Канашова Оксана - Литературный форум
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Канашова Оксана (Стихи и немного прозы...)
Канашова Оксана
Оксана Канашова (musica)Дата: Среда, 16.07.2014, 11:25 | Сообщение # 1
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 36
Награды: 4
Репутация: 8
Статус:
ИСКАТЕЛЬНИЦА

Пишу стихи, с дождем пою дуэтом,

Живя порой в мечтах, как наяву.

Себя назвать не смею я поэтом,

Искательницей я себя зову.



Ищу я то, что вечно и незримо,

Что душу греет мне, как солнца луч,

Что сердцу моему необходимо -

К прекрасному волшебный светлый ключ...



Хоть жизнь меня "чудачкой" нарекала,

И даже била по лбу, не стыдясь,

Я шла и чудеса свои искала,

То в обмороки падая, то в грязь.



Звон струн не променяв на звон монеты,

Комфорту предпочтя "шалашный" рай,

Искала я аккорды и куплеты,

И вторил мне закат: "Играй, играй!"



Страстей любовных жаждая накала,

Мечтая стать военного женой,

Я суженого день-деньской искала-

Пять лет уже он мается со мной...



Привыкнув к роли мужа-женолова

И участи бесстрашнейшей такой,

Меня он ищет, и находит снова

В прострации меж мыслью и строкой...



Исканий путь таинственен и долог,

Но короток в отрезке бытия...

В дипломе запись четкая: "Психолог",

Но только эта пристань не моя...



Пойду искать другие берега я,

Взвалив на душу лет бесценный груз,

До старости глубокой постигая

Профессию искательницы муз...


ОТ И ДО

Вновь пытаю себя надоевшим уже вопросом-
Почему же слепили меня из дурного теста?
Жизнь в ошибки меня, как животное, тычет носом,
Пофырчав, я опять возвращаюсь на то же место.

Снова верю в возможность иного, святого "завтра",
И живу, открывая надежде замки и двери,
От холодного первого "здравствуй" до брудершафта,
От счастливой и трепетной встречи до злой потери...

Очень больно опять... Но терплю и шагаю дальше
От потертых страниц до компьютерного экрана,
От убийственной правды до лживо-красивой фальши,
От безумного "форте" до дремлющего "пиано"...

От спокойствия летнего штиля до страшной бури,
От тепла часовых разговоров до льда молчанья...
И по-прежнему верится мне, бестолковой дуре,
В чистоту им играемых нот при плохом звучанье...

ТИШИНА

Бледная, унылая луна
На меня взирает грустно, как пророк,
И молчит о чем-то тишина
Недосказанностью выстраданных строк…

Может быть, она молчит о нас,
О коротком, но счастливейшем пути,
Что прошли с тобой мы быстро, как за час,
Но успев на нем так много обрести…

Я познала радости земной,
Растворилась до молекулы в тебе,
Став теперь твоею тишиной
И зачеркнутой строкой в твоей судьбе…

ПРОЩАЮ ТЕБЯ…

Я прощаю тебя за вторжение в жизнь мою,
За страданья души в пустоте черно-белых дней.
Я прощаю тебя, потому что тебя люблю,
И прощаю за то, что люблю с каждым днем сильней.

Я прощаю тебя за не встреченный наш рассвет,
За бессонность ночей, что всегда без тебя пусты,
За болезнь, что ЛЮБОВЬЮ в стихах назовет поэт,
За болезнь, от которой лекарство есть только ты…

Я прощаю тебя за чужого супруга роль,
За цветы, что ты даришь с улыбкой своей жене…
Я прощаю тебя за щемящую сердца боль,
Что терзает меня, если ты не идешь ко мне…

За холодную краткость мне посланных смс,
За нелепые наши свидания «по кустам»,
За привычность того, что так редко со мной ты «здесь»,
И за ужас того, что все время ты с нею «там».

Я прощаю тебя за нехватку желанных встреч,
Я прощаю тебя за молчание в дни разлук,
За бесплодность усилий из сердца тебя иссечь,
За несбыточность глупой надежды моей – «А вдруг?..»

Может быть, этим чувством себя я саму гублю,
Но когда я с тобой, я как будто счастливей всех…
Я прощаю тебя, потому что тебя люблю,
И себя я прощаю за самый свой сладкий грех…

ПРОЩАЛЬНОЕ

С тобой мы прожили пять лет-
Не знаю – много или мало,
Но власть твоя меня сломала,
Ведь я не кремень, я – поэт…

Даря тебе свой мир из слов,
Была твоею без остатка-
Пусть жизнь текла не очень гладко,
Спасала нас моя любовь…

Тебя по-прежнему любя,
Я расстаюсь с тобою все же-
Ты зол и груб, а мне негоже,
Живя в любви, терять себя

И ждать, пока проснется зверь,
В тебе давно уже живущий…
Я не боюсь судьбы грядущей,
Тебя боялась, а теперь –

Есть Я и Ты, Нас больше нет,
Прости, но я тебе не верю,
Прими с достоинством потерю-
Я с этих пор не твой поэт…

ЗИМНИЙ БЛЮЗ

Грустный город в мажорную мантию кутает Муза,
Еле слышным стаккато по снегу скрипят каблуки.
И танцуют снежинки под музыку зимнего блюза,
Что играем с тобой мы дуэтом в четыре руки…

Я как будто во сне, в небывалом и сказочном мире,
Там, где я - королева, а ты – мой любимый король,
Там, где мы отдаемся в блаженстве прекраснейшей Лире,
Где лишь время однажды сыграет зловещую роль…

Каждый миг, проведенный с тобою, безумен и сладок,
Ты во всем идеален. В любви и в искусстве хорош…
У тебя лишь один, лишь один, но большой недостаток-
Ты из жизни моей навсегда очень скоро уйдешь…

Но пока мне тепло. Я не чувствую ветра и стужи,
Я живу лишь тобой, лишь гармонией наших сердец.
Ты приходишь домой, я готовлю котлеты на ужин...
Но целуя тебя, понимаю, что скоро конец…

Я взлетела под жаркое солнце, подобно Икару,
Скоро вниз упаду, и познаю разлуку на вкус.
Ты уедешь, любимый, повесив на плечи гитару,
А со мною останутся слезы, гармошка и… блюз.

ЗИМНИЙ БЛЮЗ

Грустный город в мажорную мантию кутает Муза,
Еле слышным стаккато по снегу скрипят каблуки.
И танцуют снежинки под музыку зимнего блюза,
Что играем с тобой мы дуэтом в четыре руки…

Я как будто во сне, в небывалом и сказочном мире,
Там, где я - королева, а ты – мой любимый король,
Там, где мы отдаемся в блаженстве прекраснейшей Лире,
Где лишь время однажды сыграет зловещую роль…

Каждый миг, проведенный с тобою, безумен и сладок,
Ты во всем идеален. В любви и в искусстве хорош…
У тебя лишь один, лишь один, но большой недостаток-
Ты из жизни моей навсегда очень скоро уйдешь…

Но пока мне тепло. Я не чувствую ветра и стужи,
Я живу лишь тобой, лишь гармонией наших сердец.
Ты приходишь домой, я готовлю котлеты на ужин...
Но целуя тебя, понимаю, что скоро конец…

Я взлетела под жаркое солнце, подобно Икару,
Скоро вниз упаду, и познаю разлуку на вкус.
Ты уедешь, любимый, повесив на плечи гитару,
А со мною останутся слезы, гармошка и… блюз.

ВЕТЕР (Поэма)
(Посвящается моему отцу,Канашову А.С.)

Ветерок, подгоняя тучи,
Напевает речной мотив.
Облаков развеселый кучер
Ох, ретив нынче, ох, ретив!

Семь байдарок по глади водной,
По течению вниз скользят.
Ветер, радостный и свободный,
Дует в спины босых ребят.

"Эй, гребцы, поднажмите малость!
Вот и ветер нам - вдоль реки!
До привала чуть-чуть осталось,
Вы туристы иль слабаки?

Ну, вперед! Не жалейте силы!
Быть грозе, видно. Воздух чист!"-
Подгоняет мальчишек хилых
Самый главный рыбак-турист.

Кудри - черные, нос - горбинкой,
А глаза - глубина глубин...
Взгляд - пронзающий и с грустинкой-
Он один такой. Он один.

Вот причалили. Берег Кудьмы
Вмиг заполнили голоса:
"С комарами теперь заснуть бы!"
"А до ужина пол-часа!"

Ветер дует неумолимо,
Разжигая ночной костер.
А гроза - пролетела мимо,
Скрывшись в сумерках туч-сестер...

Стало тихо. Кому-то - жутко.
Кто задремлет уже вот-вот...
"Ну, гитару давай, Мишутка,
Вам Сергеич сейчас споет!

-Не страшны нам ни дождь, ни ветер,
Непогодой нас не сломать!
Мы, туристы, все - Божьи дети,
А природушка нам - как мать!"

Дети слушали песни звуки-
То печальной, то заводной...
Обнимали гитару руки-
Это пел мой отец родной...

***

Дремлет берег под лунным светом,
Льют созвездия сон в траву.
Одеялом-июльским ветром
Лес укутывает листву...

Снятся детям байдарки, весла,
Да прохладный реки исток,
У отца же - душа замерзла,
Эх, любви бы ему глоток!

Да такой, чтобы жаром - в сердце,
Чтобы сразу с прыжка - в седло!
А пока - у костра б согреться
И заснуть... Но уже светло.

У реки-то светает рано,
Вот и солнца горячий блин...
Скоро встанут мальчишки. Странно-
Много их, только он - один...

Нет, он любит своих детишек,
Он для них - как родной отец.
Для Алешек, Сережек, Мишек -
Несгибаемый он боец!

"Я - боец, но они же - дети,
Вновь устанут, как ни крути...
Даст Господь - будет южный ветер
Нам помощником на пути!"-

Размышляя об утре жарком,
Глядя в солнечный небосвод,
Он командует: "По байдаркам!"
Продолжается их поход...

***

Есть мужчины иной породы-
Деньги, бизнес, и все - всерьез.
У него же - рюкзак, походы,
И всегда обгорелый нос...

К мерзопакостным "казнокрадствам"
Ни привычки, ни дара нет.
Он богат, но другим богатством-
У него есть закат, рассвет...

Есть любимые сердем дочки,
Что поют - как журчит ручей...
А еще он слагает строчки
В полумраке пустых ночей...

А потом он берет гитару,
Оживает душа у струн:
"Где б найти мне для сердца пару,
НаисвЕтлейшую из лун?

Чтобы руки - теплее хлеба,
Что растопят на сердце лед,
Чтоб глаза - голубее неба,
А уста - словно липы мед...

Чтоб сияла звездой во мраке,
Чтобы душенька - чище рос...
Я бы с преданностью собаки
Шел за нею в любой мороз...

Пел бы песни ей каждый вечер,
Позабыв обо всех делах...
Принеси мне ее, мой ветер,
На могучих своих крылах!"

***

Золотыми лучами солнца,
Запах соли неся с морей,
Южный ветер в окошко рвется:
"Вот и счастье! Держи, Андрей!"

А отец-то: "Вот это чудо-
Я же молод - лет десять с плеч!
Здравствуй, счастье! А ты откуда?
Как тебя мне, любовь, сберечь?"

А любовь - та с улыбкой злою-
Мол, "раз хочешь, то сбережешь!"
Он берег. Но она иглою-
Прямо в душу... А в сердце - нож...

"Ах, богиня моя, богиня..."-
Шепчет он, уходя во мрак.-
"Жизнь моя без тебя - пустыня...
Ну зачем ты со мною так..?"

Вот уже на исходе лето,
И бежит облаков табун.
Губы шепчут: "Светлана, Света...
НаисвЕтлейшая из лун..."

***

Все проходит, а жить-то надо,
Вот и снова - речной поход.
Здесь детишки - его отрада,
И небес необъятный свод...

Астраханская вновь природа,
И гитары родной изгиб...
Только громом средь небосвода-
"Там...на море...погиб...погиб..."

"Как на море?! Там наши дети!
Сбило поездом!? Боже, нет!!
Я один лишь за все в ответе!
Вот и встретил я свой рассвет..."

От известий - мороз по коже...
Собирается в путь отец.
"Почему же все так, о, Боже!?
Это жизни моей конец..."

***

Цвета крови его закаты...
От бессонных ночей - невроз...
Вездесущие бюрократы
Чуть ни в душу суют свой нос-

"Что, туристы, не углядели?
Где же главный ваш был, старшОй?
А, в походе? Что, в самом деле?
Если что - срок грозит большой...

Кто повинен в ужасной смерти-
Скажем завтра мы вам в обед-
Ждем мы с юга письмо. В конверте
Точный будет на все ответ."

***

Ожиданье невыносимо,
Если ты сам с собой - один.
Было счастье - промчалось мимо...
Вот дожили и до седин...

Поднимается кофе в турке,
Воздух пахнет опять дождем.
"Позвоню-ка своей дочурке,
Потоскуем хоть с ней вдвоем...

-Здравствуй, доченька! Ты в порядке?
-Здравствуй, папа! Опять хандришь?
-Да...На сердце идут осадки...
-Ты зайдешь?
-Да, зайду, малыш...

Он приходит ко мне с улыбкой,
А в бездонных глазах - тоска...
Боль звучит нынче первой скрипкой,
Безнадежием у виска...

-Пап, ты как?
-Все весьма печально...
-Улыбнись! Вечер так душист!
Ну а с музою как?
-Нормально...
-Что последнее?
-"Желтый лист"...

-Почитай!
-А ты хочешь, дочка?
-Ну конечно!
-Желтеет клен...
Вот сбивается с ритма строчка...
Листья падают на балкон...

-Дочка, слышишь, как шепчет ветер?
-Да... Мне шепот его знаком...
Это был наш последний вечер.
Осень плакала за окном...

***

А ему было сорок восемь-
Не юнец, но еще не стар.
Он ушел, превратившись в осень,
"Желтый лист" мне оставив в дар...

А еще недопетых песен
Звуки нежные у костра...
Говорил он: "Мы много весим,
Но по небу - несут ветра!"

Он хотел убежать от фальши,
От зубов бюрократских крыс,
Чтоб к ветрам - от земли подальше,
И взлетел... Но не вверх, а вниз.

Загустели на небе тучи,
Сделан шаг - и нельзя назад...
А в конверте: "Несчастный случай,
И никто здесь не виноват."

Шаг - и жизнь об асфальт разбита...
А родным что - на сердце шов,
Да на кладбище из гранита
Крест с фамилией Канашов...

***

Воздух на рассвете
Чистый, голубой.
Мне сегодня, ветер,
По пути с тобой...

Расплети мне косы
И за плечи тронь.
Утренние росы
Мне налей в ладонь...

День-то хоть и светел,
Слезы на лице...
Спой мне песню, ветер,
Спой мне об отце...

СОНЕТ -ПОСВЯЩЕНИЕ СЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ

Созвучием восторженных мелодий
Наш слух ласкает нежная весна.
Пишу сонет я солнечной погоде...
А кто для нас придумал письмена?-
Кирилл (в мирУ - Философ) и Мефодий -
Святые для Росии имена!
Пусть грамотности мощная волна
Заплещет в нашем пишущем народе!!

Зовешься ль ты "прозаик" иль "поэт",
Юнец ли ты, иль прожил много лет -
С ошибками писать, увы, негоже.

На азбуке славянской - Божий лик,
Давайте же беречь родной язык,
Коль русской речи нет для нас дороже!!!

ИСТОРИЯ НА "Ч"
Четверг. Четырнадцать часов. Чащоба. Черемуха, черешня, чапыжник, чертополох – чудесненько!!! Чирикают чистоголосые чижи. Чавкают чибисы чумазыми червяками. Чуточку чудаковатый человек чиновничьего чина чмокает чело чумовой черноволосой часовщицы. Часовщица чмякает чрезмерными чреслами, чаруя чуточку чудаковатого человека.
«Чаще, чаще, чемпион!!!»- чеканит черноволосая часовщица. Чинно чокаются чарками черноплодного чуда. Чарльстон. Чепчик, чешки, чулки…..Чрезвычайно чувственно…. Чмок, чмок… «Чертенок»! «Чертовка!» Чмок, чмок…. «Чарочку черноплодного?» «Чуточку…» Чоканье чарок, чмоканье.
Чванливо чапает чопорной черепахой чокнутый чеботарь. Чует чутьем чужестранцев. Чихает. «Чего, чукчи, членовредительствуете?» «Чмокаемся»,- чистосердечно чревовещает чуточку чудаковатый человек чокнутому чеботарю. «Чего, чего?»- чеботарь чопорно чешет черепушку. «Чмо-ка-ем-ся!»- членораздельно чеканит чуточку чудаковатый человек. «Чернуха! Чревато!»- чернит чувства чокнутый чеботарь. Чертыхается.
Чета чмокается четырехкратно. «Чарочку?» «Черезчур…Чаечку!» Чмок, чмок. Чаевничают.
Четверг. Четыре часа. Чирикают чистоголосые чижи. Чокнутый чеботарь чинит чакчуры чернобровой чеботарши.


Сообщение отредактировал musica - Среда, 16.07.2014, 11:35
 
Оксана Канашова (musica)Дата: Среда, 16.07.2014, 11:26 | Сообщение # 2
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 36
Награды: 4
Репутация: 8
Статус:
О. Канашова

СУДЬБОНОСНОЕ ИМЯ (История из моей жизни)

«….Провожающих просим выйти из вагона» - прозвучал женский голос из громкоговорителя. «Ну что же, красавицы, счастливого пути», - с улыбкой сказал дядя Митя, и в очередной раз заключив нас с сестрой в теплые родственные объятия, вышел из вагона. Поезд уже тронулся, а дядя Митя, стоящий на заснеженной платформе, все еще размахивал нам вслед руками, что-то выкрикивая, и посылал воздушные поцелуи, не обращая внимания на удивленные взгляды людей.
Наш поезд медленно набирал ход, и вот любимый дядюшка уже остался позади, и скоро совсем скрылся из виду. Остался позади прекрасный город Алма-Ата с его достопримечательностями, светлыми улицами и статными площадями; остались позади гостеприимные любящие родственники, подарившие нам с Анной за три дня столько тепла и внимания, что в какой-то момент мы почувствовали себя если не королевами, то принцессами точно; осталась позади веселая свадьба двоюродного брата Михаила, ради которой, собственно, мы с Анютой и приезжали в Алма-Ату.
Монотонный звук колес по шпалам и неяркий ночник в нашем купе создавали убаюкивающее настроение, и лишь кружащийся за окном снег напоминал Мишкину невесту Марию, танцующую свадебный вальс. Сестра, устроившаяся на нижней полке, задремала с кроссвордами в руке, мне же совсем не хотелось спать. Был вечер 28 декабря, и все мои мысли были заняты предстоящим новогодним праздником. Я взяла ручку и бумагу, и начала сочинять поздравительные стихотворения для своих родных. Поэзией я увлекалась с самого детства. Конечно, в семилетнем возрасте мои «стихи» были скорее похожи на октябрятские «речевки» с встречающимися иногда рифмами. Но бесконечное чтение Пушкина, Есенина и Лермонтова внесло свои коррективы в мое самообразование – и к 18 годам я уже умела слагать довольно неплохие, хотя и далекие от совершенства стихотворные произведения. Так что, вооружившись новогодним вдохновением, наслаждаясь мелькающими за окном запорошенными деревьями, я занялась своим привычным и любимым делом.
Но вскоре мое творческое уединение было нарушено. Дверь в наше купе открылась, и в дверном проеме возник симпатичный парень с небольшим рюкзачком на спине и с гитарой в руках. В этот миг словно тысячи новогодних звездочек закружили хоровод в моей голове, а сердце застучало так, словно в моей груди одновременно взорвались сотни хлопушек. Я никогда не верила в любовь с первого взгляда, и считала, что чувства приходят постепенно, что человека можно полюбить, только хорошо узнав его. Но 28 декабря 1994 года добрый Дедушка Мороз (видимо, подославший в наше купе этого незнакомца), разнес мою теорию в пух и прах. Я была не просто ранена, а убита точным выстрелом маленького Амура. Я сидела без движения, широко открыв глаза, и не могла произнести ни слова.
«Соседей принимаете?» – широко улыбаясь, спросил молодой человек, и, по понятным причинам не дождавшись моего ответа, вошел в купе и захлопнул дверь. Напевая под нос песенку из какого-то известного мультфильма, юноша закинул рюкзак на верхнюю полку, и, не выпуская гитару из рук, присел рядом со мной. «Письмо Деду Морозу пишешь?» – все с той же непринужденной улыбкой спросил он, заглядывая в мою тетрадь. «Да…то есть нет…я просто…- невнятно пробормотала я, дрожащей рукой чиркая по бумаге непонятные каракули. «Письмо-это хорошо! – подбодрил меня незнакомец. – Меня, кстати, Дима зовут, а тебя?» - поинтересовался он. «Меня…» - шепотом начала я. «Да Ксюшка ее зовут! А меня, кстати, Анна!» - выглядывая из-за газеты, сказала проснувшаяся Анюта. «Надеюсь, не Каренина?» - настороженно прищурившись, поинтересовался Дима. «Каренина,- пошутила сестренка, - но под поезд бросаться не собираюсь. А вот покушать не отказалась бы!» Мысль о еде вернула меня на землю, и, распаковав пакеты с всевозможными явствами, мы с невероятным аппетитом принялись их уничтожать. Дима тоже достал из рюкзачка свои запасы, и в итоге наш стол ничем не уступал настоящему новогоднему. Шампанского, правда, ни у кого не оказалось, но зато бутылочка дядюшкиного самодельного вина из черноплодной рябины пришлась как нельзя «ко двору». Я немного расслабилась, в меру осмелела, и мы с нашим попутчиком завели непринужденную беседу. Оказалось, что он – студент театрального училища в г. Казань, живет там в общежитии, а в Казахстан ездил на пару дней навестить родителей. В Нижний Новгород Дмитрий ехал буквально на несколько часов по делам, ведь в училище его ждали зачеты и экзамены. Дима с таким упоением рассказывал о театре и рассуждал о своем актерском будущем, что у меня не возникало никаких сомнений в том, что этот парнишка добьется многого в своей жизни. Я не пропускала ни единого его слова, смотрела на него и думала: «Вот прибудет наш поезд в Нижний Новгород, ты выйдешь и неужели на этом все закончится? Я никак не могу допустить, чтобы наша предновогодняя случайная встреча оказалась последней, ведь я полюбила тебя с первой секунды, и кажется, буду любить тебя всю жизнь…» Конечно, это были только мои мысли, о которых я не могла ему рассказать, поэтому мы говорили о музыке, о поэзии, потом я читала Диме свои стихи и пела свои песни под гитару. Анюта уже давно заснула, а мы все разговаривали и разговаривали…. На некоторых станциях мы выходили на перрон, чтобы подышать воздухом и просто полюбоваться зимним небом.
Несмотря на ночной час, вокзалы не спали. Хотя людей на перронах было немного, ощущалась какая-то суета. Возможно, это было связано с приближающимся Новым годом, с тем в временем, когда люди живут в предчувствии чего-то радостного, светлого и даже загадочного…Для меня же загадкой был мой собеседник. Кто он - просто случайный попутчик или новогодний подарок самой Судьбы? «О чем ты задумалась?» – спросил Дима, заметив, что я молча смотрю куда-то вдаль. «Я думаю о тебе», - ответила я и грустно улыбнулась. «А ты обо мне не думай, просто будь сейчас со мной, - ласково прошептал Дима мне на ухо.- Пойдем в вагон, а то ты у меня совсем в льдинку превратишься». Мы вошли в купе, поезд тронулся. И хотя спать не хотелось, небольшая усталость давала о себе знать. «Дим, ты не против, если мы продолжим беседовать лежа?» - спросила я, и он с радостью согласился. Я забралась на свою верхнюю полку, Дима – на свою. «Народ, давайте спать! Полпятого утра! – недовольно проворчала Анюта, выглядывая из-под одеяла взъерошенной головой. – Днем наговоритесь». Мы тихонько засмеялись и затихли. Но сон не шел. Я лежала, смотрела в окно на мелькающие вдали огоньки и мечтала о том, чтобы наш поезд ехал еще долго-долго и никогда не останавливался. Я чувствовала, что Дима тоже не спит. Ах, как бы мне хотелось, чтобы в эту минуту он тоже думал обо мне! «Дай мне руку», - вдруг тихонько попросил Дмитрий. Я протянула ему свою руку, и он нежно взял мою ладонь в свою. Ощущение счастья, испытанного мной в ту минуту, я не забуду никогда. Я словно окунулась в море тепла, в котором необъятные волны нежности захлестывали меня все сильней и сильней с каждой секундой. Мне хотелось тонуть в этих волнах и никогда не выныривать на берег. И вот так, держась за руки, мы заснули и спали до тех пор, пока за окном не выглянуло зимнее солнышко.
Анютка уже соорудила завтрак, точнее – обед, потому что было уже около полудня. Время летело катастрофически быстро, а за нашими разговорами пролетало просто незаметно. Я не успела оглянуться, как за окном появились знакомые пейзажи, и наш поезд прибыл в родной город Нижний Новгород. Увидев здание вокзала, я почувствовала безграничную грусть, и слезы с неистовой силой полились из моих глаз. «Ксюшенька, ты чего плачешь? – спросил Дима, ласково приобняв меня за плечо. – Радоваться надо, ведь совсем скоро Новый год, подарки и веселье!» «Я уже получила свой лучший новогодний подарок в жизни, - тихо сказала я, - но, увы, мне придется с ним расстаться. От него останется только имя.» «Можно узнать, какое?»- с улыбкой спросил Дима. «ДИМА!» - выкрикнула я и разрыдалась еще сильней. «Солнышко мое, не плачь, - пытался успокоить меня Дмитрий. – Имя – это не так уж и плохо, тем более, если оно для тебя судьбоносное». «В каком смысле?» - удивилась я. «А в таком, что когда-нибудь у тебя будет муж по имени Дмитрий, и ты будешь очень счастлива. Но этим мужем буду не я», - обескуражил меня Дима. «Поче-му…не ты…? И откуда ты знаешь?» - заикаясь, спросила я. «Просто поверь мне, и все. Но мы еще обязательно увидимся!» - пообещал мне Дима и с этими словами вышел из купе. Но через секунду опять вошел, нежно поцеловал меня в щеку и выбежал из вагона. Когда я опомнилась, его уже нигде не было - он исчез, как утренний сон.
А через год я вышла замуж. И мужа моего звали (вы думаете как?) Дмитрий! Правда, потом мы развелись – не сошлись в мировоззрениях.
С момента той встречи в купе прошло четырнадцать лет. Все эти годы я пыталась разыскать своего попутчика, но не могла. Я только узнала, что училище в Казани он окончил и уехал учиться в другой город, но в какой – неизвестно. Я даже писала в программу «Жди меня», но все – безрезультатно. А потом судьба меня связала с театром кукол, где я и работаю по сей день светозвукорежиссером и пишу музыку к спектаклям. Вращаясь в актерской среде, я узнала, что Дима работает в театре юного зрителя в подмосковском городе N. Мне даже дали номер его телефона.
Как ни странно, был опять конец декабря, и я собиралась ехать в Москву, куда меня пригласили в качестве ведущей на детском новогоднем празднике. Я взяла телефон и дрожащей рукой набрала заветный номер.
-Алло! – голос в трубке звучал как-то грубо и раздраженно. Я даже на секунду подумала, что ошиблась номером.
-Дима, это ты? – тихо спросила я.
-Нет, это Дед Мороз! – крикнул голос на другом конце провода. – Ну конечно, это Дима, а вот Вы кто?
-Ты, наверное, очень удивишься… - сбивчиво начала я, - не знаю, помнишь ли ты меня, но в девяносто четвертом, в поезде…..
- НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!!!!! - не дав мне договорить, воскликнул Дима. – Ксюшка! Я не верю своим ушам! Как ты меня нашла? – вот теперь его голос был похож на прежний.
-Долго рассказывать. Увидеться хочешь? – перешла я к делу.
- Еще спрашиваешь! Конечно, хочу, а как? У нас сейчас спектакли, елки почти каждый день.
-У нас тоже, - вздохнула я.
-В каком смысле? – удивился Дмитрий.
-А в таком, что я тоже в театре работаю.
-Вот это да! – ошеломленно воскликнул он. – А какими судьбами тебя-то в театр занесло?
-Это долгая история, но я могу тебе ее рассказать при встрече. Знаешь, я завтра приезжаю в Москву на 2 дня, и если бы ты смог вырваться ненадолго….
-Ну конечно, ради такого случая я вырвусь! – радостно пообещал Дима. – Тем более что завтра я как раз свободен! Я тебя встречу. На какой вокзал и во сколько прибывает твой поезд?
Я не верила своему счастью. Неужели завтра я увижу того самого Димку, которого любила столько лет, и которого так долго искала?
-Алло, Ксюшка, ты еще здесь? – прозвучал знакомый голос в трубке.
-…Да, Дим, я просто задумалась – тихо ответила я .
Я сообщила Димке номер моего поезда, и мы попрощались до завтра.
Всю дорогу до Москвы я не сомкнула глаз. Вагон спал. Лишь изредка мужчина с соседней боковой полки вставал и выходил в тамбур покурить. Пробегающие за окном фонари роняли свет на белоснежные сугробы, отчего те переливались волшебным мерцанием, напоминая о приближающемся главном празднике матушки-зимы. Вот уж поистине Новый год – время чудес, ведь разве не чудо то, что он дарит мне такой неожиданный и в то же время очень долгожданный подарок?
Я лежала и думала о предстоящей встрече. Какой она будет? Что мы скажем друг другу спустя четырнадцать лет?
За окном светало. Поезд подъезжал к Ярославскому вокзалу. Мое дыхание участилось, а сердце было готово выпрыгнуть из груди. Стоя в тамбуре и глядя сквозь окно, я всматривалась в лица людей, снующих по платформе туда-сюда, или просто стоящих на месте, пытаясь разглядеть среди них Диму. Но его не было. Поезд остановился, я вышла из вагона и в растерянности стала оглядываться по сторонам. «Неужели он не придет?» – подумала я. Но вот в метрах пятнадцати от себя я увидела коренастого мужчину в очках, который быстрыми шагами приближался ко мне, не сводя с меня глаз. В правой руке он держал небольшой букетик из желтых роз. Это был Дима. Но совсем не тот Дима, образ которого так надолго запечатлелся в моей памяти. Из симпатичного худенького парнишки он превратился в красивого брутального тридцатитрехлетнего мужчину с накаченными бицепсами, выделяющимися даже из-под теплой куртки. Даже взгляд стал совсем другим – усталым и каким-то колючим.
- С Наступающим! – с улыбкой сказал Дима, подойдя ко мне и протянул мне букет.
- И тебя тоже! – ответила я.- Здравствуй, Дима.
- Здравствуй, Ксюш. Очень рад тебя видеть! Видно, это судьба – встречаться в поездах или на вокзалах. Обнимемся что ли? – улыбаясь, спросил Дима и, не дождавшись моего ответа, крепко прижал меня к себе. – А ты похорошела!
- Спасибо, -смущаясь, ответила я. – А ты изменился.
- Что поделаешь, жизнь такая! – ничуть не обидевшись, парировал Дима. Ну что, может, пойдем, покушаем? - предложил он, на что я с удовольствием согласилась.
Мы пошли в привокзальное кафе, где устроились за самым дальним столиком. Заказали салаты, горячее и бутылку хорошего коньяка. За эти годы с нами произошло столько всего, что казалось, не хватит и суток, чтобы обо всем поговорить. Из Димкиного рассказа я поняла, что его жизнь совсем не была похожа на жизнь простого актера, играющего в театре. Скорее, она напоминала жизнь Джеймса Бонда – горячие точки, путешествия, и, конечно же, много женщин.
-А почему ты до сих пор не женился? – поинтересовалась я. –Ведь уверена, что поклонниц у тебя не счесть.
-Да, поклонниц действительно много, - без ложной скромности ответил Дима. Но я никогда не женюсь, мне и так не плохо. Я вообще по жизни одиночка. А вот ты, наверное, замужем, дети и все такое…
-Ну, насчет детей ты прав, у меня замечательная дочка Дашенька, ей пять лет. А вот твое пророчество насчет мужа по имени Дмитрий сбылось только наполовину.
-Это как?
-У меня действительно был муж Дмитрий, но мы уже давно развелись. Так что своего счастья, как ты обещал, я не нашла, - с грустью сказала я.
- Значит, еще найдешь! – уверенно пообещал Дима. – Если я сказал, что будешь счастлива с Дмитрием, значит, так оно и будет. Я никогда не ошибаюсь.
- Хочется верить, что на этот раз твое предсказание сбудется! – с радостью в голосе высказала я надежду. – Ну что, за встречу?
-За встречу! – поддержал меня Дима. – И с Наступающим! Пусть в Новом году твое счастье тебя найдет!
Мы подняли бокалы и выпили их до дна. За разговором мы не заметили, как на улице стемнело. Мы вышли на улицу.
-Ну что, Дим, мне пора, - вздохнула я. – А то Дед Мороз будет ругаться, если я опоздаю на праздник.
- Тогда давай прощаться, - уныло сказал Дима. И знай, что я был очень счастлив увидеть тебя.
-Я тоже. Кстати, забыла тебя спросить – почему ты тогда так быстро убежал?
- Просто я понял, что влюбляюсь в тебя, - признался Дима. – Но я знал, что мы никогда не сможем быть вместе.
-Почему? – удивилась я.
-Потому что я это чувствовал и точно знал, что ты будешь счастлива с другим.
-С Димой? – улыбнулась я.
-С Димой, с Димой. Будь уверена.
Мы обнялись. Я пошла в одну сторону, он – в другую. Я не знала, увидимся ли мы еще когда-нибудь, но это уже было неважно. Главное – что мы все-таки встретились, пусть и через много лет.
А в Новом году я вышла замуж. Как и предсказывал мой попутчик, я наконец-то обрела свое настоящее женское счастье. У нас прекрасная семья, а шесть месяцев назад у нас случилось замечательное событие – я родила второго ребенка, в свидетельстве о рождении которого стоит запись – Матюшечкин Юрий Дмитриевич.

 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Канашова Оксана (Стихи и немного прозы...)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
© Все права защищены 2018. Союз писателей - академия литературного успеха, .
Раздача наград