемый Невидимый! Зовут меня бабр Ирк, а рядом, Вы правы, мой друг, соболь Шустик. Мы пришли к Вам в гости попросить кое о чём. А неожиданно, потому что в тишине и полном мраке Ваш голос прозвучал громко, а кто говорит, не было видно. — И бабрёнок медленно повернул голову влево.
— Ну, про мою видимость-невидимость мы уже разобрались. А вот то, что вы меня хотите о чём-то попросить, просто несказанно удивило. До сих пор кто сюда приходил пытались унести отсюда самое драгоценное без спроса. Ха-ха! Воришки мелкие! Этих нерп сразу раскусили, — голос Нечто опять стал злым и грубым. — А вот с тобой, похоже, придётся повозиться. У меня возникает всё больше и больше вопросов.
Ирк сел на задние лапы, величественно подняв голову, как бы давая понять, что он весь внимание.
— Бабр?! Я знаю под таким именем другого зверя. Возможно, я что-то упустил. Опять, наверное, Байкал своевольничает. Никак не угомонится Старик. Чтобы огромные кошки так глубоко ныряли, как нерпы, и хорошо плавали под водой, это не просто удивительно, это достойно восхищения. А почему ты, бабр, всё время крутишь головой? Твой друг, например, спокойно сидит.
И правда, Шустик сидел в полной темноте, ничего не различая. И даже имея превосходный слух, никак не мог понять из-за эха в пещере, откуда идёт голос.
— А Вы всё время перемещаетесь по пещере, двигаетесь с места на место. Я чувствую Вас, Ваш запах. И, кажется, даже стал немножко видеть.
— Что-о-о? — взревел Невидимый и тут же стих. А бабрёнок быстро закрутил головой, как будто тот на кого он смотрит, стал бегать из угла в угол.
— Что ты видишь? Говори сейчас же или я тебя накажу! — в голосе Нечто слышались скорее не угроза, а нескрываемое любопытство и нетерпение.
— Вижу какой-то до сих пор мне не известный свет. Там, на поверхности я такого не встречал. Я бы назвал его восьмым цветом радуги.
— Хм! Как приятно звучит, — Нечто понизил голос до шёпота. — А пахну я тогда, по-твоему, чем?
— Это запах жизни. Так пахнут новорождённые. — И бабрёнок, прикрыв глаза, громко втянул в себя воздух. — Да, да! Именно недавно родившиеся.
Несколько секунд Нечто молчал.
— Не скрою, ты меня опять удивил. Ну что же, я открою вам маленькую тайну, потому что так красиво меня ещё никто не называл: Я — Бессмерть. Если говорить, по-твоему, бабр, то я — Вечноноворождённый.
Свечение усилилось, и бабрёнок стал различать светлые и тёмные сгустки непонятной материи.
— Не так давно пещеру охраняли злобные Кудаи́ны. Их жизненный цикл составляет ровно пятьдесят лет. Поэтому по истечении этого срока приходилось производить замену стражей. Но раз за разом происходили посещения пещеры именно в день смены. Последних двух воришек обнаружили уже на выходе из грота. И Свыше заменили Кудаинов на меня, — в голосе Вечноноворождённого появились горделивые нотки. После чего он опять, но уже с оттенком хитрости спросил:
— А какое сегодня число? В нынешнем году смена состоялась бы пятнадцатого сентября. Но я не слежу за точным временем, для меня в этом нет смысла.
— Сегодня пятнадцатое сентября, — настороженно ответил бабрёнок, уже понимая, куда клонит бессмертный дух.
— Ха-ха-ха! Так и вы туда же! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!
— Но мы ведь и не скрывали этого. Нам нужны кристаллы льда Живой воды Вселенной, — громким голосом бабрёнок практически перебил веселящегося Бессмерть.
— Глупенькие! А вы знаете, что рядом со мной время не существует? Даже если вы выйдите отсюда живыми, что очень сомнительно, ещё неизвестно, в какое время вы попадёте. Может на сто или пятьсот лет вперёд, а может, и на всю тысячу или даже две — назад. Ха-ха-ха! Вот обманулись! — У Бессмерть всё больше поднималось настроение.
— А зачем вам кристаллы льда Живой Воды?
— Мы хотим помочь людям. Они становятся всё хуже и хуже. Вот вчера у Шустика всю семью убили.
— Так может тогда лучше взять кристаллы льда Мёртвой Воды. Пусть людишки окончательно испортятся и сами себя быстро уничтожат. И вы свободно заживёте, — прошелестел насмешливо-вкрадчивый шёпот. — Убейте в них последние остатки добра!
— Нет! Это будет несправедливо! Люди тоже имеют право жить на этой планете, тем более что среди них много хороших и добрых, — с большой серьёзностью и даже чуть пафосно проговорил Ирк.
— Что-о-о?! Справедливость?! — Бессмерть так разволновался, что свечение сильно возросло и даже стало видно подобие бесформенного светового желе, возможно, головы.
— А вы знаете, что Земля — это уже третья планета, на которой дали начало человеческой жизни? И что получили? Всё повторяется! В третий раз эти человечишки живут хуже зверей: сплошные войны, обман, алчность, воровство. Да они готовы съесть друг друга из-за мелочного спора! И всё им виноват кто-то со стороны, а внутрь себя заглянуть не хотят. А ведь все проблемы именно в их головах находятся, не в земле и не в космосе. А ты — справедливость! — желе заколыхалось, как будто Бессмерть покачал головой.
— Все стремятся хоть к маленькому, но превосходству друг над другом, личной выгоде за счёт ближнего, а за счет зверей для них вообще стало нормой — голос пришельца стал жёстким и громким. Уж больно эта тема его задела. Не зря именно его послали охранять кристаллы льда Живой Воды. Немного помолчав, он начал более миролюбиво:
— Не знаю, не знаю! Люди потеряли доверие, они не заслуживают, чтобы за них просить. Попросите что-нибудь лично для себя. А они пусть сами выбираются. А не получится — сами виноваты.
— Но тогда люди могут погибнуть! — воскликнул Бабр. — Так не должно быть! Это несправедливо!
— Опять ты со своей справедливостью, неугомонный. И после всего, что случилось с семьей соболя, ты всё ещё веришь в её существование?
— Верю! — твёрдым голосом ответил Ирк.
— А если я тебе скажу, что только за восемнадцатый век люди истребили более семи миллионов соболей и более десяти тысяч тигров, не говоря о других животных. И это только в России. И не для еды убили, а для роскоши. А пока ты тут со мной споришь, твоих родственников люди тоже убили из-за их красивых шкур. И после этого ты будешь продолжать верить в справедливость?
— Да, я верю! — и бабрёнок встал в воинственную позу, как перед смертельной схваткой, поджав лапы и выпустив когти.
— Ух ты какой! Новый «донкихот» что ли?! — в словах Бессмерть появились отеческие, покровительственные нотки. — Да есть она, есть! Успокойся, не переживай так. Если на Земле Человечество образумится, само найдёт эту всеобщую справедливость как единственную бескорыстную истину, если перестанет каждый жить только по своей правде, исходя из личных выгод, на Земле будет мир.
Космический страж затих. Даже стало слышно дыхание бабрёнка и соболя. Но вот, наконец, он опять заговорил.
— А как вы будете в пещере искать кристаллы льда Живой Воды, если я разрешу вам это сделать?
Ещё немного помолчав, как будто что-то обдумывая, страж вдруг объявил.
— Я должен ненадолго покинуть вас, так что можете этим воспользоваться и, пока меня нет, забрать кристаллы и свободно покинуть пещеру.
И тут же Бессмерть вдруг исчез. Бабрёнок прижал к себе лапой маленького друга, как бы подбадривая его. Да и себя тоже. Так они стали ждать дальнейшего развития событий. Казалось, мимо проходит целая вечность.
Уже не только дыхание, но и учащённый стук сердец отзывался эхом.
«Сколько же времени прошло на земле? Правду ли говорил дух? Что с моими родителями, братьями и сёстрами?» — с беспокойством думал бабрёнок. Подкравшаяся сильная тоска комком застряла в горле.
Наконец главный хранитель появился в пещере.
— Хм! Интересно! Вы всё ещё здесь?!
— Нам нужны кристаллы льда Живой Воды, — одновременно твёрдым голосом проговорили Бабр и Шустик.
— Ну, так и забрали бы, я же давал вам возможность, почему вы их не искали?
— Зачем искать то, чего здесь нет. Во всём пространстве пещеры нет ничего, что было бы по душе, — уверенно ответил соболь.
— Без Вас здесь пахло только смертью, — поддержал друга Бабренок.
Опять наступила долгая тишина.
— Вы правы, — с грустью проговорил Бессмерть, — и нерпы по незнанию брали с собой мёртвые кристаллы. По правде говоря, стражи их не убивали. Они сами, когда поняли, что ошиблись, проглотили кристаллы и погибли.
В который раз воцарилось длительное безмолвие, как будто бы каждый боялся его нарушить.
— Радуйтесь, я согласен! Возьмете по одному кристаллу. Их хватит не только на Большой город, а на всю здешнюю округу и даже гораздо больше — на всю страну. Ведь не зря же именно здесь находится Середина Земли. Вопрос лишь в том, какое будет время, когда вы выйдете наружу? Могу определённо сказать только то, что это будет следующее тысячелетие.
Ну, и самое главное! Вы сможете только тогда помочь людям, если они сами захотят стать лучше и добрее и примут ваш дар.
С этими словами Бессмерть весь засветился ярким радужным светом, и друзья увидели рядом с собой два небольших кристалла неописуемой красоты. Такие кристаллы, сверкающие идеальными гранями, как объёмные снежинки, сейчас рисуют в сказочных книгах о Новогодних праздниках.
Страж опять исчез, а друзья, забрав будущие лучи мира, добра и гармонии, стали потихоньку на ощупь искать выход из пещеры.
— Спасибо! — обернувшись в темноту, крикнули они. — Люди больше не разочаруют Вас!



На рисунках изображение Сибирского Бабра, созданное членом Гильдии геральдических художников, анималистом Максимом Черниковым на основе физиологических особенностей тигра и байкальской нерпы.
 
Дарья (Долли)Дата: Пятница, 29.08.2014, 00:44 | Сообщение # 3
Зашел почитать
Группа: Автор
Сообщений: 37
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
интересненько!)) сначала сильно удивилась, что за зверь такой Бабр))
о чём подумала, читая начало сказки - межнациональные браки и межвидовые браки. Поймут ли дети? Как-то не очень представляю...Вспомнила Маугли, а вдруг бы он залюбил Пантеру и что бы у них родилось? Мантера? Как-то с любовью здесь странно...может, только для меня.
 
Владимир Валерьевич Гасельник (VladimirG)Дата: Суббота, 30.08.2014, 00:11 | Сообщение # 4
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 19
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Здравствуйте, Долли! Большое спасибо за отзыв!
Думаю, ваше беспокойство скорее от сильного современного перекоса в этом вопросе.
Слово "бабр" на сегодняшний день имеет два значения. Это тигр на тюрском наречии. В Сибири раньше так звали всех больших диких кошек: и тигра, и барса, и ирбиса. В Иркутске и Иркутской области бабр (смесь тигра с бобром) является гербом. Но байкальская нерпа Иркутску ближе и я решил, что почему бы и ей не поучаствовать. ))))))
Дети воспринимают все нормально. Возьмите хотя бы Дюймовочку, там и лягушонок, и жук, и крот не оставляли ее без личного интереса. ))))))) Можно еще назвать произведения, например, про все тех же драконов или Полоза, у которого была дочь золотовласка - девушка-красавица. ))))
Я читал сказку сам весной в младших классах и давал воспитателям и методистам в детский сад. Дети очень внимательно слушают и дома в красках пересказывают. Им нравится.
Выпустил книжку тиражом в 300 экз., разошлась, не поверите, за две недели.
С уважением! Владимир.
 
Владимир Валерьевич Гасельник (VladimirG)Дата: Суббота, 30.08.2014, 00:21 | Сообщение # 5
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 19
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Долли,
Прикрепления: 1053531.jpg(49.6 Kb) · 0498984.jpg(47.0 Kb)
 
Татьяна Эдел (Рябченкова) (Tentik)Дата: Суббота, 30.08.2014, 03:09 | Сообщение # 6
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 52
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
VladimirG, Мне понравилась ваша легенда!

Эдел Татьяна
 
Владимир Валерьевич Гасельник (VladimirG)Дата: Суббота, 30.08.2014, 07:42 | Сообщение # 7
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 19
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Tentik, спасибо большое!
Правильно - именно легенда! А то получается уже как полтора века мифический зверь существует, а мифа о нем, легенды, до сих пор не было.

С уважением! VG.
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Суббота, 30.08.2014, 10:06 | Сообщение # 8
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 8848
Награды: 84
Репутация: 255
Статус:
Как жаль, что зверь легендарный!! Хотелось бы его посмотреть в живом виде. Очень красивый зверь и интересное повествование. Спасибо! biggrin biggrin

А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Владимир Валерьевич Гасельник (VladimirG)Дата: Суббота, 30.08.2014, 12:34 | Сообщение # 9
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 19
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
ledola, спасибо большое за отзыв!
Думаю, если приглядитесь к ирбису, то что-то увидите похожее, да и полюбите его навсегда и за красоту особенную, и за нрав мудрый и добрый. Вообще, все кошки от мала до велика заслуживают большей любви. И по красоте и грации только женщинам уступают. )))))))

С уважением! VG.
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Воскресенье, 31.08.2014, 01:57 | Сообщение # 10
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 8848
Награды: 84
Репутация: 255
Статус:
Цитата VladimirG ()
Думаю, если приглядитесь к ирбису, то что-то увидите похожее, да и полюбите его навсегда и за красоту особенную, и за нрав мудрый и добрый. Вообще, все кошки от мала до велика заслуживают большей любви.

))))согласна!! Очень люблю всех кошачих! Владимир, мне прислали рассказ про кота, автора не знаю, но рассказ тронул до глубин, пришлю вам в личные сообщения и размещу на страничке здесь, на фестивале - очень понравился рассказ, тем более, что всё было в реальном времени.
Владимир, я нашла автора!!
Это вот здесь - http://www.pravpiter.ru/pspb/n205/ta016.htm


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА


Сообщение отредактировал ledola - Воскресенье, 31.08.2014, 02:19
 
Владимир Валерьевич Гасельник (VladimirG)Дата: Воскресенье, 31.08.2014, 05:19 | Сообщение # 11
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 19
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
ledola, спасибо!

У моей сестры дочь случайно придавила месячного котенка и повредила ему позвоночник. Врачи сказали, что лучше усыпить, все равно больше недели не протянет. Но было так его жалко, что решили, пусть уж вольготно доживает дома на царских харчах. Так он и доживал почти восемнадцать лет. Просто харчи в связи с развитием индустрии становились все царственней. Единственно, что не носился по квартире как угорелый. )))))


Сообщение отредактировал VladimirG - Воскресенье, 31.08.2014, 05:21
 
Литературный форум » Архивы конкурсов » Международный творческий фестиваль "СОЮЗНИКИ" » Проза » Владимир Гасельник
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
© Все права защищены 2018. Союз писателей - академия литературного успеха, .
Раздача наград