Фотоконкурс "Я люблю СП!"

Ваши фото с книгами нашего издательства.

Журнал "Союз писателей"

Прием заявок постоянно! ISSN 2224-0756. Выходит 12 раз в год.

Страница 1 из 11
Литературный форум » Действующие конкурсы » Новые сказки VII » Первый тур » 249 - Хансалу Яна Харриевна (Сказка)
249 - Хансалу Яна Харриевна
Оргкомитет Дата: Вторник, 19.09.2017, 10:36 | Сообщение # 1

Конкурсы портала

Оргкомитет

Администраторы

  • Сообщений: 5973

Награды: 54 / Репутация: 17 /
Для среднего школьного возраста (12+)
Я готов принимать критику: да
Я готов редактировать тексты: да

Золотые крылья
Он пришел из-за гор, принеся с собой в город небольшой чемодан и множество слухов. Он был невысоким и полным человеком, на круглом лице блестели прищуренные зеленые глаза. Имени этого человека никто не знал, поэтому горожане так и начали величать «Он», и все понимали, что речь идет о том самом чудном незнакомце в потертом лиловом фраке, что выкупил дом на окраине городка. Он изредка мелькал на оживленных улицах города, развешивая яркие объявления, зазывающие в его «музей». Так у него появилось подобие имени «Владелец музея», вскоре сократившееся до «Влад М.»
Влад М не был немым. Торговка утверждала, что Он разговаривал с ней, когда покупал бархатную ткань, краски и чай. И все же никто больше не мог сказать, что слышал его голос хоть раз. Одни люди называли его колдуном и шарлатаном, а другие волшебником и странником. Но из любопытства или от скуки они приходили, заинтересовавшись афишей и низкой ценой на билет.
Музей расположился на двух этажах большого особняка, пустовавшего несколько лет. На чердаке проживал Влад, в подвале устроил мастерскую, создавая новые экспонаты. Днем он сидел на кассе, приветливо улыбаясь всем посетителям, а ночами усердно трудился. Только солнце скрывалось за горизонтом, Влад М спускался в подвал, включал похрипывающий граммофон, зажигал десяток свечей с легким ароматом ванили и принимался за работу.
Анна много слышала о чудесном музее, видела афишу, но не могла посетить его. Она сидела у окна небольшой, но очень уютной комнаты и глядела в окно, скрестив на груди слабые руки. Вся ее жизнь свелась к наблюдению за живым миром, что был недосягаем, стакану воды, таблеткам и доброй тетушке, заглядываюсь к ней трижды в день, чтобы принести еду, чайничек травяного чая и пару новых книг. Так прошло уже несколько лет, а Анна все так же сидела в кресле, изучая мир за окном тускнеющим взглядом серых глаз.
Одним утром Анна, держась за подоконник и спинку кресла, поднялась. Она понимала, что не сможет пойти, но, задержав дыхание, словно собиралась взлететь, а не дойти до двери комнаты, она отпустила подоконник и сделала первый маленький шаг. Тело сковала слабость, но Анна, цепляясь за прочную книжную полку, дошла и, приоткрыв дверь, тихо позвала тетушку.
- Я хочу погулять. В город приехал музей. Его афиша висит на столбе напротив моей спальни. Хочу посетить его. Можно? – спросила Анна, делая остановку после каждого слова, чтобы вдохнуть. Тетушка сочувствующе покачала головой.
- Ох, милая, - прошептала тетушка, опустив взгляд, - ты ведь знаешь…
- Знаю, но я не хочу остаться здесь до глубокой старости, - Анна была бледна. Она никто не повышала голос, не могла закричать. Но сейчас в ее лихорадочно блестящих глазах кричала мольба.
- Милая, я не могу пойти с тобой, а одна ты не дойдешь. Мне некого попросить сопроводить тебя, - сухо ответила тетушка.
Зазвенел колокольчик, извещая тетушку о посетителе в пекарне, и она, попросив Анну вернуться в комнату, юркнула к прилавку. Пришел мальчишка. Он часто появлялся в пекарне, чтобы купить свежего хлеба к ужину и пару булочек с шоколадом для своих младших сестер. Это был обычный озорной мальчишка с постоянно разбитыми коленями, смешно вздернутым носом на веснушчатом круглом лице, носивший желтую футболку под школьный серый пиджак, но его карие глаза всегда лучились добротой.
- Доброе утро, Витя, - сахарно прощебетала тетушка, заметив угрюмый вид мальчика.
- Здравствуйте. Хлеб, пожалуйста, - ответил мальчик, шмыгнув носом.
- А булочки? – спросила тетушка, кладя самый мягкий батон в бумажный пакет. Мальчик отрицательно качнул головой.
- Я играл и потерял деньги. У меня осталось только на хлеб, - честно признался он, покраснев. Тетушка на минуту задумалась.
- Что ж, молодой человек? Досадно. Но, я могу отдать тебе на этот раз булочки бесплатно да еще добавлю пончик, если вы окажете мне одну услугу, - произнесла тетушка и, увидев, как загорелся взгляд мальчика, продолжила, - моя племянница Анна очень слаба, но хочет посетить музей. Тот самый, который открыл Он. Небольшая прогулка, возможно, пошла бы ей на пользу. Но она нуждается в сопровождении, а я, старая занятая женщина, не могу. Думаю, вы, молодой человек, сумели бы сопроводить ее?
- Конечно, мэм, - Виктор вытянулся и улыбнулся, почувствовав себя взрослым и важным. Он всегда любил помогать людям. От этого его переполняло странное, но потрясающее чувство, которое было намного слаще всех пончиков на свете.
Тетушка побежала на второй этаж, чтобы помочь Анне собраться. Через двадцать минут они обе спустились по деревянной лестнице. Анна, вымученно улыбаясь, держась за руку тетушки, спускалась медленно и осторожно, тяжело вздыхая.
Виктор подал руку Анне, вежливо поздоровавшись. Девушка облокотилась на его надежное плечо и получше обернула красный шарф вокруг тонкой шеи, опасаясь простудиться.
Они шли медленно. Анна оглядывалась, рассматривая все вокруг: от лиц прохожих до запыленных витрин бедных лавчонок. Она останавливалась, чтобы отдышаться, спрашивала через каждые пять минут, не устал ли Витя, кривилась от ноющей боли в мышцах, но все же шла, все сильнее опираясь на крепкое плечо мальчишки.
Музей встретил их табличкой, на которой красной тушью было выведено «не бойтесь почувствовать. Надеюсь, вам удастся». Витя только усмехнулся, а Анна задумалась. Влад М, сидящий за кассой, молча протянул им билеты, не взяв у Анны данных тетушкой денег.
В музее было множество скульптур без подписей. К некоторым можно было прикоснуться. Возле таких были таблички с разрешением. Виктор рассматривал скульптуры, озадаченно прищурившись, а Анна заворожено останавливалась возле каждой.
Это были необычные скульптуры из камня или воска. Одна, будто сотканная из голубоватого дыма, напоминала девичью фигуру, а вокруг нее вилась серая шаль из утреннего тумана. Анна с грустью вздохнула, приложив руку к груди.
- Что с тобой? – встревожено спросил Виктор.
- Ах, ничего. Эта фигура вызвала у меня одно старое воспоминание. Знаешь, хотя ты еще мал, и вряд ли сталкивался с этим чувством. Во всяком случае, я надеюсь, что не приходилось, - Анна смахнула со щеки слезу.
- Что это за чувство? – спросил мальчик.
- Утраты. Знаешь, когда кто-то очень важный уходит, растворяется в тумане. И с годами ты даже не уверен, а был ли этот человек, или он привиделся тебе в дымке предрассветного сна, - произнесла Анна, - идем дальше.
Следующий стенд был пустым, но от него веяло выпечкой, книжными страницами, медом и родным теплом.
- Бабушка, - с улыбкой произнес Витя, прикрыв глаза, - знаешь, это чувство из далекого детства… Анна, не смотри на меня так. Я старший ребенок в семье, а значит уже взрослый. Так вот, знаешь, когда вспоминаешь далекое детство. Как приезжал к бабушке, обнимал ее, помогал по дому, а она пекла самые вкусные пряники и обязательно читала на ночь сказку из огромной старой книги.
- У меня никогда не было бабушки. Но, пожалуй, о моей тетушке отчасти можно сказать тоже.
Были здесь и влюбленные, в чьих грудных клетках вместо сердец колотились недолговечные, но прекрасные бабочки. И странные существа в человеческих масках, обнимающих друг друга, но при этом держащих возле спин друг друга острые хвосты, а возле в одиночестве стояла белая фигурка и тянула к ним руку. И скульптуры детей во взрослых деловых костюмах, а рядом играющие в салочки, смеющиеся, кривляющиеся взрослые, наряженные в яркие комбинезоны. Возле этой композиции Витя задержался, поджав губы.
Скульптуры были всякими. Пугающими, как человек, что выдрал из сердца светящийся фонарик, чтобы…Витя не понял, зачем он это сделал, а Анна не стала объяснять. Воодушевляющими, как художник, которому сама природа поднесла все краски, чтобы он нарисовал ее портрет. Трава принесла зеленую, вода в каждой капле поделилась множеством оттенков синего и голубого, цветы отдали несколько лепестков, даже пара звезд спустились с неба-потолка, чтобы поделиться своим светом для желтой краски.
- А я понял, почему здесь нет надписей. Эти чувства не описать полностью словами ни на одном языке. Они звучат на языке души, - деловито произнес Виктор. Анна кивнула, ответив ему улыбкой. Сейчас она не была так бледна, как с утра, а на щеках даже появился румянец.
- Прекрасно, молодой человек. Браво, - они так увлеклись, что не заметили Влада М, наблюдавшего за ними все время.
- Я давно понял это. Много лет назад. Я собираю то, что нельзя описать словами: чувства. И превращаю их в волшебные скульптуры. Странствую из города в город, ища новые чувства, новые истории. Расскажите мне свою, господа? – Влад М снял цилиндр и приготовился слушать. Виктор все рассказал: как потерял деньги, как пошел в булочную, как тетушка попросила его сопроводить Анну, и как ему нравится помогать другим людям, что это самое главное, что есть на свете. Анна рассказала, как долго была в комнате, боясь ступить и шаг, не веря в свои силы, и как за день забыла, что такое та болезненная слабость, что волочилась за ней последние годы.
С этого вечера Влад М творил особенно усердно, пока не создал новый экспонат. Это была хрупкая скульптура девушки в легком сарафане до пола, а рядом с ней стоял мальчик из прозрачного стекла, внутри которого была крепкая золотая проволока, выходившая из спины, сплетаясь в два огромных крыла. Правым мальчик поддерживал девушку. Если приглядеться, то под сарафаном не было каркаса, и скульптура девушки не могла стоять сама, но крыло не давало ей упасть. И все же без нее фигура мальчика бы падала на бок, ведь правое крыло было значительно больше левого.
Вскоре Влад М исчез из города вместе с музеем к печали многих горожан. Кто-то говорил, что видел, как Он, стоял с небольшим чемоданом на остановке.
- Уехал в другой город за новыми историями, - отвечал Виктор другим мальчишкам.
- И все же он волшебник, они должны странствовать, - отвечала Анна, помогая тетушке в пекарне.
nora Дата: Вторник, 19.09.2017, 10:49 | Сообщение # 2

Лидия Курзаева

nora

МСТС "Озарение"

  • Сообщений: 1856

Награды: 103 / Репутация: 89 /
А почему второй раз? Сказка Яны уже есть под № 211

Авторская - Проза.
Ассорти - стихи для взрослых
Творческая - Конфетти - стихи для детей
"Конечно, это очень просто – писать для детей. Так же просто, как рожать их." Урсула Ле Гуин (р. 1929), американская писательница.
Hansalu_Yana Дата: Вторник, 19.09.2017, 13:50 | Сообщение # 3

Хансалу Яна

Hansalu_Yana

Автор

  • Сообщений: 1

Награды: 0 / Репутация: 0 /
Цитата nora ()
А почему второй раз? Сказка Яны уже есть под № 211


Доброго времени суток. С тем произведением под номером 211 было несогласие в жанрах. Большинством жюри было признано, что оно не является сказкой, хотя соответствующие мотивы присутствовали, иных комментариев по произведению не было. Тогда я отправила "золотые крылья". Спасибо за понимание
Муха-Цокотуха Дата: Воскресенье, 24.09.2017, 14:11 | Сообщение # 4

Муха-Цокотуха

Муха-Цокотуха

Жюри

  • Сообщений: 349

Награды: 0 / Репутация: 2 /
На мой взгляд, не для второго тура.

Сообщение отредактировал Муха-Цокотуха - Понедельник, 25.09.2017, 17:30
Литературный форум » Действующие конкурсы » Новые сказки VII » Первый тур » 249 - Хансалу Яна Харриевна (Сказка)
Страница 1 из 11
Поиск: