095 - Владимир Соколов 12+ - Литературный форум
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Архивы конкурсов » Новые сказки VI » Второй тур » 095 - Владимир Соколов 12+ (Сказки)
095 - Владимир Соколов 12+
Конкурсы портала (Оргкомитет)Дата: Суббота, 08.10.2016, 13:19 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 6217
Награды: 66
Репутация: 20
Статус:
Кэшу и Ваху

На краю стойбища Кэкти ( обрыв – ульчский* ) жили два брата Кэшу и Ваху. Они росли сиротами. Когда они были совсем маленькие, их отец Ван Пиндульга вместе с женой пошли зимой промышлять соболя. Дети остались в землянке с бабушкой Датой на всю зиму. Когда пришла весна, все охотники вернулись из тайги. Лишь Ван с женой не вернулись. Сколько охотники их не искали, не могли найти. Исчезли они, словно испарились. В каждой ловушке, которые они поставили, были соболя, да такие крупные, мех пушистый, черный с проседью. Такой мех особенно любили китайские торговцы. Много товаров за него давали.

Собрали охотники соболей, да и вернулись без Вана и его жены. Продали шкурки китайцам, те много товаров и продуктов дали за них: и крупы, и муки, и бобов. Отнесли охотники бабушке Дате все это, чтобы она детей кормила да воспитывала. Много зим с тех пор прошло. Соседи как могли, так подкармливали детей и бабушку. Кто рыбу поймает, кто зайца, кто рябчика убьет – все делились с бабушкой Датой. Вот дети выросли здоровыми, да смышлеными. Сами могли рыбу ловить, на охоту ходить. Как только они подросли, и бабушка Дата поняла, что они могут прожить самостоятельно, призвала она их к себе и сказала:
- Устала я жить на этом свете, давно мне надо идти в Буни к духам на вечное поселение, (Буни - место, куда уходит душа умершего). Они уже давно меня к себе призывают, а я все упрашивала дать мне отсрочку. Теперь я вижу, что вы выросли и можете сами добывать пищу и одежду. Держитесь, друг за друга, помогайте друг другу, тогда ничего вам не будет страшно. Не ссорьтесь с соседями.

Сказав это, бабушка умерла. Погоревали братья, но делать нечего стали жить без неё.
Прошло еще несколько зим. Братья удачливы были во всем. Пойдут на рыбалку, поймают много рыбы, берут себе, сколько надо, а остальное раздадут соседям. На вешалах всегда у них висела юкола. Пойдут на охоту, обязательно подстрелят либо сохатого, либо изюбря. Все стойбище тогда пирует. Жгут костры, варят, жарят на огне мясо. Едят да хвалят братьев. А они довольны.
- Это вам, - говорят, - за то, что не бросили нас, когда погибли наши родители.

Но вот пришло время жениться. У шамана Индуча была дочка Илю, девушка необычной красоты. Лицо чистое и светлое как луна в полнолуние, глаза черные, как смородина,
нраву веселого. Влюбились братья в нее. Спорят между собой, кто на Илю женится.
Но договориться не могут, каждому хочется Илю в жены взять. Вот спорили, они спорили и решили спросить у отца, за кого тот в жены дочку отдаст.
Пришли к шаману и говорят:
- Твоя дочка, Индуча, нравится нам сильно, хотим ее в жены взять, но не знаем, как ее поделить. Хотим оба на ней женится. Рассуди нас. Как ты решишь, так и поступим.

Индуча долго молчал, дымя своей длинной трубкой, потом промолвил:
- Да, я знаю, что вам пришло время выбирать жену. Вы оба достойны Илю. Оба хорошие охотники и рыбаки, будет Илю за каждым в достатке жить. Надо мне с богами посоветоваться, идите домой, как только я узнаю волю богов, то дам вам знать.
Ушли братья. Как только они ушли, шаман призвал к себе дочь. Он очень любил Илю и не хотел отдавать ее замуж за недостойного человека. Но братья выросли у него на виду, и в воспитании их была и его заслуга, причем не малая.
- Илю,- сказал он, - два брата Кэшу и Ваху хотят взять тебя в жены. Ты согласна стать чьей-то женой?
- О, отец, не отдавай меня в жены! Я еще мала и не пришло время идти замуж.
- Это так, дочка, но по нашим законам, если жених пришел к отцу просить руки дочери, то отец не вправе отказать, если нет видимых причин.
- Нет, я еще не наигралась!
- Ладно, иди, дочка,- отпустил ее Индуча.

Три дня и три ночи Индуча плясал вокруг костра и бил в свой волшебный бубен, падал на колени, поднимал руки к небу, что-то громко кричал, потом упал на землю и забился в припадке. Долго его колотила дрожь, затем затих и пролежал без звука еще один день. На утро встал Индуча, молча уселся на чурбан, закурил свою длинную трубку и еще три дня и три ночи курил ее. Потом оживился и позвал братьев.
- Боги дают разрешение отдать за вас мою дочь Илю. Но только тот станет ее мужем, кто спасет людей соседнего стойбища Вонга. Уже много лет люди этого стойбища живут в страхе. К ним давно уже наведываются злые духи. Воруют маленьких детей, собак, юколу, заготовленную на зиму, вяленное мясо. Ночами летают над стойбищем громко и протяжно воют, наводя ужас на народ. Давно от них отвернулась удача на охоте и рыбалке. Народ голодает и умирает. Никто не видел этих духов. Никто не знает, почему они к ним пришли и как от них избавится. Если их не спасти, то скоро вымрет стойбище, а они наши братья. Боги сказали, что надо идти к горе Нень и там можно все узнать. До горы Нень очень долго идти, путь туда труден и опасен. На горе живет очень много злых духов и их главный дух - Жог. Собирайтесь в дорогу.

Сказав это, Индуча встал и ушел в свою землянку. Переглянулись братья, но делать нечего, пошли собираться в дорогу. Взяли с собой копья, лук со стрелами, острые ножи. Собрались, а куда идти не знают. Пошли опять к Индуче.
- Скажи, Индуча, а где эта гора Нень, куда идти?
Осмотрел их шаман, вытащил из кармана живую жабу и сказал:
-Она вас приведет.
Удивились братья, но жабу взяли. Кэшу положил ее в карман куртки из рыбьей кожи и пошли по тропинке в лес. И ещё больше удивляются. Раньше этой тропинки здесь не было. Сделают десяток шагов, оглянутся назад, а тропинки-то и нет за ними. Сзади глухая тайга. Идут дальше. Впереди Кэшу, как и положено, так как родился первым, за ним Ваху. Привела их тропинка к реке. Хотели они на другой берег переправиться, но не тут-то было – вода в реке была горячая настолько, что можно было и свариться в ней.

Сели братья на берегу задумались. Не могут ни вправо пойти, ни влево, ни назад, так как перед ними смыкаются деревья и ходу не дают. Думали, думали, но ничего придумать не могут. Видно им конец здесь наступил.
Кругом тишина и никого нет, даже кузнечик не стрекочет, птичка не пролетит. Стали ждать своей смерти. Кэшу случайно сунул руку в карман и достал жабу, о которой совсем забыл. Обрадовались братья - хоть немножко да перекусят. А жаба вдруг говорит им:
- Что остановились? Идти надо!
- Как идти? – ей в ответ спрашивает Кэшу. - Видишь река горячая совсем. Вот брошу тебя в воду - сразу сваришься.
- А ты брось.
- Нет, не буду, жалко, да ты еще и говорить умеешь. Беги на волю!
С этими словами опустил жабу в траву. Но жаба не убегала.
- Хороший ты человек, Кэшу. За то, что отпустил меня, перевезу я вас на другой берег, садитесь на меня.
Жаба вдруг стала надуваться-надуваться и сделалась такой большой, что на ее спине могли поместиться и Кэшу, и Ваху. Уселись они ей на спину, и жаба прыгнула в воду. Ну, думают братья, все погибли! Но нет. Там, где прыгнула жаба, вода стала холодной, а кругом горячая. Вот чудеса! - удивляются братья.
А жаба тем временем поплыла на другой берег. И там где она плыла, вода становилась холодной, а как проплывет - опять горячей. Ступив на землю другого берега, братья поблагодарили жабу. А она опять стала прежней и прыгнула в высокую траву. Тут Ваху подстрелил кабаргу, которая выскочила прямо на них. Сварили братья мясо прямо в реке и досыта наелись. Отдохнули и пошли дальше.
Еще несколько дней шли они. Тропинка исчезла, пришлось лезть по буреломам. Вышли на полянку, где росло множество красивых цветов, но все почему-то были стеклянные.

- Поле заколдовано, - вскричал Ваху, - бежим отсюда!
Но Кэшу указал на один цветок, который колыхался. Подошли к нему. И вдруг цветок заговорил:
- Кэшу, понюхай меня.
Кэшу наклонился к нему и понюхал.
- Как хорошо пахнет, - воскликнул он, - и посмотрел на Ваху.
Но Ваху молча уставился на него.
- Что, что такое? – закричал Кэшу.
И стал щупать свой нос, который стал огромным и оранжевым.
-Анае, анае!** Ой-ё-ё! Что со мной? Меня погубили злые духи!- завопил он.

Они бросились бежать через поляну. Бежали долго. Отдышавшись, стали рассматривать нос Кэшу. Таких огромных носов они никогда не видели.
- Беда, беда,- запричитал Кэшу, - Илю никогда не станет моей женой. Не нужен ей муж- урод. Надо уходить отсюда! Домой!
- Нет, Кэшу, нельзя возвращаться. Мы дали слово идти к горе Нень, найти там их главного злого духа Жог, победить его и спасти жителей стойбища Вонга. Если мы это не сделаем, то они все вымрут. Илю красивая и хорошей женой тебе будет. Не будет она смотреть на твой нос, а будет гордиться тобой, если мы сделаем, что обещали.
- А что, ты уже не хочешь на ней жениться? Не нравится она тебе?
- Что ты, Кэшу, она мне очень нравится. Илю я бы с удовольствием взял в жены,
но у тебя беда и трудно тебе будет жить теперь. А Илю будет большой радостью в жизни. Она будет тебя поддерживать всю жизнь.
- Э, Ваху, ты так хорошо говоришь, а сам ведь не знаешь, как отнесется Илю ко мне, когда увидит меня.
- Я знаю, - ответил Ваху,- и пошел вперед, не оглядываясь.

Кэшу поплелся за ним.
Идут, идут они и, вдруг лес расступился. И что за чудо! Впереди гора, вершиной в небо упирается. Лето на дворе, жарко, кругом деревья зеленые, а она ледяной гладкой глыбой стоит, а наверху стрела, воткнутая в лед, виднеется.
- Это и есть гора Нень, - проговорила жаба, выпрыгнувшая откуда-то.
- Здесь в горе живут духи и главный у них - Жог. Они сейчас разлетелись в разные стороны, но к вечеру они соберутся делить добычу, а ночью опять разлетятся до утра. Если выдернуть стрелу из горы и сломать ее, то Жог уберется из стойбища и всех духов за собой уведет. На гору можно подняться, когда духи разлетаются. Если они застанут вас здесь, то худо вам будет.
Сказав это, жаба неожиданно исчезла. Ваху подошел к горе и хотел подняться по стене. Но руки и ноги скользили по гладкой стене. Ни на шаг не смог подняться Ваху.

Загрустили братья. Не смогут они помочь людям стойбища Вонга. Сели братья у горы и закурили свои трубки. Сидят курят и думают. Начало вечереть.
- Скоро духи прилетят, надо уходить, - говорит Кэшу.
- Давай хорошо спрячемся и посмотрим, куда духи заходить будут, - предложил Ваху.
Спрятались братья и наблюдают. Как только темно стало, видят, летит первый дух, весь светится. Подлетел к горе, ударился об неё и исчез. Потом второй, третий. Все ударялись о гору и исчезали в ней. Потом вдруг загудело вокруг, и большой огненный шар прилетел. Тоже стукнулся об нее и исчез в горе. Поняли братья, что это Жог был.
Стали ждать, что дальше будет. Не долго духи находились в горе. Вскоре начали вылетать из нее, словно пробки, и исчезать в темном небе. Последним вылетел Жог и с шумом взвился в небо. Братья вылезли из укрытия и направились к горе. Когда подошли к ней, то оранжевый нос Кэшу вдруг засветился и стало светло, как днем.

- Анае! Какие чудеса, нос-то твой, Кэшу, оказывается не простой! - воскликнул Ваху.
Кэшу от изумления застыл и стоял, как истукан. Ваху подвел его к горе и носом ткнул в гору. Нос вошел в нее, как нож в брюхо кабану. Ваху потянул за волосы голову Кэшу к себе, нос вышел из горы, а в ней образавалась дырка. Ваху сбегал в лес, отломил сучок и вставил в дырку. Потом наступил на него ногой и поднялся над землей вверх по горе на один шаг.
- Вот так мы поднимемся на вершину! - вскричал он.- Твоему носу больно?
- Нет.
- Тогда за дело! Надо к утру добраться до вершины.
Ваху нарубил много сучьев и сделал из них колышки, а Кэшу начал носом протыкать отверстия один над другим. Проткнет, вставит в него колышек, который подает ему Ваху. Кэшу ступит на него и поднимется на шаг выше, следующее отверстие протыкает, так и лезет все выше и выше, а Ваху за ним. Всю ночь трудились братья. Скоро рассвет наступит, торопятся. Перед самым рассветом добрались они до вершины. Ухватились за стрелу, но вырвать ее не могут. Поломать тоже ее не могут. Бились, бились, никак не получается. И тут случайно Кэшу коснулся кончиком носа острой вершины горы. Вдруг гора со страшным шумом разломилась надвое, словно орех. А Кэшу и Ваху полетели вниз. Упали на что-то мягкое. Глаза открыли – лежат на циновке. А перед ними сидят мужчина и женщина, поджав ноги под себя.
- Сороди (здравствуйте) Кэшу, сороди Ваху, - говорят, - давно мы вас ждем. Уже думали и не придёте.

- Откуда вы нас знаете и почему ждете? – отдышавшись, спросил Кэшу.
Вместо ответа, мужчина молча указал на землю. Приглядевшись, братья увидели лежащие статуэтки людей. Статуэтка мужчины была золотой, женщины – серебряная, а девушки - из дерева. Золотая статуэтка была с лицом мужчины, который был перед ними, серебряная с лицом женщины, а лицо девушки было не знакомо.
- Вот, возьмите эти статуэтки и идите обратно в стойбище.
- Но мы не знаем, как спасти людей стойбища Вонга. Скоро прилетит Жог, а мы не сломали стрелу. Он нас погубит. Кто вы? Как вас звать?
- Вместо ответа, мужчина молча взял стрелу и сломал ее словно соломинку.
- Идите,- снова повторил он.

Братья собрали статуэтки и отправились в обратную дорогу.
Подошли к горячей реке. Как переправиться не знают. Вдруг из травы выскочила жаба:
- Ну что, взяли статуэтки?
-Взяли, но зачем они нам? И как мы должны спасти людей стойбища Вонга?
Смотри, какой у меня нос, - прокричал Кэшу, - зачем мне такой нос?
Жаба ничего не ответила, а стала надуваться. Сели братья на нее и она переплыла реку. На другом берегу она опять стала прежней.
- Кэшу, возьми меня с собой, и идите в стойбище, - попросила жаба.

Кэшу начал протестовать, но Ваху взял жабу и сунул себе в карман. Пошли они по тропинке, которая исчезала вслед за ними. Пришли в стойбище, прямо к шаману Индуче. Шаман, как увидел нос Кэшу, схватил бубен, начал бить в него и плясать свой шаманский танец. Потом сел на землю и говорит:
- Боги сказали, что Жог покинул земли стойбища Вонга. Разведите костер, поставьте на него большой котел с водой и бросьте в него жабу.

Братья так и сделали. Когда стали бросать жабу, то она попросила бросить вместе с ней и статуэтки. Как только Кэшу бросил все в котел, вода забурлила, и из него пошел густой пар, который заволок все вокруг. Когда он рассеялся, на месте костра стояли мужчина с женщиной, которых братья видели в горе Нень, а чуть поодаль, девушка-красавица. Кэшу потрогал свой нос, он был прежним.
- Анае, анае! - Завопил Кэшу и запрыгал от радости.
А Ваху уставился на незнакомую девушку. Потом подошел к ней, взял за руку:
- Кто ты? Как тебя звать?
Тут шаман Индуча подозвал братьев к себе.

- Это ваши родители, - сказал он, указывая на мужчину и женщину, - много зим тому назад, когда вы были еще маленькие, злой дух Жог похитил их и заточил в ледяную гору Нень, чтобы они готовили зелье всем духам, которым они питались, когда прилетали на отдых. И спасти их могли только вы, с помощью моей жабы, которая превратилась в облако и летит сейчас в стойбище Вонга. А девушку звать Носка. Это дочь шамана Гаги из этого же стойбища. Жог ее тоже похитил, чтобы он пела ему песни на отдыхе. Ваху, она понравилась тебе, поэтому поспеши к ее отцу и проси ее руки.
Обрадовались братья, что нашли своих родителей, а себе невест. Вскоре, по осени, они оба женились. И стала у них большая семья. Отсюда пошел крепкий род Пиндульга.

* Ульчи – коренной народ нижнего Амура.
** - Ульчское восклицание

Сагди и Куку.

В стойбище Сэнкуре ( багульник – ульчский* ) жила женщина по имени Милэктэ, что означает рябина, так как была очень стройна и красива. И росла у нее дочь, которую она назвала Куку ( лебедь ), за ее плавную походку и высокую изящную шею. Она была еще красивей своей матери, которая очень гордилась своей дочерью. Однажды пошли они в лес собирать голубицу. Набрали полные берестяные туеса и собрались идти домой, как вдруг из-за кустов появился лесной человек Сагди, что жил отшельником в пещере горы Гугда. Люди боялись Сагди и никогда не охотились около горы Гугда. Из уст в уста передавалась нехорошая слава про него.

Говорили, что он мог превращать людей в крыс, которые потом прибегали в стойбище и кусали людей. Кого такая крыса укусит, тот покрывался язвами и умирал долго и мучительно. А еще он мог превратить человека в дерево, которое на ветру всегда жалобно стонало, словно жалуясь на свою судьбу. Но никто не мог понять, о чем говорит оно. Говорили, что раньше он был красивым и удачливым охотником и рыбаком, но убил на охоте шамана из своего стойбища, и люди изгнали его из стойбища, а в другие не принимали, и он ушел в лес навсегда, покинув людей. А в отместку, он похищал и пожирал людей. Всякое говорили про него. А что здесь была правда, а что вымысел, никто точно не знал.
Увидев Сагди, женщины задрожали от страха. Куку упала в обморок, а у Милэктэ подкосились колени, и она рухнула на мох. Сагди подошел к ней.

- Послушай, женщина, я Сагди, живу один в лесу уже много лет. Я очень устал от одиночества и решил жениться на твоей дочери, которая так юна и красива. Иди в стойбище и скажи всем, что твоя дочь будет жить с Сагди. Пусть они ее не ищут, я не причиню твоей дочери зла. Но если они будут ее искать и пытаться у меня отнять, то берегитесь, я очень безжалостен в гневе.
Сказав это, он поднял на руки Куку и исчез в кустах.
Милэктэ долго сидела, не могла придти в себя. Потом, осознав, что потеряла дочь навсегда, зарыдала, зарывшись лицом в мох.
Сколько она так пролежала - сама не знала. Может сутки, а может больше. Придя немного в себя, она побрела домой. А там ее уже потеряли. Убитая горем женщина рассказала, что лесной человек Сагди похитил ее дочь. Тут же вызвались охотники для спасения Куку, но Милэктэ передала предупреждение Сагди. Погоревали люди вместе с Милэктэ и разошлись по домам. А для Милэктэ начались черные дни. Она все время думала о Куку. Все валилось у нее из рук, за что бы она не бралась. Её убивало одно горе. Одно большое горе…
А Сагди принес Куку в свою пещеру и положил на лежанку. Потом сбрызнул ее лицо водой. Куку очнулась. Увидев Сагди, она зарыдала. А Сагди начал её успокаивать.

- Ты, Куку, не бойся меня. Я тебя полюбил уже давно. Когда ты была еще девочкой, я тайно приходил к стойбищу и из кустов любовался тобой. Сейчас ты выросла, превратилась в красивую девушку, и я не хочу, чтобы ты досталась кому-то другому. Ведь многие юноши на тебя заглядываются. И не сегодня-завтра, кто-нибудь из них придет просить твоей руки. Стань моей женой, а я все сделаю, чтобы тебе у меня было хорошо. А теперь я тебя оставлю, мне надо идти на охоту. Убегать не вздумай. Ничего у тебя не получится, потому что я сразу об этом узнаю. У меня здесь много помощников, о которых ты даже не будешь догадываться.
Сказав так, Сагди оставил Куку в пещере. Она поплакала еще немного. Успокоившись, начала изучать свое новое жилище.
Пещера оказалась просторной и сухой. В углу, около выхода, стоял большой кан с котлом, в котором парила горячая вода, а на невысоком столике лежал жареный глухарь. От него шел такой аппетитный запах, что Куку не удержалась, и оторвала кусок мяса. Подкрепившись, она вышла из пещеры. Вокруг рос густой кедрач. Было тихо и хорошо. Ей стало как-то легче, и она присела на большой белый плоский камень. От камня шло тепло, ее разморило, и она не заметила, как уснула. Проспала она долго. Потому что, когда она проснулась, стояла глубокая ночь. Она опять прошла в пещеру, из которой шел мягкий синеватый свет. Это светился один из камней на потолке пещеры.
Сагди в пещере не было. Она легла на лежанку и опять заснула. Проснувшись, она увидела, что Сагди сидит рядом с лежанкой и смотрит на неё.
- Вставай, Куку, солнце уже высоко, - сказал он. – Я принес добычу, надо ее приготовить.

Сагди каждый день уходил на охоту и приносил добычу, а Куку готовила пищу. Постепенно она привыкла к нему и ее уже не пугало его заросшее волосами лицо. А он относился к ней очень нежно и часто ласкал ее. Когда его не было, она скучала по нему. И чтобы немного развеяться, гуляла по окрестностям.
Однажды она вышла к небольшому озеру, что находилось в узкой расселине, между скал. Озеро было очень красивое, а вода изумрудного цвета манила окунуться. Куку разделась и вошла в озеро. Теплая вода приятно охватила все ее тело, в котором сразу почувствовалась какая-то легкость. Куку посмотрела на свои руки, но это были уже не руки, а крылья. И вся она превратилась в чайку.

Она взлетела над озером. Ей так это понравилось, что она начала летать над ним, поднимаясь все выше и выше. Она видела озеро, скалы, которые обрамляли его, за скалами сопки, поросшие кедром, по которым скакали белки. Она видела как лось объедал ветки березы, и как лиса терзала рябчика. Ей очень нравилось парить над лесом, поэтому она забиралась все выше и выше.
Потоки воздуха ее подхватили и понесли к белым тучам, которые величаво плыли клочками на синем-синем небе. Она ликовала. Это свобода! Она свободный человек! Она может лететь куда угодно, она может видеть все, что твориться на земле и на воде! А это такое счастье! От такой радости, она запела, но вместо слов из ее клюва вырывались только однозвучный крик.
Это немного ее огорчило, но ненадолго. Она пролетала над своим стойбищем. И вдруг увидела свою маму, которая сидела перед домом. Не раздумывая, она плавно уселась на ее колени и прижалась, как прижималась в детстве. Милэктэ вздрогнула от неожиданности, но потом, увидев, как прижимается к ней чайка, поняла, что это ее дочь Куку. Она стала ее гладить, а глаза, до того потухшие, вдруг заблестели радостью, и она вся расцвела в радостной улыбке. Это было большое счастье - мать и дочь нашли друг друга. Они долго сидели так вместе.

Когда Сагди вернулся с охоты, он стал звать Куку, но ее нигде не было. Тогда он отправился на ее поиски. Он обошел все вокруг, но все тщетно. Когда он на берегу озера обнаружил ее одежду - все понял. Он быстро бросился в воду и превратился в чайку. Сагди полетел прямо к стойбищу. Увидев сидящую Милэктэ вместе с чайкой, он уселся в нескольких шагах от них. Милэктэ поняла, что это прилетел Сагди. Куку подлетела к Сагди и уселась рядом с ним. Так они молча сидели и все смотрели друг на друга.
Потом Сагди взлетел и сделал круг над Милэктэ. К нему присоединилась и Куку. Вместе они сделали несколько кругов, затем Куку подлетела к Милэктэ, крылом ласково коснулась лица матери, как бы прощаясь, и резко взмыла вверх к Сагди. Они умчались ввысь. Сагди парил высоко над Даи Мангу (Амуром), над заливами, показывая Куку всю прелесть реки, ее разливов и озер. Куку поразилась этой величавой и красочной картиной. Она была благодарна Сагди за то, что он не рассердился за ее самовольный уход. А Сагди было приятно, что рядом с ним летит красивая женщина и он может ее чем-то удивить.
Так они крыло об крыло, взлетая резко ввысь, а то, падая камнем к самой земле, наслаждались совместным полетом. Устав, Сагди направился к своей пещере, Куку не отставала от него. Подлетев к озеру, где они купались, Сагди не стал садиться на него, а полетел дальше к маленькому озерцу, которое укрылось среди густого леса. Вода была в нем красного цвета. Сагди окунулся в озеро и вынырнул прежним. Куку тоже окунулась и тоже стала прежней - юной красавицей.

- Сагди, мне так понравилось быть чайкой, я хочу быть ей всегда! – воскликнула она, выйдя из воды.
- Куку, ты никогда не должна так больше делать. Быть чайкой очень опасно. Здесь живет очень много коршунов и соколов, которые могут растерзать тебя.
- Но я хочу быть чайкой! – закапризничала Куку.
- Хорошо, Куку, мы будем чаще летать, но одна ты не делай этого.

С тех пор они часто летали вместе, наслаждаясь и самим полетом, и красотой природы. После полета, они обязательно прилетали к Милэктэ. Куку усаживалась на колени к матери и ласкалась, а Сагди сидел в сторонке и терпеливо ждал Куку.

Наступила осень. Все птицы потянулись на юг. Надо было решать: либо лететь на юг чайками, либо зимовать в пещере. Куку решила лететь на юг. Она сказала об этом Сагди. Ему не хотелось лететь на юг, но он так любил Куку, что не смог ей отказать и согласился. Они прилетели к Милэктэ, и та сразу догадалась, что они прилетели попрощаться. Она не стала их отговаривать, а только нежно гладила чайку, свою дочку, а потом долго махала им вслед.
По пути на юг, над горным перевалом Сагди и Куку застала снежная буря. Ветер бросил их на снег, а мороз навечно сковал две обнявшиеся птицы.
Дух убитого шамана не простил Сагди убийства и не захотел пропустить его через перевал.
Милэктэ всю весну и лето прождала свою Куку и Сагди, но они не прилетели больше к ней. От тоски по дочери Милэктэ осенью умерла. Жители похоронили ее на утесе, что навис над Даи Мангу. На могиле Милэктэ вырос большой, белый камень, который почему-то плачет ранней весной, когда цветет багульник.

*Ульчи – коренной народ нижнего Амура
 
Конкурсы портала (Оргкомитет)Дата: Вторник, 13.12.2016, 18:54 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 6217
Награды: 66
Репутация: 20
Статус:


Омелина Вероника, 6 лет, Ростовская область, Орловский район , х.Токмацкий

Красноармейская ПБ

"Кэшу и Ваху"
Цитата: Дому приходилось изо всех сил сдерживать разрушение, потому что иначе бы
пострадала маленькая девочка, которая свернувшись калачиком сидела в уголке и горько плакала, вздрагивая от взрывов"
 
Конкурсы портала (Оргкомитет)Дата: Воскресенье, 18.12.2016, 11:28 | Сообщение # 3
Долгожитель форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 6217
Награды: 66
Репутация: 20
Статус:
Тищенко Роман 9 лет
Ставропольский край, с. Новая Деревня

Цитата
«Кэшу от изумления застыл и стоял, как истукан. Ваху подвел его к горе и носом ткнул в гору»

МБУДО ДШИ№2 , преподавательХарина Евгения Александровна
 
Соколов Владимир Александрович (VladimirSokolov)Дата: Вторник, 20.12.2016, 09:04 | Сообщение # 4
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Здравствуй, Вероника! Как точно ты нарисовала рыболова сидящего у лунки на льду. Именно так зимой ловят рыбу. А рыбалка называется "махалкой". Обычно говорят: "Пойдем на махалку", и всем ясно, что приглашают на зимнюю рыбалку.Ей можно заниматься всю зиму: с конца ноября до середины апреля.Зимняя рыбалка любимое занятие многих людей, потому что целый день сидишь на свежем воздухе и никогда люди, кто занимается зимней рыбалкой, не болеют ни гриппом, ни ангиной.Я тоже желаю тебе Вероника побольше бывать на свежем воздухе - будешь очень красивой и жизнерадостной девочкой! Спасибо за хороший рисунок, мне понравился. С наступающим Новым годом тебя!!!
 
Соколов Владимир Александрович (VladimirSokolov)Дата: Вторник, 20.12.2016, 09:29 | Сообщение # 5
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Здравствуй, Роман!Роман, ты молодец! Очень точно определил кульминационный момент сказки, именно в этот момент решалась судьба всего похода братьев - спасут ли они своей сообразительностью людей стойбища Вонга, а заодно и своих родителей. Кэшу и Ваху с этим прекрасно справились, спасли людей и освободили своих родителей. Спасибо тебе, Рома, за прекрасный рисунок! С наступающим Новым годом тебя и Евгению Александровну, а также твоих родителей!
 
Соколов Владимир Александрович (VladimirSokolov)Дата: Пятница, 30.12.2016, 22:10 | Сообщение # 6
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
С наступающим Новым годом друзья и коллеги! Пусть Новый год будет удачным и плодотворным!
 
Литературный форум » Архивы конкурсов » Новые сказки VI » Второй тур » 095 - Владимир Соколов 12+ (Сказки)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
© Все права защищены 2018. Союз писателей - академия литературного успеха, .
Раздача наград