Фотоконкурс "Я люблю СП!"

Ваши фото с книгами нашего издательства.

Журнал "Союз писателей"

Прием заявок постоянно! ISSN 2224-0756. Выходит 12 раз в год.

Страница 1 из 11
Литературный форум » Действующие конкурсы » Новые сказки VII » Первый тур » 291 - Ростова Олена (Сказка)
291 - Ростова Олена
Оргкомитет Дата: Среда, 20.09.2017, 11:53 | Сообщение # 1

Конкурсы портала

Оргкомитет

Администраторы

  • Сообщений: 5973

Награды: 54 / Репутация: 17 /
Для младшего школьного возраста (6+)
Я готов принимать критику: да
Я готов редактировать тексты: да

Зевс и Листрея, или слышать добро сердцем…

Король был в гневе. Стражники снова вытоптали газон в его любимом саду, поломали несколько яблоневых ветвей и, как следствие, растоптали своими огромными сапожищами румяные наливные яблочки, волею судьбы оказавшиеся у них под ногами. Мерея тронный зал огромными шагами и запутываясь в собственной мантии, Его Величество то и дело налетал на Главу охраны, который стоял посреди залы совершенно пунцового цвета, а крупные капли пота то и дело скатывались с его высокого лба. Слова оправдания то и дело застревали в его пересохшей гортани, а колени тряслись, как у нашкодившего мальчугана.
Листрея словно белая лебёдушка вплыла в тронный зал, а за ней как обычно важно и гордо следовал её преданный друг – Красавец-Лис по имени Зевс.
- «Ваше Величество!» - Листрея в глубоком реверансе склонилась перед отцом.
- «У меня закончились краски. Я не успею закончить портрет ко Дню рождения крёстной», - промолвила она.
Король, практически налетев на дочь, казалось, ничего не замечал. Он продолжал возмущаться, осыпая Главного Стражника всё новыми и новыми проклятиями. На какую-то секунду он всё-таки заметил дочь, но остался совершенно глух к её просьбе. Разумеется, что значили какие-то краски, незаконченный портрет его троюродной сестры, которая как раз по совместительству и была крёстной мамой Листреи, в сравнении с постигшей его внезапно трагедией.
- «Ах, злодеи! Сколько яблок, сколько яблок… Сколько монет?!» - восклицал Король.
Его Величество уже успел подсчитать в уме все убытки.
Листрея попыталась повторить свою просьбу. Она немного повысила голос и даже топнула своей изящной ножкой в досаде. Всё было тщетно. Зевс недовольно замотал хвостом, а затем потянул Листрею за подол её небесно-голубого кружевного платья, как бы объясняя, что лучше уйти, добиваться чего-либо от папеньки сейчас просто бесполезно. Листрея, едва сдерживая слёзы, решила последовать совету своего любимого Лиса и спешно покинула зал.
А Его Величество как будто бы совсем этого и не заметил. Он всё продолжал свои безумные метания по тронному залу, не переставая осыпать Стражника всё новыми и новыми обвинениями, доводя последнего практически до белого каления. Да, в этом был весь Король! Не то, чтобы он был такой уж злодей и тиран, но ему почему-то казалось, что подобным образом он воспитывает в своих слугах, свите и домочадцах чувство ответственности и уважения к собственной персоне. Увы, так виделось лишь ему одному. Но поскольку он был Король, никто не мог сказать ему обратное, даже его единственная красавица-дочь, которую он, несомненно, любил, но какой-то особенной, ему одному лишь ведомой любовью.
Листрея, буквально выбежавшая из зала вслед за своим четвероногим красавцем, разрыдалась. Она столько времени, а самое главное, столько душевных сил потратила на этот портрет. До Дня рождения крёстной оставалось всего два дня. Листрея уже думала о том, как порадует тётю своим подарком. Крёстная Эльза была отличным знатоком живописи и вообще всего, что было связано с изящными искусствами, и всячески поощряла изобразительные занятия крестницы. И Листрея так не хотела разочаровывать тётушку, привыкшую восхищаться племянницей и ставившую её в пример всем фрейлинам при дворе.
- «Где же взять краски?!» - сокрушалась Листрея.
Неожиданно она услышала рядом мелодичный красивый голосок. Вначале Листрее показалось, что возможно голос ей просто почудился, просто каким-то невероятным образом прозвучал в её собственной голове. Она подумала: «Наверное, это всё от волнения». Но голос тут же раздался вновь, ещё более отчётливо, но так же мелодично, как и в первый раз. Листрея просто замерла на месте от чувства глубокого удивления и полной неожиданности. Но нет, сомнений не было, этот красивый мелодичный голос принадлежал ни кому иному, а именно её восхитительному Лису. Листрея всё ещё в полном оцепенении смотрела на своего пушистого Красавца, мигая своими красивыми длинными и изящно изогнутыми ресницами.
Зевс же, дружелюбно виляя великолепным хвостом, ласково продолжал: «Милая Листрея! Не стоит удивляться и тем более пугаться. Да, я умею говорить. И не только я. Все мы: звери, птицы, насекомые, все мелкие и большие букашки и таракашки, и даже рыбы, разговариваем. Просто люди, в большинстве своём всегда больше всего занятые своими собственными персонами, этого не замечают».
«Наш Король, хотя, в сущности, и совершенно незлобивый человек», - всё тем же красивым и мелодичным голосом продолжал Зевс.
«Так вот, наш Король относится к большинству таких людей», - подытожил Зевс.
Листрея, всё ещё ошеломлённая, затаив дыхание, продолжала слушать черно-бурого друга.
Зевс же, совершенно невозмутимо, всё так же разливался своим высоким напевным голоском: «Его Величество вчера довёл до полуобморочного состояния нашего Повара, который приготовил на обед запеченную рыбу, но по рассеянности подал Королю вилку для мяса. Ваш достопочтенный папа так разорялся, что даже не заметил, как чуть не поперхнулся из-за пары рыбных костей. Но они оказались для него не так важны, как эта пресловутая вилка. Беднягу Повара по завершении обеда потом ещё долго била нервная дрожь. Его же Величество, будто ничего не видел и не слышал. Спустя какое-то время он распорядился, чтобы на сегодня Повар приготовил баранью ножку, и ему было совершенно не понятно, почему у бедолаги, стоявшим перед ним, буквально подкашивались ноги. Сейчас он как обычно в своём репертуаре. Поверь мне, когда ты преподнесёшь Крёстной Эльзе её великолепный портрет, он первый расточится в комплиментах. Раздавленные же яблоки будут забыты, как будто их и не было вовсе».
Всё ещё ошеломлённая, но порядком пришедшая в себя Листрея пролепетала: «Зевс, милый Зевс, я всё понимаю. Но где же мы возьмём краски, чтобы закончить портрет Крёстной? У Его Величества всё под строгим контролем. Ты же сам отлично знаешь, какой он рачительный хозяин. Несомненно, Король дал бы нам краски, будь он в другом расположении духа. Но, когда его настроение поменяется, неизвестно никому, даже нам с тобою. А драгоценное время уходит. Я так хочу сделать Крёстной приятное, порадовать её сюрпризом именно в День её рождения. Дорогой мой Зевс, ты же знаешь, как я старалась, сколько сил и времени затратила на эту картину. Даже тебе пришлось порою быть обделённым вниманием и заботой, когда я её писала. И вот теперь, когда осталось добавить последние штрихи, весь мой труд может просто пойти прахом. Зевс, мой ласковый Зевс, ты же знаешь, как я люблю и стремлюсь всегда всё доводить до совершенства».
Зевс улыбнулся так, как могут улыбаться только самые умные лисы на планете Земля.
«Моя дорогая Листрея, но ведь у тебя есть я, и если ты не забыла, у меня очень хороший острый нюх. Мы просто в два счёта найдём во дворце краски. А Его Величество, разумеется, не станет жалеть красок для любимой дочери», - лукаво подмигнул Красавец-Зевс.
И так же невозмутимо, с лёгким прищуром, продолжил: « Пойдём быстрее. Я уже чую, чую запах нашей Победы»!
Зевс был просто великолепен. И две красивые фигуры быстро зашагали под сводами дворцовых палат.
Нюх у Красавца-Зевса был и вправду отменным. Прошло совсем немного времени, а они уже стояли возле кладовой, откуда доносился этот приятный сладковатый запах. Дело стало за малым, необходимо было открыть кладовую. А открыть её можно было только ключом, который носила на большой связке нянюшка Листреи. Нянюшка Марта обожала Листрею и Зевса Умный Лис всегда помогал ей находить очки, которые она постоянно теряла по старушечьей рассеянности. Когда потерянные очки находились, порой в самых неожиданных местах, Зевса всегда ожидало его любимое лакомство. Никто никогда бы не поверил, если бы однажды сам не убедился в том, что этим самым любимым лакомством Зевса был сладкий виноград. Да, Чудо-Лис был самым настоящим гурманом и сладкоежкой. Но, несмотря на всю свою любовь и привязанность к нашим друзьям, нянюшка Марта не могла просто так открыть им кладовую и выдать краски. На то неукоснительно должно было быть только разрешение Его Величества. Словом, Листрее и Зевсу необходимо было пойти на хитрость. Нужно было сделать так, чтобы нянюшка Марта оставила связку ключей, где был и заветный ключик от кладовой, без присмотра. А для этого юная Листрея и её преданный Красавец-Зевс решили разыграть маленький «спектакль».
Листрея вся в слезах прибежала к нянюшке Марте, и буквально захлёбываясь и проглатывая половину слов, стала рассказывать, что её любимый Зевс совсем неожиданно споткнулся на одной из дворцовых лестниц и очень сильно повредил лапу. Листрея сразу же решила бежать за помощью к милой нянюшке, которая так любила Зевса, и конечно, никогда и ни за что не оставила бы его без помощи. Столь неприятное событие, действительно, заставило нянюшку Марту поволноваться. Естественно, она тут же забыла про ключи, ведь надо было немедленно бежать, на сколько, разумеется, позволял возраст нянюшки Марты, и спасать милого Лиса, любимца всех и вся. Листрея же воспользовавшись моментом и сказав нянюшке, что тотчас же последует за ней, как только найдёт все необходимые средства для перевязки лапы нашего Красавца, нашла на связке заветный ключик. Чуть погодя, она, действительно, снабжённая всем необходимым, присоединилась к нянюшке Марте, и они вдвоём стали перевязывать «пораненную» лапу Зевса.
А Зевс сыграл свою роль как настоящий драматический актёр. В его глазах стояли настоящие слёзы, иногда он даже пытался укусить кончик собственного хвоста, показывая всем своим видом, как же ему было больно в тот момент, когда ему обрабатывали и перевязывали якобы больную лапу. Да, на какие ухищрения только не пойдёшь, чтобы помочь своему самому преданному другу, именно таким другом была для Красавца-Зевса Листрея. И он был уверен просто на миллион процентов, что если бы ему – Зевсу понадобилась помощь, Листрея непременно пришла бы на выручку.
Итак, «спектакль» прошёл как по нотам, заветная дверь кладовой была открыта, краски попали в надёжные руки Листреи, а значит за портрет ко Дню рождения Крёстной, теперь можно было не волноваться. Единственно, нашему Красавцу-Лису теперь пришлось какое-то время продолжать исполнять роль больного, впрочем, с чем он справлялся просто на «отлично». А нянюшка Марта совсем ничего не заподозрила.
Вот и настал этот День – День рождения Крёстной Эльзы. К торжеству весь дворец украсили пышными яркими цветами. Повара с раннего утра были заняты подготовкой праздничного стола, весь двор облачился в свои лучшие наряды, а вечером должен был состояться большой бал, на котором предполагали танцевать и веселиться до самого утра. Но, самое главное, портрет был закончен, и Листрея сгорала от нетерпения вручить его своей ненаглядной Крёстной.
Зевс был в восторге от прелестной работы Красавицы-Листреи. Единственно, ему всё ещё приходилось слегка прихрамывать на «больную» лапу, но это была, в сущности, такая мелочь.
Да, следует обязательно заметить, что Его Величество в этот День был в превосходном настроении: он шутил, то и дело подмигивал кому-нибудь из своей свиты, расточал комплименты фрейлинам, а в особенности своей троюродной сестре Эльзе. По случаю её Дня рождения он преподнёс ей по истине королевский подарок – золочёную карету для прогулок и тройку белоснежных коней.
Крёстная Эльза в свой День рождения выглядела просто восхитительно, она буквально купалась в море внимания, подарков и сюрпризов. Но, несомненно, самый главный сюрприз ждал её от любимой Крестницы и её преданного пушистого Друга-Лиса. Когда тётя Эльза увидела портрет, она была просто сражена, что называется, наповал. Сходство портрета и оригинала было поразительным: ясные выразительные глаза, чёткий овал прекрасного лица, прямой точёный нос, пышные белокурые волосы … Каждая чёрточка, каждый штрих были на своём месте. Крёстная Эльза даже прослезилась от умиления. Она осыпала Крестницу похвалами и поцелуями.
Словом, все во дворце в этот День были счастливы. А черно-бурый Красавец-Лис был безумно горд за свою милую Листрею.
Праздничный стол ломился от всевозможных яств, а затем начался волшебный шумный бал. Листрея не пропустила почти ни одного танца. А утром, все весёлые и приятно уставшие, отправились спать и, как говорится, упали без задних ног, а кто-то лап, в особенности – «раненных».
Прошло пару дней. Король был в ужасном расположении духа. На этот раз он отчитывал в тронном зале садовника. Зевс и Листрея, находившиеся там же, были вынуждены даже зажмуриваться и затыкать уши. Голос Его Величества буквально сотрясал стены.
Совсем скоро во дворце намечался торжественный приём. Как всегда, наши милые друзья – юная Красавица-Листрея и Умница-Зевс готовили очередной сюрприз…
Но об этом мы расскажем вам в нашей следующей истории…
Хозяйка_Медной_горы Дата: Среда, 20.09.2017, 19:34 | Сообщение # 2

Хозяйка Медной горы

Хозяйка_Медной_горы

Жюри

  • Сообщений: 2477

Награды: 10 / Репутация: 19 /
Действия реального на 2 предложения, а сколько "воды" разлито по тексту.
Сказку надо сократить минимум вдвое.
Да и сюжет интереса не вызывает.
Продумайте, как сделать сказку компактной и интересной.


Член жюри конкурса "Новые сказки"
Тётя_Кошка Дата: Суббота, 23.09.2017, 14:03 | Сообщение # 3

Кошка

Тётя_Кошка

Жюри

  • Сообщений: 415

Награды: 0 / Репутация: 2 /
Не рекомендую во второй тур.
Муми-тролль Дата: Понедельник, 25.09.2017, 17:20 | Сообщение # 4

Муми-тролль

Муми-тролль

Жюри

  • Сообщений: 300

Награды: 0 / Репутация: 2 /
Спасибо за участие.
Муха-Цокотуха Дата: Среда, 27.09.2017, 15:47 | Сообщение # 5

Муха-Цокотуха

Муха-Цокотуха

Жюри

  • Сообщений: 337

Награды: 0 / Репутация: 2 /
Спасибо за участие.
Литературный форум » Действующие конкурсы » Новые сказки VII » Первый тур » 291 - Ростова Олена (Сказка)
Страница 1 из 11
Поиск: