Ко Дню рождения Александра Дюма

АКЦИЯ до конца июля! Только для прозаиков!

BabyBook

Книга с рисунками Вашего ребенка.

Журнал "Союз писателей"

Прием заявок постоянно! ISSN 2224-0756. Выходит 12 раз в год.

Страница 1 из 11
Литературный форум » Архивы конкурсов » Архив различных конкурсов » Православный причал » 124 Карпицкая Валентина Карпицкая Валентина (стихи и проза)
124 Карпицкая Валентина Карпицкая Валентина
sofia Дата: Среда, 18.01.2017, 11:04 | Сообщение # 1

Софья Леваневская

sofia

Администраторы

  • Сообщений: 139

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Верное средство

«Просите у Бога благодати»
(слова на иконе)
Лет пятнадцать назад в одном из журналов я прочитала о том, как некая 73-летняя баба Нюра из глухой деревни на Псковщине, собирая грибы в местном лесу, провалилась в топкое болото. Липкая жижа стала быстро засасывать её, а рядом не было ни единого кустика, чтобы зацепиться, и набожная старушка, приготовившись к погибели, перекрестилась. И о чудо! Её нога упёрлась в твёрдое корневище давно погибшего дерева. Над поверхностью воды оставалась только голова. Комары, клещи, слепни, оводы и всякий мелкий гнус мгновенно облепили голову несчастной женщины, а к рукам, ногам, шее присосались пиявки...
Соседи, не дождавшись бабы Нюры, бросились на поиски. Искали несколько дней и вызволили её из болотного плена, почти бездыханную, только на третьи сутки. Укутав в одеяла, доставили в районную больницу. Врачи, принимавшие больную, утверждали, что у бабушки при случившихся обстоятельствах не было шансов выжить. Она должна была погибнуть уже через полчаса от переохлаждения, потому что вода в болоте была ледяной. Но даже если бы вода была парной, то кровососы расправились бы со своей жертвой в течение часа-двух. То, что она продержалась трое суток, было чудом.
Что же помогло спастись бабе Нюре, о которой соседи говорили, что она была «жизни хорошей», скромной и терпеливой? Как потом выяснилось, она неусыпно повторяла про себя «Отче наш» и «Богородицу»...
Прочитав об этом случае, я нисколько не усомнилась в его правдивости, только поразилась: «Какое же надо иметь терпение, чтобы трое суток выносить боль от укусов!». Мне вспомнилась в связи с этим моя рыбалка на речке Мологе, что под Бежецком. О, это была незабываемая рыбалка!
Приехав на место, я сразу огляделась: зелёная пойма, сверкающая лента Мологи, белосахарная колоколенка на фоне безоблачного неба, село – как на ладони. Так и захотелось воскликнуть: «Господи, как прекрасен Твой мир!». Но радость моя была недолгой... Не успела я удобно расположиться на берегу и закинуть удочку, как меня окружила туча мерзких насекомых.
До сих пор содрогаюсь, вспоминая этих летучих крокодилов, которые за полчаса не оставили на мне живого места! Мои руки вращались как пропеллеры, но это не пугало кровожадных тварей. Изголодавшиеся, они с лёту влипали в меня и грызли, грызли, грызли... Терпения хватило на полчаса. На ходу сматывая удочку, я бежала к машине...
На следующий день моё тело стало похожим на огромную гроздь винограда «Изабелла» – оно было сплошь покрыто невыносимо зудящими лиловыми буграми. Мне хотелось содрать с себя кожу, так она свербела! Я без конца покрывала себя гелем от укусов насекомых, натиралась содовым раствором, но зуд не прекращался. Пытка продолжались несколько дней, после чего чесотка, наконец, утихла. Однако лиловые фонари, оставшиеся на местах укусов, горели ещё два месяца!
Испытав на собственной шкуре «железные» челюсти слепней и оводов, я ужаснулась, представив, что пришлось выстрадать бедной старушке, которую лесные кровососы нагло и безнаказанно ели поедом трое суток. Я не представляла, как такое можно было выдержать. Поняла это гораздо позже...
Как-то я пришла на приём к стоматологу. Скажу сразу: пациент я никудышный, поскольку не переношу, когда мне причиняют боль, даже самую незначительную. Помнится, несколькими годами раньше мне пришлось проходить пренеприятнейшую процедуру, называемую зондированием. Во время её проведения я учинила в кабинете врача настоящий погром: опрокинула рядом стоящий столик, лягнула медсестру, пытавшуюся держать меня за ноги, укусила за руку врача, заталкивающего в меня зонд, и выдернула из себя ненавистный шланг. И всё потому, что перед началом процедуры мне сбрызнули глотку широко применяемым в медицине обезболивающим средством «лидокоин», от действия которого я стала задыхаться. Как потом оказалось, на это лекарство у меня дикая аллергия, и ампула средства могла запросто убить меня! Но тогда никто ещё этого не знал, и меня с руганью выдворили из кабинета, сунув в руки медицинскую карточку, в которую внесена была запись: «Желудок не проверен из-за неадекватного поведения пациента».
Но вернусь на начало.
Стоматолог предложила мне сесть в зубоврачебное кресло и заняла стул рядом, уткнув взгляд в обложку моей медицинской карточки, на которой приклеена была памятка с перечисленными в ней анестетиками, которые мне запрещено применять. Затем посмотрела на рентгеновский снимок больного зуба и покачала головой:
– Не знаю, что с тобой делать... У тебя пульпит, тут без обезболивания не обойтись, а колоть тебе ничего нельзя.
Потом задумчиво посмотрела на меня.
– Канал нужно вскрывать. Понимаешь?
Я, побледнев, вжалась в кресло.
– Посиди, я сейчас вернусь, – сказала врач.
Она поднялась и, взяв карточку вместе со снимком, куда-то ушла. Я осталась сидеть ни жива, ни мертва и, чтобы хоть как-то успокоиться, стала читать про себя «Отче наш». Врач где-то задерживалась, и я, воспользовавшись её отсутствием, успела мысленно проговорить ещё несколько молитв: «Богородицу», ангелу хранителю и своей святой, Валентине...
Врач вернулась недовольная, уселась на свой рабочий стул и включила прожектор: яркий свет ударил мне в лицо.
– Открой рот! – велено было мне, но я едва смогла это сделать: от страха у меня свело челюсти.
– Я пока только посмотрю, – строго сказала врач, беря со столика инструмент.
Зная себя и приготовившись терпеть боль, я зажмурилась и так вцепилась в подлокотники, что костяшки пальцев побелели. Несколько минут прислушивалась к звуку постукивающего по стенке зуба металла и царапанию острия по зубной эмали, но... при этом ничего не ощущала!
– Так больно? – услышала я.
– Э-а, – помотала в ответ головой.
– А так?
Я снова некнула.
Врач отложила инструмент и подозрительно уставилась на меня.
– Даже не знаю, что с тобой делать...
– Может, мышьяк сначала положить? – вкрадчиво спросила я.
– Всё равно надо сверлить.
– Ну... давайте попробуем... – после минутной заминки, согласилась, робея.
– Ты уверена? Зуб сложный.
– Разве есть выбор?
– Ладно, попробуем, – пожала она плечами и надвинула на лицо марлевую повязку. – Только смотри, не дёрнись, иначе я машинкой порву себе руку или, не дай Бог, твою щёку.
Я кивнула.
– Открой рот шире!
Заработал аппарат, и я снова вцепилась в подлокотники, зажмурив глаза...
Несколько секунд я прислушивалась к осторожному повизгиванию бормашинки, сверлящей зуб, и опять не чувствовала при этом никакой боли. Потом звук работающего механизма стал более настойчивый, но боль всё не появлялась. Руки мои ослабили хватку, и я, отцепившись от подлокотников, спокойно опустила ладони на колени.
Зато врач нервничала всё больше.
– Не больно? – уже в который раз спросила она меня, и я в очередной раз отрицательно мотнула головой.
Машинка продолжала жужжать, нисколько не тревожа мои нервы, и я расслабилась, даже стала думать о чём-то своём. Только докторша вдруг отпрянула от меня.
– Нет, я больше так не могу! Я уже до канала дошла! Неужели и сейчас не больно?
Мне показалось, что она набросится на меня с кулаками. Я не понимала, почему она злится. Я не лягаюсь, не кусаюсь, не кричу, ну и работала бы себе спокойно!
– Разве плохо, что я веду себя смирно? Сверлите, сколько надо.
– Не надо меня учить! Ладно? – рассердилась стоматолог.
Я обиделась: «Делай ты что хочешь, я больше слова не пророню!».
Врач выключила аппарат и велела медсестре принести какой-то «электродонт» – так, по крайней мере, мне послышалось. Медсестра задумалась, видимо, вспоминая, где он может быть. Потом вышла из кабинета и вскоре вернулась, торжественно неся впереди себя небольшой, размером с кирпич, приборчик.
– Думала, уже не найду! Контакты, правда, слегка заржавели.
Я поняла, что прибор в последний раз использовался лет этак десять тому назад.
Несколько минут медсестре понадобилось на то, чтобы отчистить ржавчину и подготовить прибор к работе, после чего она поставила его на рядом стоящий столик и включила тумблер – на приборе загорелась маленькая красненькая лампочка и покачнулась длинная тонкая стрелка на табло. Ура! Работает!
– Сейчас я буду касаться электродами зубов, а ты, если услышишь какое-то жжение или покалывание, немедленно сообщи мне об этом, – приободрилась врач. – Понятно?
– Да, конечно, – согласилась я и, отвалившись на спинку кресла, открыла рот.
И снова я прислушивалась к своим ощущениям, и снова ничего не ощущала – ни жжения, ни покалывания, абсолютно ничего.
Медсестра, оставшаяся стоять рядом, с удивлением смотрела то на меня, то на прибор.
– Ну не может быть такого, что все зубы мёртвые! Скажи, ты хоть что-нибудь чувствуешь? – устало спросила врач.
Теперь уже я не знала, что делать. Сказать правду и опять поднять нервы докторше? Мне этого не хотелось. Я и так уморила её, к тому же время, отведённое для меня, давно истекло. «Пока тут со мной возились, там, в коридоре, наверное, уже собралась очередь», – подумала и, дотронувшись рукой до щеки, неуверенно проговорила:
– Кажется, да... покалывание...
– Ну, слава тебе Господи! – расцвела врач.

Зуб мне вылечили. Даже не пришлось удалять нерв...
...Я возвращалась из клиники домой по малолюдной улице и рассуждала о том, что произошло со мной часом ранее. Я не способна терпеть боль, и если бы она появилась, то вряд ли смогла противостоять ей. Боли не было, это факт! Но почему? Я не принимала никаких пилюль, мне не кололи обезболивающих лекарств... Остаётся одно... – молитва «Отче наш», которую я произнесла, трепеща от ужаса и имея надежду только на одного Всевышнего, послужила... обезболивающим средством. Неужели Господь услышал меня, недостойную?
Мне вспомнилась богомольная бабушка Нюра, несчастная болотная пленница, которая в течение трёх суток, угрызаемая ненасытными насекомыми, ждала помощь. Может, и она под покровом Божьей милости не чувствовала боли и холода? Ведь она читала молитву из молитв, которую Сам Христос заповедовал всем верующим и сказал при этом слова простые и удивительные: «Просите, и дано будет вам».


СКИТАЛЕЦ

Очнувшись ото сна, отверзли выси ставни,
и солнце полилось в раскрытое окно.
Скиталец у реки, присев на тёплом камне,
разматывал онуч истёртое сукно.
Из нищенской сумы достал горбушку хлеба
и размочил её в сверкающей воде.
Из-под припухших век сквозило синим небо,
светлело серебро в усах и в бороде.
Ласкало берега небесное светило,
и я брела себе по утренней росе.
– Куда идёшь, отец? – приблизившись, спросила.
– Куда и все идут… да вот придут не все….
Коснулась я легко шершавого запястья:
– Скажи, мил человек, а что там ждёт нас всех?
– А ждёт там всех одно – одно большое счастье.
Блаженным будет тот, кто свой осудит грех!
– Возьми меня с собой. Котомку понесу я,
а ты со мной в пути разделишь свой сухарь
и будем вспоминать о Господе не всуе,
а, глядя в облака, как наши предки встарь.
Хочу и я так жить: свободной, словно птица,
молиться небесам и радоваться дню…
Кровавую стопу ополоснув водицей,
задумчиво вницал скиталец в трескотню.
– Иль в тягость буду я? – спросила вдруг негромко…
Но голубела грусть в глазах у старика:
– У каждого из нас свой путь, своя котомка -
несть ношу самому – мала иль велика…


У БОГА НЕ БЫВАЕТ СМЕРТИ
Хвали Бога твоего, Сионе...
дхнет дух Его и потекут воды...
Пс. 147

Горел светильник семисвечный,
неслись хвалебные псалмы,
и мотылёк порхал беспечный,
проснувшийся среди зимы.
Тепла весеннего предтеча,
он любовался с высоты,
как распускались в храме свечи,
как будто райские цветы.
Курился ладан горько-сладкий,
чудесным запахом маня,
и мотылёк на край лампадки
спускался греться у огня.
Когда священник в ризе пышной
потир* возвысил золотой –
над ним малыш витал неслышно,
как будто он – Сам Дух Святой.
...Храм покидали стар и молод,
пустел приход на склоне дня,
и заползал сквозь щели холод,
малече крылья леденя.
Давно уже погасли свечки.
Луной облит иконостас.
И билось зябкое сердечко
всё реже... реже... через раз...
Всё было сном иль чудной былью:
псалмы, лампадки огонёк?..
Сложив узорчатые крылья,
затих счастливый мотылёк...
Нет-нет! Не умер он, поверьте,
была б история грустна...
У Бога не бывает смерти,
но обновленье и Весна...

*Потир – священный сосуд, в котором во время литургии освящается и прелагается вино с
водой в Кровь Христову. Из потира совершается причащение священнослужителей и мирян.
mixail Дата: Понедельник, 23.01.2017, 23:49 | Сообщение # 2

Михаил

mixail

Модераторы

  • Сообщений: 3841

Награды: 49 / Репутация: 122 /
До самого конца рассказа не мог понять связи болота и стоматолога. Это просто лобовая атака темы.
Не рекомендую.
Оценка 5
Цитата sofia ()
разматывал онуч истёртое сукно.

онуча потерян слог ради ритма.
Цитата sofia ()
задумчиво вницал скиталец в трескотню.

вниКал
Цитата sofia ()
несть ношу самому – мала иль велика…


В целом стих понравился, если внести правки то можно его рекомендовать в сборник.
Цитата sofia ()
малече крылья леденя.

что за "малече"?
Если избавится от этого слова, то можно тоже в сборник.
Оценка 6


михаил

«Знаете, как бывает, когда вы пытаетесь разжечь костер из сырых веток: вы отыщете сначала несколько сухих сучков, дадите им разгореться; и пока они горят, они высушивают несколько веток вокруг, которые в свою очередь разгораются и высушивают дрова дальше. И если вы будете оберегать этот разгорающийся огонь, постепенно разгорится и весь костер. И тогда огонь, который вы начали с одной спички и одной веточки, может стать купиной неопалимой, горящей в пустыне».
Митрополит Антоний Сурожский

Моя копилка на издание книги.
нинаюра Дата: Четверг, 02.02.2017, 14:04 | Сообщение # 3

Гаврикова Нина Павловна

нинаюра

Постоянные авторы

  • Сообщений: 2218

Награды: 33 / Репутация: 94 /
Рассказ написан витиевато, в сборник не рекомендую.
Оценка 5 баллов.

Стихотворения понравились.
Соглашусь с МИхаилом, после правки можно будет рекомендовать в сборник.
Оценка 7 баллов.


Нина Павловна Гаврикова (нинаюра)
Член Академии российской литературы и МСТС "Озарение".
Руководитель Международного детского литературного клуба "Озарёнок"

Моя копилка на издание книги.
Литературный форум » Архивы конкурсов » Архив различных конкурсов » Православный причал » 124 Карпицкая Валентина Карпицкая Валентина (стихи и проза)
Страница 1 из 11
Поиск: