Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Литературный форум » Действующие конкурсы » Новые сказки VII » Второй тур (Конкурс рисунков) » 026 - Алена Сказкина (Для среднего школьного возраста (12+))
026 - Алена Сказкина
Конкурсы портала (Оргкомитет)Дата: Вторник, 17.10.2017, 11:56 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 6103
Награды: 56
Репутация: 17
Статус:
Хранитель ключей

Хранитель ключей, мудрый дракон, ждущий на вершине Астрариума, знает: в мире нет ничего более постоянного, чем перемены, и изменчивого, чем постоянство. Жизнь движется по спирали, каждый раз проходя одни и те же вехи и каждый раз, как в первый.
Смотрит Хранитель на блестящий в траве ключ, отполированный множеством прикосновений. Вспоминает девочку, которой он принадлежал.

Она пришла на Астрариум в летний знойный полдень, похожий на нынешний. Соткалась из льняных кудряшек, синих глаз, красных тюльпанов на белом платье. Удивилась, не испугалась, улыбнулась. Спросила.
— Ты дракон?
Ответил.
— Дракон. Настоящий.
— А единороги тоже настоящие?
Кивнул, приглашая, на спину. Взобралась смело, не колеблясь. Раскрыл широко могучие крылья. Полетели.
Текли внизу молочные реки в кисельных берегах. Колыхались пудинговые холмы. Росли рощи карамельных леденцов. На лужайке сахарной травы паслись плюшевые единороги.
Смеялась радостно, звонко, играла с друзьями.

Не единожды носил девчонку на заповедную поляну. Сменялись луны. Новые сказки отпирала своим ключом.
Вставали лесные дубравы. Катился по извилистым тропкам колобок. Стучался к козлятам серый волк. Обживались в домах три поросенка. Строила козни плутовка-лиса. Ходил к сове в гости Винни-Пух. Кричали в небесах гуси-лебеди. Пряталась от летнего солнца Снегурочка. Бежала избушка на курьих ножках, подгоняла её помелом Баба-Яга.
Шумели дикотравьем вафельные поля. Вырастали карликовые единороги в диких мустангов, мчались по просторам прерий. Строились на пустырях города и величественные замки. Скакал Иванушка на Коньке-Горбунке, по приказу царя Жар-птицу разыскивая. Примеривал кот сапоги. Ехал Кай на санях Снежной Королевы. Отправлялись в школу с платформы десять и три четверти юные волшебники. Созревали молодильные яблочки.
В оба глаза следил за непоседой. То с крыши упадёт, с Карлсоном заигравшись. То в кроличью нору прыгнет. То куклой живой притворится, мятежника спасая. То туфельку хрустальную на балу забудет.
В башне заперлась. Месяца три принцев назойливых отгонял. Рано было для принцев-то...
Мелькали дни, осыпаясь листками календаря.
Расплескивались русалочьи озера в штормящие моря, плыли на горизонте пиратские корабли. Искала Алиса украденный миелофон. Шли хоббиты к Роковой горе. Отрывались от земли ракеты, стремясь к неизведанным звездам. Шуршали пески Дюны. Сражались в невидимой войне за души людей тёмные и светлые маги. Строили заговоры иллюминаты...
Вчера шестнадцать исполнилось. Сегодня не пришла. Потеряла ключ. Забыла. Бросила за ненадобностью.

Хранитель понимает: дети неизбежно вырастают, перестают верить в сказки. Уходят. Кто-то совсем рано, и тогда дракону становится страшно. Кто-то повзрослев, в свой срок, как она. Кто-то до седых прядей продолжает появляться, раздаривая щедро ключи — последних в путь провожает старшая сестра Хранителя, Серокрылая, уносит в земли Тишины, откуда не возвращаются. Все они однажды уходят. Каждый раз дракон остается один.
Хранитель ключей знает: одиночество — это иллюзия, придуманная людьми.
Но все равно чувствует печаль.
Дракон протягивает лапу, бережно поднимает безделушку. Сохранит, мало ли ещё кому пригодится.
Колышутся маки. Шуршит по чешуе теплый ветер, несёт весть о гостье из пшеничных кос, карих глаз, синих васильков на белом платье.
Улыбается ему девчонка, берёт из лапы ключ.
— Мама сказала, вы знаете, где пасутся настоящие единороги.
Время тоже иллюзия.
Каждый раз Хранитель остаётся один. И никогда не останется.

Сказка о двух друзьях и Великом Сокровище

В безымянной деревушке у Ведьминого Леса опушки жили два друга неразлучных, два брата названных — Мишка-Медведь и Гришка-Дударь
Мишка видный богатырь был: сажень косая в плечах, две — от пяты до маковки, кулак — что дыня спелая. Коль возьмётся да поднатужится хорошенько — телегу с лошадью поднимет, дуб с корнем вывернет. Только не ворочал дубов Медведь окромя надобности — с заботой и обстоятельностью подходил что к людям, что к лесу, силушкой напрасно не бахвалился, на помощь по первому зову являлся. Потому и кликали его именем хранителя чащоб.
Гришка же с малолетства наукам разным учён — читать-писать-считать не хуже вельмож царских наловчился, загадок-пословиц тысячу знал, не меньше, ответ на любой вопрос дать мог. Коль спор меж соседей какой аль совет мудрый требовался, к нему обращались — всех по справедливости рассудит, каждому слово доброе молвит. Пуще же всего любил Дударь забавы-игры разные, ни дня без затей весёлых не проводил, вечно ребятишек орава за ним табуном следовала.
Как свет и тень отличны, но неразлучны, так Мишка с Гришкой всегда вместе ходили. Людям помогали, один за второго горой стояли.
Не было печали у друзей-братьев, влюбился Гришка в старостину дочь Костянику. Ладная девка: губки — малинки, косы — пшеница, глазки — васильки-звездочки. А как та ягода — с кислинкой. Не ровня ей сирота, купца богатого аль сразу боярина знатного баловнице подавай! Условие ставит: выкуп княжий соберёшь, пойду под венец, а дотоль — иную зови. Где задачу такую землепашцу простому выполнить?!
Любовь всякого разума лишает, мудреца дураком оборачивает. С другой давно б миловался, ан нет! Чахнет Гришка без Костяники, закрылся в избе от света белого, носа не кажет. Мишка беду друга видит, помочь не знает как.
Слух по деревне прошёл: Ведьма, что в лесной глуши живёт, ведает, где Сокровище Великое зарыто. О Ведьме той много чего сказывали: будто силой владеет другим людям недоступной и, коль по нраву ей придёшься, одарит царски, а осерчает, беги не беги — спасенья не сыщешь.
Задумался богатырь крепко. Боязно Мишке колдовства тайного, а друга жальче. Тормошит Гришку: пойдём Ведьму пытать, где сокровище спрятано? Ведьмин клад, небось, побогаче закромов иного купца будёт.
Собрали друзья котомки и отправились в путь. День плутали лесными тропами, другой, на третий вышли на поляну. Посередь хоромы высятся светлого дерева, ставни резные, крыша точно маков цвет горит. На скамейке под окном сидит женщина в летах, птиц да рыб вышивает — пряди белые под покров скрыты, улыбается добро. Один взгляд тёмен как пучины морские — то ли отпустят, то ли поглотят безвозвратно.
— Здравы будете, добры молодцы. Почто встречи искали?
— Здоровья и тебе, мать, — поклонились друзья. — Слышали мы, путь к Сокровищу Великому тебе ведом. Никогда богатства не страждали, монет золотых не копили, ан потребовалось.
— Слыхала, слыхала о страсти твоей к Костянике несговорчивой, — отвечала Ведьма, смотря на Гришку. — Умён ты, по уму и задача будет. Намедни заглядывал в гости мудрец странствующий, что народов разных повидал немало, оставил в дар игру каверзную, заморскую. Забаву ту вдвоём пользовать надобно. Уважишь старую, смекалку достойную проявишь — укажу путь к Сокровищу Великому, а коль моей победа будет, не взыщи — век тебе в лесу куковать, меня развлекать придётся!
Покумекал Гришка, без Костяники ему что дом родной, что Ведьмин терем — всё одно. И согласился.
Хлопнула Ведьма в ладоши раз. Стол возник, раскаталась скатерть белая, вышитая. Замерли на поле в чёрно-белую клетку друг против друга войска настоящие: пехота строится, башни штурмовые высятся, короли-полководцы хмурятся.
Хлопнула Ведьма в ладоши два. Ожили фигурки — бьют копытами кони ретивые, удила кусают, прячется стража за щитами, железом окованными, смотрят недобро чародейки-царицы.
Хлопнула Ведьма в ладоши три... и обратился Мишка пешкой простой — доспех ратный на плечи лег, щит в одну руку, копьё в другую.
Взбунтовался Гришка. Усмехнулась Ведьма — поздно спохватился, соколик. Отпущу друга, но лишь игра закончится. Слово дал — держи, откажешься — навек в тереме лесном пленён чарами будешь.
Делать нечего, подчинился молодец.
Приказал Гришка: пешка вперёд выступила. Ведьма подумала, тем же ответила. Всадника Дударь в бой отправил...
Ход, другой, третий, пятый... сошлись на одной клетке слон боевой и стражник-пешка. Взмахнул слон, зверь чудной, хоботом, топнул ногами — груда щебня осталась от пешки, пыль известняковая. Дунул ветер — и той нет.
Побледнел Гришка, осторожен стал. Друга под удар не ставит. По семь раз каждый ход выверяет.
Долго игра длилась. Вычернила углём ночь небосвод, раскидала хлебными крошками звёзды июльские. Пустеет доска, рушатся фигуры. Мудрит ведьма, замыслы коварные плетёт, ходы обманные делает.
Но и Гришка не прост — видит конец близкий, выбор правильный. Ход единственный — Мишку-пешку вперёд двинуть, отвлечь башню вражескую. Решится — победу объявить сможет, нет — Ведьма празднует.
Задумался дюже Гришка. Крепок богатырь, а все одно — плоть человеческая ударов не выдержит, что камень в пыль крошат.
Не разжимает губ Ведьма, шёпот ядовитый в голове отравой льётся. Пророчит негу объятий Костяники, смущает разум видениями призрачными: пир весёлый, свадебный, Мишка старостину дочь в губы сладкие целует, Гришка же заложником Ведьмы век доживает.
Колебался Гришка недолго. Любовь к другу сильнее чар коварных оказалась, собрался просить отпустить брата названного, игру закончить. Рот открыл, сказать не успел — глядь, а Мишка сам, веления не дождавшись, под удар становится. Вежды зажмурил, гибели неминуемой ждет...
Улыбнулась Ведьма, хлопнула в ладоши. Исчезли и поле, и стол, и фигуры. Стоят два друга, два молодца бок о бок.
Говорит Ведьма.
— Без моей подсказки вы Великим Сокровищем владеете, дружбой истинной оно зовётся, из любой беды выручает, любую преграду одолевает. Ступайте спокойно домой — мудренее утро вечера.
Бредут друзья через лес, пригорюнились слегка. Ведьмино испытание выдержали, а Костяники благосклонность как завоевать — всё одно не ясно.
Ночь напролёт шагали, утром к знакомым местам вышли.
Смотрят, в деревне гулянье какое — народ на улицы высыпал. Праздник то праздник, да невесёлый — люд затих, глаза виновато отводит, на дом старостин взгляда поднять не смеет. Староста тут же у плетня сидит, синяком лиловым на стражу грозную у дверей хаты родной косится, за бок отбитый держится.
Дождалась боярина Костяника. Только боярину крестьянская девка разве в жёны нужна? Пенку молочную слизнуть и выбросить.
Осерчал Мишка, выломал оглоблю, против двух дюжин один попёр.
Словно Ведьма за спиной встала, рассмеялась, в ладоши хлопнула. Чудится страже — не человек против них, дух лесной, медведь-дуболом свирепый. Испугались вояки бравые, позабыли про мечи вострые, разбежались кто куда. Боярин трусливый изнутри на засов крепкий заперся — дрожит от страха, тонким голосом помощь зовёт. Трясётся дверь дубовая под ударами, но не даётся — на совесть сделана.
А Гришка, сумятицей пользуясь, по яблоне, ловкач, взобрался, в светёлку сквозь окошко проник, Костянику тайно вывел. Свистнул другу, и втроём все в лес задними дворами утекли. Лес-то родной, своих не выдаст.
Опомнилась стража, воротилась к дому старостину, а друзей и след простыл. Ни медведя, ни Костяники — чертовщина какая-то! Ведьмины проделки, не иначе! Почесали маковки, боярина в чувство привели да умчались прочь — только пыль столбом вдоль дороги стояла. Надолго у того боярина охота пропала по «амбарам» чужим лазить, сливки снимать.
И девке урок на пользу пошёл: утратила спесь Костяника, спасителей благодарит, Дударя обнимает, жмётся аки лоза дрожащая к плетню.
Свадьба же после была, по осени. Следующим годом и Мишка любушку ясноокую в деревне соседней просватал. Рядом избы друзья-братья срубили, рядом до ста лет жили, в гости на блины друг к другу ходили, детей-внуков вместе растили.
А коль беда являлась — вместе встречали, вместе взашей прочь гнали. Правду Ведьма сказывала: истинной дружбе любая напасть нипочем.
 
Литературный форум » Действующие конкурсы » Новые сказки VII » Второй тур (Конкурс рисунков) » 026 - Алена Сказкина (Для среднего школьного возраста (12+))
Страница 1 из 11
Поиск: