Библиотека современной поэзии

Бесплатный дизайн обложки, тиснение, ISBN, реализация книг в Интернете и в розничной сети.

Журнал "Союз писателей"

Прием заявок постоянно! ISSN 2224-0756. Выходит 12 раз в год.

Новые сказки VII

Ждем ваши стихи и сказки для детей до 20 сентября.

Страница 1 из 11
Литературный форум » Действующие конкурсы » Новые сказки VII » Первый тур » 229 - Семенищенкова Лариса (Сказка)
229 - Семенищенкова Лариса
Оргкомитет Дата: Вторник, 12.09.2017, 19:41 | Сообщение # 1

Конкурсы портала

Оргкомитет

Администраторы

  • Сообщений: 5843

Награды: 52 / Репутация: 16 /
Для среднего школьного возраста (12+)
Я готов принимать критику: да
Я готов редактировать тексты: да

СЕКРЕТ КРАСОТЫ

(Произведение из цикла брянских сказов об Анюте-Узорнице.
Анюта-Узорница –это волшебница, покровительница мастериц-рукодельниц, чье творчество издавна славилось на Руси. Узорница помогает людям честным, добрым, мастеровым и наказывает жадных, завистливых, разорителей в природе, тех, кто стремится разрушить наш мир.)


Наш долгожитель Петрович знал много историй. Мы подозревали, что он сам их выдумывает, но послушать любили. Его мудрые сказы остались моим воспоминанием о далеком детстве, и когда они вдруг всплывают в памяти, мне тоже хочется их кому-нибудь рассказать. В жизни всегда что-нибудь обязательно повторяется…
Помню зиму, когда в домах еще топили печки и телевизор был почти несбыточной мечтой. Стояли крепкие морозы. В тот памятный день мы с моим закадычным другом Серегой по дороге из школы зашли в библиотеку, а вечером уже обсуждали прочитанное и пили горячий чай, который Петрович, дед Сереги, заваривал специально для нас какими-то необыкновенно душистыми травами. Странно, что до сих пор я не забыл этот аромат домашнего гостеприимства. Мы листали книжку о жизни на каком-то далеком острове, где никогда не бывает зимы. На картинках красовались зеленые пальмы, изумрудные волны океана гладили золотой песок пляжа, пышное цветение экзотических растений поражало воображение. Дед грелся возле печки и прислушивался к нашему разговору. Помню, как Серега сказал: «Вот где красота!» Дед вдруг шумно вздохнул и произнес:
– Эх, ребятки, не знаете вы, что такое настоящая красота.
Предчувствуя интересное, мы подзадорили деда:
– А ты сам знаешь?
– Вот поживете с мое, тоже знать будете, – ответил Петрович.
– Так ты скажи, а то долго еще ждать!
Для порядка дед выдержал паузу.
– Что ж, если охота, расскажу вам случай один.
– Расскажи, расскажи! – приникли мы к деду.
Вот эта история теперь мне и вспомнилась.

– Случилось дело зимой, – начал свой рассказ Петрович, – как раз перед Новым годом. Задумали наши дубровские ребята – Иван и Николай – срубить в лесу елки. Дело обычное, да захотелось им созорничать – привезти елки из заповедного леса. В те годы ельник наш особо охранялся. Это теперь дороги проложили, много полянок вытоптали… А тогда лесник строго за порядком следил, каждая елочка на счету у него была. А как же. Хороший лес – это богатство. Разорить в один раз можно, а попробуй-ка вырастить! При том известно, что лучше наших елок во всей брянской земле не сыщешь. Если кто будет спорить, так это только тот, кто в Дубровке не бывал. Видно, земля у нас особая, для них подходящая. Растут в лесу ровно, дружно, загляденье одно. И то ли кто подзадорил наших приятелей, то ли самим на ум пришло, теперь неизвестно. Видимо, на глупое дело охотники всегда найдутся.
А нужно сказать, что зима выдалась в тот год снежная. Сугробы намело под самые крыши, деревья, которые поменьше, вовсе под снег упрятались. С вечера еще дорожки протоптаны, а утром глядишь – ни одной не видать…
В тот день немного порошило. Нашим друзьям это как раз было сподручно – за ночь все следы заметет. Вот ближе к вечеру, чтоб обратно возвращаться незаметно, снарядились друзья как положено: взяли топоры, лыжи, веревки и направились к лесу.
Вышли на край поселка, а там до ельника – рукой подать, километра два, не больше. Да только дороги уж нет, пробираться надо по снежному полю. На то и охотничьи лыжи. Надели, подтянули пояса и – бегом по снегу.
День уже нахмурился, мороз стал крепчать, хрустит снежок под лыжами. Ребятки легко бегут; негромко обсуждают, как место найти, где лесник их не услышит. Вот подъехали к краю леса. Остановились, огляделись.
Тут снег поутих, как будто даже яснеть стало. Стоят елки, что барыни богатые: в шубы укутались, платки пуховые по плечам раскинули, а где зеленое одеяние показывается, так видно – дорогого стоит… Красуются одна перед другой, и какая-то особая тишина стоит окрест… То ли загляделись Иван с Николаем, то ли задумались о чем, а тоже примолкли. И вдруг на самой высокой елке качнулась ветка. Глядят – сорока. Откуда взялась только! Взмахнула крыльями, да как застрекочет! Громко по всему лесу раздалось. Замахнулся на нее Иван, она полетела и еще громче застрекотала. Потом Николай говорил, что ему тогда послышался будто смех девичий издалека, из самой глубины леса… Может, и Ивану тоже показалось что, потому что заторопились ребята.
– Поедем вон за тот косяк, – предложил Иван. – Я там еще летом приметил место, как грибы собирал. Елки небольшие, как раз подойдут.
Поехали за косяк, а как завернули на поляну, так их глаза разбежались. И впрямь елочки как одна, любую выбирай, не ошибешься. Место глухое, затишное. Если кто и услышит, то пока доберется, воришек уж и след простыл.
Важно также, чтоб подъехать удобно было, чтоб сугроб был небольшой. Глядят – вот две рядом зеленые подружки. Немного откинуть лопатой снег, и руби себе! Долго думать не стали, подъехали ближе, подкопали, лыжи сняли, лопатами отряхнули снег с веток. Иван достал топор и стал примеряться. Тут и случилось. Только замахнулся Иван, налетел, откуда ни возьмись, ветер. Качнулась ближняя елка, и шапки снега, что на ней были, так и повалились на наших ребят. Они увернуться не успели, накрыл их снег по самые головы. Стоят два снеговика: руки торчат в стороны, глазами вертят, онемели от испуга, ничего понять не могут. Стали из сугробов кое-как выбираться. Копошатся в снегу, ругаются, еле выползли. А снег за воротники набился, в валенки, в рукава… В общем, кому смех, а им целая беда. Отряхнулись, наконец, вспомнили про топор. А топора-то нету! Стали искать – найти не могут. Хорошо еще, что лопаты целы. Стали снег перекидывать – пропал топор! Уже до земли дорыли, а все бесполезно. Умаялись. Стоят они подле елок и думают, что дальше делать.
В этот момент из-за высоких верхушек блеснуло закатное солнце и побежал свет по поляне. Как вспыхнула она. Засверкала серебром-золотом, заиграла разноцветной россыпью… Заискрился снег на еловых лапах… Замерли наши ребятки от такой внезапной перемены.
А дальше рассказывали по-разному.
Иван видит – на другом конце поляны будто одна елка вперед выступила. Пригляделся, а это и не елка вовсе, а девица будто. Шуба на ней зеленая, а оторочена белым. По зеленому подолу узор переливается, и все по-разному, один чудней другого. Шапка будто бриллиантами усыпана, так сверкает под солнцем, что слепит глаза. Открыл рот Иван, а красавица сняла рукавичку и строго погрозила пальцем в его сторону.
Николай рассказывал не так. Будто засмеялась весело девица и стала снегом играться. Наклонится, захватит охапку рукавичками и подкинет кверху. А снежная пыль вспыхнет радугой под солнцем и уляжется на поляне узорами небывалой красоты. Будто похваляется девица – вот, мол, какая я искусница! Николай от такого видения тоже как примерз к месту. Хотел глаза протереть, а руки не слушаются.
И видят они оба, как взялась откуда-то у смешливой красавицы в руке шишка еловая. Замахнулась она на Ивана и Николая, и вдруг закачались, зашумели деревья, и полетели с елок шишки, да не вниз, а, как птицы, над поляной вьются, так и норовят ударить – то в лоб попадут, то по носу, как будто их специально кидает кто. Увертываются ребята, отбиваются, а шишек все больше становится, шум все сильнее. Упали они в снег и только что дышат.
Через какое-то время тихо стало. Подняли ребята осторожно головы, опомнились немного от испуга, глядят, а уж почти темно. Солнца не видать, тень легла на поляну, даже вблизи плохо видно. Еще и снег пошел мелкий, колючий. Не то, что боязно, страшно. Тут уже и думать было нечего. Наспех кое-как подвязали ребятки лыжи да скорей к дому, только их и видели! Потом рассказывали, что еще долго им под руки шишки попадались. Станут одеваться, а в рукаве – шишка. Сунут ногу в валенок – опять шишку найдут. Видно, памятки им такие подарены были.
Вот какому сторожу попались, – так закончил свой сказ дед.
– А кто ж это был? – спросили мы. – Снегурочка, что ли?
– Э, нет, не Снегурка. Сама Узорница то была.
– Кто такая?
– Неужели не слыхали? – удивился дед. – Про Узорницу каждая женщина знает, особенно если к рукоделью способная… Помогает она мастерицам: узор может подсказать, нитку найти для того узора… Мало ли что. Важно, что понимает она красоту, и если какой разоритель попадется ей, то уж спуску не даст… А в наших краях она, точно бывала… Как же. Про то старые люди рассказывают… По верным приметам она и явилась нашим приятелям.
– Какие такие приметы? – спросили мы дружно.
– Разве я не сказал? – удивился дед. – Совсем старый запамятовал! На пальчике-то у нее наперсточек ясно блестел, а когда наклонялась она, то с плеча коса русая ниспадала и лентой радужной была перевязана. Это и есть самые точные приметы Узорницы.
Мы замолчали. Потом вдруг Серега вспомнил:
– Дед, ты же про красоту хотел объяснить.
– Разве не поняли?
– А ты сам скажи!
Дед подумал немного.
– Что ж непонятного тут? Красота, если она настоящая, дается человеку всегда даром. Поэтому нельзя к ней подходить с корыстью. Это знать надо. На настоящую красоту можно только поглядеть. Так-то…
Я спросил:
– А зачем на нее глядеть?
– Правильно ты спросил, – ответил Петрович. – Отвечу так: для того, чтобы потом помнить.
И добавил:
– Есть, конечно, еще один секрет, как настоящую красоту можно отличить. Но про это не говорят, а узнает каждый, когда для такого понятия время приходит… Вот как побываете в разных местах на Земле, тогда и поймете.
И как бы про себя подытожил:
– Может, оно самое важное и есть.

Я вспомнил тот наш разговор, когда спустя много лет приехал в Дубровку навестить родные места. Опять стоит зима, как тогда, снежная, морозная. Давно не был я здесь! Сойдя с электрички, огляделся. Сразу отметил про себя неожиданные перемены. Вокзал стал другим, не узнать… Постройка старая, но отделана современно, красиво… Отойдя от станции, сквозь деревья увидел церковь, которой раньше не было. Хорошо, что построили…
Трудно объяснить, какие чувства ведут человека к родному дому, в котором давно никто не живет. Моя мать умерла, и в доме пусто, уныло, хотя все на своих местах, как было раньше. Д и вся улица как-то осиротела. Нет деда Петровича, а Серега тоже, как и я, обосновался в городе, только далеко в Сибири. Мы перезваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками, сообщаем свои новости… А в Дубровке на месте их дома выстроили другие люди новый современный магазин… Нет прежних соседей. Но напоминанием о детстве стоят еще наши сады, растут деревья, которые мы посадили вдоль дороги…
Вот моя березка у нашей калитки. Сколько лет она растет? Я прислонился к стволу, и на меня с веток тихо посыпался иней. Почему-то он показался мне теплым, как будто руки матери коснулись моего лица. Я смотрю в сторону сада. Наша старая яблоня в саду раскинулась еще больше. На самых высоких ветках замерзли яблоки, которые никто не снял этой осенью… Тоже сиротки… Под окнами большие сугробы. Они почти полностью укрыли кусты смородины, малины… Грушница, высокая еще тогда, теперь уже выше крыши. Иней украсил ее, как и другие деревья. Снежная красавица… Поневоле подумаешь про Узорницу: не ее ли работа – эти затейливые кружева?… Почти скрылось в снегу родное крыльцо. Никто не протоптал к порогу тропинку; ровный, чистый снег лежит на всей земле в каком-то тихом ожидании… Смотрю и думаю: вот оно, то, что дается человеку совсем даром, что нельзя купить ни за какие деньги и нельзя продать. Милая моя родина! Любимая моя земля!
Я долго стою у березы, почему-то не решаюсь потревожить снежную тишину… И вдруг понимаю, о чем умолчал тогда Петрович, рассуждая о настоящей красоте. Во многих интересных странах я побывал; видел и тот остров в океане, про который написаны книги. И я точно теперь знаю, где она, настоящая красота. Но прав был наш дед: нельзя это объяснить человеку раньше положенного срока, каждый должен сам раскрыть секрет красоты. Конечно, если человек памятливый.
Конёк-Горбунок Дата: Вторник, 12.09.2017, 20:05 | Сообщение # 2

Конёк-Горбунок

Конёк-Горбунок

Жюри

  • Сообщений: 56

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Во второй тур. Работа мастера.
Хозяйка_Медной_горы Дата: Вторник, 12.09.2017, 21:55 | Сообщение # 3

Хозяйка Медной горы

Хозяйка_Медной_горы

Жюри

  • Сообщений: 2276

Награды: 9 / Репутация: 19 /
Подобный текст хорош в отдельной книге.
Для сборника я бы посоветовала вам взять и вычленить сказ об Анюте - узорнице, не отягощая его рассуждениями. Сказка не должна давать прямые ответы на вопросы, читатель должен их сам прочувствовать. А для этого нужно сказочное действие, интрига, мораль ненавязчивая.
У вас слишком много слов и мало действия.
Посмотрим, что остальные члены жюри решат.
Удачи.


Член жюри конкурса "Новые сказки"
Тётя_Кошка Дата: Четверг, 14.09.2017, 13:05 | Сообщение # 4

Кошка

Тётя_Кошка

Жюри

  • Сообщений: 260

Награды: 0 / Репутация: 2 /
Очень понравилось, но я бы, как советует Хозяйка, "вырезала" текст. Начало: "– Случилось дело зимой..." И закончить:" Может, оно самое важное и есть". Тогда второй тур. А в отдельной книге, конечно, печатайте все, потому что очень достойно у Вас получилось.
Муми-тролль Дата: Четверг, 14.09.2017, 16:06 | Сообщение # 5

Муми-тролль

Муми-тролль

Жюри

  • Сообщений: 190

Награды: 0 / Репутация: 2 /
Второй тур. Соглашусь с Кошкой, фрагмент после слов "Может, оно самое важное и есть" можно убрать.
Лиса_Патрикеевна Дата: Четверг, 14.09.2017, 18:42 | Сообщение # 6

Лиса Патрикеевна

Лиса_Патрикеевна

Жюри

  • Сообщений: 110

Награды: 0 / Репутация: 2 /
Мне очень понравилась сказка! Рекомендую для второго тура.
Литературный форум » Действующие конкурсы » Новые сказки VII » Первый тур » 229 - Семенищенкова Лариса (Сказка)
Страница 1 из 11
Поиск: